регистрация / вход

Понятие и виды вещных прав

Право хозяйственного ведения и оперативного управления имуществом. Параметры правового режима земельных участков, принадлежащих лицам на праве постоянного (бессрочного) пользования и праве пожизненного наследуемого владения. Сервитуты (сервитутные права).

Понятие и виды вещных прав


1. Понятие и виды вещных прав

Как известно, одна из важных классификаций гражданских прав предусматривает их деление на вещные и обязательственные (гл. 4 учебника).

Вещные права – одна из правовых форм реализации отношений собственности. Вещные права обычно определяются как права, которые предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимо от какого-либо другого лица) воздействия на вещь. Иначе говоря, вещное право предоставляет его обладателю определенного рода непосредственную власть, господство над вещью.

Субъект вещного права может осуществлять в своем интересе действия по владению, пользованию, в ряде случаев и по распоряжению вещью, не обращаясь за содействием к кому-либо иному. В этом коренное отличие вещных прав от обязательственных. Лицо, имеющее обязательственное право на вещь (например, из договора аренды, безвозмездного пользования), может реализовать свои правомочия по владению и пользованию ею лишь в том случае, если фактически получит ее от собственника, заключившего с ним договор.

Выделение вещных прав в самостоятельную группу имущественных прав известно практически всем системам права. Римское право в составе вещных прав закрепляло, наряду с правом собственности, владение, сервитутные права, эмфитевзис, суперфиций и залоговое право. Французский Гражданский кодекс среди основных видов вещных прав называет: право собственности, право узуфрукта, право пользования и проживания, сервитутные права, различные разновидности залога.

В российском ГК положения, относящиеся к вещным правам, сконцентрированы в разделе II «Право собственности и другие вещные права». Наименование раздела подчеркивает единство правовой природы этих гражданских прав и особое положение права собственности в группе вещных прав.

Право собственности отличается от других вещных прав полнотой содержания. Собственнику принадлежат правомочия владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он вправе по своему усмотрению совершать по поводу его имущества любые действия, не противоречащие нормам права и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (ст. 209 ГК). Никто из субъектов других вещных прав не имеет такой полноты правомочий в отношении принадлежащего им имущества. Объем их прав по использованию имущества ограничен законом и волей собственника.

Это объясняется тем, что любое допускаемое законом другое вещное право производно от права собственности. Собственник, передавая часть своего имущества (или разрешая его использование) другому лицу в оперативное управление, хозяйственное ведение либо иное вещное право, сохраняет за собой право собственности на это имущество. Поэтому никто из субъектов других (кроме права собственности) вещных прав не может обладать всей совокупностью правомочий собственника. Право собственности всеобъемлюще, по сравнению с ним любое иное вещное право ограничено по объему. Выделяя группу вещных прав, принадлежащих несобственникам, закон именует их вещными правами лиц, не являющихся собственниками. В литературе их называют «ограниченные вещные права».

Поэтому ограниченное вещное право можно определить как абсолютное субъективное право лица, обладающего возможностью в своих интересах в рамках предоставленных ему законом правомочий, непосредственно использовать вещь, принадлежащую на праве собственности другому лицу, не прибегая к содействию собственника.

Входящие в группу ограниченных вещных прав права характеризуются следующими общими отличительными признаками.

Все они являются абсолютными правами. Обладатель вещного права активен, он самостоятельно может реализовать принадлежащие ему правомочия, ему нет необходимости прибегать к содействию обязанных лиц. На последних, круг которых является неопределенным, лежит пассивная обязанность не мешать ему в осуществлении своего права. Этим вещные права отличаются от обязательственных, которые являются относительными правами.

Вещные права имеют объектами индивидуально-определенные вещи. И в этом также их отличие от обязательственных прав, объект которых – действия. В случае нарушения вещных прав используются единые средства защиты. И право собственности, и ограниченные вещные права пользуются абсолютной защитой от нарушения их любым лицом. Защита обеспечивается посредством вещно-правовых исков в порядке, предусмотренном в п. 4 ст. 216, ст. ст. 301 – 305 ГК.

Особенность вещных прав лиц, не являющихся их собственниками, подчеркивающая особую прочность этих прав, составляет закрепленное в законе право следования. В соответствии с п. 3 ст. 216 ГК переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество. Например, переход права собственности к покупателю на земельный участок, в отношении которого установлен сервитут, не прекращает сервитута. К покупателю переходят все обязанности продавца, вытекающие из обременения земельного участка сервитутом (ст. 275 ГК). Сохраняется также вещное право хозяйственного ведения на имущество за государственным (муниципальным) предприятием в случае перехода права собственности на него (в качестве имущественного комплекса) к другому лицу; при переходе права собственности на имущество учреждения к другому лицу это учреждение сохраняет право оперативного управления на принадлежащее ему имущество (ст. 300 ГК).

Важной особенностью вещных прав лиц, не являющихся собственниками, отличающей их от обязательственных прав, является ограниченность их перечня. Виды обязательств многообразны. Они могут возникать как из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, так и из договоров, иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (ст. ст. 8, 307 ГК). Иначе решен вопрос в отношении вещных прав. Их перечень устанавливает только закон. Стороны не могут по своему усмотрению в договоре либо в односторонней сделке определить какое-либо вещное право, не предусмотренное в законе.

В числе квалификационных признаков вещных прав наряду с перечисленными в литературе называется также то, что вещным правам присуща бессрочность, а также то, что требования, вытекающие из нарушения вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями из обязательств.

Столь значительное число признаков, определяющих специфику вещных прав и одновременно показывающих их отличие от обязательственных прав, казалось бы, должно свидетельствовать о незыблемости категории вещных прав и их четком обособлении от обязательств. Однако это не так.

В науке гражданского права на протяжении длительного времени проводилась мысль об условности деления прав на вещные и обязательственные. Д.М. Генкин еще в 1944 г. высказался об относительном характере основных признаков, отличающих названные категории, одновременно утверждая, что «вещные и обязательственные правоотношения переплетаются между собой». Также И.Б. Новицкий считал, что между этими двумя категориями нет какой-то непроходимой пропасти; советское гражданское право содержит ряд норм, значительно смягчающих их противоположность. Достаточно условной называет категорию вещных прав Ю.К. Толстой, полагающий, что «критерии, с помощью которых можно было бы четко определить место вещных прав в ряду других гражданских прав, до сих пор не найдены». Наиболее категоричен М.И. Брагинский. По его мнению, только часть складывающихся в гражданском обороте правовых связей действительно отвечает признакам либо вещных, либо обязательственных правоотношений, а «едва ли не большинство гражданских правоотношений является смешанным – «вещно-обязательственными».

Все эти положения основываются главным образом на том, что гражданское законодательство распространяет действие ряда признаков, свойственных вещным правам, также и на обязательственные права. Например, присущее ограниченным вещным правам право следования (п. 3 ст. 216 ГК) закон признает за чисто обязательственным правом арендатора (п. 1 ст. 617 ГК); ст. 305 ГК распространяет вещно-правовой режим защиты на обязательственное титульное владение, основанное на договорах аренды, хранения, перевозки и др.; некоторые из ограниченных вещных прав не являются бессрочными (например, сервитуты).

Вместе с тем вряд ли можно согласиться с утверждениями о стирании граней между вещными и обязательственными правами и с тем, что едва ли не большинство гражданских правоотношений являются смешанными – «вещно-обязательственными».

Вещные и обязательственные права могут достаточно четко разграничиваться, если исходить из двух неоспоримо принадлежащих вещным правам признаков: вещные права являются абсолютными и имеют в качестве объектов индивидуально-определенные вещи. Иные признаки ограниченных вещных прав (право следования, абсолютной защиты, замкнутости перечня вещных прав) производны от указанных выше признаков.

По мнению Д.А. Малиновского, для успешного решения проблемы разграничения вещных и обязательственных прав необходимо взять за основу следующие положения. Вещное право, будучи абсолютным правом, является субъективным правом конкретного лица, а число находящихся с ним в правовой связи лиц – неопределенно. При этом содержание возлагаемой на каждого из них обязанности тождественно (одинаково), также тождественны и санкции, применяемые к каждому из лиц, нарушивших свою обязанность в данном правоотношении (это вещно-правовые иски). Если вещь утратила индивидуальную определенность в результате действий правонарушителя (уничтожена, испорчена), нарушитель права выделяется из общей массы лиц, противостоящих обладателю права, с этого момента правовая связь между ним и обладателем права приобретает иной характер. У нарушителя появляется особая обязанность, не тождественная обязанностям всех иных противостоящих обладателю права лиц. И санкция иная – требование о возмещении убытков. Такое право нельзя отнести к вещным – оно обязательственное. Эти два признака – специфическое, характерное только для данного правоотношения, содержание обязанности субъекта и санкция в виде возможности взыскания убытков – присущи любому обязательству из общей массы обязательственных правоотношений.

Но как объяснить законодательное закрепление за некоторыми обязательственными правами присущего ограниченным вещным правам так называемого права следования (например, п. 1 ст. 617 ГК), возможности предъявления лицом, владеющим имуществом на основании договора, вещного иска (ст. 305 ГК), а также истребование кредитором в случае нарушения обязательства индивидуально-определенной вещи, а не возмещения убытков (ст. 398 ГК)?

Представляется, что это не что иное, как юридико-технический прием, свидетельствующий не об изменении юридической природы обязательственного права, а о стремлении законодателя предоставить управомоченному по обязательству дополнительные возможности в целях обеспечения защиты его права.

Перечень вещных прав, закрепленных в российском законодательстве, немногочислен. В соответствии со ст. 216 ГК вещными наряду с правом собственности признаны, в частности, следующие права лиц, не являющихся собственниками (ограниченные вещные права): право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления имуществом и сервитуты.

Этот перечень не является исчерпывающим. Из содержания ст. 216 ГК вытекает, что в число ограниченных вещных прав могут включаться иные права при условии признания их таковыми в законе. То, что конструировать (признавать) соответствующее право в качестве вещного может только закон, с очевидностью вытекает из смысла ст. 216 ГК: вещно-правовыми являются не любые возможные права, а названные в законе. Основные из них перечислены в указанной статье Гражданского кодекса.

За рамками перечня ст. 216 ГК в качестве вещных прав лиц, не являющихся собственниками, следует признать право пользования жильем членами семьи собственника, проживающими в принадлежащем ему жилом помещении. То, что закон считает вещным названное право пользования жильем членами семьи собственника жилого помещения, подчеркивается и чисто формальным признаком: гл. 18 ГК названа «Право собственности и другие вещные права на жилые помещения».

Поскольку кроме прав членов семьи собственника жилого помещения и права собственности на жилое помещение его самого о каких-либо других правах в главе не упоминается, права членов семьи и есть «другие вещные права». Их право пользования жильем, как это имеет место в вещных правоотношениях, сохраняется за ними в случаях перехода права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу. Члены семьи собственника жилого помещения могут требовать устранения нарушений их права на жилое помещение от любых лиц, что также характерно для вещных абсолютных прав (п. 2 и п. 3 ст. 292 ГК).

К вещным правам лиц, не являющихся собственниками, следует отнести право фактического владельца, который, не будучи собственником имущества, добросовестно, открыто и непрерывно владеет этим имуществом как своим. По истечении указанных в законе сроков он приобретает право собственности на это имущество (ст. 234 ГК). До этого момента у него есть лишь право фактического владения, имеющее характер вещного права. В этот период фактический владелец, как и другие субъекты вещных прав вправе по суду защищать свое владение против третьих лиц кроме собственника этого имущества и других лиц, имеющих право на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания (п. 2 ст. 234 ГК).

О вещном характере права лица, владеющего имуществом как собственным, свидетельствуют абсолютность правовой связи его со всеми иными лицами (кроме собственника имущества или титульного владельца, если таковые имеются), тождественность (одинаковость) содержания обязанности этих лиц по отношению к фактическому владельцу, а также тождественность санкций в случае нарушения ими права фактического владения.

К числу вещных прав в юридической литературе справедливо относят право пожизненного проживания в жилом помещении другого лица в соответствии с завещательным отказом. В соответствии с п. 2 ст. 1137 ГК на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. Сравнивая это правило со ст. 538 ГК 1964 г., видим, что действующий Гражданский кодекс наряду с правом пожизненного пользования жилым помещением другого лица на основании завещательного отказа допускает и другую разновидность данного вещного права, действующего в течение иного срока, установленного наследодателем. Вещная природа права пользования отказополучателем жилым помещением подчеркивается нормативным положением о сохранении этого права за ним в случае последующего перехода права собственности на имущество, входящее в состав наследства, к другому лицу.

Вместе с тем вызывает сомнение расширение этой категории вещных прав за счет признания таковыми права пожизненного пользования жилым помещением или иной недвижимостью, возникающего у граждан на основании договора пожизненного содержания с иждивением. Эти отношения строятся на модели обязательств. Право пользования возникает из договора, предусмотренного в разделе IV ГК «Отдельные виды обязательств»; его содержание определяют сами стороны договора, а не закон, как в вещных правах. Все основные аспекты взаимоотношений сторон носят относительный характер, а не абсолютный, как у вещных прав.

Несомненно, в перечень ограниченных вещных прав входит право учреждения по самостоятельному распоряжению доходами и имуществом, полученными в результате разрешенной хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 298 ГК). Однако дискуссионным остается вопрос о том, является ли это право самостоятельным ограниченным вещным правом или разновидностью одного из признанных законом вещных прав.

По мнению одних, это право – разновидность права хозяйственного ведения. Другие авторы видят в нем разновидность права оперативного управления. Более радикально мнение Ю.К. Толстого, считающего рассматриваемое право самостоятельным видом вещного права. Наконец, есть предложение считать право учреждения на доходы и имущество, приобретенное на эти доходы, правом собственности.

Предпочтительней представляется позиция признания права учреждения по распоряжению доходами и имуществом, приобретенным за их счет, самостоятельным видом вещных прав. Это право не совпадает по объему ни с правом хозяйственного ведения, ни с правом оперативного управления. По содержанию оно значительно шире содержания первого и второго (ср. ст. ст. 295, 296 и п. 2 ст. 298 ГК).

То, что право учреждения по самостоятельному распоряжению доходами и имуществом, полученными в результате разрешенной хозяйственной деятельности, не идентифицируется с правом оперативного управления, подчеркивается в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», когда речь заходит о праве собственника изымать у учреждения излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество.

Известно, что согласно п. 2 ст. 296 ГК собственник вправе изъять такое имущество и распорядиться им по своему усмотрению. Однако в отношении доходов и приобретенного на эти доходы имущества, учитываемых на отдельном балансе (т.е. того имущества, которым учреждение может распоряжаться самостоятельно), Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ посчитал, что такие объекты «не могут быть изъяты у учреждений по решениям комитетов по управлению имуществом или других государственных и муниципальных органов, в том числе и в тех случаях, когда они не используются или используются не по целевому назначению» (п. 10).

Нельзя считать также анализируемое право правом собственности учреждения. В силу ст. 120 и ст. 296 ГК учреждение не может обладать имуществом на праве собственности.

Более обстоятельного рассмотрения требует вопрос о юридической природе залогового права. Эта проблема активно обсуждалась в отечественной науке гражданского права XIX–XX вв. Однако дискуссия до сих пор не привела к однозначному решению. Одни из дореволюционных цивилистов относили право залога к вещным правам (Г.Ф. Шершеневич, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский). Другие, наоборот, считали залог обязательственным правом (Д.И. Мейер, К.Н. Анненков, В.М. Хвостов).

Отсутствует также единство в этом вопросе у советских и постсоветских юристов. Так, И.Б. Новицкий считал, что ничто не препятствует отнесению залогового права к вещным правам, несмотря на то, что оно не дает своему субъекту ни владения, ни пользования, только позволяет распорядиться стоимостью вещи. Ю.К. Толстой и В.С. Ем относят залог к вещным правам при условии, что его объектом являются недвижимые вещи.

Сторонниками отнесения залога к обязательственным правам являются В.К. Райхер, О.С. Иоффе, В.В. Витрянский, которые приводят достаточно весомые аргументы в подтверждение такой трактовки юридической природы залогового права. Прежде всего, отмечается, что залоговое право возникает из договора, который имеет решающее значение для установления и осуществления залога; залоговое обязательство является акцессорным (дополнительным), устанавливается в целях обеспечения исполнения основного обязательства; на первый план выступает относительный характер правовой связи конкретных лиц – залогодателя и залогодержателя.

Далее следует отметить, что договором о залоге может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретает в будущем (п. 6 ст. 340 ГК); в случае гибели предмета залога залогодатель вправе заменить его другим, равноценным имуществом (ст. 345 ГК); закон допускает уступку залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу в порядке, предусмотренном для цессии обязательственных прав (ст. 355 ГК). Ни одно из названных трех положений неприменимо к вещным правам, но характерно для обязательств.

Наконец, нельзя не обратить внимания на то, что залогодержатель в случае неисполнения залогодателем основного обязательства не вправе обратить в свою собственность заложенную вещь. Его требование является обязательственно-правовым, предоставляющим ему возможность преимущественно перед другими кредиторами залогодателя получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» содержится разъяснение на этот счет, согласно которому действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, допускающие такую передачу, ничтожны, за исключением тех, которые в соответствии со ст. 409 и ст. 414 ГК могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства (п. 46).

Изложенное, а также то, что действующий Гражданский кодекс РФ (как и ГК РСФСР 1964 г.) помещает нормы о залоге в разделе III «Общая часть обязательственного права», подтверждает обоснованность вывода об обязательственно-правовой природе залога.

Поскольку перечень вещных прав лиц, не являющихся собственниками, немногочислен, примененный законодателем принцип отнесения новой конкретной разновидности права к этой категории прав только в случае закрепления ее в законе надо признать приемлемым. Предлагаемые иные дополнительные классификации вещных прав несобственников (по связи их с определенным имуществом, по основаниям возникновения и др.) вряд ли необходимы, так как ни в теоретическом, ни в практическом отношении ощутимых преимуществ не создают.

В соответствии со ст. 216 ГК в данной главе рассматриваются только перечисленные в ней вещные права лиц, не являющихся собственниками. Материал об иных ограниченных вещных правах содержится в соответствующих главах настоящего учебника.

2. Право хозяйственного ведения имуществом. Право оперативного управления имуществом

Право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления имуществом – два вида ограниченных вещных прав в российском законодательстве, которые могут принадлежать только юридическим лицам, причем не всем, а лишь некоторым их разновидностям. Названные вещные права представляют собой такую правовую форму, при которой собственник имеет возможность, сохраняя за собой право собственности на имущество, передавать его в самостоятельное управление создаваемого им нового субъекта гражданского права.

Законодательству иностранных государств (исключая ближнее зарубежье) подобные вещные права неизвестны. В нашей стране необходимость такого типа вещных прав появилась в первые годы советской власти. Государство, сосредоточив в своей собственности громадные имущественные ценности, было не в состоянии управлять ими, не передавая их хозяйственным и иным организациям.

Адекватную правовую форму закрепления имущества за организациями теоретически разработал и обосновал академик А.В. Венедиктов. Предусматривалось, что государство, сохраняя за собой право собственности, передает имущество организации в оперативное управление. Это право дает организации возможность владеть, пользоваться и в известной мере распоряжаться этим имуществом от своего имени. Позднее в Основах гражданского законодательства 1961 г. право оперативного управления получило законодательное закрепление.

С учетом изменений в экономике страны Основы гражданского законодательства 1991 г. и Закон о собственности 1991 г. предусмотрели трансформацию единого вещного права организации в два самостоятельных: право полного хозяйственного ведения (для хозрасчетных предприятий) и право оперативного управления (для учреждений).

Правовой режим названных вещных прав юридических лиц получил дальнейшее развитие в действующем Гражданском кодексе РФ. Ныне этим вещным правам юридических лиц присвоено наименование «право хозяйственного ведения и право оперативного управления» (гл. 19 ГК). Причем, определяя содержание этих прав, действующее законодательство значительно сузило его по сравнению с правом полного хозяйственного ведения и правом оперативного управления по Закону о собственности 1991 г. Причиной, вызвавшей такую реакцию законодателя, явились недостатки конструкции ограниченных вещных прав, предоставляющей слишком широкие возможности по управлению имуществом их обладателям.

Е.А. Суханов правильно указывает на основные недостатки этой конструкции, заключающиеся в возможности злоупотребления обладателями ограниченных вещных прав предоставленной им собственником свободой, используемой не в интересах собственника и даже не в интересах их организаций, а в целях передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях.

В дальнейшем наметилась тенденция сужения сферы применения права хозяйственного ведения. Постановлением Правительства РФ от 6 декабря 1999 г. №1348 «О федеральных государственных унитарных предприятиях, основанных на праве хозяйственного ведения» на Министерство государственного имущества (ныне – Министерство имущественных отношений) была возложена обязанность сократить количество предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, путем их реорганизации, ликвидации, продажи как имущественных комплексов либо создания на их имущественной базе федеральных казенных предприятий. Постановление содержит четкий перечень оснований, наличие которых позволяет сохранить предприятие, имеющее имущество на праве хозяйственного ведения, в строю действующих (п. п. 1, 3 Постановления).

Закон определяет право хозяйственного ведения как вещное право, предоставляющее государственному или муниципальному унитарному предприятию (за исключением казенных предприятий) возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им на этом праве имуществом в пределах, определяемых Гражданским кодексом (ст. 294).

Субъектами права хозяйственного ведения в соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. №161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» являются следующие виды унитарных предприятий: федеральное государственное предприятие, государственное предприятие субъекта Российской Федерации и муниципальное предприятие.

Объектами права хозяйственного ведения являются сами предприятия, как имущественные комплексы, а также входящие в состав этих комплексов любые виды имущества, предназначенного для деятельности предприятий: здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные права (ст. 132 ГК).

Имущество, входящее в состав объектов права хозяйственного ведения, группируется по различным фондам (основные, оборотные, специальные), что вносит определенные особенности в правовой режим каждой из этих групп имущества. Так, согласно ст. 16 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и п. п. 3.12, 3.13 Примерного устава федерального унитарного предприятия, утвержденного распоряжением Мингосимущества РФ от 16 февраля 2000 г. №188-р, предприятие обязательно создает резервный фонд, образуемый за счет остающейся в его распоряжении чистой прибыли в порядке и размерах, предусмотренных уставом унитарного предприятия. Средства резервного фонда используются исключительно на покрытие убытков предприятия. Предусмотрена возможность образования и иных фондов, в том числе социального фонда, жилищного фонда, фонда материального поощрения.

Наряду с этим имеются особенности в правовом режиме отдельных категорий имущества в зависимости от того, является ли оно движимым или недвижимым.

Определяя содержание права хозяйственного ведения, закон устанавливает, что государственное или муниципальное предприятие владеет, пользуется и распоряжается имуществом в пределах, определяемых в соответствии с Гражданским кодексом. Нормы последнего свидетельствуют об ограниченности права хозяйственного ведения, поскольку одновременно у другого субъекта существует право собственности на это же имущество.

Ограничения касаются главным образом правомочия распоряжения имуществом. Так, без согласия собственника предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом. Остальным имуществом оно распоряжается самостоятельно при условии, что законом или иными правовыми актами не установлено иное (п. 2 ст. 295 ГК; ст. 6, п. п. 1 и 2 ст. 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»). В частности, Закон запрещает унитарным предприятиям совершать без согласия собственника сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой, требований, переводом долга, с вступлением в простое товарищество. Такой же правовой режим установлен для совершения государственным или муниципальным предприятием крупных сделок, сделок, в совершении которых имеется заинтересованность руководителя унитарного предприятия, сделок по осуществлению заимствований унитарным предприятием (п. 4 ст. 18, п. 1 ст. 22, п. 3 ст. 23, п. 2 ст. 24 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Вместе с тем надо иметь в виду, что во всех случаях, когда государственному или муниципальному предприятию в соответствии с законом принадлежит право распоряжения движимым или недвижимым имуществом, оно может реализовать это право только в пределах, не лишающих предприятие возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными (п. 3 ст. 18 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

На объем правомочий обладателя права хозяйственного ведения (в плане их ограничения) влияют и иные закрепленные в законе права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении. Собственник решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества, дает согласие на создание филиалов и открытие представительств предприятия, на участие унитарного предприятия в иных юридических лицах. Собственнику также принадлежит право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия (ст. 295 ГК; ст. ст. 17, 20 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Вопрос о размере отчисляемой прибыли, сроках ее перечисления собственнику решается в соответствии с Правилами разработки и утверждения программ деятельности и определения подлежащей перечислению в федеральный бюджет части прибыли федеральных государственных унитарных предприятий, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 10 апреля 2002 г. №228 «О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении унитарных предприятий».

За пределами перечисленных в законе правомочий собственник не может вмешиваться в управление имуществом, находящимся в хозяйственном ведении унитарного предприятия.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается, что собственник не вправе изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Условия договоров, заключаемых собственником с унитарным предприятием, которые изменяют характер и пределы указанных в ст. ст. 294, 295 ГК правомочий, являются ничтожными (п. п. 39, 40).

Являясь юридическим лицом, унитарное предприятие самостоятельно отвечает по обязательствам всем своим имуществом и не несет ответственность по обязательствам собственника этого имущества (п. 5 ст. 113 ГК). В свою очередь, собственник имущества, закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения, также не отвечает по обязательствам последнего. Исключение предусмотрено в п. 3 ст. 56 ГК, устанавливающем, что в случаях несостоятельности предприятия, обусловленной указаниями собственника его имущества, на последнего может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам предприятия.

Моментом возникновения права хозяйственного ведения у унитарного предприятия закон считает момент передачи ему имущества собственником, если иное не установлено законом, другими правовыми актами или решением собственника. Передача осуществляется после принятия собственником решения о закреплении за предприятием имущества в хозяйственное ведение (п. 1 ст. 299 ГК).

По смыслу закона, оно должно оформляться договором. Об этом прямо говорится в отдельных нормативных актах. Так, в ст. 25 Федерального закона от 17 июля 1999 г. №176-ФЗ «О почтовой связи» установлено, что имущество организаций федеральной службы почтовой связи, находящееся в федеральной собственности, принадлежит таким организациям на основании договоров на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления, либо договоров аренды. Чаще же закрепление имущества за предприятием на праве хозяйственного ведения оформляется утверждением баланса предприятия.

Надлежащее оформление закрепления имущества за унитарным предприятием исключает в дальнейшем споры о правовом титуле обладания имуществом.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 17 сентября 1992 г. №13 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о собственности» указывает, что о наличии вещного права предприятия на имущество, полученное от собственника, можно говорить, если из законодательных актов, договора собственника с предприятием или из характера его взаимоотношений с собственником не вытекает, что имущество передано ему собственником временно с условием возврата собственнику, либо для иных целей, не связанных с закреплением имущества за предприятием в полное хозяйственное ведение (п. 1). После принятия Федерального закона от 21 июля 1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» унитарное предприятие обязано осуществить государственную регистрацию вещного права хозяйственного ведения на предприятие как на имущественный комплекс в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного вещного права. Последнее может быть оспорено только в судебном порядке (ст. ст. 2, 4, 22 ГК).

Что касается плодов, продукции и доходов от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении, а также имущества, приобретаемого унитарным предприятием по договорам и иным основаниям, то они поступают в хозяйственное ведение предприятия в таком же порядке, который установлен законодательством и иными правовыми актами для приобретения права собственности (п. 2 ст. 299 ГК).

Согласно п. 3 ст. 299 ГК право хозяйственного ведения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным законодательством и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника. Другими словами, при решении вопроса о прекращении права хозяйственного ведения следует руководствоваться нормами, содержащимися в гл. 15 ГК «Прекращение права собственности» и ст. 295 ГК. Из содержания последней следует, что прекращение права хозяйственного ведения на имущество предприятия по решению собственника возможно, видимо, только в случае реорганизации либо ликвидации, которые осуществляются в порядке, предусмотренном гл. V Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

Согласно п. 1 ст. 296 ГК право оперативного управления является вещным правом, предоставляющим казенному предприятию, а также учреждению в отношении закрепленного за ними имущества возможность осуществлять в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им.

Субъектами права оперативного управления на имущество, закрепленное за ними собственниками, признаются казенные предприятия и учреждения. Казенные предприятия создаются на базе государственной и муниципальной собственности. Различают три вида казенных унитарных предприятий: федеральное казенное предприятие, казенное предприятие субъекта Российской Федерации, муниципальное казенное предприятие (п. 2 ст. 2 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Учреждения могут создаваться субъектами любой формы собственности: государственной, муниципальной, частной. Так, благотворительная организация, реализуя предусмотренное ст. 7 Федерального закона от 11 августа 1995 г. №135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» право на создание благотворительных организаций в форме учреждений, закрепляет за благотворительными учреждениями выделяемое для достижения их целей имущество на праве оперативного управления.

Объектами права оперативного управления являются имущественные блага, перечень и правовой режим которых во многом совпадает с изложенным выше применительно к объектам права хозяйственного ведения. Однако в составе объектов права оперативного управления значительное место занимают деньги, которые выделяются государственным и муниципальным учреждениям из соответствующих бюджетов, а учреждениям, созданным юридическими или физическими лицами, – из собственных средств учредителей.

Денежные средства сосредоточиваются в соответствующих фондах, правовой режим которых определяется в специальных нормативных актах и положениях о фондах, утверждаемых самими субъектами права оперативного управления. Например, согласно Положению об основах хозяйственной деятельности и финансирования организаций культуры и искусства, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 26 июня 1995 г. №609, в учреждениях этого профиля в обязательном порядке создаются: единый фонд финансовых средств и фонд творческо-производственного и социального развития.

Денежные средства расходуются учреждениями в точном соответствии со сметами, утверждаемыми собственниками либо органами, уполномоченными управлять их имуществом.

В соответствии со сметой доходов и расходов, утверждаемой собственником имущества предприятия, осуществляет свою деятельность и казенное унитарное предприятие (п. 2 ст. 19 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Что же касается содержания права оперативного управления, то оно по объему правомочий обладателей этого права значительно уже права хозяйственного ведения. Согласно ст. 296 ГК казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. Таким образом, закон, очертив основные границы правомочий субъекта права оперативного управления, предоставляет собственнику широкую возможность конкретизации правового режима передаваемого в оперативное управление имущества.

Собственник реализует эту возможность на этапе разработки и утверждения учредительных документов, определяя в них цель деятельности создаваемого им юридического лица, а также назначение передаваемого ему имущества. Позднее он может реализовать ее, давая казенному предприятию, учреждению конкретные указания, касающиеся управления закрепленным за ними имуществом. Собственник единолично решает вопрос о распределении доходов казенного предприятия (п. 2 ст. 297 ГК). Вместе с тем закон устанавливает недопустимость изъятия собственником имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением. Исключение сделано только в отношении излишнего, неиспользуемого, а также используемого не по назначению имущества. Такое имущество собственник может изъять и распорядиться им по своему усмотрению.

Значительно ограничивает закон право субъекта оперативного управления распоряжаться закрепленным за ним имуществом. Так, казенное предприятие может самостоятельно решать только вопросы реализации произведенной продукции (работ, услуг) при условии, что иное не установлено нормативными правовыми актами. Во всех остальных случаях отчуждение, распоряжение закрепленным за ним имуществом возможно лишь с согласия собственника этого имущества. При этом уставом казенного предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия (ст. 297 ГК; п. 1 ст. 19 Закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Учреждение вообще не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете (ст. 298 ГК). Но денежными средствами, полученными от собственника в порядке финансирования, учреждение вправе распоряжаться, расходуя их в строгом соответствии со сметой, утверждаемой собственником.

Изложенное не касается доходов, полученных в результате хозяйственной и иной деятельности, допускаемой учредительными документами, и имущества, приобретенного учреждением за счет этих доходов (п. 2 ст. 298 ГК). Как отмечалось выше (п. 3 § 1 данной главы), право учреждения на это имущество, скорее всего, является не правом оперативного управления, а самостоятельной разновидностью ограниченных вещных прав, поскольку правовой режим этого имущества значительно отличается от режима имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления.

Казенное предприятие и учреждение несут самостоятельную ответственность по своим обязательствам. При этом казенное предприятие отвечает по долгам всем своим имуществом, а учреждение – только в пределах находящихся в его распоряжении денежных средств. Законодательно закреплена также дополнительная ответственность собственников по обязательствам созданных ими казенных предприятий и учреждений. Собственник (Российская Федерация, субъект РФ, муниципальное образование), закрепивший имущество на праве оперативного управления за казенным предприятием, несет субсидиарную ответственность по его обязательствам в случае недостатка имущества у казенного предприятия (п. 5 ст. 115 ГК). Субсидиарная ответственность собственника по долгам созданного им учреждения наступает в случае недостаточности денежных средств у последнего для погашения своих долгов (п. 2 ст. 120 ГК).

Возникновение и прекращение права оперативного управления подчинено правилам, изложенным выше применительно к праву хозяйственного ведения (ст. 299 ГК). Однако прекращение права оперативного управления по воле собственника имущества возможно в случаях, если имущество, закрепленное за казенным предприятием или учреждением, оказалось излишним, не используется ими либо используется не по назначению, что недопустимо применительно к праву хозяйственного ведения.

3. Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. Право пожизненного наследуемого владения земельным участком

Основные параметры правового режима земельных участков, принадлежащих лицам на праве постоянного (бессрочного) пользования и праве пожизненного наследуемого владения, определяются нормами Гражданского кодекса РФ и Земельного кодекса РФ.

Следует иметь в виду, что некоторые нормы ГК и ЗК различно определяют отдельные черты правового режима имущества, принадлежащего субъектам на праве постоянного (бессрочного) пользования и праве пожизненного наследуемого владения земельными участками. В дальнейшем, впредь до законодательного устранения расхождения в содержании аналогичных норм ГК и ЗК (см., например, ст. 265 ГК и п. 1 ст. 21 ЗК, ст. 267 ГК и п. 2 ст. 21 ЗК, п. 1 ст. 268 ГК и п. 1 ст. 20 ЗК, ст. 270 ГК и п. 4 ст. 20 ЗК), предпочтение при изложении материала, видимо, надо отдавать нормам Земельного кодекса. Такое решение основывается на том, что оба закона равны по юридической силе. При этом нормы ЗК, относящиеся к рассматриваемым отношениям, будучи по своей природе гражданско-правовыми, являются специальными по отношению к нормам ГК, имеющим общий характер. Наконец, нельзя не учитывать факта более позднего по времени принятия ЗК.

Закрепление в законе в качестве самостоятельной разновидности ограниченных вещных прав права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 216 ГК) обеспечивает его обладателю владение и пользование земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, без установления срока (бессрочно).

Это право пользования земельным участком предоставляется юридическим лицам на основании решения исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование (п. 1 ст. 268 ГК, ст. 20 и ст. 29 ЗК). В соответствии с указанным решением производится государственная регистрация права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком.

Возможны и другие основания получения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. Так, в случае реорганизации юридического лица принадлежащее ему право постоянного пользования земельным участком переходит в порядке правопреемства (п. 3 ст. 268 ГК). В соответствии со ст. 271 ГК и п. 1 ст. 35 ЗК при приобретении в собственность здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, приобретатель недвижимости имеет право использования соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник. Если из закона, решения о предоставлении земли, находящейся в государственной или муниципальной собственности, или из договора не вытекает иное, собственник здания, строения или сооружения приобретает право постоянного пользования частью земельного участка, на котором расположено это недвижимое имущество.

Специальный случай приобретения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком предусмотрен в п. 4 ст. 36 ЗК. В ситуации, когда помещения в здании, расположенном на неделимом земельном участке, закреплены за несколькими казенными предприятиями, государственными или муниципальными учреждениями, участок на основании решения его собственника предоставляется в постоянное (бессрочное) пользование одному из этих юридических лиц, а остальные обладают правом ограниченного пользования земельным участком (сервитутом) для осуществления своих прав на закрепленные за ними помещения.

Субъектами права постоянного (бессрочного) пользования являются граждане и юридические лица.

После введения в действие Земельного кодекса РФ в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки могут предоставляться только ограниченному кругу юридических лиц: государственным и муниципальным учреждениям, федеральным казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления. Гражданам с этого момента земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование не предоставляются. Вместе с тем возникшее у граждан и юридических лиц до введения в действие ЗК право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками сохраняется. При этом за гражданами закреплено право приобрести безвозмездно принадлежащие им на праве постоянного (бессрочного) пользования земельные участки в собственность (п. 5 ст. 20 ЗК).

Основные рамки содержания права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком определены в ст. ст. 269–271 ГК, п. 4 ст. 20, ст. ст. 40–42 ЗК. Обладатель права постоянного пользования земельным участком осуществляет владение и пользование этим участком в пределах, установленных законом, другими правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование.

Если иное не предусмотрено законом, он вправе: самостоятельно использовать участок в целях, для которых он предоставлен; использовать для собственных нужд имеющиеся на земельном участке общераспространенные полезные ископаемые, лес, растения и обособленные водные объекты; возводить жилые, производственные и иные здания и сооружения, которые становятся его собственностью; проводить оросительные, осушительные и другие мелиоративные работы, строить пруды и т.п. В соответствии с п. 4 ст. 274 ГК субъект права постоянного пользования может требовать от собственника соседнего участка установления сервитута в своих интересах.

Специфика объекта вещного права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком требует установления широкого круга обязанностей, которые субъект этого вещного права должен соблюдать при осуществлении правомочий по владению и пользованию земельным участком. Он обязан использовать земельный участок в соответствии с его целевым назначением, способами, которые не наносят ущерба окружающей среде и земле как природному объекту; осуществлять мероприятия по использованию и охране земель, соблюдать порядок пользования лесами, водными и другими природными объектами; не нарушать прав владельцев соседних участков; осуществлять строительство и содержание зданий и сооружений на участке в соответствии с градостроительными, экологическими, санитарно-гигиеническими, противопожарными и иными установленными правилами.

Что касается распоряжения земельными участками, находящимися в постоянном пользовании, то возможности обладателей такого права незначительны. Общее правило сформулировано в п. 3 ст. 264 ГК: владелец земельного участка, не являющийся собственником, не вправе распоряжаться этим участком, если иное не предусмотрено законом или договором.

Ныне, с момента введения в действие Земельного кодекса, вопреки правилу, установленному в ст. 270 ГК, обладатели права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками лишены возможности совершать сделки, прямо направленные на распоряжение этими участками. Однако, отчуждая право собственности на здание, строение, сооружение, находящееся на его земельном участке, субъект права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в соответствии с п. 2 ст. 271 ГК и п. 1 ст. 35 ЗК передает приобретателю право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник. Указанное обстоятельство свидетельствует о возможности субъекта права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком через сделку (например, купли-продажи здания) косвенно распорядиться и частью принадлежащего ему земельного участка.

Основания прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком можно разбить на две группы: 1) добровольное прекращение права постоянного пользования земельным участком по воле его субъекта, 2) принудительное прекращение права постоянного пользования земельным участком. Все случаи прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком предусмотрены законом.

В добровольном порядке право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком прекращается, во-первых, при отказе землепользователя от принадлежащего ему права на земельный участок и, во-вторых, при выражении гражданином, обладающим земельным участком на праве постоянного пользования, желания приобрести его в собственность (п. 5 ст. 20, п. 1 ст. 45 ЗК).

Поскольку отказ граждан и юридических лиц от принадлежащих им прав на земельные участки не влечет за собой прекращения их основных обязанностей по использованию земельных участков (п. 2 ст. 43 ЗК), временем прекращения постоянного (бессрочного) пользования, видимо, следует считать не дату подачи заявления об отказе от прав на участок, а момент принятия решения органа государственной власти или органа местного самоуправления о согласии принять такой отказ и поступления земельного участка в распоряжение соответствующего органа (ст. 53 ЗК). Что касается желания гражданина – обладателя права постоянного пользования земельным участком приобрести его в собственность, то удовлетворение его просьбы решением соответствующего органа государственной власти или местного самоуправления, которое принимается в упрощенном порядке (п. 3 ст. 28 ЗК), является одновременно юридическим фактом, прекращающим право постоянного пользования земельным участком и основанием возникновения у гражданина права собственности на данный участок.

В перечне обстоятельств, достаточных для принудительного прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, называются: использование земельных участков не по назначению; неустранение совершенных умышленно следующих земельных правонарушений: отравление, загрязнение, порча или уничтожение плодородного слоя почвы; систематическое невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель, их охране и по предотвращению процессов, ухудшающих состояние почв; систематическая неуплата земельных налогов; неиспользование в случаях, предусмотренных гражданским законодательством, земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом (пп. 3, 4 п. 2 ст. 45 ЗК). Условия и порядок принудительного прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком определяет ст. 54 ЗК.

Среди оснований прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками закон (ст. 283 ГК, пп. 5 п. 2 ст. 45 ЗК) предусматривает возможность изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд. Прекращение права постоянного пользования в этих случаях осуществляется путем выкупа земельного участка по правилам, установленным для прекращения права собственности на земельный участок.

Принудительное прекращение права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком возможно также при реквизиции участка (пп. 6 п. 2 ст. 45, ст. 51 ЗК).

Вещное право пожизненного наследуемого владения земельным участком обеспечивает его обладателю владение и пользование участком, передаваемые по наследству (ст. 266 ГК, ст. 21 ЗК).

Земельные участки на праве пожизненного наследуемого владения предоставлялись гражданам безвозмездно из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в виде приусадебных участков для ведения личного подсобного хозяйства, создания крестьянского (фермерского) хозяйства и т.п.

Земельный кодекс 2001 г., сохраняя за землевладельцами имеющееся у них право пожизненного наследуемого владения земельными участками, вместе с тем установил, что впредь после введения в действие Кодекса предоставление гражданам земельных участков на праве пожизненного наследуемого владения не допускается. Граждане, имеющие земельные участки в пожизненном наследуемом владении, получили право приобрести их однократно бесплатно в собственность. Последнее позволяет предположить, что сфера применения отношений пожизненного наследуемого владения земельными участками будет неуклонно сужаться.

Субъектами права пожизненного наследуемого владения земельными участками являются только граждане. Это предопределяется самой природой данного права: переход права на имущество по наследству возможен лишь после смерти гражданина (физического лица).

Основными правомочиями, определяющими содержание права пожизненного наследуемого владения, являются владение и пользование земельным участком, которые передаются по наследству. Реализуя их, владелец участка (если из закона и иных нормативных актов не вытекает иное) вправе возводить на участке здания, сооружения и создавать другое недвижимое имущество, приобретая на него право собственности (ст. 266 ГК), а также совершать иные действия и обеспечить исполнение обязанностей, которые предопределяются природой данного ограниченного вещного права. Содержание этих прав и обязанностей во многом совпадает с изложенным выше в отношении права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (см. п. 1 данного параграфа). Правомочие распоряжения землевладельца ограничено возможностью передавать участок другим лицам лишь в аренду или в безвозмездное срочное пользование. Продажа, залог и иные сделки, которые могут повлечь отчуждение земельного участка, не допускаются (ст. 267 ГК). Однако субъект права пожизненного наследуемого владения вправе распорядиться земельным участком, составив в соответствии с общими правилами наследования завещание, в котором определяется судьба земельного участка на случай смерти лица. Земельным кодексом, гражданско-правовые нормы которого являются специальными по отношению к ГК, еще более сужаются возможности землевладельца по распоряжению земельным участком. Согласно п. 2 ст. 21 ЗК распоряжение земельным участком, находящимся на праве пожизненного наследуемого владения, не допускается, за исключением перехода прав на земельный участок по наследству. Но в ст. 22 ЗК допускается специальный случай аренды земельного участка, находящегося в пожизненном наследуемом владении. Если земельный участок перешел по наследству к несовершеннолетнему лицу, его законный представитель вправе передать участок в аренду на срок до достижения наследником совершеннолетия (п. 10 ст. 22). Право пожизненного наследуемого владения земельным участком прекращается по тем же основаниям, которые охарактеризованы в п. 1 данного параграфа применительно к праву постоянного пользования земельным участком. Дополнительно следует сказать лишь о прекращении этого права в случае отсутствия наследников у умершего владельца земельного участка либо их отказа от наследства.

4. Сервитутные права

Сервитуты, или сервитутные права (от лат. servitus – рабство, сервитут), выделяемые законом в качестве разновидности ограниченных вещных прав (ст. ст. 216, 274 – 277 ГК, ст. 23 ЗК), представляют собой права, закрепляющие за гражданами и юридическими лицами возможность пользования в ограниченном объеме чужим недвижимым имуществом.

По российскому законодательству предметом сервитутов могут быть земельные участки, водные пути для паромов, лодок и других маломерных плавательных средств, здания, сооружения и другое недвижимое имущество, ограниченное пользование которым необходимо для полноценного осуществления своих прав собственником другой недвижимости.

Во всех случаях закон называет предметом сервитута только недвижимое имущество. Так называемые личные сервитуты, т.е. ориентированные на конкретную личность, а не на имущество, в законе не упоминаются.

При установлении сервитута происходит обременение имущества собственника, ибо земельным участком, зданием, сооружением или иным недвижимым имуществом собственника получает право пользоваться обладатель сервитута. Однако это не лишает собственника прав по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом.

Сервитутным правам, как и иным вещным правам, присуще право следования, т.е. они сохраняются за обладателем сервитута при переходе права на недвижимое имущество, обремененное сервитутом, к другому лицу (п. 1 ст. 275 ГК). В случае нарушения сервитутных прав они защищаются способами, характерными для защиты вещных прав (негаторный иск и др.).

Субъектами сервитутных правоотношений могут быть граждане и юридические лица. При этом согласно ст. 274 ГК субъекты обременяемого недвижимого имущества во всех случаях являются его собственниками. Что же касается лиц, в интересах которых устанавливаются сервитуты, то они могут быть как собственниками земельных участков, так и обладателями права пожизненного наследуемого владения или права постоянного пользования земельными участками.

Поскольку других исключений ГК не предусматривает, представляется сомнительной правомерность (по признаку несоответствия ГК – п. 2 ст. 3 ГК) нормы 43 ВК, допускающей обременение частным водным сервитутом водных объектов не только собственников, но и объектов, принадлежащих лицам на праве долгосрочного или краткосрочного пользования.

В гражданском законодательстве проводится деление сервитутов на публичные и частные.

Публичные сервитуты устанавливаются законом или иными нормативными актами в интересах всех лиц (без какой-либо конкретизации), разрешая им пользование в определенных пределах конкретными видами объектов государственной либо муниципальной собственности. Публичные сервитуты устанавливаются как для удовлетворения потребностей пользователей сервитутов, так и для обеспечения интересов государства, муниципальных образований, использующих данную правовую форму в целях реализации своих функций (п. 2 ст. 23 ЗК). Например, в силу публичного водного сервитута, установленного ст. 43 ВК, каждый может пользоваться водными объектами общего пользования и иными водными объектами, если иное не предусмотрено законодательством. Десять разновидностей публичных сервитутов предусматривает ЗК.

По общему правилу, частные сервитуты устанавливаются по соглашению между собственником недвижимого имущества, интересы которого не могут быть обеспечены без установления сервитута, и собственником соседнего участка, здания или другого недвижимого имущества, которое должно быть обременено сервитутом. Стороны договариваются об установлении и условиях сервитута. В частности, собственник недвижимого имущества, обремененного сервитутом, вправе, если иное не предусмотрено федеральными законами, требовать от лица, в интересах которого установлен сервитут, соразмерную плату за пользование этим имуществом (п. 5 ст. 274 ГК, п. 6 ст. 23 ЗК). При недостижении соглашения об установлении или условиях сервитута спор разрешается по иску лица, требующего установления сервитута.

Договор об установлении сервитута, а также сам сервитут как вещное право подлежат государственной регистрации.

В случаях, предусмотренных законом, частный сервитут может возникнуть без специального соглашения сторон. Достаточно наступления определенных в законе иных юридических фактов. Так, если при продаже земельного участка, на котором находится здание или иная недвижимость, принадлежащая продавцу, а условия пользования соответствующей частью земельного участка, обслуживающей эту недвижимость, в договоре купли-продажи не определены, у продавца возникает право ограниченного пользования (сервитут) той частью земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования в соответствии с назначением (ч. 2 ст. 553 ГК).

Конкретные разновидности сервитутов в соответствии с законом могут устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи, трубопроводов, размещения на земельном участке межевых и геодезических знаков и подъездов к ним, забора воды и водопоя, прогона скота через земельный участок, сенокоса или пастьбы скота, свободного доступа к прибрежной полосе и др. (ст. 274 ГК, п. 3 ст. 23 ЗК).

Применительно к зданиям, сооружениям и другому недвижимому имуществу (кроме земельных участков) виды сервитутов в законе не конкретизируются (ст. 277 ГК). Таковыми могут быть, например, право укрепить балку при строительстве дома на стене соседнего дома, если это не нанесет вреда последнему, а возведение дома невозможно без такого технического решения; право собственника малоэтажного дома, окруженного высокими зданиями, установить телевизионную антенну на одном из них, поскольку без этого невозможно обеспечить прием телепередачи.

По продолжительности существования различают сервитуты срочные и постоянные (бессрочные).

В соответствии с законом (п. 2 ст. 275 ГК) сервитуты не могут быть предметом купли-продажи, залога и не могут передаваться иным способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения использования которого установлен сервитут. Это не означает абсолютной невозможности передачи сервитута другому лицу. Она возможна, например, при открытии наследства. К наследнику в порядке универсального правопреемства переходит не только право собственности на имущество, обслуживаемое сервитутом, но и соответствующее сервитутное право.

Основания прекращения сервитутных прав подразделяются на две группы в зависимости от вида сервитутов. Публичный сервитут может быть прекращен в случае отсутствия общественных нужд, для которых он был установлен, путем принятия акта об отмене сервитута (ст. 48 ЗК).

В отношении частных сервитутов ГК устанавливает два случая их прекращения по требованию обремененного сервитутом недвижимого имущества. Первый предусматривает прекращение сервитута ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен. Второй закрепляет право лица, обладающего имуществом, обремененным сервитутом, требовать по суду его прекращения в случае, когда оно не может использовать это имущество в соответствии с его назначением (ст. 276 ГК).

Кроме того, учитывая природу сервитутного права, следует признать, что его прекращение возможно вследствие отказа от него обладателя сервитута; в связи с гибелью имущества, являвшегося предметом сервитута; по соглашению сторон, а также в случае отчуждения недвижимого имущества, обремененного сервитутом, в собственность обладателя сервитута.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий