регистрация / вход

Общая характеристика преступлений против собственности (ст. 205 – 220 Уголовного кодекса Республики Беларусь)

Собственность как объект уголовно-правовой охраны. Понятие и содержание отношений собственности. Предмет преступлений против собственности. Хищение имущества. Виды хищения. Формы хищения. Иные преступления против собственности.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

по дисциплине "Уголовное право"

на тему:

«Общая характеристика преступлений против собственности (ст.ст. 205 – 220 Уголовного Кодекса Республики Беларусь)»


Минск, 2006


ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. СОБСТВЕННОСТЬ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ 5

1.1. Понятие и содержание отношений собственности. 5

1.2 Предмет преступлений против собственности. 13

ГЛАВА 2. ХИЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВА.. 24

2.1. Понятие хищения. 24

2.2. Виды хищения. 30

2.3. Формы хищения. 32

ГЛАВА 3. ИНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ.. 44

3.1. Корыстные преступления против собственности, не являющиеся хищениями 44

3.2. Некорыстные преступления против собственности. 50

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 61

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 64

ВВЕДЕНИЕ

Конституция Республики Беларусь закрепляет в числе основных прав граждан право собственности – право каждого иметь в собственности имущество, свободно владеть, пользоваться и распоряжаться им. Государство гарантирует гражданам защиту их прав и свобод. Кроме того, отношения собственности являются одной из фундаментальных основ, обеспечивающих нормальное функционирование экономики. Одним из способов защиты прав и свобод граждан, а также интересов общества и государства, является их уголовно-правовая защита.Как показывают материалы судебной практики, преступления против собственности составляют большинство от регистрируемых в Республике Беларусь преступлений. В условиях огромного размаха корыстной преступности уголовно-правовая защита собственности приобретает особое значение. Мелкие преступления против собственности являются наиболее распространёнными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц. Вместе с тем наиболее опасные преступления, посягающие не только на собственность, но и на личность, неприкосновенность, здоровье людей, общественную безопасность, представляют наибольшую общественную опасность, хотя совершаются реже.Наиболее распространёнными преступлениями против собственности являются хищения, а самым распространённым видом хищения – кража.Достаточно отметить, что ещё недавно, в советском уголовном законодательстве, ориентированном на охрану государственной и общественной собственности, устанавливалась различная ответственность за хищения и другие имущественные преступления в зависимости от формы собственности.Конституция Республики Беларусь устанавливает равноправие и равную защиту частной и государственной собственности. Уголовный кодекс Республики Беларусь вслед за Конституцией устанавливает равную уголовно-правовую защиту различных форм собственности и равную уголовную ответственность за посягательство на все формы собственности.

Всем этим определяется актуальность темы дипломной работы.

Объектом исследования в дипломной работе являются общественные отношения, складывающиеся в процессе охраны собственности и система мер по ее защите.

Предметом исследования являются виды преступлений против собственности.

Цель исследования состоит в том, чтобы раскрыть систему и содержание преступлений против собственности по уголовному законодательству Республики Беларусь.

Достижение указанной цели предопределило решение следующих задач:

дать характеристику понятия и содержания отношений собственности;

проанализировать предмет преступлений против собственности;

исследовать объект, объективную и субъективную стороны преступлений против собственности;

охарактеризовать понятие хищения, его формы и виды;

дать правовую оценку корыстным преступлениям против собственности, не связанным с изъятием имущества;

дать характеристику некорыстным преступлениям против собственности.

Методами исследования в дипломной работе являются формально-юридический метод, сравнительно-правовой.

Структура дипломной работы включает введение, три главы с подразделами, заключение и список использованных источников.

ГЛАВА 1. СОБСТВЕННОСТЬ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ

1.1. Понятие и содержание отношений собственности

Собственность и право собственности относятся к числу явлений, которые по существу составляют ядро экономической и политической системы общества. Как известно, все происходящие в обществе процессы по рефор­мированию экономики, а в случае разногласий между классами, социальны­ми группами по вопросам распределения и присвоения материальный благ то и смены вех, т.е. экономические и политические перевороты, потрясе­ния, так или иначе, связаны с таким основополагающим понятием, как соб­ственность.

Проявления понятия собственности следовали из таких определений, как:

· собственность - это исторически определенный способ присвоения людьми предметов производительного и непроизводительного потребления. Собственность всегда связана с вещью (объектом присвоения), но она не сама вещь, а отношение между людьми по поводу вещи.

· собственность - это основа производственных отношений, выражающая исторически определенную форму присвоения средств производства. Она охватывает производство, распределение, обмен и потребление.

Анализируя такого рода определения собственности, можно сделать вывод, что собственность, как следует из большинства из них, - это отноше­ние индивида к вещи.

При исследовании такого феномена, каким является собственность нельзя не заметить, что это не только прерогатива юридической науки. Воп­росы, касающиеся понятия собственности, широко отражены в экономи­ческой, философской, социологической и политологической литературе. Однако, исследование собственности в качестве объекта изучения юриди­ческой науки направлено, прежде всего, на раскрытие понятия права соб­ственности, т.е. правовое отношение собственности здесь выделяется в ка­честве центрального момента[18, 273].

Собственность как экономическая категория - это исторически определенные общественные отношения по обладанию сред­ствами и продуктами производства, обусловливающие соответствующую форму присвоения продуктов труда.

Собственность - необходимая предпосылка всякого производства. Она присуща любому обществу, любой общественно-экономической форма­ции, она была и при первобытно-общинном строе и будет существовать, следует полагать, всегда.

Что же касается права собственности, то оно возникает позднее соб­ственности как экономической категории, т.е. собственность предшествует праву собственности и связана с необходимостью охраны собственности.

Право собственности, регулируя общественные отношения, закрепляет в своих нормах обладание материальными благами (объектами, имуще­ством), их принадлежность конкретным собственникам, а также предусмат­ривает условия и порядок приобретения имущества в собственность, воз­можность владеть, пользоваться и распоряжаться им применительно к той или иной общественно-экономической формации. Для этих целей создает­ся специальный аппарат, направленный на охрану, соблюдение права соб­ственности. В этой связи собственность и право собственности хотя и взаи­мосвязанные категории, но в то же время и разнопорядковые. В отличие от экономических отношений собственности, право собственности характе­ризуется как определенная система правовых норм, устанавливаемая госу­дарством с целью регулирования экономических отношений собственнос­ти, т.е. принадлежность (присвоенность) материальных благ закрепляется не экономически, а с помощью норм права. В этом понимании право собственности бессрочно.

Таким образом, изложенное показывает, что право собственности устанавливает принадлежность или невозможность такой принадлежности материальных благ (имущества) индивиду, коллективу, классам с помощьюсоответствующих правовых норм. С помощью правовых норм устанавливаются правомочия собственника по хозяйственному господству над этой вещью, а также правовые способы защиты владельцев материальных благ. И на это в первую очередь направлены гражданско-правовые нормы.

Под понятием права собственности подразумевают два значения:

· право собственности в объективном смысле;

· право собственности в субъективном смысле.

Право собственности в объективном смысле есть совокупность право­вых норм, закрепляющих и охраняющих в соответствии со структурой общества отношения по владению, пользованию и распоряжению сред­ствами и продуктами производства либо в интересах государства (государ­ственная собственность), либо в интересах гражданина (частная собствен­ность).

Под совокупностью правовых норм понимаются гражданско-правовые, уголовно-правовые, административно-правовые и нормы других отраслей права.

Из понятия права собственности в объективном смысле следует, что нормы права собственности регулируют не все вообще отношения соб­ственности, а лишь те, которые устанавливают принадлежность того или иного имущества определенным лицам. Установив принадлежность, право собственности закрепляет в своих нормах обладание материальными объек­тами, а также возможность пользования и распоряжения ими, т.е. правомо­чия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуще­ством. Далее, установив принадлежность и закрепив правомочия собствен­ника, нормы права собственности предусматривают правовые средства охраны прав собственника на принадлежащие ему блага.

Право собственности регулирует отношения между собственниками и другими лицами в процессе владения, пользования и распоряжения сред­ствами и продуктами производства, в том числе средствами потребления.

Право собственности в субъективном смысле означает возможность индивида или коллектива по своему усмотрению и независимо от кого-либо владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в пределах, уста­новленных законом (ст. 210 Гражданского кодекса Республики Беларусь – далее ГК).

Субъективное право собственности предоставляет возможность соб­ственнику по своему усмотрению использовать имущество в различного рода целях, не запрещенных законодательством, совершать в отношении собственного имущества любые действия, не противоречащие законода­тельству. Лицо, владеющее имуществом на праве собственности, вправе также передавать другим лицам эти правомочия (например, по его владению и пользованию, заключив договор аренды), отчуждать (например, продать, подарить, завещать), обременять это имущество долгами (например, использовать в качестве предмета залога) [18, 275].

Основа такой принадлежности, равная защита собственников, их право владеть, пользоваться и распоряжаться этой собственностью составляют конституционные принципы (ст.ст.13 и 44 Конституции Республики Беларусь). Предоставляя собственнику указанные правомочия, закон установил также и то, что эти правомочия не должны быть бездейственными. Более того, бездействие лица, обладающего правомочиями владения, пользова­ния и распоряжения, является наказуемым деянием вплоть до прекраще­ния права собственности на эту вещь. Например, если лицо, потерявшее вещь, не проявляет усилий по ее розыску, то через шесть месяцев после ее потери право собственности этого лица на данную вещь прекращается (ст. 229 ГК). Закон (ст. 241 ГК) указывает на прекращение права собственности и в том случае, если собственник культурных ценностей, отнесенных в соот­ветствии с законодательством к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно содержит эти ценности, что грозит утратой ими своего значения.

Изложенное указывает на то, что субъективное право собственности состоит не только в наделении собственника полномочиями владения, пользования и распоряжения, но и требуется их жизненность, т.е. чтобы эти правомочия находились в состоянии динамики.

Таким образом, если право собственности в объективном смысле рас­сматривается как совокупность правовых норм, закрепляющих и охраняю­щих отношения по владению, пользованию и распоряжению средствами и продуктами производства вообще, то право собственности в субъективном смысле всегда принадлежит определенному лицу (лицам) и относится к конкретному имуществу, что, по существу, и определяет их отличие друг от друга.

Возникновение субъективного права собственности у лица (лиц) проис­ходит лишь в силу определенных юридических фактов (например, путем купли-продажи, дарения, принятия наследства, создания новой вещи, дав­ности владения имуществом).

Субъективное право собственности относится к числу абсолютных прав, и все другие лица не должны нарушать это право. Это означает, что каждый, кто, например, без воли собственника завладеет его имуществом, должен возвратить это имущество. В том случае, если будет причинен вред этом имуществу, то его собственнику необходимо возместить также и убытки.

Содержание права собственности составляют три пра­вомочия: владение, пользование и распоряжение. Эти три правомочия яв­ляются обязательными, т.е. каждое из них входит необходимым элементом в право собственности. Особенностью указанных правомочий является то, что они возникают у субъекта с самого начала приобретения права соб­ственности (например, путем покупки какой-либо вещи) и заканчиваются с потерей его (например, в результате продажи этой вещи).

Каждое из обозначенных правомочий представляет собой не только не­обходимый элемент права собственности, но и обладает определенной спе­цификой и известной самостоятельностью.

Владение – это фактическое нахождение вещи в хозяйстве у лица, обладание ею, дающее возможность физического или хозяйственного воздействия на нее. При этом не требуется, чтобы вещь находилась непосредственно или постоянно с собственником. Например, находясь в отпуске (на отдыхе, в командировке) вдали от вещи, собственник продолжает оставаться ее владельцем. Иными словами, как правило, владелец тот, в хозяйстве которого находится вещь. Однако право владения может принадлежать и не собственнику, в частности, на основании договора. Так, собственник часто передает имущество другому лицу, заключая с ним договоры хранения, залога и другие.

Незаконным признается владение, не основанное на законе, договоре с собственником или административном акте. В то же время незаконный владелец признается добросовестным, если он, приобретая имущество, не знал и не мог знать, что лицо, у которого он приобрел иму­щество, владеет им незаконно, а, следовательно, и не имеет право его отчуж­дать.

Пользование - это возможность извлекать из вещи полезные свойства в целях удовлетворения различного рода потребностей, в том числе получать плоды и доходы в процессе эксплуатации этой вещи. Пользование основывается на законе и охраняется им.

Право пользования, т.е. наполняемость его содержания, зависит от того, кто является собственником вещи (имущества): гражданин или организация. Так, граждане осуществляют право пользования посредством потребления продуктов питания, носят одежду, используют вещи домашнего обихода и т.д. Предприятия осуществляют право пользования путем хозяйственной эксплуатации имущества, извлекают доходы из этого имущества. Разумеется, все это осуществляется в пределах, предусмотренных законодатель­ством.

Распоряжение - это возможность определять юридическую судьбу вещи. Право распоряжения означает, что собственнику предоставляется право совершать действия, определяющие выбытие из хозяйственной сфе­ры собственника вещей (например, собственник может передать вещь другому лицу во временное пользование или в собственность путем аренды-дарения, мены, купли-продажи, сделать предметом залога, а также уничто­жить эту вещь и т.д.).

Конкретное осуществление правомочия распоряжения зависит от того, кто является его носителем: граждане, организации (коммерческие и не­коммерческие), государство [18, 277].

Законодатель специально отметил право собственника использовать имущество для любой, не запрещенной законодательством хозяйственной деятельности, имея в виду признание за всяким, прежде всего коллектив­ным или индивидуальным собственником, особого субъективного права (правомочия) на собственную хозяйственную деятельность.

Ограничения права собственности могут вводиться лишь в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц. Ограничения могут касаться действий собственника, вытекающих из противопожарных, санитарных, ветеринарных и других правил. К ограничениям права собственности относится также изъятие полностью или частично отдельных объектов из гражданского оборота ( например, земли, недр, оружия и др.).

Подводя некоторый итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что отношения собственности – это отношения людей по поводу присвоения и потребления материальных благ, то есть отношения по поводу владения, пользования и распоряжения указанными благами. Право одного лица по обладанию соответствующими материальными ценностями не должно нарушаться другими членами общества, иначе говоря, праву одного лица противостоят обязанности всех других уважать данное право. Это естественное право (как утверждают зарубежные авторы) государство закрепляет в законодательном порядке. Законодательство одновременно предусматривает систему правовых мер по обеспечению этого права. Среди указанных мер особое место занимают уголовно-правовые меры.

Признавая преступными грубые нарушения права владения, пользования и распоряжения материальными благами, устанавливая конкретные виды наказания, уголовное право тем самым обеспечивает охрану отношений собственности. Посягательства на эти отношения представляют конкретные преступления против собственности.

Таким образом, объектом всех указанных преступлений являются именно отношения собственности, охраняемые всей системой национального права Республики Беларусь. Они выступают в качестве видового объекта всех преступлений против собственности.

Гражданское законодательство (ст.ст.213—215 ГК) выделяет две формы собственности: государствен­ную и частную. Субъектами права государственной собственности являются Рес­публика Беларусь и административно-территориальные единицы. Субъектами права частной собственности являются физические и негосударственные юриди­ческие лица. Исходя из этого, непосредственным объектом рассматриваемой группы преступлений может быть либо государственная, либо частная собственность. Формы собственности рав­ны, и права всех собственников защищаются равным образом нормами, как уго­ловного, так и других отраслей права (ст. 13 Конституции, п. 5 ст. 213 ГК).

Преступления против собственности объединяет не только видовой объект, но и специфический предмет посягательства – имущество, характеристике которого посвящен следующий подраздел дипломной работы.

В зависимости от способа посягательства, мотива и цели преступления против собственности подраз­деляются на три группы:

хищение имущества: кража (ст. 205 Уголовного кодекса Республики Беларусь – далее УК); гра­беж (ст. 206 УК); разбой (ст. 207 УК); вымогательство (ст.208 УК); мо­шенничество (ст. 209 УК); хищение путем злоупотребления слу­жебными полномочиями (ст. 210 УК); присвоение либо растрата (ст. 211 УК); хищение путем использования компьютерной техни­ки (ст. 212 УК);

корыстные преступления против собственности, не связан­ные с изъятием имущества: присвоение найденного имуще­ства (ст.215 УК); причинение имущественного ущерба без призна­ков хищения (ст. 216 УК);

некорыстные преступления против собственности: угон транспортного средства или маломерного вод­ного судна (ст. 214 УК); незаконное отчуждение вверенного иму­щества (ст. 217 УК); умышленное уничтожение либо повреждение имущества (ст. 218 УК); уничтожение либо повреждение имуще­ства по неосторожности (ст. 219 УК); недобросовестная охрана иму­щества (ст. 220 УК).

1.2 Предмет преступлений против собственности

Имущество как предмет отношений собственности и имущество как предмет преступлений против собственности, к сожалению, не совпадающие понятия. В гражданском праве имущество определяется применительно к отдельным ситуациям. Так, в статьях 282—284 ГК, регламентирующих способы защиты права собственности, под имуществом по­нимается совокупность вещей. В статьях 23, 52 и 315 ГК, устанавли­вающих ответственность юридического и физического лица и предусматриваю­щих некоторые условия требований кредитора, в понятие имущества включаются вещи и имущественные права. В статье 1033 ГК, регулирующей наследственные отношения, термин «имущество» включает в себя совокупность вещей, имуществен­ных прав и обязанностей.

В уголовном праве под имуществом как предметом преступления понимают­ся материальные вещи, включая деньги и ценные бумаги. Уголовное право в качестве обязательных признаков предмета преступлений против собственности выделяет его физическое, экономическое и юридическое свойства. Вещами признаются только предметы материального мира. Не могут быть предметом имущественных преступлений идеи и взгляды человека, его честь и достоинство.

Предметом рассматриваемых преступлений может быть только вещь, которая имеет определенную экономическую ценность, т.е. способность удовлетворять определенные потреб­ности человека (потребительская стоимость), и в которой в определенной мере овеществлен человеческий труд (меновая стоимость). Вещь, не способная удовлет­ворять определенные человеческие потребности ввиду ее невостребованности, не может являться предметом преступного посягательства. Как правило, не могут быть предметом хищения природные объекты, в которые не вложен труд чело­века.

Особое внимание заслуживает вопрос: можно ли признать предметом преступлений против собственности, в частности хищения, электрическую и тепловую энергию? Господствующей отечественной доктриной уголовного права ни один из видов энергии не признается в качестве такого предмета, поскольку отсутствует признак материальности, то есть она лишена материальной субстанции. Однако в условиях рыночных отношений указанные виды энергии давно приобрели статус товара, за который надо платить. На их производство затрачивается труд, они имеют потребительскую стоимость, ибо направлены на удовлетворения личных, производственных и иных потребностей. Благодаря современным техническим средствам они практически приобрели материализованную форму. Парадокс! Если лицо украло тонну мазута – это кража, но если оно «украло» несколько тысяч киловатт-часов электроэнергии, на производство которой была использована эта тонна мазута, - хищения нет. Но ведь в любом случае собственнику причинен материальный вред, а виновный в то же время незаконно обратил в свою пользу благо, имеющее соответствующую стоимость. Сказанное дает основание поставить вопрос о том, что все виды энергии, на производство которых затрачен человеческий труд, необходимо признавать предметом преступлений против собственности и, прежде всего, хищения.

Третий признак имущества как предмета преступлений — юридический. Выражается он в том, что в качестве предмета преступления может выступать лишь чужое имущество. В пункте 2 по­становления № 15 Пленума Верховного Суда от 21 декабря 2001 г. «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества» разъясняется, что имущество или право на него считается чужим, если на момент завладения виновный не являлся его собственником или владельцем на законных основаниях. [50, 379]

Завладение или совершение иных действий в отношении собственного имущества не нарушают отношения собственности, а поэтому не могут оцениваться как преступления против собственности. Подобные действия при определенных обстоятельствах могут рассматриваться, например, как самоуправство (ст. 383 УК), или как принуждение к выполнению обязательств (ст. 384 УК).

Гражданское законодательство различает недвижимые и движимые вещи. Часть 1 ст. 130 ГК к недвижимым вещам относит, во-первых, земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты; и, во-вторых, объекты, пере­мещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно: леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. Гражданское законодательство к недвижимости приравнивает предприятия в целом как имущественные комплексы; подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда; суда внутреннего плавания; суда плавания «река—море»; космические объекты (ч. 1 ст. 130 ГК). Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом (ч. 2 ст. 130 ГК). Предметом преступлений против собственности может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Предметом рассматриваемых преступлений могут быть неделимые и сложные вещи (ст.ст. 133, 134 ГК), главная вещь и ее принадлежность (ст. 135 ГК), плоды, продукция и животные (ст.ст. 136, 137 ГК).

Посягательства на недвижимое имущество имеют свои особенности. Правовой режим недвижимого имущества отличается от правового режима движимого иму­щества. Значительная часть недвижимого имущества не является предметом преступлений против собственности. Так, в соответствии со статьей 2 Закона Республики Беларусь 1998 г. «Об объектах, находящихся только в собственности государства» к объектам, находя­щимся только в собственности Республики Беларусь, относятся природные ресур­сы: земли сельскохозяйственного назначения, а также другие земли, не подлежа­щие в соответствии с законами Республики Беларусь передаче в частную соб­ственность: недра, леса, воды. В других законах это положение конкретизируется. Например, в статье 38 Кодекса Республики Беларусь о земле определены земли, не подлежащие передаче в частную собственность. К ним относятся: земли общего пользования (площади, улицы, проезды, дороги, набережные, парки, лесопарки, бульвары скверы и т.п.); земли транспорта и связи; земли, предоставленные для нужд обороны; земельные участки на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС; земли заповедников, национальных, мемориальных и дендрологических парков, ботанических садов, за­казников, памятников природы и архитектуры; земли оздоровительного, рекреа­ционного и историко-культурного назначения; земли сельскохозяйственного на­значения; земли лесного фонда; земли водного фонда; сенокосные, пастбищные и другие земли населенных пунктов, используемые для общих нужд населения; зе­мельные участки, предоставленные или предоставляемые гражданам для ведения личного подсобного хозяйства, строительства и обслуживания жилого дома и др., служебные земельные наделы; земли населенных пунктов, садовод­ческих товариществ и дачного строительства, земли на площадях залегания разведанных и в установленном порядке утвержденных месторождений полезных ископаемых. Исключительной собственностью Республики Беларусь являются: животный мир (ст. 4 Закона «Об охране и использовании животного мира» от 19.09.1996 г.; все воды (водные объекты), находящиеся на территории республики (ст. 4 Водного кодекса Республики Беларусь; недра (ст. 3 Кодекса Республики Беларусь о недрах. Посягательство на перечисленные ценности уголовное законодательство не рассматривает в качестве преступлений против собственности, хотя в соответствии с законодательством они являются собственностью государства. Обусловлено это тем, что они не соответствуют одному из обязательных признаков имущества как предмета преступления против собственности – в них не овеществлен человеческий труд. Посягательства на эти объекты уголовное законодательство признает преступлениями против экологической безопасности и природной среды (глава 26 УК). Так, при наличии со­ответствующих признаков незаконная по­рубка деревьев и кустарников влечет ответственность по ст. 277 УК; незаконная добыча рыбы или дру­гих водных животных – по ст. 281 УК; незаконная охота – по ст. 282 УК.

Природные объекты могут выступать в качестве предмета преступлений против собственности, если они извлечены из естественного состояния и в них в той или иной форме был вло­жен овеществленный человеческий труд (заготовленный лесоматериал, скошен­ная трава, посаженные фруктовые деревья и т.п.) [11, 117]. Действия лиц, виновных в не­законном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых сельхозпредприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо завладении рыбой, водными животными, отловленными этими организациями или находящимися в питомниках и воль­ерах с дикими животными, птицей, подлежат квалификации как преступления против собственности, в частности хищение.

Лес, как совокупность естественной и искусственно созданной древесно-кустарниковой растительности, напочвенного покрова, животных и микроорга­низмов, которые образуют лесной биоценоз и используются в различных целях, является исключительной собственностью государства (ст.ст. 1, 7 Лесного кодекса Республики Беларусь). Вместе с тем, статья 5 этого Кодекса не относит некоторую древесно-кустарниковую растительность к государственному лесному фонду. На­пример, в этот фонд не включаются: единичные деревья, а также иная древесно-кустарниковая растительность, в том числе полезащитные лесные полосы, расположенные на землях сельскохозяйственного назначения; единичные деревья, их группы, а так же иная древесно-кустарниковая растительность в пределах отво­да железных и автомобильных дорог, иных транспортных и коммуникационных линий и каналов; единичные деревья, их группы, а также иная древесно-кустарни­ковая растительность на землях оздоровительных учреждений, населенных пунктов (за исключением городских лесов), на земельных участках, предоставленных гражданам для ведения коллективного садоводства и дачного строительства, личного подсобного хозяйства, строительства и обслуживания жилищных домов.

Незаконное посягательство на эти объекты природы в их естественном состо­янии может квалифицироваться по-разному. Так, действия лиц, виновных в не­законной порубке защитных или озеленительных древесно-кустарниковых насаждений, не входящих в государственный лесной фонд (например, в городских и других населенных пунктах, на полосах отвода железных, автомобильных до­рог и каналов), надлежит квалифицировать по статье 277.

Незаконная, без разрешения собственника, порубка деревьев или иной древесно-кустарниковой растительности на земельных участках, находящихся в част­ной собственности граждан (ст.ст. 34, 35 Кодекса Республики Беларусь о земле), должна рассматриваться как посягательство на отношения собственности и при наличии соответствующих условий квалифицироваться по соответствующим статьям главы 24 УК.

Предметом хищения и других преступлений против собственности могут быть деньги и ценные бумаги. Под деньгами следует понимать национальную и иностранную валюту, находящуюся в обраще­нии в качестве законного средства платежа. Национальной денежной единицей Республики Беларусь является белорусский рубль, обязательный к приему по на­рицательной стоимости на всей территории Республики Беларусь (ст. 141 ГК). Под иностранной валютой понимаются денежные знаки в виде банкнот, казначей­ских билетов, монет, находящиеся в обращении и являющиеся законным платеж­ным средством в соответствующем иностранном государстве или группе госу­дарств, а также изъятые или изымаемые из обращения, но подлежащие обмену де­нежные знаки иностранных государств; средства на счетах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах. Валюта, изъятая из обращения, может быть предметом хищения лишь в том слу­чае, если она представляет собой нумизматическую, историческую, художествен­ную или научную ценность.

Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением уста­новленной формы и (или) обязательных реквизитов имущественные права, осу­ществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С пе­редачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 143 ГК). К ценным бумагам относятся государственная облигация, облига­ция, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сбе­регательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизированные ценные бумаги и другие документы, которые законодательством о ценных бума­гах или в установленном им порядке отнесены к числу таковых (ст. 144 ГК). Гражданское законодательство по способу передачи различает три вида ценных бумаг: а) ценные бумаги на предъявителя (т.е. ценные бумаги, передаваемые без соблюдения каких-либо формальностей); б) именные ценные бумаги, право на которые переходит путем регистрации передачи ценной бумаги у реестродержателя данных ценных бумаг на имя нового владельца; в) ордерные ценные бума­ги, право на которые переходит к новому владельцу путем совершения на самой ценной бумаге передаточной надписи (индоссамента) (ст.ст. 146, 147 ГК). В этой связи предметом оконченного, в частности, хищения, как правило, могут быть только ценные бумаги на предъявителя. При некоторых способах хищения (например, мошен­ничестве, вымогательстве) в таком качестве может выступать ордерная ценная бумага. Похищение пластиковых кредитных или расчетных карт коммерческих банков следует оценивать как оконченное хищение лишь при наличии у виновно­го возможности доступа и распоряжения денежными средствами [19, 52].

Помимо ценных бумаг, предметом преступлений против собственности могут выступать так называе­мые суррогатные ценные бумаги, не признаваемые гражданским законодательством в таком статусе, но удосто­веряющие определенные имущественные права владельца этого документа: пра­во на определенное имущество или услуги либо работы.

По этому поводу Пле­нум Верховного Суда Республики Беларусь в пункте 33 постановлении № 15 от 21. Декабря 2001 г. дал разъяснение, что завладение документами, выполняющими роль эквивалента (ценными бумагами, знаками почтовой оплаты, талонами на проезд в транспорте и т.п.), которые непосредственно дают право на получение материальных ценностей или услуг, следует квалифицировать как оконченное хищение.

Не являются предметом преступлений рассматриваемой группы документы, не удостоверяющие сами по себе без внесения соответствующих реквизитов каких-либо имущественных прав (например, товарные накладные, квитанции, бланки проездных билетов на транс­порте, доверенности и т.п.). Не могут выступать в качестве предмета хищения легитимационные знаки: номерки гардероба, жетоны камеры хранения и др. За­владение такими предметами может оцениваться как приготовление к хищению.

Наряду с имуществом предметом некоторых преступлений против собственности могут быть право на имущество, включающая в себя определенные полномочия собственника: право владения, пользования или распоряжения имуществом. Право на имущество в качестве предмета преступления будет иметь место, если виновный, например при вымогательстве, незаконно приобретает одно или несколько полномочий, в частности право пользования имуществом, а не все три полномочия собственника.

В отдельных случаях в качестве предмета преступления (ст. 216 УК) могут выступать имущественные права и имущественные обязательства (лицо может требовать передачи долговых обязательств другого лица). При вымогательстве в качестве предмета преступного посягательства могут выступать действия имущественного характера. Под ними следует понимать безвозмездное выполнение работ или оказание услуг, подлежащих оплате, иные любые дей­ствия, способные принести вымогателю выгоду имущественного характера.

Огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые ве­щества, а также радиоактивные вещества или наркотические средства и психотроп­ные вещества либо сильнодействующие или ядовитые вещества, хотя имеют определенную стоимость, но их назначение состоит не в удовлетворении материальных потребностей. Их неконтролируемый оборот создает угрозу общественной безопасности и здоровью населения.

В силу этого посягательства на эти предметы признаются не преступлениями против собственности, а преступлениями против общественной безопасности и здоровья населения, в частности преступлениями, предусмотренными ст. ст. 294, 295, 323, 327, 333 и другими статьями УК.

Подводя итог изложенному в настоящей главе, можно сделать следующие выводы.

Собственность как экономическая категория - это исторически определенные общественные отношения по обладанию сред­ствами и продуктами производства, обусловливающие соответствующую форму присвоения продуктов труда.

Собственность как совокупность закрепленных в правовых нормах отношений по поводу владения, использования и распоряжения составляет видовой объект преступлений, предусмотренных главой. 24 УК. Непосредственными объектами указанных преступлений выступает либо государственная, либо частная собственность, которые в равной мере защищаются национальной правовой системой Республики Беларусь.

Предмет отношений собственности и предмет преступлений против собственности являются не совпадающими понятиями. Если предметом собственности являются любые материальные ценности, то предмет указанных преступлений должен отвечать строго определенными признаками.

В уголовном праве предмет преступлений против собственности должен обладать физическими, экономическими и юридическими свойствами. Имуществом признаются предметы материального мира, обладающими потребительской и меновой стоимостью.

Не могут быть предметом рассматриваемых преступлений идеи и взгляды человека, его честь и достоинство, ввиду отсутствия вещного (физического) признака. По отдельным видам рассматриваемых преступлений в качестве предмета могут выступать право на имущество, имущественные права и даже действия имущественного характера.

Проблемным на сегодня остается вопрос об отнесении к предмету преступлений против собственности, в частности хищения, электрической и тепловой энергии. Представляется, что указанные виды энергии сегодня должны рассматриваться как специфическое имущество, на производство которых затрачен человеческий труд и которые, таким образом, имеют и меновую, и потребительскую стоимость. Их незаконное отчуждение причиняет реальный ущерб собственнику, в то же время, предоставляя имущественную выгоду виновному.

ГЛАВА 2. ХИЩЕНИЕ ИМУЩЕСТВА

2.1. Понятие хищения

Хищение, как преступление против собственности, известно давно. Начиная с 10 века, для обозначения хищения имущества законодателем использовались различные термины: «кража», «татьба», «воровство», «похищение». К началу 20 века уголовное законодательство, действующее на территории Беларуси, выделяло качественно однородную группу посягательств на чужое имущество. К их числу относились кража, мошенничество, грабеж и разбой, которые в российских Уголовных уложениях 1845 и 1903 гг. были объединены в родовое понятие «похищение».

Современное понятие хищения дается в части 1 примечаний к главе 24 УК. Под хищением белорусский законодатель понимает «умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники».

Несмотря на то, что понятие хищения складывалось в течение длительного времени, в юридической литературе до сих пор не утихают споры об обязательных признаках хищения.

Из приведенного выше законодательного определения хищения следует, что признаками хищения являются умышленное, с корыстной целью, противоправное, безвозмездное изъятие чужого имущества и обращение его в пользу виновного либо других лиц, влекущее причинение вреда собственнику.

Рассмотрим каждый из признаков подробнее.

Умышленный характер изъятия имущества означает, что хищение в любой форме может быть совершено только с прямым умыслом, когда виновный сознает, что незаконно изымает чужое имущество, предвидит, что этим будет причинен имущественный вред собственнику или владельцу, и желает причинения такого вреда, преследуя корыстную цель.

Корыстная цель предполагает наличия интереса на совершение противоправного безвозмездного изъятия имущества. Корысть предполагает выгоду, пользу. В словаре Даля так определяется корысть: страсть к приобретению, к поживе; жадность к деньгам, к богатству, любостяжание, падкость на барыше; выгода, польза, барыш [43, 429].

В юридической литературе встречаются утверждения, что корысть не обязательно предполагает имущественную выгоду. Корыстная цель предполагает пользу для лица, совершающего хищение. Такая польза может быть выражена как в имущественном, так и в ином интересе. На основе этого вносятся предложения об исключении «корысти» из обязательных признаков хищения [23, 417]. Однако сегодня такие рассуждения являются излишними. Они не отвечают закону. В указанном примечании к главе 24 УК прямо указано, что хищением признается завладение чужим имуществом с корыстной целью.

Но тут же встает другой вопрос: что понимать под корыстной целью? "В судебной практике, как указывает доцент И.О. Грунтов, цель признавалась корыстной при наличии следующих обстоятельств: лицо стремится извлечь материальную выгоду; эта цель удовлетворяется за счет изъятого имущества; лицо стремится обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, в чьей судьбе виновный заинтересован материально." [36, 257] Подобные утверждения опять же не отвечают действующему уголовному закону. Согласно ч. 10 ст. 4 УК под корыстными побуждениями "понимаются мотивы, характеризующиеся стремлением извлечь из совершенного преступления для себя или близких выгоду имущественного характера либо намерением избавить себя или близких от материальных затрат". Следовательно, закон ограничивает круг лиц, в интересах которых может действовать лицо, совершающее изъятие чужого имущества. Этот круг ограничивается материальными интересами лично виновного и его близких.

Противоправность в поступках виновного в хищении проявляется, прежде всего, в том, что он совершает запрещенные законом действия, изымает из чужого правомерного владения имущество, не имея на то никаких прав.

В доктрине уголовного права сложилось понимание хищения как безвозмездного изъятия, то есть без предоставления равного возмещения его стоимости деньгами либо в иной форме. Однако важно подчеркнуть, что признак безвозмездности при всей своей несомненной значимости не является всеобъемлющим, так как не охватывает встречающиеся в практике случаи завладения чужим имуществом с предоставлением собственнику, вопреки его воле, стоимостного эквивалента. Поэтому наряду с безвозмездностью следует учитывать и признак нарушения субъективного права собственника или иного владельца имущества.

Признаки хищения – изъятие и обращение имущества в свое пользование или пользование другого лица , находятся в тесной связи и взаимно дополняют друг друга. «Изъятие» и «обращение» как понятия отличны друг от друга, имеют собственное содержание. Они указывают на то, что виновный неправомерно изымает материальные ценности из имущественной сферы другого лица, тем самым нарушая существующую социальную связь - отношение собственности, и переводит чужое имущество в свое обладание.

Чужое имущество как предмет хищения означает, что похищенное имущество принадлежит другому лицу. Оно является чужим для похитителя, он не имеет на него ни предполагаемого, ни, тем более, действительного права собственности или права законного владения [33, 203]. Другими словами, для того чтобы быть предметом хищения, имущество должно находиться, на момент совершения данного посягательства, в собственности или в законном владении другого лица, кроме похитителя. Не может являться предметом хищения имущество, которое на момент совершения этого деяния находилось в собственности либо законном владении лица, совершившего хищение. Более того, указанное лицо не должно даже допускать, что похищенное имущество могло бы ему принадлежать на правах собственности или законного владения.

Последний признак хищения – материальный ущерб собственнику имущества. Сам факт, что изъятие происходит безвозмездно говорит о том, что собственнику или иному лицу (например, пользователю имущества) наносится имущественный ущерб. В уголовно-правовой науке господствующей можно назвать точку зрения, согласно которой при хищении ущербом является «стоимость изъятого преступником имущества», т.е. реальный (положительный) ущерб. Упущенная выгода в содержание ущерба при хищении не может включаться. Обусловлено это тем, что при хищении имущество изымается из наличных фондов собственника либо законного владельца. Собственник из своего наличного имущества теряет определенную долю (сумму), а похититель на такую же сумму незаконно присваивает чужое имущество.

Если лицо лишь часть стоимости имущества противоправно изымает и обращает в свою пользу, то при определении размера похищенного следует исходить только из этой части. Если противоправное изъятие имущества сопряжено с предоставлением собственнику частичного имущественного эквивалента, то размер похищенного определяется исходя из разницы стоимости изымаемого имущества и стоимости предоставленного взамен имущества.

При определении стоимости имущества, ставшего предметом преступного посягательства, следует исходить из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. Определяя стоимость похищенного, необходимо оценивать то, сколько такое имущество могло стоить в момент совершения преступления.

На основе положений, содержащихся в первой главе настоящей дипломной работы, изложенных выше признаков хищения можно дать общую характеристику составов хищений, хотя, безусловно, каждый из них имеет свои специфические признаки, предусмотренные в конкретных статьях УК.

Объектом любой формы хищений являются охраняемые национальной системой права отношения собственности. Применительно к отдельным формам хищения в качестве дополнительных объектов могут выступать жизнь, здоровье человека, его личная свобода.

Предмет посягательства всех форм хищения составляет имущество. По отдельным формам хищения предмет посягательства законодателем расширен, в него включено право на имущество. При вымогательстве в качестве предмета преступного посягательства могут выступать действия имущественного характера.

Объективная сторона хищения выражается в изъятии и завладении чужим имуществом, в результате чего собственнику или законному владельцу причинен материальный ущерб. Преступный результат при хищении состоит в том, что лицо незаконно обращает чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Имущество переходит от собственника либо иного законного владельца в неправомерное владение виновного. Поэтому обращение в свою пользу либо в пользу других лиц имущества, утерянного собственником, или имущества, от пра­ва собственности на которое собственник отказался, не признается хище­нием [9, 36].

По общему правилу, как указал Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в пункте 33 постановления № 15 от 21 декабря 2001 г. «хищение, за исключением разбоя и вымогательства, следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им,» [50, 389] то есть с момента причинения реального материального ущерба собственнику либо законному владельцу. Отсутствие у лица реальной возможности по своему усмотрению распоряжаться или пользо­ваться похищенным имуществом исключает состав оконченного преступления. Решение вопроса о том, имелась ли у субъекта такая возможность, зависит от конкретных условий и обстоятельства совершенного хищения. Так, хищение имущества с охраняемой территории признается оконченным, если имущество вынесено за пределы этой территории и виновный получает возможность распоряжаться им. Момент окончания хищения продуктов питания, спиртных напитков, денег или другого подобного имущества должен определяться в зависимости от намерения лица, совершившего это пре­ступление: если виновный предполагал распорядиться имуществом в пределах охраняемой территории и совершил это,— все содеянное следует оценивать как оконченное хищение; если умыслом виновного предполагалось использовать иму­щество за пределами охраняемой территории, однако осуществить это не предста­вилось возможным,— все совершенное следует квалифицировать как покушение на хищение.

Таким образом, хищение характеризуется материальными составами. Исключения из этого общего правила составляют составы разбоя (ст.207 УК) и вымогательства (ст.208 УК), которые законодателем сконструированы как формальные (усеченные). Как указал Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в указанном выше постановлении, разбой признается оконченным с момента применения насилия либо угрозы его применения с целью непосредственного завладения имуществом. Вымогательство - с момента заявления требования о передаче имущества, подкрепленного угрозой совершения действий, перечисленных в ст. 208 УК [50, 390].

С субъективной стороны хищения, как указано выше, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъектом хищения является физическое вменяемое лицо, которое достигло установленного законом возраста. Применительно к отдельным формам хищения такой возраст дифференцируется. В соответствии со ст. 27 УК уголовную ответственность за кражу, грабеж, разбой и вымогательство несут лица, достигшие 14-летнего возраста, за остальные формы хищения – лица, достигшие 16-летнего возраста.

2.2. Виды хищения

В зависимости от размера похищенного имущества выделяются виды хищения. Действующее белорусское уголовное законодательство различает три вида хищения: простое, в крупном размере и в особо крупном размере.

В соответствии с ч.3 примечания к главе 24 УК хищение в крупном размере признается, когда стоимость похищенного имущества в 250 и более раз превышает размер базовой величины, установленный на день совершения преступления. Хищение в особо крупном размере имеет место в тех случаях, когда размер похищенного в 1000 и более раз превышает указанную величину.

Определение размера изъятого имущества при простом хищении имеет определенные особенности. Закон Республики Беларусь от 17 июля 2006 года, исключив из Уголовного кодекса ст. 213, декриминализировал повторное мелкое хищение. Вместе с тем законодатель фактически сохранил мелкое хищение как вид хищения, но признал его не преступлением, а административным правонарушением. В соответствии с ч. 4 примечаний к главе 24 УК и ст. 51 действующего Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях исключается уголовная ответственность за мелкое хищение, оно признается административным правонарушением. В соответствии с примечанием к ст. 51 КоАП, мелким признается хищение путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения или растраты имущества юридического лица в сумме, не превышающей десятикратного размера базовой величины, установленной на день совершения деяния, а также хищение имущества физического лица в сумме, не превышающей двукратного размера базовой величины, за исключением хищения имущества физического лица, совершенного группой лиц, либо путем кражи, совершенной из одежды или ручной клади, находившихся при нем, либо с проникновением в жилище. В соответствии с только что указанными положениями к мелкому нельзя отнести хищение (независимо от размера похищенного), совершенное путем грабежа, разбоя, вымогательства либо путем использования компьютерной техники.

Из изложенного следует, что размер похищенного при простом хищении, совершенном путем грабежа, разбоя, вымогательства либо путем использования компьютерной техники может выразиться в сумме от 1 рубля до 250 базовых величин. Что же касается посягательств на собственность путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения и растраты, то простое хищение будет иметь место, если сумма похищенного имущества юридического лица превысит 10 и более (до 250) раза базовую величину, установленную на день совершения преступления, а сумма похищенного имущества физического лица превысит в два или более раза базовую величину. Исключение из этого общего правила составляют случаи, когда имущество физического лица похищается группой лиц, путем кражи из одежды или ручной клади, находившихся при потерпевшем, либо с проникновением в жилище. Поскольку в данном случае хищение представляет повышенную общественную опасность, законодатель не ограничивает низший размер суммы похищенного имущества.

При определении стоимости похищенного имущества в продолжаемых преступлениях необходимо исходить, как указал Пленум Верховного Суда в своем постановлении от 21 декабря 2001 года, [50. 386] из того, что тождественные преступные действия охватываются единым умыслом и должна учитываться вся сумма похищенного. Аналогично решается вопрос при определении размера похищенного соучастниками. Хищение оценивается исходя из общей суммы похищенного соучастниками имущества (естественно при наличии субъективных признаков), а не из суммы, которая досталась каждому из них.

Решая вопрос о том или ином виде хищения, необходимо учитывать направленность умы­сла виновного лица. В указанном выше постановлении Пленума Верховного Суда подчеркивается, что «если при совершении хищения умысел виновного был на­правлен на завладение имуществом в крупном или особо крупном размере, и он не был осуществлен по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в крупном или особо крупном размере, независимо от количества фактически похищенного.» [50, 387]

2.3. Формы хищения

Хищение – это многоликовое посягательство на собственность. Оно может совершаться незаметно для собственника и окружающих, принять явно открытую насильственную форму, может быть осуществлено внешне благопристойно – с использованием служебных полномочий, современных компьютерных технологий и средств. Способ незаконного изъятия чужого имущества оказывает существенное влияние на степень общественной опасности каждого конкретного хищения.

Исходя из необходимости дифференцировать ответственность, законодатель все возможные варианты хищения подразделяет на формы, предусматривая ответственность за их совершения в отдельных статьях Уголовного кодекса. В зависимости от способа незаконного изъятия имущества действующий закон выделяет девять форм хищения: кражу (ст.205 УК); грабеж (ст.206 УК); разбой (ст.207 УК); вымогательство (ст.208 УК); мошенничество (ст.209 УК); хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст.210 УК); присвоение (ст.211 УК); растрата (ст.211 УК) и хищение путем использования компьютерной техники (ст.212 УК).

Составы всех указанных форм имеют много общего. Как было отмечено выше, все они посягают на один и тот же объект, в качестве предмета выступает имущество. Совершаются они из корыстных побуждений с прямым умыслом. Однако одна форма отличается от другой, прежде всего, признаками, характеризующими объективную сторону посягательства. Хотя при определении составов отдельных форм хищения законодатель вводит и некоторые другие, специфические для данной формы признаки (например, право на имущество, как предмет преступления при вымогательстве, мошенничестве; служебное положение – при хищении путем злоупотребления служебными полномочиями).

Кража. В соответствии с ч.1 ст. 205 УК кражой признается тайное похищение имущества. Это означает, что с объективной стороны данная форма хищения выражается в том, что имущество изымается тайно, то есть незаметно для собственника (владельца) и иных лиц. При определении тайности необходимо учитывать как объективные, так и субъективные критерии. Тайным признается изъятие имущества, во-первых, в отсутствие потерпевшего или иных лиц и виновный сознает данное обстоятельство; во-вторых, в присутствии указанных лиц, но не заметно для них и виновный сознает это обстоятельство; в-третьих, в присутствии этих лиц, которые понимают противоправный характер действий виновного, но последний добросовестно заблуждается и полагает, что действует незаметно; в-четвертых, в присутствии других лиц, которые не желают ни воспрепятствовать, ни разоблачать виновного и последний понимает это.

Кража признается оконченным преступлением с момента завладения имуществом и получения возможности распоряжаться им.

Субъектом кражи является лицо, достигшее 14-летнего возраста и не обладающее правом по управлению или распоряжению имуществом, которым оно завладевает.

Грабеж. Частью 1 ст. 206 УК грабеж определяется как открытое похищение имущества. Открытость похищения означает, что виновный завладевает имуществом заметно для потерпевшего либо других лиц. При определении открытости также необходимо учитывать как объективные, так и субъективные критерии. Грабеж имеет место в случаях, когда, во-первых, похищение происходит в присутствии потерпевшего или других лиц, которые осознают противоправный характер действий виновного, и последний понимает это обстоятельство; во-вторых, похищение осуществляется в присутствии собственника или других лиц, которые не осознают противоправный характер действий виновного, но последний, заблуждаясь, полагает, что изымает имущество открыто; в-третьих, имущество изымается в присутствии других лиц, которые не желают ни воспрепятствовать изъятию имущества, ни разоблачать виновного, но последний не осознает, что присутствующие не желают ему помещать в изъятии имущества. Грабеж окончен с момента завладения имуществом при наличии у виновного возможности распоряжаться им.

Хищение, начатое как кража может перерасти в грабеж в случаях, когда дальнейшее изъятие либо удержание имущества осуществляются открыто.

Грабеж как форма хищения осуществляется в основном без насилия. Однако действующий уголовный закон в ч.2 ст. 206 УК устанавливает повышенную ответственность за грабеж, сопряженный с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, признает нанесение побоев, применение другого насилия либо нанесение телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности.

Субъектом грабежа признается вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Разбой ч.1 ст. 207 УК определяется как применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угроза применения такого насилия с целью непосредственного завладения имуществом. Из этого определения следует, что с объективной стороны разбой выражается в применении насилия либо угрозы такого насилия, непосредственно направленного на изъятие имущества вопреки воле потерпевшего. По конструкции состав разбоя является усеченным (формальным). Разбой окончен с момента применения насилия или угрозы такого насилия, когда физическое или психическое насилие непосредственно направлены на подавление возможного сопротивления со стороны потерпевшего изъятию имущества.

Состав разбоя имеет место только в том случае, когда виновный реально применил либо угрожал применить насилия, которое опасно для жизни либо здоровья потерпевшего. К числу такого насилия будут относиться причинение телесных повреждений, начиная от легких, повлекших кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности, кончая тяжкими телесными повреждениями либо смертью. Разбой имеет место как в случае, когда насилие или угроза насилия применяется к собственнику (владельцу) имущества, так и в случае, когда они применяются к любому другому лицу, которое может противодействовать изъятию имущества либо его удержанию.

С субъективной стороны разбой, как и любая другая форма хищения, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Однако в данном случае содержание цели более сложное. В каждом конкретном случае необходимо установить, что насилие либо угроза насилием применялись исключительно с целью завладения имуществом. Субъектом является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Вымогательство. В соответствии с ч.1 ст. 208 УК преступлением признается требование передачи имущества или права на имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера под угрозой применения насилия к потерпевшему или его близким, уничтожения или повреждения их имущества, распространения клеветнических или разглашения иных сведений, которые они желают сохранить в тайне.

В отличие от других форм хищения предметом вымогательства может быть как имущество, так и право на имущество и действия имущественного характера.

Объективная сторона вымогательства выражается в предъявлении потерпевшему требования передать виновному имущество или право на имущество, либо совершить действия имущественного характера. Предъявленное требование должно сопровождаться угрозой применения насилия к потерпевшему или его близким, уничтожения или повреждения их имущества, распространения клеветнических измышлений о них либо разглашения сведений, которые указанные выше лица желают сохранить в тайне. При этом, как указал Пленум Верховного Суда в своем постановлении от 21 декабря 2001 года, [50, 381] не имеет значения, имелось ли у виновного намерение в действительности осуществить угрозу. Достаточно, чтобы потерпевший воспринял ее как реальную.

Состав вымогательства законодателем сконструирован как формальный. Окончено оно с момента предъявления требования передачи предмета преступления, сопряженного с соответствующей угрозой.

Субъектом вымогательства может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Анализ понятия и форм хищения, несмотря на его краткость, дает основание на постановку вопроса о том, насколько правомерно отнесение вымогательства к хищению. В белорусском уголовном законодательстве этот вопрос решен однозначно: вымогательство – это форма хищения. Однако сомнения остались. При вымогательстве не происходит изъятия имущества вопреки воле потерпевшего. Он сам по своей воле передает виновному имущество, хотя и под влиянием соответствующей угрозы. И не случайно, поэтому в работах российских авторов нет единства по этому вопросу. Одни авторы прямо утверждают, что вымогательство не является формой хищения, а представляет собой преступление против собственности, не сопряженное с хищением,при этом ссылаются на УК Российской Федерации, где действительно не указано, что вымогательство является формой хищения в отличие от кражи и других форм. Другая группа авторов придерживаются противоположного мнения. Они утверждают, что вымогательство необходимо рассматривать как форму хищения. [23, 455] Представляется, что более правильной является позиция первой группы авторов.

Мошенничество согласно ч.1 ст. 209 УК представляет собой завладение имуществом либо приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Предметом преступного посягательства по данной форме хищения является имущество и право на имущество.

С объективной стороны мошенничество характеризуется тем, что собственник либо владелец имущества, будучи введенным в заблуждение, сам добровольно передает предмет преступления виновному.

Обман как способ введения в заблуждение собственника (владельца) может выразиться в двух формах: в активной форме, когда виновный сообщает потерпевшему ложные сведения, под влиянием которых последний передает имущество (право на имущество) виновному; в пассивной форме, когда виновный преднамеренно умалчивает об определенных фактах и обстоятельствах, в результате чего потерпевший передает имущество. Злоупотребление доверием как способ изъятия имущества состоит в том, что виновный, используя доверительные отношения с потерпевшим, добивается того, что последний передает ему имущество либо право на имущество.

Как и любая форма хищения, мошенничество с субъективной стороны характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Однако при этом необходимо установить, чтобы еще до получения имущества виновный имел намерение присвоить его, не собираясь выполнять принятые обязательства.

Субъектом хищения по данной форме может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями в ч.1 ст. 210 УК определяется как завладение имуществом либо приобретение права на имущество, совершенные должностным лицом с использованием своих служебных полномочий.

Предметом преступления по данной форме хищения может быть как реальное имущество, так и право на имущество.

С объективной стороны рассматриваемая форма хищения характеризуется тем, что должностное лицо, наделенное правом управления и распоряжения имуществом, которое находится во владении других лиц, использует свои служебные полномочия для обращения имущества либо права на имущества в свою пользу или пользу близких ему лиц. Состав данной формы хищения сконструирован как материальный. Окончено оно с момента изъятия имущества и получения виновным возможности пользоваться им по своему усмотрению.

Субъективная сторона, как и любого хищения, выражается в прямом умысле и корыстной цели. Умыслом должно охватываться осознание того, что виновный злоупотребляет своими служебными полномочиями и, благодаря ними, он изымает имущество.

Отличительной особенностью рассматриваемой формы хищения является субъект. Им может быть только должностное лицо, наделенное правом распоряжаться имуществом. Общее понятие должностного лица дается в ч.4 ст. 4 УК.

Статья 211 УК устанавливает ответственность за две, близкие по своему содержанию формы хищения: присвоение и растрату.

Присвоение, как отметил Пленум Верховного Суда в свое постановлении от 21 декабря 2001 года, выражается в обращении виновным в свою пользу или в пользу близких вверенного имущества. [50, 384] Это означает, что имущество уже находится в правомерном владении у виновного. Последний, используя это обстоятельство, обособляет его от остального вверенного ему имущества и удерживает.

Растрата, как указал Пленум Верховного Суда в том же постановлении, состоит в отчуждении виновным вверенного имущества либо употреблении как самим виновным, так и его близким. [50, 384]

Рассматриваемые формы тесно связаны. Чаще всего присвоение является этапом, предшествующим растрате. Однако это не означает, что присвоение не имеет самостоятельного значения. В обоих случаях имущество изымается и обращается виновным в свою пользу или пользу близких. Состав любой из этих форм материальный. Окончены они с момента изъятия в виде обособления части или всего вверенного имущества и причинении реального вреда собственнику (владельцу).

С субъективной стороны эти формы хищения характеризуются также прямым умыслом и корыстной целью. Однако по своему содержанию умысел должен отражать, что виновный сознает, что он неправомерно удерживает либо отчуждает вверенное ему имущество.

Отличительной особенностью этих двух форм хищения является субъект. Им может быть только лицо, которому похищенное имущество было вверено в правомерное владение.

Хищение путем использования компьютерной техники представляет собой современную форму хищения, которое связано с тем, что в хозяйственную сферу стали широко внедряться компьютерные технологии. Статья 212 УК преступным признает хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных, либо путем введения в компьютерную систему ложной информации.

Специфика данной формы хищения состоит в том, что имущество изымается путем манипуляции с информацией, которая содержится в компьютерной системе либо путем ввода в эту систему ложной информации. Проводимые операции с использованием компьютерной техники воспринимаются соответствующей компьютерной системой как правомерные, хотя по своему содержанию они направлены на незаконное изъятие и обращение в пользу виновного либо иных лиц определенных материальных ценностей.

Данная форма хищения может быть совершена двумя способами: во-первых, модификацией (изменением) информации обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных; во-вторых, введением в компьютерную систему ложной информации. Хищение, как в первом, так и во втором случае окончено с момента обращения имущества в пользу виновного либо его близких.

Субъективная сторона рассматриваемой формы хищения также характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Однако в каждом конкретном случае должно быть установлено, что лицо понимало, что путем модификации либо введения в компьютерную систему ложной информации изымается и обращается в свою пользу или пользу близких конкретное имущество.

Несмотря на специфику данной формы хищения, субъектом, в принципе, может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако практически им являются лица, хорошо владеющие компьютерными технологиями, в частности хакеры и ими подобные.

Устанавливая самостоятельную ответственность за каждую из указанных выше форм хищения, законодатель в соответствующих статьях Уголовного кодекса, наряду с основными составами, предусматривает квалифицированные составы. Большинство квалифицирующих обстоятельств присущи всем или многими формами хищения. Лишь отдельные квалифицирующие признаки относятся к конкретным формам.

Общими для хищения квалифицирующими обстоятельствами признаются:

- совершение хищения повторно;

- совершение хищения группой лиц;

- совершение хищения группой лиц по предварительному сговору;

- совершение хищения организованной группой;

- совершение хищения с проникновением в жилище;

- совершение хищения в крупном размере; с целью завладения имуществом в крупном размере; с целью получения имущественной выгоды в крупном размере;

- совершение хищения в особо крупном размере; с целью завладения имуществом в особо крупном размере; с целью получения имущественной выгоды в особо крупном размере.

Применительно к отдельным формам хищения в качестве квалифицирующих обстоятельств закон предусматривает:

- совершение хищения с причинением тяжкого телесного повреждения (ч.3 ст. 207 УК);

- совершение хищения под угрозой убийства или причинения тяжкого телесного повреждения (ч. 2 ст. 208 УК);

- совершение хищения, соединенного с уничтожением или повреждением имущества (ч.2 ст. 208 УК);

- совершение хищения с применением насилия (ч.3 ст. 208 УК);

- совершение хищения, повлекшего иные тяжкие последствия (ч.3 ст. 208 УК);

- совершение хищения, сопряженного с несанкционированным доступом к компьютерной информации (ч.2 ст. 212 УК).

Проведенный в настоящей главе анализ вопросов, связанных с хищением, позволяет сделать определенные выводы.

Хищение в любой форме представляет корыстное преступление, выражающееся в незаконном, безвозмездном изъятии чужого имущества и обращение его пользу виновного либо его близких.

В действующем законодательстве однозначно решено, что хищение может быть совершено исключительно с корыстной целью. Поэтому малопродуктивными являются встречающиеся в юридической литературе утверждения, что корыстная цель не обязательный признак хищения. В соответствии с ч. 10 ст.4 УК корыстная цель означает стремление виновного получить материальную выгоду для себя или близких. Исходя из этого, не могут быть признаны соответствующими закону встречающиеся в юридической литературе утверждения, что хищение имущества может быть совершено в пользу любых других лиц.

Принятыми в 2006 году законами ссужена сфера уголовной ответственности за хищение. Законом Республики Беларусь от 17 июля 2006 года декриминализирована повторное мелкое хищение имущества (исключена ст. 213 УК). Ответственность за мелкое хищение целиком и полностью отнесена к сфере действия административного права. Одновременно законодатель четко определил критерии мелкого хищения, указав не только на формы хищения, но и на специфические способы изъятия имущества, при которых хищение не признается мелким.

В соответствии с действующим уголовным законодательством хищение может быть совершено в девяти формах, которые в Уголовном кодексе закреплены как самостоятельные преступления. Их составы, наряду с общими, включают специфические признаки, которые отражают, прежде всего, способ изъятия имущества и предопределяет степень его общественной опасности.

С позиции теории уголовного права не бесспорным является решение законодателя об отнесении вымогательства к формам хищения, По своему содержанию оно существенно отличается от общепринятого понятия хищения и поэтому, следовало бы, отнести его к иным корыстным преступлениям против собственности как это имело место в ранее действовавшем уголовном законодательстве.

ГЛАВА 3. ИНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ

3.1. Корыстные преступления против собственности, не являющиеся хищениями

Иные корыстные преступления против собственности имеют много общего с хищением. Они также посягают на собственность, предметом преступного посягательства также является чужое имущество. Совершаются эти преступления, как и хищение, с прямым умыслом и корыстной целью. Во многом совпадает и объективная сторона, ибо выражается она в незаконном обращении в свою пользу чужого имущества.

В то же время между хищением и иным корыстными преступлениями против собственности имеются существенные различия. Эти различия выражаются, прежде всего, в предмете преступного посягательства. Если в качества предмета хищений выступает имущество, находящееся в наличных фондах собственника либо законного владельца, то предметом рассматриваемых нами преступлений является имущество, которое уже вышло из владения собственника, либо имущество, которое должно было поступить к нему. Соответственно имеются некоторые отличия и в объективной стороне. Иные корыстные преступления против собственности не связаны с изъятием из наличных фондов собственника либо законного владельца имущества. Незаконное обогащение виновного идет за счет неправомерного присвоения материальных ценностей, уже вышедших из владения собственника, либо путем обращения в свою пользу имущества, которое должно было поступить законному владельцу, но неправомерно было обращено виновным в свою пользу.

Некоторые отличия рассматриваемых преступлений от хищения имеются и в субъективной стороне, а именно в содержании умысла. Виновный понимает, что присваивает чужое имущество, которое вышло из владения собственника, либо имущество, которое еще не поступило в фонды собственника, но должно было поступить, и желает присвоить данное имущество.

Корыстными преступлениями против собственности, не связанными с изъятием имущества, являются присвоение найденного имущества (ст.215 УК) и причинение имущественного ущерба без признаков хищения (ст. 216 УК).

Присвоение найденного имущества. В соответствии со ст. 215 УК преступлением признается присвоение в особо крупном размере найденного заведомо чужого имущества или клада.

В отличие от других преступлений против собственности в данном случае в качестве предмета посягательства выступает специфическое имущество: во-первых, находка, то есть найденное чужое имущество, и, во-вторых, клад.

Согласно ст.ст. 228-230 ГК Республики Беларусь находкой признается найденная вещь, выбывшая из обладания собственника или иного законного владельца при обстоятельствах, не свидетельствующих о наличии волеизъявления этих лиц об отказе от прав на данную вещь. В этой связи находка не может стать собственностью лица, ее обнаружившего. Нашедший обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее и возвратить найденную вещь этому лицу. Если неизвестно ни одно из названных лиц, нашедший обязан заявить о находке в милицию или орган местного управ­ления и самоуправления. Он имеет право хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного управления и самоуп­равления или указанному ими лицу (ст. 228 ГК).

По своему правовому статусу к находке приравнивается безнадзорные животные и пригульный скот (ст.ст. 231-233 ГК). Лицо, задержавшее безнадзорных животных или пригульный скот, обязано возвратить их собственнику, а если собственник животных или место его пребывания неизвестны, не позднее трех дней с момента их задержания зая­вить об обнаруженных животных в милицию или орган местного управления и са­моуправления, которые принимают меры к розыску собственника. На время ро­зыска собственника животных они могут быть оставлены лицом, задержавшим их, у себя на содержании и в пользовании либо сданы на содержание и в пользование другому лицу, имеющему необходимые для этого условия.

Находка, безнадзорные домашние животные и пригульный скот становятся собственностью нашедшего лица или лица, задержавшего указанных животных, если в течение шести месяцев с момента заявления о находке или задержании животных собственник не будет обнаружен или сам не заявит о своем праве на них (ст.ст. 229 и 232 ГК).

Кладом, в соответствии со ст. 234 ГК, признается зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу акта законодательства утратил на них право. Обнаруженный клад поступает в собствен­ность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. Если раскопки или поиски цен­ностей производились без согласия на это собственника имущества, где клад был сокрыт, он подлежит передаче собственнику такого земельного участка или иного имущества.

При обнаружении клада, содержащего предметы, относящиеся к памятни­кам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собствен­ность. При этом собственник имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вознаграждения в размере 50% стоимости клада в равных долях. При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачивается и полностью поступа­ет собственнику. Правила статьи 234 ГК не применяются к лицам, в круг трудо­вых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок или по­иска, направленных на обнаружение клада.

Не признается предметом преступления, предусмотренного ст. 215 УК, найденное брошенное чужое имущество. Согласно ст. 237 ГК к таким предметам материального мира отнесены движимые вещи, брошенные собственником или иным образом оставленные им с целью отказа от права соб­ственности на них. В этом случае вещь выбывает из обладания собственника по его воле при обстоятельствах, явно свидетельствующих о его отказе от права на данную вещь. При этом не имеет значения, известен ли собственник этой вещи или нет.

С объективной стороны присвоение найденного имущества характеризуется обращением в свою пользу, в нарушении предписаний гражданского законодательства, находки, безнадзорных животных, пригульного скота или клада. Окончено оно с момента фактического присвоения, то есть когда виновный обратил найденное имущество в свою пользу. В зависимости от предмета преступного посягательства оно может выразиться в не возвращении (не передаче) указанным выше лицам либо органам найденной вещи, безнадзорных животных либо пригульного скота, а также обнаруженного клада.

Преступлением признается присвоение найденного чужого имущества или клада только при условии, что их стоимость в 1000 и более раз превышает размер базовой величины, установленной на день совершения преступления. Во всех остальных случаях речь может идти об административной ответственности (ст. 10.6 КоАП 2003 года).

Преступление, предусмотренное в ст. 215 УК, с субъективной стороны характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что обращает в свою пользу найденное заведомо чужое имущество или клад, предвидит, что своими действиями незаконно приобретает имущество или ценности в особо крупном размере, и желает этого.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако при присвоении клада субъектом может быть и лицо, в круг трудовых или служеб­ных обязанностей которого входило проведение раскопок и совершение действий, направленных на обнаружение клада. При определенных условиях их действия составят хищение имущества в соответствующей форме.

Причинение имущественного ущерба без признаков хищения. Ст. 216 УК преступным признает причинение ущерба в значительном размере посредством извлечения имущественных выгод в результате обмана, злоупотребления доверием или путем модификации компьютерной информации при отсутствии признаков хищения.

В отличие от мошенничества при совершении данного преступления причинение вреда потерпевшему происходит не путем изъятия наличного имущества, а путем обращения виновным в свою пользу имущества, которое должно было поступить к нему, чаще всего в виде упущенной выгоды. Такое причинение вреда может выразиться в результате совершения самых разнообразных обманных действий. Рассматриваемое преступление с объективной стороны выражается в трех формах.

Первая форма выражается в обмане потерпевшего, в результате которого виновный совершает действия, которым причиняется реальный материальный ущерб. Потерпевшему может быть причинен такой вред в результате не дополучения им доходов либо в результате реальных услуг, полученных виновным. Например, обман нотариальных органов при регистрации сделки купли-продажи недвижимости с целью уменьшить размер госпошлины, использование поддельных билетов для проезда в транспорте, незаконное подключение к телефонной линии потерпевшего и использование ее для международных телефонных переговоров, оплату за которых осуществляет потерпев­ший; уклонение в результате представления подложных документов от уплаты коммунальных услуг, иных платежей, кроме налогов и таможенных платежей, за уклонение от уплаты которых установлена самостоятельная ответственность (ст.ст.231 и 243 УК).

Вторая форма рассматриваемого преступления состоит в том, что виновный, используя доверие потерпевшего, обращает в свою пользу имущество, которое должен был получить последний. Так, виновный, пользуясь доверием владельца имущества, использует его имущество (например, транспортное средство), извлекая для себя имущественную выгоду, но не выплачивает ему за это соответствующее вознаграждение.

Третья форма причинения имущественного ущерба выражается в модификации компьютерной информации, в результате которой собственник имущества не дополучает соответствующий доход в определенной сумме, которая присваивается виновным.

Состав рассматриваемого преступления име­ет материальную конструкцию. Преступление окончено с момента причинения потерпевшему материального ущерб в значительном размере. В соответствии с ч. 3 примечания к главе 24 УК значительным признается ущерб на сумму в сорок и более раз превышающую размер базовой величины, установленной на день совершения преступления. В случае причинения вреда на сумму меньше, чем 40 базовых величин, наступает административная ответственность (ст. 10.7 КоАП 2003 года).

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется также прямым умыслом и корыстной целью. Лицо сознает, что путем обмана или злоупотребления доверием или путем моди­фикации компьютерной информации извлекает материальную выгоду, предвидит, что в результате его действий собственнику или иному лицу будет причинен ущерб в значительном размере, и желает этого.

Субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В судебно-следственной практике встречаются определенные сложности при квалификации деяний работников предприятий жилищно-коммунального хозяйства, бытового обслуживания, транспорта и медицинских учреждений и других предприятий, которые присваивают полученные от граждан либо организаций деньги в качестве платы за оказанные услуги. Оценка их действий может быть разной. Если работники уполномочены на принятие оплаты, то считается, что деньги поступили в фонд предприятия в момент их взимания, независимо от того, выписаны квитанции или нет. Поэтому неоприходование ими полученных денег и обращение их в свою пользу или в пользу близких признается хищением в форме присвоения или растраты. В тех случаях, когда работник предприятия не управомочен на взимание платы за оказанную услугу, его действия по обращению денег в свою пользу или в пользу других лиц следует квалифицировать как причинения имущественного ущерба путем злоупотребления доверием, так как имущество еще не поступило в фонд предприятия. Присвоение же денежных средств, полученных от клиентов по прейскуранту за выполнение работ или оказание услуг с использованием сырья и материалов предприятия, совершенное работником сферы обслуживания населения, должно квалифицироваться по совокупности как хищение в размере стоимости исполь­зуемого сырья или материалов и причинение имущественного ущерба без призна­ков хищения. В тех случаях, когда при этом не используется сырье или материа­лы предприятия, содеянное надлежит квалифицировать только по статье 216 УК» [22, 559].

3.2. Некорыстные преступления против собственности

Группа некорыстных преступлений против собственности объединяет разнородные по своей направленности и природе посягательства на собственность. Они, как и корыстные преступления, посягают на тот же предмет – имущество.

Основное отличие рассматриваемой группы преступлений от корыстных преступлений против собственности состоит в субъективной стороне. Хотя и большинство из них совершаются умышленно, но корыстная цель не является конструктивным признаком ни одного из составов указанных преступлений.

Рассматриваемые преступления имеют свои отличительные особенности и в объективной стороне. При совершении этих преступлений не происходит незаконного обращения чужого имущества в пользу виновного либо иных лиц. Ущерб наносится либо причинением реального физического вреда имуществу как предмету преступления, либо путем реального нарушения права владения или распоряжения имуществом.

Уголовное законодательство Республики Беларусь к некорыстным преступлениям против собственности относит угон транспортного средства или маломерного водного судна ( ст.214 УК), незаконное отчуждение вверенного имущества (ст.217 УК), умышленные уничтожение либо повреждение имущества (ст.218 УК), уничтожение либо повреждение имущества по неосторожности (ст.219 УК) и недобросовестная охрана имущества (ст.220 УК).

Угон транспортного средства или маломерного водного судна. Ст. 214 УК преступным признает неправомерное завладение транспортным средством или маломерным водным судном и поездка на нем без цели хищения.

Угон транспортного средства или маломерного водного судна посягает на тот же объект, что и все преступления, предусмотренные главой 24 УК, - отношения собственности. Однако данное преступление не в меньшей мере посягает на другой объект – безопасность движения и эксплуатации транспорта.

В отличие от других преступлений, предусмотренных главой 24 УК, угон транспортного средства либо маломерного водного судна как преступление имеет свой специфический предмет посягательства: 1) транспортное средство, 2) маломерное водное судно. При этом транспортное средство (судно) должно быть чужим. Угоняющий не должен иметь по отношению к нему ни права владения, ни права пользования. Поэтому отсутствует состав преступления, предусмотренный ст.214 УК, в действиях члена семьи, который самовольно, без согласования с другими членами семьи, использует транспортное средство, если ранее ему предоставлялось возможность пользоваться им. Нет данного состава и в деяниях лица, за которым транспортное средство закреплено в связи с трудовыми отношениями.

В соответствии с примечанием к ст. 317 УК транспортным средством признаются механическое транспортное средство, предназначенное для движения по дорогам и для перевозки пассажиров, грузов или установленного на нем оборудования, а также самоходная машина.

К маломерным водным суднам, в соответствии со ст. 1 Кодекса внутреннего водного транспорта Республики Беларусь, относятся судна с главным двигателем мощностью менее 55 киловатт и (или) валовой вместимостью менее 80 регистровых тонн, принадлежащие граж­данам моторные суда, а также парусные суда, гребные лодки и другие плавучие средства независимо от грузоподъемности.

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в двух взаимосвязанных действиях: неправомерном завладении транспортным средством или маломерным водным судном и поездке на нем. Для признания преступления оконченным недостаточно того, чтобы виновный незаконно завладел транспортным средством, необходимо, чтобы он осуществил на нем поездку.

Завладение – это изъятие на время транспортного средства (судна) из владения собственника либо иного лица, во ведении которого оно находилось. Неправомерным признается изъятие в случаях, когда виновный не имеет каких- либо прав по отношению к транспортному средству (владение, пользование).

Поездка на транспортном средстве состоит в том, что виновный на нем отъезжает от места его нахождения (стоянки, места парковки, гаража, территории предприятия, причала, берега и т.д.). При этом не имеет значения расстояние, которое виновный проехал. Для состава не имеет значения, каким образом происходит поездка: путем использования двигателя, буксировкой, толканием, на веслах и т.п.

Для квалификации деяний по ст.214 УК обязательно должно быть установлено, что изъятие происходит только на время. Не имеет значения отрезок времени, в течение которого лицо пользовалось либо имело намерение пользоваться транспортным средством (судном).

Субъектом рассматриваемого преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

С субъективной стороны угон транспортного средства или маломерного водного судна характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что он неправомерно завладевает на время транспортным средством (судном) и совершает поездку на нем, и желает этого. При этом виновный не преследует цели хищения.

Именно по субъективной стороне, прежде всего, преступление, предусмотренное ст. 214 УК, отличается от хищения. При хищении имущество, в том числе транспортное средство, незаконно с корыстной целью изымается из владения собственника или иного законного владельца и обращается в пользу виновного либо его близких. В отличие от этого при угоне транспортное средство завладевается временно для того, чтобы использовать его для поездки, перевозки имущества и другой подобной цели.

Анализируя состав рассматриваемого преступления, напрашивается вопрос: почему угон транспортного средства (судна) признается преступлением против собственности, тогда как угон железнодорожного подвижного состава, воздушного или водного судна действующим белорусским уголовным законодательством (ст. 311 УК) отнесен к преступлениям против безопасности движения и эксплуатации транспорта? И более того, действующий уголовный закон разрушение либо повреждение автодорожного, водного транспортного средства относит не к преступлениям против собственности, а к преступлениям против безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 309 УК). Такое решение вызывает определенные сомнения. Разве средства железнодорожного, воздушного или водного транспорта не являются предметом собственности, разве их угон не посягает на собственность? В то же время разве угон автодорожного транспортного средства, маломерного водного судна не посягает на безопасность движения и эксплуатации транспорта? Представляется, что угон автодорожного транспортного средства или маломерного водного судна, подобно угону железнодорожного, воздушного и водного транспортного средства, более логично было бы отнести к транспортным преступлениям (глава 28 УК).

Незаконное отчуждение вверенного имущества. В соответствии со ст. 217 УК преступлением признается незаконное безвозмездное отчуждение в значительном размере чужого имущества, вверенного виновному, при отсутствии корыстной цели.

Предметом рассматриваемого преступления является чужое имущество, которое было вверено виновному. Имущество может быть вверено лицу на основе трудовых отношений, договорных отношений, заключенных с ним другим физическим либо юридическим лицом, решения правоохранительных органов при аресте имущества и в некоторых других случаях.

С объективной стороны незаконное отчуждение вверенного имущества характеризуется незаконным безвозмездным отчуждением чужого имущества, находящегося у виновного. Окончено оно с момента отчуждения имущества, то есть с момента, когда законному владельцу нанесен ущерб.

Под отчуждением понимают пе­редачу имущества в пользу другого лица, организации. Виновный передает имущество другим лицам, не имеющим на него ни действительного, ни предполагаемого права. Незаконность таких действий означает, что лицо не упол­номочено собственником либо другим законным владельцем на совершение та­ких операций. Безвозмездность данного деяния свидетельствует, что виновный, отчуждая имущество, не оставляет взамен денежный или натуральный эквива­лент. Для признания отчуждения преступлением необходимо, чтобы было передано чужое имущество в пользу другого лица в значительном размере, то есть в сумме, в сорок и более раз превышающей размер базовой величины, установленный на день со­вершения преступления.

Субъективная сторона незаконного отчуждения вверенного имущества характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что незаконно, безвозмездно передает чужое, вве­ренное ему имущество в пользу другого лица, предвидит, что подобными действи­ями причиняет вред потерпевшему в значительном размере, и желает этого. При совершении этого преступления цель не является обязательным признаком субъ­ективной стороны. Если лицо, совершая деяние, все же преследует определенную цель, для наличия этого состава преступления необходимо, чтобы она не являлась корыстной. Корыстная цель будет иметь место, если виновный отчуждает чужое имущество в свою пользу или пользу близкого ему лица, либо другого лица, в судьбе ко­торого он заинтересован материально. Незаконное безвозмездное отчуждение вве­ренного виновному имущества в пользу указанных лиц образует состав преступления, предусмотренный ст. 211 УК.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, кото­рому имущество вверено.

Уничтожение либо повреждение имущества. Уголовная ответственность за уничтожение и повреждение имущества установлена ст.ст.218 и 219 УК. Составы, предусмотренные этими статьями УК, имеют много общего. Основное различие состоят в форме вины. Ст. 218 УК предусматривает ответственность за умышленное уничтожение или повреждение имущества, а ст. 219 УК – за уничтожение имущества либо его повреждение по неосторожности.

Как и все преступления, предусмотренные главой 24 УК, рассматриваемые нами преступления посягают на собственность. Предметом посягательства выступает любое имущество.

Объективная сторона этих преступлений выражается в двух возможных формах: уничтожении и повреждении имущества. Уничтожение имущества — это приведение материального предмета в такое состояние, когда он перестает существо­вать вовсе либо не может быть использован по своему назначению. Повреждение имущества — это такое воздействие на имущество, в результа­те которого существенно снижается его ценность, и оно не может быть использовано без исправления либо восстановления.

Как уничтожение, так и повреждение могут быть совершены любым способом, но во всех случаях необходимо, чтобы наступил реальный ущерб и находился он в причинной связи с совершенными лицом деяниями. Однако для каждого из рассматриваемых преступлений размер ущерба законом установлен разный.

Для наличия основного состава по ст. 218 УК необходимо, чтобы был причинен ущерб в значительном размере, то есть в сорок и более раз превышающий размер базовой величины, установленный на день совершения преступления. При­чинение ущерба на меньшую сумму исключает ответственность по ч. 1 ст. 218 УК. Крупный и особо крупный ущерб являются признаками квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления. Что же касается состава преступления, предусмотренного ст. 219 УК, то есть неосторожного уничтожения или повреждения имущества, то уголовная ответственность наступает только при условии, что был причинен ущерб в особо крупном размере – 1000 и более раз превышающий размер базовой ве­личины, установленный на день совершения преступления.

Статья 218 УК устанавливает ответственность за уничтожение или повреждение имущества при условии, что они совершены умышленно: с прямым или косвенным умыслом. Лицо сознает, что уничтожает либо повреждает чужое имущество, предвидит, что причиняет ущерб собственнику или иному законному владельцу, желает или сознательно допускает причинение такого ущерба либо относится к этому безразлично.

Рассматриваемая статья Уголовного кодекса не предусматривает цели и мотива. При наличии специфических целей налицо не просто уничтожение либо повреждение имущества (ст. 218 УК), а другие преступления, сопряженные с уничтожением либо повреждением имущества, например, диверсия (ст.360 УК), терроризм (ст. 289 УК).

В отличие от этого ст. 219 УК предусматривает ответственность за уничтожение или повреждение имущества по неосторожности. При этом лицо может предвидеть, что в результате его действий может быть причинен материальный ущерб в особо крупном размере, но без достаточных оснований рассчитывать на их предотвращение либо не предвидеть таких последствий своих деяний, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Субъектом умышленного уничтожения или повреждения имущества при квалифицирующих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 218 УК) может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста, во всех остальных случаях ответственность за рассматриваемые преступные деяния наступает с 16-летнего возраста.

Недобросовестная охрана имущества. В соответствии со ст. 220 УКпреступлением признается недобросовестное исполнение лицом, которому поручена охрана имущества, своих обязанностей, повлекшее хищение, уничтожение или повреждение этого имущества в особо крупном размере, при отсутствии признаков должностного преступления.

Посягая на собственность как видовой объект преступлений, предусмотренных главой 24 УК, недобросовестная охрана имущества имеет свой специфический предмет – имущество, охрана которого поручено виновному.

Объективная сторона рассматриваемого преступления специфична. Выражается она в неисполнении лицом обязанностей по охране имущества, в результате чего наступили события, для предупреждения которых ему была поручена охрана данного имущества. К числу таких событий закон относит похищение имущества, его уничтожение либо повреждение, в результате которых потерпевшему причиняется ущерб. В соответствии с диспозицией ст. 220 УК такой ущерб должен составлять сумму в особо крупном размере, 1000 и более раз превышающую базовую величину, установленную на день совершения преступления. Преступление окончено с момента наступления указанного ущерба в особо крупном размере. Наступление вреда на меньшую сумму исключает уголовную ответственность по ст. 220 УК. Виновный может нести материальную ответственность в соответствии с трудовым законодательством.

Неисполнение обязанностей по охране имущества может выразиться в бездействии (например, не принятии мер по спасанию имущества в случае пожара, наводнения, не воспрепятствование расхищению имущества, не слежение за соответствующими приборами и т.п.). Неисполнение обязанностей может выразиться также в их ненадлежащем исполнении (например, уход из охраняемого объекта, отключение приборов технических систем охраны того или иного объекта и др.).

Между неисполнением либо ненадлежащим исполнение лицом обязанностей по охране имущества и наступившим ущербом должна наличествовать причинная связь. При отсутствии такой связи наступивший ущерб не может быть вменен лицу, под охраной которого находилось имущество. «Ответственность по статье 220 может наступать лишь тогда, когда у лица наряду с обязанностью была и возможность должным образом выполнить соответствующие действия» [22, 564].

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется двойной формой вины. Закон говорит о недобросовестном исполнении лицом обязанностей по охране имущества. Это означает, что невыполнение либо ненадлежащее исполнение обязанностей по охране имущества может быть совершено как умышленно (уход с поста), так и по неосторожности (сторож заснул на месте несения своих обязанностей). Отношение к наступившим событиям и причиненному ими вреду может характеризовать исключительно только неосторожной виной. Поэтому когда лицо, охраняющее имущество, умышленно содействует своим бездействием хищению, совершаемому другими лицами, оно должно нести ответственность за пособничество хищению. В тех случаях, когда лицо содействует повреждению или уничто­жению имущества, в зависимости от конкретных обстоятельств дела его деяния должны квалифицироваться как пособничество либо как соисполнительство в уничтожении или повреждении имущества.

Рассматриваемое преступление может быть совершено исключительно специальным субъектом. Таким субъектом является лицо, ко­торому поручена охрана имущества и которое не является должностным лицом. Обязанность по охране имущества может быть возложена на лицо в силу трудового договора, договора подряда либо принятого на себя отдельного поручения. Она должна быть правовой и вытекать из трудовых либо гражданско-правовых отно­шений. Выполнение подобных обязанностей на общественных началах исключает наличие субъекта преступления и, соответственно, ответственность по ст. 220 УК.

Из только что изложенного следует, что основное отличие недобросовестной охраны имущества от должностных преступлений состоит в субъекте преступления. Если к охране имущества недобросовестно относится должностное лицо, в круг обязанностей которого входит обеспечение его сохранности, налицо, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, преступление против интересов службы (ст.ст. 424, 425 либо 428 УК).

Завершая анализ составов иных преступлений против собственности, можно сделать некоторые выводы.

В отличие от хищения иные корыстные преступления против собственности, хотя и связаны с неправомерным обогащением виновного или его близких, не сопряжены с незаконным изъятием имущества из наличных фондов собственника либо иного законного владельца. Виновным присваивается имущество, которое уже вышло из владения собственника, либо имущество, которое должно было поступить законному владельцу.

Некорыстные преступления против собственности также наносят реальный материальный ущерб собственнику либо иному законному владельцу, но они не связаны с противоправным обращением виновным в свою пользу чужого имущества. Они могут выразиться в нарушении права собственника владеть имуществом (при угоне транспортного средства) либо нанесении реального материального ущерба ( при уничтожении либо повреждении имущества).

Представляется, что с позиции систематизации норм Особенной части уголовного права более обоснованным было бы отнесение угона транспортного средства либо маломерного водного судна к транспортным преступлениям и включение статьи, устанавливающей ответственность за данное преступление в главу 28 Уголовного кодекса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Являясь одними из наиболее распространенных преступлений, посягательства на собственность представляют значительную опасность не только для отдельных граждан, но и в целом для всего общества. Преступления против собственности посягают на основу экономической системы – собственность. Объективно они подрывают экономические устои общества, тормозят экономическое развитие страны, нарушает стабильность, негативно сказываются на благополучие граждан.

2. Собственность как видовой объект преступлений, предусмотренных главой 24 Уголовного кодекса Республики Беларусь, представляет собой совокупность закрепленных в правовых нормах отношений по поводу владения, использования и распоряжения материальными благами. Отдельные ее виды (государственная и частная собственность) выступаю в качестве непосредственного объекта указанных преступлений.

3. Основным предметом преступного посягательства является имущество. Имуществом как предметом преступлений против собственности признаются предметы материального мира, обладающими потребительской и меновой стоимостью.

4. Анализ гражданского и уголовного законодательства дает основание поставить вопрос об обоснованности исключения из предмета хищения электрической, тепловой и иных видов энергии, так как на их производство затрачен человеческий труд и, таким образом, они имеют и меновую, и потребительскую стоимость. Их незаконное отчуждение причиняет реальный ущерб собственнику, в то же время, предоставляя имущественную выгоду виновному.

5. Хищение представляет собой корыстное преступление, выражающееся в незаконном, безвозмездном изъятии чужого имущества и обращение его пользу виновного либо его близких.

6. В действующем законодательстве однозначно решено, что хищение может быть совершено исключительно с корыстной целью. В связи с этим малопродуктивными являются встречающиеся в юридической литературе утверждения, что корыстная цель не обязательный признак хищения. В соответствии с ч.10 ст.4 УК корыстная цель означает стремление виновного получить материальную выгоду для себя или близких. Исходя из этого, не могут быть признаны соответствующими закону встречающиеся в юридической литературе утверждения, что хищение имущества может быть совершено в пользу любых других лиц.

7. Принятыми в 2006 году законами ссужена сфера уголовной ответственности за хищение. Законом Республики Беларусь от 17 июля 2006 года декриминализирована повторное мелкое хищение имущества (исключена ст. 213 УК). Ответственность за мелкое хищение целиком и полностью отнесена к сфере действия административного права. Одновременно законодатель четко определил критерии мелкого хищения, указав не только на формы хищения, но и на специфические способы изъятия имущества, при которых хищение вообще не признается мелким.

8. В соответствии с действующим уголовным законодательством хищение может быть совершено в девяти формах, которые в Уголовном кодексе закреплены как самостоятельные преступления. Их составы, наряду с общими, включают специфические признаки, которые отражают, прежде всего, способ изъятия имущества и предопределяет степень их общественной опасности.

9. С позиции теории уголовного права не бесспорным является решение законодателя об отнесении вымогательства к формам хищения, По своему содержанию оно существенно отличается от общепринятого понятия хищения и поэтому следовало бы отнести его к иным корыстным преступлениям против собственности как это имело место в ранее действовавшем уголовном законодательстве.

10. Иные корыстные преступления против собственности совершаются из корыстных побуждений, ибо сопряжены они с неправомерным извлечением материальной выгоды виновным для себя или его близких, хотя и не выражаются в незаконном изъятии имущества из наличных фондов собственника либо иного законного владельца. Виновным присваивается имущество, которое уже вышло из владения собственника, либо имущество, которое должно было поступить законному владельцу.

11. Некорыстные преступления против собственности, будучи не связанными с противоправным обращением виновным в свою пользу чужого имущества, посягают на отношения собственности путем частичного нарушения права собственника, а именно владеть имуществом (при угоне транспортного средства), либо путем лишения собственника (владельца) возможности владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом (при уничтожении либо повреждении имущества).

12. С позиции систематизации норм Особенной части уголовного права следовало бы отнести угон транспортного средства либо маломерного водного судна к транспортным преступлениям, исключив ст. 214 из главы 24 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Международно-правовые документы

1. Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. // Сборник международно-правовых документов. – Мн.: «Белфранс», 1999. – С. 1133

2. Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Сборник международно-правовых документов. – Мн.: «Белфранс», 1999. – С. 1133

Нормативно-правовые акты

3. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). - Мн.: Амалфея, 2006. – 48 с.

4. Уголовный кодекс Республики Беларусь: Принят Палатой представителей 2 июня 1999 г.: Одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г. Текст кодекса по состоянию на 15 августа 2006 года. – Мн.: Амалфея, 2006. – 247 с.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. // Вступ. ст. Л.Л. Зайцевой. – 2-е изд., испр. и доп. – Мн.: Тесей, 2001. – 360 с.

6. Гражданский кодекс Республики Беларусь: с комментариями к разделам. - Мн.: Амалфея, 1999. – 682 с.

7. Уголовный кодекс БССР. – Мн.: «Беларусь», 1971. – 197 с.

Специальная литература:

8. Бабий Н.А. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. –Мн.: Тесей, 2000. – 288 с.

9. Безверхов А.Г. Имущественные преступления: вопросы криминализации и систематизации // Юридический аналитический журнал, 2002, № 2.

10. Бойцов А.И. Преступления против собственности. - СПб: НОРМА, 2002. – 362 с.

11. Ваулина Т.А., Волостнов П.К. Уголовное право. Особенная часть. – М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1998. – 755 с.

12. Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность.- М.: Знание, 1986.–74 с.

13. Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений. – Казань: Издательство Казанского университета, 1968. – 203 с.

14. Воробьёв Е., Горбуза А., Сухарев Е. Отграничение вымогательства от хищения социалистического имущества // Сов. Милиция, 1984, № 12.

15. Гаухман Л. Насилие при грабеже, разбое и вымогательстве // Сов. Юстиция, 1969, № 2.

16. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. - М.: Юринфор, 1997 – 218 с.

17. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. – М.: Юрист, 1996. – 419.

18. Гражданское право. Часть 1. Под ред. В.Ф.Чигира. - Мн.: Амалфея, 2000г. – 962 с.

19. Грунтов И.О. Уголовная ответственность за корыстные посягательства на собственность, не связанные с изъятием имущества // Право Беларуси, 2002, № 3.

20. Евстратов И.П. Актуальные проблемы уголовного права. – М.: Юриспруденция, 1998. – 423 с.

21. Колбасин Д.А. Гражданское право Республики Беларусь. Общая часть. - Мн.: Молодёж. научн. об-во, 2003. – 418 с.

22. Комментарий к уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменко, Н.А. Бабий, А.В. Баоклв и др.: Под общ. ред. А.В. Баркова. - Мн.: Тесей, 2003 г. – 1200 с.

23. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 3. Учебник для вузов/ Под ред. проф. Г.Н.Борзенкова и проф. В.С. Комиссарова. – М.: ИКД Зерцало-М, 2002.- С.417.

24. Лукашов А.И., Саркисова Э.А. Вопросы применения уголовного закона в нормативных актах, документах материалах. - Мн.: РИООО «Репринт», 1998. – 527 с.

25. Лукашов А.И., Саркисова Э.А. Уголовный Кодекс Республики Беларусь. Сравнительный анализ и комментарий.- Мн.: Тесей, 2000. – 319 с.

26. Мороз В.В. Уголовное право Республики Беларусь. Общая часть. –Мн.: Амалфея, 1997. – 227 с.

27. Петрунев В. Отграничение вымогательства от смежных преступлений // Сов. Юстиция, 1990, № 16.

28. Побегайло Э.Ф. Уголовное право. – М.: Юрид. лит., 1990. – 247 с.

29. Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. – М.: ИМПЭ, 1998 – 617 с.

30. Савенок А.Л., Яловик В.С. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. – Мн.: Тэхналогiя, 2001. – 141 с.

31. Салаев Г.А. Отграничение вымогательства от некоторых смежных составов преступлений против собственности // Юридический журнал, 2006, № 1.

32. Саркисова Э.А. Причинение смерти и вреда здоровью человека: грань между умыслом и неосторожностью // Юстыцыя Беларусi, 2002, № 5.

33. Смирнова Н.Н. Уголовное право: Учебник. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1998. – 372 с.

34. Уголовное право БССР. Часть Особенная. – Мн.: Выс. школа, 1971.–392 с.

35. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Под ред. А.И.Лукашова – Мн.: Тесей, 2001. – 808 с.

36. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Под редакцией Н.А. Бабия и И.О.Грунтова.- – Мн.: ООО «Новое знание», 2002. – 912 с.

37. Уголовное право России. Особенная часть: учебник под редакцией профессора А.И. Рарога. – М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 1998. – 728 с.

38. Уголовное право. Общая часть. Под ред. Хомича В.М. - Мн.: Тесей, 2002. – 527 с.

39. Федоренский А., Гарусов С. Хищение временно ввезённых товаров: возникновение таможенной задолженности // Юрист, 2006, № 3.

40. Фрид И.А. Отграничение принуждения к выполнению обязательств от сходных составов преступлений // Право Беларуси, 2003, № 20.

41. Хилюта В. Принуждение к совершению действий имущественного характера // Юстицыя Беларусі, 2005, № 8.

42. Хилюта В. Причинение имущественного ущерба без признаков хищения // Юстицыя Беларусі, 2006, № 5.

43. Энциклопедический словарь в 2-х томах. Гл. ред. Б.А.Веденский. Т.2. –М., 1964.

44. Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности: уголовная ответственность. - М.: Юрист, 2002. – 83 с.

Материалы судебной практики

45. О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества: Постановление № 15 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г.// Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002, № 8, 6/311.

46. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь // Судовы веснiк. – 2003, № 4. - С. 16.

47. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь // Судовы веснiк. – 2005, № 1.- С. 44-47.

48. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь. – Мн.: Беларусь, 2003. – 455 с.

49. Судебная практика по уголовным делам: вопросы уголовного и уголовно-процессуального права: сб. действующих постановлений Пленума Верхов. Суда Респ. Белварусь, обзоров судебной практики, постановлений и определений кассац. И надз. Суд. Инстанций за 1999 – 2004 гг./ сост Н.А.Бабий; отв. ред. В.О.Сукало. – Мн.: ГИУСТ БГУ, 2005. – 736 с.

50. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 15 от 21 декабря 2001 г. "О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества"// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь. – Мн.: Беларусь, 2003. – С. 524.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий