Политическая преступность

Характерные особенности личности политического преступника, типология и классификация. Российские средства массовой информации о лицах, совершивших преступления политической направленности. Применение эффективных мер предупредительного воздействия.

Содержание

Введение

1. Личность политического преступника

2.Типология и классификация политических преступников

3.Политические преступники в российских средствах массовой

информации

Заключение

Список литературы

Введение

Традиционно в общественном мнении проблема преступности занимает одно из ведущих мест среди наиболее острых социальных проблем. Этим обстоятельством постоянно пользуются как действующие политики, находящиеся у власти, так и те, кто к ней стремится. Эта проблема становится более привлекательной для исследователей и представителей средств массовой коммуникации, если преступное поведение используется для получения, сохранения, распределения или утраты власти с использованием демократических институтов государства и общества. Однако центральным ядром этого интереса является личность, совершающая преступные деяния в сфере политики, именуемая "политическим преступником".

В конце ХХ века отечественными специалистами, изучающими криминогенные процессы в политической сфере жизни общества были выделены основные формы и виды проявления преступности в сфере политики, проведены крупные научные исследования феномена политической преступности, опубликовано большое количество научных статей и сообщений, так или иначе связанных с рассмотрением отдельных аспектов взаимосвязи преступности и политики. В результате чего политическая криминология, наравне с экономической и семейной криминологией, криминологией средств массовой информации и виктимологией, была объявлена отраслью российской криминологической науки, внутри которой формируются собственные научные направления, составляющие ее основной предмет.

В начале текущего века интерес к основным проблемам российской политической криминологии среди отечественных и зарубежных специалистов не уменьшается, а, наоборот, постоянно увеличивается. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что спрос на учебную и учебно-методическую литературу за последние два-три года по данной отрасли знаний значительно возрос, а спецкурс "Политическая криминология" стал активно внедряться в учебный процесс высших учебных заведений юридического профиля.

Основными целями данной работы являются теоретический анализ проблемы политической преступности, выделение её самостоятельных типов и видов, определение криминологической характеристики политических преступников.

1. Личность политического преступника

Общественные науки, изучающие сложные социальные явления, связывают предмет своего познания в большей или меньшей степени с проблемой человека. Не составляют исключения из этого правила и юридические науки криминального цикла, в том числе и криминология. Значение личности преступника определяется тем, что преступление, будучи результатом сознательной волевой деятельности человека, не только не мыслимо вне лица, его совершившего, но и в большей мере обусловлено сущностью и особенностями этого лица. Кроме того, без изучения личности преступника не могут быть поняты ни причины отдельного преступления, ни причины преступности как массового социального явления.

При достаточной изученности личности преступника в целом в отечественной и зарубежной криминологии следует отметить то обстоятельство, что личность отдельных категорий преступников описана и объяснена еще недостаточно полно и всесторонне. К числу таких малоизученных категорий личности преступника, в силу различных объективных и субъективных причин, относится и личность политического преступника и её различных видов или типов.

Для того чтобы обратиться к научному осмыслению и объяснению личности политического преступника, необходимо сначала определиться с содержанием более общего термина – "личность преступника". Традиционно в отечественной криминологической науке личность преступника рассматривалась как совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе взаимодействия с другими людьми и обуславливающих ее преступное поведение[1] . Содержание этого определения позволяет раскрыть сущность данного понятия. Поэтому нам необходимо использовать общий подход и для выработки собственного операционного понятия "личность политического преступника". Здесь следует иметь в виду, что свойства человека, участвующего в политике, приобретаются в результате его общественной или политической деятельности, и именно эта деятельность, а точнее, прошлый политический или общественный опыт, подсказывает ему наиболее доступные и результативные способы приобретения, сохранения, распределения или утраты власти. При этом отдельные неоднократно апробированные из этой массы способов и приемов хотя и подтверждают свою эффективность, однако запрещены нормами национального и/или международного права. Поэтому выбор средств достижения власти – это всегда выбор лица, претендующего на эту власть. Это обстоятельство и делает личность политического преступника предметом научного криминологического интереса.

С учётом изложенного можно предположить, что личность политического преступника – это совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе её общественной либо политической деятельности и обуславливающих использование ею для достижения политических целей средств, порицаемых с позиции действующего национального и/или международного уголовного законодательства.

При изучении личности политического преступника целесообразно выяснять круг тех характеристик, которые позволяют выявить ближайшие к преступлению и преступности причинные связи, причинные комплексы и цепочки. Наиболее распространенным в общей теории отечественной криминологии является выделение шести групп признаков, которые относятся к двум основным видам характеристик преступников: "объективным" или социальным, позициям и ролям; деятельности личности и "субъективным": потребностно-мотивационная сфера; ценностно-нормативная характеристика сознания. Такое деление следует позаимствовать и для исследования личности политического преступника, поскольку ее изучение невозможно без познания социальных позиций, ролей деятельности и мотивационной сферы деятельности человека или социальной группы.

При изучении личности политического преступника необходимо обратить внимание в первую очередь на мотивацию ее поведения, поскольку мотивационная сфера является “центром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность”[2] , в том числе и криминальную политическую активность.

Для исследования личности политического преступника нам необходимо выделить однородные группы целей и мотивов совершения политических преступлений, на которые указывается в некоторых работах, посвященных изучению личности политического преступника либо их отдельных видов. Так, Салахова А.И., выделяет следующие из них: 1) приобретение власти; 2) сохранение власти; 3) укрепление власти; 4) распределение власти; 5) утрата власти; 6) создание нового независимого государства или автономной территории в рамках того же государства; 7) изменение внешних или внутренних границ национального государства или группы государств; 8) национальная, расовая, этническая или религиозная нетерпимость; 9) нетерпимость к политическому инакомыслию; 10) изменение системы управления в государстве; 11) прекращение политической деятельности.[3]

По мнению профессора Дьякова С.В. и других криминологов, наиболее часто встречающимися мотивами политических преступлений являются недовольство проводимой действующим правительством политикой и обида на органы государственной власти за допущенную несправедливость (мнимую или реальную)[4] .

Как мы уже ранее отмечали, личность политического преступника – сложный объект для научного исследования различными отраслями знаний. Это обусловлено как социальными стереотипами. Данное обстоятельство дополнительно усугубляется еще и тем, что при исследовании личности политического преступника и его противоправного поведения приходится сталкиваться с большим количеством смежных понятий и неоднозначно воспринимаемыми научными, публицистическими и бытовыми терминами. К числу таких терминов, словосочетаний и категорий относятся: "политический заключенный", "политэмигрант", "политкаторжанин", "политический ссыльный", "враг нации", "враг народа", "враг государства", "противник перестройки", "враг демократии". Эти термины несут в своем содержании негативный политический оттенок деятельности того или иного человека независимо от его правового или социально-политического статуса. Дать однозначную оценку содержания этой группе терминов практически невозможно, поскольку они появились на разных временных этапах развития общества и вводились порою различными субъектами политической деятельности, как для характеристики своих политических оппонентов, так и своих политических сторонников или союзников. В современном российском обществе одна часть понятий, такие как "политзаключенный", "политэмигрант", "политкаторжанин", "политический ссыльный" в большинстве случаев отождествляются по своей смысловой нагрузке с жертвами политических репрессий со стороны государства, его органов и должностных лиц. Другая часть, такие как "враг нации", "враг народа", "враг государства", "противник перестройки", "враг демократии" несут в себе ярко выраженную негативную социально-политическую, а не правовую оценку деятельности определенных людей, как правило, их политическими оппонентами.

Действительно, в большинстве случаев применительно к деятельности советского тоталитарного государства вторая категория лиц ("враги народа") – скорее жертвы политических репрессий, чем политические преступники. Это в первую очередь относится к лицам, судимым за антисоветскую агитацию и пропаганду, лично не поддерживавших большевистский политический режим и большевистскую (коммунистическую), а в последующем социалистическую, "единственно верную", идеологию.

Исследование личности политического преступника было бы не полным, если бы мы не рассмотрели вопрос о соотношении этой категории преступников с общеуголовными преступниками. Для криминологии представляют интерес следующие характерные особенности личности политического преступника:

1) политический преступник не скрывает свое намерение совершить политическое преступление и признается в этом публично, тогда как общеуголовный, как правило, скрывает свои намерения и отрицает совершение преступления;

2) политический преступник оспаривает легитимность нарушаемых им норм, в то время как обычный преступник признает это в принципе;

3) политический преступник преследует цель изменения установленных в государстве и обществе норм права и морали, тогда как обычный преступник таких целей не преследует;

4) политический преступник действует бескорыстно, а обычный преступник преследует эгоистический интерес.

Главным и обязательным признаком политического преступника является политическое целеполагание преступной деятельности и/или её политическая мотивация.

Принципиальная разница заключается в том, что в идеале "политический преступник" действует в интересах части общества, покушаясь на интересы правящей политической элиты (политической партии, социальной группы или политического клана). Поэтому для одной части населения он – политический преступник, а для другой – жертва политического режима. Общеуголовный преступник, как правило, совершает преступление, которое порицается всеми слоями общества и поэтому не вызывает у них сочувствия и сострадания.

Продолжая рассуждения о личности политического преступника, следует иметь в виду, что не всегда и не у всех политических преступников проявляются указанные признаки в полном объеме. У одних они проявляются частично, у других могут не проявляться вообще.

Существуют переходные периоды в деятельности политических преступников из одного состояния в другое, из одного вида в другой. Возможны переходы из общеуголовных преступников в политические и, наоборот, из политических – в общеуголовные. "Перерождение" или превращение общеуголовных преступников в политические может происходить по-разному и по различным причинам объективного и субъективного характера. Однако в большинстве случаев общеуголовные преступники вначале строят свою преступную карьеру, приобретают капитал (финансовые, материальные, информационные и иные ресурсы), а уже потом легитимно или нелегитимно проникают в политическую сферу жизнедеятельности общества. Укрепившись в данной сфере, они начинают ее реформировать с применением средств и методов, порицаемых с позиции уголовного законодательства в целях получения дополнительных полномочий либо доступа к распределению национальными или региональными ресурсами для реализации личных или корпоративных интересов. В этих случаях практически невозможно найти узкую грань между политическими и корыстными интересами. Они настолько переплетаются между собой, усиливая и укрепляя друг друга, что и сами преступники их могут не видеть и не различать.

2.Типология и классификация политических преступников

Согласно общепринятой в отечественной криминологии типологизации и классификации преступников, вначале попытаемся рассмотреть и описать основные типы политических преступников, а уже затем произведем их классификацию. Как уже ранее отмечалось, типологизация преступников может происходить по трем основным критериям: по субъективному критерию – мотиву совершения преступления и объективным критериям – по характеру направленности преступной деятельности и степени общественной опасности лица, совершившего преступление, или степени его криминального заражения.

Типологизация политических преступников по субъективному критерию – мотиву совершения преступления:

1) по убеждению и

2) по ложно усвоенному убеждению.

Первый тип политических преступников обычно уверен, что совершаемые им преступления необходимы для блага общества и государства или каким-то образом оправданы их интересами. Он не считает себя преступником, представляя себя идеалистом, альтруистом, неким политическим пророком, мессией.

В отличие от политического преступника по убеждению, политический преступник по псевдоубеждению преследует в своей деятельности только личные цели; его “политические убеждения” служат лишь ширмой для саморекламы. Он совершает преступления из стремления установить или утвердить свою власть и влияние из авантюристических побуждений или ради собственной политической карьеры.

Разумеется, мотивационный подход не исчерпывается указанной типологией. По мнению С.М. Иншакова, весьма продуктивной выступает типология по характеру мотивации. По этому основанию он выделяет:

- идеологический тип;

- религиозный тип;

- корыстный тип;

- властный тип (стремящийся к обладанию властными полномочиями);

- трусливый тип (изменяющий родине по трусости).

По степени общественной опасности или криминальной зараженности личности политического преступника можно выделить и предложить три типа политических преступников: особо опасный, опасный и случайный.

Особо опасный тип политического преступника – это самые опасные политические преступники, для которых характерны внутренняя тяга к совершению повторных политических преступлений, активность к созданию собственными усилиями условий для совершения тяжких и особо тяжких политических преступлений. Для этих лиц совершение политических преступлений становится профессией. Как правило, такие лица занимают руководящие должности в террористических или экстремистских преступных организациях. Они отчетливо представляют негативные последствия своей противоправной деятельности и стремятся к достижению политических целей противоправными средствами.

Опасный тип – это политические преступники, совершающие тяжкие политические преступления и являющиеся, как правило, активными участниками незаконных вооруженных формирований. В качестве самостоятельных преступлений они могут совершать индивидуальные политически мотивированные террористические акты или диверсии из мести органам государственной власти либо их представителям или за денежное вознаграждение по инициативе других лиц.

Случайный тип – это политические преступники, совершающие политические преступления под давлением жизненной ситуации. Они являются второстепенными участниками политической преступной деятельности, выполняя второстепенные, как правило, пособнические функции и не представляют большой общественной опасности

По характеру направленности политической преступной деятельности, связанной со способами совершения политических преступлений, можно предложить ещё одну типологию политических преступников: а) лица, совершающие политические преступления, сопряженные с применением насилия и б) лица, совершающие политические преступления, не сопряженные с его применением.

Помимо типологии существует и другой метод группировки политических преступников – криминологическая классификация, подразумевающая их деление на группы по иным основаниям, например, по видам совершаемых ими преступлений. Классификация политических преступников по видам совершенных ими преступлений подразумевает выделение их в однородные группы. Среди политических экстремистов таковыми можно выделить несколько видов:

1. Международный политический преступник – лицо, совершившее международное политическое преступление либо способствовавшее его совершению.

2. Политический террорист – лицо, совершившее акт политического терроризма либо способствовавшее его совершению.

3. Мятежник (бунтарь или бунтовщик) – лицо, принимавшее активное участие в совершении захвата власти или вооруженного мятежа либо способствовавшее их совершению.

4. Тоталитарный преступник – лицо, принимавшее активное участие в осуществлении политических репрессий в отношении значительной части населения.

Политических преступников можно классифицировать и по таким постоянным социально-демографическим признакам, как профессиональная или служебная деятельность.

По мнению С.М. Иншакова, по профессиональному или должностному статусу политические преступники классифицируются следующим образом:

- государственный деятель;

- военачальник;

- разведчик (как политический, так и экономический);

- диверсант (лицо, организующее или совершающее разрушения и повреждения различных объектов в одной стране в интересах другой);

- террорист (лицо, специализирующееся на уничтожении политических и государственных деятелей, представляющих опасность для иностранного государства);

- агент влияния (лицо, занимающее государственную должность и использующее должностные полномочия в пользу другого государства).

3. Политические преступники в российских средствах массовой информации

В современном мире особую роль играют средства массовой коммуникации, которые формируют у населения мнения и представления о различных социальных явлениях и процессах. В них как в зеркале отражается общественная жизнь, потребности и интересы общества, социальных групп и личности. По этим параметрам они могут стать объектом криминологического исследования, в том числе и для получения новых сведений о личности политических преступников, с применением не традиционных для криминологии методов, средств и иных инструментов.

Исследование политических преступников – сложная задача, решение которой возможно различными средствами, в том числе и таким методом, как контент-анализ информационных документов.[5]

В целях наиболее полного описания и объяснения личности политических преступников, получения о них новых сведений, предоставляющих научный интерес, проведено обобщение публикаций (статей, интервью, сообщений и т.п. Хронологические рамки исследования были определены периодом с 1995 по 2005 гг. В качестве основного (определяющего) признака для проведения выборки избрано политическое целеполагание и политическая мотивация преступного поведения.

В зависимости от характера их целеполагания и политической мотивации произведено разделение политических преступников на пять групп, в том числе выделение группы преступников-исполнителей, которые совершали политические преступления с иной целью и мотивацией, чем организаторы и подстрекатели.

Таблица №1.

Группировка политических преступников в зависимости от целей совершенных ими преступлений (по материалам российских СМИ)

Цели совершенного ими преступления Количество преступников Процентное соотношение
Захват власти 104 32,5
Прекращение или изменение политической деятельности 68 21,3
Удержание власти 41 12,8
Распределение власти 5 1,6
Иные 92 28,7

Таблица №2.

Возрастная характеристика политических преступников (по материалам российских СМИ)

Возрастная группа Общее количество Процентноесоотношение
До 20 лет
От 20 до 30 лет 138 43,1
От 30 до 40 лет 92 28,7
От 40 до 50 лет 56 17,5
Старше 50 лет 12 3,7
Возраст неизвестен 22 6,9

Таблица №3.

Сведения о рецидиве лиц, совершивших политические преступления (по материалам российских СМИ)

Категории политических преступников Общее количество Процентное соотношение
Лица, ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности 186 58,1
Ранее совершавшие преступления 134 41,9
Из них:
Ранее совершавшие общеуголовные преступления 27 8,5
Ранее совершавшие политические преступления 107 33,4

Таблица №4.

Соотношение видов политических преступников (по материалам российских СМИ)

Тип политическогопреступника Общее количество Процентное соотношение
Политический террорист 169 52,8
Мятежник (бунтарь) 78 24,4
Тоталитарный преступник 26 8,2
Международный преступник 20 6,2
Политический мошенник 27 8,4
В том числе: политический коррупционер 19 5,9

Заключение

В российской юридической науке нет общего определения "политическое преступление", без чего очень сложно говорить о лицах, совершающих подобного рода противоправные деяния. Кроме того, уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления политической направленности, как правило, носят конфиденциальный характер, что затрудняет доступ исследователей к ним. Однако личность политического преступника, в силу специфики мотивации преступного поведения, притягивает не только исследователей, но и представителей средств массовой информации, которые в силу своих творческих возможностей описывают их криминологически значимые характеристики.

Практическая потребность в изучении личности политического преступника обусловлена в первую очередь необходимостью выработки эффективных мер предупредительного воздействия. Объектом такого воздействия могут выступать как отдельные лица, так и определенные однородные группы людей, совершившие, замышляющие или подготавливающие политические преступления, в том числе и объединенные в общественные организации, совершившие или стремящиеся совершить политические преступления в будущем. Поэтому проблема изучения личности политического преступника, его типологии и классификации еще длительное время будет оставаться актуальной и значимой, а, следовательно, и притягательной для исследователей в области криминологии, политологии, социологии, психологии и других наук и научных направлений.


Список литературы

1. Антонян Ю.М. Личность преступника // Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. – М., 1999. – С.125

2. Дьяков С.В. Государственная преступность // Криминология. Учебник для юридических вузов / Под ред. А.И. Долговой. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2001.

3. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. – Горький, 1976.

4. Кабанов П.А. Криминологическая характеристика личности политического преступника: Лекция. – Нижнекамск, 2000.

5. Кабанов П.А. Криминальная политическая антропология как частная политико-криминологическая теория: Лекция. – Нижнекамск, 2006

6. Криминология. Учебник / Под ред. проф. А.И. Долговой. – М., 2005.

7. Кузнецова Н.Ф. Личность преступника // Криминология: Учебное пособие / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой. – М., 2006. – С.59

8. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. – М., 1991.

9. Салахова А.И. Понятие и криминологическая характеристика личности политического преступника // Актуальные вопросы экономики и права в современной России. Сборник научных трудов.– Нижнекамск, 1999. – Вып. 3.


[1] Антонян Ю.М. Личность преступника // Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. – М., 1999. – С.125; Четвериков В.С., Четвериков В.В. Криминология: Учебное пособие. – М., 1997. – С.60; Кузнецова Н.Ф. Личность преступника // Криминология: Учебное пособие / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой. – М., 2006. – С.59

[2] Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. – М., 1991. – С.107

[3] Салахова А.И. Понятие и криминологическая характеристика личности политического преступника // Актуальные вопросы экономики и права в современной России. Сборник научных трудов.– Нижнекамск, 1999. – Вып. 3. – С.80-81.

[4] Дьяков С.В. Государственная преступность // Криминология. Учебник для юридических вузов / Под ред. А.И. Долговой. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2001. – С.631-632

[5] См. Кабанов П.А. Криминальная политическая антропология как частная политико-криминологическая теория: Лекция. – Нижнекамск, 2006