регистрация / вход

Оценка заключений и показаний эксперта и специалиста в уголовном процессе

Понятия "эксперт" и "специалист" в уголовном процессе. Деятельность эксперта и специалиста, как участников процесса уголовного судопроизводства. Анализ содержания заключения эксперта. Порядок оценки его заключения как доказательства по уголовному делу.

ПЛАН

Введение

1. Понятие оценки доказательств, ее значение и место в процессе доказывания

2. Понятие заключений и показаний эксперта и специалиста как вида доказательств

3. Особенности оценки заключений и показаний эксперта и специалиста

Заключение

Список использованной литературы

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

Данная работа посвящена изучению заключения и показания эксперта и криминалиста в уголовном процессе.

Тема данной курсовой работы «Оценка заключения и показания эксперта и криминалиста в уголовном процессе», актуальна тем, что в настоящее время социально-экономические процессы сопровождаются криминализацией общества, ростом преступности, в которой значительное место занимает деятельность организованных, технически хорошо оснащенных криминальных групп, что осложняет выявление и расследование преступлений.

Объектом исследования являютсяобщественные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве в связи с процессуальным порядком получения заключения и показаний эксперта и специалиста и их использованием в доказывании по уголовным делам.

Предметом исследованияявляютсяуголовно-процессуальные нормы, регламентирующие деятельность органов предварительного расследования и суда по собиранию, проверке, оценке и использованию таких доказательств, как заключения и показания эксперта и специалиста.

Цель настоящей работы - изучить заключения и показания эксперта и специалиста в уголовном процессе.

Для достижения указанной цели были сформулированы следующие задачи: изучить содержание понятий "эксперт" и "специалист" в уголовном процессе; рассмотреть деятельность эксперта и специалиста, как участников процесса уголовного судопроизводства; исследовать заключение и показания эксперта и специалиста, как источники доказательств в уголовном судопроизводстве; проанализировать содержание заключения эксперта; установить порядок оценки заключения эксперта как доказательства по уголовному делу;

Степень научной разработанности темы. Ввиду важности таких доказательств, как заключение и показания эксперта и специалиста в уголовном судопроизводстве, данной теме уделялось значительное внимание в монографиях, диссертационных исследованиях и отдельных статьях. Это, прежде всего, работы Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, Л.Е. Владимирова, Б.Я. Гаврилова, А.В. Дулова, Г.И. Загорского, A.M. Зинина, Л.М. Исаевой, Ю.А., В.И. Качалова, В.Н. Махова, В.А. Михайлова, Т.Ф. Моисеевой, Ю.К. Орлова, А.Я. Палиашвили, И.Л. Петрухина, Н.А. Селиванова, Д.А. Сорокотягина, С.Н. Чурилова, А.А. Эйсмана и других авторов.

Методологической основой исследования сталдиалектический метод познания окружающей действительности, а также общенаучные и частно-научные методы (сравнительно-правовой, логико-юридический, конкретно-социологический, метод анализа и синтеза).

Теоретическую основу исследования составили достижения общей теории права, науки уголовно-процессуального права, криминалистики и общей теории судебной экспертизы в области определения заключения и показаний эксперта и специалиста как доказательств по уголовным делам.

Нормативную базу исследования составилиКонституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека, определяющие порядок уголовного судопроизводства, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, решения Конституционного Суда и Верховного Суда РФ.

Научная новизна курсовой работы заключается, прежде всего, в том, что:

- на базе действующего уголовно-процессуального законодательства РФ с учетом последних его изменений и дополнений осуществлено комплексное научное исследование доказательственного значения заключения и показаний эксперта и специалиста на различных стадиях уголовного судопроизводства;

- выявлены актуальные проблемы в теории и практике применения норм УПК РФ в части, касающейся допустимости заключения и показаний эксперта и специалиста в качестве доказательств по уголовным делам.

- сформулированы конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, направленные на обеспечение эффективного использования заключения и показаний эксперта и специалиста при расследовании преступлений и разрешении уголовных дел.

Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемой литературы.


1. Понятие оценки доказательств, ее значение и место в процессе доказывания

Оценка доказательств - мыслительная, логическая деятельность, имеющая своей целью определенный вывод, суждение об относимости, допустимости, достоверности, значении (силе) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела[1] .

Так, А.М. Баранов, П.Г. Марфицин пишут, что оценка доказательств - это "мыслительный процесс, направленный на определение относимости, допустимости, достоверности, достаточности доказательств". Захарцевым С.И. дано более краткое определение рассматриваемому понятию. Он указывает, что "оценка доказательств представляет собой определение относимости, допустимости, достоверности, достаточности доказательств". Еще более упрощенное определение принадлежит перу Н.А. Громова и С.Ю. Макридина. Они считают достаточным определить оценку доказательств как логическую мыслительную деятельность, имеющую "своей целью определение истинности доказательств"[2] .

В УПК РФ оценке доказательств посвящены две статьи – это ст. 17 «Свобода оценки доказательств» и ст. 88 «Правила оценки доказательств» УПК РФ.

В логике доказательство определяется, как определенный прием рассуждения, когда на основе установленных обстоятельств утверждается, или отрицается наличие какого-либо обстоятельства.

В процессуальном понимании под доказательством понимаются, сведения о каких-либо фактических обстоятельствах дела, полученные в установленном законом порядке, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела.

При оценке доказательств следователь, прокурор, судьи руководствуются требованиями закона, выдвигающего условия общего характера (оценивать доказательства в совокупности, всесторонне, полно, объективно и др.), устанавливающего правила допустимости доказательств и их относимости.

На основании оценки доказательств выдвигаются следственные (судебные) версии и выясняется, достаточно ли подтверждена одна из них и опровергнуты ли все остальные; устанавливаются основания для принятия различных процессуальных решений, в том числе и о проведении следственных (судебных) действий; делаются выводы о доказанности или недоказанности отдельных обстоятельств дела и преступления в целом Оценка доказательств осуществляется также участниками процесса, отстаивающими в уголовном процессе свои или представляемые интересы (обвиняемый, защитник, потерпевший и др.). Оценка доказательств имеет место во всех стадиях процесса.

В соответствии со статьёй 74 УПК РФ, в качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого обвиняемого, потерпевшего;

2) показания свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

31 ) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Понятиеобразующими признаками оценки доказательств являются следующие положения:

1) оценка доказательств - это всегда мыслительный процесс, который осуществляется в логических формах;

2) оценкой доказательств могут заниматься лишь специальные субъекты - должностные лица, принимающие процессуальные решения по уголовному делу;

3) оценка доказательств осуществляется по собственному внутреннему убеждению лица, ее осуществляющего;

4) в процессе оценки доказательств определяется:

- допустимость сведений,

- относимость сведений,

- достоверность доказательства,

- достаточность доказательств,

- значение как каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности;

5) оценка доказательств осуществляется для определения наличия либо отсутствия фактических оснований принятия законного и обоснованного уголовно-процессуального решения[3] .

Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельст[4] . Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом (ст. 86 УПК РФ). Собирание доказательств ведут государственные органы и должностные лица, руководствуясь при этом требованиями ст. 20 УПК РФ. Представлять доказательства могут также подозреваемы, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, любые граждане и организации. Доказательства собираются на всех стадиях уголовного процесса в формах и способах, определяемых процессуальными особенностями каждой стадии.

Проверка доказательств – это деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда по тщательному, всестороннему и объективному определению достоверности фактических данных и доброкачественности источников их получения для правильного установления обстоятельств уголовного дела.

В соответствии со ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором и судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Закон устанавливает общие требования к оценке доказательств, единые для всех стадий уголовного процесса[5] . Так в соответствии со ст. 88 ч.1 УПК РФ «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела».

С точки зрения относимости доказательств – доказательства – это связь полученных сведений с предметом доказывания:

а) непосредственно устанавливается главный факт;

б) устанавливает промежуточные факты;

в) устанавливает существование других доказательств;

г) характеризует условия формирования доказательств[6] .

Допустимость доказательств - признанная законодателем пригодность данного источника доказательств служить средством процессуального доказывания[7] .

Дознаватель, следователь, прокурор обязаны признать имеющиеся в деле доказательства недопустимыми при наличии тех условий, которые оговорены в части второй ст.75 УПК РФ:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса[8] .

Достоверность доказательств означает, что дознаватель, следователь, прокурор и суд должны оценить полученные доказательства исходя из их соответствия действительности. В первую очередь для определения достоверности доказательств необходимо проверить доброкачественность источника, из которого оно получено, а также сам процесс формирования доказательства.

Так, например, в кассационном определении рассматривалось дело о том, что Л. признан виновным в убийстве К., совершенном группой лиц. Л. не согласен с приговором суда и ссылается на то, что на основании его показаний эксперт сделал неверный вывод. Л. утверждает, что нанес К. три удара, кот не могли причинить смерть потерпевшему и это подтверждается показаниями Д. В материале дела указано, что Л. распивал спиртные напитки со своим другом Д., после чего они поссорились с К. и стали избивать его руками и ногами по голове и туловищу, и перестали избивать только тогда, когда потерпевший потерял сознание. Из заключения судебно-медицинской экспертизы усматривается, что К. причинены множественные телесные повреждения в области головы и туловища, смерть потерпевшего наступила в результате сочетаний травмы тела… Оценка доказательств судом первой инстанции сомнений не вызывает, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ, т.е по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности. Установив обстоятельства совершенного преступления и его мотивы суд правильно классифицировал действия Л. по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ и определил приговор в отношении Л. оставить без изменения[9] .

Достаточность доказательств в уголовном процессе означает, что на основе собранных доказательств можно устанавливать наличие обстоятельств, подлежащих доказыванию. Тем самым проверяется полнота собранных по делу доказательств. В случае, если на основании имеющихся доказательств нельзя установить те обстоятельства, которые входят в предмет доказывания необходимо исследовать необходимые доказательства[10] .

При оценке доказательств должны решаться следующие вопросы:

1) обладают ли доказательства свойствами относимости и допустимости;

2) достоверны ли собранные по делу доказательства;

3) достаточно ли полна и надежна совокупность собранных по делу доказательств, позволяет ли она вполне категорично и определенно разрешить все вопросы уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Л. и Б., осужденных за разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего А. Осужденный Л. просит приговор отменить, ссылаясь на то, что суд принял во внимание заключение экспертов, имеющее предположительный характер. Осужденный Б. просит приговор отменить, ссылаясь на то, что выводы суда о его причастности и умысле на хищение имущества и на убийство А. не подтверждены доказательствами. Адвокат Н.К.И приговор просит отменить и назначить новое судебное разбирательство, так как по его мнению допустимость и достоверность заключения экспертов N 90 по эпизоду разбойного нападения на А. и убийства вызывает сомнения. Оно противоречит протоколу эксгумации и осмотра трупа в части описания обивки гроба и находящихся в нем вещей. Заключение получено с нарушением требований ст. 204 УПК РФ - подписано не тем экспертом, который участвовал в проведении экспертизы (Д.), как это видно из текста заключения, а экспертом М.В., фамилия которого в заключении не упоминается. Противоречия между заключениями судебно-медицинских экспертиз о причине смерти потерпевшего А. в судебном заседании не устранены. При проведении повторной комиссионной экспертизы были допущены существенные нарушения: несоответствие описательной части исследования данным, содержащимся в фототаблице в отношении наличия и отсутствия зубов в исследуемом черепе, нарушения при формировании состава комиссии экспертов. Выводы экспертов не являются категоричными, носят вероятностный характер. Оценку первоначальной судебно-медицинской экспертизе суд не дал и не привел мотивы, по которым он опроверг эту экспертизу. Но судебная коллегия не согласна с доводами адвоката, так как нарушений закона при проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 90, как правильно установил суд, не допущено. Права и обязанности экспертам, в том числе и члену комиссии М.В., разъяснены. Наказание осужденным назначено справедливое, в соответствии с требованиями УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности каждого, влияния назначаемого наказания на их исправление. Учитывая изложенное судебная коллегия определила: приговор в отношении Л. и Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Л. и Б., адвокатов КН.И., АМ.А. - без удовлетворения[11] .

В случае если дознаватель, следователь, прокурор и суд отказывают в ходатайстве о признании доказательства недопустимым, то данный отказ должен быть оформлен по правилам ст.75 УПК РФ, с вынесением соответствующего постановления. В случае, если доказательство признано недопустимым, то оно не подлежит включению ни в обвинительный акт, ни в обвинительное заключение.

Доказательства классифицируются на личные и вещественные, обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, производные и косвенные.

К личным доказательствам относятся показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, заключение эксперта.

К вещественным доказательствам относятся материальные объекты, которые обладают свойствами, отображающими обстоятельства преступления в виде следов воздействия, изменения, происхождения и других[12] .

Доказательства делятся на первоначальные и производные в зависимости от того, получают ли следователь, суд сведения из первоисточника или из "вторых рук". Первоначальным доказательством будет, например, показание свидетеля-очевидца об обстоятельствах, которые он лично наблюдал. Показание свидетеля о событии, которое он не наблюдал, но слышал о нем от другого лица, бывшего очевидцем, будет доказательством, производным "из вторых рук".

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные зависит от содержания полученных сведений. Доказательства совершения преступления обвиняемым, его вины или обстоятельства, отягчающие ответственность обвиняемого, являются обвинительными; а доказательства, которые опровергают обвинение, свидетельствуют об отсутствии общественно опасного деяния или вины обвиняемого либо смягчают его ответственность, − оправдательными.

Деление доказательств на прямые и косвенные основано на том, что одни из них содержат сведения об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, другие − о так называемых доказательственных, "промежуточных", "вспомогательных" фактах.

Оценка доказательств должна осуществляться по "своему внутреннему убеждению". Способ оценки доказательств по внутреннему убеждению, прежде всего, означает, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает никаких заранее установленных формальных признаков, по которым можно было бы судить о качестве доказательств или о преимуществе одних доказательств перед другими. Вопросы о достоверности или недостоверности, достаточности или недостаточности, доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств в каждом конкретном случае решают субъекты доказывания, в производстве которых находится уголовное дело. При этом они не связаны чьим-либо мнением, оценка доказательств по внутреннему убеждению представляет собой их исключительную компетенцию[13] .

Часть ученых характеризует понятие "внутреннее убеждение" через категорию "уверенность" лиц, принимающих уголовно-процессуальные решения. Так, например, Кузнецов Н.П. под «внутренним убеждением понимает» состояние субъекта доказывания, когда он считает собранные доказательства достаточными для принятия соответствующего процессуального решения, уверен в правильности своего вывода и готов к практическому действию в соответствии с полученными знаниями". Я не согласна с этим определение, т.к в ст. 88 УПК РФ оценка доказательств касается не только вопроса достаточности таковых, а, по меньшей мере, также вопросов относимости, допустимости и достоверности доказательств (сведений и их источников) и этот момент упущен автором при рассмотрении определения.

Внутреннее убеждение должно быть основано на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Оценка доказательств по внутреннему убеждению должна основываться на материалах дела, строго им соответствовать. Материалы уголовного дела, фиксируя доказательства, позволяют правильно их оценивать, а также осуществлять контроль за этой мыслительной деятельностью.

Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению, которое в той или иной мере характеризуют следующие признаки:

а) специальный субъект, уполномоченный оценивать доказательства от имени государственного органа (государства), - должностное лицо, осуществляющее либо контролирующее осуществление (надзирающее за реализацией) уголовного процесса;

б) указанный субъект не вправе руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-то другим (должностным лицом, передавшим ему уголовное дело, вышестоящим должностным лицом или органом, "общественным мнением" и др., а также перелагать обязанность такой оценки и ответственность за нее на другое лицо;

в) оценка доказательств осуществляется не произвольно и не интуитивно, а на основе той совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, которыми располагает лицо, осуществляющее рассматриваемый вид мыслительной деятельности;

г) по формальным признакам никакие доказательства (ни на основании содержащихся в них сведений, ни на основании разновидности источника) не должны иметь преимущества над другими;

д) должностное лицо, осуществляющее уголовный процесс (контролирующее, надзирающее за названным видом деятельности), должно стремиться к завершению оценки доказательств однозначными, лишенными сомнений выводами. Неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого[14] .

Таким образом, из выше сказанного можно сделать вывод, что оценка доказательств служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона.

При оценке доказательств следователь, прокурор, судьи руководствуются требованиями закона, выдвигающего условия общего характера (оценивать доказательства в совокупности, всесторонне, полно, объективно и др.), устанавливающего правила допустимости доказательств и их относимости.

2. Понятие заключений и показаний эксперта и специалиста как вида доказательств

Федеральный закон от 4 июля 2003 года N 92-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ" 2003 г. расширил доказательственное право положением, предусматривающим использование в качестве доказательств заключение и показания специалиста. Я считаю, что эти дополнения внесли неясность в процессуальное положение эксперта и специалиста, а также в разграничение сущности заключения эксперта и заключения специалиста внесли еще больше вопросов, чем было раньше.

Расширение законодателем перечня средств доказывания было положительно воспринято многими учеными-процессуалистами и сотрудниками правоохранительных органов, о чем свидетельствует анализ литературных источников, а также результаты проведенного нами анкетирования 134 следователей и дознавателей органов внутренних дел. Из числа опрошенных респондентов 95% выразили свое положительное отношение к данной законодательной новелле. 39% из числа опрошенных респондентов применяют заключение специалиста в качестве средства доказывания по уголовным делам, а 30% - либо вовсе не применяют, либо применяют крайне редко. 71% опрошенных указали, что с введением в УПК нового вида доказательств количество назначаемых экспертиз по уголовным делам не снизилось, 34% не могут провести грань между заключением специалиста и заключением эксперта[15] .

В качестве примера можно привести мнение Зуевой А.Л. - "...благодаря внесению поправок, заключение специалиста приобрело статус вещественного доказательства, что только можно приветствовать"[16] .

Заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами[17] .

Лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения называется экспертом[18] .

В настоящее время экспертом в процессе судопроизводства может быть:

- государственный эксперт, т.е. сотрудник государственного экспертного учреждения;

- негосударственный эксперт, которым может быть либо сотрудник негосударственного экспертного учреждения, либо частное лицо, обладающее специальными знаниями, востребованными для ответа на вопросы следствия или суда. Следует заметить, что согласно УПК РФ и государственный, и негосударственный эксперт процессуально равнозначны, и недопустимо только на основании того, что эксперт является сотрудником государственного экспертного учреждения, считать его более компетентным в решении экспертных задач, а заключение, данное им, заведомо более достоверным и однозначно допустимым[19] .

Экспертиза по уголовным делам проводится в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, требуются специальные познания. Наиболее распространенными видами экспертиз являются: дактилоскопическая; баллистическая; трансологическая; почерковедческая; техническая экспертиза документов; судебно – медицинская; судебно – автотехническая и другие[20] .

Так, например, судебная коллегия рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе территориальной избирательной комиссии г. Коврова Владимирской области на решение Владимирского областного суда которым удовлетворено заявление К. о признании незаконным постановления территориальной избирательной комиссии г. Коврова Владимирской "Об отказе в регистрации К. кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Владимирской области пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 14" и установила то, что территориальной избирательной комиссией г.Коврова, на которую возложены полномочия окружной избирательной комиссии одномандатного избирательного округа N 14, К. отказано в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Владимирской области пятого созыва. Основанием к отказу в регистрации кандидата К. явилось признание недействительными всех подвергнутых проверке 688 подписей избирателей, поданных в поддержку его выдвижения. Не согласившись с данным постановлением, К. обратился в суд с заявлением о его отмене. В кассационной жалобе территориальная избирательная комиссия г. Коврова Владимирской области просит решение суда отменить с поворотом его исполнения. Как видно из материалов дела, кандидатом К. для регистрации были представлены в избирательную комиссию подписные листы, содержащие 688 подписей избирателей. Признав все эти подписи недействительными, избирательная комиссия приняла оспариваемое в настоящем деле постановление об отказе в регистрации К. кандидатом в депутаты. При этом поводом для принятия такого решения послужило то, что даты заверения подписных листов лицом, осуществлявшим сбор подписей, и кандидатом учинены типографским способом, то есть не собственноручно. Кроме этого 121 подпись из общего количества подписей, отобранных для проверки, признана недействительной в связи с несоответствием указанных в подписных листах сведений о сборщике подписей действительности, а 23 подписи - недостоверными, выполненными, по заключению специалиста, от имени одного лица другим лицом. Факт учинения года в дате заверения подписных листов кандидата К. типографским способом, то есть не собственноручно кандидатом и сборщиком подписей, является очевидным и не оспаривается. Следовательно, у суда не было оснований считать, что подписные листы кандидата оформлены в полном соответствии с вышеуказанными требованиями закона. Вывод суда о том, что справка специалиста не является заключением эксперта, и при отсутствии категоричного заключения эксперта 23 подписи не могли быть признаны недостоверными, является необоснованным, поскольку подобных требований к заключениям экспертов, привлекаемых к проверке подписных листов, избирательное законодательство не содержит. При таких обстоятельствах, когда все представленные кандидатом К. подписи избирателей по установленным Избирательным кодексом Владимирской области основаниям признаны недействительными, избирательная комиссия отказала К. в его регистрации кандидатом в депутаты[21] .

Помимо обычной судебной экспертизы существуют ее особые процессуальные виды: комиссионная, комплексная, дополнительная и повторная.

Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы[22] .

Судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной[23] .

В соответствии со ст. 207 УПК РФ экспертиза делится на дополнительную и повторную. Производство дополнительной судебной экспертизы, назначенной в случае недостаточной ясности или полноты ранее данного заключения, поручается тому же или другому эксперту.

Производство повторной судебной экспертизы, назначенной в связи с возникшими у суда, судьи, лица, производящего дознание, следователя сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения по тем же вопросам, поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов[24] .

В ст. 204 УПК РФ указаны те сведения которые должны содержаться в заключении эксперта:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Различают категорическое и вероятное заключение эксперта. Под категорическим заключением понимают письменный вывод эксперта по результатам проведенного им исследования, в котором на вопросы постановления о назначении экспертизы дан однозначный утвердительный либо отрицательный ответ. Под вероятным заключением эксперта понимается предположительный ответ эксперта по итогам проведенного исследования по поставленным перед ним вопросам. Вероятное заключение эксперта может использоваться при разработке и проверке версий, однако не может учитываться при обосновании вывода о виновности лица в совершении преступления, если оно не подкрепляется совокупностью других достоверных доказательств его виновности[25] .

Заключение эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. Иногда выделяется четвертая часть — синтезирующая[26] .

Во вводной части экспертного заключения указывается - номер заключения и дата его составления, кто произвел экспертизу — фамилия, имя, отчество, образование, специальность (общая и экспертная), ученая степень и звание, должность; наименование поступивших на экспертизу материалов, способ доставки, вид упаковки и реквизиты исследуемых объектов, а также по некоторым видам экспертиз, представленные эксперту исходные данные; сведения о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы (фамилия, инициалы, процессуальное положение), перечисляются поставленные перед экспертом вопросы, кратко излагаются обстоятельства дела, имеющие значение для исследования. Вопросы, разрешаемые экспертом по своей инициативе, обычно тоже приводятся во вводной части заключения[27] .

Если экспертиза является дополнительной или повторной, это особо отмечается. При дополнительной и повторной экспертизах излагаются сведения о предшествующих экспертизах — данные об экспертах и экспертных учреждениях, в которых они производились, номер и дата заключения, полученные выводы, а также основания назначения дополнительной или повторной экспертизы, указанные в постановлении о ее назначении.

В исследовательской части экспертного заключения должны быть подробно описаны все материалы, подвергавшиеся исследованию (например, отпечатки пальцев, пуля с места происшествия, сорный документ), как основные, так и образцы для сравнения (протокол осмотра места происшествия или вещественного доказательства, фрагмент протокола допроса обвиняемого и т.д.). Описываются действия эксперта в той последовательности, в которой они производились, а также примененные при исследовании приемы, методы и научно-технические средства, приводится ссылка на справочно-нормативные материалы и литературные источники.

При производстве сравнительного исследования в заключение эксперта отмечаются все совпадения и различия признаков. Требуется указать, в чем конкретно совпадения или различия выражаются. Например, если при исследовании документа обнаруживаются различия между штрихами определенной записи и основного текста, в заключении может быть отмечено, что сравниваемые записи различаются по ширине, интенсивности, окраске штрихов и форме их краев (ровные, извилистые и т.д.). При этом необходимо подробно пояснить, штрихи каких записей шире, интенсивнее, какую именно окраску и форму краев имеют те и другие штрихи[28] .

Заключение должно содержать выводы эксперта, т.е. ответы на поставленные перед ним вопросы. На каждый из этих вопросов должен быть дан ответ по существу либо указано на возможность его решения.

Вывод является конечной целью исследования. Именно он определяет его доказательственное значение по делу. Выводы эксперта обличаются в форму различного рода суждения. Чаще всего выводы делаются в форме категорических суждений — положительных («текст документа выполнен гражданином Б.»), или отрицательных («исследуемая пуля выпущена не из данного пистолета, а какого-то другого»). Нередко выводы экспертов приобретают форму проблематических суждений, например, «данное повреждение могло быть причинено орудием, представленным на исследование».

После оглашения заключения эксперту могут быть заданы вопросы сторонами[29] . Вопросы эксперту после оглашения его заключения могут задавать участники судебного разбирательства с обеих сторон, причем первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза на предварительном следствии. Следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 205 УПК РФ эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной экспертизы. Ответы эксперта подлежат занесению в протокол судебного заседания. Их оценивают вместе с заключением эксперта и другими доказательствами[30] . Допрос эксперта может производиться как после дачи им заключения на предварительном расследовании, так и в суде[31] .

Основные требования, которым должен удовлетворять вывод эксперта, можно сформулировать в виде следующих принципов:

1. принцип квалифицированности - означает, что эксперт может формулировать только такие выводы, для построения которых необходима достаточно высокая квалификация, соответствующие специальные познания.

2. принцип определенности - недопустимы неопределенные, двусмысленные выводы, позволяющие различное истолкование (например, выводы об «одинаковости» или «аналогичности» объектов, без указания на конкретные совпадающие признаки).

3. принцип доступности - могут быть использованы только такие выводы эксперта, которые не требуют для своей интерпретации специальных познаний, являются доступными для следователей, судей и других лиц.

Если экспертиза проводилась в экспертном учреждении, то заключение заверяется печатью этого учреждения. Приложения к заключению (фотоснимки, чертежи, фотограммы), если таковые имеются, также подписываются экспертом и заверяются печатью экспертного учреждения. Такого рода иллюстрации к заключению эксперта и образуют его составную часть, дополняющую его текст[32] .

Как отмечает Пантелеев Б.Н в своей статье многие изученные экспертные заключения не соответствуют процессуальным требованиям, предъявляемым к такого рода документам. В их вводной части не содержится указаний на характер используемых познаний, сведений о самом эксперте (образование, специальность, ученая степень и звание, занимаемая должность и др.). Нередко в них нет описания проведенных исследований, ссылок на использование специальных методов научного познания.

Порой вся "исследовательская часть" сводится к простому пересказу некоторых выражений и фраз, неаргументированному изложению личного отношения к ним эксперта.

Иногда специалисты дают двусмысленные, внутренне противоречивые заключения, что совершенно недопустимо. Подчас, признав, что в публикации определенная национальность характеризуется в неприглядном свете, берутся судить, достаточно ли этого для возбуждения вражды и насколько это оскорбительно для национального достоинства, т.е. выходят за рамки своих специальных познаний. Некоторые эксперты берут на себя несвойственную им роль комментатора законодательных норм [33] .

Так, например, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ рассмотрела в судебном заседании дело Ц., о получении взятки. Осужденный Ц., просит приговор отменить, дело прекратить, обосновывая это тем, что взятку он не получал и это была провокация. По словам Ц. он машинально взял деньги и кинул их на задние сиденье автомобиля. В суде он пояснил, что не когда ни требовал, не просил деньги у Ф.Т.А.. Адвокат П. полагает, что основан на недопустимых доказательствах. В суде прослушивались не подлинные фонограммы. Суд необоснованно отказал в проведении фоноскопической экспертизы… Не дана оценка заключения эксперта, согласно которой на руках и одежде Ц. не обнаружены следы специального метящего химического вещества. В судебном заседании было установлено, что отсутствие в приговоре оценки заключения эксперта, согласно которой на руках и одежде Ц. не было обнаружено специального метящего химического вещества не может служить основанием, ставящим под сомнение доказанность получения Ц. денег от Ф.Т.А., поскольку данный факт подтвержден показаниями Ф.Т.А, аудио и видео записями, а так же см Ц. не отрицал, что держал деньги в руках. Как видно из материалов дела все доказательства по делу судами были исследованы и им дано надлежащая оценка. Таким образом судебная коллегия определили: приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения[34] . Я считаю, что судебная коллегия поступила не правильно, так как она должна была учесть оценку заключения эксперта.

Заключение специалиста - предоставляемое в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию процессуальных действий в порядке, установленным настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную петицию.

Порядок назначения специалиста в УПК РФ не прописан. Однако этот вопрос может быть уяснен через направления его деятельности, которые достаточно подробно (по сравнению с УПК РСФСР) изложены в УПК РФ. Он может привлекаться для содействия: 1) в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов; 2) в применении технических средств при исследовании материалов уголовного дела; 3) в постановке вопросов эксперту; 4) для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58 УПК РФ)[35] .

Так, Ю. Орлов утверждает: "Прежде всего, этот термин представляется крайне неудачным. В отношении специалиста он никогда не применялся. Его мнение всегда оформлялось каким-то другим документом - справкой, консультацией и пр. ...Видимо, законодатели (или разработчики) автоматически "проштамповали" существующую терминологию, добавив к заключению и показаниям эксперта еще и заключение и показания специалиста, совершенно не задумываясь о принципиальном различии этих субъектов".

О.В. Хитрова пишет: "...абсолютно непонятно, чем заключение специалиста по своей гносеологической природе отличается от показаний специалиста", предлагая вообще исключить заключение специалиста из числа доказательств.

Вопреки положениям закона Е.А. Доля считает, что заключение специалиста не является доказательством: "...заключение специалиста доказательственного значения не имеет. Суждения, содержащиеся в данном заключении, лишь способствуют правильному пониманию сторонами и судом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, уяснение которых в этом новом доказательстве требует специальных познаний".

Отрицательно отозвались о данном виде доказательств и такие авторы, как Б.Т. Безлепкин, В.И. Зажицкий, Л.В. Клейман, И.И. Трапезникова, В.Д. Дробовик и другие[36] .

Согласно ч. 1 ст. 58 УПК специалист привлекается к участию в процессуальных действиях для:

· содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

· постановки вопросов эксперту;

· разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

На основании таких данных о функциях специалиста при производстве по уголовным делам вполне можно утверждать, что ему отведена, с одной стороны, роль помощника в собирании и исследовании доказательств и иных данных, а с другой - участника судопроизводства, который, подобно эксперту, может своими действиями формировать доказательства, используемые для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.

Функционируя в качестве помощника, специалист содействует следователю, дознавателю, обвиняемому и его защитнику, другим участникам судопроизводства со стороны обвинения и стороны защиты в выявлении доказательств, их фиксации и изъятии, в квалифицированном и эффективном использовании технических средств при исследовании материалов дела, а также в организации столь непростого процессуального действия, каким является экспертиза. Существенную помощь оказывает он и тогда, когда по просьбе следователя, гражданского истца, защитника или другого участника судопроизводства, опираясь на свои специальные познания, формулирует вопросы, на которые должен будет ответить эксперт при производстве назначаемой по делу экспертизы.

Заключение специалиста в соответствии с п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК является самостоятельным видом (источником) доказательств. На него полностью распространяются правила собирания, проверки и оценки доказательств, в первую очередь те, которые соблюдаются в отношении заключения эксперта.

Специалист может быть привлечен для оказания помощи при отсутствии требования о даче заключения, то есть при отсутствии последнего, в этом его принципиальное отличие от эксперта[37] .

Показания специалиста, как и показания любого другого участника уголовного судопроизводства, равно как любое другое доказательство, являются прежде всего сведениями. Они тоже должны сообщаться в ходе следственного действия, называемого допросом. Однако у них особый, установленный законом (ч. 4 ст. 80 УПК) предмет - они должны касаться обстоятельств, требующих специальных знаний, а также содержать разъяснения специалистом своего мнения, изложенного по вопросам, поставленным сторонами.

Так, например, в постановлении N 14 Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", где в п.2 говорится, что для определения вида средств и веществ, их размеров, названий, свойств, происхождения, способа изготовления требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующим заключением экспертов или специалистов. Тем самым даже на уровне Верховного Суда РФ не до конца понимание сущности такого вида доказательств как заключения эксперта[38] .

В литературе высказана точка зрения, согласно которой, в силу ч. 2 ст. 80 УПК РФ, показания эксперта - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями статей 205 и 282 настоящего Кодекса. Используя аналогию закона, следует признать, что показания специалиста - это сведения, которые должны сообщаться им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения. Таким образом, показания лица, допрошенного в качестве специалиста, сами по себе (без заключения специалиста) недопустимы в качестве доказательств. Однако, по мнению Е.П. Гришиной, А.В. Константинова и А.П. Рыжакова, допрос специалиста не связан с самим фактом наличия или отсутствия заключения; лицо может быть допрошено в качестве специалиста и до, и после дачи заключения также независимо от наличия или отсутствия последнего[39] .

Показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также для разъяснения своего мнения, постольку от заключения и показаний эксперта эти доказательства отличаются как минимум по двум существенным признакам.

Во-первых, эксперт, как правило, основывает свое заключение только на материалах уголовного дела, в котором он ранее не участвовал, эти материалы для него новы, незнакомы. Специалист же как участник процесса, уже участвовавший в производстве следственных действий, в силу ст. 58 УПК РФ (осмотре, обыске, следственном эксперименте и др.) в своем заключении неизбежно использует и сведения, полученные в результате своего участия в этих действиях.

Во-вторых, процедура получения заключения специалиста по сравнению с процедурой получения заключения эксперта, которой в УПК РФ посвящена целая глава (ст. ст. 195 - 207 УПК РФ), упрощена до предела (вопрос со стороны обвинения или защиты - письменный ответ специалиста).

Заключение и показания специалиста, наряду с другими доказательствами, указанными в части 2 ст. 74 УПК РФ, являются той основой, которая в совокупности с внутренним убеждением следователя, дознавателя, прокурора, судьи позволяет сделать итоговый вывод и принять процессуальное решение, завершающее работу вышеуказанных субъектов по конкретному уголовному делу[40] .

Показания эксперта не фигурируют в качестве самостоятельного вида доказательств, а названы в числе видов доказательств вместе с заключением эксперта (ст. 74 УПК). Действительно, показания эксперта могут лишь сопровождать заключение эксперта, выступать как его продолжение (а могут и отсутствовать). Показания эксперта могут быть получены только после дачи экспертом заключения и только по поводу этого заключения. Показаний не может быть без заключения, в то время как заключение вполне может фигурировать в деле и без показаний эксперта.

Тем не менее показания эксперта могут иметь и определенное доказательственное значение. В чем оно выражается? Во-первых, разъяснение экспертом отдельных положений, терминов способствует правильному пониманию заключения, а, следовательно, квалифицированной его оценке. Во-вторых, в ходе допроса эксперт может усилить аргументацию своих выводов - дать пояснение о сущности примененной методики, ее возможностях и надежности, привести другие дополнительные доводы, т.е. повысить обоснованность заключения. В-третьих, в показаниях могут быть даны ответы на дополнительные вопросы, если это не требует проведения дополнительных исследований (например, мог ли потерпевший самостоятельно передвигаться после полученных ранений). В последние годы все большее распространение получает несудебная экспертиза, т.е. исследование, проводимое не в процессуальной форме, часто вообще не в связи с производством по делу. Некоторые виды таких исследований регламентированы законодательно или ведомственными нормативными актами. Заключения (акты) таких экспертиз нередко являются поводом к возбуждению уголовного дела или иным образом вовлекаются в орбиту уголовного судопроизводства.

Заключение и показания специалиста, как и заключение и показания эксперта, не обладают преимуществами перед другими доказательствами и оцениваются как любое другое доказательство по уголовному делу. Наличие определенной специфики, связанной с использованием специальных знаний в процессе подготовки заключения и при даче показаний, не означает, что характер этих доказательств дает основания для некритического к ним отношения либо придания им особого доказательственного значения[41] .

Таким образом, из выше сказанного можно сделать вывод, что эксперт и специалист – участники процесса отличные друг от друга по статусу и кругу решаемых задач и поэтому я считаю, что нельзя в названии и содержании одной статьи объединить дефиниции этих видов доказательств, поэтому я предлагаю включить в УПК РФ дополнительную статью, например 80.1 «Заключения и показания специалиста».

Показания, и заключение специалиста должны содержать сведения. Эти сведения должны иметь предусмотренный законом процессуальный носитель доказательственной информации (лицо, вещь, документ). Если речь идет о показаниях, то они должны исходить от лица, поставленного в процессуальное положение соответствующего участника процесса, если о доказательственной информации, то она должна быть получена с помощью предметов и вещей, надлежащим образом процессуально оформленных и приобщенных к делу в качестве вещественного доказательства, и т.д…

В отличие от эксперта заключения специалиста - это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами, а показания специалиста – это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения (ст. 80 УПК РФ).

Показаний не может быть без заключения, в то время как заключение вполне может фигурировать в деле и без показаний эксперта

3. Особенности оценки заключений и показаний эксперта и специалиста

Заключения и показания эксперта и специалиста подлежат оценке наряду со всеми другими доказательствами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом (ст. 88 УПК РФ). Они не имеют каких-либо преимуществ перед другими доказательствами, но обладают весьма существенной спецификой, поскольку представляют собой выводы и умозаключения, сделанные экспертом и специалистом на основе исследований и действий проведенных ими с использованием специальных познаний[42] .

Заключение и показания эксперта и специалиста подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности доказательств[43] .

Оценка относимости доказательств производится в соответствии с содержанием предмета доказывания по уголовному делу, его конкретными обстоятельствами и особенностями пользования прямыми и косвенными доказательствами. Если признано, что доказательство не относится к делу, то дальнейшая его оценка делается излишней.

Допустимость доказательства оценивается путем определения соответствия уголовно-процессуальному закону источника фактических данных и порядка их получения. Если те или иные сведения получены из ненадлежащего источника, то они не могут быть положены в основу решения по делу. Таковы же последствия нарушения уголовно-процессуальных норм, допущенного в ходе доказывания. При разрешении дела доказательства, не обладающие свойством допустимости, не могут приниматься во внимание.

Оценка достоверности доказательств состоит в определении соответствия их содержания в действительности. Она составляет решающее звено всей оценки и представляет нередко наибольшую трудность вследствие противоречивости доказательств, оспаривания их сторонами, изменения их содержания в процессе доказывания и т.д.

Оценивая материалы экспертизы (заключения эксперта) в процессуальном отношении, необходимо, прежде всего, проверить, соблюдены ли при назначении и проведении экспертизы права обвиняемого, предусмотренные законом, - знакомился ли обвиняемый с постановлением о назначении экспертизы, удовлетворены ли его обоснованные ходатайства, заявленные в связи с экспертизой, ознакомлен ли обвиняемый с экспертным заключением и протоколом допроса эксперта, если таковой имеется в деле, удовлетворены ли ходатайства обвиняемого о постановке дополнительных вопросов, назначения дополнительного или повторного исследования, проверялись ли заявления и объяснения обвиняемого по выводам эксперта[44] .

Оценивая заключение и показания эксперта и специалиста необходимо проверить имеются ли в деле достаточные данные, свидетельствующие об их компетентности в решении поставленных перед ним вопросов (образование, стаж работы, рекомендации, характеристики).

Очень важно уяснить является ли эксперт и специалист лицом беспристрастным, незаинтересованным в исходе уголовного дела, не участвует ли он в этом деле в ином процессуальном качестве, несовместимом со своим положением (свидетель, потерпевший, следователь, дознаватель, обвинитель, защитник и т.д.), не состоит ли в родственных связях с потерпевшим или обвиняемым, не находится ли в служебной или иной зависимости.

В постановлении Конституционного Суда РФ заключение эксперта не имеет для судьи заранее установленной силы и подлежит оценке в совокупности с другими доказательствами, в том числе объяснениями самого гражданина, - на основе внутреннего убеждения судьи в том, что отсутствуют основания для сомнений в достоверности, подлинности, профессиональном уровне и полноте заключения экспертов о характере и тяжести заболевания, о возможных последствиях болезни гражданина для его социальной жизни, здоровья, имущественных интересов, о том, какого рода действия он не может понимать и контролировать, и т.д. В случае возникновения сомнений в достоверности и полноте выводов, содержащихся в экспертном заключении, судья обязан назначить повторную экспертизу психического состояния гражданина[45] .

Существенным элементом оценки является проверка, оформлено ли заключение эксперта и специалиста в соответствии с законом.

Необходимо проверить: не вышел ли эксперт и специалист за пределы своей компетенции, т.е. не решал ли вопросов правового характера, не сформулированы ли выводы на основании материалов дела, не относящихся к предмету его исследования, вместо того, чтобы обосновать их результатами проведенных исследований, требующих применения специальных знаний.

Заключительным этапом оценки данных доказательств является определение роли установленных фактов в доказывании виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, в решении вопроса о доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Нередко ошибки допускаются именно на этом этапе, когда заключение, в общем правильное и обоснованное, неверно интерпретируется судом или следствием, что чревато судебными ошибками.

Заключение эксперта, как и любое доказательство, подлежит оценке лицом, ведущим расследование, прокурором и судом. Характер рассматриваемого вида доказательств не может служить основанием для некритического к нему отношения, принятия на веру содержащихся в заключении положений и выводов, придания им особого доказательственного значении. В связи с этим надо отметить, что в следственной и судебной практике еще не изжиты случаи некритического подхода к заключениям экспертов, к содержащимся в них данным; случаи, когда заключениям экспертов необоснованно отдают предпочтение.

Так, например, в Определении Верховного Суда, суд не указал в приговоре, на каком основании он отверг заключение генотипической экспертизы о наличии на обуви Т. крови потерпевшей А.Б. При проведении первичной экспертизы экспертом К. крови на обуви Т. действительно не было обнаружено. Однако обувь была осмотрена лишь визуально, были сделаны произвольные смывы. В то же время при проведении дополнительной экспертизы обувь осматривалась более тщательно, и в ее складках, в малодоступных местах была обнаружена кровь, экспертом М. была применена другая методика. Из показаний эксперта К. и свидетеля Т.В., проводивших первоначальную биологическую экспертизу вещественных доказательств, следует, что туфли Т. были ими осмотрены в ультрафиолетовых лучах, а затем были сделаны смывы с носка, боковых частей, с внутренней поверхности туфлей, с рантов, с подошвы. Крови на туфлях обнаружено не было. Эксперт К. пояснила, что она видела следы крови на этих же туфлях, при повторной экспертизе, в проведении которой она участия не принимала, и ей показалось, что эта кровь была свежая. Из показаний, данных в судебном заседании экспертом М. видно, что к нему в лабораторию ЭКЦ при УВД Томской области следователь принес ботинки, которые уже были исследованы экспертами бюро судебно-медицинской экспертизы, и попросил их осмотреть на предмет обнаружения крови предварительно, до назначения экспертизы. Следователь сказал, что на ботинке имеется кровь, а по результатам экспертизы крови не оказалось. При следователе он осветил ботинки галогеновой лампой и обнаружил несколько наслоений вещества бурого цвета. Они обвели эти следы мелом, чтобы их осмотрели эксперты-биологи. Но те сказали, что экспертиза уже ими проведена, и больше они делать ничего не будут. После этого следователь вынес постановление о назначении повторной комиссионной биологической экспертизы. В ходе ее проведения в присутствии биологов БСМЭ им (М.) были изъяты пробы этих следов, похожих на кровь. По результатам проведенных исследований выявилось, что эта кровь может принадлежать потерпевшей (т. 4 л.д. 75 - 76). Из заключения повторной биологической экспертизы и показаний эксперта М. видно, что кровь им была обнаружена визуально не только на скрытых участках туфлей, а и на их внешней поверхности и подошве, то есть на тех же участках, которые были исследованы экспертом К. и специалистом Т.В[46] .

Отличительная особенность заключения специалиста или эксперта в том, что в нем содержится и имеет доказательственное значение выводное знание, т.е. новое знание, полученное путем логических умозаключений. Причем именно логические выводы с использованием специальных познаний - главная и необходимая часть такого доказательства[47] .

Выводы эксперта и специалиста являющиеся косвенными доказательствами, могут быть положены в основу приговора только в совокупности с другими доказательствами, они могут лишь быть звеном в такой совокупности. Поэтому их роль зависит и от конкретной ситуации по делу, от имеющейся наличности доказательств. Нередко они используются лишь в первоначальном этапе расследования, для раскрытия преступления, а ценность.

По результатам оценки заключения эксперта и специалиста может быть проведен их допрос либо назначена дополнительная или повторная экспертиза. Допрос проводится для разъяснения или дополнения заключения, если это не требует дополнительного исследования (о сущности и надежности примененной методики, о значении отдельных терминов и т. п.).

Таким образом из выше сказанного можно сделать вывод, что заключения и показания эксперта и специалиста подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности доказательств. Оценивая материалы экспертизы прежде всего необходимо проверить соблюдены ли при назначении и проведении экспертизы права обвиняемого. Так же очень важно уяснить является ли эксперт лицом беспристрастным, незаинтересованным в исходе уголовного дела. Заключение эксперта подлежит оценке лица, ведущим расследование, прокурором и судом.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная курсовая работа была посвящена «Оценке заключений и показаний эксперта и специалиста в уголовном процессе». На основании проведенных мной исследовании, я сделала следующие выводы.

Заключение специалиста может быть использовано в целях оказания помощи следователю (дознавателю), суду для объективной и правильной оценки результатов судебной экспертизы. Явное противоречие суждений специалиста и выводов эксперта может явиться основанием для назначения повторной экспертизы.

Оценка доказательств служит необходимым условием целенаправленного ведения следствия и судебного разбирательства, принятия законных и обоснованных процессуальных решений, правильного применения уголовного закона. При оценке доказательств следователь, прокурор, судьи руководствуются требованиями закона, выдвигающего условия общего характера устанавливающего правила допустимости доказательств и их относимости.

Эксперт и специалист – участники процесса отличные друг от друга по статусу и кругу решаемых задач и поэтому я считаю, что нельзя в названии и содержании одной статьи объединить дефиниции этих видов доказательств, поэтому я предлагаю включить в УПК РФ дополнительную статью, например 80.1 «Заключения и показания специалиста».

Заключения и показания эксперта и специалиста подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности доказательств. Оценивая материалы экспертизы прежде всего необходимо проверить соблюдены ли при назначении и проведении экспертизы права обвиняемого. Так же очень важно уяснить является ли эксперт лицом беспристрастным, незаинтересованным в исходе уголовного дела. Заключение эксперта подлежит оценке лица, ведущим расследование, прокурором и судом.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации. – М.: Изд-во «Филинъ». – 2009. 79 с.

2. Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит», 2009. – 224с.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации (с измененяими и дополнениями). – СПб.: Виктория плюс, 2008. – 208 с .

4. Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 28.06.2009) «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

5. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 7 июля 2003 г. N 27 (часть I) ст. 2706

6. Верещагина А. Институт специалиста в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации // «Российский следователь». – 2007. № 3. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

7. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристъ, 1998. – 552 с.

8. Громов Н.А. Заключение эксперта: от мнения правоведа до выводов медика // «Российская юстиция». – 1998. № 8. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

9. Громов Н.А. Критерии использования доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности при доказывании по уголовным делам // «Следователь». – 2000., № 1. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

10. Денисов А.Э. Применение заключения и показаний специалиста для подготовки итоговых процессуальных решений // «Адвокат», - 2009, № 10. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

11. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко; Науч. ред. В.Т. Томина, М.П. Поляков. – М.: 2006 г. – 500 с.

12. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Сухарев А.Я.. – М.: - 2004 г. – 557 с.

13. Кронов Е.В. Заключение специалиста в деятельности защитника // «Адвокат», - 2009, № 11. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

14. Лазарев Л.П. Допрос специалиста в уголовном судопроизводстве: необходимо законодательное регулирование // «Российская юстиция», - 2009. № 3. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

15. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. - М.: Юристъ, - 2005. - 696 с.

16. Ляхов Ю.А., Луценко О.А., Чупилкин Ю.Б. Следственный эксперимент в уголовном судопроизводстве. Учебное пособие. Ростов на Дону.: Изд-во СКАГС., - 2006. – 88 с.

17. Медведев М.Ю. Уголовный процесс. Консультации. Образ­цы документов. Судебная практика: - М.: Юриспруденция, 1999. - 400 с.

18. Моисеева Т.Ф. О компетенции судебного эксперта // «Эксперт-криминалист». – 2008. № 1. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

19. Овсянников И. Заключения и показания специалиста // «Законность». – 2005. № 7. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

20. Пантелеев Б.Н. Роль экспертов в обеспечении правосудия по делам о пресечении экстремизма и дискриминации // «Эксперт-криминалист». – 2009. № 1. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

21. Плюк А. «Истина» или «доказанная достоверность»? // «Российская юстиция». – 1999. № 5. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

22. Рыжаков А.П. Оценка доказательств в российском уголовном процессе. Комментарий к статье 17 УПК РФ // Подготовлен для системы Консультант Плюс, 2006.

23. Саушкин С.А., Гришина Е.П. Развитие института экспертизы в Российской империи после принятия судебных уставов 1864 г. // «Уголовное судопроизводство». – 2007. № 3. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

24. Семенов Е.А. Заключение специалиста как источник доказательств // «Российский следователь». – 2009. № 19. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

25. Шаталова А.С. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебное пособие в схемах. – М.: 2008. – 395 с.

26. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.02.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами». СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 12. Весна 2009.

27. Определение Верховного суда РФ от 10.06.2008 г. СПС Консультант Плюс: Высшая школа – Выпуск 13. Весна 2010.

28. Определение Верховного Суда РФ от 19.02.2009 № 86-ГО9-3. В удовлетворении заявления о признании незаконным постановления избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидатом в депутаты отказано, так как избирательный закон исключает какой-либо иной способ заверения подписного листа сборщиком подписей и кандидатом, кроме собственноручного, а нарушение данного правила устанавливается в качестве основания для признания всех содержащихся в таком подписном листе подписей недействительными.

29. Определение Верховного Суда РФ от 12.11.2009 г. № 66-о09-163. Приговор по делу о разбойном нападении и убийствах оставлен без изменения, так как вина осужденных доказана, наказание назначено справедливое, в соответствии с требованиями УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности каждого, влияния назначаемого наказания на их исправление.

30. Определение Верховного Суда РФ от 05.02.2009 № 77-о09-г // www. viksunsky.nnov.sudrf.ru

31. Определение Конституционного Суда РФ от 27.02.2009 г. № 4 / www. viksunsky.nnov.sudrf.ru

32. Определение Конституционного Суда РФ от.18.07.2006 г. № 343 – О.

33. Касационное Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.08.2006 г. № 7-О06-15.

34. www. viksunsky.nnov.sudrf.ru

35. www. Allpravo.ru

36. www. Wikipedia.ru


Приложение № 1




Приложение № 2

ПРОТОКОЛ

ознакомления

(кого именно)

с заключением эксперта

« » 20 г.

(место составления)

Ознакомление начато в ч мин
Ознакомление окончено в ч мин

(должность следователя (дознавателя),

классный чин или звание, фамилия, инициалы)

в помещении

(каком именно)

,
руководствуясь ст. 206 УПК РФ, ознакомил

(кого именно)

с заключением эксперта № от « » 20 г.
по уголовному делу №
Одновременно

(кому именно)

разъяснены права, предусмотренные частью первой ст. 206 УПК РФ.

(подпись лица, ознакомившегося
с заключением эксперта)

Перед началом, в ходе либо по окончании следственного действия от участвующих лиц

(их процессуальное положение, фамилии, инициалы)

заявления . Содержание заявлений :

(поступили, не поступили)

Участвующие лица :

(подпись)

(подпись)

Протокол прочитан

(лично или вслух следователем (дознавателем)

Замечания к протоколу

(содержание замечаний

либо указание на их отсутствие)

Участвующие лица

(подпись)

(подпись)

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166 и 167 УПК РФ.

Следователь (дознаватель)

(подпись)


[1] Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник., - М.: Юристъ, 2005,

[2] Рыжаков А.П. Оценка доказательств в российском уголовном процессе. Комментарий к статье 17 УПК РФ // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006

[3] Рыжаков А.П. Оценка доказательств в российском уголовном процессе. Комментарий к статье 17 УПК РФ // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006

[4] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 85

[5] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 88

[6] www.wikipedia.ru

[7] Громов Н.А. Критерий использования доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности при доказывании по уголовному делу // Следователь. -2000. -№1.

[8] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ч.2 ст. 75

[9] Определение Верховного Суда РФ от 05.02.2009 № 77-о09-г // www. viksunsky.nnov.sudrf.ru

[10] См. приложение № 1.

[11] Определение Верховного Суда РФ от 12.11.2009 г. № 66-о09-163.

[12] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 81

[13] Гуцко К.Ф. Уголовный процесс. Издание 4-е, переработанное и дополненное. – М.: Изд-во «Зерцало», 2000.

[14] Рыжаков А.П. Оценка доказательств в российском уголовном процессе. Комментарий к статье 17 УПК РФ // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2006.

[15] Семенеов Е.А. Заключение специалиста как источник доказательств // «Российский следователь», 2009, № 19

[16] Зуева А.Л. Основы судебной экспертизы: понятия и система. - СПб.: Инф-Да, 2005 г.

[17] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 80 п.1

[18] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 57 п.1.

[19] Моисеева Ф.Т. О компетенции судебного эксперта // «Эксперт - криминалист», 2008, № 1.

[20] Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник. – М.: Юрист. 2005 г.

[21] Определение Верховного Суда РФ от 19.02.2009 № 86-ГО9-3.

[22] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 200 п.1.

[23] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 201 п.1

[24] ФЗ от 31.05.2001 № 73 – ФЗ (ред. от 28.06.2009) «О государственной судебно – экспертной деятельности в РФ».

[25] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. Ред. В.И. Радченко; Науч. ред. В.Т. Томина, М.П. Поляков. – М.: 2006 г.

[26] Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник. – М.: Юрист. 2005 г.

[27] Рыжаков А.П. Уголовный процесс: учебник для вузов / А.П. Рыжаков. – М.: НОРМА, 2006.

[28] Громов, Н.А. Уголовный процесс России: учебное пособие / Н.А. Громов - М.: Юристъ, 2005.

[29] Уголовно-процесуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. Ст. 282 п. 2

[30] Комментарий к уголовно - процессуальному кодексу РФ / Под общей ред. Сухарев А.Я. – М.; 2004 г.

[31] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. Ред. В.И. Радченко; Науч. ред. В.Т. Томина, М.П. Поляков. – М.: 2006 г.

[32] Уголовно-процессуальное право: учебник / под. ред. В.И. Шитова. – М: Изд-во «Буква», 2005.

[33] Пантелеев Б.Н. Роль экспертов в обеспечении правосудия по делам о пресечении экстремизма и дискриминации // Эксперт- криминалист, 2009, № 1.

[34] Касационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.08.2006 г. № 7-О06-15.

[35] Верещагина А. Институт специалиста в УПК РФ // «Уголовное право», 2007, № 3.

[36] Кронов Е.В. Заключение специалиста в деятельности защитника // «Адвокат», 2009, № 11.

[37] Лазарева Л.В. Допрос специалиста в уголовном судопроизводстве: необходимо законодательное регулирование // "Российская юстиция", 2009, N 3.

[38] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

[39] Пантелеев Б.Н. Роль экспертов в обеспечении правосудия по делам о пресечении экстремизма и дискриминации // Эксперт- криминалист, 2009, № 1.

[40] Денисов А.Э. Применение заключения и показаний специалиста для подготовки итоговых процессуальных решений // "Адвокат", 2009, N 10.

[41] Денисов А.Э. Применение заключения и показаний специалиста для подготовки итоговых процессуальных решений // "Адвокат", 2009, N 10

[42] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. Радченко В.И..- М., 2006.

[43] Уголовно-процессуальный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Элит». – 2009. ст. 88 п. 1.

[44] Уголовный процесс России/ под общ. ред. В.З. Лукашевича. - СПб.: СПбГУЮФ, 2005.

[45] Постановление Конституционного суда от 27.02.2009г. № 4-п по делу о проверке конституционности ряда положений ст.ст. 37,52,135,222,284,286 и 379.1 ГПК РФ и ч. 4 ст. 38 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" // www. viksunsky.nnov.sudrf.ru

[46] Определение Верховного Суда РФ от 10.06.2008 N 88-О08-8

[47] Овсянников И. Заключение и показания специалиста // Законность, 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий