регистрация / вход

Ответственность несовершеннолетних в гражданском праве

Дееспособность несовершеннолетних. Понятие дееспособности. Дееспособность малолетних. Ответственность за вред, причиненный малолетними. Возмещение вреда, причиненного малолетними электронных банковских систем.

Тема: Гражданская ответственность малолетних

Содержание

Введение 3
Глава 1. Дееспособность несовершеннолетних 4
§ 1.1 Понятие дееспособности 4
§ 1.2 Дееспособность малолетних (лиц, не достигших 14-летнего возраста) 6
Глава 2. Ответственность за вред, причиненный малолетними 12
§ 2.1 Понятие ответственности 12
§ 2.2. Ответственность за вред, причиненный малолетними (лицами, не достигшими 14 лет) 16
Глава 3. Возмещение вреда, причиненного малолетними 24
Заключение 30
Библиографический список 33

Введение

Актуальность темы определяется необходимостью конкретизации лиц, отвечающих за совершение малолетними гражданские правонарушения с целью ужесточения ответственности в связи с ростом правонарушений, совершенных лицами, не достигшими 14-летнего возраста.

Практическая значимость работы заключается в разработке предложений по реформированию гражданского законодательства в части ответственности за вред, причиненный малолетними; по ужесточению мер за безнадзорностью малолетних.

Объектом исследовании является гражданско-правовая ответственность, а предметом – ответственность за вред, причиненный малолетними и проблемы, связанные с их привлечением к ответственности за соответствующие гражданские правонарушения.

Цель данной работы состоит в том, чтобы детально изучить причины возросшего числа правонарушений, совершенных малолетними; найти соответствующие проблемы в законодательстве.

Задачами данной работы являются: исследование сущности дееспособности малолетних лиц (не достигших 14-летнего возраста); фактическое использование этой дееспособности малолетними; причины и основания возникновения ответственности; освещение круга лиц, несущих ответственность за правонарушения, совершенные малолетними; дать анализ нормативно-правовой базы, регулирующей данный вид ответственности; предложить ряд мероприятий по стабилизации и улучшению ситуации, возникшей с малолетними правонарушителями.

С целью полноты исследования поставленной проблемы были изучены нормативно-правовые акты, учебная литература авторов: Антокольской М.В., Сергеева А.П., Толстого Ю.К., Суханова Е.А. и т.д.; научная литература, монографии авторов: Борисова В.А., Дмитриева А.И., Грибанова В.П., Матвеева Т.К., Нечаевой А.М. и др.


Глава 1. Дееспособность несовершеннолетних

§ 1.1. Понятие дееспособности

Дееспособность на правовом языке означает фактическую способность человека совершать те или иные юридические сделки, юридические действия, направленные к установлению, изменению, прекращению или осуществлению гражданских прав[1] . Также определялась дееспособность гражданина в статье 11 Гражданского кодекса РСФСР, под которой подразумевалась способность своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности[2] . Современное понимание дееспособности в принципе не отличается от прежнего. Она вновь рассматривается как способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности (ст. 21 ч. I ГК РФ). К сказанному делается значительное дополнение: «и исполнять их». Такое дополнение подчеркивает немаловажный признак дееспособности – ее динамику[3] .

Следовательно, дееспособность входит в категорию понятий, ядро которых составляет, опять-таки, способность гражданина. Но здесь это уже не природное свойство, а готовность к совершению определенных действий и поступков, предусмотренных законом, составляющих права и обязанности физического лица (гражданина). Существование такой способности уже не носит абстрактного характера, оно «привязано» к возможности действовать. Причем эта возможность не безгранична, а ограничена рамками закона. Его вмешательство в содержание дееспособности представляет собою одно из наиболее распространенных, универсальных способов регулирования государством в данном случае гражданско-правовых отношений физических лиц.

К участию в них оно допускает всех и каждого, за исключением граждан, не способных совершать разумные действия и поступки, отдавать себе отчет в том, что для чего они делают. Поэтому не случайно ради более гибкого правового регулирования отношений с участием этих лиц, вводятся такие понятия, как полная и ограниченная дееспособность.

Ограничение дееспособности, предусмотренное гражданским законодательством, распространяется на несовершеннолетних.

Конечно, невозможно сразу наделить несовершеннолетнего всем объемом гражданской дееспособности, не предоставляя ему возможности постепенно приучаться к совершению самостоятель­ных волевых действий. Закон предусматривает определенные воз­растные этапы, с наступлением которых несовершеннолетнему предоставляются более широкие элементы дееспособности. Проявляется это в двух главных областях дееспособности: возможно­сти совершения сделок и самостоятельной имущественной ответ­ственности.

Несовершеннолетние, не достигшие 14-летнего возраста (ма­лолетние), по общему правилу, недееспособны, все сделки от их имени совершают только их родители, усыновители или опекуны.

Статья 28 ГК РФ, именуемая «Дееспособность малолетних», причисляет их к полностью недееспособным, за которых почти все сделки могут совершать от их имени родители либо заменяющие родителей в установленном законом порядке (опекуны, приемные родители)[4] .

Однако 14 лет, достаточно большой срок для становления пси­хики несовершеннолетнего, его интеллектуальной зрелости. Едва ли можно сравнивать уровень осознания совершаемых действий годовалым ребенком и 13-летним подростком. Поэтому закон предусмотрел возможность совершения малолетними определен­ных сделок. От 6 до 14 лет - первый возрастной промежуток, с которым закон связывает определенный этап взросления.

В этом возрасте малолетние вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с его согласия третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (п. 2 ст. 28 ГК).

Малолетние, несмотря на обладание возможностью соверше­ния определенных сделок, не несут самостоятельной ответствен­ности, являясь недееспособными. Ответственность за их действия, включая сделки, которые они вправе совершать самостоятельно, несут их родители, усыновители или опекуны в полном объеме, они же отвечают и за вред, причиненный малолетними.

В целом, хотя статья Гражданского кодекса и названа «дееспособность ма­лолетних», граждане, не достигшие 14 лет, являются не дееспособ­ными.

Предоставленные им законом возможности совершения от­дельных сделок носят строго исчерпывающий характер и являются исключением из общего правила. Кроме того, нельзя говорить о дееспособности лица, если оно не несет самостоятельной ответ­ственности за свои действия[5] .

§ 1.2. Дееспособность малолетних

(лиц, не достигших 14 дет)

Как и ранее, Гражданский кодекс РФ устанавливает разный объем дееспособности граждан, не достигших 18 лет (если они до этого возраста не приобрели дееспособность в полном объеме). Несовершеннолетние разделены на две группы. По сравнению с ранее действовавшим законодательством возрастные рамки в пределах этих двух групп изменены. По прежнему законодательству малолетними считались лица в возрасте до 15 лет, а сейчас - до 14 лет. Соответственно во вторую группу входят несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет[6] .

Объем дееспособности несовершеннолетних обеих групп расширен.

Малолетние ранее могли совершать только мелкие бытовые сделки. Традиционно такими признаются сделки на небольшую сумму, направленные на удовлетворение личных потребностей, исполняемые при их заключении и совершаемые за наличный расчет.

Согласно п. 2 ст. 28 ГК РФ они могут совершать[7] :

1. Мелкие бытовые сделки ;

Мелкие бытовые сделки - сделки, которые направлены на удовлетворение обычных, ежедневных потребностей малолетнего или членов его семьи и незначительные по сумме. Из названных двух критериев, вероятно, меньше вопросов вызывает потреби­тельский характер мелкой бытовой сделки. Так, покупка хлеба молока, других регулярно приобретаемых продуктов питания, тетрадей, предметов, необходимых малолетнему каждый день, совер­шение некоторых других сделок имеют обычный для любого ре­бенка потребительский характер. Более сложен второй крите­рий - незначительность суммы сделки. Не говоря уже о таких явлениях, как инфляция, и в условиях устойчивой экономики всегда возникает проблема оценки. Является ли та или иная сдел­ка значительной или незначительной по сумме?

Подчас высказы­ваются предложения установить конкретную сумму в законе либо определять ее как процент от уровня дохода родителей и т. п., од­нако ни одно из этих предложений не имеет отношения к смыслу правила, положенного в основу законодательного решения: незна­чительность означает, что для данного малолетнего с учетом его уровня развития, степени осознания значимости совершаемого им действия суд в каждом конкретном случае должен вынести свое решение, является ли для конкретного малолетнего совершенная сделка мелкой, т. е. незначительной по сумме, или нет. Оба крите­рия мелкой бытовой сделки имеют оценочный характер. Сравните сделки, которые может совершать 6-летний, и сделки, которые в состоянии осознать и совершить 13-летний. Характер и размер мелких бытовых сделок у того и другого, думается, будут различ­ными.

2. Сделки , направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, малолетние вправе совершать, поскольку такие сделки, как правило, не налагают на них обязанностей.

Так, договор даре­ния предполагает выражение воли одаряемого на принятие дара, значит, малолетний должен иметь возможность выразить свою во­лю, принимая какой-либо, пусть даже незначительный, подарок.

Исключение составляют сделки, для которых предусмотрена нота­риальная форма или государственная регистрация, поскольку эти действия предполагают сделки со значительными объектами, на­пример жилым домом.

3. Сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Указанные сделки совершаются под косвенным контролем законных представителей малолетнего, поскольку средства предоставляются либо ими, либо с их согла­сия третьими лицами, следовательно, законные представители вполне могут контролировать сумму, предоставляемую ребенку, целевое использование средств и т. д. Реализуя предоставленные возможности, ребенок демонстрирует законным представителям свою зрелость, взвешенность и обоснованность заключаемых им гражданско-правовых сделок, что позволяет корректировать его поведение еще задолго до достижения дееспособности в полном объеме.

ГК сохранил норму, устанавливающую, что за несовершеннолетних от их имени сделки могут совершать только их законные представители: родители, усыновители или опекуны. Сохранена также норма, согласно которой за действиями законных представителей по распоряжению имуществом подопечных устанавливается контроль со стороны органов опеки и попечительства.

В то же время в пределах названной возрастной группы выделены несовершеннолетние в возрасте от 6 до 14 лет и круг сделок, которые могут совершать несовершеннолетние в этом возрасте, существенно расширен. Проведенное ГК РФ возрастное деление позволяет сделать вывод, что малолетние в возрасте до 6 лет полностью недееспособны.

Таким образом, малолетний в возрасте от 6 до 14 лет сам может получить в дар имущество, если только исходя из стоимости подарка соответствующий договор не должен быть нотариально удостоверен или пройти государственную регистрацию.

Следовательно, по-прежнему только родители (усыновители, опекуны) вправе принять в дар от имени ребенка земельный участок, дом, квартиру, другое недвижимое имущество, поскольку в соответствии со ст. 164 ГК такие сделки подлежат обязательной государственной регистрации.

Вместе с тем малолетний вправе заключить договор на безвозмездное пользование любым имуществом на срок до одного года, поскольку заключение такого договора требует лишь простой письменной формы; взять напрокат велосипед или другую вещь и уплатить за это деньги, подаренные ему дедом; фактически принять наследственное имущество, с тем, однако, что свидетельство о праве на наследство от его имени получит у нотариуса его законный представитель.

Хотя в гражданском законодательстве возможность совершения малолетними сделок по распоряжению средствами, предоставленными им для целевого или свободного использования, не ограничена, все же и в этих случаях не может идти речь о самостоятельном совершении сделок, требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации, поскольку такое оформление может производиться лишь дееспособными гражданами.

В перечень сделок, которые малолетние могут совершать самостоятельно, в отличие от ранее действовавшего законодательства не включено право самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими.

Сделки, совершенные малолетним с нарушением объема предоставленной ему дееспособности, являются ничтожными с наступлением последствий, предусмотренных ст. 172 и абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 ГК РФ.

Важно отметить, что впервые ГК установил исключение из этого общего правила: если такая сделка совершена к выгоде малолетнего, родители, усыновители или опекун вправе в его интересах обратиться в суд с требованием о признании сделки действительной (ст. 172 ГК).

Следует обратить внимание и на то, что, расширив объем дееспособности малолетних, ГК в то же время сохранил полную имущественную ответственность их законных представителей не только по сделкам, которые они совершают от имени малолетних, но и по сделкам, которые малолетние вправе совершать самостоятельно. В последнем случае законные представители могут быть освобождены от ответственности, если только докажут, что обязательство было нарушено не по их вине.

В Гражданском законодательстве существует следующий пробел.

Если попытаться проанализировать приведенный текс ГК РФ, то легко обнаружить отсутствие четких границ в определении тех действий, которые разрешаются малолетнему в возрасте от 6 до 14 лет. Тем более что ГК РФ не определяет (и не может определить) , каковы признаки мелкой бытовой сделки, так как они во многом зависят от уровня материальной обеспеченности семьи, где находится ребенок; понимания, какова ценность вещи, предмета сделки и т.п. Нет ясности и в вопросе , какие сделки направлены на безвозмездное получение выгоде, тем более, когда их совершает малолетний.

По смыслу п. 2 ст. 28 ГК РФ малолетний может как угодно распоряжаться любыми средствами, лишь бы они были предоставлены родителями или с их согласия безотносительно к размеру полученного. А если это значительный по своим размерам гонорар ребенка или денежная сумма, полученная по наследству?

Очевидная уязвимость текста п. 2 ст. 28 ГК РФ приводит к тому, что данная правовая норма практически не работает, так как противоречит правилам внутрисемейной педагогики[8] .

Глава 2. Ответственность за вред,

причиненный малолетними

§ 2.1. Понятие ответственности

Гражданско-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности.

На правонарушителя в рамках правоотношения ответственно­сть возлагается определенная обязанность. Поэтому вполне допустимо определять юридическую ответственность как особую обя­занность право нарушителя, которая выражается в претерпевании лишений личного или имущественного порядка[9] .

Поскольку эти лишения личного или имущественного харак­тера предусматриваются санкцией соответствующей нормы права, юридическая ответственность может быть определена и как санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицатель­ные последствия[10] .

Юридическая ответственность как явление правовой действительности находится во множестве отношений с другими явлени­ями как правовой, так и иной социальной действительности. И в рамках каждого из этих отношений юридическая ответственность обнаруживает различные свои свойства и получает тем самым различную характеристику. В силу этого, в принципе можно сформулировать и множество иных определений юридической ответственности, в каждом из которых будут отражаться различ­ные свойства (грани) одного и того же явления – юридической ответственности. Однако это не означает, что чем больше указан­ных свойств выявлено и отражено в соответствующем доктриналь­ном определении ответственности, тем больших успехов достигну­то юридической наукой. В задачу любой науки входит не механи­ческое перечисление всех свойств и признаков исследуемого явления, а выделение основного, решающего аспекта этого феномена, в котором находят воплощение наиболее важное его свойство.

Возможность наступления юридической ответственности предусмотрена санкцией соответствующей нормы права. Однако сама по себе санкция - это часть право вой нормы, ко­торая никак не может быть юридической ответственностью.

В противном случае одним и тем же понятием «санкцию» будут ох­ватываться различные правовые явления: часть правовой нормы ­и те последствия, которые наступают в результате нарушения этой нормы.

Для характеристики юридической ответственности решающее значение имеют два аспекта. Первый аспект сводится к тому, что юридическая ответственность - это всегда следствие правонарушения. Именно в этом аспекте юридическая ответственность наи­более значима с точки зрения как правоприменительной, таки правотворческой деятельности. Обусловлено это тем, что юри­дическая ответственность - это не просто следствие правонару­шения, а такое его следствие, которое должно оказывать стимули­рующее воздействие на субъектов права, способствуя предотвра­щению правонарушений.

Отсюда с неизбежностью проступает второй наиболее важный аспект юридической ответственности - в результате совершенного правонарушения для правонарушителя должны наступать определен­ные отрицательные, нежелательные последствия. Эти отрицатель­ные, нежелательные для право нарушителя последствия должны обладать такими свойствами, которые способны стимулировать субъектов права к соблюдению требований закона и тем самым предотвращать право нарушения. Здесь уместно заметить, что для самого правонарушителя не имеет особого значения то, что эти нежелательные, отрицательные для него последствия имеют место в рамках особого правоотношения, что они выступают в форме особой возлагаемой на него обязанности и т. п. Решающее значе­ние для привлекаемого к ответственности лица имеют только сами эти отрицательные, нежелательные для него последствия, которые наступают в результате совершения правонарушения. Именно они оказывают стимулирующее воздействие на субъектов права, спо­собствуя предотвращению правонарушений, на что и должна быть направлена любая юридическая ответственность.

В качестве таких отрицательных, нежелательных для право на­рушителя последствий могут выступать лишения либо личного ха­рактера (арест, задержание, лишение свободы и т. п.), либо иму­щественного (конфискация имущества, возмещение убытков, взыскание неустойки и т. п.).

С учетом изложенного можно определить юридическую ответ­ственность как последствие совершенного правонарушения, которое выражается в нежелательных для правонарушителя лишениях лич­ного или имущественного характера.

Особенности гражданско-правовой ответственности заключаются в следующем. Поскольку гражданское право имеет дело, в первую очередь, с имуществен­ными отношениями, то и гражданско-правовая ответственность наступает в виде лишений имущественного характера. Так, при возмещении убытков правонарушитель уплачивает деньги или предоставляет какое-то иное имущество потерпевшему и тем самым лишается этого имущества.

В гражданском праве даже в случае нарушения личных неиму­щecтвенных прав правонарушитель не привлекается к ответствен­ности, предполагающей лишения личного характера. Обусловлено это частноправовым характером регулирования общественных от­ношений, входящих в предмет гражданского права.

Частноправовое регулирование потому так и называется, что оно учитывает, в первую очередь, частные интересы участников общественных отношений. Привлечение же к ответственности на­рушителя личного неимущественного права в виде лишений лич­ного характера не соответствует частному интересу лица, чье пра­во нарушено. Его частному интересу в гораздо большей степени соответствует привлечение правонарушителя к имущественной от­ветственности, так как и при нарушении личных неимуществен­ных прав, потерпевший, как правило, несет имущественные поте­ри. Вместе с тем не все меры имущественного характера, предус­мотренные гражданским законодательством на случай правонару­шения, относятся к гражданско-правовой ответственности.

Частные интересы участников гражданского оборота воплощаются в принадлежащих им субъективных правах и в соответствующих этим правам обязанностях, возлагаемых на других участников правоотношения. Неисполнение участниками гражданских правоотношений возложенных на них обязанностей неизбежно нарушает субъективные права других участников этих правоотношений. Поэтому гражданско-правовая ответственность - это всегда от­ветственность одного участника гражданского правоотношения пе­ред другим участником того же правоотношения, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Тем самым гражданско-пра­вовая ответственность отличается от имущественной ответствен­ности, например в уголовном или административном праве, когда имущественные санкции взыскиваются в доход государства. В та­ких случаях право нарушитель отвечает не перед потерпевшим, а перед государством.

Особенность гражданско-правовой ответственности проявляется также в том, что она не только стимулирует участников граж­данского оборота к соблюдению требований закона и тем самым предотвращает правонарушения, но и обеспечивает восполнение тех имущественных потерь, которые понес потерпевший в резуль­тате совершенного против него правонарушения. Эта особенность гражданско-правовой ответственности предопределяется возмезд­но-эквивалентным характером большинства имущественных от­ношений, составляющих предмет гражданского права. Исходя из этого гражданско-правовая ответственность строится таким обра­зом, что имущество из хозяйственной сферы одного участника гражданского правоотношения (право нарушителя) передается другому участнику этого правоотношения (потерпевшему). Это имущество правонарушителя предназначено для восстановления имущественных потерь потерпевшего. В силу этого граждан­ско-правовая ответственность носит компенсационный характер: имущественные потери потерпевшего компенсируются за счет иму­щества правонарушителя.

Таким образом, под гражданско-правовой ответственностью следует понимать применение к правонарушителю таких мер, в ре­зультате которых у правонарушителя изымается и передается по­терпевшему имущество, которое правонарушитель не утратил бы, если бы не совершил правонарушение.

§ 2.2. Ответственность за вред, причиненный малолетними

(лицами, не достигшими 14 лет)

В Гражданском кодексе Российской Федерации содержится целая группа норм, посвященных ответственности за вред, причиненный гражданами, частично или полностью лишенными дееспособности, а также не способными понимать значения своих действий. Общим для всех этих случаев является то, что за вред, причиненный такими гражданами, ответственность (прямую или субсидиарную) несут иные названные в законе лица. При этом ответственность таких лиц носит самостоятельный характер: они отвечают за свои, а не чужие противоправные и виновные действия (бездействие). Применительно к каждой категории лиц, ответственных за причиненный вред, должен быть определен состав гражданского правонарушения, которое влечет обязанность возмещения вреда. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении о возмещении вреда раскрыл содержание противоправных действий (бездействия), вины и причинной связи родителей (усыновителей) и опекунов (попечителей) при возложении на них ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними: неосуществление надзора за несовершеннолетними, безответственное отношение к их воспитанию, неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось их неправильное поведение, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие внимания к ним и т. п.)[11] .

Таким образом , родители (усыновители, опекуны и попечители) несут ответственность как за ненадлежащее воспитание, так и за ненадлежащий надзор за детьми. Ответственность родителей наступает вне зависимости от того, проживают они вместе с детьми или нет. Отдельно проживающий родитель несет равную ответственность с родителем, который проживает вместе с ребенком. Судебная практика подчеркивает, что отдельно проживающий родитель может быть освобожден от ответственности, если он по вине другого родителя был лишен возможности участвовать в воспитании своего ребенка [12] .

Особо решен вопрос об ответственности тех родителей, которые лишены родительских прав. Закон учитывает, что обычно основанием для лишения родительских прав является безответственное отношение родителей к воспитанию детей, в частности уклонение от выполнения своих обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жесто­кое обращение с детьми и т. п. (ст. 69 Семейного кодекса РФ). Указанное поведение родителей оказывает на детей отрицательное влияние, в силу чего оно находится в причинно-следственной связи с вредоносными действиями последних по отношению к третьим лицам. Поскольку, однако, роди­тели, лишенные родительских прав, не могут участвовать в воспитании детей, возможность возложения на них ответственности за причинен­ный детьми вред ограничивается трехлетним сроком. По истечении этого времени ответственность родителей, лишенных родительских прав, исключается. По смыслу закона указанное правило должно действовать и в отношении родителей, ограниченных судом в их родительских правах (ст. 74 СК), поскольку в этом случае также утра­чивается право на личное воспитание ребенка[13] .

Малолетние граждане в возрасте до 14 лет рассматриваются законодателем как лица, неспособные в силу недостаточной психической зрелости разумно руководить сво­ими действиями и правильно оце­нивать их возможные последствия. Несмотря на то, что, малолетние в возрасте от 6 до 14 лет обладают правом на совершение некоторых сделок (ст. 28 ГК РФ), гражданская деликтоспособность у них полностью отсутствует. Это, однако, не означает, что причиняемый ими вред остается невозмещенным. Вред, при чиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), должен возме­щаться его родителями (усыновителями) или опекунами, если они не докажут, что вред возник не по их вине (п. 1 ст. 1073 ГК РФ).

Причинителем вреда, помимо родителей, усыновителей и опе­кунов, могут считаться:

а) воспитательные лечебные учреждения, учреждения социальной защиты и другие аналогичные учрежде­ния, осуществляющие опеку над малолетним (детские дома, боль­ницы и т. п.) и

б) образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, обязанные осуществлять надзор за малолетним(лицеи, школы, щколы-интернаты, детские сады, ясли и другие учреждения), а также лица, осуществляющие за ними надзор на основании договора (няни, домработницы, гувернантки и т. п.).[14]

За вред, причиненный малолетними (в возрасте до 14 лет), отвечают и определенные учреждения, но пределы их ответственности различны. Норма, содержащаяся в п. 2 ст. 1073 ГК, является новеллой. В ней выделена группа учреждений (воспитательные, лечебные, социальной защиты), которые в силу закона выступают опекунами или попечителями помещенных в них несовершеннолетних. Соответствующий статус названных учреждений должен быть отражен в их уставе (положении об организациях данного вида). Такие организации отвечают на тех же основаниях, что и опекуны (попечители) граждане.

Вторую группу учреждений (образовательные, воспитательные, лечебные и иные) отличает то, что они обязаны осуществлять надзор за детьми во время нахождения их в этих учреждениях и несут ответственность за вред, причиненный лишь малолетними и только в случае ненадлежащего надзора за ними, в результате чего стало возможным причинение вреда. Впервые Кодекс включил в число лиц, отвечающих за вред, причиненный малолетними, также тех, кто осуществляет надзор за ними на основании гражданско-правового договора.

Поскольку пределы ответственности за ненадлежащий надзор уже, чем за ненадлежащее воспитание, не исключены случаи, когда обязанность по возмещению вреда, причиненного малолетними, может быть одновременно возложена на родителей (усыновителей), опекунов и соответствующее учреждение или лицо, осуществляющее надзор. Возлагается такая ответственность в долевом порядке в зависимости от вины каждого из ответственных лиц.

В связи с тем, что ответственность названных в пп. 2 и 3 ст. 1073 ГК граждан и юридических лиц носит самостоятельный характер, установлено общее правило: она не прекращается и тогда, когда малолетний становится полностью дееспособным либо получает имущество, достаточное для возмещения вреда[15] .

Вместе с тем впервые из приведенного общего правила в интересах потерпевших, жизни и здоровью которых причинен вред, сделано исключение. Имеется в виду, что возможны ситуации, когда родители (усыновители) или опекуны, на которых возложена обязанность возместить вред, умирают или не имеют достаточных средств для возмещения вреда. Здесь суду предоставлено право при определенных условиях возложить обязанность по возмещению вреда на самого причинителя, достигшего совершеннолетия и имеющего материальную возможность для возмещения вреда. Суд учитывает и другие обстоятельства.

Не привлекаются к ответственности за вред, причиненный мало­летними, граждане, которые по просьбе родителей, но не по догово­ру с ними, согласились временно присматривать за ребенком: де­душки и бабушки, братья и сестры, дяди и тети, соседи, знакомые, домработницы и т. п. Вина родителей заключается в том, что они не проявили должной осмотрительности, выбирая лицо для наблюде­ния за ребенком, поступили безответственно и халатно.

Условия ответственности родителей, учреждений и других лиц, обязанных отвечать за действия малолетних, совпадают с общими условиями гражданско-правовой ответственности. Особой специфи­кой обладает лишь одно из них - вина. Применительно к данному деликту, можно говорить не о вине подростка, хотя он и причинил вред своим противоправным действием, а о вине его родителей, опекунов, детских учреждений, под опекой или надзором которых он находился. И еще - закон и судебная практика исходят из презумпции вины именно этих лиц.

В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" от 28 апреля 1994 г. под виной родителей и опекунов следует понимать как неосуществление должного надзора за малолетними, так и безот­ветственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания). Чтобы доказать отсутствие своей вины, родители и опекуны должны привести достаточно веские основания, например, обосновать невозможность осуществления вос­питания детей и надзора за ними своей тяжелой продолжительной болезнью, вынужденной длительной командировкой и т. п.[16]

Вина родителей согласно п. 15 Постановления Пленума Вер­ховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» (в дальнейшем - Постановление Пленума Верховного Суда от 28 апреля 1994 г.) заключается в том, что они не осуществляли долж­ный надзор за несовершеннолетними детьми, безответственно отно­сились к их воспитанию, незаконно использовали свои права по отношению к детям, попустительствовали противоправному пове­дению или поощряли озорство, были невнимательны к ним. Резуль­татом такого отношения к детям и явились их противоправные действия, причинившие вред. Если родители, усыновители, опеку­ны считают себя невиновными в том, что их ребенок причинил вред, бремя доказывания этого обстоятельства закон возлагает на них (п. 3 ст. 1073 ГК РФ). Родители, опекуны и другие лица должны привести серьезные доводы, которые могут убедить суд в отсутствии их вины в противоправном поведении малолетних: дли­тельное нахождение в больнице, служебной командировке, раз­дельное проживание с ребенком при условии, что другой родитель всячески препятствовал общению и воспитанию отсутствующего со своим ребенком. В то же время надо отметить, что, по общему правилу, ответственность за вред, причиненный малолетними, дол­жны нести оба родителя, даже если они проживают раздельно (например, при разводе). Это вытекает из ст. 61 Семейного кодекса РФ, устанавливающей равные права и обязанности родителей в отношении своих детей.[17]

Семейным кодексом РФ (ст. 71) установлено, что родители, лишенные родительских прав, теряют все права и обязанности, основанные на факте родства с ребенком (сохраняются лишь алиментные обязанности).[18]

Вместе с тем ст. 1075 ГК содержит новую для нашего законодательства норму, которая устанавливает ответственность лиц, лишенных родительских прав, за вред, причиненный их детьми, в отношении которых они лишены этих прав. Это возможно при соблюдении двух условий: временного (вред причинен в течение трех лет после лишения родительских прав) и сущностного (действия детей, причинившие вред, явились результатом ненадлежащего выполнения этими лицами родительских обязанностей). Таким образом, родители, утрачивая семейные связи, сохраняют гражданско-правовую ответственность за свои неправомерные действия и за свою вину.

Пермским областным судом несовершеннолетний М.Симонов был признан виновным и осужден за кражи имущества граждан. В качестве гражданского ответчика к участию в деле был привлечен его отец - Ю.Симонов, с которого суд и взыскал в возмещение ущерба денежные суммы в пользу потерпевших. В кассационной жалобе Ю.Симонов просил приговор В части взыскания с него денежных сумм отменить, ссылаясь на то, что он расторг брак с матерью осужденного сына, проживает отдельно от семьи и возме­щать ущерб должна только бывшая супруга.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в части возложения на Ю.Симонова обязанности по воз­мещению вреда отменила и дело направила на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, указав, что областной суд неправомерно освободил от гражданско-правовой ответственно­сти мать осужденного. Верховный Суд обоснованно отметил, что обязанность возмещения вреда, причиненного несовершеннолет­ним, в том числе за кражи, которые он совершил, будучи малолет­ним, лежит на обоих родителях, независимо от того, вместе или раздельно они проживали.

Несколько иначе решаются вопрос об ответственности родителей, которые лишены родительских прав обычно причинами лишения родительских прав является уклоне­ние родителей от исполнения своих обязанностей по уходу и воспи­танию детей, аморальное и антисоциальное поведение самих роди­телей, оказывающее плохое влияние на детей. Именно такое пове­дение родителей дает право суду возложить на них ответственность за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми (ст. 1075 ГК РФ). Но с учетом того, что родители, лишенные родительских прав, все же не могут воспитывать своих детей, закон ограничил возможность возложения на них ответственности трехлетним сро­ком.

Вина воспитательных, образовательных, лечебных и иных уч­реждений, а также лиц, осуществляющих надзор на основании договора, состоит в том, что эти лица не осуществляли должного наблюдения и контроля за поведением подростков. Применительно к воспитательным, образовательным и другими детскими учрежде­ниям - это показатель низкой воспитательной работы с детьми, пренебрежительное отношение персонала к исполнению служеб­ных обязанностей. Дети, предоставленные сами себе, могут что-ли­бо поджечь, разбить, сломать и т. д. Поэтому в п. 2, 3 ст. 1073 ГКРФ устанавливается обязанность воспитательных, образователь­ных и иных учреждений, не осуществлявших должного надзора за поведением малолетних, возмещать причиненный ими вред. При несогласии на возмещение вреда учреждения и другие указанные в законе лица обязаны доказать свою невиновность.


Глава 3. Возмещение вреда, причиненного малолетними

При причинении вреда малолетними как по вине родителей, так и по вине учреждений и лиц, осуществляющих надзор по договору, вред будет возмещаться по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

Если вред причинен несколькими малолетними из разных се­мей, то каждый из родителей несет перед потерпевшим также долевую ответственность, поскольку они виновны в неправомерном поведении только своего ребенка. Объясняется это тем, что хотя родители непосредственными причинителями вреда не являются, но своим виновным поведением (неправильным воспитанием, от­сутствием должного надзора) создают детям благоприятную почву для причинения вреда. Поэтому суд должен руководствоваться ст. 321 ГК РФ, устанавливающей правило о долевом характере обяза­тельства со множественностью лиц. Солидарная ответственность в таких случаях не применяется, так как она наступает только при причинении вреда совместными действиями правонарушителей (ст. 1080 ГК РФ). При причинении вреда малолетними такие дейст­вия совершают лично они, а не их родители. На это обстоятельство обращает внимание и Верховный Суд РФ.

Надымская страховая инспекция обратилась в Надымский рай­онный суд с иском к М. и К. - родителям несовершеннолетних У. и А., которые разожгли костер в вагончике строителей. В результате начавшегося пожара было повреждено и уничтожено имущество проживающих рядом лиц. Решением районного суда с ответчиков М. и К. была солидарно взыскана сумма ущерба.

Президиум суда Ямало-Ненецкого автономного округа удовлет­ворил протест заместителя Председателя Верховного Суда России об отмене решения. Он указал на ряд ошибок районного суда, одна из которых состояла в том, что суд возложил на разных родителей несовершеннолетних солидарную ответственность, хотя по закону такую ответственность могут нести только лица, совместно причи­нившие вред. В данном случае такими лицами были несовершенно­летние У. и А.

Доли ущерба, возмещаемые родителями разных малолетних де­тей при знаются равными. Те родители, которые считают свою вину в ненадлежащем воспитании и надзоре за ребенком меньшей, дол­жны доказать это. Степень «вины» самих малолетних на размер ответственности родителей не влияет. В связи с этим вопрос об ответственности малолетних не может входить в предмет доказыва­ния в судебном заседании.

Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образова­тельных, воспитательных и иных учреждений по возмещению вре­да, причиненного малолетними, не прекращается с достижением малолетними совершеннолетия или получения ими имущества, до­статочного для возмещения вреда (п. 4 ст. 1073 ГК РФ). Это правило, хотя и не было прямо закреплено в старом гражданском законодательстве, на практике применялось неукоснительно. Дей­ствительно, если малолетний не был виновен в момент причинения вреда, почему его надо считать виновным спустя несколько лет?

Однако современный законодатель решил сделать из этого правила одно исключение, разрешив при определенных обстоятельствах пе­рекладывать на самого причинителя вреда обязанность по его воз­мещению. Такое положение допускается при соблюдении следую­щих условий:

1) ответственными за причинение вреда должны быть родители, опекуны, усыновители, другие граждане (п. 3 ст. 1073 ГКРФ), но не организации;

2) причинитель вреда должен стать полно­стью дееспособным;

3) вопрос о переложении обязанности по возме­щению вреда на бывшего малолетнего можно ставить только в случае смерти должника либо отсутствия у него имущества и денег, достаточных для размещения вреда;

4) переложение обязанности допускается только тогда, когда вред был причинен жизни или здоровью потерпевшего; иной вред (имущественный, моральный) перекладывать на непосредственного причинителя вреда нельзя;

5) причинитель вреда должен обладать достаточными для возмещения вреда средствами;

6) вопрос о переложении ответственности на причинителя должен решаться только судом. При этом суд вправе переложить обязанность по возмещению вреда либо полностью на причинителя, либо установить доли, возмещать которые будут и причинитель вреда и другой субъект ответственности (оставшийся в живых родитель, усыновитель).

Иск о переложении обязанности по возмещению вреда может предъявить в суд как потерпевший, так и гражданин, несущий ответственность за действия причинителя. Решение суда об удов­летворении иска направлено на усиление защиты прав потерпевше­го, лишившегося кормильца, или здоровью которого был нанесен ущерб. Поэтому, если материальное положение причинителя вреда со временем ухудшается, суд может вынести новое решение о перераспределении ответственности.

Принцип долевой ответственности действует и тогда, когда вред причинен несколькими малолетними, происходящими от разных ро­дителей или находящимися под опекой (надзором в момент причине­ния вреда) разных лиц. Объясняется этотем, что сами ответчики непосредственными причинителями вреда в данном случае не являют­ся, хотя и создают своим поведением (ненадлежащим воспитанием и отсутствием должного надзора за детьми) необходимые предпосылки для причинения вреда. В силу этого по отношению к ним не приме­няется ст. 1080 ГК, устанавливающая солидарную ответственность лиц, совместно причинивших вред, а, напротив, действует общее правило ст. 321 ГК о долевом характере обязательства со множественностью лиц. При этом доли ответственности родителей (опекунов) разных малолетних предполагаются равными, если только кто-либо из них не докажет, что его вина в ненадлежащем воспитании и не должном надзоре за ребенком является меньшей. Степень «вины» самих мало­летних причинителей вреда на размер ответственности их родителей не влияет, так как до 14 лет юридически ее просто не существует. Поэтому вопрос о «вине» малолетних не подлежит обсуждению и доказыванию в судебном заседании.

Поскольку ответственность родителей (опекунов), а также лиц, осуществляющих надзор за детьми в момент причинения вреда, насту­пает за их собственное виновное поведение, их обязанность по возме­щению вреда, причиненного малолетними, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им иму­щества, достаточного для возмещения вреда. Данное правило, которое ранее не было прямо закреплено в гражданском законодательстве, но вытекало из него и неукоснительно применялось на практике, ныне прямо отражено в п. 4 ст. 1073 ГК. Однако если раньше оно не знало никаких исключений, то сейчас закон допускает возможность того, что обязанность по возмещению вреда потерпевшему может быть перене­сена на самого причинителя. Это возможно при одновременном нали­чии следующих условий.

Островский городской суд Псковской области рассмотрел иск Островского межрайпрокурора в интересах совхоза "Дружба" к Васильевой Татьяне Александровне, Васильеву Владимиру Николаевичу, Ивановой Светлане Анатольевне и Иванову Юрию Александровичу о взыскании 3 тыс. 600 рублей за поджег сена.

В возбуждении уголовного дела по указанному акту было отказано по п.5 ст.5 УПК РФ, т.к. подростки не достигли возраста, по достижении которого, согласно закона, возможна уголовная ответственность. Ответчики Васильевы несут ответственность за вред, причиненный их несовершеннолетним сыном Васильевым Александром, 28 ноября 1982 года рождения, т.е. не достигшего четырнадцатилетнего возраста в соответствии с ч.1 ст.1073 ГК РФ. Ответчики Ивановы несут ответственность за вред, причиненный их несовершеннолетним сыном Ивановым Владимиром, 5 ноября 1980 г.р., поскольку у него нет доходов и иного имущества, достаточных для возмещения вреда, в соответствии с ч.1,2 ст.1074 ГК РФ.

Учитывая семейное и имущественное положение ответчиков суд считает возможным взыскать с родителей несовершеннолетних по 1 тыс. руб.

На основании ст.1073;1074;1083 ГК РФ, руководствуясь ст.197 ГПК РФ суд решил: Взыскать в пользу совхоза "Дружба" с Васильевой Татьяны Александровны и Васильева Владимира Николаевича солидарно 1 тыс. рублей ущерба и 50 рублей госпошлины в доход государства.

Взыскать в пользу совхоза "Дружба" с Ивановой Светланы Анатольевны и Иванова Юрия Александровича солидарно 1 тыс. рублей ущерба и 50 рублей госпошлины в доход государства .[19]

Во-первых, допускается переложение обязанности лишь по возме­щению вреда, причиненного жизни и здоровью. Иной вред, в частности причиненный порчей или уничтожением чужого имущества, возмеща­ется только самими родителями (опекунами).

Во-вторых, в качестве лиц, ответственных за вред, причиненный малолетними, должны вы­ступать родители (усыновители), опекуны или другие граждане, осуще­ствляющие надзор за ними на основании договора. Если ответственность в силу малолетнего возраста причинителя вреда была возложена на соответствующее юридическое лицо, переложение обя­занности по возмещению вреда на самого причинителя законом иск­лючено.

В-третьих, постановка вопроса о переложении обязанности по возмещению вреда на причинителя возможна лишь в случае смерти ответчика либо отсутствия у него достаточных средств для возмещения вреда. Если ответчик по-прежнему способен нести ответственность перед потерпевшим, она с него не снимается. В-четвертых, сам причинитель вреда должен стать полностью дееспособным. По смыслу закона момент появления у причинителя вреда полной дееспособности может наступить как до, так и после смерти родителей, опекунов и других граждан, которые несли ответственность перед потерпевшим. Наконец, в-пятых, причинитель вреда должен обладать средствами, достаточны­ми для возмещения вреда.

Вопрос о переложении обязанности по возмещению вреда на самого причинителя вреда решается судом по иску потерпевшего либо граж­данина, ответственного за действия малолетнего. Установив наличие всех указанных выше условий, приняв во внимание имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда, а также другие обсто­ятельства, суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Введенное в закон правило направлено на усиление прав потерпев­ших, здоровью которых причинен непоправимый вред. Возложение обязанности по возмещению вреда на самих причинителей, которые в момент причинения вреда не обладали способностью понимать значение своих действий и руково­дить ими, не может рассматриваться в качестве меры ответственности. Поэтому по смыслу закона отпадение условий, необходимых для при­менения данной меры социальной защиты потерпевших, например, появление у ответчика (родителя, опекуна) средств, достаточных для возмещения вреда, ухудшение имущественного положения причини­теля вреда и т. п., дает основания для пересмотра принятого судом решения.

Родители, опекуны, организации и другие лица, Возместившие вред, причиненный малолетними, не приобретают по отношению к ним права регресса (п. 4 ст. 1081 ГК РФ).


Заключение

Из представленного в данной работе материала видно, что в законодательстве РФ уделяется немало внимания вопросам гражданско-правового положения несовершеннолетних. Россия становится на путь стабильности и формирования условий для поступательного экономического и социального развития, прочно входит в международное правовое пространство и какими бы не были трудности, необходимо привести внутреннее российское законодательство в соответствие с международно-правовыми документами, имеющих своей задачей – обеспечить защиту от влияния негативных факторов и создания всех предпосылок для развития молодого о поколения.

На основании изучения и анализа научной юридической литературы, материалов судебной практики можно сделать следующие выводы:

Современное Российское законодательство, регулирующее гражданско-правовое положение несовершеннолетних, соответствует общепринятым международно-правовым нормам и позволяет обеспечить гарантии прав и свобод этой категории граждан.

Взаимодействие различных отраслей права при определение правового статуса несовершеннолетних в нормах различной правовой принадлежности создают предпосылки к созданию комплексных нормативных актов, посвященных правам и ответственности несовершеннолетних.

Необходима конкретизация правовых предписаний, повышение качества действующих норм права, что должно снять имеющиеся в законодательстве противоречия в отношении гражданско-правового положения несовершеннолетних и таким образом способствовать совершенствованию практики их применения.

В целях дальнейшего совершенствования правовой базы предлагаю:

1. Ст. 37 ГПК РФ противоречит ст. 56 СК РФ.

Ныне действующее законодательство о гражданском судопроизводстве (ч. 1 ст. 37 ГПК РФ) позволяет прийти к выводу о том, что сегодня у несовершеннолетнего нет самостоятельного права обращения в суд. Данное правило входит в противоречие с нормами семейного права. Согласно ст. 56 СК РФ ребенок имеет право самостоятельно обратиться за защитой своих прав и интересов по достижении 14 лет. Следует полагать, что, если сегодня несовершеннолетний предъявит в суд заявление об эмансипации оно должно быть принято к рассмотрению в соответствии с упомянутой ст. 56 СК РФ.

В новый Гражданский процессуальный кодекс предлагаю внести статью: "Правом на предъявление заявления об эмансипации должен обладать сам несовершеннолетний".

2. Ст. 27 ГК РФ противоречит ч. 1 ст. 37 ГПК РФ, и обе эти статьи не соответствуют ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.

Статья 27 ГК РФ говорит о том, что эмансипация совершается по решению органа опеки и попечительства при наличии согласия обоих родителей либо суда, если родители или один из них на то не согласны. Нецелесообразно заставлять заявителя обращаться вначале в орган опеки и попечительства, поскольку так или иначе ему будет отказано по существу заявления (ч. 1 ст. 37 ГПК РФ). Что противоречит конституционному праву лица на судебную защиту (ч.1 ст.46 Конституции РФ "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод).

Предлагаю внести в статью в ГПК РФ: "Заявление об эмансипации лица может быть принято судом к рассмотрению в случае отказа органа опеки и попечительства объявить несовершеннолетнего полностью дееспособным, либо когда не получено в установленном законом порядке согласия на эмансипацию его законных представителей".

3. С целью устранения создавшихся противоречий возможно изменить ч.1 п.1 ст. 27 ГК РФ следующим образом: "В исключительных случаях несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет и обладающий достаточной психической зрелостью, может быть признан полностью дееспособным по усмотрению органа опеки и попечительства либо суда. В частности, такое признание возможно, если лицо работает по трудовому договору, в том числе по контракту, либо намерено осуществлять предпринимательскую деятельность"

4. Ст. 23 ГК РФ противоречит ст. 27 ГК РФ.

Складывается парадоксальная ситуация: чтобы пройти государственную регистрацию своего предпринимательства несовершеннолетний должен приобрести полную дееспособность (ст. 23 ГК РФ). А чтобы пройти процедуру эмансипации, он должен фактически начать заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 27 ГК РФ).

При воплощении в практику указанных предложений, по моему мнению, повысится эффективность законодательства, регулирующего порядок привлечения к ответственности самих правонарушителей, улучшится защита их прав и обязанностей, соответственно, повысится качество судебных процессов по делам несовершеннолетних и выносимых по ним решений, что будет способствовать эффективности их исполнения.


Библиографический список

1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, уголовным делам // Сборник законодательства РФ. 1995. № 17. – Ст. 446.

2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

3. Об образовании: Федеральный закон РФ от 10.07.92 № 3266-1 // Российская газета – 1997. – 22 декабря. - № 226.

4. Об актах гражданского состояния: Федеральный закон РФ от 15.11.97 // Сборник законодательства РФ. - 1997. - № 47. - Ст. 23.

5. О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья: Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.94. № 43 // Сборник законодательства РФ. – 1994. - № 33. – Ст. 3277.

6. Аксенчук, Л.А. Правоспособность несовершеннолетнего в сфере предпринимательской деятельности / Л.А. Аксенчук // Законодательство. – 2001- № 12.- С. 16.

7. Алексеев, С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 2. / С.С. Алексеев. - Свердловск, 1964. – С. 182.

8. Антокольская, М.В. Семейное право: Учебник. / М.В. Антокольская. - М.: Юристъ, 2000. – С. 46-70.

9. Борисова, В.А., Дмитриев, А.И. Проблема возрастных ограничений / В.А. Борисова, А.И. Дмитриев // Государство и право – 1999 - № 11. – С. 23.

10. Брагинский, М.И. Комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / М.И. Брагинский. – М.: «Правовая культура», 1995. – С. 56.

11. Брагинский, М.И. Комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / М.И. Брагинский– М.: «Правовая культура», 1996. – С. 114-156.

12. Грибанов, В.П. Осуществление и защита гражданских прав / В.П. Грибанов. – М.: «Статут», 2000. – С. 170.

13. Иванов, В.Н. Энциклопедия государства и права. Т.1. / В.Н. Иванов - М., 2003. – С. 74.

14. Иоффе, О.С. Обязательственное право / О.С. Иоффе. - М., 1975. –С. 97.

15. Матвеев, Т.К. Основания гражданско-правовой ответственности. / Т.К. Матвеев. - М., 1970. – С. 5

16. Мурзин, Д.В. Гражданский кодекс Российской Федерации с постатейным приложением материалов практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Арбитражного суда РФ / Д.В. Мурзин. - М.: НОРМА, 2001. - С. 227-228.

17. Нечаева, А.М. О правоспособности и дееспособности физических лиц / А.М. Нечаева // Государство и право – 2001 - № 2. - С. 29 – 34.

18. Поляков, И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда / И.Н. Поляков– М.: Юридическое бюро «Городец», 1998. – С. 100-105.

19. Попондопуло, В.Ф. Санкция и ответственность в гражданском праве / В.Ф. Попондопуло // Государство и право. 1980. № 2. - С. 82.

20. Проблемы совершенствования гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. – С. 284.

21. Семейный кодекс Российской Федерации с постатейным приложением нормативных актов и документов.– М.: НОРМА, 2001. – С. 231.

22. Сергеева, А.П., Толстого, Ю.К. Гражданское право. Том 1. Учебник / А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – С. 223.

23. Силантьев, А.А. Права и обязанности детей и подростков: Законодательные акты / Управление социальной защиты населения Псковской области, областной центр семьи / А.А. Силантьев // Псков; Псковский областной государственный центр народного творчества. 1999. – С. 116.

24. Суханова, Е.А. Гражданское право. Учебник / Е.А. Суханова. – М., 1999. Т. 1. – С. 134.

25. Хисматуллин, С. Семейные суды по делам несовершеннолетних / С. Хисматуллин // Российская Юстиция – 2000 - № 3. – С. 19.

26. Шевченко, Я.Н. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних / Я.Н. Шевченко. - Киев, 1976. – С. 27.

27. Эрделевский, А.М. Комментарий постатейный научно-практический к Гражданскому кодеку РФ / А.М. Эрделевский. – М.: Библиотечка РГ, 2004. – С. 228.


[1] Энциклопедия государства и права. Т. 1. С. 74.

[2] Словарь гражданского права. С. 49.

[3] Гражданский кодекс РФ. Ч. 1. Ст. 50.

[4] Мурзин, Д.В. Гражданский кодекс Российской Федерации с постатейным приложением материалов практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Арбитражного суда РФ / Мурзин, Д.В. - М.: НОРМА, 2001. С. 227.

[5] Мурзин, Д.В. Гражданский кодекс Российской Федерации с постатейным приложением материалов практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Арбитражного суда РФ / Мурзин Д.В. - М.: НОРМА, 2001. С. 228.

[6] Брагинский, М.И. Комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Брагинский М.И. – М.: «Правовая культура», 1995.

[7] Поляков, И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда / Поляков И.Н. – М.: Юридическое бюро «Городец», 1998. С. 100.

[8] Нечаева, А.М. О правоспособности и дееспособности физических лиц // Государство и право / Нечаева А.М. – 2001 - № 2 - С. 34.

[9] Алексеев, С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 2 / Алексеев С.С. - Свердловск, 1964. С. 182.

[10] Иоффе, О.С. Обязательственное право / Иоффе О.С. - М., 1975. С. 97.

[11] Брагинский, М.И. Комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Брагинский М.И. – М.: «Правовая культура», 1996. С 114.

[12] Брагинский, М.И. Комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Брагинский М.И. – М.: «Правовая культура», 1996. С. 155.

[13] Антокольская, М.В. Семейное право: Учебник / Антокольская М.В. - М.: Юристъ, 2000. С. 65.

[14] Поляков, И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда / Поляков И.Н. – М.: Юридическое бюро «Городец», С. 101.

[15] Брагинский, М.И. Комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Брагинский М.И. – М.: «Правовая культура», 1996. С. 156.

[16] Брагинский, М.И. Комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ для предпринимателей / Брагинский М.И. – М.: «Правовая культура», 1996. С. 116.

[17] Поляков, И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда / Поляков И.Н. – М.: Юридическое бюро «Городец», 1998. с. 103.

[18] Антокольская, М.В. Семейное право: Учебник / Антокольская М.В. - М.: Юристъ, 2000. С. 70.

[19] Антокольская, М.В. Семейное право: Учебник.-Изд.2-е перераб. и доп. / Антокольская М.В. - М.: Юристъ, 2000. С. 46.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему