регистрация / вход

Понятие и виды неоконченной преступной деятельности

Анализ норм российского уголовного законодательства, регламентирующих институт неоконченной преступной деятельности. Характеристика стадий преступления, их значение для его квалификации. Порядок и условия добровольного отказа от совершения преступления.

Факультет юридический

Курсовая работа

По дисциплине: Уголовное право.

ТЕМА: Понятие и виды неоконченной преступной деятельности.

Выполнила: студентка 2 курса

группа: 05-УЮ

Научный руководитель:

Калининград

2009 г.


Содержание

Введение. 3

Стадии совершения умышленного преступления. 5

Приготовление к совершению преступления. 10

Покушение на преступление. 17

Добровольный отказ от преступления. 24

Оконченное преступление. 29

Заключение. 33

Библиографический список использованной литературы.. 35


Введение

Согласно действующему Уголовному кодексу Российской Федерации преступлением признается виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания. Однако если мы обратимся к реально совершаемым преступлениям, то увидим, что в одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца. В других же случаях преступнику по тем или иным причинам, не зависящим от его воли, не удается довести преступление до конца, и в совершенном им деянии либо отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат, либо выполнены не все действия, образующие объективную сторону данного состава преступления. Например, лицо, имеющее умысел на убийство, стреляет по своей жертве из огнестрельного оружия и промахивается.

Естественно, что наказание за неоконченное преступление должно быть меньше, чем за оконченное либо его вообще может и не быть.

Однако в современных условиях бывает довольно сложно отграничить неоконченное преступление от оконченного, о чем свидетельствуют ошибки уголовно-правовой оценки содеянного, допускаемые не только на стадии предварительного расследования, но и в судебной практике.

Именно поэтому выбранная мной тема «Понятие и виды неоконченной преступной деятельности» является актуальной.

Объектом исследования курсовой работы являются нормы российского уголовного законодательства, регламентирующие институт неоконченной преступной деятельности.

Предметом исследования является неоконченное преступление и его виды.

Целью исследования является изучение норм российского уголовного права о неоконченной преступной деятельности.

В соответствии с целью исследования в работе были поставлены и решены следующие задачи:

- изучить стадии преступления, определить их значение для квалификации преступления ;

- дать понятие неоконченной преступной деятельности;

- изучить приготовление к преступлению и покушение на преступление;

- выяснить порядок и условия добровольного отказа от совершения преступления, как возможное действие на стадии неоконченного преступления;

- проанализировать стадию оконченного преступления.

Исследование выбранной темы – «Неоконченное преступление» в курсовой работе осуществлялось при помощи следующих методов:

диалектический метод – осуществление всестороннего познания объекта и предмета исследования представленной курсовой работы;

метод анализа и синтеза - обособленный анализ составных частей выбранной темы и последующее обобщение полученных знаний;

сравнительно-правовой метод – сравнение признаков, правового содержания и сущности неоконченного преступления с оконченным;

метод обобщения всех полученных знаний по теме.

Теоретической основой представленной работы выступили научные работы и труды российских авторов, посвященных изучению преступлений, в том числе неоконченного преступления, в современном аспекте. Это такие авторы как М.П. Радин, А.П. Козлов, В.И. , А.И. Рарог, Г.В. Назаренко, А.И. Ситников и др.


Стадии совершения умышленного преступления

Как известно из практики большинство преступлений совершаются не спонтанно. Как правило, субъект преступления сознательно и целенаправленно совершает ряд действия для достижения преступного результата.

Во-первых, у лица должно возникнуть намерение совершить преступление. На данном этапе определяется цель, место, время совершение преступления; орудия и приспособления, использование которых должно способствовать достижению преступного результата. Как мы видим на первоначальном этапе формируется умысел.

Сформировавшееся преступное намерение в дальнейшем воплощаются в действиях (или бездействии), направленных на создание условий, облегчающих выполнение задуманного. Например, лицо намеренное совершить убийство, может следить за своей жертвой, чтобы изучить распорядок дня, маршруты следования; приобретает оружие.

Подобные действия представляют собой не что иное, как стадию приготовления к совершению конкретного преступления.

На следующем этапе лицо уже непосредственно приступает к выполнению объективной стороны намеченного преступления. Данная стадия именуется покушением на преступление и оканчивается в момент полного завершения преступного деяния. Если преступное деяние полностью завершено, т.е. лицо выполнило всю объективную сторону, указанную в диспозиции статьи Особенной части, то оно признается оконченным.

Однако из всех вышеперечисленных этапов совершения умышленного преступления этап формирования умысла не является стадией совершения преступления и соответственно не влечет за собой уголовную ответственность. Во-первых, по действующему УК РФ преступлением признается виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания, а на этапе формирования и обнаружения умысла деяние не совершается. Во-вторых, действующее российское законодательство признает преступными и наказуемыми не мысли, не намерения или желания, а только общественно опасные поступки человека.

Вместе с тем, история знает множество примеров, когда одно лишь замышление преступления признавалось преступлением. Например, ст. 241 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) устанавливала наказание в виде смертной казни и лишения всех прав состояния за «всякое злоумышление против жизни, здоровья и чести государя императора, за умысел свергнуть его с престола, лишить свободы и верховной власти либо ограничить права оной или учинить его священной особе какое-либо насилие»[1] .

В то же время, обнаружение умысла, как этап ненаказуемый, которое имеет место на стадии формирования преступного намерения, следует отличать от случаев угрозы, где угроза является обязательным признаком объективной стороны и указана в диспозиции в качестве способа совершения какого-либо преступления. В таких случаях наказывается не обнаружение умысла совершить какое-либо преступление, а уже иное самостоятельное преступление. Угроза имеет цель изменение поведения лица в интересах угрожающего[2] .

Например, угроза применения насилия к потерпевшей является одним из способов совершения такого преступления как изнасилование (ст. 131 УК). В данном случае угроза представляет собой психическое насилие над жертвой, которое производится с целью добиться от жертвы такого поведения, которое выгодно посягающему. Совершенно очевидно, что фактически такая угроза является не обнаружением умысла, а частью общественно опасного деяния, за которое по закону следует привлекать к уголовной ответственности

УК РФ имеются и другие составы преступлений, в которых угроза совершения определенных действий является способом совершения преступления: принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120); насильственные действия сексуального характера (ст. 132); разбой (ст. 162); вымогательство (ст. 163), а также ряд других преступных посягательств.

Обнаружение умысла также нельзя отождествлять и с так называемыми «словесными» преступлениями типа «призывов», клеветы, оскорбления и т.д. Каждое из этих преступлений посягает на свой объект - конституционный строй (ст. 280 УК), честь и достоинство личности (ст. 129, 130 УК) и т.д. Если обнаружение умысла никакого ущерба правоохраняемым интересам не причиняет, то приведенные преступления такой ущерб причиняют.

Как мы видим, по действующему уголовному законодательству уголовно наказуемыми являются лишь три стадии: приготовление к совершению преступления; покушение на совершение преступления; оконченное преступление [3] . Перечисленные стадии отличаются друг от друга по характеру и содержанию совершаемых виновным действий, а также по степени реализации преступного умысла.

В соответствии с ч.2 ст. 29 УК РФ: «Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление». Другими словами стадии приготовление и покушение на совершение преступления являются разновидностями неоконченного преступления.

В ч1. ст. 30 УК РФ дается следующее определение приготовления преступления : «Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Как мы видим суть стадии приготовления состоит в создании условий для дальнейшего совершения преступления [4] . Таким образом стадия приготовления начинается в момент выполнения любых действий, направленных на создание условий для совершения преступления.

Начинается стадия приготовления в момент выполнения любых действий, направленных на создание условий для совершения преступления; оканчивается - в момент, когда лицо непосредственно приступает к выполнению объективной стороны преступления, указанного в диспозиции статьи Особенной части УК. Например, объективная сторона такого преступления как убийства, заключается в умышленном причинении смерти другому человеку. Следовательно, о стадии приготовления к убийству можно вести речь только в том случае, когда деяние в своем развитии еще не дошло до непосредственного причинения смерти.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ « Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Следовательно суть стадии покушения на совершение преступления заключается в том, что лицо уже приступило к выполнению объективной стороны преступления, указанного в диспозиции статьи Особенной части УК, но еще не выполнило деяние в том объеме, как это предусмотрено законом[5] .

Начинается стадия покушения в момент, когда лицо приступает к выполнению деяния, указанного в диспозиции; оканчивается - в момент, когда в деянии будут содержаться все признаки состава, указанные в диспозиции.

Если брать вышеприведенный пример «убийство», то стадия покушения будет иметь место в том случае, когда лицо уже приступило к причинению смерти, но еще не причинило ее.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 УК РФ «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

По общему правилу, уголовно-правовое значение сохраняет лишь последняя стадия, которая и учитывается при квалификации содеянного[6] . Или, иными словами, каждая последующая стадия совершения преступления «поглощает» предыдущую, поэтому предшествующие ей стадии лишены самостоятельного значения и при квалификации не учитываются.

Например, если лицо совершило убийство, которое прошло в своем развитии все стадии совершения преступления, то деяние квалифицируется только по ч.1 ст. 105 УК РФ, стадии приготовления и покушения при квалификации не указываются.

Следует также отметить, что установление стадий преступления возможно только лишь в умышленных преступлениях, поскольку стадии совершения преступления представляют собой целенаправленную деятельность лица по подготовке и совершению преступления.

Более того, поскольку при приготовлении и покушении лицо стремится к завершению преступления, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле[7] .

В умышленных преступлениях, совершаемых с косвенным умыслом и в неосторожных преступлениях стадии приготовления и покушения невозможны, т.к. виновный не желая наступления преступных последствий, естественно, не может и готовиться к преступлению или покушаться на него[8] .

Что нам дает выделение стадий преступления?

Во-первых, позволяет правильно квалифицировать преступление.

Во-вторых, индивидуализировать наказание.

Естественно, что степень общественной опасности деяния существенно различны в зависимости от стадии совершения преступления. Статья 66 УК РФ предусматривает специальный порядок назначения наказания за приготовление к преступлению и за покушение на преступление.

В-третьих, дифференцировать ответственность соучастников.

Выделение стадий совершения умышленных преступлений имеет большое значение и при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности.

Решая вопрос о наличии либо отсутствии добровольного отказа, при котором уголовная ответственность исключается, мы, прежде всего, выясняем, на какой стадии совершения преступления добровольный отказ имел место. В зависимости от вида стадии возможен и различный характер действий лица при добровольном отказе.

Приготовление к совершению преступления

В отличии от УК РСФСР 1960 г. понятие приготовление по УК РФ 1996 года дополнено существенным признаком - это прерванность приготовительных действий по не зависящим от лица обстоятельствам. В старом УК РСФСР 1960 г. (ст. 15) этот признак указывался лишь в понятии покушения на преступление.

Кроме того, в новой редакции в понятие приготовление были включены такие его формы, как «изготовление средств или орудий совершения», «сговор на совершение преступления».

Как уже ранее было сказано, о приготовлении как о стадии совершения умышленного преступления можно вести речь только тогда, когда производится подготовка к совершению конкретного преступления[9] . При этом субъект имеет намерение в дальнейшем довести свой преступный замысел до конца. Кроме того, приготовление к какому-либо конкретному преступлению может образовывать собой самостоятельный состав иного преступления[10] . Например, лицо, осуществляя подготовку к убийству, может незаконно приобрести огнестрельное оружие, что образует самостоятельный состав преступления по ст. 222 УК. В такой ситуации итоговая квалификация будет включать в себя и приготовление к убийству, и незаконное приобретение огнестрельного оружия одновременно: ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем, в случае когда лицо приобретает, изготавливает или приспосабливает различные предметы «на всякий случай»[11] , которые потенциально могут быть использованы в качестве средств или орудий совершения какого-либо преступления, то данные действия нельзя рассматривать как приготовление к конкретному преступлению. Например, покупка огнестрельного оружия на всякий случай не может рассматриваться как приготовление к убийству.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК объективная сторона приготовления к преступлению может выражаться в следующих формах:

а)приискание средств или орудий совершения преступления;

б)изготовление средств или орудий совершения преступления;

в)приспособление средств или орудий совершения преступления;

г)приискания соучастников преступления;

д)сговор на совершение преступления;

е)иное умышленное создание условий для совершения преступления[12] .

Естественно, что каждая из вышеперечисленных форм имеет самостоятельное значение, но зачастую в одном деянии можно одновременно констатировать наличие двух и более указанных признаков.

Рассмотри каждую из форм в отдельности.

Под приисканием следует понимать любой способ, законный или незаконный, приобретения средств или орудий совершения преступления. К данным способом относятся покупка, обмен, похищение, получение на время и пр. В качестве примера моно привести приобретение огнестрельного оружия для совершения убийства. К приисканию относится также случайное нахождение и присвоение какого-либо предмета, который может быть использован для совершения преступного деяния[13] .

Следует иметь в виду, что ни приобретение, ни похищение, ни присвоение различных средств и орудий, не должны признаваться приготовлением к совершению криминального деяния, если не будет доказано, что умысел на их использование в конкретных преступных целях возник до указанных приготовительных действий.

Под изготовлением понимается технологический процесс создания любым способом средств и орудий совершения преступления. Например, изготовление подложных документов для совершения мошенничества.

Изготовление средств и орудий совершения преступлений следует рассматривать как приготовление к преступлению, только в том случае, когда замысел виновного на использование указанных орудий и средств в конкретных преступных целях возник заранее, до их изготовления.

Под приспособлением подразумеваются такие действия, при помощи которых виновный усовершенствует имеющиеся у него (приобретенные или ранее изготовленные) орудия и средства. Например, укорачивание ствола ружья для скрытого ношения (изготовление обреза).

Говоря о таких формах приготовления, как приискание, изготовление, приспособление отдельно нужно остановиться на понятиях орудия и средства, используемых при совершении преступления, т.к на практике иногда возникают сложности при их разграничении.

Под орудиями совершения преступления понимаются любые предметы, которые используются для исполнения задуманного преступления и с помощью которых непосредственно причиняются общественно опасные последствия. Это могут быть различные хозяйственно-бытовые предметы, огнестрельное оружие и т.д.

Под средствами совершения преступления следует понимать предметы материального мира, применяемые для совершения задуманного преступления, а также приспособления, облегчающие его совершение. Например, поддельные бланки для совершения мошенничества.

Как мы видим, основное отличие средств от орудий заключается в том, что средство - это предмет, который используется на стадии приготовления к совершению преступления, а орудие - это предмет, используемый в процессе непосредственного осуществления преступления.

Под приисканием соучастников[14] преступления понимается поиск исполнителей и пособников для последующего совершения криминального деяния. В данном случае, речь идет о ситуациях, когда преступление по тем или иным причинам не доводится до конца, прерываясь на стадии создания условий для его совершения. Ответственность в таких случаях наступает за приготовление к соответствующему преступлению. В соответствии с ч. 5 ст 34 УК РФ лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несет уголовную ответственность за приготовление к преступлению.

Под сговором на совершение преступления понимается достижение соглашения между двумя или более лицами на осуществление криминального деяния. И здесь преступление по тем или иным причинам не доводится до конца, прерываясь на стадии создания условий для его совершения.

Содеянное в таких случаях расценивается как приготовление к соответствующему преступлению.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления следует понимать все остальные разновидности создания таких условий, которые не охватываются понятиями приискания, изготовления и приспособления средств и орудий совершения криминального деяния, подыскания соучастников и сговора на совершение, но которые тоже делают в последующем реально возможным преступление[15] . Например, изучение маршрутов следования, обеспечение алиби и т.д.

К признакам объективной стороны приготовления к совершению преступления относятся:

1. Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица создают условия для совершения этим лицом тяжкого либо особо тяжкого преступления, т.к. в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица являются общественно опасными, так как создают возможность для причинения общественно опасного вреда охраняемому уголовным законом объекту на стадии совершения преступления.

Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица не входят в число обязательных элементов объективной стороны состава задуманного лицом конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса.

Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица являются осуществлением преступного намерения, но не совершением преступления.

5.Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица во времени предшествуют действиям (бездействию) по совершению преступления[16] .

6.Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица всегда отделены во времени от действий (бездействия) по совершению преступления.

7.Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица в отличие от действий (бездействия) по совершению преступления зачастую отдалены в пространстве от конкретного охраняемого уголовным законом объекта.

Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица сами по себе еще не создают угрозы причинения общественно опасного вреда охраняемому уголовным законом объекту. Она возникает в результате дальнейших общественно опасных действий (бездействия) этого лица по осуществлению преступного намерения на стадии совершения преступления.

Подготовительные к преступлению действия (бездействие) лица еще не создают нападения на охраняемый уголовным законом объект с целью причинения ему общественно опасного вреда, а лишь создают условия для такого нападения.

10.Подготовительные к преступлению действия (бездействие) не доводятся лицом, причем окончательно, до начала совершения преступления.

11. Подготовительные к преступлению действия (бездействие) не доводятся лицом до начала совершения преступления всегда и только по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Обстоятельства могут быть самыми различными, но не должны быть связаны с добровольным отказом этого лица от преступления.

К субъективной стороне приготовления к преступлению как виду неоконченного преступления следует отнести следующие признаки:

Во-первых - наличие у лица прямого умысла на совершение подготовительных к преступлению действий (бездействия) с целью последующего осуществления конкретного преступления, т.е. лицо осознает, что выполняемые им действия (бездействие) создают условия для совершения конкретного преступления, и желает совершить эти действия (бездействие).

Во-вторых - наличие у лица при совершении подготовительных к преступлению действий (бездействии) ближайшей цели - создание возможности для причинения общественно опасного вреда охраняемому уголовным законом объекту и конечной цели - совершение в последующем конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса.

Следует также отметить, что перерыва между стадиями приготовления и покушения не бывает. Если лицо уже произвело полную подготовку к совершению преступления (создало все необходимые для этого условия) и просто выжидает запланированного или подходящего момента, то это вовсе не означает, что стадия приготовления окончена. Она будет продолжаться до тех пор, пока не перейдет в стадию покушения или пока не будет прервана начатая преступная деятельность.

Как уже ранее было отмечено, уголовная ответственность за наступает только за приготовление к тяжким и особо тяжкому преступлениям (ч. 2 ст. 30 УК РФ ). Квалификация приготовления к преступлению делается по соответствующей статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление со ссылкой на ч.1 ст. 30 УК.

Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части уголовного закона за оконченное преступление ( ч.2 ст. 66 УК).

Покушение на преступление

Если говорить о покушение на преступлении, то следует отметить, что новый УК РФ в целом сохранил традиционное для российского уголовного законодательства определение понятия «покушение на преступление» - «Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам» (ч.3 ст. 30 УК РФ). Основное отличие понятия «покушения на преступления» по новому УК РФ от ранее действующего УК РСФСР заключается в том, что оно может быть совершено не только активными действиями, но и бездействием. Например, мать с целью лишения жизни своего новорожденного ребенка не кормит его. Основное отличие покушения от приготовления заключается в том, что при покушении действия (бездействие) виновного выражаются не в создании условий для совершения преступления, а уже непосредственно направлены на его осуществление.

При покушении речь идет о действиях (бездействии), которыми непосредственно выполняется состав конкретного преступления, но его исполнение не доводится до конца - недостает всех признаков объективной стороны состава, указанного в диспозиции.

Момент начала стадии покушения наступает тогда, когда виновный приступает к выполнению того деяния, которое указано в диспозиции статьи Особенной части. Например, если вести речь о покушении на убийство, то стадия покушения на совершение данного преступления начинается в тот момент, когда лицо приступает к причинению смерти.

К признакам объективной стороны покушения относятся:

покушение представляет собой действия (бездействие), которые непосредственно направлены на совершение преступления;

покушение характеризуется тем, что при его совершении преступление не получает полного завершения, не доводится до конца;

незавершенность преступления, то есть недоведение его до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного.

Субъективный признак: покушение на преступление может быть совершено только с прямым умыслом, т.е. лицо осознает, что его действия (бездействие) непосредственно направлены на совершение конкретного преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса, их общественную опасность, и желает выполнить указанные действия (бездействие) и довести преступление до конца.

Являясь стадией совершения преступления, покушение представляет собой деятельность, которая проявляется в различных формах и проходит определенный процесс развития, могущий продолжаться длительное время.

В течение этого времени, длительность которого зависит от обстоятельств совершения конкретного деяния, преступная деятельность, образующая покушение, проходит в своем развитии период от окончания стадии приготовления до того момента, после которого стадия покушения переходит в оконченное преступление.

В связи с этим большое практическое и теоретическое значение имеет деление покушения на оконченное и неоконченное. Такое деление показывает, прежде всего, различный объем выполненной лицом преступной деятельности, направленной на совершение оконченного преступления, степень осуществления лицом преступного намерения и, в конечном итоге, влияет на характеристику общественной опасности совершенного посягательства.

Оконченное покушение представляет собой такую преступную деятельность, которая содержит в себе, не только по мнению виновного, но и в действительности, выполнение всех необходимых действий (бездействия) для совершения оконченного преступления. Однако, несмотря на это, в силу различных обстоятельств, не зависящих от воли и желания лица, преступление не доводится до конца.

С субъективной стороны оконченное покушение характеризуется тем, что лицо совершило все действия (бездействие), которые считало необходимым для достижения преступного результата; но по не зависящим от виновного обстоятельствам этот результат не наступил.

С объективной стороны оконченное покушение характеризуется полным осуществлением действий (бездействия) направленными на совершение того оконченного преступления, на которое лицо покушалось.

Приведем пример из судебной практики. Прийдя домой после очередной пьянки, Л., с целью убийства жены, нанес ей несколько ударов топором по голове. Убедившись, что жена не подает признаков жизни, Л. бросил топор, пошел в милицию и заявил, что убил жену. Однако в отсутствие Л. соседи вызвали скорую медицинскую помощь, и жизнь женщины была спасена. Преступник осужден за покушение на убийство.

Этот пример показывает, что Л. сделал все необходимое для достижения преступной цели. Нанесенные им удары объективно могли привести к наступлению смерти потерпевшей. Обстановка совершения преступления подтверждает также и то, что Л. прекратил свою преступную деятельность лишь потому, что считал жену убитой. Медицинская помощь была оказана помимо воли и желания преступнику, поскольку соседи случайно увидели умирающую женщину и вызвали врачей. Таким образом, в действиях Л. имеется лишь оконченное покушение на убийство, поскольку отсутствует преступный результат—смерть потерпевшей, характеризующий убийство в качестве оконченного преступления[17] .

Отсутствие намеченного преступником результата отличает оконченное покушение от оконченного преступления. При этом для оконченного покушения необходимо отсутствие именно того результата, который предусмотрен уголовным законом для оконченного преступления.

В отличие от оконченного, неоконченное покушение представляет собой такую деятельность, которая не только по мнению субъекта, но и в действительности не содержит в себе выполнения всех действий (бездействия), необходимых для совершения оконченного преступления[18] .

Неоконченное покушение характеризуется тем, что, начав выполнение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение оконченного преступления, лицо не успевает осуществить их полностью и тем самым не доводит свою преступную деятельность до конца, например лицо задерживается в момент совершения преступления.

С объективной стороны неоконченное покушение характеризуется тем, что лицо не успевает совершить полностью всего объема преступных действий (бездействия), приводящих к оконченному преступлению, совершить которые лицо стремилось.

Как мы видим разница между неоконченным и оконченным покушением заключается лишь в объеме выполненных действий, направленных на достижение конкретного результата. Но в обоих случаях - как при оконченном, так и при неоконченном покушении, — по не зависящим от воли лица обстоятельствам, преступный результат не наступает.

Следует иметь в виду, что при покушении всегда отсутствует преступный результат, охватываемый умыслом виновного и являющийся признаком лишь оконченного преступления. Поэтому только с наступлением такого результата лицо будет считать, что оно совершило все необходимые действия.

Это подтверждается и тем, что при совершении преступления лицо стремится добиться определенной цели и выполняет для ее достижения конкретные действия (бездействие). С точки зрения субъекта, действия будут оконченными лишь при достижении цели, ради которой совершалось преступление[19] .

В других случаях лицо совершает оконченное преступление, хотя для достижения преступного результата, к которому оно стремилось, не успевает совершить всех действий, считавшихся необходимыми. В качестве примера можно привести ст. 162 УК РФ. Ответственность за разбойное нападение наступает с момента самого нападения, а не при достижении цели, которую перед собой ставил виновный.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет определенное значение для деятельности судебных и следственных органов.

Во-первых, оконченное покушение является более близким к достижению намеченной преступником цели в виде совершения соответствующего преступления, а потому справедливо признается более общественно опасным, нежели покушение неоконченное, и, соответственно, влечет за собой наказание несколько более строгое по сравнению с тем наказанием, которое могло бы быть назначено лицу в случае, если бы его покушение было неоконченным.

Во-вторых, классификация покушений по степени завершенности на оконченное и неоконченное необходима для правильного решения вопроса о возможности добровольного отказа от доведения преступления до конца, о чем будет сказано позднее.

Помимо классификации покушений по степени завершенности, в теории и практике уголовного права также принято производить их классификацию и по другому критерию, а именно, в зависимости от того, было ли покушение годным или негодным[20] .

Годным покушением признается такое покушение, которое по своим объективным свойствам способно привести к совершению преступления. Например, это попытка совершения убийства из исправного заряженного оружия.

Негодное покушение это такое покушение, которое по своим объективным свойствам неспособно привести к совершению запланированного преступления. Важнейшим условием, при наличии которого возможно негодное покушение, является незнание лица о том, что его деяние неспособно привести к завершению начатого им преступления. Данное условие имеет в случаях фактической ошибки, т.е. заблуждения, неверного представления лица о фактических свойствах совершаемого им деяния.

Теория уголовного права выделяет следующие основные виды негодного покушения[21] : покушение на негодный объект; покушение на негодный предмет; покушение с негодными орудиями.

Покушение на негодный объект возможно только тогда, когда виновное лицо сознательно направляет свою преступную деятельность на какой-то определенный, избранный им объект, однако, преступный результат не наступает, в силу того что виновный помимо своей воли ошибается относительно отдельных элементов объекта преступления. Например, виновный стреляет в труп, ошибочно полагая что это живое лицо.

Негодное покушение при ошибке в предмете посягательства также можно разделить на две разновидности: покушение на негодный предмет и покушение на отсутствующий предмет.

Покушение на негодный предмет может иметь место в случае, когда предмет вообще-то присутствует, однако по своим свойствам является таковым, что воздействие на него либо вообще никакого вреда не причиняет, либо причиняемый вред является малозначительным. Например, кража просроченных и подготовленных к вывозу на свалку продуктов со склада, при условии, что виновные об этом не знали и думали, что они пригодны для питания.

Покушение с негодными орудиями возможно в том случае, когда виновное лицо по ошибке или по незнанию применяет орудия, которые не могут привести к оконченному преступлению, при этом сам преступник считает их вполне пригодными для осуществления преступного намерения (использование непригодных для выстрелов патронов).

В судебной и следственной практике вопрос об общественной опасности совершенного посягательства при негодном покушении затруднений не вызывает, поскольку данное деяние единодушно признается преступным. При этом «негодность» не исключает общественной опасности ни совершенных лицом действий, ни его самого, поскольку не только умысел, но и определенные действия субъекта были направлены на достижение преступного результата.

Квалификация покушения на преступление делается по соответствующей статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК.

Срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного в соответствующей статье Особенной части УК за оконченное преступление (ч. 3. ст. 30 УК РФ).

Соответственно, за покушение, как и за приготовление, не могут назначаться пожизненное лишение свободы или смертная казнь.


Добровольный отказ от преступления

Отдельно хочу остановиться на институте добровольного отказа от преступления, т.к. он свое практическое применение находит только при неоконченном преступлении.

Правовое значение добровольного отказа состоит прежде всего в том, что он является особым обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 УК РФ: «Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, которое лицо пыталось совершить или к которому оно готовилось. Вместе, с тем лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления (ч. 3 ст. 31 УК РФ).

Для наличия добровольного отказа необходимо, чтобы он был действительно добровольным и окончательным.

Признак добровольности означает, что лицо, сознавая возможность успешного завершения начатого преступления, сознательно (не вынужденно) прекращает свои преступные действия. При этом не имеет значения, существовала ли в действительности возможность доведения преступления до конца. Необходимо, чтобы именно лицо считало, что оно в состоянии закончить преступление, но тем не менее отказалось от его завершения.

Если же лицо отказывается от продолжения совершения преступления только в силу различного рода препятствий, которые затрудняют совершение преступления или делают его совершение невозможным, то в данном случае речь может идти только о вынужденном отказе, а не о добровольном.

Добровольный отказ отсутствует и в том случае, если лицо например узнало, что ему грозит реальная опасность быть застигнутым на месте совершения преступления и поэтому отказывается от доведения своего преступного намерения до конца. Вместе с тем, если лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления лишь из-за страха перед наказанием, то отказ в этом случае признается добровольным, а не вынужденным.

Мотивы при добровольном отказе могут носить самый различный характер. Как правило, мотивы добровольного отказа не имеют самостоятельного юридического значения. Однако исследование их в процессе расследования и рассмотрения дела в суде является обязательным, поскольку, исследуя мотивы отказа от дальнейшего совершения преступления, можно определить, действительно ли отказ от совершения преступления был добровольным и окончательным

Вторым необходимым признаком добровольного отказа является его окончательность. Отказ будет окончательным лишь в том случае, если лицо полностью прекращает преступную деятельность и не имеет намерения продолжать ее в будущем.

Поэтому в случаях временного перерыва преступной деятельности, вызванного теми или иными обстоятельствами, добровольного отказа не будет.

Сам по себе институт добровольного отказа тесно связан с понятием и разграничением стадий совершения преступления. Поэтому важное теоретическое и практическое значение имеет правильное решение вопроса о том, на каких стадиях развития преступной деятельности может иметь место добровольный отказ.

Естественно, что не может иметь места добровольный отказ на стадии оконченного преступления, поскольку в таком случае налицо все элементы состава преступления и отказ от уже завершенного преступления невозможен. Таким образом, практически о добровольном отказе речь может идти лишь на стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Добровольный отказ от совершения преступления возможен лишь до момента окончания преступления.

В стадии приготовления к преступлению добровольный отказ выражается, как правило, в форме бездействия. В этот период достаточно простого воздержания от дальнейших преступных действий. О наличии добровольного отказа во время приготовления к преступлению могут свидетельствовать различные факторы. В частности, уничтожение средств и орудий преступления является одним из обстоятельств, доказывающих наличие добровольного отказа. Однако это не является обязательным условием наличия добровольного отказа. Главным фактором, определяющим наличие добровольного отказа, является решение лица добровольно и окончательно отказаться от дальнейшего совершения преступления.

Добровольный отказ может иметь место и в стадии покушения на преступление. При этом так же, как и в стадии приготовления к преступлению, в одних случаях для наличия добровольного отказа достаточно прекращения начатых преступных действий, т.е. возможна пассивная форма отказа, в других же случаях сам характер уже выполненного посягательства требует от лица для успешности отказа совершения лишь активных действий по предотвращению завершения преступления. Решающую роль для определения формы отказа от покушения при этом играет вид покушения.

Возможность добровольного отказа при неоконченном покушении не вызывает сомнения. Когда лицо не выполнило еще всех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления, добровольный отказ обычно выражается в воздержании от дальнейших действий по совершению преступления. Эти случаи имеют много общего с добровольным отказом в стадии приготовления к совершению преступления. Так же, как и при приготовлении, добровольный отказ при неоконченном покушении обычно имеет форму пассивного поведения.

Что же касается возможности добровольного отказа при оконченном покушении, т.е. после того, как выполнены все действия, которые лицо считало необходимыми для совершения преступления, то он здесь возможен не всегда.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен лишь в тех случаях, когда лицо еще господствует над дальнейшим ходом событий, когда оно еще способно не допустить окончания преступления.

В этих случаях развитие причинной связи, вызванной действиями виновного, еще не закончилось, преступный результат еще не наступил, в связи с чем виновный своими действиями еще может воспрепятствовать окончанию преступления.

В отличие от неоконченного вида покушения при оконченном покушении действия лица, решившего добровольно отказаться от дальнейшего совершения преступления, всегда должны носить активный характер. Как справедливо отмечалось в юридической литературе, действия лица в этих случаях выражаются не только в предотвращении преступного результата, но прежде всего в уничтожении уже произведенных изменений в объективном мире, в восстановлении того положения, которое существовало до совершения действий по осуществлению преступления. Если лицо не в состоянии уничтожить уже произведенные изменения в объективном мире и восстановить первоначальное положение, то возможность добровольного отказа в этих случаях исключается.

Например, лицо устанавливает в подвальном помещении жилого дома взрывное устройство с часовым механизмом, намереваясь совершить акт терроризма. Здесь деяние по сути является оконченным покушением на преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 205 УК РФ. Это обусловлено тем, что террорист сделал все от него зависящее для наступления преступного результата (взрывное устройство сработает в установленное время, что создает реальную опасность для жизни людей, причинения значительного имущественного ущерба или наступления иных общественно опасных последствий).

В данном случае добровольный отказ возможен лишь тогда, когда лицо само обезвредит взрывное устройство либо заблаговременно сообщит в правоохранительные органы о времени и месте, в котором произойдет взрыв. При этом сотрудники правоохранительных органов должны иметь реальную возможность предотвратить общественно опасные последствия и обладать исчерпывающей информацией о технических характеристиках взрывного устройства, точном времени его срабатывания и месте нахождения.

Если же для того, чтобы привести взрывное устройство в действие, от террориста требуется провести дополнительные манипуляции (нажать на кнопку прибора дистанционного управления и т.п.), то в этом случае налицо неоконченное покушение. Добровольный отказ на стадии оконченного покушения здесь невозможен, так как в случае «нажатия на кнопку» будет иметь место оконченное преступление, предотвратить которое преступник не сможет по объективным причинам.

Как видим, даже применительно к одному и тому же составу преступления положения ст. 31 УК РФ могут быть расценены по-разному.

Свои особенности добровольный отказ имеет при соучастии. Общим для всех видов соучастия является то, что добровольный и окончательный отказ от доведения преступления до конца может быть ими реализован только в активной форме. Организатор и подстрекатель своевременным сообщением органам власти или иными активными действиями способны предотвратить доведение исполнителем преступления до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить преступление (ч. 4 ст. 31 УК РФ). Если исполнитель может осуществить добровольный отказ от преступления как в форме пассивного, так и активного поведения, то иных соучастников способно освободить от ответственности лишь принятие активных мер по предотвращению совершения преступления.

В том случае, если виновное лицо после совершения преступного деяния, совершает действия направленные на предотвращение наступления вредных последствий, на добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда, а также явка с повинной и активное содействие раскрытию преступления (п. п. «и», «к» ст. 61 УК РФ), то данные действия следует расценивать как деятельное раскаяние. Хотя деятельное раскаяние не устраняет уголовную ответственность за совершенное преступление, но оно учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство.

Оконченное преступление

В соответствии с ч.1 ст 29 УК РФ преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК.

В зависимости от конструкции состава преступления момент окончания преступления является различным. Для одних составов преступления характерно, что они считаются оконченными лишь при наступлении определенных общественно опасных последствий[22] . Таковы, в частности, составы преступлений, предусмотренные ст. 105, 111, 189, 286 УК и др.

Для других составов окончание преступления наступает с момента совершения самого общественно опасного деяния независимо от наступления общественно опасных последствий (ст. 126, 130, 163 УК и др.). Преступление может оказаться оконченным не только тогда, когда причинен тот или иной вред объекту посягательства, но и тогда, когда этот объект лишь поставлен в опасность причинения ему вреда. Уголовный закон уже с этого момента может признать наличие оконченного состава преступления[23] .

Уголовное законодательство знает целый ряд случаев, когда преступление является оконченным при возможности наступления определенных вредных последствий. О создании угрозы наступления тяжелых последствий говорит, например, статья об ответственности за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации на транспорте.

Если законодатель включает общественно опасные последствия в качестве обязательного признака объективной стороны, требует фактического наступления для признания преступления оконченным, то такие составы преступления называются материальными. Составы же преступлений, считающиеся оконченными с момента совершения указанного в законе действия или бездействия, независимо от наступления общественно опасных последствий, называются формальными.

Следует также отметить, что в формальных составах преступления момент окончания преступления также может быть различным. Так, для одних составов необходимо совершение конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного соответствующей нормой. В частности, состав преступления - «получение взятки» - считается оконченным с момента получения взятки; для окончания данного преступления не имеет значения, наступили или нет какие-либо вредные последствия опасных действий виновного.

Для других формальных составов для признания преступления оконченным достаточно факта организационной деятельности, которая еще не реализовалась в конкретное посягательство на охраняемый уголовным законом объект. Здесь мы имеем дело с определенной разновидностью формальных составов, которые в правовой литературе иногда называются «усеченными составами». В качестве примера можно привести ст. 209 УК РФ (бандитизм), где окончание преступление наступает с момента организации вооруженных банд с целью нападения на граждан или организации.

Сохранение в нашем законодательстве «усеченных» составов преступлений имеет смысл лишь в тех случаях, когда закон считает необходимым по тем или иным соображениям рассматривать как оконченное преступление опасность причинения вреда, независимо от наступления вредных последствий.

Разграничение составов на материальные и формальные имеет большое практическое значение, так как способствует правильному определению момента окончания преступления, а, следовательно, решению важного вопроса об отграничении оконченного преступления от неоконченного.

Оконченным следует признать преступление тогда, когда совершенные действия полностью осуществляют все признаки данного состава преступления. Характер оконченного умышленного преступления определяется направленностью умысла. Это надо иметь в виду, например, для правильного разграничения убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о специфике определения момента окончания единого продолжаемого преступления с материальным составом.

Единым продолжаемым преступлением признается умышленное деяние, состоящее из ряда последовательно совершаемых юридически тождественных эпизодов, объединенных между собой единством умысла и цели. Например, кража чужого имущества, совершаемая по частям из одного источника и одним способом.

Любое единое продолжаемое преступление, в том числе, естественно, и продолжаемая кража, по общему правилу признается оконченным после совершения последнего эпизода, составляющего единую цепь преступных действий. Если последний эпизод не был выполнен, то преступление не может быть признанным оконченным. Например, если виновный намеревался совершить продолжаемую кражу в крупном размере (превышающем 250 тыс. руб.), но по не зависящим от его воли обстоятельствам выполнил только часть эпизодов и причинил ущерб в некрупном размере (до 250 тыс. руб.), то квалификацию деяния по направленности умысла следует рассматривать как покушение на кражу в крупном размере по ч. 3 ст. 30 УК РФ и п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

Следует сразу оговориться, что правило, согласно которому единое продолжаемое преступление признается оконченным после выполнения последнего эпизода, действует не всегда. Например, лицо намерено совершить продолжаемую кражу в размере полутора миллиона рублей, но фактически до момента задержания успевает совершить хищение на сумму 1,2 миллиона рублей, то в данном случае деяние следует считать оконченным. Дело в том, что в 21 главе УК РФ (преступления против собственности) особо крупным ущербом считается ущерб свыше одного миллиона рублей. А это значит, что в приведенном примере последствия, предусмотренные законом, уже наступили. Следовательно, деяние будет квалифицироваться как оконченная кража в особо крупном размере.

В подобных ситуациях принято говорить о несовпадении фактического и юридического моментов окончания преступления. В этом, кстати, проявляется определенная неразработанность теоретических аспектов института неоконченного преступления.


Заключение

В заключении хочу кратко подвести итоги проделанной работы.

Итак, законодатель выделяет три стадии совершения преступления:

- приготовление к преступлению;

- покушение на преступление;

- оконченное преступление.

Первые две стадии (приготовление и покушение) составляют так называемое неоконченное преступление.

Приготовление и покушение совершаются до окончания преступления и для его осуществления. Выделять данные стадии необходимо для правильной правовой оценки совершенного преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности.

Следует сразу отметить, что совершение умышленного преступления не всегда проходит вышеуказанные стадии. Нередко умысел лица реализуется непосредственно в совершении конкретного оконченного преступления, минуя приготовление к преступлению и покушение на него.

В тех случаях, когда преступление проходит в своем развитии указанные три (или две) стадии, самостоятельное уголовно-правовое значение приобретает лишь последняя стадия.

Каждая предыдущая стадия поглощается последующей.

О приготовлении к преступлению и покушении на преступление можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

В соответствии с УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам; покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Признание преступления оконченным или неоконченным довольно сложный вопрос. Иногда оно зависит не только от содержания умысла и степени его реализации вовне, а в первую очередь от особенностей законодательного построения соответствующего состава преступления. Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полная реализация объективной и субъективной стороны, предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного, так и неоконченного преступления.


Библиографический список использованной литературы

1. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации./ Под ред. Кудрявцева Ю.В. - М.: Изд. Юрист, 2007.

2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой. / Под общей ред. С.И. Никулина. – М.: Издательство НОРМА-ИНФРА-М, 2007.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин. – М.: Спарк, 2007.

4. Кадников Н.Г. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов-М.:Юридическое бюро Городец, 2006 г.

5. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления: Учебное пособие для студентов. / А.П. Козлов. – М.: Юридическое бюро Городец, 2006.

6. Назаренко Г.В., Ситникова А.И. Неоконченное преступление и его виды. / Под ред. Г.В. Назаренко. – М.: Юриспруденция, 2007.

7. Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. М.,2006.

8. Уголовное право. Общая часть: Учебник. / Под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. — М.: Юристъ, 2007.


[1] См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. В-9т. Т.4, М., 1984.- С.343

[2] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: Изд-во БЕК, 1996.- С. 264; Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: Изд-во ЗЕРЦАЛО, 1999.- С. 360.

[3] Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л., 1968. Т.1.-С. 539-540; Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности //Правоведение. 1992. №6.- С. 87.

[4] Наумов А.В. Указ. соч.-С.261-262.

[5] Наумов А.В. Указ. соч.-С. 262.

[6] Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. Караганда, 1974.-С. 46.

17 Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. Караганда, 1974.-С. 46.

[8] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М.: Изд. г р. НОРМА -ИНФРА-М, 1998.-С. 206

[9] Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. М.,1982.- С.16.

[10] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М., 1998.-С. 210.

[11] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М., 1998.-С. 210.

[12] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М., 1998.-С. 210.

[13] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М., 1998.-С. 210.

[14] Уголовное право России. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. М., 1998.-С. 211.

[15] Сборник постановлений Пленума, Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1961-1963 гг. М., 1964.-С. 81-82.

[16] Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955.- С. 67.

[17] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.- С. 4.

[18] Герцензоп А.А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948.-С. 346; Редин М.П. Понятия оконченного и неоконченного преступления в уголовном законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1997. № 1; и др.

[19] Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. Караганда, 1974.-С. 82-85.

[20] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: Изд-во БЕК, 1996.-С. 275.

[21] Наумов А.В. Указ. соч.- С. 276-279.

[22] Игнатов А.Н., Костарева Т.А. Лекция 4. Уголовная ответственность и состав преступления / Под ред. проф. Ю.А. Красикова. М., 1996; Курс уголовного права. Общая часть. Том I: Учение о преступлении.

[23] Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.- С. 493.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий