регистрация / вход

Особенности производства по делам несовершеннолетних

Обстоятельства, подлежащие установлению по делам категории несовершеннолетних в России. Особенности участия защитника и законных представителей в досудебном производстве. Специфика судебного разбирательства. Особенности производства в судебной стадии.

Оглавление:

Вступление

1. Обстоятельства, подлежащие установлению по делам данной категории

2. Особенности участия защитника и законных представителей в досудебном производстве

3. Особенности производства в судебной стадии

Заключение

Список используемой литературы


Вступление

Судопроизводство по делам о несовершеннолетних обладает специфи­кой, определяющей его особое положение в уголовном процессе. С одной стороны, это производство подчинено общим принципам, целям и функци­ям уголовного процесса. С другой стороны, специфика рассматриваемого судопроизводства велика, комплекс норм в гл. 50 УПК существенно отличает про­изводство по делам о несовершеннолетних от судопроизводства по делам взрослых лиц (достигших совершеннолетия), хотя в России все эти дела рас­сматривают суды общей юрисдикции. Правда, в ряде стран (например, во Франции) юрисдикция по делам о несовершеннолетних считается специаль­ной. Сдвиг в этом направлении наметился и в УПК.

Юристу ясно, что демографическое понятие возраста становится в грани­цах несовершеннолетия понятием правовым, влекущим соответствующие права и обязанности как у самого несовершеннолетнего, так и у других участ­ников правоотношений в защиту интересов несовершеннолетнего.

Этот правовой режим считается всеобщим для современного цивилизо­ванного человечества, и он, будучи отражен в конституциях и иных нацио­нальных законах, получил международное признание в ряде международ­но-правовых актов, таких как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Между­народная конвенция о правах ребенка 1989 г., Международные стандартные правила ООН, касающиеся правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила ООН 1985 г.) и др.

В перечисленных международных актах, а также в национальных законо­дательствах, как правило, верхняя граница несовершеннолетия установлена до достижения человеком возраста 18 лет. Именно такая граница установлена в Конституции РФ и законах Российской Федерации. Однако достижение совершеннолетия может быть определено и другим возрастом. В настоящее время в разных странах его диапазон составляет от 15 лет до 21 года.

Необходимость повышенной правовой защиты несовершеннолетнего объясняется особенностями его психофизиологического и социального раз­вития. Речь идет о том, что в течение этого периода организм подростка нахо­дится в динамической стадии взросления (пубертации), когда у него форми­руются не только физические признаки личности, но и социальная реакция на раздражители окружающей его среды. Это связано не только с подвижностью психофизиологического процесса пубертации. Свой негативный вклад в реакцию несовершеннолетнего на конфликтную ситуацию вносят социаль­ные факторы, такие как отсутствие у подростка достаточного уровня образо­вания, профессии, опыта профессиональной деятельности, чтобы быть вос­требованным на рынке труда, наконец, недостаток жизненного опыта, чтобы чувствовать себя удовлетворенным результатами своей учебы и труда в неста­бильной обстановке переходной экономики.

В данной контрольной работе нашей задачей является рассмотрение обстоятельств, подлежащих установлению по делам данной категории. Также следует рассмотреть особенности участия защитника и законных представителей в досудебном производстве и выяснить особенности производства в судебной стадии.


1. Обстоятельства, подлежащие установлению

по делам данной категории

Закрепленный в ст. 73 УПК РФ общий предмет доказывания по такого рода делам дополняется следующими обстоятельствами:

1) возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рожде­ния;

2) условия жизни и воспитания, уровень психического раз­вития и иные особенности его личности;

3) влияние старших по возрасту лиц;

4) способность (неспособность) в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих дей­ствий (бездействия) либо руководить ими.

Последнее обстоятельство подлежит доказыванию, если имеются данные, свидетельствующие об отставании несовер­шеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психи­ческим расстройством.

Если возраст несовершеннолетнего устанавливается судебно-медицинской экспертизой, днем рождения обвиняемого надлежит считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным коли­чеством лет считается, что лицо достигло предлагаемого экс­пертизой минимального возраста[1] .

В рамках установления условий жизни и воспитания несо­вершеннолетнего выясняется, состоял ли он на учете в подразделении по делам несовершеннолетних органов внут­ренних дел[2] .

По делам о преступлениях данной категории устанавливают­ся обстоятельства, способствовавшие совершению преступле­ния лицами, не достигшими 18 лет. Суд должен реагировать на установленные в судебном заседании недостатки и упущения в их воспитании в семье, школе, на производстве[3] , в работе ко­миссий и подразделений по делам несовершеннолетних, учеб­ных заведений и общественных организаций. Выносить частные определения с указанием конкретных обстоятельств, способ­ствовавших совершению преступления подростком, и лиц, по вине которых оно стало возможным[4] .

При расследовании и рассмотрении дел о преступлениях подростков, совершенных с участием старших по возрасту лиц, выясняется характер взаимоотношений между ними, поскольку эти данные могут быть значимы для установления роли взрос­лого в вовлечении несовершеннолетнего в преступную или ан­тиобщественную деятельность.

Необходимо выяснять, не предшествовало ли преступлению несовершеннолетнего неправомерное или провоцирующее по­ведение взрослых лиц, в том числе признанных потерпевшими по делу. Суд вправе признать это обстоятельство смягчающим наказание виновного, а также направить (в необходимых случа­ях) частные определения по месту работы или жительства ука­занных лиц[5] .

Также условий его жизни и быта, отношений с родителями суд согласно ст. 105 УПК РФ может применить как меру пресечения присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а несовершеннолетнего, находящегося в специа­лизированном детском учреждении, — администрации данного учреждения[6] . Законодатель не запрещает одновременно с отда­чей несовершеннолетнего под присмотр избрать ему и другую меру пресечения, не связанную с заключением под стражу.

Закон не требует объявлять несовершеннолетнему постанов­ление, которым ему изменяется или отменяется мера пресече­ния. Однако на практике это делается и удостоверяется его под­писью (или подписью его законного представителя) на поста­новлении. В зависимости от вида меры пресечения о ее отмене или изменении уведомляются поручители, родители (другие родственники, опекуны, попечители или иные заслуживающие доверия лица) несовершеннолетних или администрация специ­ализированного детского учреждения.

По общему правилу заключение несовершеннолетнего подо­зреваемого или обвиняемого под стражу допустимо лишь в том случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяж­кого или особо тяжкого преступления. Если данная мера пресече­ния избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести, в постановлении об избрании данной меры пресечения должна быть мотивирована исключительность данного решения (ч. 2 ст. 108 УПК РФ). Причем в случае задержания, заключения его под стражу или продления срока содержания под стражей уведомление об этом его закон­ных представителей обязательно (ч. 4 ст. 96, ч. 3 ст. 423 УПК РФ).

Уже то обстоятельство, что один из обвиняемых — несовер­шеннолетний, может стать основанием, чтобы выделить в отно­шении него уголовное дело в отдельное производство.

По делам данной категории в уголовный процесс допускает­ся законный представитель — начиная со стадии предварительного расследования. Последний обладает широким кругом прав, начиная с присутствия при предъявлении обвинения и кончая участием в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психиче­ским расстройством, не мог в полной мере осознавать факти­ческий характер и общественную опасность своих действий (без­действия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

В целях установления данного факта следует производить судебно-психиатрическую экспертизу. Так, судебной экспертизой может быть не установлено психического заболевания, однако обнаружена серьезная задержка психического развития вслед­ствие перенесенной им при родах травмы головного мозга, ас­фиксии и недоношенности.

По уровню общего психического раз­вития на момент обследования такой несовершеннолетний мо­жет быть признан несоответствующим паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуаль­но-личностной незрелости, недостаточной способности к про­гнозированию, контролю и выполнению критических функций как на момент обследования, так и во время совершения обще­ственно опасного деяния, — лицом, которое не могло полно­стью осознавать значение своих действий и руководить ими.

2. Особенности участия защитника и законных представителей

в досудебном производстве

По делам данной категории в судебное заседание вызывают­ся законные представители несовершеннолетнего подсудимого. Если несовершеннолетний не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, суд должен вызвать представителя органа опеки или попечительства, неявка которого не приоста­навливает рассмотрения дела, если суд не найдет его участие необходимым[7] .

Функция законного представителя обычно прекращается после того, как обвиняемый достиг 18-летнего возраста, по­скольку после этого он обладает дееспособностью в полном объеме. Однако из этого правила есть два исключения. Во-пер­вых, у лица могут остаться права законного представителя, если суд примет решение распространить на обвиняемого, возраст которого старше 18, но моложе 20 лет, содержащихся в законе (ст. 96 УК РФ) правил об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних[8] . В этих случаях суд мо­жет допросить родителей или лиц, их заменяющих, в качестве свидетелей.

И, во-вторых, по смыслу ст. 354 УПК РФ рассмотрению в кассационном (апелляционном) порядке подлежит жалоба до­пущенного к участию в деле законного представителя несовер­шеннолетнего осужденного (оправданного), даже если послед­нему на момент проверки дела в суде кассационной (апелляци­онной) инстанции исполнилось 18 лет[9] .

Признав необходимым допросить законного представителя в качестве свидетеля, суд выносит об этом определение и разъяс­няет ему положения ст. 51 Конституции РФ. В случае допроса законного представителя он предупреждается об уголовной от­ветственности только за дачу заведомо ложных показаний3 .

Специфика судебного разбирательства данной категории дел предопределяет целесообразность их рассмотрения в судах пер­вой инстанции под председательством одних и тех же судей, обладающих наибольшим опытом[10] . При судебном разбиратель­стве дел, по которым в числе подсудимых участвуют несовер­шеннолетние, судам необходимо особое внимание уделять нор­мам ст. 280, 421, 428, 429 УПК РФ и не противоречащим УПК РФ положениям постановления Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам о преступлениях несовершенно­летних” от 14 февраля 2000 г. № 7.

Учитывая, что выяснение отдельных обстоятельств дела мо­жет отрицательно повлиять на этих лиц, суды в каждом случае должны обсуждать вопрос о необходимости присутствия несовершеннолетних в зале суда при исследовании таких обстоя­тельств[11] . Суд правомочен удалять несовершеннолетнего из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, мо­гущих на него повлиять отрицательно.

Законодателем предусмотрены дополнительные вопросы, рассматриваемые судом при постановлении приговора по дан­ной категории уголовных дел. Суд (мировой судья) должен ре­шить, возможно ли:

1) освободить несовершеннолетнего подсудимого от наказа­ния в случаях, предусмотренных ст. 92 УК;

2) осудить его условно;

3) назначить ему наказание, не связанное с лишением сво­боды.

При этом суд решает, на какое специализированное учреж­дение для несовершеннолетних должен быть возложен контроль над поведением осужденного.

В странах, где участие защитника (адвоката или представителя несовершеннолетнего) предусмот­рено в законе, он может вступить в свои права с момента первого контакта подзащитного с представителями правоохранительных органов. Это же пре­дусмотрено Пекинскими правилами ООН[12] .

Защитник допускается с момента возбуждения уголовного дела в отно­шении несовершеннолетнего, его задержания и ареста.

Особо следует обратить внимание на обязанность следователя, прокуро­ра ознакомить защитника и законного представителя с той частью материалов дела, в отношении которой ими принято решение не допускать несовершен­нолетнего к ознакомлению с ними, считая, что эти материалы могут оказать на несовершеннолетнего отрицательное воздействие (ч. 3 ст. 426 УПК).

Среди новых прав законного представителя в судебном разбирательстве укажем следующие: давать показания; участвовать в прениях сторон; прино­сить жалобы на действия (бездействие) и решения суда; участвовать в заседа­нии судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Здесь важ­но и расширение прав законного представителя, и их отражение в специаль­ной гл. 50 УПК, регулирующей особый порядок по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Очевидно, что при конфликте интересов представителя и представляе­мого последний не может быть уверен в эффективности его защиты. Ясно, что в этом случае подрывается сам принцип повышенной юридической за­щиты несовершеннолетнего.

В ч. 4 ст. 426 УПК предусмотрено, что законный представитель может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания счи­тать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего по­дозреваемого, обвиняемого. Аналогичная формулировка есть и в ст. 428 УПК — уже применительно к отстранению законного представителя от уча­стия в судебном заседании.

Надо полагать, что действия законного представи­теля, наносящие ущерб интересам несовершеннолетнего, касаются не толь­ко поведения законного представителя на предварительном расследовании и в судебном заседании, но и более широкой сферы его отношений с несовер­шеннолетним (например, пренебрежение родительскими обязанностями по воспитанию своих детей; конфликт родителей и детей по поводу имущества и т. д.)[13] .

Законодательство и судебная практика решают вопрос о замене в таких случаях отстраненного законного представителя. Вопрос этот уже не может быть решен факультативно, поскольку согласно ст. 48 УПК участие законно­го представителя в производстве по делу несовершеннолетнего обязательно. В ст. 428 УПК говорится о допуске «другого» представителя (без расшифров­ки). Однако и второй родитель может оказаться в конфликте с ребенком. Можно воспользоваться в этом случае правилами семейного законодательст­ва, которое ввиду отсутствия возможности допустить к защите интересов не­совершеннолетнего не только его родителей, но и иных лиц, их заменяющих, допускает вызов в суд представителя органа опеки и попечительства.

Законный представитель несовершеннолетнего возникает не в связи с со­вершением подростком преступления. Преступления могло и не быть, а закон­ный представитель существует. Уже имеющийся у несовершеннолетнего за­конный представитель призывается, вводится в уголовный процесс.

3. Особенности производства в судебной стадии

Суд должен в обязательном порядке выяснять мнение законного представителя по возникающим вопросам наряду с мнением других участников судебного заседания.

Несоответствующее выполнение законным представителем воз­ложенных на него обязанностей влечет его замену на другого закон­ного представителя из числа лиц, указанных в п. 12 ст. 5 УПК РФ.

Согласно уголовно-процессуальному закону предусмотрен ряд слу­чаев, когда в целях предотвращения возможного негативного воздей­ствия на формирование личности несовершеннолетнего допускается ограничение его в ознакомлении с материалами уголовного дела и по­казаниями некоторых участников судебного заседания. Так, по прави­лам ч. 3 ст. 426 УПК РФ лицо, проводившее предварительное рассле­дование, имеет право вынести постановление о непредъявлении несо­вершеннолетнему обвиняемому для ознакомления отдельных материалов уголовного дела, при этом обязательно указывая в поста­новлении причину. Такой причиной могут служить только содержа­щиеся в данных непредъявляемых материалах сведения, которые мо­гут отрицательно воздействовать на формирование личности несовер­шеннолетнего. Здесь следует отметить, что ознакомление законного представителя со всеми материалами уголовного дела, собранными на этапе предварительного расследования, является его правом, в то вре­мя как ознакомление с непредъявленными несовершеннолетнему ма­териалами, которые могут отрицательно воздействовать на формиро­вание его личности, является его обязанностью. Обязанностью же лица, производящего предварительное расследование и вынесшего данное постановление, является предъявление вышеназванных материалов законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого.

Временное удаление подсудимого из зала заседания суда возмож­но во всех случаях, когда исследуются обстоятельства, которые спо­собны оказать на несовершеннолетнего негативное воздействие. Выс­шие судебные инстанции рекомендуют судам оценивать исследуе­мые обстоятельства и доказательства для того, чтобы установить, не повлияет ли отрицательно на формирование личности несовершен­нолетнего его присутствие при исследовании и обсуждении опреде­ленных вопросов.

Суд может рассмотреть вопрос об удалении несовершеннолет­него по своей инициативе или по ходатайству одной из сторон су­дебного разбирательства. После того как причина удаления несо­вершеннолетнего отпала, он должен быть немедленно возвращен в зал заседания.

О результатах исследования обстоятельств дела в отсутствии под­судимого председательствующий сообщает ему в тех пределах и фор­ме, которые не могут оказать на него отрицательного воздействия. Несовершеннолетний подсудимый имеет право после возвращения в зал заседания задать вопросы лицам, допрошенным в его отсут­ствие.

В отношении несовершеннолетнего существуют некоторые ис­ключения из общих правил применения мер пресечения. В силу положений, предусмотренных ст. 423 УПК РФ, помимо общих тре­бований, содержащихся в ст. 91, 97, 99, 100 и 108 УПК РФ, которые регламентируют порядок задержания лиц, подозреваемых в совер­шении преступления, а также применения в отношении подозре­ваемых и обвиняемых меры пресечения в виде содержания под стра­жей, в обязательном порядке установлено обсуждение возможнос­ти применения к несовершеннолетнему такой меры, как отдача под присмотр, в качестве альтернативы заключению под стражу. Также следует иметь в виду, что при избрании меры пресечения ст. 99 УПК РФ требует учитывать возраст подозреваемого, обвиняемого, а ч. 2 ст. 108 УПК РФ устанавливает, что к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в каче­стве меры пресечения может быть применено в случае подозрения или обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступ­ления. И только в качестве исключения — при подозрении или об­винении в совершении преступления средней тяжести. В после­днем случае при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении должен быть обязательно отражен характер исключительности данного конкретного случая.

Международные правовые акты настаивают, что родители или за­меняющие их лица должны по возможности немедленно или в крат­кие сроки уведомляться о произведенном аресте несовершеннолет­него. Поэтому ч. 3 ст. 423 УПК РФ обязывает незамедлительно сооб­щить законным представителям несовершеннолетнего о его задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей. Незамедлительность сообщения может выразиться в телефонном сообщении, телеграмме и в извещении указанных лиц иными доступными способами.

Определяя допрос как важнейшее следственное действие, при проведении которого несовершеннолетний подозреваемый, обвиня­емый является наиболее уязвимым в силу своей недостаточной дее­способности, законодатель специально предусмотрел положения, закрепленные в ст. 425 УПК РФ. Данные положения устанавливают, что допрос несовершеннолетнего ограничен 4 часами в день, и при этом обязателен перерыв после первых 2 часов допроса. В допросе несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, не достигшего к моменту проведения допроса шестнадцатилетнего возраста, кроме обязательного участия защитника, участие педагога или психолога также считается обязательным. Вышесказанное распространяется на случаи, когда несовершеннолетний достиг шестнадцатилетнего воз­раста, но есть документальные данные о том, что он страдает психи­ческим расстройством или отстает в психическом развитии, а также когда имеются данные о возможной отсталости, в связи с чем назна­чена или будет назначена экспертиза. Высшие судебные инстанции разъясняют, что участие педагога (психолога) в допросе несовершен­нолетнего подозреваемого, обвиняемого обусловлено необходимо­стью использовать в связи со сложностью такого допроса данные пе­дагогики и психологии при его подготовке, проведении, фиксации показаний. Поэтому отсутствие педагога (психолога) в таких случаях может вызвать сомнение в достоверности показаний.

При допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемо­го, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстаю­щего в психическом развитии, участие педагога или психолога обес­печивается допрашивающим лицом в обязательном порядке. При допросе несовершеннолетнего, достигшего шестнадцатилетнего воз­раста и не страдающего психическим расстройством, участие педаго­га или психолога может быть инициировано как защитником или законным представителем, так и самим допрашивающим. Вышеска­занные положения должны распространяться и на допрос несовер­шеннолетнего подсудимого, а участие педагога или психолога может оказаться целесообразным и при других процессуальных действиях, в ходе которых даются показания несовершеннолетним.

В Уголовно-процессуальном кодексе предусмотрен ряд дополни­тельных возможностей прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего; освобождения несовершеннолет­него от уголовного наказания; применения к несовершеннолетнему наказания, не связанного с лишением свободы. Так, уголовное пре­следование в отношении несовершеннолетнего может быть прекра­щено в порядке ст. 427 УПК РФ, если: 1) несовершеннолетний обви­няется в совершении преступления небольшой или средней тяжес­ти; 2) преступление совершено несовершеннолетним впервые; 3) исправление несовершеннолетнего возможно без применения на­казания; 4) несовершеннолетний и его законный представитель со­гласны с прекращением. При наличии всех отмеченных факторов прекратить уголовное преследование имеют право прокурор, следо­ватель и дознаватель с согласия прокурора. Одновременно с вынесе­нием соответствующего постановления возбуждается ходатайство перед судом о применении к несовершеннолетнему обвиняемому одной или нескольких принудительных мер воспитательного воздей­ствия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ: а) предупреждение; б) пе­редача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специ­ализированного государственного органа; в) возложение обязаннос­ти загладить причиненный вред; г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Применение в отношении несовершеннолетнего принудительной меры воспитательного воздействия является прерогативой исключи­тельно суда (п. 3 ч. 1 ст. 29 УПК РФ).

Постановляя о применении к несовершеннолетнему обвиняемо­му принудительной меры воспитательного воздействия, суд должен возложить на специализированное учреждение для несовершенно­летних контроль за исполнением требований, предусмотренных при­нудительной мерой воспитательного воздействия. В данное учреж­дение направляется копия постановления суда.

Последствия систематического неисполнения несовершеннолет­ним требований, содержащихся в принудительной мере воспитатель­ного воздействия, предусмотрены законом. В таких случаях специа­лизированное учреждение для несовершеннолетних, осуществляю­щее контроль за надлежащим исполнением подростком указанных в постановлении судьи требований, возбуждает перед судом ходатай­ство об отмене постановления о прекращении уголовного преследования и применении принудительной меры воспитательного воздей­ствия. На основании полученного ходатайства суд отменяет выне­сенное ранее постановление и направляет материалы уголовного дела прокурору.

На стадии судебного разбирательства также имеется возможность прекращения уголовного преследования в отношении несовершен­нолетнего. Статья 431 УПК РФ устанавливает основания прекраще­ния судом уголовного дела в отношении несовершеннолетнего и при­менения к нему принудительной меры воспитательного воздействия. Прекращение уголовного дела, в отличие от стадии предварительно­го расследования, осуществляется постановлением суда по своему усмотрению, а не в связи с ходатайством прокурора, следователя или дознавателя. Копия данного постановления также направляется в специализированное учреждение, которое будет осуществлять конт­роль за поведением несовершеннолетнего. В отличие от положений, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности на стадии предварительного расследования, суд может прекратить уго­ловное дело и в отношении несовершеннолетнего подсудимого, со­вершающего преступление не в первый раз. Несовершеннолетнему и его законному представителю должны разъясняться последствия си­стематического неисполнения принудительной меры воспитатель­ного воздействия с отметкой в протоколе судебного заседания.

На стадии судебного разбирательства существуют следующие до­полнительные возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовного наказания или применения наказания, альтернативного лишению свободы. В частности, ст. 430 УПК РФ устанавливает, что при постановлении приговора несовершеннолетнему суду необхо­димо решить вопрос о возможности освобождения несовершенно­летнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ, либо условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы. Суд принимает решение о на­значении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы лишь тогда, когда исправление его невозможно без изоляции от об­щества. Принятое решение обязательно мотивируется в приговоре. Верховный Суд РФ разъяснял, что суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, впервые совершившим преступления, не представляющие большой обще­ственной опасности, если их исправление и перевоспитание можетбыть достигнуто путем применения принудительных мер воспита­тельного воздействия. При этом суд обязан указать конкретное спе­циализированное учреждение, на которое возлагается контроль за поведением несовершеннолетнего.

Суд, рассматривая уголовное дело о преступлении небольшой или средней тяжести, может прийти к выводу, что исправление несовер­шеннолетнего, совершившего это преступление, возможно без при­менения уголовного наказания. В этом случае суд, в соответствии с ч. 1 ст. 92 УК РФ, имеет право, постановив обвинительный приго­вор, освободить несовершеннолетнего подсудимого от наказания и применить к нему принудительную меру воспитательного воздей­ствия.

Несовершеннолетний может быть помещен в специализирован­ное учреждение закрытого типа до достижения им возраста восемнад­цати лет, но не более чем на три года. В соответствии с требованиями уголовного закона срок пребывания несовершеннолетнего в указан­ном учреждении не может превышать максимального срока наказа­ния, предусмотренного УК РФ за совершенное им преступление.

Суд может принять решение о прекращении пребывания несо­вершеннолетнего осужденного в специализированном учреждении для несовершеннолетних досрочно на основании представления, подготовленного администрацией специального учебно-воспитатель­ного учреждения закрытого типа совместно с комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Для завершения общеобразовательной или профессиональной подготовки несовершеннолетнего осужденного допускается продле­ние срока его пребывания в специализированном учреждении для несовершеннолетних. Согласно правилам, установленным в УПК РФ, лицо, содержащееся в специализированном учреждении, самостоя­тельно возбуждает соответствующее ходатайство о продлении срока пребывания в этом учреждении.


Заключение

Задача законодательства – уголовного и уголовно-процессуального - из­начально состояла и состоит поныне во включении в судопроизводство в от­ношении несовершеннолетних таких норм, которые ограждали бы детей и подростков от негативного воздействия на них как условий их жизни и вос­питания, так и общей процедуры судопроизводства, а также от одинаковых со взрослыми режимов предварительного заключения и исполнения наказания.

Модернизация российской модели правосудия для несовершеннолетних произошло после вступления в силу УПК 2001 г. Речь идет о Федеральных за­конах № 161; ФЗ от 8 декабря 2003 г. «О приведении Уголовно-процессуаль­ного кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соот­ветствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Россий­ской Федерации».

Нормы Федеральных законов, принятых в 2003 г., немногочисленны, но весьма существенны, ибо касаются освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания и применения к ним вместо этого принудительных мер воспитательного воздействия.

Дальнейшее развитие производства по делам несовершеннолетних нахо­дим в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Пленум акцентировал внимание судебной практики на следую­щих обстоятельствах: общий порядок судопроизводства, предусмотренный УПК, обязателен для дел в отношении несовершеннолетних; изъятия из этого общего порядка могут быть лишь те, которые преду­смотрены ст. 420-432 УПК, составляющими гл. 50 УПК; соответственно, в отношении несовершеннолетних не должен приме­няться особый порядок судебного разбирательства, предусмотренный гл. 40 УПК и дающий право суду провести судебное разбирательство при наличии указанных в законе условий в сокращенном порядке.

Список используемой литературы:

Нормативные акты:

1. Конституция РФ. М., 2006.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. М., 2005.

3. Уголовный кодекс РФ. М., 2006.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

5. Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

6. О судебной практике по делам о преступлениях несовершен­нолетних: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 // ВВС РФ. 2000. № 4.

Дополнительная литература:

8. Башкатов Л.Н., Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. М., 2006.

9. Громов Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В. Уголовный процесс России. Учебник. М., 2001.

10.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. / Под ред. В.И. Радченко. М., 2003.

11.Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право РФ. Учебник. М., 1998.

12.Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция. Проблемы-уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М.: Дело, 2000.

13.Уголовный процесс. Учебник для юридических высших заведений. / Под ред. В.И. Радченко. М., 2003.

14.Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М., 1998.


[1] См.: О судебной практике по делам о преступлениях несовершен­нолетних: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 // Комментарий к постановлениям пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам. С. 13.

[2] См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Фе­дерации по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1994 году // ВВС РФ. 1995. № 11.

[3] См.: О выполнении судами законодательства и руководящих разъяс­нений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении дел о пре­ступлениях несовершеннолетних: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. № 5 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уго­ловным делам. 1997. С. 188-189.

[4] См.: О судебной практике по делам о преступлениях несовершен­нолетних: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 // ВВС РФ. 2000. № 4. С. 9

[5] Там же. С. 11.

[6] Там же. С. 11.

[7] См.: О судебной практике по делам о преступлениях несовершен­нолетних: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 // Комментарий к постановлениям пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам. С. 12.

[8] Там же. С. 12-13.

[9] См.: О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспе-1чении качества рассмотрения уголовных дел: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 августа 1988 г. № 5 // Там же. С. 351.

[10] Там же. С. 13.

[11] См.: О соблюдении судами Российской Федерации процессуаль­ного законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 сентября 1975 г. № 5 // Комментарий к постановлениям пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам. С. 422.

[12] Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция. Проблемы-уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М.: Дело, 2000. С. 145.

[13] Башкатов Л.Н., Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. М., 2006. С. 292.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий