регистрация / вход

Основание и процессуальный порядок изменения обвинения

Основание и значение процессуального института привлечения в качестве обвиняемого. Основания изменения и дополнения обвинения. Порядок изменения обвинения. Привлечение в качестве обвиняемого допускается только в порядке установленном законом (ст. 4УПК).

Саратовский военный Краснознаменный институт

ВВ МВД РФ

Кафедра: УПиК

Предмет: Уголовный процесс

КУРСОВАЯ РАБОТА

"ОСНОВАНИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ИЗМЕНЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ"

Содержание

Введение……………………………………………………………………………3

Глава 1. Основание и значение процессуального института привлечения в ка-

честве обвиняемого………………………………………………………5

Глава 2. Основания изменения и дополнения обвинения……………………...15

Глава 3. Порядок изменения обвинения…………………………………………24

Заключение………………………………………………………………………...30

Литература…………………………………………………………………………31

Введение

Привлечение обвинения в качестве обвиняемого (предъявление обвинения)- один из наиболее важных и ответственных актов стадии предварительного рассле­дования уголовных дел. В действующем законодательстве данный акт именуют по-разному. К примеру, в ст. 4, 46, 143 и 144 УПК он имену­ется «привлечением в качестве обвиняемого», в то время как в ст. 2 и 234 УПК — «привлечением к уголовной ответственности». Аналогично обстоит дело в учебной и научной литературе, в обыденном словоупот­реблении и в юридической практике: В результате нередко до сих пор в учебной и научной литературе случается ошибочное, недопустимое смешение качественно различных по своей правовой природе понятий:

уголовно-правового понятия «уголовная ответственность» с уголовно-процессуальным понятием «привлечение в качестве обвиняемого».

Первое, как известно, характеризуется такими существенными признаками, как публичное порицание лица за совершенное им пре­ступление в форме осуждения, т.е. признание по приговору суда пре­ступником, а при наличии соответствующих оснований — возложением на виновного и обязанности нести все отрицательные для него пос­ледствия данного акта (понести уголовное наказание, иметь судимость и т.п.). Уголовная ответственность наступает после вступления в отношении осужденного обвинительного приговора в законную силу.

Привлечение лица в качестве обвиняемого предполагает не признание данного субъекта виновным, преступником, но принципиально нечто иное, а именно: постановку, предварительное формулирование основного вопроса уголовного дела, то есть вопроса о виновности конкретного лица в совершении преступления. В последнем случае обвинительная власть или сторона обвинения формулирует притязание государства на признание его права привлечь обвиненного (в случае, если на суде в законном порядке удастся доказать его винов­ность в совершении преступления) к уголовной ответственности.

Привлечение в качестве обвиняемого, таким образом, означает: предварительное определение содержания уголовно-правового спора между государством в лице конкретных представляющих его органов и гражданином (обвиняемым) о праве государства на привлечение обвиняемого к уголовной ответственности.

Продолжающееся у нас смешение понятий и терминов, каса­ющихся привлечения лица в качестве обвиняемого и привлечения к уголовной ответственности, ведет к стиранию граней между обвиняе­мым и осужденным преступником, отрицательно сказываясь на правосознании людей. К примеру, в Кратком словаре современных понятий и терминов значение слова «обвинение» трактуется как «осуждение, признание виновным» и даже как «обвинительный приговор». То же самое можно найти и в Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой.

Глава 1. Основание и значение процессуального института привлечения в качестве обвиняемого

Привлечение в качестве обвиняе­мого включает четыре группы действий:

1. Вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст.ст.143 и 144 УПК);

2. Предъявление обвинения (ст.ст. 145—148 УПК).

3. Разъяснение и обеспечение обвиняемому его прав, предусмот­ренных ст. 46 и 149 УПК).

4. Допрос обвиняемого (ст.ст. 150—152 УПК).

Названные действия и их последовательность можно представить в виде такой схемы:

- вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. ст. 143 и 144 УПК);

- потом предъявление обвинения (ст.ст. 145-148 УПК);

- разъяснение и обеспечение обвиняемому его прав (ст.ст. 46 и 149 УПК);

- допрос обвиняемого (ст.ст. 150-152 УПК);

Все эти действия имеют огромное значение для обеспечения правильного, нормального функционирования уголовного судопроизвод­ства в целом, для успешного решения всех его задач. С вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого вся дея­тельность органов расследования приобретает принципиально иной ка­чественный характер.

До этого, когда нет еще обвинения и обвиняемого (преследуемого лица), их действия еще не обретают достаточно четко выраженной направленности на преследование, изобличение, доказывание винов­ности определенного лица или лиц в совершении преступления. В действиях названных органов в целом на данном этапе преобладает по преимуществу поисковая направленность, подчиненная главной цели — обнаружить в исследуемом событии признаки преступления, вы­явить лицо или лиц, подлежащих уголовному преследованию, собрать и проверить для этого необходимые данные и материалы.

С момента подписания постановления о привлечении обвиняемого в деле появляется обвинение, определяющее рамки сформулированно­го в нем правового спора об уголовной ответственности между государ­ством и обозначенным в постановлении лицом; появляется наделен­ный широкими правами на защиту обвиняемый; набирают полную силу функция уголовного преследования и функция защиты против обвинения, взаимодействие между которыми является главной пружиной, главным движителем всего процесса, всего производства по уголовному делу.

Уголовное преследование — дело весьма серьезное и ответствен­ное. Оно, в сущности, ставит под вопрос честь и достоинство личности, важнейшие права и свободы человека и гражданина, а иногда и само право человека на жизнь. Быть обвиняемым, публично преследуемым — тяжкое бремя и само по себе. Помимо моральных переживаний оно влечет за собой применение к обвиняемому различных мер процессу­ального принуждения, в случае обвинения в тяжком преступлении — вплоть до ареста, а для должностного лица, при наличии соответству­ющих оснований — также отстранение от должности (ст. 153 УПК). Неправильное, ошибочное преследование, обвинение, нередко, оказывается, способно обернуться для обвиняемого и его близких тяжким бедствием. Поэтому к законности и обоснованности решения органа расследования о привлечении лица в качестве обвиняемого предъявля­ются особо повышенные требования. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого, согласно закону, может быть вынесено только «при наличии достаточных доказательств», причем оно непременно должно быть мотивированным (ст.ст. 143 и 144 УПК).

Закон не раскрывает, какие доказательства следует считать доста­точными для привлечения в качестве обвиняемого. По смыслу закона представляется ясным лишь одно: никакое отдельно взятое доказатель­ство, в том числе признание обвиняемым своей вины (ст. 77 УПК), достаточным для этой цели служить не может, — достаточной может быть только их совокупность. Причем доказательства должны быть в достаточной мере проверенными и убедительными.

С учетом того, что после предъявления обвинения процесс собирания и исследования доказательств продолжается, и закон допу­скает возможность, на основе полученных результатов исследования, изменить или дополнить ранее предъявленное обвинение (ст. 154 УПК), представляется ясным и другое: крайне вредно как слишком поспешное, преждевременное, так и чрезмерно запоздалое привле­чение в качестве обвиняемого. В первом случае резко возрастает риск привлечь невиновного. Во втором — важнейшая часть стадии пред­варительного расследования зачастую оказывается проведенной без обвиняемого, при существенном нарушении права преследуемого лица на защиту. А это повышает риск осуждения невиновного. Поэтому нельзя согласиться с широко распространенной в нашей литературе рекомендацией привлекать лицо в качестве обвиняемого только при условии доказанности его вины в совершении преступления. В силу презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ) обвиняемого нель­зя считать виновным, а тем самым нельзя считать доказанной и его вину в совершении преступления, до вступления обвинительного приговора в законную силу.

Думается, более здраво на сей счет, судили дореволюционные российские сенаторы. В одном из своих решений они разъяснили, что «предварительное следствие не предрешает вопроса о виновности, а лишь служит к разъяснению дела». Такое представление о задачах предварительного следствия (служить «к разъяснению дела») вполне соответствует и специфике процесса установления истины по уголовно­му делу.

Она, в отличие от истин так называемого обыденного познания, как правило, не лежит на поверхности явлений, а бывает зачастую «глубоко зарыта», и до нее нередко с большим трудом приходится докапываться. Ее сначала требуется найти, сформулировать и обосновать в виде доста­точно убедительной гипотезы, именуемой версией обвинения (чему собственно и призвано служить предварительное расследование), затем — в ходе судебного разбирательства, где производится окончательное исследование всех обстоятельств дела и доказательств — она может быть либо доказана, либо не доказана. Не случайно дореволюционные органы расследования и прокуратуры, принимая различные решения в ходе предварительного расследования, вместо слова «установил» поль­зовались лишь сливами: «нашел», «обнаружил» и т.п. Правом призна­вать факты и обстоятельства по делу установленными, то есть доказан­ными обладал и обладает в наши дни только суд.

Обвиняемым лицо становится сразу же после подписания следова­телем постановления о привлечении обвиняемого. Данное постанов­ление, как и любое иное постановление/состоит из трех частей: ввод­ной, описательной и резолютивной. Первая часть, как и любого иного постановления, включает название постановления, дату и место его вынесения, наименование вынесшего его должностного лица или орга­на, а также дело, по которому оно вынесено. Во второй части должны быть указаны: фамилия, имя и отчество привлекаемого лица; преступ­ление, в совершении которого оно обвиняется, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления, поскольку они известны из материалов дела, а также уголовный закон, предус­матривающий данное преступление» В случае обвинения лица в совер­шении нескольких преступлений, подпадающих под действие разных статей уголовного закона, в постановлении должно быть указано, какие конкретные действия вменяются в вину обвиняемому по каждой из статей уголовного закона (ст. 144 УПК).

В ст. 143 УПК сказано, что постановление о привлечении в качествеобвиняемого должно быть мотивированным. Это означает, что описа­тельная часть постановления должна содержать изложение конкретных обстоятельств вменяемого обвиняемому преступления в такой мере, чтобы выводы резолютивной части постановления, в которой фор­мулируется решение о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, а также дается квалификация обвинения по определенной статье уголовного закона, были и достаточной мере обоснованными.

Постановление о привлечении обвиняемого должно быть предъяв­лено обвиняемому не позднее двух суток после его вынесения, а в случае привода обвиняемого — в день его привода (ст. 148 УПК).

При предъявлении обвинения обвиняемому разъясняются права, предусмотренные ст. 46 УПК, и в соответствии с требованиями ст. 58 УПК должны быть приняты меры к их обеспечению.

С этой целью следователь должен убедиться, что содержание предъявленного обвинения, а также суть предоставленных ст. 46 УПК прав обвиняемому понятны; спросить обвиняемого, есть ли у него осно­вания для заявления отводов следователю, а также осуществляющему надзор за законностью предварительного расследования прокурору; есть ли у него какие-либо жалобы и ходатайства и т.п. Если у обвиняе­мого имеются основания для заявления отводов, какие-либо жалобы или ходатайства, то незамедлительно должны быть приняты меры к их рассмотрению и разрешению.

Собрав доказательства, свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом, следователь привлекает это лицо в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК), о чем выносит по­становление (ст. 144 УПК).

Значение этого решения следователя заключается в сле­дующем: привлечение в качестве обвиняемого служит юридиче­ским фактом, порождающим уголовно-процессуальные отношения между обвиняемым, следователем и прокурором. Обвиняемый ставится в известность о том, в чем его обвиняют, он становится активным участником процесса, реализующим предоставленное ему законом право на защиту. В свою очередь следователь и про­курор обязаны обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом способами, а также обеспечить охрану его личных и имущественных прав.

Привлечение в качестве обвиняемого определяет общее на­правление дальнейшего расследования, деятельность следователя по изобличению обвиняемого и в то же время по всестороннему, полному и объективному исследованию имеющих значение для дела обстоятельств.

Привлечение в качестве обвиняемого допускается не иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 4 УПК).

Привлечение в качестве обвиняемого вне этих условий есть незаконный акт, который грубо нарушает права и законные ин­тересы личности и влечет за собой строгую ответственность должностных лиц, допустивших такое нарушение.

Под основаниями привлечения в качестве обвиняемого по­нимается наличие достаточных доказательств, на основе которых делается вывод о необходимости предъявления лицу обвинения в совершении преступления. Какая для этого необходима совокуп­ность доказательств и каким должно быть убеждение следовате­ля, закон не разъясняет.

Поскольку предварительное следствие не завершено, соби­рание и исследование доказательств продолжаются, показания обвиняемого еще не получены и не проверены, вывод следователя о совершении обвиняемым определенного преступления не яв­ляется окончательным. Отсюда не следует, что решение следова­теля о привлечении в качестве обвиняемого может базироваться на шатких, непроверенных доказательствах. Преждевременное решение этого вопроса таит опасность привлечь в качестве обви­няемого невиновного человека и причинить ему серьезный ущерб. Но и выполнение указанного действия в конце предварительного следствия грубо нарушает право обвиняемого на защиту. Лицо, в отношении которого собрано достаточно доказательств для его обвинения, в течение всего расследования лишается возможности пользоваться не только правами обвиняемого, но и помощью защитника.

Привлечение в качестве обвиняемого влечет за собой се­рьезные последствия, и поэтому поставить лицо в положение об­виняемого следователь может и должен тогда, когда располагает вескими, проверенными доказательствами, которые свидетель­ствуют о совершении привлекаемым лицом конкретного преступ­ления. Тот факт, что к моменту привлечения лица в качестве об­виняемого следователь не всегда располагает полным знанием обо всех обстоятельствах, подлежащих доказыванию, не исключает обоснованного вывода о совершении преступления и о лице, его совершившем, на основе собранных и проверенных к этому мо­менту версий и доказательств.

Решение следователя о привлечении лица в качестве обви­няемого облекается в форму мотивированного постановления, в котором указываются время и место его составления, кем оно со­ставлено, фамилия, имя и отчество привлекаемого в качестве об­виняемого, преступление, в совершении которого обвиняется дан­ное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела; уголовный закон, предусматривающий данное преступление (ст. 144 УПК). В тех случаях, когда обвиняемым совершено несколько преступлений, в постановлении отмечается, какие кон­кретно действия вменяются обвиняемому по каждой из статей уголовного закона.

Обвинение должно быть сформулировано так, чтобы оно было понятно обвиняемому.

Таким образом, требование мотивированности относится к обоснованию установленными фактическим обстоятельством юри­дической квалификации преступления и вывода о лице, его со­вершившем. Следователь не обязан приводить в этом постановле­нии собранные им доказательства. Вопрос о ссылке на доказа­тельства решает он сам в зависимости от конкретных обстоя­тельств дела.

Особый порядок привлечения в качестве обвиняемых уста­новлен для депутатов Федерального собрания. О привлечении депутатов к уголовной ответственности Генеральным прокурором РФ должно быть направлено в соответствующую палату Феде­рального собрания представление. Представление должно быть рассмотрено в недельный срок, и о принятом решении в трехдневный срок извещен Генеральный прокурор РФ1 . Судьи при­влекаются в качестве обвиняемого не иначе как с согласия соот­ветствующей квалификационной коллегии судей.

Предъявление обвинения должно последовать не позднее двух суток с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода - в день привода (ст. 148 УПК). Предъявление обвинения по истечении двух суток может иметь место лишь вследствие неизвестности места пребы­вания обвиняемого или неявки по вызову следователя. В случае неявки без уважительной причины обвиняемый, может быть, под­вергнут приводу.

Предъявление обвинения состоит из трех взаимосвязан­ных действий: 1) удостоверения в личности обвиняемого; 2) объ­явления ему постановления о привлечении в качестве обвиняе­мого; 3) разъяснения сущности предъявленного обвинения и прав обвиняемого.

Выполнение указанных действий удостоверяется подписью обвиняемого и следователя на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого с указанием времени предъявления об­винения.

В случае отказа обвиняемого от подписи следователь удо­стоверяет на постановлении о привлечении в качестве обвиняе­мого, что текст постановления обвиняемому объявлен.

С момента предъявления обвинения обвиняемый приобре­тает реальную возможность реализовать предоставленные зако­ном права. Обвиняемый вправе: давать объяснения по предъяв­ленному ему обвинению, заявлять различные ходатайства, представлять доказательства, участвовать в следственных действиях и знакомиться с протоколами следственных действий, производимых с его участием, с материалами, направляемыми в суд в связи с проверкой законности и обоснованности избранной в отношении него меры пресечения в виде заключения под стра­жу, заявлять отводы, обжаловать действия и решения, нару­шающие его интересы, знакомиться по окончании предваритель­ного следствия со всеми материалами дела и т.д. (ст. 46 УПК).

Обвиняемый, находящийся под стражей, вправе требовать принятия соответствующих мер попечения о детях и охраны имущества (ст. 98 УПК). Обязанность разъяснения перечисленных прав возложена на прокурора, следователя и лицо, производящее дознание (ст. 58 УПК).

С момента предъявления обвинения у обвиняемого появля­ются и определенные обязанности: являться по вызову лиц, ве­дущих расследование, подчиняться избранной мере пресечения или иной мере процессуального принуждения, не отчуждать имущество, на которое наложен арест в обеспечение гражданско­го иска или возможной конфискации, исполнять решения следо­вателя на освидетельствование, отобрание образцов для сравни­тельного исследования и т. д.

Предъявив обвинение, следователь обязан немедленно до­просить обвиняемого (ст. 150 УПК). Допрос обвиняемого имеет важное значение для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования. Посредством допроса следователь устанавливает отношение обвиняемого к предъявленному обвине­нию, проверяет правильность сделанных выводов в постановле­нии о привлечении в качестве обвиняемого, получает сведения об иных обстоятельствах, свидетельствующих о дополнительных фактах преступной деятельности обвиняемых или же лиц, не привлеченных к ответственности. Одновременно объяснения об­виняемого, отрицающего свою вину или указавшего на смяг­чающие его ответственность обстоятельства, дают возможность следователю тщательно проверить эти объяснения, в совокуп­ности с собранными по делу доказательствами дать им объек­тивную оценку. Это означает, что допрос обвиняемого также слу­жит одним из средств реализации им своего конституционного права на защиту.

Допрос обвиняемого, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, производится в дневное время. Обвиняемый до­прашивается по месту производства предварительного следствия либо по месту его нахождения.

Показания обвиняемого заносятся в протокол допроса в первом лице и по возможности дословно: в случае необходимости записываются заданные вопросы обвиняемому и его ответы.


Глава 2. Основания изменения и дополнения

обвинения

Предъявление обвинения и допрос производятся, когда расследование по делу еще не закончено. Поэтому при дальнейшем расследовании могут появиться основания для изменения или дополнения первоначально предъявленного обвинения.

Необходимость изменения или дополнения обвинения может возникнуть в связи с изменением фактического состава обвинения или юридической квалификации преступления, установлением эпизодов преступной деятельности обвиняемого или отпадением части обвинений, инкриминируемых обвиняемому.

В ст. 154 УПК говориться, что если при производстве предварительного следствия возникнут основания для изменения предъявленного обвинения или для его дополнения, следователь обязан предъявить обвиняемому новое обвинение с соблюдением требований статей 143, 144 и 148 настоящего Кодекса и допросить его по новому обвинению.

Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в этой части, о чем объявляет обвиняемому.

Во всех случаях, когда изменения обвинения вызвано изменением фактической его стороны или юридической квалификации преступления, а дополнение обвинения - установлением дополнительных эпизодов преступной деятельности обвиняемого, следователь выносит новое мотивированное постановление (ст. 143, 144 УПК), включает в него все эпизоды и факты преступной деятельности обвиняемого с их прежней или новой квалификацией, предъявляет это постановление обвиняемому (ст. 148 УПК) и производит его допрос по новому обвинению (стю150 УПК). Вынесение нового постановления только по дополнительному обвинению означало бы наличие в следственном производстве двух самостоятельных постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, что препятствовало бы полному представлению обвиняемого о том, в чем его обвиняют, получению от обвиняемого полных объяснений тем самым нарушило существование им права на защиту.

Вынесение нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого обязательно и в случае возвращения дела для дополнительного расследования прокурором и судом, если в процессе доследования изменяется квалификация содеянного либо формулировка обвинения.

Первоначально обвинение может быть изменено следователями и органами дознания, а также в стадии передачи дела в суд.

В недалеком прошлом вопросы, связанные с внесени­ем тех или иных коррективов в выводы органов предва­рительного расследования после формулирования пер­воначального обвинения по делу, в законодательном порядке регламентировались недостаточно полно. Теоре­тически они нередко решались по аналогии со стадией судебного разбирательства, без должного учета того, что любая процессуальная стадия имеет свои особенно­сти, неизбежно накладывающие специфический отпечаток на решение таких вопросов. К тому же в юридической литературе подчас смешивались такие разные по своему •существу процессуальные институты, как изменение сле­дователем первоначального обвинения, предъявление обвиняемому нового (дополнительного) обвинения, при­влечение к уголовной ответственности новых лиц и частичное прекращение уголовного дела. Все это ослож­няло выработку правильного отношения к указанным явлениям.

Действующее уголовно-процессуальное законодатель­ство более подробно регламентирует рассматриваемые нами вопросы и в значительной мере устраняет эти трудности.

При этом оно исходит из того, что в данной стадии процесса любые изменения обвинения могут производить­ся непосредственно самим следователем или органом дознания без чьей-либо санкции, если только это со­ответствует общим задачам уголовного судопроизвод­ства и содействует достижению объективной истины по делу.

Вместе с тем действующее законодательство отказалось от таких изменений первоначального обвинения, которые могли бы производиться непосред­ственно в обвинительном заключении по делу. Оно отправляется от предпосылки, что всякое измене­ние следователем или органом дознания первоначального обвинения должно иметь место до ознакомления обвиняемого со все­ми материалами дела (ст. ст. 201—202 УПК РСФСР). Тем самым твердо устанавливается требование, чтобы органы предварительного расследования своевре­менно ставили обвиняемого в известность о внесенных в обвинение изменениях и он имел бы возможность давать по ним свои объяснения до окончания следствия (доз­нания), чтобы после, ознакомления, обвиняемого, со всеми материалами дела самими органами расследования ни­какие изменения в обвинение не вносились.

В соответствии с этой принципиальной позицией за­конодатель при определении условий и порядка измене­ния первоначального обвинения следователем или орга­нами дознания последовательно проводит требование, чтобы любое изменение этими органами об­винения отражалось в отдельном процессу­альном документе, составленном до ознако­мления обвиняемого с материалами дела, и содержание такого документа сообща­лось обвиняемому своевременно, до окон­чания следствия (дознания) по делу. Важно и то, что в действующем законодательстве отчетливо различается изменение следователем первона­чального обвинения, предъявление обвиняемому нового (дополнительного) обвинения и привлечение к уголовной ответственности новых лиц.

Не совсем удачно объединены некоторые варианты изменения обвинения и частичного прекраще­ния дела. «Если в ходе предварительного следствия, — говорится в ч. 2 ст. 154 УПК РСФСР,—предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в этой части...» Понимая эту формулировку буквально, некоторые процессуалисты приходят к выводу, что во всех случаях, когда из формулированного по делу обви­нения необходимо исключать не подтвердившиеся факты (эпизоды), неправильно примененную уголовно-правовую норму или отдельную ее часть (пункт), то следователь или органы дознания должны вынести постановление о частичном прекращении дела. Между тем такое реше­ние вопроса представляется неприемлемым1 .

Прекращение дела—это признание невозможности дальнейшего ведения начатого уголовного судопроиз­водства ввиду наличия одного из оснований, которые предусмотрены в законе (ст. ст. 5—9, 208 УПК РСФСР). При одних и тех же основаниях оно может быть либо полным, либо частичным. Полным оно является в случа­ях, когда на законном основании органы предваритель­ного расследования, прокуратура и суд отказываются от дальнейшего ведения дела во всем объеме, независи­мо от того, о скольких бы деяниях и о каком бы коли­честве лиц не шла в нем речь. Частичное прекращение дела существует постольку, поскольку по нашему зако­нодательству допускается соединение в одном производ­стве материалов о совершении одним человеком ряда самостоятельных деяний, а равно о преступлениях сразу нескольких лиц. Если по такому «объединенному» про­изводству относительно какой-либо его отдельной части, которая при других условиях могла бы вестись вполне самостоятельно, выявляется наличие одного из общих оснований для отказа от ведения уголовного процесса (ст. ст. 5—9 УПК РСФСР), то принимается решение о прекращении дела в данной части. Подобное решение, в частности, вполне логично по делам, где органами пред­варительного расследования было сформулировано, по признакам реальной совокупности преступлений или соучастия, несколько самостоятельных обвинений, а одно из них позднее полностью отпало.

Таким образом, частичное прекращение дела предна­значено для аннулирования одного из множества обви­нений, предъявленных одному или нескольким лицам.

Оно совершенно не подходит в качестве средства для корректировки в принципе доказанного обвинения, для сужения или видоизменения его отдельных элементов. Когда необходимо исключать из обвинения определен­ные факты (эпизоды), юридические признаки или уго­ловно-правовую норму, ошибочно включенную по призна­кам идеальной совокупности преступлений или при кон­куренции законов, то речь идет не о каком-либо прекра­щении дела, а об изменении остающегося обвинения, об исправлении содержащейся в нем ошибки.

Это - становится еще более очевидным, если учесть, что в отношении всех остальных стадий процесса сам же законодатель в аналогичных ситуациях предусматрива­ет не частичное прекращение дела, а изменение обвине­ния — исключение из него «отдельных пунктов», «части фактических обстоятельств, или признаков преступления» (ст. ст. 215, 227, 254 УПК РСФСР). Иное решение этого вопроса применительно к одной-единственной стадии процесса—к предварительному следствию—не только ведет к смешению указанных вариантов изменения об­винения и частичного прекращения дела, но и вносит разнобой в подход к проблеме, искусственно осложняя правильное ее осмысливание.

Еще одним недостатком в правовом регулировании из­менения обвинения органами предварительного рассле­дования является отсутствие всякой дифференциации процессуального порядка его оформления.

Когда обвинение меняется на более тяжкое или существенное, а равно когда одни фактические и юри­дические признаки обвинения заменяются другими, ука­занный порядок совершенно необходим, ибо иначе мож­но ставить под угрозу право обвиняемого на защиту. Однако речь идет не об этих случаях. Нередко органам предварительного следствия приходится просто исключать из обвинения отдельные факты (эпизоды), юридиче­ские признаки или ошибочно примененную уголовно-правовую норму (ее пункт), давно известные обвиняемому и оспариваемые им или его защитником. От такого су­жения обвинения положение обвиняемого не ухудшается, а, напротив, улучшается. Не ущемляется и его право на защиту, поскольку эти факты (эпизоды), юридические признаки и нормы содержались в предъявленном этому лицу обвинении, фигурировали при допросе его в каче­стве обвиняемого и исключаются из обвинения с учетом его объяснений. Тем не менее, для внесения в обвинение таких простых изменений органам предварительного расследования предлагается снова совершать все те про­цессуальные действия, которые связаны с первоначаль­ным предъявлением обвинения и допросом в качестве обвиняемого. В итоге получается не только бесцельное повторение ряда процессуальных актов, но и бессмыслен­ная трата государственных средств, так как для многих следователей и органов дознания производство таких процессуальных действий предполагает предварительное этапирование обвиняемых, находящихся под стражей в следственных изоляторах.

Чтобы избежать этого, некоторые авторы рекоменду­ют производить подобные изменения в обвинении прямо в обвинительном заключении по делу. Но это уже другая крайность, которая может отрицательно сказаться на обеспечении конституционного права обвиняемого на защиту. При практическом применении такого предложе­ния обвиняемый и его защитник при окончании предва­рительного расследования останутся в неведении относи­тельно итоговых выводов следователя (органа дознания) о формулировке и объеме обвинения по делу, поскольку эти выводы появятся после ознакомления их с матери­алами дела.

Учитывая это, в нашей юридической литературе уже неоднократно высказывалось мнение о том, чтобы четко различались два порядка изменения обвинения органа­ми предварительного расследования, из которых один должен, быть более, простым, не связанным с повторным предъявлением лицу обвинения, чтобы этот порядок при­менялся при сужении той или иной составной части об­винения либо при изменении его правовой квалификации на закон о менее тяжком преступлении и заключался в вынесении специального постановления об изменении обвинения с последующим вручением его копии обвиня­емому в кратчайший срок. Это отвечает целям и зада­чам уголовного судопроизводства, обеспечи­вает более рациональное использование сил и средств соответствующих государственных органов в борьбе с преступностью и надлежащим образом гарантирует пра­во обвиняемого на защиту.

В уголовном процессе обвинение, сформу­лированное органом предварительного расследования и одобренное в окончательном виде при утверждении обвинительного заключения по делу прокурором, пере­дается на рассмотрение суда.

Причем по действующему законодательству одобрен­ное прокурором обвинение автоматически не становится предметом судебного разбирательства: если передача обвинения в суд является прерогативой прокуратуры, то определение достаточности оснований для принятия его к судебному разбирательству считается судебной функ­цией и осуществляется оно в специальной стадии процес­са, именуемой преданием суду.

В этой стадии ни судья единолично, ни суд в колле­гиальном составе не имеют задачей подтверждение формулированного по делу обвинения или тем более разрешение его по существу. В данной стадии процесса судьи не могут делать никакие, в том числе и предвари­тельные, выводы о доказанности обвинения, о виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступ­ного деяния. Их задача заключается в определении на­личия всех фактических, материально-правовых и процес­суальных предпосылок для того, чтобы принять подтвержденное прокурором обвинение к судебному разбирательству или, иначе говоря, 'чтобы предать обвиняемого суду. При утвердительном ответе на этот вопрос у суда возникает процессуальная обязанность рассмотреть данное обвинение в судебном заседании, разрешить его по существу.

В стадии предания суду по делу какое-либо новое или дополнительное следствие не проводится, все прини­маемые решения основываются исключительно на мате­риалах предварительного расследования. В то же время все эти материалы должны изучаться и оцениваться очень тщательно, ибо иначе не представляется возможным качественное выполнение судьями функции, возлагаемой на них законом в данной стадии советского уголовного процесса.

По этим материалам судьи чаще всего делают вывод о том, что дело возбуждено и расследовано в точном соответствии с законом, объективно, полно и всесторон­не, выявленное по нему деяние содержит признаки сос­тава преступления, все причастные, к этому деянию лица привлечены к ответственности, формулированное в от­ношении каждого из них обвинение не нуждается в кор­рективах и в принципе оно может быть разрешено в судебном

Основная задача распорядительного заседания состо­ит в том, чтобы определить наличие достаточных осно­ваний для предания обвиняемого суду, принять к судеб­ному разбирательству сформулированное в отношении его обвинение.

Основная задача распорядительного заседания состо­ит в том, чтобы определить наличие достаточных осно­ваний для предания обвиняемого суду, принять к судеб­ному разбирательству сформулированное в отношении его обвинение.

При этом могут быть обнаружены пробелы в прове­денном по делу предварительном расследовании, нару­шения органами следствия и дознания норм процессуаль­ного закона или иные упущения, которые должны устраняться самими этими органами. В таких случаях дело возвращается на дополнительное расследование по основаниям, указанным в соответствующих пунктах ст. 232-УПК РСФСР.


Глава 3. Порядок изменения обвинения

Рассмотрим возможные вари­анты изменения первоначального обвинения следовате­лем или органами дознания.

Прежде всего, в ходе дальнейшего расследования де­ла могут вскрыться неизвестные в прошлом или остав­ленные без должного внимания факты (действия), сос­тавляющие часть инкриминированного обвиняемому сложного преступления. Таковы, например, случаи выяв­ления дополнительных фактов хищения обвиняемым, привлеченным к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 92 УК. Здесь происходит расширение, фактической фабулы первоначального обвинения и независимо от того, требуется переквалификация содеянного или не требует­ся, обвинение меняется на более тяжкое. Поэтому орга­ны предварительного следствия и дознания должны вновь предъявить лицу обвинение и снова допросить его в качестве обвиняемого с учетом всех инкриминирован­ных ему общественно опасных действий.

Иногда перед органами следствия и дознания вста­ет вопрос о дополнении первоначального обвинения ка­кими-либо существенными обстоятельствами преступно­го действия, уже фигурирующего в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Следственной практике известны случаи, когда пос­ле формулирования по делу обвинения выясняется но­вое однородное преступное деяние обвиняемого, даю­щее возможность усматривать в его действиях специ­альную повторность.

Изменение органами предварительного расследова­ния обвинения может быть обусловлено и установле­нием новых фактических данных о характере причинен­ного преступлением вреда, о месте, способе и времени совершения преступления, если эти обстоятельства от­ражаются на существе данного 'состава преступления. В таких случаях обычно обвинение либо несколько рас­ширяется, либо видоизменяется. Поэтому для обеспече­ния права обвиняемого на защиту здесь тоже следует вновь формулировать обвинение, предъявить его обви­няемому и допросить последнего с учетом всех новых обстоятельств дела.

Дальнейшее следствие порою приводит к изменению фактов, отражающих мотив и цель совершенного обви­няемым деяния. Эти изменения непосредственно влия­ют на обвинение в той мере, в какой мотив и цель вхо­дят в конструктивные признаки состава преступления по делу.

Когда не подтверждаются приписываемые обвиняе­мому и указанные в обвинении специальные мотив и цель, соответствующая часть обвинения просто отпада­ет. От этого, разумеется, преступление не становится совершенно «безмотивным». Если, скажем, при рассле­довании убийства из корыстных побуждений или с це­лью сокрытия другого преступления выясняется отсут­ствие у обвиняемого такого побуждения или цели, то будет установлен какой-то другой мотив совершения им преступного деяния (например, неприязненные отноше­ния). Но это не специальный мотив, учитываемый при конструировании обвинения. Подобные побуждения с точки зрения данного состава преступления уголовно-правового значения не имеют, они влияют только на индивидуализацию меры наказания и меры профилак­тики. Общие мотивы такого рода не составляют нового факта, являющегося ранее неизвестной частью обвине­ния.

Иногда следователь после привлечения лица к уго­ловной ответственности сталкивается с мотивом и це­лью, которые раньше не были установлены, несмотря на то, что они учитываются конструкцией соответствую­щей уголовно-правовой нормы. Допустим, человеку предъявлялось обвинение в убийстве «в драке», т.е. без специального мотива и цели. Однако позднее обнаружилось, что он при совершении преступления руко­водствовался корыстными побуждениями. По подобным делам речь идет о включении в обвинение новых фак­тов, имеющих уголовно-правовое значение, отягчающих обвинение и осложняющих защиту. Следовательно, не­обходимо повторное предъявление обвинения со всеми вытекающими отсюда процессуальными последствиями.

Возможно установление в ходе дальнейшего рассле­дования и другого специального мотива преступления, заменяющего указанный в первоначальном обвинении.

Подчас после предъявления лицу обвинения органы предварительного расследования устанавливают новые отягчающие или смягчающие вину обстоятельства, ме­няющие юридическую формулировку и правовую квали­фикацию содеянного.

Изложенное относится и к случаям выявления но­вых смягчающих вину обстоятельств, влияющих на уголовно-правовую оценку инкриминируемого обвиняемому деяния. Если, к примеру, после предъявления лицу об­винения в простом умышленном убийстве (ст. 103 УК РСФСР) устанавливается, что убийство совершено об­виняемым в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием со стороны потерпевшего (ст. 104 УК РСФСР), то обвинение фор­мулируется вновь, с тем чтобы после предъявления его обвиняемому снова допросить последнего по всем фак­там и обстоятельствам, вошедшим в измененное обви­нение.

То же следует делать и при условии, если серьезно меняются фактические признаки самого деяния, вме­ненного обвиняемому в вину.

. В следственной практике встречаются из­менения обвинения, при которых факты, изложенные в постановлении о привлечении лица к уголовной ответ­ственности, остаются неизменными, а преобразуются только две остальные части обвинения — его юридичес­кая' формулировка и правовая квалификация. Некото­рые из таких изменений осуществляются в том же порядке.

В частности, если после привлечения-лица к уголов­ной ответственности следователь приходит к выводу, что содеянное квалифицировано ошибочно, что при тех же фактических признаках его надо квалифицировать по другой уголовно-правовой норме с более суровой сан­кцией, то из-за необходимости изменения обвинения на более тяжкое требуется снова формулировать обвине­ние по делу, повторно предъявить его обвиняемому и допросить это лицо в качестве обвиняемого. Такой же порядок должен соблюдаться при выявлении в содеян­ном, квалифицированном по одной уголовно-правовой норме, признаков идеальной совокупности преступлений, при дополнении обвинения каким-либо пунктом соот­ветствующей статьи уголовного закона и т. д.

Таким образом, во всех тех случаях, когда в процес­се дальнейшего расследования появляется необходи­мость либо в дополнении первоначального обвинения новыми фактическими или юридическими признаками (обстоятельствами), либо в замене одних фактов, отра­женных в обвинении по делу, другими, либо в переква­лификации содеянного на закон с более суровой санк­цией или с иными более тяжкими последствиями для обвиняемого, либо в дополнении правовой квалифика­ции указанием еще на один из самостоятельных пунк­тов той же статьи материального закона, либо в квали­фикации деяния, до сих пор считавшегося одним пре­ступлением, по признакам идеальной совокупности пре­ступлений,—то обязательно повторное формулирование обвинения с учетом всех изменений, предъявление его обвиняемому с соблюдением общего порядка (ст.ст. 143, 144, 148 УПК РСФСР).

В отличие от этого изменения, обвинения путем вы­несения специального об этом постановления приемле­мо в первую очередь в случаях, когда следует исклю­чить из первоначального обвинения отдельные факты (эпизоды) без изменения правовой квалификации со­деянного в целом.

Исключение из фабулы обвинения отдельных фактов (эпизодов) связано с переходом на другую уголовно-правовую норму о менее тяжком преступлении.

В практике органов предварительного расследова­ния имеют место также случаи, когда из обвинения на­до исключить одно из самостоятельных преступных де­яний, которые по признакам специальной повторности объединялись в одно сложное обвинение и квалифици­ровались по одной уголовно- правовой норме.

Иногда перед органами предварительного расследо­вания возникает 'необходимость переквалифицировать действия обвиняемого, при тех же фактических призна­ках, на другую уголовно-правовую норму о менее тяж­ком преступлении. Скажем, факты, в которых при фор­мулировании обвинения усматривались признаки грабе­жа, в действительности содержат лишь признаки прос­той кражи. Такие изменения без ущерба для дела мо­гут производиться также путем вынесения об этом со­ответствующего постановления и вручения его копии обвиняемому.

Наконец, этот порядок приемлем для исключения из обвинения одной из уголовно-правовых норм, неправиль­но примененной к содеянному, при отсутствии в нем признаков идеальной совокупности преступлений.

В ст. 215 говориться, что прокурор или его заместитель вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении. При этом составляется новое обвинительное заключение.

Если требуется изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся от первоначального обвинения, прокурор или его заместитель возвращает дело органу дознания или следователю для предъявления нового обвинения.

В распорядительном заседании судьи могут усмотреть в материалах дела основание для привлечения к уголовной ответственности других лиц, причастных к данному делу, или, наоборот, для освобождения от уголовной ответственности одного из обвиняемых. В таких случаях и соответственно основанию либо направляют дело прокурору, либо выносят определение о частичном прекращении дела в отношений лица, которое не подлежит преданию суду.

Иногда в распорядительном заседании суда выясня­ются основания для предъявления обвиняемому нового (дополнительного) обвинения в совершении преступле­ния, которое, несмотря на признаки реальной совокуп­ности, обвиняемому органами следствия не инкримини­ровалось. В подобной ситуации решается вопрос о направлении дела на дополнительное расследование для предъявления обвиняемому другого обвинения, если оно связано с ранее сформулированным по данному делу.


Заключение

Постановление следователя о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, определяет общее направление дальнейшего расследования.

Привлечение в качестве обвиняемого допускается только в порядке установленном законом (ст. 4УПК).

Привлечение обвиняемого не может производится без наличия на то достаточных оснований.

Решение следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого выносится в форме постановления, в котором кроме всех необходимых данных указывается преступление в котором обвиняется лицо.

Предъявление обвинения производится тогда, когда расследование по делу еще не закончено. Поэтому в результате дальнейшего расследования могут вскрыться факты могущие послужить основанием для изменения обвинения. Обвинение в этом случае может быть либо снято, либо из него исключены некоторые пункты, по которым ранее было произведено обвинение, либо в него могут быть добавлены дополнительные сведения, вскрытые в процессе расследования.

Порядок изменения обвинения оговорен в ст.143, 144 УПК.

Изменение обвинения может произойти на любой стадии уголовного процесса. Так прокурор, получив дело с обвинением может отправить его на дорасследование, изменив обвинение. В суде, в процессе его работы, также могут появиться основания для того, что бы было проведено дополнительное расследование.

Возможность изменения обвинения, закрепленная в Уголовно-процессуальном Кодексе, свидетельствует о том, что любой гражданин, в отношении которого предъявлено обвинение находится под защитой государства, что его права охраняются законом.

Литература

1. Уголовно-процессуальный Кодекс

2. Лупинская П.А. Уголовный процесс. – М.: «Юристь», 1995.

3. Уголовный процесс. / Под ред. Гуценко К.Ф. – M.:»ТЕИС»1996.

4. Фаткулин Ф.Н. «Изменение обвинения». –M.: Юрид. Лит., 1971.

5. Корнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. 1962.


1 Ст.20 Закона о статусе депутата Совета федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального собрания РФ / Российская газета. – 1994, от 12 мая.

1 Корнеева Л.М. Привлечение в качестве обвиняемого. 1962, с.62-63.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему