регистрация / вход

Общие условия организация работы следователя

Следственный комитет при Министерстве внутренних дел России. Предварительное следствие в качестве основной формы расследования большинства криминальных ситуаций в системах прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции, службы безопасности.

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра организации раскрытия и расследования преступлений

Дисциплина: Введение в специальность

Реферат

На тему: «Общие условия организация работы следователя »

Подготовил:

Курсант 144 взвода

Рядовой милиции

Красный А.Н.

Проверил:

Преподаватеть кафедры

капитан милиции

Хабатов В.А.

Белгород 2008


План Реферата Страницы
Вступительная часть -
Учебные вопросы:
1. Правовые основы организации работы следователя- до
2. Научная организация труда следователя, создание необходимых материальных условий труда -
3. Культура предварительного следствия. Этика взаимоотношений следователя с участниками предварительного следствия-
4. Противодействие расследованию преступлений. Злоупотребление процессуальными правами обвиняемыми /подозреваемыми/ и их защитниками. -
5. Взаимоотношения следователя с прокурором, начальником следственного отдела /управления/-
Заключительная часть (подведение итогов) –

Введение

В августе 1920 года для расследования уголовных преступлений учрежден институт народных следователей, состоящих при судах и губернских отделах Наркомата юстиции. В июне 1933 года была учреждена Прокуратура СССР в качестве самостоятельного государственного органа с собственным следственным аппаратом, а через год образован Наркомат внутренних дел СССР, в составе которого ведомственным приказом образован следственный отдел Главного управления милиции НКВДСССР. В тот период по основной массе обще головных преступлений милицией проводилось дознание, материалы которого передавались прокурору для утверждения обвинительного заключения и передачи дела в суд. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года производство дознания и предварительного следствия по основной массе обще уголовных преступлений передано в компетенцию вновь учрежденных следователей органов внутренних дел. Этот день и считается датой образования органов предварительного следствия в системе МВД. В январе 1992 года постановлением Правительства для организации работы и контроля за деятельностью следственных подразделений на местах создан Следственный комитет МВД Российской Федерации. Позднее он переименован в Следственный комитет при МВД России. Это сделано с учетом установленной законом процессуальной самостоятельности следователей.

Вопрос 1. Правовые основы организации работы следователя

Предварительное следствие ведется для установления элементов состава преступления и его обстоятельств, образующих единый для уголовно - процессуального производства предмет доказывания.

Предварительное следствие - ключ к установлению истины по делу. Следственный процесс является тем фундаментом, на котором строится судебное следствие и, в конечном итоге, совершается правосудие.

Предварительное следствие в качестве основной формы расследования большинства криминальных ситуаций существует, как известно, в системах прокуратуры, органов внутренних дел, налоговой полиции (до июля 2003г.), а также в органах федеральной службы безопасности. Органы предварительного расследования в ведомствах расследуют ту категорию преступлений, которая отнесена законом к их подследственности. В процессе реформ предварительное следствие в правоохранительных органах сохранилось и не претерпело конструктивных изменений. Результаты в борьбе с преступностью здесь весьма ощутимы. Так начальник отдела прокуратуры Тульской области В. Назаренко в своей статье в журнале «Законность» указывает следующую статистику, что в Тульской области следственным аппаратом всех ведомств, в 1999 - 2000 гг. в суды было направлено 27135 уголовных дел, что составляет 75,2% от числа оконченных. К уголовной ответственности привлечено 29574 человека. За указанный период в области всего зарегистрировано 58074 преступления различной подследственности. Не вдаваясь в качественный анализ завершённых уголовных дел, с полным основанием можно заключить, что следственным корпусом проводится незаменимая работа, которую по напряжённости в современных условиях трудно переоценить[1] .

Закон обязывает производить предварительное следствие по всем уголовным делам, в том числе о преступлениях, совершённых несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, за исключением преступлений, по которым может проводиться дознание.

Будучи мощным инструментом воздействия на преступность, облечённым в особую процессуальную форму, определённую законом, предварительное следствие имеет непреходящее значение и как способ обеспечения возмещения ущерба, причинённого преступлением. Наибольшую наглядность это приобретает по уголовным делам о корыстных преступлениях: различного рода хищениях и злоупотреблениях. К примеру, в Тульской области с 1998 года до мая 2000 года благодаря усилиям органов следствия только по 70 оконченным уголовным делам о взяточничестве и злоупотреблениях должностными полномочиями в бюджет направлено 218926 рублей[2] .

В изменившихся экономических условиях жизни, с учетом прогрессирующей криминализации общества, для реализации цели борьбы с преступностью правомерно думать и действовать в направлении упрощения и укоренения всего уголовного процесса и предварительного следствия, но с сохранением его демократических начал. При этом на данном этапе важно решить вопрос о месте следственного аппарата в системе правоохранительных органов. Тем более что от этого зависит перспектива развития предварительного следствия, его реальная процессуальная самостоятельность.

В поисках оптимального варианта перспективной модели следственного аппарата уместно вспомнить об историческом пути, который пройден предварительным следствием. Он подсказывает, что за исторический период зарождения и развития органы предварительного следствия существовали под эгидой различных ведомств, что и породило наличие разногласий в принадлежности в настоящем какой-либо силовой структуре государственной власти органов предварительного следствия.

Незадолго до принятия ныне действующего Уголовно - процессуального кодекса один из ведущих специалистов в области уголовного процесса в нашей стране, профессор М. Строгович, отстаивая свою точку зрения о месте следственного аппарата, писал: «...предварительное следствие есть деятельность юстиции, а не административного органа, каковым является милиция, и предварительное следствие не должно соединяться с оперативно - розыскной работой в милиции... Идею «единого» следственного аппарата следует признать правильной только в том смысле, что предварительное следствие не может производиться в двух параллельно действующих аппаратах - прокуратуре и милиции - и должно быть сосредоточено в одном, а именно в прокуратуре; милиция же должна участвовать в уголовном процессе в качестве органа дознания... Сосредоточение предварительного следствия в милиции, несомненно, отвлекает милицию от её непосредственной обязанности раскрытия и предупреждения преступлений и в то же время не обеспечивает надлежащего качества предварительного следствия».[3]

Вопрос 2. Научная организация труда следователя, создание необходимых материальных условий труда

Сознательная деятельность всегда направлена к той или иной цели. Это в полной мере относит­ся к уголовно-процессуальной деятельности и к отдельным ее компонентам - процессуальным функциям. Но цель - понятие большой емкости. В реальном производстве по уго­ловному делу можно различать цели субъективные, обус­ловленные низким уровнем правосознания, заблуждения­ми, своекорыстными установками, и цели объективные, диктуемые правильным пониманием закона. Каким же целям подчинено направление, характеризующее процес­суальную функцию?

Существует мнение, что функция участника процесса зависит от его «ближайшей цели», в соответствии с избранной им позицией: обвиняемый, при­знающий себя виновным, преследует цель осуждения и, значит, осуществляет функцию самообвинения, а проку­рор, отказывающийся от обвинения, - функцию защиты. Следуя такому ходу мысли, можно сказать, что следователь, если он безразлично относится к достижению истины и стремится лишь любой ценой быстрее закончить расследование, выполняет «функцию, оформления дела» и т. п. Но это неверные рассуждения. Обвиняемый защи­щается, не только отрицая свою вину, но и когда он ис­кренне признает себя виновным. В последнем случае он может ссылаться на смягчающие обстоятельства, оспари­вать квалификацию и прочее[4] .

Отказ от обвинения - один из возможных итогов участия прокурора в функции уголов­ного преследования, но не переход к защите. «Отказаться от обвинения может только тот, кто обвиняет, а не тот, кто защищает»[5] . Обвиняемый же, который ложно призна­ет себя виновным или, будучи виновным, не обращает внимания на смягчающие его ответственность обстоятель­ства, -такой обвиняемый уклоняется от функции защиты, однако не становится обвинителем. И следователь - «оформитель» уклоняется от функции исследования обстоя­тельств дела, а не выполняет какую-то особую функцию. Понятие процессуальных функций имеет правовой смысл, поскольку цели, определяющие их направление, есть цели процессуально правовые.

Для того чтобы определить, что же такое процессуальные функции, следует обратиться к толковому словарю и рассмотреть смысловое значение слова «функция».

Так в толковом словаре иноязычных слов Л.П. Крысина даётся следующее значение слову «Функция» [нем. Function < лат. functio - исполнение] – Обязанность, круг деятельности, назначение[6] . Толковый словарь русского языка С.И. Ожёгова и Н.Ю. Шведова даёт тоже определение – «функция», есть обязанность, круг деятельности[7] .

Современный словарь иностранных слов Л.М. Баша относит возникновение слова «функция» к концу XIX века, и определяет его как: работа, круг деятельности, обязанность; внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений[8] .

Таким образом, можно однозначно заключить, что единого определения слову функция не даёт ни один из переведенных толковых словарей, также дело обстоит и с толковыми словарями других авторов, количество исследователей прямо пропорционально количеству мнений. Но при систематическом исследовании всех работ можно сказать с уверенностью что слово «функция» означает определённый круг деятельности, именно к этой категории склоняется большинство исследователей словообразования.

Первоначально разработка проблемы процессуальных функций в ещё советской правовой науке была предпринята в связи с задачей обоснования демократического принципа состязательности. Эти исследования способствовали уяснению и проведению в жизнь таких важных положений советского, а в дальнейшем и российского уголовно-процессуального права, как разделение функций обвинения и суда, равноправие сторон в исследовании обстоятельств дела и в отстаивании своих позиций, активность суда, его независимое положение по отношению к сторонам. Характер задачи сосредоточивал внимание исследователей на функциях, взаимодействие которых выражает сущность состязательного судебного процесса. Так в советской науке утвердилась и получила развитие концепция трех процессуальных функций - уголовного преследования (обвинения), защиты и судебного разрешения дела[9] .

Но функция - не отдельное действие, а деятельность, т. е. совокупность действий и решений, объединенных единством цели,

Рассматривая с этой точки зрения процессуальную деятельность, можно обнаружить, что все действия и ре­шения по собиранию и оценке доказательств, служат единой предписанной законом цели - достижению объективной истины. Привлечение к уголовной ответственности, составление обвинительного заключения, поддержание государственного обвинения направлены на изобличение обвиняемого в совершении преступления. Осуществление подозреваемым, обвиняемым и защитником права на защиту имеет своей целью прекращение уголовного преследования или смягчение предъявленного обвинения. Общим для этих разных целей является то, что достигаются они, как правило, в итоге производства по делу, то есть при по­становлении приговора или при прекращении дела[10] .

Приведенные соображения позволяют определить процессуальные функции в уголовном судопроизводстве, как виды (компоненты, части) уголовно-процессуальной деятельности, которые различаются по особым непосредственным целям, достигаемым в итоге производства по делу.

Большинство правоведов определяет уголовно-процессуальные функции следователя как направ­ления, виды, компоненты части его уголовно-процессуальной деятельности[11] , обусловленные назначением уголовного судопроизводства. Таким образом, процессуальные функции следователя являются своеобразным связующим звеном между предназначением судопроизводства и правовым положением следователя[12] .

Следовательно, можно выстроить последовательный логический ряд понятий, в котором каждое предыдущее обуславливает необходимость последующего: назначение уголовного судопроизводства - уголовно-процессуальная деятельность следователя - уголовно-процессуальные функции - процессуальные полномочия следователя.

Назначение уголовного судопроизводства определено в ст. 6 УПК РФ. Законодатель определил следующим образом назначение уголовного судопроизводства:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод;

3) уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, а также отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Исходя из указанных в законе направлений предназначения уголовного судопроизводства можно определить непо­средственные задачи следователя,

которые необходимо решать по каждому уголовному делу, чтобы добиться результата, который находился в рамках очерченных ст.6 УПК РФ:

- установление следователем обстоятельств, подлежащих доказыванию (п.1,2,3,6 ч.1 ст.73 УПК РФ);

- установление вредных последствий совершенного деяния, принятие следователем мер по их устранению, возмещению причиненного ущерба (п.4 ч.1 ст.73 УПК РФ);

- выявление причин общественно опасного деяния и условий, способствовавших его совершению, принятие следователем мер к их устранению (ч.2 ст.73 УПК РФ);

- правильное прекращение следователем уголовного дела, то есть обеспечение привлечения обвиняемого в совершении преступления к уголовной или иной ответственности, ограждение от ответственности невиновного и реализация всех вытекающих из этого решений (п.5,7 ч.1 ст.73 УПК РФ).

Достижение указанных задач следователем в ходе уголовно-процессуальной деятельности. Последняя, представляет собой систему действий, предусмотренных и регламентируемых уголовно-процессуальным законодательством. Содержание деятельности следователя включает процессуальные действия по установлению оснований процессуальных решений, принятию и реализации их. Закон также предписывает следователю воздержаться от определенных действий, если производство таковых противоречит режиму законности или в конкретной ситуации отсутствуют основания для их выполнения. В процессуальной теории высказаны различные суждения о системе процессуальных функций следователя. Наиболее предпочтительные суждения в юридической литературе по этому вопросу высказаны А.П. Гуляевым и А.М. Лариным. Первый автор пришел к выводу, что следователь осуществляет сле­дующие процессуальные функции:

1) рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении;

2) иссле­дование обстоятельств дела;

3) обвинение в совершении преступления;

4) ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступления;

5) обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, исполнение приговора в части конфискации имущества;

6) пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления;

7) розыск обвиняемых, местонахождение которых неизвестно;

8) разрешение уголовных дел[13] .

Второй автор утверждает, что следователь осуществляет следующие процессуальные функции:

1) исследование обстоятельств дела;

2) уголовное преследование;

3) защита;

4) устранение и возмещение вреда;

5) возражение против гражданского иска;

6) обеспечение прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном деле;

7) предупреждение преступлений;

8) процессуальное руководство и разрешение дела[14] .

Нельзя считать удачным не только название, но и содержание п. 4 "ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении преступления" упомянутой выше классификации функций предложенной А.П. Гуляевым, ибо оно не в полной мере раскрывает комплекс процессуальной деятельности следователя, его характерные черты по реализации прав участников предварительного следствия. Обоснуем данное утверждение.

При производстве предварительного следствия по уголовному делу следователь, в соответствии со ст.11 УПК РФ, обязан разъяснить права участвующим в деле лицам и обеспечить их осуществление.

Вопрос 3. Культура предварительного следствия. Этика

взаимоотношений следователя с участниками предварительного

следствия

Судебная реформа, проводившаяся в последнее десятилетие, в ходе которой активно высказывались об усилении роли следователя, поднятия его престижа, вселив надежду, ничего от неё не оставила после при­нятия УПК РФ. Если еще УПК РСФСР содержал, хотя и порой формальные признаки независимости и самостоятельности, то по новому закону следователь представлен только исполнителем чужих решений.

Здесь необходимо вспомнить те тенденции, в кото­рых развивалась научная мысль в ходе судебной ре­формы и подготовки нового уголовно-процессуально­го закона. Многие процессуалисты, оценивая право­вое положение следователя, предложили исправить ситуацию, если не пересмотром функции следователя, то хотя бы обеспечением подлинной самостоятельнос­ти и независимости.

Большое внимание проблеме обеспечения процес­суальной самостоятельности было уделено в «Концеп­ции судебной реформы в РСФСР», принятой Верхов­ным Советом Российской Федерации 24 октября 1991 года, которая констатировала, что в нашем уголовном процессе не обеспечена процессуальная самостоятель­ность следователя. Вот некоторые выдержки из этого документа: «Известно, что самостоятельность следо­вателя и его личная ответственность должны отличать следователя от чиновника администрации - они явля­ются необходимым условием успешности и законнос­ти расследования дела. Провозглашенная законом про­цессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий. Закон од­новременно предоставляет право прокурору давать сле­дователю указания по любым вопросам расследова­ния. Это указания являются обязательными. Только в некоторых случаях следователь вправе не согласиться с ними и передать дело вышестоящему прокурору, кото­рый поручает расследование другому следователю или отменяет указание.»[15] . Было отмечено, что норма о са­мостоятельности следователя на практике не реализу­ется, так как для части следователей прокурор является непосредственным руководителем, от решения кото­рого зависят многие служебные вопросы, а следовате­ли органов внутренних дел вообще находятся в двойном подчинении.

Несомненно, что ограничения самостоятельности следователя приводят и к недостаткам в расследовании уголовных дел, обеспечении прав участников процесса В.С. Шадрин в недостаточной процессуальной само­стоятельности видит одну из причин незаконного и нео­боснованного привлечения граждан к уголовной ответ­ственности, «обеспечение же процессуальной самостоятельности в свою очередь является важным условием надлежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве расследования»[16] . Страдают не только незаконно привлечённые к уголовной ответственности, но и ущемляются интересы потерпевшей стороны, дру­гих субъектов, вовлечённых в процесс. Ограничение са­мостоятельности значительно снижает творчество, ини­циативу и активность в работе следователя, отсюда и от­ношение к результатам расследования.

В.П. Божьев и А.И. Трусов отмечают, что следова­телем можно считать такое лицо, которому «...доста­точно надёжно гарантированы процессуальная само­стоятельность, независимость и подчинение только закону…»[17] .

Аналогичная точка зрения высказывалась и иными авторами[18] . Вышеизложенные взгляды, анализ научной литературы и изучение мнения практических работни­ков показали, что большинство считают определённую действующим законом процессуальную самостоятель­ность следователя недостаточной.

Несмотря на стремления укрепить правовое поло­жение следователя, придать данной процессуальной фигуре истинную самостоятельность, она оказалась значительна урезана.

По новому законодательству установлен судебный контроль за применением мер пресечения и другими мерами процессуального принуждения, тем самым нормы уголовно-процессуального законодательства приведены в соответствие с Конституцией Российской Федерации. Хотя основной закон наделяет суд правом принятия решений только по четырём процессуальным действиям, то по УПК РФ - более двадцати действий следователя требуют согласия суда. Согласно УПК РФ, следователь только по решению суда проводит такие следственные действия, как:

- производство осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нём лиц;

- производство обыска и выемки в жилище;

- производство личного обыска, за исключением предусмотренных кодексом случаев;

- производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках или иных кредитных организациях;

- наложение ареста на почтово-телеграфные отправ­ления, их осмотр и выемка её в учреждениях связи;

- наложение ареста на имущество, включая денеж­ные средства физических и юридических лиц, находя­щиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

- контроль и запись телефонных и иных переговоров.

Решение суда на действия следователя требуетсятакже:

- при избрании меры пресечения в виде заключе­ния обвиняемого под стражу; домашнего ареста;

- при продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста;

- при помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психи­атрический стационар для проведения судебно-меди­цинской или судебно-психиатрической экспертизы;

- на прослушивание телефонных и иных переговоров;

- при временном отстранении обвиняемого от дол­жности.

Введение судебного контроля на предварительном следствии - необратимый процесс на пути построениядемократического государства, интеграции России в мировое сообщество. Наиболее существенное ограни­чение прав и свобод личности возможно только на ос­новании судебного решения. Но при этом должна обес­печиваться эффективность и оперативность деятельно­сти органов следствия, осуществляющих уголовное преследование, что на наш взгляд новый уголовно-про­цессуальный кодекс не решает. Нет и ответа на вопрос участия судьи при окончательном рассмотрении дела после санкционирования следственных мероприятий. Возможно, что при расследовании сложных уголовных дел судья неоднократно будет оценивать доказательства, решать вопросы о мерах процессуального принужде­ния и после этого он должен вынести беспристрастный объективный вердикт.

Несмотря на передачу от прокурора суду полномо­чий, затрагивающих наиболее важные конституцион­ные права и свободы человека и гражданина, проку­рорский надзор за деятельностью следователя не толь­ко сохранен, но и расширен. Суд не вправе без согласо­вания с прокурором не только решить вопрос по суще­ству, но даже принять к рассмотрению ходатайство сле­дователя. Следователь теперь обязан согласовывать с прокурором все решения о возбуждении ходатайства о проведении следственных мероприятий перед судом.

Согласие прокурора также требуется на решения следователя о возбуждении уголовного дела, о прекра­щении уголовного Дела в связи с примирением сторон, изменением обстановки, с деятельным раскаянием, об избрании меры пресечения в виде залога, о выемке предметов и документов, содержащих государствен­ную или иную охраняемую федеральным законом тай­ну, о соединении уголовных дел.

Также прокурор может лично участвовать в произ­водстве предварительного следствия и в необходимых случаях производить отдельные следственные действия, разрешать отводы, заявленные следователю, отстранять следователя от дальнейшего производства расследова­ния, передавать уголовные дела от одного следователя другому, отменять незаконные и необоснованные по­становления, продлевать срок предварительного рассле­дования, утверждать обвинительное заключение, возвра­щать уголовное дело на дополнительное расследование.


Вопрос 4. Противодействие расследованию преступлений.

Злоупотребление процессуальными правами обвиняемыми

/подозреваемыми/ и их защитниками

Характерной чертой современной криминогенной обстановки являет­ся распространенность тщательно подготавливаемых и маскируемых пре­ступлений при сохранении тенденции к увеличению опасных и тяжких уголовных правонарушений, отличающихся крайней жестокостью и агрес­сивностью. Почти обыденным явлением становятся убийства по найму, совершение преступлений террористическими методами; захват заложни­ков, похищение людей, пытки и глумление над жертвами.

Общие статистические данные свидетельствуют, что в России периода реформ (1996-2004 гг.) коэффициенты преступности вдвое превысили ко­эффициенты предыдущего периода, абсолютное число преступлений так­же возросло почти в два раза. Причем тенденция роста количества противопраних деяний сохраняется.

Отмечается увеличение организованных преступных сообществ и ко­личества правонарушений, совершенных ими. В практику деятельности таких формирований и сообществ прочно вошло использование метода подкупа депутатов, представителей местной администрации, от­ветственных сотрудников министерств, ведомств и учреждений. В период предвыборных избирательных кампаний ими активно практикуется вы­движение представителей криминальной среды в народные депутаты. По­требность в оружии и боеприпасах обусловливает совершение участника­ми организованных преступных группировок нападений на склады воин­ских частей, колонны с боевой техникой, объекты органов внутренних дел и государственной безопасности, установление контрабандных связей с за­рубежными организациями, специализирующимися на поставках оружия.

Возрастает изощренность и замаскированность преступлений, совер­шенствуются способы и средства сокрытия их следов и результатов.

Активизировалось и становится нормой оказание преступниками про­тивоправного воздействия осуществлению уголовного правосудия. Само противодействие раскрытию и расследованию преступлений, объективному и справедливому рассмотрению уголовных дел в судах, по существу, стало противодействием правоохранительным органам в целом и приобре­ло характер опасного социально-правового явления. Как свидетельствует практика, в настоящее время фактически по каждому расследуемому уго­ловному делу, по которым проходят члены организованных преступных групп, оказывается криминальное противодействие осуществлению уго­ловного судопроизводства. Это противодействие включает в себя множе­ство противоправных действий, выражающихся в психическом и физиче­ском давлении на свидетелей, потерпевших, следователей, работников оперативных аппаратов, судей, других участников уголовного процесса фальсификации и прямом уничтожении документальных и вещественны; доказательств и т.д.

Не случайно в последнее время отмечается резкое увеличение число случаев отказов свидетелей и потерпевших от дачи показаний, заведомо ложного свидетельствования на следствии и в суде.

В сложившейся ситуации вопросы обеспечения надежной защиты прав и конституционных свобод граждан, усиления борьбы с организованной преступностью и коррупцией, совершенствования оперативной разработки организованных преступных групп; взаимодействия следственных и оперативных работников; использования в доказывании по уголовным де лам сведений и материалов, полученных оперативно-розыскным путем приобретают особую актуальность и практическую значимость.

В решении этих и других задач в борьбе с преступностью первостепенную роль играют следственные и оперативно-розыскные аппараты органов внутренних дел.

Так, проводившиеся научные изыскания по вопросам оперативно-розыскного сопровождения предварительного следствия в органах внутрен­них дел касались в основном практических ее аспектов или отдельных тео­ретических положений. Эти исследования осуществлялись в иной соци­ально-экономической и криминогенной ситуации и не всегда ориентирова­лись на комплексное применение оперативно-розыскных сил, методов и средств и уголовно-процессуальных мер в борьбе с преступностью.

Кроме того, необходимо отметить наличие множества проблем в ор­ганизационных и тактических вопросах деятельности оперативно-розыскных аппаратов ОВД нормативно-правового регулирования взаимо­отношения и взаимозависимостей сотрудников названных подразделений и иных должностных лиц - участников уголовного процесса.

В последнее время, некоторые исследователи и практики отмечают, что назрела необходимость дальнейшего углубления и ре­шения организационных и тактических аспектов деятельности оперативно-розыскных подразделений ОВД по оперативно-розыскному сопровождению уголовного процесса на судебных стадиях, которые в настоящее время изучены очень слабо, нормативно не урегулированы, а между тем имеют огромное практическое значение[19] .

В условиях распространенности противодействия криминальной сре­ды решению задач уголовного судопроизводства приоритетное значение приобретает также разработка научных основ организации, методики и тактики оперативно-розыскного обеспечения процесса предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела в суде. При этом сущест­вует потребность исследовать указанные аспекты проблемы с учетом дей­ствия нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также ведомственных нормативных актов.

Изучение практики раскры­тия и расследования преступлений рассматриваемой категории позволяет сформировать систему типичных мероприятий организационного характера по реализации оперативно-розыскного сопровождения уголовного судопроизводства:

1. Налаживание оперативного поступления сообщения о совершенном преступлении в дежурную часть ОВД и принятие незамедлительных мер по реагированию на него.

2. Проведение оперативно-поисковых мероприятий и неотложных следственных действий на месте происшествия.

3. Криминалистическое обеспечение проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий на первоначальном эта­пе раскрытия и расследования преступлений.

4. Функционирование системы оповещения и взаимного информиро­вания о ходе проведения оперативно-поисковых мероприятий и следствен­ных действий.

5. Совершенствование оперативно-розыскных, криминалистических и иных видов учетов, осуществляемых органами внутренних дел.

На основе детального анализа организационных аспектов первона­чального этапа раскрытия и расследования неочевидных преступлений можно сформулировать следующие выводы:

а) эффективность оперативно-розыскного обеспечения уголовного су­допроизводства в значительной степени может быть реализована хорошей организацией предварительной оперативной готовности органов внутрен­них дел к реагированию на сообщения о совершенных преступлениях, на­ступательным и качественным проведением неотложных следственных действий и оперативно-поисковых мероприятий;

б) надлежащее управление всеми силами и средствами, задействован­ными на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступлений, возможно лишь при условии непосредственного осуществления руководи­телями ОВД мер распорядительного характера, касающихся принятия со­ответствующих решений и отдачи распоряжений по привлечению необхо­димых сил и средств;

в) технико-криминалистическое обеспечение неотложных следствен­ных и оперативно-розыскных мер реагирования на общественно опасные деяния имеет своей основной целью обнаружение и фиксацию материаль­ных и иных следов преступления; оно призвано «материализовать» резуль­таты деятельности оперативных работников, следователей, специалистов-криминалистов на начальном этапе раскрытия преступлений, трансформи­руя разнородную информацию, связанную с событием преступления, в до­казательства.

Необходимо также остановиться на характерных просчетах в организа­ции оперативно-розыскного сопровождения уголовного судопроизводства и возможности их преодоления,

Необходимо отметить, что реализация функции оперативно-розыскного обеспечения уголовного процесса, как и любая иная деятель­ность, может сопровождаться промахами, недостатками и просчетами (ошибками) со стороны субъектов ОРД. Ошибки - это выводы субъекта относительно оцениваемого явления, факта, не соответствующие объективной действительности, и вы­текающие из этих выводов неправильные умозаключения и действия не­преднамеренного характера. Во многом они обусловлены трудностями не­преднамеренного характера. Кроме того, ошибкой яв­ляется и добросовестное заблуждение субъекта.

Просчеты в оперативно-розыскном обеспечении уголовного судопро­изводства могут быть определены как любые непреднамеренные нару­шения закона (уголовного, уголовно-процессуального, об оперативно-розыскной деятельности), недостатки и упущения в организации и тактике производства оперативно-розыскных мероприятий. Названные просчеты, исходя из содержания характеризующих их признаков, могут быть подраз­делены (классифицированы) на следующие группы:

а) логические просчёты (непреднамеренное нарушение правил логики в процессе рассуждения по причине небрежности либо неосведомленно­сти) и фактические (несоблюдение или недостаточное соблюдение требо­ваний Закона об ОРД, ведомственных нормативных правовых актов). К ним относятся промахи и упущения в проведении оперативно-розыскных мероприятий, документировании действий преступников, использовании результатов ОРД на предварительном следствии и дознании. Фактические и логические ошибки взаимосвязаны и обусловливают друг друга.

б) организационно-тактические просчёты (связаны с организацией деятельности оперативно-розыскных аппаратов, информационно-аналитической работой, планированием, комплексным использованием сил, средств и методов ОРД, взаимодействием оперативно-розыскных ап­паратов с другими службами и подразделениями органов внутренних дел, ФСБ, иными правоохранительными структурами);

в) уголовно-процессуальные ошибки (неисполнение или ненадлежа­щее исполнение требований УПК), допускаемые оперативно-розыскными подразделениями как органом дознания;

г) по воздействию (влиянию на результат) просчёты могут быть несу­щественные (не мешают постижению истины и решению поставленных задач) и существенные (влияют на принятие правильного решения);

д) по характеру обнаружения просчёты подразделяются на явные (очевидные) и скрытые (невыявленные, латентные).

Поскольку для настоящей проблемы особую значимость пред­ставляют просчёты, недостатки в организации деятельности оперативно-розыскных аппаратов ОВД по оперативно-розыскному сопровождению уго­ловного судопроизводства и пути их преодоления, - автором через призму данного аспекта рассмотрены ошибки в организации информационно-аналитической работы, планировании ОРО, комплексном использовании сил и осуществлении взаимодействия оперативно-розыскных аппаратов с другими службами и подразделениями ОВД и иными правоохранительны­ми и государственными структурами.

Вопрос 5. Взаимоотношения следователя с прокурором,

начальником следственного отдела /управления/

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и подзаконными нормативными актами начальники следственного отдела органов внутренних дел, органов ФСБ, госнаркоконтроля наделены процессуальными полномочиями по контролю за производством предварительного следствия, ст. 39 УПК РФ определяет основные направления деятельности начальника следственного отдела, п.18 ст.5 УПК – а также его заместителя:

1. осуществление контроля за своевременностью деятельности следователей по раскрытию и предупреждению преступлений;

2. принятие мер к наиболее полному всестороннему и объективному производству по уголовным делам.

В этих целях начальник следственного отдела наделен широкими процессуальными полномочиями по контролю за деятельностью подчиненных ему следователей (ч.1-3 ст. 39 УПК РФ).

1. Начальник следственного отдела уполномочен:

1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям;

2) отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия;

3) вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя.

2. Начальник следственного отдела вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя и (или) руководителя следственной группы, предусмотренными соответственно статьями 38 и 163 УПК РФ.

3. При осуществлении полномочий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, начальник следственного отдела вправе:

1) проверять материалы уголовного дела;

2) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, о ходатайстве об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Наряду с процессуальными полномочиями, ведомственные нормативные акты наделяют начальников следственных аппаратов органов внутренних дел, ФСБ и рядом организационных полномочий. Так, приказом МВД России № 1 от 4 января 1999 года «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422» к компетенции начальника следственного отдела отнесены следующие функции:

1. определение распорядка работы следователей;

2. направление их для производства осмотра места происшествия;

3. заслушивание следователей по вопросам их взаимодействия с работниками других служб в раскрытии и расследовании преступлений;

4. установление территории обслуживания следователей или их специализации по расследованию конкретных видов преступлений.

Полномочия начальника следственного отдела по проверке уголовных дел, даче следователю обязательных указаний, участию в предварительном следствии совпадают с полномочиями прокурора. Вместе с тем, между прокурорским надзором за предварительным следствием и контролем начальника следственного отдела имеются существенные различия:

- по методам прокурорского надзора и контроля начальника следственного отдела;

- по объему процессуальных полномочий;

- по наличию у начальника следственного отдела служебных (организационных) полномочий в отношении подчиненных ему следователей.

Применительно к деятельности следователей надзор прокурора (исключая санкционирование некоторых решений следователя) обычно носит характер последующего надзора и состоит в своевременном принятии мер к устранению нарушений закона, допущенных при расследовании. Основная обязанность начальника следственного отдела – повседневный контроль за деятельностью следователей с целью оказания им помощи и недопущения принятия необоснованных решений.

Объем процессуальных полномочий прокурора по надзору за следствием гораздо шире контрольных процессуальных полномочий начальника следственного отдела. В частности прокурор имеет право отменить незаконные и необоснованные решения следователя, возвратить дело на дополнительное расследование, утверждать некоторые решения следователя, передать дело от органа дознания следователю и дело, подследственное следователям органов внутренних дел, ФСБ – в производство следователей прокуратуры.

Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, по могут быть обжалованы им прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь вправе представить прокурору и в суд письменное возражения на указания начальника следственного отдела (ч.4 ст.39 УПК РФ).

Прокурор может отстранить следователя от дальнейшего ведения следствия (ч. 7 ст. 37 УПК РФ), но он не вправе решать, какому следователю этих органов передать дело для расследования; прокурор вправе поставить вопрос о дисциплинарной ответственности следователя, но решает этот вопрос начальник следственного управления и т.п.

Вывод по вопросу: процессуальный контроль начальником органа дознания осуществляется, хотя он в систематизированном виде в УПК не закреплен, как это сделано в отношении начальника следственного отдела.

Основная обязанность начальника следственного отдела – повседневный контроль за деятельностью следователей с целью оказания им помощи и недопущения принятия необоснованных решений и нарушения законности.

Вопрос 2. Прокурорский надзор за органами дознания и

предварительного следствия

Прокуратура Российской Федерации есть единая федеральная цен­трализованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов, а также выполняющих иные функции, установленные федеральными зако­нами.[20]

Целями прокурорской деятельности, в том числе и в уголовном су­допроизводстве, является: 1) обеспечение верховенства закона; 2) обеспе­чение единства и укрепления законности; 3) защита прав и свобод челове­ка и гражданина; 4) защита охраняемых законом интересов общества и го­сударства.[21]

В уголовном судопроизводстве понятие "прокурор" имеет более уз­кое значение. Согласно п. 31 ст. 5 УПК РФ под ним понимается Генераль­ный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

Поэтому, исходя из общих целей прокурорской деятельности и с учетом специфики уголовного судопроизводства, перед прокурором в этой области деятельности законодателем поставлены следующие задачи. На него как должностное лицо в пределах его компетенции, установленной уголовно-процессуальным законодательством, возлагается осуществление от имени государства уголовного преследования и надзор за процессуаль­ной деятельностью органов дознания и органов предварительного следст­вия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

Под уголовным преследованием понимается процессуальная дея­тельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения по­дозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Помимо прокуро­ра его могут осуществлять следователь и начальник следственного отдела, орган дознания и дознаватель, а также потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец и их представители. Однако прокурору принадлежит главная, решающая роль в осуществлении этой деятельности. Ведь проку­рор вправе лично возбуждать уголовное дело (следователь и дознаватель могут делать это только с согласия прокурора), а также его расследовать независимо от подследственности и от совершенного преступления и за­вершать расследование принятием решения по обвинительному заключе­нию или обвинительному акту, в том числе и лично составить обвинитель­ное заключение и направить дело в суд.

В судебных стадиях прокурор осуществляет уголовное преследова­ние посредством поддержания государственного обвинения в суде первой (статья 246 УПК РФ) и апелляционной инстанции (366 УПК РФ); обжало­вания в апелляционном или кассационном порядке судебные решения, не вступившие в законную силу (354 УПК РФ); ходатайствования о пере­смотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановле­ния суда (статья 402 УПК РФ).

Осуществляя уголовное преследование от имени государства, проку­рор тем самым является его полномочным представителем в области уго­ловного судопроизводства. При этом прокурор обязан не только защищать интересы общества и государства, но и обеспечивать законность в дея­тельности других должностных лиц, также наделенных полномочиями на уголовное преследование (дознаватель, следователь, начальник следствен­ного отдела, начальник органа дознания). А это связано не столько с необ­ходимостью вести уголовное преследование наступательно (хотя это тоже необходимо), сколько с потребностью исключить при этом нарушения прав и свобод человека и гражданина, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства. Достигается это в случаях, когда дознаватели и следо­ватели в своей деятельности исходят из верховенства закона и необходи­мости его единообразного применения в отношении всех граждан на всей территории государства.

Поэтому из первой задачи деятельности прокуратуры - осуществле­ние уголовного преследования - вытекает вторая, связанная с надзором за органами дознания и предварительного следствия.

Требования закона таковы, что не только деятельность следователя и дознавателя при производстве по уголовному делу, но и сам процесс рас­следования является объектом надзорной деятельности.

Полномочия прокурора носят властно-распорядительный характер. Реализуя их в стадии предварительного расследования, прокурор имеет возможность непосредственно вмешиваться в процессуальную деятель­ность следователя и дознавателя для того, чтобы своевременно выявлять и пресекать допущенные нарушения закона, обеспечивать объективное, все­стороннее и полное ведение расследования по уголовному делу.

При осуществлении надзора за процессуальной деятельностью орга­нов дознания и органов предварительного следствия прокурор обязан до­биваться, чтобы ни один гражданин не подвергся незаконному и необосно­ванному уголовно-процессуальному принудительному воздействию, а с другой стороны, чтобы ни одно лицо, совершившее преступление, не из­бежало установленной законом ответственности.

Поэтому прокурорский надзор за предварительным расследованием в первую очередь направлен на то, чтобы обеспечить исполнение органами дознания и предварительного следствия всех предписаний закона, затраги­вающих права и свободы участников уголовно-процессуальной деятельно­сти как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, а также иных участников уголовного судопроизводства. Вместе с тем такая надзорная деятельность связана с необходимостью исполнения законов, определяю­щих обязанность следователя и дознавателя по раскрытию преступления, изобличению виновного, обеспечению возмещения причиненного пре­ступными действиями вреда, по устранению причин и условий, способст­вовавших совершению преступления.

В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:

1) проверять исполнение требований федерального закона при прие­ме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;

2) возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК РФ, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;

3) участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия;

4) давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уго­ловного дела в соответствии со статьей 146 УПК РФ;

5) давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения

361

либо о производстве иного процессуального действия, которое допускает­ся на основании судебного решения;

6) разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следо­вателю, дознавателю, а также их самоотводы;

7) отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований УПК РФ при производстве предварительного расследования;

8) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя другому с обязательным указанием оснований такой передачи;

9) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому с соблюдением правил подследственности, преду­смотренных ст. 151 УПК РФ, с обязательным указанием оснований такой передачи;

10) отменять незаконные или необоснованные постановления ниже­стоящего прокурора, следователя, дознавателя в порядке, установленном настоящим Кодексом;

11) поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных меро­приятий;

12) продлевать срок предварительного расследования;

13) утверждать постановление дознавателя, следователя о прекраще­нии производства по уголовному делу;

14) утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд;

15) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;

16) приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу;

17) осуществлять иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.

К иным полномочиям прокурора следует, в частности, отнести: 1) право поручить подчиненному ему прокурору или следователю проку­ратуры расследовать любое преступление (ст.31 Федерального закона РФ "О прокуратуре Российской Федерации"); 2) рассмотреть и разрешить хо­датайства (ст. 122 УПК РФ), жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания или следователя (ст. 124 УПК РФ), а также возражения следователя на указания начальника следственного отдела (ч.4 ст. 39 УПК РФ) и нижестоящего прокурора (ч.5 ст.38 УК РФ) и т.д. Прокурор также обязан не допускать возложения полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (ч.2 ст.40 УПК РФ). Кроме того, в со­ответствии Федеральным законом РФ от 29 мая 2002 г. № 58-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Россий­ской Федерации"1 прокурор, когда предварительное расследование прове­дено в форме дознания, вправе поручить поддержание от имени государст­ва обвинение в суде дознавателю либо следователю, производившему доз­нание по данному уголовному делу.

Осуществляя надзор по обеспечению прав и свобод человека и граж­данина в уголовном судопроизводстве, прокурор не только следит, напри­мер, за соблюдением права обвиняемого и подозреваемого пользоваться услугами защитника и за своевременным вступлением его в дело (ч.З ст.49 УПК РФ), но и обязан обеспечить реализацию названного права. Прокурор надзирает также за своевременностью и правильностью признания соот­ветствующих лиц потерпевшими, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками (ч.1 ст.42, чЛ ст.44, чЛ ст.54 УПК РФ), за выполнением тре­бований закона по обеспечению возмещения материального ущерба и применения конфискации имущества и т.п.

Письменные указания прокурора органу дознания, дознавателю, сле­дователю, данные в порядке, установленном УПК РФ, являются обяза­тельными. Также указания прокурора по уголовным делам обязательны и для начальника следственного отдела.

Обжалование полученных указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, предусмотрен­ных ч.З ст.38 УПК РФ. К ним уголовно-процессуальное законодательство относит несогласие следователя с указаниями или решениями прокурора по вопросам: 1) о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) о квалифи­кации преступления; 3) об объеме обвинения; 4) об избрании меры пресе­чения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следовате­лем в отношении обвиняемого; 5) об отказе в даче согласия на возбужде­ние перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о произ­водстве иных процессуальных действий; 6) о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; 7) об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия. В этих случаях вышестоящий прокурор или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производ­ство следствия по данному уголовному делу другому следователю.

Таким образом, круг имеющихся полномочий прокурора обеспечи­вает возможность активного и действительного надзора за соблюдением законности в деятельности органов дознания и органов предварительного следствия.

В случае принятия решения о направлении дела в суд следователь составляет обвинительное заключение, которое вместе с делом направ­ляется прокурору. Получив его, прокурор обязан в установленный законом срок принять по нему одно из следующих решений:

1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уго­ловного дела в суд. Прокурор может составить новое обвинительное за­ключение;

2) о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично;

3) о возвращении уголовного дела следователю для производства до­полнительного следствия или пересоставления обвинительного заключе­ния и устранения выявленных недостатков со своими письменными указа­ниями;

4) о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для ут­верждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

Срок, в течение которого прокурор принимает одно из перечислен­ных решений по делу, не более 5 суток (ч.1 ст.223 УПК РФ). В теории та­кой срок обосновывается, в частности, тем, что "когда хотя бы один из об­виняемых находится под стражей, уголовное дело прокурору - с обвини­тельным заключением - должно быть передано не позднее, чем за пять дней до окончания срока данной меры пресечения".

При изменении обвинения на более тяжкое, при вменении другого преступления либо при существенном изменении формулировки обвине­ния необходимо, чтобы обвиняемый имел возможность в связи с этим дать показания и привести доводы в свою защиту, которые должны быть прове­рены следственным путем. В ином случае будет явное нарушение принци­па обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

При возвращении уголовного дела для дополнительного расследова­ния, прокурор не вправе предрешать вопросы доказанности обвинения, достоверности того или иного доказательства и преимущества одних дока­зательств перед другими, а также считать установленными обстоятельства, которые подлежат проверке в ходе предварительного следствия. Возвра­щая дела для дополнительного расследования, прокурор вправе внести в адрес руководителя следственного подразделения представления как по поводу нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшего возврат дела для дополнительного расследования, так и при обнаружении других нарушений закона, а равно прав и законных интересов граждан, допущен­ных при производстве предварительного следствия.

При принятии решения по уголовному делу, поступившему с обви­нительным заключением, прокурор также вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты. Этот список лиц, подлежащих вызову в судебное засе­дание, должен изменяться путем составления нового списка, а не посред­ством зачеркивания либо вписывания фамилий и адресов в имеющейся в деле аналогичный документ.

Все свои решения по уголовному делу, поступившему с обвинитель­ным заключением, прокурор оформляет соответствующим постановлени­ем. Исключением из этого правила являются утверждение прокурором об­винительного заключения либо составление им нового заключения.

Прокурор, утвердив обвинительное заключение, направляет дело в суд, которому оно подсудно. Поэтому обвинительное заключение должно утверждаться прокурором соответствующего уровня. Например, обвини­тельное заключение по делу, подсудному областному суду, должно утвер­ждаться прокурором этой области.

При утверждении обвинительного заключения, постановления о на­правлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, даче согласия на прекращение уголовного дела, а также при на­правлении дела другому органу предварительного следствия или дознания прокурор обязан также проверить наличие в деле документов, в которых отражено место нахождения вещественных доказательств, предметов и ценностей, изъятых по делу.


Заключение

Проведенный анализ процессуального положения следователя в Российском уголовном процессе позволяет сделать следующие выводы.

В Российском государстве следствие имеет глубокие исторические корни, оно стало объективной необходимостью того или иного исторического этапа существования нашего государства. Несмотря на взлёты и падения в отдельные периоды развития, следствие всегда оставалось государственно-властной деятельностью соответствующих ведомственных органов, хотя в течение всего времени своего существования находилось в подчинении различных ведомств.

Спецификой и главной особенностью следствия в России является то, что оно изначально создавалось и действует поныне как специализированный государственный орган, призванный от имени государства осуществлять одну из форм предварительного расследования по уголовным делам – предварительное следствие.

Исследуя поставленную проблему процессуального положения следствия в Российском уголовном процессе, а именно его правовую природу, сущность, признаки, функции, полномочия, то в глобальном масштабе можно однозначно заявить, что следствие в государственном механизме является самостоятельной формой предварительного расследования, основной целью которого является обеспечение режима законности и правопорядка в государстве, посредством осуществления предварительного следствия.


Список литературы

1. Конституция РФ.

2. УПК РФ.

3. Научно-практический комментарий к УПК РФ под общ ред. Председателя ВС РФ доктора юрид. наук, профессора В.М. Лебедева -М.: СПАРК, 2003г.

4. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юрист, 2005.

5. Уголовный процесс: учебник для вузов под ред. А.С. Кобликова, Норма-Инфра – М.: 2005 г.

6. Уголовный процесс: учебник для вузов под ред. В.П. Божьева, изд. СПАРК, 2005г.

7. Задерако, В.Г. Правовое регулирование обеспечения прав человека при производстве следственных действий: учебное пособие / В. Г. Задерако, Н. Н. Волошкина. - Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2003. - 116 с.

8. Калугина, Н.Г. Следственные действия и их виды: лекция / Н. Г. Калугина. - Домодедово: ВИПК МВД России, 2002. - 43 с.

9. Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя / В. Д. Дармаева// Следователь. - М., 2002. - №10.-с.43-47.

10. Подольный Н. Проблема избыточных следственных действий / Н. Подольный// Уголовное право. - М., 2002. - №4.-с.60-63.

11. Исаенко В. Следственные действия и полномочия прокурора по надзору за ними / В. Исаенко// Законность. - М., 2003. - №2.-с.20-27.

12. Петуховский, А.А. Доказывание в уголовном судопроизводстве, виды и порядок производства следственных действий (по УПК РФ 2001г.): учебное пособие / А. А. Петуховский, Н. Г. Шурхунов. - М.: ЮИ МВД Росии, 2002. - 88 с.

13. Якимович, Ю.К. Предварительное следствие по УПК РФ: учебное и практическое пособие / Ю. К. Якимович, Т. Д. Пан. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. - 192 с.

14. Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: Учебное пособие. М., 2003.

15. Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Российская юстиция. 2002. № 7.


[1] Назаренко В. Практическое значение и перспектива предварительного следствия. // Законность. 2001. № 6. С.28

[2] Назаренко В. Практическое значение и перспектива предварительного следствия. // Законность. 2001. № 6. С.28

[3] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, М., 1958. С. 281.

[4] Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юрид. лит., 1986. С. 4.

[5] Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль. 1976. С. 27.

[6] Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: «Русск. язык». 1998. С. 846.

[7] Ожёгова С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2001. С. 895.

[8] Баш Л.М. и др. Современный словарь иностранных слов: толкование, словоупотребление, словобразование, этимология. М.: «Цитадель». 2001. С. 873.

[9] Строгович М.С. Природа советского уголовного про­цесса и принцип состязательности. М., 1939, С. 105 - 150; его же. Уголовный процесс. М., 1946. С. 94.

[10] Положение о том, что процессуальные функции достигают цели в итоге производства по делу, имеет исключения. Например, граждан­ский иск, как правило, может быть удовлетворен при постановлении обвинительного приговора. Но та же цель достигается в случае до­бровольного возмещения ущерба до разрешения дела по существу. Прекращение уголовного преследования против обвиняемого, когда производство по делу продолжается, но не установлены лица, подле­жащие привлечению к уголовной ответственности, влечет прекращение функции защиты. При появлении в деле новых обвиняемых или подо­зреваемых эта функция опять возникает.

[11] Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981; Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: про­цессуальные функции. М., 1986.

[12] Дубинский А.Я. Уголовно-процессуальные функции / Проблемы повышения уголовно-процессуальной деятельнос­ти в условиях перестройки. Ижевск. 1989.

[13] Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М. 1981

[14] Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: про­цессуальные функции. М., 1986.

[15] Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С.108-109

[16] Шадрин В.С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе. // Государство и право. 1994. №4. С.100.

[17] Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя. // Следователь. 2002. №10. С.43-46

[18] Ларин АМ. Преступность и раскрываемость преступ­лений // Государство и право. 1999. № 4. С. 83-89; Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя // 3аконность. 2000. № 4. С. 28-29; Колоколов Н.А. Про­ект УПК РФ: суждено ли нам сейчас пройти тернистый путь от иллюзий к реальности // Следователь. 2001. № 4. С. 13-16.

[19] Аксенов Р. Планирование этапа реализации оперативных материалов на стадии возбуждения уголовного дела / Р. Аксенов// Российский следователь. - М., 2002. - 35.-с.12-14;Халиков А. Оперативное сопровождение предварительного расследования / А. Халиков// Законность. - 2004. - №8.-с.25-27; Про оперативное сопровождение // Новая газета, 20 декабря, № 93.Новик, В . Оперативное сопровождение судебного производства по уголовному делу / В. Новик, М. Езупов// Уголовное право. - 2005. - № 4. - С. 95-98; http://www.24rus.ru/newsinfo.asp?ID=30089.

[20] ч. 1 ст. 1 Федерального закона РФ "О прокуратуре Российской Фе­дерации"

[21] ч.2 ст.1 Федерального закона РФ "О прокуратуре Российской Федерации".

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий