Порядок создания и деятельности общества с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственность как участник гражданского оборота в России, порядок его создания, реорганизации, ликвидации. Особенности правового положения и защиты прав участников в правовой конструкции общества с ограниченной ответственностью.

Содержание

Введение

Глава 1. История развития и понятие общества с ограниченной ответственностью

1.1 История развития законодательства об обществах с ограниченной ответственностью

1.2 Общество с ограниченной ответственность как участник гражданского оборота в РФ

Глава 2. Правовое регулирование деятельности общества с ограниченной ответственностью

2.1 Порядок создания, реорганизации и ликвидации общества с ограниченной ответственностью

2.2 Имущество общества с ограниченной ответственностью

2.3 Управление в обществе с ограниченной ответственностью

Глава 3. Осуществление и защита прав участников общества с ограниченной ответственностью

3.1 Правовое положение участников общества с ограниченной ответственностью

3.2 Защита прав участников в правовой конструкции общества с ограниченной ответственностью

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Политические, социально-экономические изменение, прошедшие в российском обществе, привели к возникновению новых юридических институтов, регулирующих деятельность различных субъектов имущественного оборота. Следствием этих изменений является необходимость теоретической разработки новых понятий и терминов. Одна из них - правовая характеристика различных организационно-правовых форм юридического лица, а также признаков, отличающих юридические лица друг от друга.

Хозяйственные общества, к которым относятся общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества, являются наиболее популярными организационно-правовыми формами как в России, так и в зарубежных странах. В современной России начало возрождения хозяйственных обществ пришлось на 90-е годы. Однако первые законодательные акты, призванные заложить базу для развития хозяйственных обществ были зачастую недостаточно грамотными и противоречили друг другу. Современное же законодательство более подробно регламентирует создание и деятельность обществ с ограниченной ответственностью, но все же недоработки имеют место.

В связи с этим изучение и анализ отдельных юридических проблем , связанных с правовым регулированием создания и функционирования подобных обществ, представляет большой практический и теоретический интерес.

Актуальность выбранной темы дипломной работы – гражданско-правовое положение общества с ограниченной ответственностью объясняется тем, что развитие рыночной экономики неотделимо от эффективной работы предприятий действующих в форме обществ с ограниченной ответственностью.

Степень научной разработанности темы. В работе автор опирался на труды ученых-правоведов в области учения о юридических лицах и хозяйственных обществах таких как Брагинский М.И., Братусь С.Н., Витрянский В.В., Вольф В.Ю., Гойхбарг А.Г., Данилова Е.М., Долинская В.В., Козлова Н.В., Краснокутский В.А., Кулагин М.И., Ландкоф С.Н., Лаптев В.В., Суханов Е.А., Сыродоева О.Н., Тимохов Ю.А., Якушев B.C.

Целью настоящего исследования является выявление особенностей правового регулирования обществ с ограниченной ответственностью.

В ходе исследования были поставлены следующие задачи:

а) исследовать историю возникновения обществ с ограниченной ответственностью и экономическую основу данного процесса;

б) дать понятие и признаки общества с ограниченной ответственностью, позволяющие определить его место в ряду других хозяйственных товариществ и обществ;

в) выявить специфику правового регулирования отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью и особенности защиты прав участников;

г) рассмотреть проблемы, возникающие в процессе создания общества с ограниченной ответственностью;

д) исследовать проблемы управления обществом с ограниченной ответственностью;

е) разработать предложения по совершенствованию действующего законодательства об обществах с ограниченной ответственностью и практики его применения.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения функционирования обществ с ограниченной ответственностью, а также вопросы обеспечения и реализации прав участников обществ.

Предметом исследования является комплекс проблем, связанных с регулированием отношений возникающих в процессе создания и деятельности обществ с ограниченной ответственностью.

Методологическая основа исследования. В качестве методологической основы дипломного исследования применялись общенаучные методы познания, а также некоторые частнонаучные методы: исторически, сравнительно-правовой, технико-юридический, системного анализа, формально-логический.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографического списка.


Глава 1. История развития и понятие общества с ограниченной ответственностью

1.1 История развития законодательства об обществах с ограниченной ответственностью

Идея объединения личных усилий и имущества ради достижения хозяйственных целей возникла в глубокой древности. Начиная с Древнего Египта и Древней Греции, любое появившееся гражданское право содержит нормы, оформляющие данные отношения. Но идея товарищеского объединения получила надлежащее юридическое закрепление только в римском праве, где и начинается процесс образования первых коммерческих организаций. Простейшей формой объединения является договор товарищества (societas). Договор товарищества - консенсуальный договор, соглашение двух или нескольких лиц об участии в совместном достижении общей дозволенной цели общими средствами[1] . Историческое развитие договора товарищества произошло от соглашения между братьями после смерти их отца не разделять имущество и продолжить вести общее хозяйство, то есть основой для появления данного договора является семейная или наследованная общность имущества[2] .

С юридической точки зрения древнеримские товарищества - это двусторонний договор об объединение имущества (принадлежащей на праве общей собственности товарищам) и усилий для достижения общей хозяйственной цели. Показательно, что участники товарищества несли солидарную ответственность за небрежность любого товарища, то есть принимали на себя риск ведения хозяйственной деятельности в рамках товарищества.

С появлением новых форм экономической жизни возникает необходимость создания некоторого единого субъекта, обособленного от отдельных физических лиц и наделенного способностью к самостоятельной юридической деятельности. Первоначально это были попытки наделения отдельных общностей субъективными правами физических лиц и закрепления в их уставах принципа нераздельности общего имущества. В итоге такими субъектами были признаны: городские общины, муниципии (municipia); различные корпорации, профессиональные и религиозные союзы (collegia, universitas); Римское государство в лице его казны (fiscus). Как видим в перечне нет частноправовых предпринимательских объединений.

Корпорация, как и товарищество, предоставляла собой союз лиц, объединившихся для достижения дозволенной цели. Однако были и существенные различия:

1) товарищество не допускает перемены членов, корпорация допускает;

2) товарищи имеют доли в общем имуществе, сами являются должниками и кредиторами по сделкам, заключенным товариществом;

3) товарищество не имеет устава и сделки с третьими лицами могли быть совершаемы только всеми товарищами единогласно; в корпорациях мог быть установлен иной порядок принятия решений, например, большинством голосов[3] .

Итак, в Древнем Риме в торговле ведущую роль играли частные лица, а юридическое лицо не играло значительной роли и не получило широкого развития. Не было в римском праве и самого термина «юридическое лицо»[4] . Среди существующих юридических лиц отсутствовали частноправовые предпринимательские объединения, основанные на договоре. Единственное исключение составляли товарищества откупщиков налогов, но они просуществовали недолго и не перешли в последующие правовые системы.

Поэтому не представляется возможным согласиться с Н.В. Козловой, утверждающей, что договоры товарищества положили начало зарождению института юридического лица, и это был первый способ создания юридического лица[5] . Товарищество являлось лишь личной договорной связью его участников и не признавалось субъектом, отличным от составляющих его членов. Отсутствовала длительная концентрация имущества разных лиц, дававшая возможность для широкого развития особых субъектов права, не являющихся людьми, Все это вело к развитию лишь внутренних отношений между членами товариществ. Римское право не свело отдельные случаи правоспособности корпораций и учреждений в общую категорию особого вида субъекта права[6] .

Следующим этапом развития торговых товариществ является период средневековья. Товарищества, сами по себе, являются показателем, индикатором того, что экономика приобретает все больший товарный характер и нуждается в различного рода объединениях для ведения торговли. Первые торговые товарищества обнаруживаются в 10-11 веках. Происходит накопление капитала, появление полноценных денег, развитие торговли.

В таких условиях естественным объединением для ведения торговли была, в первую очередь, семья. Так появилось семейное товарищество с очень тесными связями, где делилось все. Включение семьи в экономический оборот, превращение ее в торговое предприятие привело к тому, что после смерти главы семьи наследники стремились не разделять наследственное имущество, сохранить существующее предприятие. Данная форма не могла появиться в римском праве в силу зависимости и подчиненности членов семьи ее главе. Источником происхождения и единственным источником регулирования являются средневековые обычаи[7] .

Сохранение имущества в целостности было необходимо, прежде всего, наследникам. Несмотря на небольшую роль кредита в экономике, кредиторам тоже было выгодно, чтобы имущество не было распределено между несколькими лицами. Для сохранения кредитоспособности члены семьи давали обещание, заключали договор о «не разделении» имущества и продолжении торгового промысла. Этот договор, со временем, превратился в договор полного товарищества. Таким образом, как указывал Шершеневич Г.Ф., в основе средневекового полного товарищества лежит не стремление составить совместно капитал, а желание предупредить распределение уже составленного[8] .

Полное товарищество очень быстро распространилось по Европе, но первое законодательное закрепление получило только во французском торговом ордонансе 1673 года под название «обычного» товарищества (societegenerate). Во французском торговом кодексе 1808 года эта форма переименовывается в товарищество «с коллективным именем» (societeennomcolleKtif). Эта форма в почти неизменном описанном выше виде, была перенята законодательством других стран. Различие касалось лишь признания полного товарищества юридическим лицом. В силу тесных личных отношений и небольшого капитала полное товарищество не могло играть заметную роль в экономике. Кроме того, указанные признаки, особенно полная ответственность товарищей, не давали возможности привлечь капиталы, необходимые для расширения производства. Товарищи должны доверять новому члену, а для него было обременительным принимать полную ответственность по долгам товарищества.

Решение нашлось, в связи с развитием морской торговли, в виде морских товариществ. Морская торговля требовала капиталов, которые могли быть получены только путем объединения. С другой стороны, были люди, желающие ввести капитал в оборот, но при этом не становиться купцом и не нести ответственность свыше размера отданного капитала. По различным оценкам, морские товарищества возникли в 12-13 веках[9] . То есть, практически, одновременно с полными товариществами, что объясняется быстрым развитием инструментов в рамках морского права.

Отношения между купцом и вкладчиком, вверителем имущества, получили наименование комменда. Первоначально внешнего выражения данного товарищества не существовало. Было лишь обязательство между купцом и вкладчиком. Позднее товарищество начинало выступать под общей фирмой, включающей имя купца, но не вкладчика, так как включение имени в фирму означало принятие личной ответственности по долгам товарищества. Как указывал Шершеневич Г.Ф., данные отношения, юридически, представляли среднее между займом, поручением и личным наймом[10] . Естественно, что оформлялись отношения не указанными тремя видами договоров, а одним.

Следующими после морских товариществ, как прообраза коммандитных, должны были появиться, очевидно, объединения, оформляющие новые потребности. И такие экономические запросы обнаружились в 13 - 14 веках в Италии, прежде всего в Генуе. В условиях войн и дезорганизации государственного хозяйства государство получило необходимые средства с помощью займов, с обещанием процентов.

Концу 19 века возникла практическая необходимость в новой форме ведения коммерческой деятельности, в новой комбинации товарищеских элементов, вызванная негибкостью и жестким регулированием акционерных товариществ и невозможностью широкого использования полных и коммандитных товариществ. Объясняя данную необходимость, Гойхбарг А.Г. писал, что практика обнаруживает неудобства, связанные с делением товарищества на полные и коммандитные товарищества, с одной стороны, и акционерные, с другой. Иногда узкий круг лиц принадлежащий к одной семье или наследники, желающие совместно продолжать ведение предприятия, готовы объединить часть своего имущества, но не желают рисковать ответственностью, идущей далеко за пределы этого имущества, образовав полное товарищество. В то же время, не подходит для них рассчитанное на привлечение капиталов широкой публики акционерное товарищество, которое к тому же сопряжено с соблюдением множества формальностей[11] .

Первым на эту потребность откликнулась Германия, где в 1892 году появился первый закон, посвященный товариществам с ограниченной ответственностью. Рассчитан он был, в первую очередь, на мелкие предприятия, для которых акционерная форма была слишком дорогой и громоздкой. Именно насущные требования практики вызвали данный закон, а не одно лишь кабинетное творчество ученых. Так, одним из конкретных побудителей мотивов было желание создать форму, удобную для товариществ сахарных заводов[12] . Неудивительно, что происходили значительные споры по вопросу, следует ли вообще создавать новую форму, а не приспособить акционерное товарищество к новым потребностям. Но этого было не избежать, так как по замечанию Дювернуа Н.Л., данное новаторское юридическое творчество было признаком времени и особого свойства современных экономических предприятий[13] .

Опасения по поводу нового вида товарищества были достаточно обоснованными, так как главным был вопрос ограничения (а точнее снятия) ответственности участников по долгам товарищества. До того времени ограниченная ответственность товарищей рассматривалась как особая привилегия, которая представляется в виде исключения и, которая уравновешивается мерами по защите кредиторов. Поэтому считалось, что допущение в оборот таких товариществ опасно для третьих лиц, которые полагаются на определенные имена участников.

Но потребность была именно в такой форме, в которой товарищ отвечал бы не всем своим имуществом, но только в определенных, заранее известных ему и кредиторам, пределах. Но в отличие от акционерной компании в этой форме должен иметь подобающее место личный элемент[14] . Эти товарищества создавались как форма, для которой, как и для акционерного общества, велико значение кредита и при этом обеспечивалось соблюдение интересов кредиторов, с одной стороны, и ограничивалась ответственность участников, с другой.

Товарищество с ограниченной ответственностью приобрело необычайную популярность и, в связи с международной конкуренцией, получило распространение в других странах. После Германии данная форма была допущена в Австрии - закон от 5 марта 1906 года, где ее организация в целом сходна с германской, но более строгие требования закона не дали такого широкого распространения, как в Германии.

Во Франции данная форма допущена законом от 7 марта 1925 года, Правда, название товарищества с ограниченной ответственностью (societesaresponsabiliteLimitee) было присвоено законом от 29 мая 1863 года тем акционерным товариществам, учреждение которых допускалось в упрощенном порядке. Но эта форма все-таки признавалась акционерным товариществом и сам закон просуществовал до 1867 года. В Англии сходной формой является частная компания (privatecompany), признанная законом в 1913 году. Основные ее особенности - запрет публичной подписки, ограничение передачи акций, установление максимальной численности. При этом это, по-прежнему, акционерная компания, регулирование которой осуществляется в рамках единого закона об акционерных (публичных и частных) компаниях. Подобным же образом признана сходная форма объединения в США в виде закрытой корпорации (closecorporation) с признаками, сходными с английским аналогом. В дальнейшем товарищество с ограниченной ответственностью, в основе своей похожей на германскую модель, описанную выше, было воспринято следующими государствами (кроме указанных): Япония, Бельгия, Испания, Италия, Португалия, Люксембург, Греция, Венгрия.

Сохраняясь в почти неизменном виде, данное товарищество подверглось лишь одному серьезному дополнению, в виде допущения создания товарищества с ограниченной ответственностью одним лицом, физическим или юридическим. В Германии это было разрешено законом от 4 июля 1980 года. Во Франции это стало возможным на основе закона от 11 июля 1985 года[15] .

В России долгое время торговые товарищества не были законодательно урегулированы, что объясняется слабым развитием товарно-денежных отношений, крепостным правом и отсутствием необходимости товарищеских объединений. После создания Свода Законов Российской Империи положения о товариществах вошли в Свод Законов Гражданских и в Устав Торговый. Содержался исчерпывающий перечень товариществ, включающих полное товарищество, товарищество на вере, акционерное товарищество (называющееся еще товариществом на паях или по участкам), артельное товарищество.

Однако, применительно к товариществу с ограниченной ответственностью, ученые единогласно отвергали возможность их существования в русском праве. Это объяснялось тем, что ограниченная ответственность может признаваться за товариществом только законодателем[16] . И даже, что подобная комбинация товарищеских элементов противна нашим законам[17] . Относительно необходимости введения данной формы в будущем мнения были неоднозначны.

Именно ограниченная ответственность участников, при возможности лично вести дела товарищества, послужила причиной не включения этой формы в проект Гражданского уложения[18] . Гражданский кодекс РСФСР 1922 года посвятил товариществам с ограниченной ответственностью всего четыре статьи - статьи 318-321. С западно-европейским аналогом сходство лишь по названию и различие по существу. Главное отличие - участники отвечают не только внесенными в товарищество вкладами, но и личным имуществом в одинаковом для всех товарищей кратном отношении к сумме вклада каждого товарища.

Следующее отличие в том, что товарищество не обладает фиксированным уставным капиталом. Каждый член товарищества, вступая в него, вкладывает в него паевой взнос, и, с другой стороны, любой член товарищества может во всякое время выйти из состава, подав об этом заявление, и тогда имущественно выделяется из товарищества. То есть существует переменность капитала и личного состава членов. Сущность товарищества с ограниченной ответственностью определялась как кооперативное товарищество с переменностью капитала при ограниченной ответственности участников. Товарищества допускались по специальному разрешению в отдельных отраслях и в конце двадцатых годов были вытеснены из оборота.

Товарищество с ограниченной ответственностью возникло как переходное образование между уже возникшими полным и акционерным товариществами. Поэтому не представляется возможным согласиться с мнением С.Н. Братуся, что «исторические развитие полного товарищества и товарищества с ограниченной ответственностью предшествовало развитию акционерного общества»[19] .

Общество с ограниченной ответственностью по своей экономической сущности является формой организации капитала и включения его в оборот. Данная форма позволила снизить и практически устранить риск ведения предпринимательской деятельности. Указанное товарищество дало возможность лично вести и контролировать предпринимательскую деятельность от имени товарищества, заключать сделки, принимать обязательства.

1.2 Общество с ограниченной ответственность как гражданского оборота в РФ

Общество с ограниченной ответственностью обладает рядом признаков, позволяющих установить его место в торговом обороте РФ.

Первое. ООО, как и все хозяйственные товарищества и общества, является юридическим лицом. Очевидно, что разница между полным товариществом и АО достаточно велика. Признаки, содержащиеся в определении юридического лица (ст. 48 ГК РФ), – организационное единство, наличие вещных прав на имущество, самостоятельная ответственность, выступление в обороте от своего имени, процессуальная правосубъектность предполагают различную конкретизацию для разных форм юридического лица. Единственный момент, общий для всех юридических лиц, – это возможность выступления во вне от своего имени. Само понятие «организационно-правовая форма» юридического лица свидетельствует о том, что характеристика субъекта в качестве юридического лица означает только признание его субъектом гражданского права, так как содержание признаков, входящих в легальное определение юридического лица, не является одинаковым для всех организационно-правовых форм.

Общество является коммерческой организацией, т.е. создается участниками для достижения цели: извлечения прибыли и распределения ее среди участников.[20]

Второе. Отсутствие ответственности участников общества по обязательствам ООО. Само наименование «общество с ограниченной ответственностью» не совсем точное. Общество несет полную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (ст. 3 Закона об обществах), а участники не несут никакой ответственности по обязательствам общества, кроме случаев, предусмотренных законом.

По российскому законодательству участники общества не отвечают по его обязательствам. Применительно ко всем юридическим лицам это правило сформулировано в п. 3 ст. 56 ГК РФ, согласно которому участник юридического лица отвечает по обязательствам последнего только в случаях, предусмотренных ГК РФ либо учредительными документами. В отличие от периода появления первых торговых товариществ в настоящее время ответственность участников рассматривается как исключение. Подобная особенность правоспособности юридического лица является обязательной для всех субъектов, не может определяться по воле последних и, в принципе, может быть предусмотрена только законом. Поэтому определение в учредительных документах возможности несения участником ответственности по обязательствам юридического лица может иметь место только в случаях, когда данная ответственность участников уже предусмотрена законом для данного вида юридических лиц, а учредительные документы определяют только размер ответственности (общества с дополнительной ответственностью, кооперативы).

Однако из принципа отсутствия ответственности участников общества по обязательствам последнего есть исключения, обусловленные требованиями к состоянию имущества общества либо фактом экономической зависимости от другого субъекта, при формальной юридической самостоятельности.[21]

Во-первых, участники общества, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (п. 1 ст. 87 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об обществах). Данная норма носит императивный характер и не может быть изменена соглашением сторон. Субъектами ответственности являются все участники, не полностью внесшие вклады, предусмотренные учредительными документами. Под ответственностью в данном случае понимаются неблагоприятные имущественные последствия в виде лишения права или возложения дополнительной обязанности. Поэтому в данном случае мы имеем дело именно с ответственностью, так как участник принуждается не к исполнению своей договорной обязанности – внести вклад, а к возмещению части требований кредитора общества той частью своего личного имущества, которая соответствует стоимости неоплаченной части вклада[22] .

Участники несут ответственность перед кредиторами общества, а не перед обществом. В то же время и само общество имеет право требовать от участника выполнить свое обязательство – внести вклад в срок в установленном порядке и в том виде, в каком это предусмотрено в учредительном договоре. Однако порядок взыскания для кредиторов является не непосредственным, а опосредованным, поскольку ответственность является субсидиарной, требование к участнику может быть предъявлено только в случае невозможности исполнения обязательств самим обществом. Данная невозможность, очевидно, должна быть подтверждена судебным решением. Ответственность участников является солидарной, но солидарными должниками участники, не внесшие вклад, являются именно по отношению друг к другу, а не солидарно с обществом. Таким образом, к каждому из участников, внесшему вклад не полностью, требования кредиторов общества могут быть предъявлены в полном объеме, но участник обязан удовлетворить их только в сумме неоплаченной части вклада.

В случае, если есть явные признаки, что уставный капитал полностью не сформирован, а имущество общества по стоимости меньше размера уставного капитала, то имеются основания предполагать, что участники не внесли вклады полностью.

Во-вторых, в соответствии с п. 3. ст. 56 ГК РФ и п. 3 ст. 3 Закона об обществах, если несостоятельность юридического лица вызвана его участниками или иными лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Смысл нормы состоит в определенной компенсации кредиторам в случае, если обязательства приняты от имени общества, но участник или иные лица имели возможность давать обязательные указания или определять действия юридического лица. Для возложения субсидиарной ответственности требуются следующие условия:

– несостоятельность (банкротство) общества, установленная решением суда;

– использование участником или иными лицами права давать обязательные для общества указания или использование возможности определять действия общества;

– то обстоятельство, что причиной наступившей несостоятельности общества явилось именно использование указанного права (возможности);

– недостаточность имущества общества для удовлетворения требований кредиторов;

– вина указанных лиц в любой ее форме.[23]

Юридическим основанием для возможности определять действия общества является участие в капитале, обеспечивающее большинство голосов по сравнению с другими участниками, или наличие договора об обязательности указаний. Данные факты дают возможность лицам либо непосредственно выступать в качестве органов управления обществом, либо определять их волеизъявление. Однако сам факт потенциальной возможности определять действия общества не является основанием для возложения ответственности на участника. Данная возможность должна быть использована. Закон и судебная практика не дают перечня действий, способных вызвать несостоятельность. Очевидно, необходимо исходить из определения несостоятельности, данного в ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»[24] , как признанной арбитражным судом или объявленной должником неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Можно предположить, что в обществе с одним участником участник всегда будет нести рассматриваемую субсидиарную ответственность, если он выступает в качестве исполнительного органа, так как участник всегда определяет действия общества.

Требования к участнику могут быть предъявлены как кредиторами, так и конкурсным управляющим общества. Взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов, т. е. в конкурсную массу (п. 22 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8[25] ).

В-третьих, в соответствии с п. 2 ст. 105 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона об обществах, основное общество, имеющее право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Вообще смысл определения основного и дочернего общества состоит в юридической фиксации отношений экономически неравных субъектов, когда основное общество использует дочернее в качестве «фасада» и пользуется преимуществами статуса юридического лица дочернего общества для ухода от ответственности. Поэтому ответственность, предусмотренная ст. 105 ГК РФ и ст. 6 Закона об обществах, нацелена на устранение этого злоупотребления. И если общество, выступая в качестве основного, даст обязательные указания другому обществу заключить сделку, в силу преобладающего участия в капитале или в соответствии с договором или иным образом, то основное общество будет нести солидарную ответственность по данной сделке. Главным в данной ситуации является вопрос о том, как кредиторы узнают о подобных обязательных указаниях. В случае преобладающего участия в капитале существует обязанность публикации подобных сведений (п. 2 ст. 106 ГК РФ, п. 4 ст. 6 Закона об обществах).

Для данной ответственности требуются только активные действия: обязательное указание основного общества, в том числе правомерное, и неисполнение обязательств дочерним обществом, независимо от вины. В силу солидарности требования могут предъявляться как основному, так и дочернему обществу, при этом они привлекаются в качестве соответчиков.

В-четвертых, в случае внесения в уставный капитал общества не денежных вкладов участники общества и независимый оценщик в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества солидарно несут при недостаточности имущества общества субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере завышения стоимости не денежных вкладов (п. 2 ст. 15 Закона об обществах).

Данными случаями исчерпывается возможность ответственности участника по обязательствам общества.[26]

Такая привлекательная черта ООО имеет и отрицательные стороны. Общество может иметь ограниченные финансовые возможности вследствие недоверия ссудодателей по причине того, что участники не отвечают по обязательствам общества. В результате кредиторы требуют поручительства исполнительных органов, управляющего или главных участников, чем сводят на нет преимущества отсутствия ответственности участников.

Вместо ответственности участников по ст. 87 ГК РФ и ст. 2 Закона об обществах предусмотрен риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных вкладов, причем это правило понимается как риск утраты вкладов[27] . Но какой риск в действительности несут участники? Участники общества, организуя общество, понимают, что ведение любого коммерческого предприятия связано с риском не достижения результата и потери имущества. Поэтому с экономической точки зрения существует риск потери вложенных инвестиций либо неполучения ожидаемой прибыли.

Но очевидно, что с юридической точки зрения риска утраты вкладов нет. При внесении вклада участник теряет вещные права на это имущество и приобретает обязательственные права требования к обществу. Так как внесенное имущество становится объектом права собственности общества, участник не несет риска его утраты, поскольку уже утратил его. Если мы берем общий случай, когда имущество передается участником обществу в собственность, а не во временное пользование, то у участника теряется всякая связь с внесенным имуществом. Получить доступ к имуществу участник может только после ликвидации общества и получения ликвидационной квоты либо если при выходе участника (п. 2 ст. 26 Закона об обществах) или приобретении обществом доли участника (п. 2 ст. 23 Закона об обществах) общество, с согласия участника, выдаст ему имущество в натуре.

Действительный риск участника заключается в риске неисполнения обществом своих обязательств перед участником, в риске невозможности осуществления прав требования или вообще прекращения обязательства между обществом и участником. Можно предположить, что главным правом участника, ради которого и организуется общество, является право на часть прибыли. Если общество не имеет прибыли и не может осуществить свою обязанность по выплате части прибыли и удовлетворить право участника на ее получение, то участник изначально рискует невозможностью достижения определенного результата. Данный риск проявляется в отсутствии прибыли, подлежащей распределению между участниками, либо в несостоятельности или ликвидации общества и, соответственно, прекращении обязательства между участником и обществом[28] .

Трудно согласиться, что риск ограничен пределами стоимости внесенного вклада (п. 1 ст. 87 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об обществах). Размер ожидаемой, но неполученной прибыли или доля имущества после ликвидации могут по стоимости превосходить внесенный вклад. Кроме того, обязательственные права требования (доли участия) участника могут иметь денежную оценку выше, чем вклад, и риск невозможности передачи (продажи) права (например, вследствие банкротства общества) может быть больше стоимости вклада. Несмотря на существующие в обществе ограничения на передачу доли участия и не овеществление доли в ценной бумаге, а значит, и невозможности рыночной оценки доли участника, денежная оценка доли может быть дана в рамках конкретного договора, и эта оценка прав участника может намного превосходить стоимость первоначального вклада.

Участник добровольно вносит вклад во исполнение обязательств по договору. Поэтому, естественно, ни о каком реальном ущербе от потери вклада речь идти не может. Участвуя в обществе, участник не является заимодавцем и не может заранее претендовать на определенный размер прибыли. В случае неполучения прибыли мы не можем обозначить данную сумму как упущенную выгоду, так как обычные условия гражданского оборота предполагают риск ведения предпринимательской деятельности, возможное отсутствие прибыли. Таким образом, участники несут риск не убытков, а неполучения прибыли от деятельности общества и риск невозможности осуществления прав участника (включая право на передачу доли другому лицу).[29]

Третье. Общество с ограниченной ответственностью является организацией, объединяющей имущество участников. Поэтому, естественно, следует обратиться к вопросу об особенностях уставного капитала, т. е. имущества. Наличие имущества обеспечивает имущественную обособленность общества от его участников и самостоятельную ответственность. Общество уже при своем возникновении должно обладать определенным уставным капиталом, размер которого указывается в учредительных документах.[30]

Главной функцией уставного капитала является гарантия интересов кредиторов, ибо в условиях отсутствия ответственности участников только имущество юридического лица может обеспечить требования третьих лиц. Особенно это проявляется в обществе с одним участником, создаваемом для юридического обособления определенного участка жизнедеятельности и введения в оборот части имущества одного лица, где требуется устранить ответственность единственного участника и одновременно защитить интересы кредиторов. Поэтому задачей законодателя явилось принятие мер по полному внесению вкладов в уставный капитал и сохранению определенного размера уставного капитала и в целом имущества.

Общество, как и другие хозяйственные товарищества и общества, имеет обособленное имущество, переданное участниками и полученное в процессе деятельности, и учитываемое на самостоятельном балансе (п. 2 ст. 2 Закона об обществах). В самостоятельном балансе отражаются все имущественные права и обязательства, поступления и затраты. В самостоятельный баланс включается имущество филиалов, представительств и обособленных подразделений. По сравнению с обществом, где участники не несут ответственности по долгам общества и права кредиторов обеспечивает только имущество самого общества, в полном и коммандитном товариществе уставный капитал не играет гарантийной функции. Поскольку полные товарищи в указанных товариществах несут субсидиарную ответственность своим имуществом по долгам товарищества, для кредиторов важно, кто является полными товарищами и их имущественное положение. Соответственно, закон не устанавливает минимального размера складочного капитала и не содержит обязанности товарищества восстановить размер капитала (и вообще активов) в случае их уменьшения ниже определенного уровня. ГК РФ установлено два ограничения: полный товарищ обязан внести свой вклад и в случае не внесения обязан уплатить товариществу проценты с невнесенной части (п. 2 ст. 73 ); в случае уменьшения чистых активов по сравнению со складочным капиталом запрещено распределять прибыль (п. 2. ст. 74). Но эти меры касаются внутренних отношений товарищей и ни один орган или лицо, кроме самих участников, не может потребовать от товарищества осуществления таких действий. Поэтому полное и коммандитное товарищество может действовать, по существу, вообще без капитала.[31]

Отличие ООО от АО в части имущественного положения проявляется в отсутствии в ООО обязательной публичной отчетности – обязанности публикации основных данных о результатах хозяйственной деятельности (в том числе о состоянии имущества) для обеспечения интересов участников общества, его кредиторов и государства, кроме случаев размещения облигаций и иных случаев, предусмотренных федеральным законом (ст. 49 Закона об обществах).

Четвертое. Уставный капитал общества разделен на определенное число частей (долей). Доли могут быть равными или неравными. Уплатой или обязательством уплатить эти доли в определенном размере приобретается право членства в обществе, рам уставный капитал состоит из совокупности вкладов участников.

Участник, внесший вклад, теряет какие-либо вещные права на внесенное имущество, приобретая права требования к обществу. Размер доли участника определяет размер (объем) обязательственно-правовых требований участника к обществу. Но кроме прав доля определяет и размер обязанности участника перед обществом. Таким образом, доля участия – это совокупность прав и обязанностей в определенном размере каждого участника в отношениях с обществом, т. е. в широком значении доля – это комплекс юридических прав и обязанностей; в узком значении – доля участия участника в имуществе общества[32] . Смысл выделения долей состоит в осуществлении участником своих прав на управление, часть прибыли, ликвидационную квоту, получение действительной стоимости доли, а также обязанностей по внесению вклада в объеме, определенном размером принадлежащей доли участия в капитале. Доля участия в виде совокупности прав есть своеобразное встречное представление, эквивалент, представляемый в обязательстве в обмен на вклад участника.

Уступка доли значительно затруднена и исключает возможность биржевого обращения долей участия: доли участия могут быть неравны, и их количество ограничено числом участников; существует преимущественное право участников на покупку доли; уставом общества может быть, в отличие от АО, запрещено отчуждение участником своей доли третьим лицам (п. 2 ст. 93 ГК РФ; п. 2 ст. 21 Закона об обществах); право участника в любой момент выйти из общества путем передачи доли самому обществу (ст. 94 ГК РФ; ст. 26 Закона об обществах). В АО выход из общества осуществляется лишь путем продажи или иной передачи другому лицу принадлежащих акционеру акций; передачи акций самому акционерному обществу, по общему правилу, не происходит. Все эти ограничения еще раз свидетельствуют о влиянии личного элемента в ООО.

Следующим стоит вопрос о возможности дробления, деления долей участия. В АО, где право участия овеществлено в ценной бумаге, акция, по общему правилу, неделима. В обществе доля участия, т. е. совокупность прав и обязанностей, может делиться (п. 1 ст. 93 ГК РФ; п. 1 ст. 21 Закона об обществах). При этом, однако, при делении происходит уменьшение размера прав требования, но не уменьшение количества самих прав, т. е., например, невозможно участнику целиком передать право на часть прибыли, но оставить другие права в неизменном размере. Каждый участник обладает одинаковым перечнем прав, различающихся своим размером (объемом). Однако при дроблении доли есть ограничения: По Закону об обществах это не превышение максимально допустимого количества участников – пятидесяти (п. 3 ст. 7 Закона об обществах).

Доля участия в обществе, в отличие от АО, не выражена в ценной бумаге или ином документе. Могут существовать документы, лишь доказывающие наличие доли и ее размер, и передача подобного документа не означала бы передачи доли участия.[33]

В АО доли участия овеществлены в ценной бумаге – акции, посредством отчуждения которой переносится право собственности на акцию и право членства в АО. Говоря об этом различии АО и общества, Ландкоф С.Н. писал:

«Экономическая природа этих товариществ такова же, как и акционерных товариществ, с тем лишь существенным отличием, что вклады не превращаются в акции, в бумажные, легко передаваемые ценности»[34] . Очевидно, что акция является самостоятельным объектом гражданских прав и как объект отличается от права требования участника общества. В акции овеществляются права акционеров по отношению к АО, и акция является объектом права собственности акционера. Акция, а вместе с ней и выраженное в ней право, передаются по сделкам, посредством которых передаются вещи, так как акция – это предмет материального мира. При передаче акции по двусторонней сделке это договор купли-продажи или мены (возмездная сделка) или договор дарения (безвозмездная сделка). Доля участия в ООО как право может быть передана только посредством уступки прав (цессии). Независимо от возмездности или безвозмездности договора это всегда договор об уступке требования. Оформляется он в соответствии с нормами обязательственного права (ст. 382–392 ГК РФ). Поэтому вызывает сомнение правомерность практики передачи доли участия в обществе по договорам, посредством которых передаются вещи, например по договору купли-продажи. Правила договора купли-продажи о передаче предмета договора, о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели едва ли могут быть применимы к передаче доли участия в ООО.

Таким образом, отличия АО от общества, касающиеся характеристики долей участия, следующие:

в АО доли участия равны и количество долей может быть больше числа акционеров. В обществе доли могут быть не равны и количество долей равно количеству участников;

в АО доля выражена в акции. В обществе доля участия в ценной бумаге не овеществлена;

по общему правилу акция не дробится (здесь мы не берем предусмотренную ст. 74 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»[35] возможность дробления акций с последующим их выкупом самим АО, т. е. исключением из оборота). В обществе возможно дробление и передача части доли участия;

акция передается по возмездной сделке посредством договора купли-продажи (мены). Доля участия в обществе передается посредством цессии.

Пятое. Наличие обязательственных отношений между участниками общества. Сам факт существования отношений между участниками в течение срока существования общества связан с переходным, противоречивым характером общества, небольшой численностью участников, возможностью лично вести дела общества, усилением личного элемента по сравнению с АО, проявляющимся в затруднении порядка передачи доли участия. Обязательственных отношений между участниками, разумеется, нет в обществе, созданном одним лицом.

Внутренние отношения в обществе состоят из отношений участников между собой и участников с обществом. Факт существования учредительного договора, подписанного участниками, подразумевает существование прав и обязанностей участников по отношению друг к другу на весь период функционирования общества. Права и обязанности участников носят длящийся характер, и учредительный договор не прекращает свое действие с момента регистрации общества.

Данные отношения возникают на основе гражданско-правового договора, которым является учредительный договор, связывают определенных лиц и имеют своим содержанием обязанность совершения активных действий, т. е. это типичные обязательственные правоотношения.

Шестое. Внутреннее строение общества (как и АО) подразумевает необходимость органов управления, действия которых являются действиями самого общества. Совокупность всех участников образует только высший орган общества, ограниченный в своих действиях условиями, содержащимися в учредительных документах.

В полном и коммандитном товариществах управление осуществляется участниками как таковыми. При управлении и выступлении в обороте от имени товарищества полные товарищи не теряют свою правосубъектность, не выступают в качестве органов, и их действия – это действия не только товарищества как юридического лица, но и действия как его участников. При управлении по общему правилу все товарищи имеют один голос. Вследствие того, что их действия от имени товарищества являются и их личными действиями как самостоятельных субъектов права, существует правило о необходимости полным товарищам быть индивидуальными предпринимателями или коммерческими организациями (хотя это не способствует достаточно широкому распространению полных товариществ). Лица, не являющиеся участниками, не могут выступать от имени товарищества. Таким образом, мы видим, что в полном и коммандитном товариществе участник всегда имеет возможность лично участвовать в управлении делами.

Общество, как и АО, является формой коммерческой организации, где наличие статуса участника еще не означает обязательности и необходимости его участия в управлении обществом. В качестве исполнительного органа общества могут выступать лица, не являющиеся участниками общества, и функции единоличного исполнительного органа могут быть переданы управляющему коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (ст. 42 Закона об обществах).

В обществе, как и в АО – возможна ситуация, когда участник в силу небольшого размера доли участия не имеет возможности лично реально вести дела общества, вследствие чего возникает необходимость защиты прав меньшинства. Применяя сравнительные оценочные характеристики, можно сказать, что в полном и коммандитном товариществе, по сравнению с ООО и АО, более высокий удельный вес участника в управлении делами и более тесная связь участника с организацией[36] .

Отдельно необходимо указать на сходства и отличия ООО и ЗАО. Главные общие черты состоят в следующем:

ООО и ЗАО являются коммерческими организациями, созданными для извлечения прибыли, которая распределяется между участниками;

максимальное количество участников – пятьдесят;

ООО и ЗАО могут быть созданы одним лицом;

минимальный размер уставного капитала устанавливается законом – (ст. 26 Федерального закона «Об акционерных обществах» ст. 14 Закона об обществах);

отсутствует обязанность публичной отчетности о результатах деятельности;

по общему правилу участники ООО и акционеры ЗАО не несут ответственности по обязательствам обществ.

Главные отличия:

наличие акций в ЗАО и отсутствие в ООО;.

в ООО учредительными документами являются устав и учредительный договор (если ООО учреждается одним лицом, учредительным документом является только устав, при этом в случае увеличения числа участников до двух и более между ними должен быть заключен учредительный договор). В ЗАО учредительный документ всегда только устав;

в ООО может быть уставом запрещена уступка доли третьим лицам и ограничен переход доли в порядке правопреемства юридических лиц и наследования. В уставе ЗАО такого запрета быть не может, так как акционера нельзя ограничить в праве свободно распоряжаться принадлежащими ему акциями (кроме того, что акционер обязан предложить акции сначала другим акционерам ЗАО);

в ООО существует так называемое «право свободного выхода участника из общества», предусмотренное ст. 94 ГК РФ и ст. 26 Закона об обществах, которого нет у акционера ЗАО.[37]


Глава 2. Правовое регулирование деятельности общества с ограниченной ответственностью

2.1 Порядок создания, реорганизации и ликвидации общества с ограниченной ответственностью

Хотелось бы отметить, что вслед за Гражданским Кодексом Закон об ООО устанавливает необходимость разработки двух учредительных документов при организации общества. Наличие и учредительного договора, и устава отличает общества с ограниченной ответственностью от других организационно-правовых форм юридических лиц, занимающихся коммерческой деятельностью, и предопределяет совмещение характерных признаков хозяйственных товариществ и акционерных обществ. По своей правовой природе договор, заключенный учредителями общества, представляет собой не только договор о создании общества, но и документ, содержащий нормы, регулирующие взаимоотношения учредителей друг с другом и учредителей с созданным обществом на период его существования. В отличие от хозяйственных товариществ общество может быть создано одним лицом, что влечет за собой отсутствие учредительного договора. Для обществ с одним учредителем установлен один учредительный документ – это устав. Нетрудно заметить непоследовательность в разработке правового статуса общества в законодательстве, когда для одних обществ требуется один учредительный документ (устав), а для других – два в зависимости от количественного состава общества.[38] Изменение количественного состава участников общества влияет на число учредительных документов. При увеличении числа участников общества возникает необходимость заключения между ними учредительного договора, а при уменьшении до одного участника учредительный договор прекращает свое действие, так как исчезает основание возникновения договора. Подобные требования представляются неудачными и вряд ли упростят существование общества с ограниченной ответственностью.

На первом этапе создания общества учредители разрабатывают учредительные документы общества, открывают в банке или кредитном учреждении специальный накопительный счет для внесения вкладов в уставный капитал в виде денежных средств. На первом (учредительном) собрании участники общества утверждают учредительные документы, избирают исполнительные органы общества и (или) органы управления общества (наблюдательный совет, если его создание предусмотрено уставом общества), утверждают денежную оценку имущества, вносимого как вклад в уставный капитал общества, а также рассматривают другие вопросы, касающиеся создания общества.

Процесс создания общества требует определенных затрат (это и оплата услуг юриста по разработке уставных документов, и оплата работы оценщика, когда требуется независимая оценка вкладов в виде имущества, и оплата всех государственных пошлин и сборов и т.п.) со стороны его учредителей, которые солидарно отвечают по всем обязательствам, связанным с созданием общества, взятым кем-либо из учредителей. Если договор (или иное обязательство), заключенный одним из учредителей, не относится к созданию общества, то вся ответственность за исполнение договорных обязательств лежит на том, кто его заключил. Все действия, направленные на создание общества, его учредители осуществляют от своего имени. Все обязательства, взятые на себя учредителями в период и по поводу создания общества, и ответственность по ним не переходят к обществу на основании факта его государственной регистрации.[39]

В учредительном договоре учредители общества обязуются создать общество и определяют порядок совместной деятельности по его созданию. Учредительным договором определяются также состав учредителей (участников) общества, размер уставного капитала общества и размер доли каждого из учредителей (участников) общества, размер и состав вкладов, порядок и сроки их внесения в уставный капитал общества при его учреждении, ответственность учредителей (участников) общества за нарушение обязанности по внесению вкладов, условия и порядок распределения между учредителями (участниками) общества прибыли, состав органов общества и порядок выхода участников общества из общества.

Требования к уставу общества:

Устав общества должен содержать:

1. полное и сокращенное фирменное наименование общества;

2. сведения о месте нахождения общества;

3. сведения о составе и компетенции органов общества, в том числе о вопросах, составляющих исключительную компетенцию общего собрания участников общества, о порядке принятия органами общества решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов;

4. сведения о размере уставного капитала общества;

5. сведения о размере и номинальной стоимости доли каждого участника общества;

6. права и обязанности участников общества;

7. сведения о порядке и последствиях выхода участника общества из общества;

8. сведения о порядке перехода доли (части доли) в уставном капитале общества к другому лицу;

9. сведения о порядке хранения документов общества и о порядке предоставления обществом информации участникам общества и другим лицам;

10. иные сведения, предусмотренные настоящим Федеральным законом.

В случае несоответствия положений учредительного договора и положений устава общества преимущественную силу для третьих лиц и участников общества имеют положения устава общества.[40]

Требования к учредительному договору

Учредительный договор, заключенный учредителями в соответствии с Законом и действующий наряду с уставом, определяет правовое положение общества, с одной стороны, а с другой – содержит в себе черты договора о совместной деятельности по созданию юридического лица. В учредительном договоре участники определяют порядок ведения совместной деятельности по созданию общества. В ст.89 ГК, посвященной учредительным документам общества с ограниченной ответственностью, не определяются сведения, которые должен содержать учредительный договор, а лишь дается общий перечень информации, обязательной для учредительных документов, однако в п.2 ст.52 ГК точно установлены положения, которые должны быть туда включены. Учредительный договор должен быть заключен в простой письменной форме путем составления одного документа согласно п.1 ст.89 ГК. Стороны могут предусмотреть его нотариальное удостоверение, хотя закон их не обязывает это делать. Как любой другой договор, учредительный договор должен отвечать всем требованиям, предъявляемым законодательством к договорам (ст.420-422, 425, 432, 434 ГК и др.) и сделкам (глава 9 ГК) с учетом его особенностей как учредительного договора. Так, после регистрации учредительных документов, учредительный договор приобретает черты договора присоединения.

3. Учредительные документы общества изменяются в соответствии с нормами закона и положениями самих учредительных документов. Изменения вносятся по решению высшего органа управления обществом (собрание учредителей). Изменения, принятые общим собранием, регистрируются тем же органом и в том же порядке, что и само общество. Никаких ограничений на то, как часто вносятся изменения в учредительные документы, в законодательстве не установлено.

Изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, если только третьи лица не знали и не воспользовались этим обстоятельством в своих интересах.[41]

Учредительный договор первичен, так как заключается учредителями для создания общества и определяет порядок ведения совместной деятельности учредителей по созданию общества, и разумно было бы считать, что в случае несогласованности положений устава и учредительного договора в отношении учредителей друг с другом приоритет должны бы иметь положения договора. Однако в законе устанавливается иное не только для третьих лиц, но и для участников.[42]

Следует добавить, что сведения, составляющие учредительные документы, не должны нарушать действующее законодательство Российской Федерации. Отказ в регистрации общества может быть обжалован в арбитражный суд (ст.22 АПК).

В соответствии с законодательством для некоторых видов юридических лиц любой организационно-правовой формы установлена специальная регистрация. Так, согласно постановлению Правительства РФ от 6 июня 1994 г. № 655 «О Государственной регистрационной палате при Министерстве экономики Российской Федерации»[43] предусмотрена специальная регистрация для юридических лиц (а следовательно, и для обществ) с иностранным участником. Государственная регистрация банков и кредитных организаций производится Банком России согласно Закону о банках, регистрация страховых компаний также осуществляется специальным органом согласно ст.32 Закона «Об организации страхового дела».[44]

Государственная регистрация обществ (как и других юридических лиц) сегодня носит явочно-нормативный характер, что означает более простой порядок, чем разрешительный. При явочно-нормативном порядке регистрирующий орган вправе только проверить положения учредительных документов на соответствие законодательству и не уполномочен определять целесообразность создания того или иного юридического лица. Однако, для кредитных организаций регистрация связана с получением лицензии на занятие соответствующей деятельностью.

После регистрации общество включается в Единый государственный реестр.

В случае нарушений законодательства учредителями общества, допущенных при его создании, регистрация его может быть признана судом недействительной, если допущенные нарушения неустранимы (п.2 ст.61 ГК).

Реорганизация общества

Формы реорганизации определены ГК и Законом об ООО императивно: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. Другие формы законом не предусмотрены и не могут быть использованы, хотя теоретически мыслимы и в прошлом существовали.

Одним из способов прекращения и в определенных случаях – возникновения юридического лица является реорганизация. Основные положения о реорганизации юридических лиц, в том числе обществ с ограниченной ответственностью, содержатся в ст.57-60 ГК. При реорганизации общества (обществ) права и обязанности реорганизуемого общества переходят в порядке универсального правопреемства к другим обществам. К правопреемникам может перейти весь комплекс имущественных прав и обязанностей реорганизуемого общества либо часть их. Не допускается лишь такая реорганизация, в результате которой права реорганизуемого общества оказались бы отделены от его обязанностей. В большинстве случаев реорганизация происходит добровольно по решению самого общества.

Принудительная реорганизация возможна в случаях, предусмотренных Законом о конкуренции. Указанный Закон допускает принудительное разделение хозяйствующих субъектов (в том числе и обществ), которые, занимая доминирующее положение в определенной отрасли, осуществляют монополистическую деятельность, и (или) их действия приводят к ограничению конкуренции. При этом должны быть соблюдены условия, предусмотренные вышеназванным Законом.[45]

Реорганизация признается состоявшейся с момента государственной регистрации обществ, выступающих в качестве правопреемников реорганизованного общества (обществ). В случае присоединения одного общества к другому завершением реорганизации считается внесение в государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общества. Одновременно должны быть внесены необходимые изменения в реестровую запись относительно общества, к которому было присоединено другое общество. При реорганизации в форме слияния или присоединения должно учитываться требование Закона о предельной численности участников общества с ограниченной ответственностью.[46]

Реорганизация общества не должна ухудшать положение кредиторов общества, создавать для них дополнительные трудности в реализации прав, которые принадлежали им по отношению к реорганизованному обществу. При использовании разных форм реорганизации степень риска для кредиторов неодинакова: в случаях слияния, присоединения или преобразования субъект правопреемства, к которому можно будет предъявить требования, очевиден – это единое общество, к которому перешли все права и обязанности реорганизованных обществ; иначе обстоит дело в случаях разделения или выделения – здесь кредиторам противостоит уже не один должник, а два или более. Только при разделении и выделении возникает необходимость в разделительном балансе. Именно об этом говорят пп.3 и 4 ст.58 ГК, тогда как во всех иных случаях составляется передаточный акт. Составление разделительного баланса должно определить для кредиторов адресата взыскания, но при невозможности сделать это Закон предусмотрел установление солидарной ответственности всех обществ, возникших на базе реорганизованного (п.3 ст.60 ГК).

В целях обеспечения интересов кредиторов решение о реорганизации, принятое обществом, в письменной форме сообщается всем известным обществу кредиторам в 30-дневный срок со дня его принятия; кроме того, сведения о реорганизации публикуются в органе печати, в котором помещаются данные о государственной регистрации юридических лиц. В установленные Законом сроки кредиторы общества вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения своих убытков. Это правило более всего применимо к случаям реорганизации в форме разделения или выделения, поскольку именно здесь возможно несоразмерное распределение прав и обязанностей между правопреемниками. Но и в случаях слияния или присоединения могут возникнуть неблагоприятные для кредиторов обстоятельства, например если сливаются вполне благополучное общество и общество, отягощенное значительным пассивом. В результате сокращается актив имущества первого и тем самым снижается уровень обеспеченности интересов его кредиторов.[47]

Слиянием обществ признается создание нового общества с передачей ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ и прекращением последних.

При слиянии образуется общество, которое является универсальным правопреемником объединившихся (ранее существовавших) обществ. Слияние происходит по инициативе самих обществ, однако для ее реализации в определенных случаях требуется согласие государственного антимонопольного органа. В соответствии со ст. 27 Закона о защите конкуренции[48] с предварительного согласия антимонопольного органа (ГКАП) осуществляет по бухгалтерским балансам по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате представления ходатайства превышает три миллиарда рублей или суммарная выручка таких организаций от реализации товаров за календарный год, предшествующий году слияния, превышает шесть миллиардов рублей либо если одна из таких организаций включена в реестр. Общества, принимающие решение о реорганизации в форме слияния или присоединения, представляют в ГКАП ходатайство о даче согласия на реорганизацию, сведения об основных видах деятельности и объемах производимой и реализуемой на соответствующих товарных рынках продукции (товарах, услугах). Ходатайство может быть отклонено, если при его удовлетворении возникает или усиливается доминирующее положение соответствующего общества и (или) ограничивается конкуренция. ГКАП должен быть уведомлен о слиянии или присоединении коммерческих организаций, если сумма их активов по балансу превышает 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Слияние обществ происходит на основе договора, заключаемого между ними. В связи с тем, что реорганизация происходит на основе решений общих собраний, важно определить, кто имеет право проявить инициативу, потребовать созыва такого собрания. Очередное общее собрание созывается исполнительным органом общества, а согласно ст.35 Закона об ООО инициативу созыва внеочередного собрания и постановки на нем вопроса о слиянии могут проявить исполнительный орган общества, совет директоров (наблюдательный совет), если он образован, участники общества, обладающие в совокупности не менее чем одной десятой от общего числа голосов. Следует также иметь в виду, что любой участник общества вправе, с соблюдением установленного порядка, вносить вопросы в повестку дня собрания, следовательно, любой участник может выступить с инициативой обсуждения вопроса о слиянии.[49]

Общее собрание каждого из объединяющихся обществ принимает решение:

1) о слиянии;

2) об утверждении договора о слиянии;

3) об утверждении устава общества, образуемого в результате слияния;

4) об утверждении передаточного акта.

Решение по всем указанным вопросам должно приниматься единогласно всеми участниками общества и в указанной последовательности. Готовятся вышеуказанные документы и выносятся на рассмотрение общих собраний либо исполнительными органами обществ, либо советами директоров (наблюдательными советами) по согласованию между собой.

Общее собрание каждого общества с ограниченной ответственностью утверждает передаточный акт. В соответствии с п.1 ст.59 ГК этот акт должен содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемых обществ.

Возникшее в результате слияния новое общество должно иметь предписанные Законом учредительные документы. Утверждения на собраниях объединяющихся обществ договора о слиянии и устава нового общества недостаточно – необходимо, чтобы все участники реорганизованного общества подписали договор о слиянии, который тем самым приобретает статус учредительного. Договор о слиянии должен удовлетворять всем требованиям, которые предъявляются к учредительному договору.

После утверждения всех документов, наступает следующий этап в формировании нового общества – избрание исполнительных органов. Избрание происходит на совместном общем собрании, в котором принимают решение участники всех объединившихся обществ. Если вновь утвержденным уставом предусмотрено образование совета директоров (наблюдательного совета), его члены избираются на этом же собрании. В то время как утверждение учредительных документов требует единогласного решения всех участников общества, для избрания совета директоров (наблюдательного совета) и исполнительного органа общества необходимо простое большинство голосов участников совместного общего собрания. В интересах участников обществ договором о слиянии следует устанавливать достаточно короткие сроки проведения совместного собрания, так как отсутствие единого органа управления затруднит нормальную деятельность организации.

Совершение действий, необходимых для государственной регистрации вновь образованного общества, возлагается на единоличный исполнительный орган общества. Это положение действует и в том случае, когда в соответствии с уставом в обществе создан и единоличный, и коллегиальный исполнительный орган. Последний не вправе уполномочить на совершение указанных действий иное лицо из своего состава.[50]

Хотелось бы подчеркнуть универсальность правопреемства при слиянии и значение передаточных актов. Ко вновь созданному в результате слияния обществу переходят только те права и обязанности, которые были зафиксированы передаточными актами.

В случае присоединения одно общество прекращает свое существование, а объем деятельности другого увеличивается за счет прав и обязанностей, переданных присоединившимся обществом. Иногда изменяется и характер деятельности. Как и в случаях слияния, здесь имеет место универсальное правопреемство.[51]

Процедура присоединения в целом такая же, как при слиянии обществ, хотя есть и определенные отличия. Если при слиянии участники каждого общества утверждают на общем собрании весь комплекс необходимых документов, то в рассматриваемых случаях собрание каждого общества принимает решение о реорганизации и утверждает договор о присоединении. В связи с тем, что происходит передача имущества присоединяемого общества, общее собрание его участников утверждает и передаточный акт.

Точно так же, как и при слиянии, необходимо учитывать требования антимонопольного законодательства, т.е. согласовать свои действия с местным антимонопольным органом.

В случаях присоединения новые учредительные документы не разрабатываются. Совместное собрание участников обществ лишь вносит изменения в учредительный договор и устав общества, к которому осуществляется присоединение. Обязательно должны быть внесены изменения, касающиеся состава участников общества, определения размеров их долей. Другие изменения могут быть предусмотрены договором о присоединении или предложены участниками на собрании. При необходимости может быть решен вопрос об избрании новых органов того общества, к которому было присоединено другое. Участники присоединяемого общества могут оговорить (в качестве одного из условий присоединения) включение своих представителей в органы управления общества, к которому происходит присоединение.

При разделении общества оно прекращает свое существование, и его место в гражданском обороте занимают общества, образованные в результате разделения. Происходит передача всех прав и обязанностей прежнего общества ко вновь образованным.

Предложение разделить общество выносится его исполнительным органом, советом директоров (наблюдательным советом), инициативной группой участников на рассмотрение общего собрания, которое должно принять решение о разделении единогласно. В процессе подготовки собрания должны быть сформулированы предложения о порядке и условиях разделения общества, о создании новых обществ, о составлении разделительного баланса. Все эти предложения взаимозависимы. Нельзя принять решение о создании новых обществ без предварительной проработки вопросов о предполагаемом характере и объеме их деятельности, а от этого будет зависеть содержание разделительного баланса.[52]

Разделение общества по решению собрания его участников происходит на добровольных началах. Но возможно и принудительное разделение. Одним из нормативных актов, предусматривающих возможность принудительного разделения, является Закон о конкуренции. Статья 19 названного Закона указывает, что принудительное разделение коммерческой организации (в том числе, естественно, и общества с ограниченной ответственностью) допускается по решению федерального антимонопольного органа в случае, когда коммерческая организация занимает доминирующее положение и два или более раза нарушила антимонопольное законодательство. Разделение или выделение происходит на основе предоставления самостоятельности структурным подразделениям при условии, что это приведет к развитию конкуренции.

В результате разделения создаются новые общества, каждое из которых должно иметь собственные учредительные документы. Все участники каждого общества подписывают свой учредительный договор. После этого проводится общее собрание участников, на котором при единогласном одобрении принимается устав. Следующий этап – избрание органов общества, т.е. исполнительного органа, а при необходимости также совета директоров (наблюдательного совета) и (или) ревизионной комиссии (ревизора). Завершается процесс исключением разделившегося общества из государственного реестра и записью в реестр вновь возникших обществ.

Если в случаях слияния и присоединения совокупность переходящих от одного общества к другому прав и обязанностей отражается в передаточном балансе, то при разделении и выделении составляется разделительный баланс. В нем следует четко определить объем прав и обязанностей, переходящих к каждому из вновь возникших обществ.

Выделением общества признается создание одного или нескольких обществ с передачей ему (им) части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего.

По своей природе выделение близко к реорганизации в форме разделения. Но если при разделении все права и обязанности разделяемого общества переходят ко вновь возникшим, то при выделении из состава одного общества в другое, последнее наделяется частью прав и обязанностей основного общества, которое при этом не прекращает своей деятельности. Из состава первичного общества может быть выделено одно или несколько обществ с ограниченной ответственностью.

При выделении в разделительном балансе должны быть детально зафиксированы права и обязанности, передаваемые выделяемому обществу. Очевидно, что пассивы выделяемого общества не должны превышать переданных ему активов.

В соответствии с п.2 ст.104 ГК и Законом об ООО, общество с ограниченной ответственностью вправе преобразоваться в акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью или производственный кооператив. Преобразование в хозяйственное товарищество (полное или на вере) либо в потребительский кооператив не допускается. Создание вместо общества с ограниченной ответственностью хозяйственного товарищества или потребительского кооператива возможно только после его прекращения с ликвидацией дел и имущества, но это уже не будет преобразованием.

Преобразованием следует считать изменение организационно-правовой формы юридического лица. В связи с этим представляется неоправданным относить к нему такое изменение в уставе общества с ограниченной ответственностью, согласно которому на участников возлагается дополнительная ответственность по долгам общества в кратном отношении к размерам их долей. И в этом случае сохраняется главный признак общества – ответственность участников по его долгам в заранее определенных ограниченных размерах.[53]

В повестку дня общего собрания участников для решения вопроса о преобразовании должны быть включены следующие пункты:

а) о преобразовании общества;

б) о порядке и условиях преобразования;

в) о порядке обмена долей участников общества на акции акционерного общества или на паи производственного кооператива;

г) об утверждении устава создаваемого акционерного общества или производственного кооператива;

д) об утверждении передаточного акта.

Во всех случаях преобразования общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество необходимо руководствоваться ст.96-104 ГК и Законом об акционерных обществах. Преобразование в открытое АО возможно при любом количестве участников общества, а при их численности сверх пятидесяти возникает уже не возможность, а предусмотренная п.3 ст.7 Закона обязанность преобразоваться в ОАО либо в производственный кооператив.[54]

Участники общего собрания общества, принявшие решение его преобразовать, становятся участниками-учредителями нового юридического лица – акционерного общества или производственного кооператива. Одновременно решается вопрос о порядке обмена долей на акции в созданном акционерном обществе или на паи в производственном кооперативе.

Все права и обязанности преобразуемого общества переходят к его правопреемнику с момента государственной регистрации нового юридического лица и учинения записи об исключении из единого государственного реестра общества, подвергшегося преобразованию.

Ликвидация общества влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Общество может быть ликвидировано добровольно – по решению его участников либо принудительно – по решению суда.

Вопрос о ликвидации общества с ограниченной ответственностью вносится на рассмотрение общего собрания его участников по предложению совета директоров (наблюдательного совета) – в тех обществах, где таковой образован, – исполнительного органа или любого участника общества независимо от размера или числа имеющихся у него долей. Законом даже примерно не определены причины, по которым общество может быть ликвидировано в добровольном порядке. Пункт 2 ст.61 ГК указывает лишь две из них: истечение срока, на который было создано юридическое лицо, и достижение цели, ради которой оно было создано.

Необходимость выносить на общее собрание вопрос о прекращении деятельности общества в связи с истечением срока, на который оно было создано, можно объяснить тем, что большинство участников пожелает продлить этот срок или вовсе отказаться от определения срока. Однако если срок в учредительных документах определен и по его истечении исполнительный орган общества будет совершать какие-либо сделки, то возникшие из них обязательства нельзя рассматривать как обязательства общества, ответственность по ним должно нести лицо, вступившее в сделку.[55]

Иначе, если речь идет о прекращении в связи с достижением цели – здесь решение собрания необходимо, так как следует установить, достигнута ли поставленная цель. Основанием добровольной ликвидации общества может послужить нецелесообразность его дальнейшего существования, в частности явная недостижимость цели, поставленной при его создании.

Решение о добровольной ликвидации принимается и в случае, когда стоимость чистых активов общества уменьшилась и стала ниже уровня минимального размера уставного капитала. Решение о ликвидации общества должно быть незамедлительно письменно сообщено органу государственной регистрации по месту регистрации общества (см. п.1 ст.62 ГК).

При добровольной ликвидации завершение дел общества возлагается на ликвидационную комиссию, которая после ее назначения становится единственным органом, имеющим право действовать от имени общества, в том числе выступать в суде. Субъектом правоотношений остается общество, находящееся в состоянии ликвидации, и потому все сделки, заключаемые в этот период от имени общества, должны содержать указание о том, что общество находится в состоянии ликвидации. Члены ликвидационной комиссии несут ответственность за вред, причиненный их действиями в процессе ликвидации общества.[56]

Принудительная ликвидация общества производится по решению суда в соответствии с основаниями, указанными в п.2 ст.62 ГК: осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными грубыми нарушениями закона или иных нормативных правовых актов. Согласно ст.65 ГК основанием принудительной ликвидации является также несостоятельность (банкротство) общества. Условия и порядок объявления общества несостоятельным (банкротом) определены Законом о банкротстве. Внешним признаком банкротства общества считается его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с установленной даты их исполнения.[57]

В общих чертах порядок ликвидации может быть определен следующим образом.

Ликвидационная комиссия публикует в органе печати, в котором обычно помещаются сведения о государственной регистрации юридических лиц, информацию о предстоящей ликвидации общества с точным указанием его реквизитов, о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Предоставляемый кредиторам срок для заявлений в ликвидационную комиссию не может быть меньше двух месяцев (см. п.1 ст.63 ГК). Если общество к моменту ликвидации не имеет обязательств перед кредиторами, то в результате ликвидационных мер его имущество будет распределено между участниками. Как правило, имущество распродается (в том числе с торгов), а между участниками распределяются денежные средства, вырученные от распродажи.

Кроме общей публикации, ликвидационная комиссия должна принять и другие меры, чтобы выявить кредиторов и предложить им заявить свои требования к ликвидируемому обществу. Всем известным кредиторам направляются письменные уведомления о ликвидации общества. Уведомление содержит информацию о размере долга общества адресату и предложение в установленный срок предъявить требование в ликвидационную комиссию. Когда срок для заявления требований истек, ликвидационная комиссия составляет промежуточный баланс. В промежуточном балансе отражается состав имущества ликвидируемого общества, т. е. данные об активах и заявленных кредиторами требованиях, которые могут быть удовлетворены за счет имеющихся активов.[58] Должны быть учтены не только ликвидные требования, но и требования, срок платежа по которым еще не наступил. Ликвидационная комиссия дает заключение по поводу удовлетворения предъявленных кредиторами требований. Для последующего удовлетворения требований существенно значим факт своевременности их заявления, указанный в промежуточном балансе. Требования, заявленные своевременно, удовлетворяются преимущественно перед требованиями кредиторов, которые были переданы до окончания работы ликвидационной комиссии, но с пропуском объявленного срока (см. п.5 ст.64 ГК). Промежуточный баланс утверждается общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью по согласованию с органом, в котором ликвидируемое общество было зарегистрировано. Согласование может быть проведено в письменной форме или путем участия представителя указанного органа в общем собрании.[59]

Требования кредиторов удовлетворяются в первую очередь из денежных средств ликвидируемого общества. При недостаточности денежных средств ликвидационная комиссия продает имущество общества с ограниченной ответственностью с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений.

Выплаты денежных сумм кредиторам производятся в порядке очередности, установленной ст.64 ГК, со дня утверждения общим собранием участников промежуточного баланса. Лишь кредиторам пятой очереди выплаты производятся по истечении одного месяца с даты утверждения промежуточного баланса. При недостаточности имущества для полного удовлетворения требований кредиторов соответствующей очереди выплаты производятся соразмерно заявленным требованиям, т.е., например, на рубль заявленных требований может прийтись 20 копеек, если сумма стоимости оставшегося имущества в пять раз меньше суммы заявленных требований.

Заключительным актом работы ликвидационной комиссии является составление ликвидационного баланса, который утверждается общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью по согласованию с органом, в котором зарегистрировано ликвидируемое общество. Этим завершается работа ликвидационной комиссии, но до ее завершения кредиторы, которым ликвидационная комиссия отказала в удовлетворении требований, вправе обратиться с иском в суд. При удовлетворении иска кредитор получает выплаты за счет имущества ликвидируемого общества, оставшегося после удовлетворения кредиторов, своевременно заявивших о своих требованиях. Документы, связанные с ликвидацией, передаются в государственный орган, где было зарегистрировано ликвидированное общество.

2.2 Имущество общества с ограниченной ответственностью

Уставный капитал (фонд) любого юридического лица является минимальной гарантией интересов его кредиторов. Величина уставного капитала является формальным критерием надежности и платежеспособности организации. Чем больше уставный капитал, тем большее доверие к себе должно вызывать юридическое лицо, им обладающее. Но, как сказано, критерий этот формален, ибо, как показывает практика, зачастую те цифры бухгалтерского баланса, характеризующие величину уставного капитала, которые организация представляет в подтверждение своей платежеспособности, не имеют под собой реального обеспечения.[60] К примеру, инвестиционная компания с уставным капиталом 1 млрд. рублей сразу после учреждения приобретает крупный пакет акций на фондовом рынке, который через короткое время обесценивается. Может возникать и обратная ситуация, когда, к примеру, активы успешно хозяйствующего общества через несколько лет его деятельности во много раз превышает величину его уставного капитала. Одним словом, речь идет о случаях, когда, в силу различных причин, структура бухгалтерского баланса хозяйствующего субъекта не соответствует его действительному финансовому положению. Существует множество способов выявления истинного финансового положения предприятия, которые разрабатываются в теории и практике бухгалтерского учета и аудита. Но в любом случае данные бухгалтерского учета должны анализироваться во всей совокупности его показателей.[61]

Размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде правильной дроби (абз. 1 п. 2 ст. 14 Закона). Размер доли участника общества должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества.

Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли (абз. 2 п. 2 ст. 14 Закона). Таким образом, законодатель выделяет действительную стоимость доли участника общества. Она равняется стоимости чистых активов общества на дату определения ее стоимости, взятых пропорционально размеру доли участника в уставном капитале. Здесь можно заметить проявление одного из преимуществ ООО над АО. Оно заключается в том, что, в случае отчуждения своей доли участником ООО стоимость этой сделки (если она возмездная) определить сравнительно легко. Что касается отчуждения акционером своего пакета акций, то на сегодня практически невозможно определить стоимость этого пакета иначе, как с помощью установления цены котировки этих акций на фондовой бирже. И тут могут возникать различные курьезные ситуации. К примеру, с учетом того, что в Иркутской области на настоящий момент не существует развитого рынка ценных бумаг (за исключением рынка ценных бумаг российских монополий и олигополий), у акционера среднего по величине АО практически нет шансов получить за свои акции их реальную стоимость. Этим и воспользовались в большинстве случаев субъекты, осуществляющие свою предпринимательскую деятельность на этом поприще. Закон «Об Акционерных обществах», отвечая на вопрос об оценке акций АО в этих случаях, называет лишь примерные критерии, которые могут быть также положены в основу судебно-бухгалтерской (аудиторской) экспертизы: размер чистых активов общества; цена, которую согласен уплатить за вес обыкновенные акции общества покупатель, имеющий полную информацию о совокупной стоимости всех обыкновенных акций общества; другие факторы, которые сочтет нужным принять во внимание лицо, определяющее рыночную стоимость имущества (ст. 77 Закона «Об Акционерных Обществах»). При выходе же участника из ООО, в соответствии со ст. 26 Закона, общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, либо с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада.[62]

Общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Действительная стоимость доли участника общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. В случае, если такой разницы недостаточно для выплаты участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительной стоимости его доли, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.[63]

Таким образом, участник ООО, в случае, если он решит прекратить свои отношения с обществом, намного надежнее застрахован от возможных убытков при выходе из общества, чем его собрат-участник АО.

Уставом ООО может быть также ограничен максимальный размер доли участника общества. Уставом общества может быть ограничена возможность изменения соотношения долей участников общества. Такие ограничения не могут быть установлены в отношении отдельных участников общества. Указанные положения могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении, а также внесены в устав общества, изменены и исключены из устава общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно (п. 3 ст. 14 Закона).

2.3 Управление в обществе с ограниченной ответственностью

Особенности управления в обществе объясняются его спецификой как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, предусмотренных ГК РФ. ООО занимает промежуточное положение между акционерным обществом и товариществом. АО как юридическое лицо принято относить к объединению капиталов. Это подтверждается, тем, что на практике в форме акционерных обществ существуют крупные корпорации, объединяющие в своем уставном капитале вклады, подчас, многих тысяч участников. АО исторически сложились как корпорации, в которых личностный элемент практически элиминировался, то есть, как правило, сами акционеры не принимали личного трудового участия в его деятельности, но участвовали в деятельности АО своим капиталом.

В ООО дело обстоит несколько иначе. Недаром до издания 1-й части ГК РФ, а также в Постановлении СНК РСФСР «Об утверждении положения о фирме» от 1927 года[64] теперешние ООО назывались товариществами с ограниченной ответственностью, хотя они были по своему характеру ближе к акционерным обществам. ООО является и объединением капиталов, и объединением лиц, но капиталистический элемент, несомненно, преобладает. В этом – универсальность и преимущество ООО. Участники общества могут, по общему правилу, принимать личное трудовое участие в основной деятельности созданного ими общества и в связи с этим приобретать двойной статус: с одной стороны – быть участником общества (с его правами и обязанностями), а с другой – работником этого же юридического лица. Максимальная численность участников общества не должна превышать пятидесяти человек (такая же численность предусмотрена для закрытого акционерного общества), тем самым можно сделать вывод, что ООО как правовая форма более подходяще для малых и даже семейных предприятий, а также для средних. Эти предприятия, как было сказано, вовлекают в свой оборот сравнительно небольшое количество людей, и поэтому в процессе правового регулирования законодатель, вмешиваясь в деятельность общества и ставя ей пределы, все же чаще использует нормы диспозитивного характера.

Таким образом, и управление в обществе не отличается особой сложностью, поскольку круг лиц, объединенных в корпорацию, невелик. И тем не менее, законодатель довольно подробно регламентирует деятельность основных органов управления общества. Сразу можно заметить, что, в общем, модель построения административных органов ООО совпадает со сходной в АО, в чем также проявляется родство этих двух организационно-правовых форм предпринимательства в России.

Согласно Закону, высшим органом общества является общее собрание участников общества. Общее собрание участников общества может быть очередным или внеочередным (ст.32, п. 1 Закона).

Все участники общества имеют право присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений.

Положения учредительных документов общества или решения органов общества, ограничивающие указанные права участников общества, ничтожны.

Каждый участник общества имеет на общем собрании участников общества число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале общества, за исключением случаев, предусмотренных Законом.[65]

Уставом общества при его учреждении или путем внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников общества. Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих такой порядок, осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

Законом подробно регламентируется порядок проведения общего собрания участников общества (ст. 37 Закона).

Уставом общества, где состоит сравнительно много лиц, может быть предусмотрено создание Совета директоров (наблюдательного совета). Его компетенция определяется уставом общества.

Уставом общества может быть предусмотрено, что к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества относятся образование исполнительных органов общества, досрочное прекращение их полномочий, решение вопросов о совершении крупных сделок в случаях, предусмотренных Законом, решение вопросов о совершении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, решение вопросов, связанных с подготовкой, созывом и проведением общего собрания участников общества, а также решение иных вопросов, предусмотренных Законом. В случае, если решение вопросов, связанных с подготовкой, созывом и проведением общего собрания участников общества, отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, исполнительный орган общества приобретает право требовать проведения внеочередного общего собрания участников общества.

Порядок образования и деятельности совета директоров (наблюдательного совета) общества, а также порядок прекращения полномочий членов совета директоров (наблюдательного совета) общества и компетенция председателя совета директоров (наблюдательного совета) общества определяются уставом общества.[66]

Члены коллегиального исполнительного органа общества не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров (наблюдательного совета) общества. Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества.

По решению общего собрания участников общества членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением указанных обязанностей. Размеры указанных вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания участников общества (ст. 32 Закона).

Руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Исполнительные органы общества подотчетны общему собранию участников общества и совету директоров (наблюдательному совету) общества.

Единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества. Единоличный исполнительный орган общества может быть избран также и не из числа его участников.

Договор между обществом и лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, на котором избрано лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества. Как было сказано выше, в том случае, если лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, одновременно является его участником, то возникает ситуация, когда одно и то же лицо обладает двумя статусами: с одной стороны – статусом участника, а с другой – статусом наемного работника. Эти два статуса нужно разделять.[67]

В качестве единоличного исполнительного органа общества может выступать только физическое лицо, за исключением случая, когда общество, если это предусмотрено в его уставе, вправе передать полномочия единоличного исполнительного органа управляющему на основании соответствующего договора; этим управляющим может быть и организация . Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества (ст. 42 Закона).

Единоличный исполнительный орган общества:

1) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки;

2) выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия;

3) издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания;

4) осуществляет иные полномочия, не отнесенные настоящим Федеральным законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, Совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.

Порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества, внутренними документами общества, а также договором, заключенным между обществом и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа.[68]

Коллегиальный исполнительный орган избирается общим собранием участников общества в количестве и на срок, которые определены уставом общества.

Членом коллегиального исполнительного органа общества может быть только физическое лицо, которое может не являться участником общества.

Коллегиальный исполнительный орган общества осуществляет полномочия, отнесенные уставом общества к его компетенции.

Функции председателя коллегиального исполнительного органа общества выполняет лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, за исключением случая, если полномочия единоличного исполнительного органа общества переданы управляющему.

Порядок деятельности коллегиального исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества и внутренними документами общества.


Глава 3. Осуществление и защита прав участников общества с ограниченной ответственностью

3.1 Правовое положение участников общества с ограниченной ответственностью

Значение определения правового положения участника общества заключается в следующем. С экономической точки зрения участник единолично (в обществах одного лица) либо совместно с другими участниками имеет возможность осуществлять предпринимательскую деятельность с помощью своего капитала и на свой риск. Общество создается как инструмент, при помощи которого участники ведут предпринимательскую деятельность и извлекают прибыль. Участники могут лично, без посредство действий иных лиц, управлять обществом, извлекать и распределять доходы от его деятельности.

Статус участника приобретается посредством заключения учредительного договора до регистрации общества либо путем приобретения доли и присоединения к данному договору после регистрации общества. При рассмотрении правового положения участника необходимо выяснить основания возникновения правоотношений между участником и обществом, характер этих правоотношений, права и обязанности участника, гарантии осуществления и способы защиты этих прав. С точки зрения юридической право лиц, создавших организацию - общество, передавать ему свое имущество, управлять им, извлекать и распределять прибыль от деятельности общества, означает так называемую корпоративную структуру юридического лица[69] , то есть наличие особых правоотношений между участниками и юридическим лицом, посредством которых участник, имеющий долю участия в организации, получает определенные имущественные блага. В отличие от таких организаций, в унитарных образованиях участники либо вообще не имеют имущественных прав по отношению к юридическому лицу (общественные и религиозные организации, фонды, объединения юридических лиц) либо имеют вещные права на имущество организаций, всегда являются их единственными учредителями и участниками и где в принципе нет никакого «членства» (унитарные предприятия, учреждения).

Являясь стороной учредительного договора, участники приобретают права и обязанности в отношении общества. Данные права и обязанности в соответствии с п.2 ст.48 ГК РФ отнесены к обязательственным.

Однако существуют иные мнения относительно характера данных прав и обязанностей. Так, Мозолин В.П. считает, что внутренние отношения между участниками и обществом являются отношениями участия (членства) в делах юридического лица. «Участники этих юридических лиц находятся на положении их хозяев, а не посторонних лиц»[70] . В связи с этим мнением необходимо отметить следующее. Характеристика отношений в качестве внутренних не дает возможности соотнести их с другими видами отношений. Необходимо отнести отношения между участниками и обществом либо к обязательственным, либо к вещно-правовым, либо к исключительным (возникающие в связи с результатами интеллектуальной деятельности, средствами индивидуализации или нематериальными благами), либо к самостоятельной группе отношений.

Но для выделения самостоятельной группы необходимы классифицирующие признаки.

Правоотношения между участниками и обществом возникают в результате заключения гражданско-правового договора и регистрации юридического лица. Данные правоотношения связывают конкретных лиц, известны управомоченные и обязанные лица. Именно этими лицами может быть нарушено обязательство между участником и обществом. Содержанием правоотношения являются обязательственные права и обязанности - совершение обязанным лицом действий в пользу управомоченного.

Следует согласиться, что участники и общество не являются полностью независимыми друг от друга. Решения, принятые общим собранием участников, обязательны для любого участника, в том числе и не согласного с данным решением. Однако абсолютная независимость сторон обязательства не является необходимым свойством последнего. Существует ряд обязательств, предполагающих тесную зависимость сторон в процессе его исполнения и даже возможность односторонних обязательных велений одной стороны другой. Достаточно указать на обязательства, возникающие из договора поручения, агентского договора и, особенно, договора простого товарищества. Кроме того, можно указать на такой новый вид договора как договор между основным и дочерним обществами, по которому дочернее общество обязуется исполнять указания основного (ст. 105 ГК РФ). Таким образом, отношения участников и общества являются обязательственными, с особенностями, вытекающими из природы отношений, а именно возможностью определять содержание волеизъявления друг друга.

Содержанием правоотношения между участниками и обществом являются взаимные прав и обязанности.

Главная обязанность участника - внести вклад. Пункт 1 ст. 9 Закона содержит перечень обязанностей участников общества, основанный на общих положениях п. 2 ст. 67 части первой ГК РФ, согласно которым участники хозяйственного товарищества или общества обязаны:

вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами;

не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности товарищества или общества.

Статьей 16 Закона установлен порядок внесения вкладов в уставный капитал общества при его учреждении, а ст. 19 Закона - порядок внесения дополнительных вкладов участников общества и вкладов третьих лиц, принимаемых в общество.

Как установлено в п. 1 ст. 139 части первой ГК РФ, информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами. В соответствии с п. 2 ст. 139 ГК РФ информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными Гражданским кодексом РФ и другими законами.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Закона участники несут и другие обязанности, предусмотренные комментируемым Законом. В частности, Законом предусмотрены следующие обязанности участников общества:

в соответствии с п. 4 ст. 21 Закона участник общества, намеренный продать свою долю (часть доли) третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи;

в случае прекращения у общества права пользования имуществом до истечения срока, на который такое имущество было передано в пользование обществу в качестве вклада в уставный капитал, участник общества, передавший имущество, согласно п. 3 ст. 15 Закона обязан предоставить обществу по его требованию денежную компенсацию, равную плате за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока.

Как установлено п. 2 ст. 67 части первой ГК РФ, участники хозяйственного товарищества или общества могут нести и другие обязанности, предусмотренные его учредительными документами. На основании приведенной нормы в п. 2 ст. 9 Закона установлено, что устав общества может предусматривать иные обязанности участника (участников) общества, нежели предусмотренные комментируемым Законом. Такие обязанности обозначены в Законе как дополнительные обязанности участника (участников) общества.

Дополнительные обязанности могут быть возложены как на определенного участника общества, так и на всех участников общества. При этом установлено, что дополнительные обязанности, возложенные на определенного участника общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

Возложение дополнительных обязанностей на участника (участников) общества осуществляется в следующем порядке:

дополнительные обязанности участника (участников) общества могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении;

дополнительные обязанности могут быть возложены на всех участников общества по решению общего собрания участников общества. Такое решение может быть принято только всеми участниками общества единогласно.

Возложение дополнительных обязанностей на определенного участника общества возможно только по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества. При этом обязательным условием является либо голосование этого участника общества за принятие такого решения, либо дача этим участником общества письменного согласия на возложение на него дополнительных обязанностей.

Пунктом 2 ст. 9 Закона предусмотрена возможность прекращения дополнительных обязанностей. Для этого необходимо решение общего собрания участников общества, принятое всеми участниками общества единогласно.

В п. 1 ст. 8 Закона перечислены права участников общества, что основано на общих положениях п. 1 ст. 67 части первой ГК РФ, согласно которым участники хозяйственного товарищества или общества вправе:

участвовать в управлении делами товарищества или общества, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 84 части первой ГК РФ (участие вкладчиков в управлении и ведении дел товарищества на вере) и Законом об акционерных обществах. Согласно п. 1 ст. 32 Закона все участники общества имеют право присутствовать на общем собрании участников общества, являющемся высшим органом общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений. Положения учредительных документов общества или решения органов общества, ограничивающие указанные права участников общества,;

получать информацию о деятельности товарищества или общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке. Перечень информации и материалов, подлежащих предоставлению участникам общества при подготовке общего собрания участников общества, а также порядок ознакомления участников общества с указанными информацией и материалами определены п. 3 ст. 36 Закона;

принимать участие в распределении прибыли. Порядок распределения прибыли общества между участниками общества установлен ст. 28 Закона, в ст. 29 Закона установлены ограничения распределения прибыли общества между участниками общества и ограничения выплаты прибыли общества участникам общества;

получать в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость. О порядке ликвидации общества см. комментарий к ст. 57 Закона.

Пунктом 1 ст. 67 ГК РФ также установлено, что участники хозяйственного товарищества или общества могут иметь и другие права, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, законами о хозяйственных обществах, учредительными документами товарищества или общества.

На основании приведенной нормы в дополнение к п. 1 ст. 67 ГК РФ непосредственно в п. 1 ст. 8 Закона указано на следующие права участников общества:

продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества в порядке, предусмотренном комментируемым Законом и уставом общества. Порядок перехода доли (части доли) участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества регулируется ст. 21 Закона;

в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. Порядок выхода участника общества из общества установлен ст. 26 Закона.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Закона участники общества имеют также другие права, предусмотренные комментируемым Законом. В частности, Законом предусмотрены следующие права участников общества:

в соответствии с п. 4 ст. 21 Закона участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права;

в ст. 22 Закона установлено, что участник общества вправе заложить принадлежащую ему долю (часть доли) в уставном капитале общества другому участнику общества или, если это не запрещено уставом общества, третьему лицу с согласия общества по решению общего собрания участников общества;

согласно п. 1 ст. 43 Закона участник общества вправе оспорить в суде решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований комментируемого Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы этого участника общества. Такое право имеет участник общества, не принимавший участия в голосовании или голосовавший против оспариваемого решения;

пунктом 3 ст. 43 Закона предусмотрено право участника общества на обращение в суд с требованием о признании решения совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, коллегиального исполнительного органа общества или управляющего, принятого с нарушением требований комментируемого Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающего права и законные интересы этого участника общества;

в п. 3 ст. 6 Закона закреплено право участников дочернего общества требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу;

в соответствии со ст. 10 Закона участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет;

согласно п. 5 ст. 44 Закона участник общества вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим;

пунктом 5 ст. 45 Закона установлено, что по иску участника общества может быть признана недействительной сделка, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением требований, предусмотренных указанной статьей Закона;

в соответствии с п. 5 ст. 46 Закона крупная сделка, совершенная с нарушением требований, предусмотренных настоящей статьей, может быть признана недействительной по иску участника.

Пунктом 2 ст. 8 Закона установлено, что устав общества может предусматривать иные права участника (участников) общества, нежели предусмотренные комментируемым Законом. Такие права, предусмотренные уставом общества дополнительно к правам, предусмотренным комментируемым Законом, обозначены в Законе как дополнительные права участника (участников) общества.

Предоставление дополнительных прав участнику (участникам) общества осуществляется в следующем порядке:

дополнительные права участника (участников) общества могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении;

дополнительные права могут быть предоставлены участнику (участникам) общества по решению общего собрания участников общества. Такое решение может быть принято только всеми участниками общества единогласно.

Дополнительные права могут быть предоставлены как определенному участнику (участникам) общества, так и всем участникам общества. При этом установлено, что дополнительные права, предоставленные определенному участнику общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

В соответствии с п. 2 ст. 8 Закона прекращение или ограничение дополнительных прав осуществляется в следующем порядке:

дополнительных прав, предоставленных всем участникам общества, - по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно;

дополнительных прав, предоставленных определенному участнику общества, - по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества. При этом обязательным условием является либо голосование этого участника общества за принятие такого решения, либо дача этим участником общества письменного согласия на прекращение или ограничение его дополнительных прав.

Пунктом 2 ст. 8 Закона предусмотрена возможность отказа участника общества от осуществления принадлежащих ему дополнительных прав. Такой отказ производится путем направления участником общества соответствующего письменного уведомления обществу. Дополнительные права, предоставленные участнику общества, прекращаются с момента получения обществом указанного уведомления.

Общий перечень прав участников товариществ и обществ приведен в ст.67 ГК РФ, в соответствии с которым участник вправе участвовать в управлении делами, получать информацию о деятельности, принимать участие в распределении прибыли, получать часть имущества после ликвидации. Кроме того, участник общества с ограниченной ответственностью имеет право передать долю в уставном капитале (ст.93 ГК РФ) и выйти из общества (ст.94 ГК РФ). Безусловно, помимо прав, предусмотренных ГК РФ, участники могут иметь иные, дополнительные права. Очевидно, что эти права могут быть предусмотрены в учредительных документах при учреждении общества либо предоставлены участникам после регистрации общества по решению общего собрания.

Все участники имеют права, одинаковые по характеру и содержанию. Не может быть ситуации, когда участник имеет только право на часть прибыли, а другой - только право на участие в управлении обществом. Различен лишь объем прав участников, зависящий от размера доли участия.

Право на получение части прибыли от деятельности общества является основным правом, ради которого участники создавали общество как коммерческую организацию. Действующий закон - ГК РФ не решает вопрос должна ли прибыль распределяться поровну между участниками или пропорционально вкладу. Учитывая, что доля участника определяет объем требований последнего к обществу, что участник не обязан лично участвовать в управлении и принятии всех решений и, что, по мнению Шершеневича Г.Ф.: «вознаграждение за личное участие трудом определяется особым порядком»[71] , можно заключить, что прибыль должна распределяться пропорционально долям участников в уставном капитале. Хотя участники в учредительных документах могут установить любой порядок распределения прибыли.

Решение об определении части прибыли, выплачиваемой участникам, принимается общим собранием участников. В соответствии с этим принципом общество в лице общего собрания имеет право принимать решение распределять прибыль вообще или нет. Соответственно, участник не может обязать общество принять решение о выплате части прибыли. Но с момента принятия общим собранием решения о распределении прибыли общество обязано исполнить данное решение и выплатить участникам причитающуюся часть прибыли.

В связи с этим возникает вопрос о последствиях невыплаты в срок обществом прибыли после принятия решения о ее распределении. У участника возникает право требования, а у общества обязанность по уплате денежных средств. Поскольку отношения между участником и обществом являются обязательственными с распространением на них всех правил об обязательствах, то есть основания применить к обществу меру ответственности за неисполнение денежного обязательства по ст.395 ГК РФ в виде уплаты процентов на сумму причитающихся средств.

При осуществлении прав участники не могут злоупотреблять ими. Кредиторы общества должны иметь гарантии исполнения своих требований. Поэтому необходимо установить в законе ограничения на распределение прибыли в обществе. Прежде всего, распределению подлежит чистая прибыль, то есть сумма превышения прибыли над убытками. Естественно, общество не вправе принимать решение о распределении прибыли до полной оплаты уставного капитала. Кроме того, кредиторы общества должны быть уверены в достаточности имущества для удовлетворения требований после распределения прибыли[72] .

Участник, обладающий долей в уставном капитале, может не только участвовать в деятельности общества и получать прибыль, но и прекратить свое участие в обществе. Поэтому ст.93 ГК РФ закрепляет право участника передать свою долю и тем самым лишиться статуса участника.

Как уже отмечалось Долинской В.В., свобода отчуждения доли является логическим продолжением принципа ограничения риска участника общества размерами его вклада[73] . Личность участника не важна для кредитора общества, но важна для самих участников. Экономической сутью общества является «ввод» капитала участников в оборот, без заемных средств, и осуществление операций с ним самими участниками либо под их контролем. Общество с ограниченной ответственностью, в отличие от акционерного общества, не предназначено для аккумуляции капитала и осуществления «перелива» его из одной отрасли в другую. Поэтому свобода отчуждения доли не может быть устранена совсем, но может подвергнуться серьезным ограничениям.

Участник может передать долю целиком либо ее часть. Это не значит, что участник может передать отдельные права участника в полном объеме, но не передавать другие, например, передать право на участие в управлении, но не передавать право на часть прибыли. Характер и содержание прав участников являются одинаковыми, но разными по объему. Статус участника означает обладание одинаковым перечнем прав. Поэтому передача части доли означает передачу того же перечня правомочий, каким обладает участник, передающий долю, но в меньшем объеме.

Кроме того, отношения между участником и обществом являются обязательственными и на них распространяются все общие положения об обязательствах. Доля участника - это комплекс прав и обязанностей и, поэтому, их передача должна осуществляться в соответствии с главой 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве». Согласно данной главе уступка требования, то есть прав участника, влечет перемену лиц в обязательстве. Поэтому с передачей доли всегда возникает новый участник, получивший долю. При этом участник, передавший долю, выбывает, если он передал долю целиком, либо остается, если передал часть доли, но с меньшим объемом прав.

Этот вывод подтверждается данными судебной практики. Так, по конкретному делу возник спор о возможности уступить отдельные права по договору банковского счета без замены лица в обязательстве. Апелляционная инстанция признала правомерность такой уступки прав. Высший арбитражный суд РФ, отменяя предыдущий судебный акт, в своем решении указал, что уступка требования предполагает безусловную замену лиц в обязательстве и, что передача отдельных правомочий без замены лиц в обязательстве законом не предусмотрена. Причем это касается как попыток передать отдельные права по исполнению договора, так и передачи прав по взысканию санкций - неустоек и штрафов[74] . Оценивая данное решение, можно заключить, что оно принято в точном соответствии с нормами главы 24 ГК РФ, данный подход безусловно соответствует статусу участника и является правильным. Однако возможны ситуации когда участникам оборота необходимо уступить права по договору (в полном объеме или частично) без перемены лиц в обязательстве. Поэтому с этой точки зрения нормы главы 24 ГК РФ ограничивают возможности участников оборота.

В литературе указывалось, что доля участника - это обязательственное право требования[75] . Однако доля это и определенные обязанности и возникает вопрос, необходимо ли согласие кредитора - общества для перевода долга, каковой происходит при передаче доли. Во-первых, доля участника может быть передана до полной ее оплаты лишь в той части, в которой она уже оплачена (п.4 ст.93 ГК РФ). Поэтому участник никогда не может передать обязанность по оплате вклада. Во-вторых, оставшаяся обязанность участника, указанная в ст. 67 ГК РФ, по неразглашению конфиденциальной информации о деятельности общества, является пассивной, обязанность бездействия. В-третьих, участник имеет обязанности не только перед обществом, но и перед остальными участниками, как сторонами договора. Передача доли третьим лицам всегда требует согласия участников и заменяет собой согласие общества.

В соответствии с общими положениями гражданского права лицо по своему усмотрению осуществляет принадлежащие ему права. Поэтому участник может передать свою долю другим лицам. Однако осуществление права не может ущемлять интересы иных лиц и участник может быть ограничен в осуществлении своих прав. В силу ограниченности состава общества, для участников важное значение имеет личность участвующего в делах общества. Поэтому существуют ограничения на передачу доли участия.

Передача доли является передачей комплекса прав и обязанностей, то есть одновременно уступкой требования и переводом долга. Данная «одновременность» не запрещена нормами о перемене лиц в обязательстве и вполне естественна в любых двухсторонних договорах (купля-продажа, поставка, хранение и др.). Доля участника, представляющая собой комплекс прав и обязанностей, является имуществом, но имуществом «бестелесным», не вещью. Поэтому термины договора купли-продажи - «продажа» и «покупка», применимы к передаче доли с большой степенью условности. Передача доли участника осуществляется по договору, который одновременно является договором об уступке права и переводе долга. Данный договор может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Доля может быть передана другому участнику, самому обществу или третьему лицу. Доля участника, как комплекс прав и обязанностей, имеет в некоторой степени личный характер и не может свободно отчуждаться. Степень свободы участника по передаче доли зависит от того, кому она передается. Участник вправе уступить свою долю одному или нескольким участникам этого общества. Согласия общества или других участников на совершение такой сделки не требуется. Полная уступка доли означает прекращение членства участника в обществе и соответствующее увеличение размера доли, объема права участника, приобретшего долю. Необходимо отметить, что сделка заключается между участниками, между ними происходят все расчеты и участник не может предъявлять какие-либо имущественные требования к обществу.

При передаче доли третьим лицам появляется новый участник общества, что может не устраивать остальных участников. Поэтому такая передача может быть запрещена уставом. Даже если подобного запрета в уставе нет, то могут быть установлены условия, при которых лицо может стать участником общества. Такими условиями могут быть требования к личности (родственные отношения с участниками), к его имущественному положению или предоставление лицом определенных услуг.

Если устав не запрещает отчуждение доли третьим лицам, остальные участники пользуются преимущественным правом покупки (п.2 ст.93 ГК РФ). Данное преимущественное право участников отражает переходность общества как формы, близость к хозяйственным товариществам и является, по существу, единственным средством контроля за составом входящих в общество лиц со стороны остальных участников. Право преимущественной покупки может быть осуществлено участниками, если выбывающий участник хочет уступить свою долю по возмездному договору, то есть в обмен на встречное представление в виде денег, вещей или имущественных прав. Как уже отмечалось, данное преимущественное право касается приобретения доли на тех же условиях и по той же цене, за которую она предложена третьему лицу[76] . В случае нарушения этого права участники могут требовать признания сделки по уступке доли недействительной. Иной вывод о последствиях нарушения указанного права в виде требования в течение трех месяцев в судебном порядке перевода прав и обязанностей покупателя (п.3 ст.250 ГК РФ)[77] , не может быть принят.

Нужны нормы, согласно которым в уставе общества может быть предусмотрена необходимость получения согласия остальных участников для уступки доли третьим лицам по безвозмездной сделке и правило о необходимости совершения уступки доли в нотариальной форме. Общество должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке доли с представлением соответствующих доказательств.

Доля может быть приобретена самим обществом. В соответствии с п.3 ст.93 ГК РФ, если устав запрещает отчуждение доли третьим лицам, а другие участники от ее покупки отказываются, общество обязано выплатить участнику ее действительную стоимость. В этом случае общество по возмездной сделке приобретает долю участника. Поскольку общество является должником участника, то при приобретении доли должник и кредитор совпадают в лице общества, что должно влечь прекращение обязательства, то есть погашение, прекращение доли. Ситуация, когда общество приобретает долю, является аномальной, поэтому необходимо правило о запрете приобретения обществом доли участника, кроме случаев, предусмотренных законом. Необходимо установить достаточно короткий срок для передачи обществом доли остальным участникам или третьим лицам. В противном случае общество обязано уменьшить размер уставного капитала, что и будет означать прекращение обязательства и погашение доли. В обмен на получаемую долю общество обязано выплатить ее действительную стоимость. Проблема заключается в том что доля - это не ценная бумага, не акция. Не существует свободы уступки долей и, следовательно, нет рынка долей, нет спроса и предложения, нет рыночной оценки. «Действительная» стоимость может быть определена только волеизъявлением двух сторон, продавцом и покупателем доли. Такая оценочная стоимость, естественно, не совпадет с оценкой доли самим обществом, что неизбежно приведет к спорам. Стоимость доли зависит не столько от наличия и состояния имущества общества, сколько от ожидаемой доходности его деятельности. Поэтому для баланса интересов необходимо установить нормы о выплате не действительности стоимости доли, а выплате стоимости части имущества общества, пропорциональной размеру доли участника.

Анализ статьи 94 ГК РФ показывает, что данная норма выделяет еще одно субъективное право участника - право на выход из общества с получением части имущества соответственно доле в уставном капитале. Указанное право участника толкуется разработчиками ГК как право выйти из общества в любое время и независимо от согласия других участников, изымая при этом свою долю из имущества общества[78] . Однако подобное толкование, как и сама норма, является неправильным и противоречащим условиям оборота по следующим причинам.

Статья 94 ГК РФ означает, что участник вправе выйти из общества, а общество обязано выплатить ему денежную сумму. Выход из общества означает передачу доли, а это может быть сделано в результате двухсторонней сделки. Таким образом, на обществе лежит обязанность заключить договор с участником об уступке (продаже) доли, в смысле ст. 445 ГК РФ о заключении договора в обязательном порядке и распространением всех норм данной статьи. Однако такой обязательности не место в отношениях участник - общество.

В результате выхода общество приобретает по возмездному договору долю участника, что приводит к совпадению должника и кредитора в одном лице. Приобретение обществом доли участника, как мы уже указывали, не может быть признано нормальным и является аномальным развитием отношений.

Право участника на выход в любое время делает ненужным существование п.3 ст.93 ГК РФ. По п.3 ст.93 общество обязано выплатить участнику стоимость доли, только если устав запрещает уступку доли третьим лицам, а другие участники от ее покупки отказываются. При этом правило п.3 ст.93 существует как исключение, как крайняя мера. Статья 94 ГК РФ существует как общее правило и участник независимо от интересов общества и остальных участников, без соблюдения условий п.3 ст.93, вправе выйти из общества, что не может быть признано допустимым.

По терминологии ст.94 ГК РФ участник при выходе имеет право на «стоимость части имущества». Однако это нарушает интересы общества и кредиторов. Имущество общества обеспечивает интересы прежде всего «внешних» кредиторов, не участников. Осуществление прав кредиторов не может быть поставлено в зависимость от волеизъявления участника, желающего выйти и получить часть стоимости имущества. Единственное имущество, которое предназначено для передачи обществом участнику, является часть прибыли от деятельности общества. Интересы оборота требуют не разрушения сделок (то есть учредительного договора), а поддержания и сохранения их[79] .

Участник общества, заключив учредительный договор, не имеет каких-либо вещных прав на имущество общества. Существующие обязательственные отношения между участником и обществом не должны давать основания участнику изымать часть имущества общества.

Законодательство зарубежных стран, посвященное регулированию общества с ограниченной ответственностью, не содержит норм, аналогичных ст.94 ГК, а законы Чехии и Венгрии вообще запрещают участникам требовать возвращения вкладов[80] .

Из анализа ст.94 ГК РФ можно сделать следующие выводы. Во-первых, право участника в любое время выйти из общества противоречит интересам остальных участников и общества в целом и, поэтому, ст.94 ГК РФ не соответствует требованиям оборота. Во-вторых, необходимо последовать предложению в придании положениям ст.94 ГК РФ диспозитивного характера и установить возможность выхода, если иное не предусмотрено учредительными документами[81] . В-третьих, у участника нет и не может быть «своей доли в имуществе общества». У участника нет никаких прав на часть имущества общества. В противном случае складывались бы отношения общей долевой собственности с возможностью выдела доли в натуре как самим участником, так и его кредиторами, что будет означать ответственность общества по обязательствам участника.

В- четвертых, в ГК РФ и в законе об обществах с ограниченной ответственностью необходимо формулировку ст.94 о «выплате стоимости части имущества, соответствующей доле в уставном капитале», как дающую основания для различных толкований, заменить на формулировку «о выплате стоимости доли, определяемую по соглашению общества и выбывающего участника». Данная стоимость доли может быть выплачена, если после выплаты стоимость чистых активов будет превышать размер уставного капитала. Доля, перешедшая обществу, должна быть распределена среди участников или третьих лиц либо погашена.

Обязательственные отношения участника и общества могут прекратиться и лицо теряет свой статус участника в результате ликвидации общества, ликвидации (смерти) участника, уступки доли иным лицам, по свободно заключаемому договору, уступки доли обществу по обязательному для общества договору (ст.94 ГК РФ). Возникает вопрос о возможности исключения участника из общества.

Так, В.Ф. Болингер считает, что нельзя исключать участника из общества, поскольку учредительный договор расположен в главе 4 ГК РФ, где размещены нормы корпоративного, а не обязательственного права, и последствия прекращения учредительного договора далеко не совпадают с последствиями прекращения обязательств[82] .

Однако, по нашему мнению, учитывая, что отношения участника и общества являются обязательственными и основываются на гражданско-правовом договоре (учредительном договоре),логичным было бы распространение общих правил о договоре на эти отношения. Исключение участника означает изменение условий учредительного договора по требованию одной стороны и это может быть осуществлено в соответствии со ст.450 ГК РФ в случаях, предусмотренных учредительным договором, законом либо при существенном нарушении договора исключенным участником, что и подтверждено упоминавшимся Постановлением Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ (п.28)[83] . Особенностью здесь является то, что договор расторгается только в отношении одного участника и продолжает существовать в отношении остальных участников.

Очевидно, как существенное нарушение договора можно рассматривать нарушение участником обязанности по внесению вклада.

Иные изменения количественного состава участников, исключения участников без их согласия должны, на наш взгляд, рассматриваться как нарушения личных и имущественных прав участников, выведенных из состава.

Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.


3.2 Защита прав участников в правовой конструкции общества с ограниченной ответственностью

Учредители, создавая общество, формируя его уставный капитал, приобретают в отношении с обществом две категории прав: права на участие в управлении обществом, а также имущественные права. К первым относятся право участия с правом голоса на общем собрании участников общества, право быть избранным на должность в органе управления обществом, право формировать исполнительные и контрольные органы общества. К имущественным правам участников общества в первую очередь принадлежит право на получение прибыли (дивидендов) в результате хозяйственной деятельности общества.

Однако, несмотря на лично-доверительный характер участия в обществе с ограниченной ответственностью, различный имущественный, инвестиционный и деловой потенциал учредителей определяет преимущественное положение одних участников в обществе по сравнению с другими. Данное неравенство оформляется непропорциональным соотношением долей в уставном капитале общества, а следовательно, и голосов на общем собрании участников общества. Преимущественный размер доли одного из участников предопределяет его возможность формировать хозяйственную политику общества, пренебрегая интересами остальных (миноритарных) участников общества.

В данной связи возникает вопрос законодательного и уставного регулирования защиты прав миноритарных участников от решений, принимаемых под давлением преобладающего участника.

В правовой литературе по обозначенной проблеме соседствуют противоположные мнения различных исследователей. Первая точка зрения сводится к принижению значения прав и законных интересов миноритарных участников общества по сравнению с правами мажоритарных дольщиков. Указанной позиции придерживаются С.П. Гришаев, А.М. Эрделевский в Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации[84] . Авторы, ссылаясь на лично-доверительный характер отношений участников в обществе с ограниченной ответственностью, считают недопустимым положение, когда участники, обладающие незначительными долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, имеют возможность блокировать принятие отдельных решений общими собраниями участников. При этом, как полагают исследователи, допускается несоизмеримое (в смысле ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации и п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) ограничение гражданских прав прочих участников общества, которое выражается в неоправданном диктате меньшинства, позволяющем миноритарным участникам если не навязывать свою волю прочим участникам, то хотя бы блокировать принятие ими отдельных решений. В связи с этим авторы делают ряд выводов. Складывается, по их мнению, парадоксальная ситуация: миноритарный участник наделяется правом блокировать те или иные решения, даже не затрагивающие каким-либо образом его права и законные интересы, причем прочие участники лишены эффективных мер воздействия на него. При этом если действия участника, блокирующего то или иное решение, не затрудняют деятельность общества, то исключение подобного участника из общества в принципе невозможно. Практическим следствием, вытекающим из договорной природы ООО, исследователи называют признание и защиту в ООО диктата меньшинства, при котором любой участник необоснованно наделяется правом диктовать свою волю всем остальным участникам по наиболее принципиальным вопросам деятельности ООО, которые по определению не могут приводить к ограничению прав и законных интересов миноритарных участников.

Некоторые особенности присущи позиции А.Ю. Бушева и В.Ф. Попондопуло[85] . Они признают, что именно крупные участники общества составляют основу экономики, а миноритарные участники пока психологически не подготовлены к активному участию в управлении компанией. При данном положении дел миноритарные участники общества должны быть наделены средствами защиты их интересов от злоупотреблений большинства, главным образом компенсационного характера (правом на выплату определенной денежной суммы).

Вторая группа исследователей высказываются о необходимости учитывать законные интересы миноритарных дольщиков в первую очередь. К названным авторам можно отнести О. Литвинову и М. Махотина[86] , Б. Брук[87] в аспекте, применимом к модели общества с ограниченной ответственностью. В обоснование своей позиции данные авторы указывали на дисбаланс возможностей миноритарных и мажоритарных участников в управлении обществом и получении дохода от его деятельности. В связи с этим защита прав и законных интересов миноритариев имеет приоритетное значение в правовом регулировании данных отношений.

Автор настоящей работы придерживается последней точки зрения. Несомненно, и законодательство, и деятельность правоприменительных органов должны быть направлены на защиту интересов более слабой стороны.

Проблема защиты прав миноритарных дольщиков проясняется сквозь призму трех аспектов. Аспект защиты прав миноритарных участников при подготовке проекта устава общества и его утверждении определяет возможность предупреждения преобладания одного из участников в принятии управленческих решений путем введения в устав общества соответствующих схем управления.

Аспект защиты прав участников характеризует действенные механизмы контроля деятельности исполнительных и иных органов общества со стороны его участников.

И наконец, аспект защиты прав участников при возможности выхода их из состава участников с сохранением максимальных для них выгод определяет имущественную и организационную независимость участника в случае несогласия с хозяйственной политикой общества.

Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" устанавливает, что высшим органом общества является общее собрание участников общества. Все участники общества имеют право присутствовать на общем собрании участников общества, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (ст. 32).

Каждый участник общества имеет на общем собрании участников общества число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале общества, за исключением случаев, предусмотренных законом. Уставом общества может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников общества. Иной (непропорциональный в отношении к долям в уставном капитале общества) порядок определения числа голосов предоставляет возможность закрепить в уставе общества более взвешенную, равноправную пропорцию распределения голосов на общем собрании участников общества.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.10.2007 № А55-4777/2007 по делу № А55-12665/2005[88] отмечена возможность существования положений устава общества с ограниченной ответственностью, устанавливающих, что каждый участник ООО, независимо от размера принадлежащей ему доли в уставном капитале, имеет при принятии решений на общем собрании участников один голос.

Вопрос определения числа голосов на общем собрании участников общества напрямую связан с возможностью контролировать принятие им решений, входящих в компетенцию общего собрания участников общества.

Законодательно установлен перечень вопросов, решение которых отнесено к исключительной компетенции общего собрания участников общества. К ним относятся: определение основных направлений деятельности общества, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций; изменение устава общества, в том числе изменение размера уставного капитала общества; внесение изменений в учредительный договор; образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, а также принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю, утверждение управляющего и условий договора с ним; избрание и досрочное прекращение полномочий ревизионной комиссии (ревизора) общества; утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов; принятие решения о распределении чистой прибыли общества между участниками общества; утверждение (принятие) документов, регулирующих внутреннюю деятельность общества (внутренних документов общества); принятие решения о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг; назначение аудиторской проверки, утверждение аудитора и определение размера оплаты его услуг; принятие решения о реорганизации или ликвидации общества; назначение ликвидационной комиссии и утверждение ликвидационных балансов; решение иных вопросов, предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ст. 33).

При голосовании по данным вопросам законодательно установлено правило, согласно которому решение считается принятым, если оно одобрено большинством голосов от общего числа голосов участников общества и если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена законом или уставом общества (ст. 37). Однако решение некоторых вопросов требует повышенного процента голосов.

Так, решения по вопросам изменения устава общества, в том числе изменения размера уставного капитала общества, прекращения или ограничения дополнительных прав, предоставленных определенному участнику общества, возложение дополнительных обязанностей на определенного участника общества, внесения вкладов в имущество общества, преобразования общества с ограниченной ответственностью (товарищества с ограниченной ответственностью), число участников которого на момент введения в действие Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" превышает пятьдесят, а также по иным вопросам, определенным уставом общества, принимаются большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена законом или уставом общества.

А в свою очередь, решения по вопросам внесения изменений в учредительный договор, реорганизации или ликвидации общества, предоставления участнику дополнительных прав, прекращения или ограничения дополнительных прав, предоставленных всем участникам общества, возложения на всех участников общества дополнительных обязанностей и их прекращения, утверждения устава общества, утверждения денежной оценки вносимых учредителями общества вкладов, ограничения максимального размера доли участника общества, ограничения возможности изменения соотношения долей участников общества, увеличения уставного капитала на основании заявления участника общества (заявлений участников общества) о внесении дополнительного вклада и (или), если это не запрещено уставом общества, заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада, внесения, изменения и исключения из устава общества положений о порядке осуществления преимущественного права покупки доли (части доли) непропорционально размерам долей участников общества, продажи принадлежащей обществу доли участникам общества, в результате которой изменяются размеры долей его участников, продажи доли третьим лицам, а также внесения связанных с продажей доли изменений в учредительные документы общества, выплаты кредиторам остальными участниками общества действительной стоимости доли (части доли) участника общества, на имущество которого обращается взыскание, пропорционально их долям в уставном капитале общества, внесения в устав общества изменений, предусматривающих обязанность участника общества вносить вклады в имущество общества, а также изменения и исключения положений устава общества, устанавливающих порядок распределения прибыли между участниками общества непропорционально их долям в уставном капитале общества, принимаются всеми участниками общества единогласно. Единогласное решение указанных вопросов связано с особой важностью обозначенных задач, затрагивающих интересы каждого участника, главным образом в сфере получения прибыли от деятельности юридического лица и имущественного участия в уставном капитале общества.

Таким образом, законодательно допускается определение в уставе повышенной планки, при которой решение общего собрания участников будет считаться принятым. Данное положение способствует более эффективной защите прав миноритарных участников на принятие управленческих вопросов в обществе.

При формировании устава общества необходимо особое внимание уделить структуре и порядку образования исполнительных и наблюдательных органов общества. Именно они осуществляют основную работу по управлению обществом. И от того, каковы будут их структура и персональный состав, зависит в конечном итоге соблюдение интересов всех участников общества.

Сосредоточение текущей работы в руках единоличного исполнительного органа, избираемого общим собранием участников по общему правилу большинством голосов, ведет к преобладанию в обществе доминирующего участника. Четкая структура из нескольких взаимно подчиненных органов управления создаст необходимый баланс интересов участников общества.

Таким компромиссом может служить образование в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества, компетенция которого определяется уставом общества в соответствии с законом. В частности, уставом общества может быть предусмотрено, что к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества относятся образование исполнительных органов общества, досрочное прекращение их полномочий, решение вопросов о совершении крупных сделок в случаях, предусмотренных ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", решение вопросов о совершении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в случаях, предусмотренных ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", решение вопросов, связанных с подготовкой, созывом и проведением общего собрания участников общества, а также решение иных вопросов, предусмотренных законом.

Порядок образования и деятельности совета директоров (наблюдательного совета) общества, а также порядок прекращения полномочий членов совета директоров (наблюдательного совета) общества и компетенция председателя совета директоров (наблюдательного совета) общества также определяются уставом общества. Так, Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 05.05.2006 по делу № А55-25365/2005-1-759[89] подтверждено, что компетенцию, порядок образования и деятельности совета директоров и его председателя, а также порядок прекращения их полномочий общество вправе само определить в своем уставе, и при этом закон не содержит никаких императивных норм, определяющих способ формирования этого коллегиального органа.

Тем самым законодатель предоставил участникам полную свободу усмотрения при образовании совета директоров (наблюдательного совета) и наделении его полномочиями. Персональный состав совета директоров также зависит от воли участников, зафиксированной в положениях устава общества. В частности, уставом могут включаться в члены наблюдательного совета все участники общества, которые большинством голосов избирают председателя совета директоров.

К важной составляющей компетенции наблюдательного совета относится формирование и досрочное прекращение полномочий исполнительных органов общества.

Так, руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества.

Единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) принимает конкретные решения по тем или иным аспектам деятельности общества: без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки, издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания, осуществляет иные полномочия, не отнесенные законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.

Наряду с единоличным исполнительным органом общества уставом может быть предусмотрено образование также коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции и других). Причем функции председателя коллегиального исполнительного органа общества выполняет лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, за исключением случая, если полномочия единоличного исполнительного органа общества переданы управляющему (ст. 41).

Коллегиальный исполнительный орган общества осуществляет полномочия, отнесенные уставом общества к его компетенции. В частности, коллегиальным органом могут утверждаться отдельные зафиксированные в уставе решения единоличного исполнительного органа общества.

При формировании указанных органов управления общества необходимо учитывать, что члены коллегиального исполнительного органа общества не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров (наблюдательного совета) общества, а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Обозначенная управленческая структура повысит возможность миноритарных дольщиков участвовать в формировании исполнительных органов и управлении делами общества.

В настоящее время относительно редко участники прибегают к услугам профессиональных управленцев, хотя это является одним из способов устранить разногласия между участниками и учесть права и интересы миноритарных участников.

Общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему, если такая возможность прямо предусмотрена уставом общества. Так, в Определении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25.09.2006 № А55-102/06-С2-24/19 отмечено, что отсутствие предусмотренного в уставе права на передачу по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему является основанием для признания деятельности такого управляющего недействительной[90] .

Управляющий (управляющая компания) представляет собой индивидуального предпринимателя (коммерческую организацию), осуществляющего функции единоличного исполнительного органа в соответствии с условиями заключенного с ним договора. Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившим условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества.

Возникает закономерный вопрос: могут ли учредители во время создания общества и при подготовке проекта устава закрепить положение, согласно которому функции единоличного исполнительного органа осуществляются исключительно управляющим (управляющей компанией)? Предполагается, что передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющему (управляющей компании) не может произойти на стадии создания общества, а оформляется договором уже после государственной регистрации общества в качестве юридического лица. Кроме того, в качестве обязательных органов управления общества ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" называет единоличный исполнительный орган общества либо единоличный исполнительный орган общества и коллегиальный исполнительный орган общества, что, несомненно, является неоправданным ограничением свободы усмотрения учредителей при формировании модели управления обществом, отвечающей интересам всех, в том числе миноритарных, участников.

В процессе хозяйственной деятельности общества нередко появляются моменты негативного доминирования со стороны преобладающего участника. В данных случаях интересы миноритарных участников гарантируются различными правовыми конструкциями, в частности институтами заинтересованности и обжалованиями решений органов управления обществом.

Ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" устанавливает, что сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, члена коллегиального исполнительного органа общества или заинтересованность участника общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами двадцать и более процентов голосов от общего числа голосов участников общества, не могут совершаться обществом без согласия общего собрания участников общества. Причем решение о совершении обществом сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении. Как следствие, законодательно предусмотрено признание такой сделки недействительной по иску общества или его участника.

Дополнительно Закон допускает, что решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения (ст. 43).

Федеральный закон закрепляет основные правила созыва и проведения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью. В первую очередь орган или лица, созывающие общее собрание участников общества, обязаны не позднее, чем за тридцать дней до его проведения уведомить об этом каждого участника общества заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества. В уведомлении должны быть указаны время и место проведения общего собрания участников общества, а также предлагаемая повестка дня. Наличие письменного уведомления позволяет рациональным образом избежать злоупотребления со стороны экономически сильного участника. Отсутствие уведомления является основанием для оспаривания решения общего собрания участников общества на предмет его законности.

Общее собрание участников общества проводится в порядке, установленном Законом, уставом общества и его внутренними документами.

Участники общества вправе участвовать в общем собрании лично или через своих представителей. Представители участников общества должны предъявить документы, подтверждающие их надлежащие полномочия.

Решения общего собрания участников общества принимаются открытым голосованием, если иной порядок принятия решений не предусмотрен уставом общества. Решение считается принятым, если за него проголосовало требуемое число голосов участников общества.

Арбитражная практика закрепляет законодательные позиции соответствующим правоприменением. Так, к примеру, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 18.04.2006 по делу № А55-5166/04-С28[91] подтвердило недействительность решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью о выходе участников из общества, внесении изменений в учредительные документы, избрании директора в связи с тем, что выбывший участник общества соответствующего заявления не подавал, в собрании не участвовал, о его проведении не был уведомлен.

Нарушения порядка созыва, проведения общего собрания участников общества, кворума участников и процедуры голосования по вопросам повестки дня признаются существенными и влекут за собой недействительность принимаемых решений. Тем самым интересы миноритарных дольщиков подкрепляются процедурными нормами федерального закона, уточненными конкретными положениями устава общества.

Миноритарный участник, не согласный с действиями органов общества, вправе в любое время выйти из общества, подав соответствующее заявление, причем согласия на то других участников общества не требуется. В данной ситуации общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Настоящее положение согласуется с п. 2 ст. 30 Конституции Российской Федерации, устанавливающей запрет на принуждение к вступлению лица в какое-либо объединение или пребыванию в нем. А потому ограничение права свободного выхода было бы неконституционным. Право на выход является своеобразным механизмом защиты прав миноритарных участников от принятия заведомо невыгодных для них решений мажоритарными участниками. В таком случае участник общества всегда может его покинуть.

Помимо этого, миноритарный участник вправе продать свою долю в уставном капитале другим участникам общества или третьему лицу, если такая возможность предусмотрена уставом общества. В результате продажи или иного способа отчуждения доли в уставном капитале общества участник утрачивает в отношении общества все права и обязанности.

Указанные выше меры и правовые конструкции способствуют в конечном итоге стабилизации отношений в организации, нахождению справедливого баланса между интересами участников общества. Миноритарный участник должен рассчитывать на адекватное участие в управлении делами общества и получение в результате деятельности общества справедливого дохода.


Заключение

Завершая данную работу, представляется необходимо сделать выводы по изложенному выше.

В настоящее время общество с ограниченной ответственностью является широко распространенной и наиболее популярной организационно-правовой формой предпринимательства в отечественной правовой системе.

Правовой статус обществ с ограниченной ответственностью определяется при помощи как общих норм, равно применимых для всех юридических лиц, так и специальных, содержащихся в ГК РФ и корреспондирующем ему Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью". При подобном подходе к определению статуса обществ с ограниченной ответственностью в ГК РФ закрепляются лишь наиболее принципиальные, основополагающие положения, а их развитие и детализация происходит в федеральном законе.

При решении на практике спорных вопросов, связанных с деятельностью ООО, необходимо руководствоваться в первую очередь нормами главы 4, ст. 66-68 , ст. 87-94 ГК и лишь затем нормами Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". В результате в правоприменительной практике выявился ряд противоречий между правилами, закрепленными Кодексом, и нормами, содержащимися в федеральных законах, принятых уже после вступления в силу ГК РФ или изданных в его развитие. В подобных условиях складывается парадоксальная ситуация: если один и тот же вопрос по-разному урегулирован в Кодексе и в ФЗ об ООО, применению подлежат нормы Кодекса, а не специального закона, даже если в таком законе закреплены более разумные или эффективные правила. Поэтому критический анализ положений Закона и его взаимодействия с Кодексом представляет большой интерес для правоприменительной практики.

1. В целях защиты прав участников необходимо определить, какие действия участника являются недобросовестными. В связи с этим предлагается изложить пункт 3 статьи 11 в следующей редакции:

«3. Участник, при учреждении общества, обязан действовать добросовестно и в интересах учреждаемого общества. Недобросовестными действиями являются, в частности:

— представление неверной информации обществу;

— завышение цены имущества, продаваемого участником обществу;

— введение общества в заблуждение относительно издержек участника, подлежащих возмещению.

Участник обязан, по требованию общего собрания, раскрыть информацию о полученной прибыли при совершении сделок по учреждению общества. В противном случае общество имеет право потребовать взыскания прибыли, полученной участником от сделки с обществом».

2. Предлагается дополнить Закон об ООО статьей 161 следующего содержания: «Ответственность участников за неисполнение обязательства по внесению вклада.

В случае неисполнения обязательства по внесению вклада в уставный капитал в порядке и сроках, предусмотренных настоящим законом и учредительными документами участник несет ответственность перед обществом в виде неустойки в размере определяемом в соответствии со статьей 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Право обращаться в суд с иском о взыскании неустойки имеют общество и его участники.

Неоплата уставного капитала общества в сроки, предусмотренные настоящим законом и учредительными документами, рассматривается как грубое нарушение закона и является основанием для ликвидации по требованию органа осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, кредиторов или иных заинтересованных лиц». В настоящее время такой ответственности в законе вообще не предусмотрено, нововведение защищает имущественные права других участников.

3. При выходе участника из общества, оно может быть поставлено в тяжелое материальное положение, если вкладом в уставной капитал явилось имущество, чтобы исключить неблагоприятные последствия для общества в связи с выходом участника. Предлагается изложить пункт 1 статьи 26 Закона об ООО в следующей редакции:

«1. Участник общества, внесший полностью свой вклад (дополнительный вклад) в уставный капитал, вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества, если иное не предусмотрено учредительными документами общества.

В период деятельности общества его участники не имеют право требовать возврата имуществленных вкладов в уставный капитал».

4. В целях защиты имущественных прав участников общества, по получению ими девидентов предлагается дополнить статью 29 пунктом 3 следующего содержания:

«3. В случае невыплаты обществом части прибыли участникам в сроки определенные настоящей статьей и учредительными документами общества, после принятия решения о распределении прибыли, общество несет ответственность перед участником в виде неустойки в размере определяемом в соответствии со статьей 395 Гражданского Кодекса Российской Федерации».

5. Участник общества с ограниченной ответственностью (ООО) в соответствии со ст. 9 Закона об ООО обязан не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества. Вопрос о данной обязанности является актуальным и в то же время не является достаточно урегулированным в Законе об ООО. Безусловно, права общества как правообладателя такой информации охраняются сами по себе, и участники, как и любые другие лица, незаконно разгласившие информацию, обладателем которой они не являются, могут быть привлечены к гражданско-правовой ответственности, но участник в данном случае не будет отвечать за нарушение обязанностей участника и не может быть исключен из общества по данному основанию. Это оставляет возможность для дальнейших нарушений с его стороны.

Поэтому для устранения данного несовершенства законодательства предлагаю изменить существующую формулировку Закона об ООО. Предлагаю в ст. 9 Закона заменить фразу "не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества" на фразу "не разглашать конфиденциальную информацию общества".


Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 24.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 22.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. О защите конкуренции [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ, принят 26.07.2006 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3434.

8. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

9. Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785.

10. Об акционерных обществах [Текст]: [Федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

11. Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 4015-1, принят 27.11.1992 г., по состоянию на 29.11.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 56.

12. О государственной регистрационной палате при министерстве экономики Российской Федерации [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 655, от 06.06.1994 г., по состоянию на 03.10.2002] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 8. – Ст. 866.

Научная и учебная литература

13. Бевзенко Р.С. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: перспективы отмены [Текст] // Закон. – 2006. – № 9. – С.23.

14. Белов А.П. Субъекты предпринимательской деятельности в праве России и иностранных государств [Текст] // Право и экономика. – 1999. – № 6. – С. 34.

15. Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Юрист. 2004. – 342 с.

16. Болингер В.Ф. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юридический вестник. – 1997. – № 16. – C. 51.

17. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2008. – 218 с.

18. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований (Книга 5. В 2-х томах) (Том 1) [Текст] – М., Статут. 2008. – 662 с.

19. Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. [Текст] // ВИЮН. Ученые труды. – 1947.– Вып. 12. – С. 150.

20. Брук Б. Беззащитные миноритарии [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 38. – С. 7.

21. Бушев А.Ю., Попондопуло В.Ф. Корпоративное право: проблемы науки и практики [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 3. – С. 32.

22. Волобуев Ю.А. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Филинъ. 2004. – 164 с.

23. Всеобщая история государства и права: Учебник для вузов в 2 томах Т. 1. Древний мир и Средние века. [Текст] / Под ред. Томсинова В.А. – М., ИКД "Зерцало-М". 2007. – 964 с.

24. Гальперин М. Реализация прав собственников доли ООО: самостоятельно и через представителя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 12. – С. 6.

25. Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2007. – 568 с.

26. Гецьман М. Учредительный договор в хозяйственных обществах [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 11. – С. 8.

27. Гражданское право. Часть 1. Учебник [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – 842 с.

28. Дедиков С. Изгнание учредителей общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 12. – С. 9.

29. Дихтяр А.И. Правовое положение коммерческих организаций: проблемы правового регулирования и правоприменения [Текст] // Юрист. – 2008. – № 4. – С. 19.

30. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. Монография [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – 672 с.

31. Дювернуа Н.Л. Из курса лекций по гражданскому праву. [Текст] / Избранные труды. – М., Статут. 2001. – 468 с.

32. Евдокимов А.В. Защита прав миноритарных участников в правовой конструкции общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 2. – С. 19.

33. Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве [Текст] // Избранные труды о юридических лицах, объектах гражданских правоотношений и организации их оборота: В 2 т. Т. 1. – М., Статут. 2007. – 678 с.

34. Жамен С., Лакур Л. Торговое право. [Текст] / / Под общ. ред. Лобри К. – М., Международные отношения. 1993. – 604 с.

35. Жученко С.П. Объем правоспособности коллективных образований [Текст] / Корпорации и учреждения: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М., Статут. 2007 –632 с.

36. Каминка А.И. Акционерные компании. Т.1. [Текст] – М., Статут. 2002. – 468с.

37. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица [Текст] – М., Статут. 2005. – 462 с.

38. Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. [Текст] – М., Норма. 2004. – 324 с.

39. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Юрайт. 2006. – 734 с.

40. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2007. – 834 с.

41. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Контракт. 2008. – 896с.

42. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Издательство Тихомирова М.Ю. 2007. – 304 с.

43. Костькова О.В., Тимошенко В.А. Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] – М., Юрайт. 2008. – 236 с.

44. Ландкоф С. Н. Товарищества и акционерные общества. Теория и практика. [Текст] – М., Статут. 2001. – 402 с.

45. Литвинова О., Махотин М. Защита прав акционеров при принятии решений общим собранием акционеров [Текст] // Коллегия. – 2004. – № 6. – С. 34.

46. Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций: В 2 т. [Текст] – М., БЕК. 1994. – 424 с.

47. Мельникова Т.В. Исключение участника юридического лица как способ защиты гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 6. – С. 27.

48. Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Дело. 2008. – 412 с.

49. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. – М., Норма. 2007. – 706 с.

50. Новоселова Л. Заявление о выходе из ООО: судебная практика [Текст] // Корпоративный юрист. – 2006. – № 11. – С. 23.

51. Осипенко О.В. Конфликты в деятельности органов управления акционерных компаний [Текст] – М., Статут. 2007. – 346 с.

52. Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений [Текст] – М., Издательство "Налоги и финансовое право". 2005. – 536 с.

53. Петрухина Т.Г. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 1. – С. 23.

54. Победоносцев А.И. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2007. – 678 с.

55. Подсосонная В.В. Юридическое обособление имущества [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 5. – С. 16.

56. Покровский И.А. История римского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – 768с.

57. Попондопуло В.Ф., Яковлева В.Ф. Коммерческое право. [Текст] – М., Юрист. 2008. – 672 с.

58. Притчина Е. Право для предпринимателя: гарантии и приоритеты [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2005. – № 19. – С. 13.

59. Римское частное право [Текст] / Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. – М., Статут. 2006. – 652 с.

60. Саяпина И.А. Функции и структура уставного капитала общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и политика. – 2005. – № 6. – С. 16.

61. Семеусов В.А. Предпринимательство и право. Учебное пособие. [Текст] – Иркутск: Издательство ИГЭА. 2006. – 432 с.

62. Серебрякова А.А. Основания и условия гражданско-правовой ответственности членов совета директоров хозяйственных обществ [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 4. – С. 33.

63. Смагина И.А., Батяев А.А., Игнатова Е.А. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – 186 с.

64. Смагина И.А. Предпринимательское право: учебное пособие [Текст] – М., Омега-Л. 2007. – 498 с.

65. Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – 674 с.

66. Сутягин А.В. Как быстро и без проблем ликвидировать или реорганизовать компанию [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – 418 с.

67. Суханов Е.А. Юридические лица [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 3. – С. 15.

68. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания, реорганизации и ликвидации [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 12. – С. 29.

69. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: реорганизация [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 11. – С. 15.

70. Тихомиров М.Ю. Организация управления в обществе с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 8. – С. 16.

71. Урюжникова А.В. К вопросу об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юрист. – 2006. – № 8. – С. 22.

72. Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 27.

73. Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. [Текст] – М., Статут. 2004. – 672 с.

74. Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 7.

75. Чаусская О.А. Гражданское право: учебник для студентов образовательных учреждений среднего профессионального образования [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – 598 с.

76. Шевчук Д.А. Создание собственной фирмы: профессиональный подход [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – 268 с.

77. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] – М., Статут. 2006. – 642 с.

78. Ширинская Е. Коллизии государственной регистрации [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 6. – С. 6.

79. Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практическое издание [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – 438 с.

80. Шустер П. Основы немецкого торгового и хозяйственного права. [Текст] – М., Проспект. 2005. – 578 с.

Материалы юридической практики

81. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – № 9. – С. 36.

82. О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 90, Пленума ВАС РФ № 14, от 09.12.1999г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 3. - С. 34.

83. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.03.2008 г. № 11677/08 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 8. – С. 43.

84. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.02.2008 г. № 11809/08 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 7. – С. 54.

85. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2007 г. № 9612/07 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 4. – С. 39.

86. Постановление ФАС Поволжского округа от 14.04.2008 г. № А55-1278/08 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 9. – С. 47.

87. Постановление ФАС Поволжского округа от 11.10.2007 г. № А55-4777/2007 [Текст]// Вестник ВАС РФ – 2008. – № 3. – С. 44.

88. Постановлением ФАС Поволжского округа от 5.05.2006 г. № А55-3298/2006 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 10. – С. 38.

89. Определение ФАС Поволжского округа от 25.09.2006 г. № А55-4838/06 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 23.

90. Постановление ФАС Поволжского округа от 18.04.2006 г. № А55-5166/04-С28 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 9. – С. 43.


[1] Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве [Текст] // Избранные труды о юридических лицах, объектах гражданских правоотношений и организации их оборота: В 2 т. Т. 1. – М., Статут. 2007. – С. 422.

[2] Покровский И.А. История римского права. [Текст] – М., Статут. 2005. – С.443.

[3] Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 196.

[4] Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. [Текст] – М., Статут. 2004. – С. 142; Римское частное право [Текст] / Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. – М., Статут. 2006. – С.17.

[5] Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. [Текст] – М., Норма. 2004. – С.24.

[6] Всеобщая история государства и права: Учебник для вузов в 2 томах Т. 1. Древний мир и Средние века. [Текст] / Под ред. Томсинова В.А. – М., ИКД "Зерцало-М". 2007. – С. 379.

[7] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] – М., Статут. 2006. – С.308.

[8] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С.308.

[9] Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. Монография [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – С. 34.

[10] Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. - С.365.

[11] Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций: В 2 т. [Текст] – М., БЕК. 1994. – С.46.

[12] Каминка А.И. Акционерные компании. Т.1. [Текст] – М., Статут. 2002. – С.42.

[13] Дювернуа Н.Л. Из курса лекций по гражданскому праву. [Текст] / Избранные труды. – М., Статут. 2001. – С.494.

[14] Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – С. 272.

[15] Шустер П. Основы немецкого торгового и хозяйственного права. [Текст] – М., Проспект. 2005. – С.38; Жамен С., Лакур Л. Торговое право. [Текст] / / Под общ. ред. Лобри К. – М., Международные отношения. 1993. – С.111.

[16] Победоносцев А.И. Основные проблемы гражданского права. [Текст] – М., Статут. 2007. – C. 168.

[17] Каминка А.И. Указ. соч. – С.168.

[18] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований (Книга 5. В 2-х томах) (Том 1) [Текст] – М., Статут. 2008. – С. 119.

[19] Братусъ С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. [Текст] // ВИЮН. Ученые труды. – 1947.– Вып. 12. – С. 150.

[20] Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Юрист. 2004. – С. 93-94.

[21] Смагина И.А., Батяев А.А., Игнатова Е.А. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – С. 48.

[22] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. – М., Юрайт-Издат. 2007. – С.123.

[23] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания, реорганизации и ликвидации [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 12. – С. 29.

[24] О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [Федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.

[25] О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – № 9. – С. 36.

[26] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2008. – С. 28.

[27] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. – М., Контракт. 2008. – С. 123.

[28] Дедиков С. Изгнание учредителей общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2008. – № 12. – С. 9.

[29] Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Издательство Тихомирова М.Ю. 2007. – С. 53.

[30] Семеусов В.А. Предпринимательство и право. Учебное пособие. [Текст] – Иркутск: Издательство ИГЭА. 2006. – С. 231.

[31] Жученко С.П. Объем правоспособности коллективных образований [Текст] / Корпорации и учреждения: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М., Статут. 2007 – С. 62.

[32] Шевчук Д.А. Создание собственной фирмы: профессиональный подход [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – С. 156.

[33] Добровольский В.И. Анализ и комментарий корпоративного законодательства и судебной практики [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2007. – С. 95.

[34] Ландкоф С. Н. Товарищества и акционерные общества. Теория и практика. [Текст] – М., Статут. 2001. – С. 14.

[35] Об акционерных обществах [Текст]: [Федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1.

[36] Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений [Текст] – М., Издательство "Налоги и финансовое право". 2005. – С. 93–94.

[37] Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практическое издание [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 75.

[38] Волобуев Ю.А. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Филинъ. 2004. – С. 21.

[39] Гражданское право. Часть 1. Учебник [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2008. – С. 164.

[40] Попондопуло В.Ф., Яковлева В.Ф. Коммерческое право. [Текст] – М., Юрист. 2008. – С. 92.

[41] Смагина И.А. Предпринимательское право: учебное пособие [Текст] – М., Омега-Л. 2007. – С. 91.

[42] Гецьман М. Учредительный договор в хозяйственных обществах [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 11. – С. 8.

[43] О государственной регистрационной палате при министерстве экономики Российской Федерации [Текст]: [Постановление Правительства РФ № 655, от 06.06.1994 г., по состоянию на 03.10.2002] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 8. – Ст. 866.

[44] Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 4015-1, принят 27.11.1992 г., по состоянию на 29.11.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 56.

[45] Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) (четвертое издание, дополненное и переработанное) [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Издательство Тихомирова М.Ю. 2007. – С. 34.

[46] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: реорганизация [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 11. – С. 15.

[47] Волобуев Ю.А. Указ. соч. – С. 25.

[48] О защите конкуренции [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ, принят 26.07.2006 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3434.

[49] Костькова О.В., Тимошенко В.А. Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) [Текст] – М., Юрайт. 2008. – С. 42.

[50] Ширинская Е. Коллизии государственной регистрации [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 6. – С. 6.

[51] Дихтяр А.И. Правовое положение коммерческих организаций: проблемы правового регулирования и правоприменения [Текст] // Юрист. – 2008. – № 4. – С. 19.

[52] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 2008 г. № 11677/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 8. – С. 43.

[53] Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 7.

[54] Сутягин А.В. Как быстро и без проблем ликвидировать или реорганизовать компанию [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – С. 184.

[55] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 февраля 2008 г. № 11809/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 7. – С. 54.

[56] Смагина И.А., Батяев А.А., Игнатова Е.А. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст] – М., ГроссМедиа. 2008. – С. 41.

[57] Гатин А.М. Гражданское право: учебное пособие [Текст] – М., Дашков и К. 2007. – С. 163.

[58] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2007 г. № 9612/07 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 4. – С. 39.

[59] Гальперин М. Реализация прав собственников доли ООО: самостоятельно и через представителя [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 12. – С. 6.

[60] Подсосонная В.В. Юридическое обособление имущества [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 5. – С. 16.

[61] Осипенко О.В. Конфликты в деятельности органов управления акционерных компаний [Текст] – М., Статут. 2007. – С. 121.

[62] Петрухина Т.Г. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 1. – С. 23.

[63] Могилевский С.Д. Общество с ограниченной ответственностью. [Текст] – М., Дело. 2008. – С. 37.

[64] О введении в действие Положения о фирме [Текст]: [Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 22.06.1927 г., по состоянию на 17.08.1927] // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. – 1927. – № 40. – Ст. 394, 395.

[65] Евдокимов А.В. Защита прав миноритарных участников в правовой конструкции общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 2. – С. 19.

[66] Серебрякова А.А. Основания и условия гражданско-правовой ответственности членов совета директоров хозяйственных обществ [Текст] // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 4. – С. 33.

[67] Урюжникова А.В. К вопросу об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юрист. – 2006. – № 8. – С. 22.

[68] Тихомиров М.Ю. Организация управления в обществе с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2007. – № 8. – С. 16.

[69] Притчина Е. Право для предпринимателя: гарантии и приоритеты [Текст] // Бизнес-адвокат. – 2005. – № 19. – С. 13.

[70] Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. – М., Норма. 2007. – С. 101.

[71] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. [Текст] – М., Статут. 2006. – С. 117.

[72] Чаусская О.А. Гражданское право: учебник для студентов образовательных учреждений среднего профессионального образования [Текст] – М., Дашков и К. 2008. – С. 213.

[73] Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. Монография [Текст] – М., Волтерс Клувер. 2006. – С.61.

[74] Постановление ФАС Поволжского округа от 14 апреля 2008 г. № А55-1278/08 // Вестник ВАС РФ. – 2008. – № 9. – С. 47.

[75] Саяпина И.А. Функции и структура уставного капитала общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и политика. – 2005. – № 6. – С. 16.

[76] Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 27.

[77] Новоселова Л. Заявление о выходе из ООО: судебная практика [Текст] // Корпоративный юрист. – 2006. – № 11. – С. 23.

[78] Суханов Е.А. Юридические лица [Текст] // Хозяйство и право. – 1995. – № 3. – С. 15.

[79] Бевзенко Р.С. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: перспективы отмены [Текст] // Закон. – 2006. – № 9. – С. 23.

[80] Белов А.П. Субъекты предпринимательской деятельности в праве России и иностранных государств [Текст] // Право и экономика. – 1999. – № 6. – С. 34.

[81] Мельникова Т.В. Исключение участника юридического лица как способ защиты гражданских прав [Текст] // Российский судья. – 2008. – № 6. – С. 27.

[82] Болингер В.Ф. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юридический вестник. – 1997. – № 16. – C. 51.

[83] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – № 9. – С. 36.

[84] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Гришаева С.П., Эрделевского А.М. – М., Юрайт. 2006. – С. 218.

[85] Бушев А.Ю., Попондопуло В.Ф. Корпоративное право: проблемы науки и практики [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 3. – С. 32.

[86] Литвинова О., Махотин М. Защита прав акционеров при принятии решений общим собранием акционеров [Текст] // Коллегия. – 2004. – № 6. – С. 34.

[87] Брук Б. Беззащитные миноритарии [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 38. – С. 7.

[88] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 октября 2007 г. № А55-4777/2007 [Текст] // Вестник ВАС РФ – 2008. – № 3. – С. 44.

[89] Постановлением ФАС Поволжского округа от 5 мая 2006 г. № А55-3298/2006 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 10. – С. 38.

[90] Определение ФАС Поволжского округа от 25.09.2006 г. № А55-4838/06 [Текст]// Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 23.

[91] Постановление ФАС Поволжского округа от 18.04.2006 г. № А55-5166/04-С28 // Вестник ВАС РФ. – 2006. – № 9. – С. 43.