регистрация / вход

Права женщин как основные права человека

Международно-правовые документы по правам женщин, необходимость их принятия. Практика соблюдения и нарушения человеческих прав женщин в мире. Недостатки системы прав человека в данной сфере. Деятельность международных организаций по защите прав женщин.

ВВЕДЕНИЕ

Идея защиты прав человека международной организацией зародилась в недрах философских, социальных и политических движений и опиралась на разнообразные юридические учения, возникшие несколько веков назад в различных регионах мира. Однако по различным причинам (в первую очередь из-за противоречий между интересами государств) в течение многих лет принимались лишь простые декларации о намерениях.

Осознание ужасов второй мировой войны и обусловленное этим понимание тесной взаимосвязи между уважением человеческого достоинства и миром способствовали тому, что Устав ООН стал толчком в поощрении прав человека «для всех». Свидетельства такого понимания имеются в документах, непосредственно предшествовавших Уставу ООН, таких, как Атлантическая хартия (14 августа 1941 г.), Декларация Объединенных Наций (1 января 1942 г.) и Думбартон-Окские предложения (сентябрь - октябрь 1944 г.).

Устав Организации Объединенных Наций, подписанный в Сан-Франциско 26 июня 1945 года, является первым международным договором, в котором указано, что его положения основаны на всеобщем уважении прав человека.

Организация Объединенных Наций воплощает вековую мечту о всеобщем сотрудничестве. Сегодня в состав ООН входят 185 государств-членов. Деколонизация резко изменила карту мира. Но благодаря ООН общая структура международных отношений устояла в ходе этой глубочайшей трансформации и даже окрепла.

Организация Объединенных Наций всегда заявляла, что права человека являются основополагающими. В ее документах особо выделялись права человека-женщины, так как они имеют свою специфику. Женщинам необходимо гарантировать полное равноправное участие во всех сферах политической, гражданской, экономической, социальной и культурной жизни, ликвидацию всех форм дискриминации, связанной с половой принадлежностью. Все это является первоочередными задачами международного сообщества. Эта позиция стала основной для инициатив в области улучшения положения женщин.

Научная новизна и актуальность курсовой работы состоит в комплексном подходе к проблеме международной защиты прав женщин. В работе предметно и многосторонне изучены международные документы по защите прав женщин, рассмотрены существующие универсальные и региональные механизмы обеспечения закрепленных в них прав. Научная новизна работы заключается и в том, что в ней предметно и многосторонне исследовано правовое положение женщин в обществе.

В международных документах признается, что развитие правовых норм, гарантирующих женщинам предоставление основных прав и свобод человека — необходимый, но недостаточный шаг для преодоления их дискриминации. В социологии права существует много доказательств того, что эффективность права в изменении шаблонов поведения не находится в полной зависимости ни от той степени, в которой оно соответствует господствующим в обществе установкам, ни от строгости санкций, применяемых для проведения норм права в жизнь. Дело в том, что общество представляет собой не однородное собрание индивидов, а сложную сеть разнообразных интересов, убеждений и шаблонов поведения. То, что одному из секторов общества представляется необходимым условием эффективного и нравственного функционирования общности, является в глазах других секторов незаконным и обременительным требованием (это впрямую относится к правам человека-женщины). Именно в этой сфере так называемое право обычая часто противоречит законодательному праву.


ГЛАВА 1. МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ПО ПРАВАМ ЖЕНЩИН

1.1 Международные документы по правам женщин

Исторически сложилось так, что женщины остаются в тени, когда речь идет о правах человека. Для большинства групп борцов за права человека моделью «жертвы» обычно является мужчина. При рассмотрении нарушений прав гражданской и политической природы обычно учитывается влияние этих нарушений на мужчин. Какое влияние это оказывает на женщину - этот вопрос склонны или вовсе игнорировать, или рассматривать как нечто «добавочное» и «специфическое». Женщины привлекают к себе сочувствие общества только в том случае, если они терпят мучения и преследования того же рода, что и мужчины.

В нашей стране правоохранительные органы и даже движения за права человека, пока не признают особые способы, при которых женщины лишаются своих прав. Несмотря на перманентное и массовое нарушение прав женщин, в России еще не было ни одного прецедента судебного разбирательства по обвинению в дискриминации в связи с половой принадлежностью. И это при том, что в последнее время положение женщин ухудшилось во всех сферах общественной жизни. Заметно проявилась незащищенность женщин в сфере общественного производства - наряду с «феминизацией безработицы» происходит «феминизация бедности».1 Это усугубляется ростом насилия в обществе, в том числе на работе, на улице, в семье, жертвами чего в первую очередь становятся женщины и дети. Параллельно с этими процессами происходит вытеснение женщин из состава представительных органов всех уровней и из руководящего состава исполнительной власти, т.е. из тех сфер, где формируется и осуществляется политика государства.

В нашей стране представление о решении вопроса женского равноправия, стало одним из самых изощренных и устойчивых социальных мифов, который не подвергается сомнению даже сегодня, когда развенчаны многие ценности прежней жизни. Миф о равноправии и эмансипации женщин оказался настолько живуч, что практически никто не говорит о нарушении прав женщин.2

Драматичность ситуации заключается еще и в том, что миф о равноправии постоянно использовался как средство маскировки дискриминации и эксплуатации женщин, что привело к деформации самого понятия эмансипация и равноправия в сознании женщин. Не случайно и сегодня сохраняется отчуждение женщин от правозащитной и политической деятельности, а информация о женщинах и их проблемах весьма ограничена. Большинство людей не видят в низком общественном статусе женщин социальной несправедливости, насилие над женщиной не представляется как нарушение прав человека, и все это в итоге не вызывает протеста в обществе.

Чтобы осознать ситуацию с нарушением прав женщин следует обратится к международным документам по правам женщин и опыту женского движения.

Женщины всего мира выступают со своими идеями, планами, программами, стремясь изменить свое положение. Благодаря их активным действиям приняты международные документы, внесены изменения в национальное законодательство, созданы структуры призванные решать проблемы женщин.

Благодаря международному женскому движению, деятельности женских правозащитных групп в последние десятилетия, женский вопрос стал входить в рамки обсуждения проблемы прав человека. И сейчас среди разнообразных по своему содержанию прав и свобод человека и гражданина важное место принадлежит правам женщин, обладающим в силу причин физиологического и социального характера, весьма существенной спецификой.

Безусловно, права женщин следует рассматривать в контексте прав человека, определяя необходимость выделения гендерной специфики.

Как известно, права человека определены и гарантированы в пяти основных правовых документах ООН: во Всеобщей декларации прав человека (1948г.), в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966г.), в Международном пакте о гражданских и политических правах (1966г.) и в двух Факультативных протоколах к последнему.

Декларация прав человека провозглашает право каждого на жизнь, свободу, личную безопасность, на достойный уровень жизни, необходимый для здоровья, равную оплату за равный труд, на образование, свободу от рабства, равную защиту судебных органов. Она представляет собой манифест, главным образом, морального значения. А пакты - это договоры, имеющие обязательную силу для ратифицировавших их государств.

Взятые все вместе, они составляют документ, известный под названием Международный билль о правах человека, который представляет собой нечто большее, чем свод законов. Это система ценностей, которая предполагает действия для обеспечения уважения достоинства и реального признания ценности каждого человека.

В Международном билле о правах человека закреплена совокупность прав, которыми могут пользоваться все люди, включая женщин. Права человека закреплены системой международных правовых норм, которые определяют отношения личности и государства, взаимоотношения между людьми. То, что права человека, распространяются на женщин, закреплялось прежде такой формулировкой: «каждый человек имеет право и свободу независимо от пола».

Равенство прав женщин стало одним из основополагающих принципов ООН. Еще в 1946г. Экономическим и Социальным Советом была учреждена Комиссия по положению женщин. Права женщины - это неотъемлемые права человека, то есть права, которые женщина имеет в силу того, что она человек.

В 1952г. ООН была принята Конвенция о политических правах женщин, в 1957г. - о гражданстве замужней женщины, а в 1979г - Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.3

Почему же был необходим отдельный правовой документ о защите прав женщин?

Оказалось, что многие люди не в состоянии правильно воспринимать требование женщиной равенства в контексте прав человека. А умаление человеческого достоинства женщины способствовало её дискриминации и насилию по отношению к ней: изнасилованиям, экономической эксплуатации, ограничению женской свободы на религиозной и культурной почве, нежеланию правительственных органов заниматься проблемами, связанными с насилием в семье и т.п.

Дополнительные средства защиты прав человека женщин были сочтены необходимыми, поскольку тот факт, что они являются частью «человечества», оказался не достаточным для обеспечения женщинам защиты их прав.

В ноябре 1967г. Генеральная Ассамблея приняла Декларацию о ликвидации дискриминации в отношении женщин. Комиссия по положению женщин запросила мнения государств-членов относительно формы и содержания возможного международного договора о правах человека женщин. Была создана рабочая группа по разработке такой конвенции. Работе способствовали итоги Всемирной конференции в рамках международного года женщин, которая состоялась в 1975г.

В преамбуле к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин поясняется, что, несмотря на принятие целого ряда договоров, женщины по-прежнему не имеют равных с мужчинами прав. Во всех странах по-прежнему сохраняется дискриминация в отношении женщин.

Упомянутая конвенция, которую часто называют Женской Конвенцией, была принята Генеральной Ассамблеей в 1979г. с целью усиления положений существовавших международных договоров, направленных на прекращение практики дискриминации в отношении женщин. В ней определяются конкретные области дискриминации, например, в сфере политических прав, брака и семьи, а также в сфере занятости. В этих и других областях Конвенция устанавливает конкретные цели и меры, которые надлежит принимать для содействия созданию гармоничного общества, в котором женщины пользуются такими же правами, что и мужчины, и, таким образом, в полной мере осуществляют гарантированные им права человека.

В целях борьбы против дискриминации по признаку пола, Конвенция предписывает государствам-участникам признать важность экономического и социального вклада женщин в благосостояние семьи и в развитие общества в целом. В ней подчеркивается, что дискриминация мешает экономическому росту и повышению благосостояния. В ней также признаётся необходимость изменения сложившихся представлений посредством проведения просветительской работы среди мужчин и женщин в целях признания равенства прав и обязанностей и преодоления предрассудков и обычаев, основанных на стереотипах. Еще одна важная особенность Конвенции заключается в обязательном признании необходимости достижения не только юридического, но и фактического равенства, а также важности принятия временных специальных мер для достижения этой цели.

Следует отметить, что международное право имеет приоритет над национальным законодательством. Это означает, что даже если какое-то из прав не зафиксировано в законе или конституции страны, то можно обращаться в суд на основании международной конвенции ратифицированной государством. А выполнение обязательств по конвенциям и пактам определяется не только по докладам, предоставляемых самим государством, но и по независимым оценкам, в том числе сделанных неправительственными организациями.

В 1981г., после того, как были получены первые 20 ратификационных грамот, Конвенция вступила в силу. Был официально учрежден Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин, задача которого заключается в наблюдении за осуществлением положений Конвенции государствами-участниками. Правительства 100 стран подписали «Женскую Конвенцию», в том числе и нашей страны.

Права человека женщины предполагают искоренение практики отношения к женщине как к «низшему существу». Правительства и частные лица должны обращаться с женщиной со всей справедливостью и с полным уважением ее достоинства, не зависимо от ее возраста, национальности, языка на котором она говорит, уровня образования, социально-экономическому положению, семейного статуса, - это непременное условие для того, чтобы все женщины пользовались свободой и равенством во всех сферах жизни.

Женщины должны сознавать, что борьба за равенство, составная часть борьбы за права человека.

Принятие Конвенции знаменовало собой рождение третьего (после политических, гражданских и социально-экономических прав) поколения прав человека. Следует сказать, что формулировки прав человека уточнялись в зависимости от исторического развития и приоритетов.

Сегодня делается специальный акцент на выделение проблем, связанных с обеспечением прав человека именно для женщин и используется выражение «права человека женщины».4

Всемирная конференция по правам человека в Вене в 1993г. приняла Венскую Декларацию и Программу Действий, где одним из современных приоритетов были определены равные положения и права человека женщины, а ликвидация дискриминации по признаку пола была признана первоочередной задачей международного сообщества. Там же было отмечено, что насилие по признаку пола и все формы сексуального домогательства и эксплуатации, включая те из них, которые происходят из культурных предрассудков и незаконной международной торговли женщинами, несовместимы с достоинством и ценностью человеческой личности и должны быть искоренены.

На Венской конференции по правам человека вопросы о правовом положении женщин впервые были вынесены на обсуждение в качестве самостоятельных пунктов повестки дня и получили отражение в итоговых документах Конференции. Отныне устранены любые сомнения по вопросу о том, что «права человека - женщин и девочек являются неотъемлемой составной и неделимой частью всеобщих прав человека». Принципиальное значение имеет и поставленная в этих документах задача представлять в конкретные органы ООН информацию о положении женщин не только de jure, но и de facto.

IV Всемирная Конференция по положению женщин, которая прошла в Пекине в 1995г., подвела итоги, выполнения Найробийских стратегий по изменению положения женщин. Ее участниками было установлено, что за истекшие после подписания «Женской Конвенции» годы ни на международном уровне, ни на уровне отдельных ратифицировавших ее государств, в том числе и Беларуси, не разработан механизм обеспечения подлинного равноправия женщин и мужчин и не установлен надлежащий контроль за соблюдением соответствующих международно-правовых и национальных норм. Ведь успешная реализация стратегии на национальном уровне требует наличие сильных институтов и адекватных ресурсов.

Однако, подписанная на Конференции Пекинская декларация, подтвердила решительность правительств, стран-членов ООН, в действиях по предупреждению женской бедности, устранению любых форм насилия в отношении женщин и девочек, ликвидации гендерной асимметрии в политической и общественной жизни.

IV Всемирная Конференция явилась конференцией по принятию обязательств и осуществления действий, которые изложены в Пекинской Платформе. Пекинская Платформа действий является рекомендательным документом, адресованным в первую очередь правительствам с целью формирования политики в отношении женщин. А для неправительственных организаций - это один из важнейших инструментов в отстаивании прав женщин. Наша страна подписала Пекинскую декларацию, что означает ответственность правительства России за выявление и решение проблем дискриминации.

В Пекинской Платформе отмечено, что дискриминация в отношении женщин является одним из препятствий на пути достижения целей развития и мира, а также нарушением прав человека и основных свобод женщин.

В целом законодательство России о правах женщин соответствует международным стандартам. Вместе с тем формальное соответствие международным правовым документам далеко не всегда означает надлежащее выполнение нашей страной своих международных обязательств в части защиты и соблюдения прав женщин, как, впрочем, и прав человека вообще.

Документы ООН в отношении женщин, подобно большинству других международно-правовых документов о правах человека, не принадлежат к числу самоисполняемых. Это значит, что их применение предполагает наличие или издание соответствующего конкретизирующего акта национального законодательства. Найти такие законы, особенно применительно к правам женщин, не всегда представляется возможным.5

Однако общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры страны являются составной частью ее правовой системы. Согласно установившимся нормам понятие «правовая система» шире понятия «законодательство». Отсюда следует, что претворение в жизнь положений международно-правовых актов о правах женщин является задачей не только законодательной, но и исполнительной, а также судебной власти.

1.2 Права женщин в контексте прав человека

Вопросам статуса женщин, их юридического и фактического равенства ООН уделяет пристальное внимание. Улучшение положения большей части общества она относит к разряду актуальных проблем современности. Убедительным свидетельством тому служит практическая деятельность ООН в этой важной сфере жизни общества.

В течение многих лет ООН была определяющим фактором в процессе содействия признанию прав женщин как основных прав человека, кодификации этих прав в юридически обязательных международных соглашениях и поощрению более глубокого осознания центральной роли женщин в миростроительстве, а также в социально-экономическом развитии.

Генеральная Ассамблея ООН положила начало усилиям Экономического и Социального Совета, которые привели к проведению в 1948 году в Женеве Конференции Организации Объединенных Наций по свободе информации и к подготовке проектов конвенций по данной проблеме. Другие резолюции Генеральной Ассамблеи касались, к примеру, вопроса о равенстве между мужчинами и женщинами, особенно в области политических прав, защиты прав профессиональных союзов и запрещения принудительного труда. Последние два вопроса, относящиеся к компетенции Международной организации труда (МОТ), рассматривались Генеральной Ассамблеей по просьбе этого специализированного учреждения и в сотрудничестве с ним.

С 1946 по 1948 год Экономический и Социальный Совет принял ряд важнейших решений по организационным вопросам. В 1946 году, в соответствии со статьей 68 Устава, он учредил Комиссию по правам человека, первоочередной задачей которой стала выработка международного билля о правах. В том же году вопросы, касающиеся положения и прав женщин, были переданы из компетенции подкомиссии экспертов в ведение межправительственной Комиссии, подотчетной непосредственно Совету.6

Решениями, принятыми на первой и второй сессиях Экономического и Социального Совета в 1946 году, Комиссия уполномочена представлять Совету предложения, рекомендации и доклады, в том числе и о предупреждении дискриминации по признаку расы, пола, языка или религии.

Первоначально, в феврале 1946 года, Экономический и Социальный Совет постановил учредить этот орган как одну из подкомиссий Комиссии по правам человека в составе экспертов, действующих в своем личном качестве. Однако на своей второй сессии, в июне 1946 года, Совет придал этому органу статус межправительственной комиссии, представляющей доклады непосредственно Совету. Важную роль в повышении статуса Комиссии сыграли предложения заинтересованных неправительственных организаций, однако большинство их полагало, что Комиссия должна сохранить свой неправительственный характер.

Резолюция 11(II) Экономического и Социального Совета предусматривает, что функцией Комиссии является «подготовка рекомендаций и докладов Экономическому и Социальному Совету о защите прав женщин в политической, экономической, социальной и просветительной областях»; она также «дает рекомендации Совету по срочным проблемам». Согласно рекомендации, вынесенной Комиссией по положению женщин на ее первой сессии (1947 год), Экономический и Социальный Совет расширил мандат Комиссии, включив в него поощрение гражданских прав женщин. Совет прямо заявил, что рекомендации по «срочным» проблемам, относящимся к правам женщин, должны быть направлены на проведение в жизнь принципа равенства между мужчинами и женщинами и что Комиссия должна предложить способы выполнения таких рекомендаций.

Членами Комиссии являются правительственные эксперты, избираемые Советом. Число ее членов возросло с 15 до 45; они избираются согласно критериям географического представительства, аналогичным тем, которые регулируют избрание членов Совета и Комиссии по правам человека.

Было предусмотрено, что Комиссия должна собираться на очередную сессию один раз в год. С 1971 по 1989 год такие сессии проводились каждые два года. С 1989 года Комиссия вновь собирается ежегодно; этот порядок сохранялся до 2000 года.

С самого начала наблюдатели от неправительственных организаций, имеющих консультативный статус, играли как минимум столь же активную роль в работе этого органа, что и в деятельности Комиссии по правам человека.

На своих первых заседаниях в 1948 и 1949 годах Комиссия начала разрабатывать программу своей работы, особенно по вопросам гражданства замужней женщины (эту тему Комиссия изучала с начала 1948 года), политических прав женщин и согласия на вступление в брак.7

Что касается индивидуальных сообщений, то конфиденциальная процедура, предложенная Комиссией по положению женщин и принятая Экономическим и Социальным Советом 5 августа 1947 года, была весьма сходна с применяемой в Комиссии по правам человека. Однако в отличие от Комиссии по правам человека Комиссия по положению женщин не заявляла, что она «не имеет полномочий в данной области».

В 1949 году Организация Объединенных Наций, занявшись вопросом о рабстве и сходной с ним практике, приняла Конвенцию о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами, в которой были развиты и подкреплены предыдущие документы, принятые в XIX веке и во времена Лиги Наций. Протоколом от 23 октября 1953 года были внесены поправки в Конвенцию 1926 года о рабстве, приспосабливающие ее к мандатам учреждений Организации Объединенных Наций. Кроме того, в 1956 году был принят документ с расширенной сферой действия и с более ограничительными определениями - Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. Эта Конвенция содержит положения об ее осуществлении на международном уровне, предусматривающие предоставление государствами информации об осуществлении Конвенции Генеральному секретарю (статья 8).

Комиссия по положению женщин подготовила, а Генеральная Ассамблея утвердила важные международные нормы, касающиеся прав женщин: Конвенцию о политических правах женщин от 20 декабря 1952 года, Конвенцию о гражданстве замужней женщины от 29 января 1957 годаи Конвенцию о согласии на вступление в брак, минимальном брачном возрасте и регистрации браков от 7 ноября 1962 года.

Договор, упомянутый выше последним, предусматривает установление минимального брачного возраста, но сам этот возраст в нем не указывается. Последующая рекомендация от 1 ноября 1965 года в принципе устанавливает минимальный брачный возраст в 15 лет.

Шесть из семи основных международных документов по правам человека, подготовленных Организацией Объединенных Наций, предусматривают создание механизмов для контроля и последующих действий. Это:

1. Международный пакт о гражданских и политических правах;

2. Международная конвенция и ликвидации всех форм расовой дискриминации;

3. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин;

4. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания;

5. Конвенция о правах ребенка;

6. Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.

Хотя для седьмого такого документа - Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах - имеется механизм контроля, аналогичный предусмотренным другими конвенциями. Последний был учрежден резолюцией Экономического и Социального Совета, а не в соответствии с самим Пактом. Обязанности по контролю и последующим действиям в отношении осуществления вышеупомянутых прав человека возлагаются на комитеты независимых экспертов, избираемых государствами - участниками каждого документа, а в случае с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах - членами Экономического и Социального Совета. Каждый из этих комитетов именуется в соответствии с названием документа, соблюдение которого он контролирует, за исключением Комитета по правам человека, утвержденного согласно Международному пакту о гражданских и политических правах. Среди многочисленных процедур контроля за соблюдением прав человека, которые применяются под эгидой Организации Объединенных Наций, единственная процедура, общая для всех упомянутых документов - это представление докладов: государства, являющиеся участниками пяти документов: двух пактов, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенции о правах ребенка и Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей - должны представлять информацию о принятых ими мерах по претворению в жизнь прав, признаваемых в этих документах, и любых факторах и затруднениях, влияющих на их усилия по обеспечению полного осуществления этих прав. Только Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видах обращения и наказания и Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации требуют, чтобы государства докладывали лишь о принятых мерах по реализации ими трудностей, препятствующих полному и немедленному осуществлению этих прав. В дополнение к общим требованиям в отношении представления докладов, содержащимся в каждом документе, каждый договорный орган разработал руководящие принципы представления докладов и методы работы. Они приспособлены к соответствующим типам прав или групп населения и призваны дать как можно более четкие указания представителям правительств, которые готовят эти доклады или представляют их комитету.

Проведение в 1975 году Международного года женщины, а затем в 1976 - 1985гг. - Десятилетия женщины подвигло ООН к принятию специального акта международно-правового регулирования прав женщин - в декабре 1979 г. Генеральная Ассамблея одобрила Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. 1 марта 1980 г. Конвенция была готова для подписания, а в сентябре 1981 г. вступила в силу.

Наша страна была в числе инициаторов и разработчиков Конвенции и одной из первых подписала ее. В декабре 1980 г. она была ратифицирована Верховным Советом СССР. К настоящему времени к Конвенции присоединились 133 государства (всего в ООН 185 государств-членов) и по числу участников это одна из самых многочисленных Конвенций. Такое широкое признание свидетельствует о высоком значении, придаваемом мировым сообществом повышению роли женщин в современном мире. Важная особенность Конвенции - ее универсальность. В ст. 23 содержится указание, что ничто в ней не затрагивает каких- либо положений национального законодательства участниц, более способствующих достижению равенства полов. В свою очередь приоритет народного документа позволяет обеспечить более высокий уровень защиты прав женщин в случае, если национальное законодательство не имеет тех или иных установлений, содержащихся в Конвенции. В странах-участницах ссылка на нормы Конвенции может служить основанием судебного разбирательства в случае нарушения прав женщин. Конвенция является ориентиром, надежным инструментом для анализа действий по улучшению положения женщин в той или иной стране в соответствии с международно-признанными документами. Она задает тот уровень правового статуса женщин, который соответствует современным международным требованиям в области прав человека.8

Для Конвенции характерен всесторонний подход и охват широкого спектра проблем, правовых, социальных, культурных, экономических, политических, моральных, характеристик положения женщин, их места и роли в обществе. Она предусматривает также принятие государствами-участниками временных специальных мер, направленных на скорейшее установление равенства женщин, обеспечение равных возможностей и равного обращения, исходит из необходимости изменения моделей поведения мужчин и женщин, стереотипного патриархального отношения к их социальным ролям; повышения ответственности родителей за воспитание детей; создания возможностей для широкого включения в политическую жизнь, дипломатическую работу, международную деятельность. Особо важна роль средств массовой информации в формировании уважительного отношения к женщине.

ГЛАВА 2. ПРАКТИКА СОБЛЮДЕНИЯ И НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЖЕНЩИН В МИРЕ

2.1 Права женщин: правовые стратегии реализации

Международные документы, начиная с Устава ООН, запрещают дискриминацию по признаку пола. Тем не менее, дискриминация в отношении женщин продолжается, причем в самых различных формах. Так, одно из главных препятствий, не позволяющих женщинам пользоваться гарантированными законом правами, – практикуемое по отношению к ним насилие. Запрет дискриминации в отношении женщин, провозглашенный ООН в пактах о правах человека, не истолковывался как запрет практики видов насилия, специфичных в отношении конкретного пола. Прямых упоминаний о применении насилия нет и в Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Во всем мире женщины все еще постоянно подвергаются насилию именно как женщины. Оно проявляется в разнообразных формах и совершается в семье (например, домашнее насилие; детоубийство в отношении девочек и аборты в случаях, когда ожидается рождение девочки; смерти, связанные с выкупом за невесту; изнасилование партнера; инцест); в сообществах (например, сексуальные домогательства на работе; принуждение к соблюдению традиционных местных обычаев) и через государственные органы (например, вынужденная стерилизация и аборты как государственная политика; пытки в государственных учреждениях; преследование за несоблюдение навязываемых взглядов на положение женщин в обществе). Вплоть до последнего времени скрытый характер многих этих форм насилия, их соответствие издавна существующим культурным и традиционным ожиданиям и попустительство или даже одобрение властей препятствовали подходу к этой проблеме с точки зрения прав человека.

Теперь и с этим молчанием пытаются что-то сделать. Недопустимость всех форм насилия в отношении женщин была подтверждена на Всемирной конференции по правам человека в Вене в заключительной Декларации и Программе действий. Она была поддержана принятой в декабре 1993 г. Генеральной Ассамблеей ООН Декларацией о ликвидации насилия, направленного против женщин, и назначением в 1994 г. Комиссией по правам человека Специального докладчика по вопросам насилия, направленного против женщин. С точки зрения принципов прав человека, весьма существенно, что Декларация предусматривает ответственность государства за отсутствие должных усилий по предотвращению или по наказанию за акты насилия против женщин, независимо от того, совершены ли они должностными лицами государства или частными лицами, и разъясняет, что обычаи, традиции или религия не могут служить оправданием актам насилия в отношении женщин. Однако, в отличие от упомянутых выше договоров, декларации Генеральной Ассамблеи не имеют обязывающей силы и носят лишь рекомендательный характер.

Таким образом, гарантии прав женщин зафиксированы в важных международных документах. Дело юристов – найти возможности применять эти документы таким образом, чтобы превратить их из формальных обязательств, которые можно безнаказанно игнорировать, в практическую реальность, с которой государственные власти не смогут не считаться. Конечно, возможности права в деле устранения тех структурных дисбалансов экономической и политической власти, которые поддерживают подчиненную роль женщин в обществе, довольно ограничены. Однако на международном, региональном и местном уровнях существует немало возможностей для решения возникающих проблем.9

На международном уровне внимание должно быть направлено в первую очередь на механизмы реализации, предусматриваемые договорами о защите прав человека. По общему признанию, в самой Конвенции о ликвидации дискриминации в отношении женщин такие механизмы минимальны. От государств-участников требуется представлять в Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) начальный и периодические доклады о работе, проделанной для достижения целей Конвенции. КЛДЖ в своей Общей рекомендации № 19 от 1992 г. определил, что рассматривает всякое насилие против женщин как подрыв действия Конвенции. Соответственно, он потребовал от государств отмечать в своих докладах меры, принятые для борьбы с насилием, и указал, что направляемые государствам запросы будут включать и данный вопрос. Активную роль в подготовке и рассмотрении этих докладов способны играть как отдельные юристы, так и правозащитные группы, поскольку Комитет приветствует информированные комментарии к докладам государств и указание областей, требующих дальнейшего исследования. Тщательные независимые исследования и комментарии, представленные до официального рассмотрения государственного доклада и сопоставляющие данные с нормами Конвенции, способны существенно дополнить собственные ресурсы Комитета и повысить значение процесса работы над докладами.

Право на подачу индивидуальных обращений действует на основании Первого Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах в практике работы Комитета по правам человека, Комитета по ликвидации всех форм расовой дискриминации и Комитета против пыток, однако в работе КЛДЖ такое право не предусматривается. Индивидуальные обращения может принимать Комиссия по положению женщин, но к этому органу обращаются редко и прямой связи с Конвенцией о ликвидации дискриминации в отношении женщин он не имеет. Венская конференция рекомендовала активнее исполнять положения Конвенции, и, в частности, рассмотреть возможность признания права на подачу индивидуальных обращений в Комиссию по положению женщин и в КЛДЖ путем принятия Факультативного протокола к Конвенции. На сессии КЛДЖ 1995 г. обсуждался проект Протокола, подготовленный независимыми юристами, однако практическую осуществимость этого проекта предстоит еще изучить и подтвердить.

Между тем, не следует упускать из виду возможность обращения с индивидуальными жалобами в другие международные договорные органы. До сих пор с вопросами, касающимися женщин, в основном обращались не в перечисленные органы, ведущие основную работу, а в КЛДЖ. Но ведь запрет дискриминации по признаку пола содержится в текстах всех договоров по защите прав человека, так что соответствующие вопросы могут законно ставиться перед этими органами. Постановка таких вопросов поощряется Комитетом председателей договорных органов ООН. В сентябре 1994 г. этот комитет, куда входят председатели органов всех шести правозащитных договоров, признал, что все они должны потребовать от государств включать в доклады сведения о соблюдении прав человека в отношении женщин и детализировать конкретные препятствия, не позволяющие женщинам в полной мере пользоваться своими правами. Там, где существуют механизмы подачи и рассмотрения индивидуальных жалоб, – там внимание к соблюдению прав человека в отношении женщин должно в ходе рассмотрения докладов дополняться расследованием конкретных обвинений в нарушениях этих прав. А это возможно лишь, если на нарушение этих прав подаются жалобы. Советникам по правовым вопросам следует учитывать такую возможность.

Возможности подачи индивидуальных жалоб существуют и на региональном уровне. Так, в рамках права Европейской конвенции о защите прав человека принималось множество «судебных» решений, которые либо непосредственно содействовали укреплению прав женщин, либо допускали использование их в дальнейшем как прецедентов, на которые адвокаты смогут ссылаться, отстаивая эти права.

Европейский суд по правам человека осудил дискриминационное обращение, например, в деле Abdulaziz Cabales and Balkandali v. UK5, касавшемся британских иммиграционных законов. Однако Европейский суд не только осуждал дискриминацию, но и указывал на необходимость конкретных мер, обеспечивающих подлинное равенство, к примеру, в отношении доступа к правосудию. Так, по делу Airey v. Ireland Суд постановил, что уважение семейной жизни требует от государства предоставления правовой помощи бедствующей жене, ходатайствующей о вынесении постановления суда о раздельном жительстве с ее буйным супругом. В делах, представленных этим органам, необязательно ограничиваться одними лишь вопросами равенства: можно добиваться расширения законных гарантий для женщин и в ситуациях, когда равенство не является предметом спора. Есть и интересные указания на то, какую форму могут принимать соответствующие тяжбы.10

Одним из главных изъянов существующих механизмов юридической защиты прав человека в отношении женщин является публично-правовой характер этих механизмов, их направленность на защиту исключительно от действий государственных властей. А ведь многие правонарушения происходят в сфере, регулируемой частным правом и совершаются или провоцируются не должностными лицами, а членами семьи или другими частными лицами: работодателями, лидерами общин и т.п. Таким образом, эти действия не подпадают под сферу действия запретов. По делу X and Y v. the Netherlands Суд постановил, что уважение семейной жизни включает в себя и налагаемые на государства позитивные обязательства, которые могут требовать принятия мер, обеспечивающих уважение личной жизни даже в сфере межличностных отношений. С делом X and Y связано важное положение, утверждающее, что государства могут оказываться виновными в нарушении обязательств по защите прав человека и в результате действий, предпринятых частными лицами. Аналогично в решении по делу Costello Roberts v. United Kingdom Суд подтвердил ответственность властей за действия, противоречащие Конвенции, которые были совершены в частной школе. Хотя ни одно дело непосредственно не касалось прав женщин, на решение об ответственности государства за действия частных лиц можно было бы ссылаться и в случаях, когда государство не применяет собственного уголовного законодательства для преследования актов насилия против женщин в частной сфере или для формирования безопасной для женщин обстановки. Таким образом, противозаконность насилия против женщин можно доказать с помощью ссылок на Конвенцию, хотя в явном виде этот предмет в Конвенции и не затрагивается. Европейские юристы могли бы своей поддержкой и участием содействовать подготовке текста соответствующего протокола или договора, который приобрел бы для государств-участников обязывающую силу и мог бы служить более надежной основой для возбуждения судебных разбирательств в будущем. Подобный региональный договор – Межамериканская конвенция по предотвращению, наказанию и искоренению насилия против женщин – был принят Генеральной ассамблеей Организации американских государств в июне 1994 г. Комитет министров Совета Европы обсуждал возможность принятия Протокола к Европейской конвенции о фундаментальном праве на равенство женщин и мужчин и план мероприятий по борьбе с насилием.

Ст. 37(2) Правил процедуры от 1983 г.9 для Европейского суда допускает представление доводов заинтересованными лицами, не являющимися сторонами в деле, если их заинтересованность в споре достаточна, чтобы обеспечить им статус «заинтересованного лица». Суд разрешал подачу письменных замечаний такими неправительственными организациями, как Amnesty International (дело Soering), профессиональные организации (дело Capuano) и профсоюзы (дело Malone), хотя и определил ограниченные рамки, в которых допускаются подобные представления. В европейской судебной традиции и практике использование материалов по делу, представляемых amicus curiae, не занимает такого значительного места, как, например, в США, но и оно может оказаться важным инструментом для публичного определения спорных вопросов и изложения юридических доводов в связи с рассматриваемым делом. Правозащитные группы, озабоченные соблюдением прав женщин во время вооруженного конфликта, подали такую записку в связи с возбужденным в США против Радована Караджича гражданским иском о возмещении вреда от военных преступлений. Аналогичные заявления могут подаваться при проведении процессов Международным трибуналом по военным преступлениям в бывшей Югославии. Юристы и академические правоведы должны быть готовы в любой момент прибегнуть к такой тактике в качестве средства, дающего возможность расширить границы предмета разбирательства и привлечь внимание судов к специфически гендерным аспектам разбираемого дела.11

Любая жалоба на нарушение прав женщин будет, скорее всего, вначале подана во внутренние судебные органы: требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты предполагает, что это должно предшествовать обращению в региональные или международные органы. Действенное применение внутренними судами международных стандартов соблюдения прав женщин может зависеть от того, признает ли конституционное право данной страны доктрину собственной исполнительной силы международных договоров, или же договоры о защите прав человека инкорпорированы во внутреннее законодательство. Применение этих стандартов зависит и от того, насколько их применимость признают конкретные судьи. Число стран и регионов, в которых возбуждаются жалобы на нарушение прав женщин, постоянно растет, и они могут стать ценным источником прецедентов для юристов других стран. Вот лишь два примера того, как судебные разбирательства способствовали такому истолкованию существующих принципов, которое выдвинуло на первый план законные обязательства по защите прав женщин. Законы о гражданстве и иммиграции во многих странах носят дискриминационный по отношению к женщинам характер. Выражается это в том, что на принятие супругом-иностранцем гражданства жены налагаются более строгие ограничения, нежели на принятие женой гражданства ее супруга, а также в ограничениях на возможность женщины перенести собственное гражданство на своих детей. Эти принципы раскрывают глубоко укоренившиеся представления о роли женщины как лица, сопровождающего после замужества своего супруга, и о ее роли в экономике. Это положение способно привести к катастрофическим последствиям для женщины в случае развода или депортации ее партнера-мужчины. Подобные законы оспаривались на уровне международных механизмов защиты прав человека, например, при разбирательствах дела Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. UK в Европейском Суде по правам человека и дела мавританских женщин, рассматривавшегося в Комитете по правам человека ООН в рамках Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах. Пример аналогичного дела, возбужденного во внутренних судах, наглядно иллюстрирующий взаимодействие между внутренними и международными правовыми обязательствами, дает дело Unity Dow (Юнити Доу).

Юнити Доу – ботсванка, проживавшая главным образом в Ботсване. Ее дети от брака с гражданином США родились и выросли в Ботсване. Двое из ее детей родились после 1984 г., когда вступил в силу применимый в данном случае закон о гражданстве Ботсваны. Хотя конституция Ботсваны содержит положение о всеобщем равенстве полов, закон о гражданстве предусматривал, что ботсванское гражданство на основании гражданства своей матери могут получать только дети, рожденные вне брака. Дети же ботсванских отцов приобретают гражданство страны безотносительно к обстоятельствам рождения. К тому же женщины-иностранки, вышедшие замуж за граждан Ботсваны, вправе ходатайствовать о гражданстве по прошествии двух с половиной лет, тогда как мужчинам-иностранцам, женившимся на гражданках Ботсваны, приходится ожидать десять лет.

Юнити Доу оспорила этот закон, исходя из мотивов противоправной дискриминации в отношении женщин. Было отмечено также, что дискриминация противоречит ратифицированной Ботсваной Африканской хартии прав человека и народов, ст. 16 которой включает положение о международной гарантии прав женщин. Ботсванские суды согласились, что закон о гражданстве носит дискриминационный характер и противоречит положениям конституции страны. Интересно, что в заявлении о том, что правительство Ботсваны, приняв на себя международное обязательство не допускать дискриминацию по отношению к женщинам, не должно в своем законодательстве допускать преднамеренную вышеупомянутую дискриминацию, содержались ссылки на Конвенцию о правах женщин и Африканскую хартию. Конечно к подобному же лицемерию склонны многие правительства, и поэтому приятно было прочитать в мотивировочной части постановления суда, что наличие международных норм порождает внутри страны определенные «правовые» ожидания даже в тех случаях, когда эти нормы не инкорпорированы в явном виде во внутреннее законодательство. Вынесенное решение вызвало политические протесты, в том числе и предложения о референдуме для внесения поправок в конституцию. К счастью, никаких мер в ответ на эти предложения не последовало. Данное дело подтверждает также важность наличия внутри стран конституционных гарантий, аналогичных международным нормам.

Европейцу легко отмахнуться от множества случаев насилия и дурного обращения с женщинами в других регионах, приписав каждый такой случай культурной специфике конкретного региона, не имеющей никакого значения за его пределами. Однако в условиях массовых перемещений людей придерживаться такой позиции становится все труднее и у европейских стран появляется удобная возможность продемонстрировать, что некоторые вошедшие в обычай действия, нарушающие прав женщин, могут породить преследования по закону в судах других стран независимо от того, где именно они были совершены.

К примеру, были случаи, когда женщины подавали просьбы о предоставлении убежища и статуса беженца, опасаясь, что, возвратившись в свою страну, подвергнутся таким вошедшим в практику действиям, как причинение увечий женским гениталиям, принудительная стерилизация или наказание за отказ соблюдать специфичные для их пола законы, касающиеся, скажем, одежды. Многих женщин, проживающих в лагерях беженцев, вынудили бежать из своих домов страх и реальная опасность изнасилований или риск подвергнуться сексуальному насилию во время вооруженного конфликта в их собственной стране. Подобные просьбы не вполне отвечают критериям статуса беженца, как они определены Конвенций о статусе беженцев от 1951 г. и Протоколом от 1967 г., требующих от претендентов вполне обоснованных опасений подвергнуться преследованиям «по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений». Преследования по признаку пола среди перечисленных категорий не значатся, и женщины в качестве особой социальной группы там не признаются. Кроме того, ситуации, подобные названым выше, не вполне соответствуют допущениям о том, что именно следует считать преследованиями со стороны государства: подобные преследования, как правило, рассматриваются с мужской точки зрения на политическую и общественную жизнь. Однако все чаще доказывают – причем в ряде стран с определенным успехом, – что у подвергающихся такому обращению женщин, действительно, имеются вполне оправданные опасения преследований и им следует предоставлять статус беженцев.12

В качестве примера возьмем одно из дел из практики Канадского совета по иммиграции и делам беженцев. Сомалийская женщина и двое ее несовершеннолетних детей ходатайствовали о предоставлении им статуса беженцев. После трех лет нормальной супружеской жизни в Саудовской Аравии заявительница потребовала развода. Ее просьба встретила сопротивление и привела к физическим и словесным оскорблениям. Муж забрал у нее старшего сына. Остальная часть семьи позднее перебралась в США, где заявительница покинула своего мужа и вместе с двумя другими детьми попросила предоставить статус беженца в Канаде. Она опасалась, что, вернувшись в Сомали, потеряет право опеки над этими двумя детьми, а также первым сыном. Ее дочь рискует получить увечья гениталий.

Совет постановил предоставить всем троим статус беженцев. Разведенная мать, которая в Сомали столкнется с законами шариата, была признана беженкой на том основании, что она принадлежит к особой социальной группе женщин, чьи личная безопасность и родительские права в стране происхождения не смогут быть защищены. Ее дочери предоставили статус беженки вследствие ее принадлежности к особой социальной группе несовершеннолетних лиц женского пола, подверженных риску получить увечья гениталий. Ее сын был признан принадлежащим к особой социальной группе несовершеннолетних детей, чьи права подвергаются опасности из-за действующих в Сомали законов и повседневной практики. Данное дело служит примером подхода, позволяющего расширить концепцию социальной группы таким образом, чтобы обеспечить защиту женщин и их детей, сталкивающихся с возможностью понести «адресно» наносимый вред. В данном деле также собраны аргументы в пользу того, что нарушения прав женщин и детей составляют форму преследований, вполне вероятных, хотя и не укладывающихся в известную парадигму политических преследований. Канада проявила инициативу в этом процессе пересмотра концепции статуса беженца, хотя она в этом и не одинока. Эти дела демонстрируют, каким образом юридические доводы могут быть сформулированы и адаптированы применительно к гендерно специфичным жалобам.

Выше было показано, каким образом юристы могут использовать возбуждение судебных процессов и другие судебные процедуры с тем, чтобы укрепить реализацию прав женщин в судебном порядке. Очень важно, чтобы в подобных показательных делах не только выдвигались вопросы прямой дискриминации (хотя никто не пытается умалить роль судебных дел по подобным вопросам), но и развивались правовые доводы, побуждающие пересматривать многие концепции права прав человека с тем, чтобы обеспечить правовую защиту против насилия и жестокого обращения, регулярно совершаемых по отношению к женщинам, включая и совершаемое частными лицами. Дела, касающиеся предоставления убежища, наглядно иллюстрируют, как это можно осуществить во внутригосударственных судебных органах.

Однако ясно, что далеко не все дела в судах будут выиграны, и даже при благожелательном отношении со стороны судов исход может оказаться политически неприемлемым. Правопритязания женщин составляют серьезный вызов существующему политическому, экономическому и социальному порядку и, следовательно, воспринимаются как дестабилизирующий фактор. Тем не менее, даже безуспешные претензии могут быть полезны: они помогут лучше осознать проблему путем четкой юридической формулировки предмета спора и укрепят правовые основы защиты прав женщин. Еще одно направление – разработка правовых документов и программ, как, например, работа над Венской программой действий или текущая работа над проектом программы действий Четвертой Всемирной конференции по делам женщин. Существенно, что такого рода документы позволяют перевести идею прав и политические устремления на язык юридических понятий. Не закрывая глаза на ограниченность правовых стратегий ликвидации нарушений прав человека в отношении женщин, юристы во всем мире должны работать рука об руку с работниками просвещения и активистами в массовых организациях, а также в национальных и международных неправительственных организациях, укрепляя во всем мире приверженность к защите прав женщин.


2.2 Недостатки системы прав человека в сфере защиты женских прав

Одна из определяющих характеристик международного правозащитного законодательства состоит в том, что оно имеет государственную основу (т.е. формируется путем достижения соглашений между государствами), хотя его цель в том, чтобы защищать интересы определенных групп, например, интересы семьи. Таким образом, нарушения прав человека считаются нарушениями с точки зрения различных правозащитных документов только в том случае, если государство, подписавшее этот документ, можно считать ответственным за данное нарушение. Это порождает ряд проблем и ограничений в плане защиты прав женщин. Нередко нарушения человеческих прав женщин совершаются не государством или его представителями, а частными лицами. Это верно в первую очередь в отношении насилия против женщин, дискриминации женщин в сфере трудоустройства и в приобретении прав на землю. Некоторые государства и правозащитные НПО уже давно отстаивают ту точку зрения, что такие нарушения не касаются международного правозащитного законодательства, т.к. они не заложены в законах государства, а относятся к сфере частной жизни. Этот аргумент необоснован. В международном правозащитном законодательстве совершенно ясно определены обязанности государств. Статья 2 Международного пакта по гражданским и политическим правам являет характерный пример такого определения. В Статье 2 (1) сказано, что государства обязаны «обеспечить всем лицам, находящимся на их территории и подпадающим под их юрисдикцию, все права, предусмотренные в данном Пакте...» В статье 2 (2) на государства возлагается обязанность «...принять правовые или иные меры, необходимые для осуществления прав, предусмотренных в данном Пакте».

Обязанность каждого государства, подписавшего какой-либо правозащитный документ, - обеспечить, чтобы все лица, находящиеся под его юрисдикцией, обладали правами, определенными в данном документе. Если какое-либо лицо или группа лиц систематически нарушают гарантированные гражданам права, государство, под юрисдикцией которого происходит нарушение, несет ответственность за это. Однако государство систематически оказывается не в состоянии «обеспечить» гражданам соблюдение их прав и принять необходимые меры для предупреждения нарушения этих прав.

Международные правозащитные неправительственные организации, такие как HumanRightsWatch, в нескольких случаях воспользовались этим аргументом для установления ответственности государств. Например, было признано, что Бразилия и Малайзия несут ответственность за насильственные действия против малоимущих крестьян, хотя эти действия осуществлялись частными вооруженными формированиями, которые были наняты местными землевладельцами. Аналогичный аргумент можно привести в отношении неспособности государств защитить женщин от систематических нарушений их прав. Вышеприведенные аргументы относительно легко применить к действиям или бездеятельности лиц, принадлежащих к определенному государству; гораздо сложнее применить их к таким нарушениям, которые вызваны проводимой политикой, непосредственными действиями или бездеятельностью международных агентств, таких как Международный Банк и Международный Валютный Фонд. Многие страны третьего мира стали свидетелями нарушений человеческих прав женщин в результате политики экономических структурных перестроек, насаждаемой этими агентствами. Являются ли государства, на чьей территории осуществляются экономические программы, ответственными за нарушения, или же сами международные агентства должны нести ответственность по международному законодательству как юридические лица? Или, например, следует ли отнести ответственность на счет государств, формирующих политику международных агентств? Это проблема, для решения которой требуется глубокое обдумывание, анализ и практическая проверка.

Третий фактор, вытекающий из природы международного правозащитного законодательства, - невозможность воспользоваться правозащитным документом для граждан тех стран, которые не подписали данный документ. Международное правозащитное законодательство, как международное законодательство в целом, принимается и ратифицируется отдельными государствами на основе добровольного согласия или консенсуса. Может ли международное сообщество оставить без защиты население целых стран лишь потому, что их правительства не пожелали ратифицировать правозащитный документ?

Сюда относится также проблема обширных оговорок, которые были внесены значительным числом государств при ратификации Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации женщин (CEDAW). Посредством таких оговорок государства освобождают себя от обязательств устранить дискриминацию женщин по религиозным и культурным основаниям. Так же и в этом случае, вправе ли международное правозащитное сообщество оставить женщин этих стран практически без защиты? Здесь я обращаюсь к фундаментальному вопросу о том, насколько отдельные государства имеют или могут иметь суверенное право ратифицировать или не ратифицировать правозащитные документы и вносить обширные оговорки такого рода, как были внесены в CEDAW.

Недавнее прошлое показало, что достигнут некоторый прогресс в принятии мировым сообществом идеи о том, что обращение государства со своими гражданами не всегда является внутренним делом этого государства. Если происходит систематическое и повсеместное нарушение человеческих прав, международное сообщество может вмешаться. Эта идея - шаг вперед в правозащитном мышлении, и женские правозащитники могут далее развивать и применять ее в тех случаях, когда государство отказывается ратифицировать правозащитные конвенции или вносит поправки, которые отказывают женщинам в защите от дискриминации и других гендерных нарушений прав.

Права человека универсальны, в смысле того, что они применимы к каждому человеку. Международное сообщество государств признает человеческие права за всеми людьми во всем мире. Все люди признаются равными, все имеют ценность и обладают некими неотъемлемыми правами. Человеческие права в этом смысле универсальны, что подчеркнуто во всех правозащитных документах. Статья 2 Международного пакта о гражданских и политических правах требует, чтобы каждое государство «уважало и обеспечивало всем лицам на своей территории, предоставляемые им права, без каких-либо различий на основе расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, религиозных, политических и иных взглядов, национального или социального происхождения, имущественного или иного статуса». Аналогичные положения можно найти в Пакте об экономических, социальных и культурных правах и в региональных правозащитных документах.

Концепция универсальности прав человека не всегда безоговорочно принимается всеми членами международного сообщества государств. Некоторые государства, особенно те, в которых имеется влиятельное религиозное лобби, приводили довод, что права человека должны быть подчинены религиозным законам. Другие государства приводили «культурные особенности» как основание для отказа уважать и/или защищать человеческие права отдельных групп или сообществ. Эта проблема имеет очень важное значение для человеческих прав женщин. Это можно проиллюстрировать, взглянув на те оговорки, которые были внесены некоторыми государствами при ратификации правозащитных документов. В настоящее время из всех подписанных конвенций наибольшее число оговорок имеет CEDAW. Эти оговорки якобы продиктованы религиозными или культурными соображениями. Озабоченность вызывает тот факт, что непринятие принципа универсальности, как правило, возникает в тех сферах, где человеческие права женщин наиболее уязвимы.

Хотя международное сообщество продолжает утверждать, что человеческие права должны рассматриваться как универсальные, его часто непредсказуемая реакция на нарушения прав человека подрывает данное утверждение. Вызывает беспокойство та избирательность, которая проявляется при осуждении и принятии других санкций по отношению к государствам, нарушающим правозащитное законодательство. Основания для такой избирательности могут быть различны: в зависимости от страны, которая подлежит осуждению, от конкретной проблемы и т.д. Можно отметить, что международное сообщество очень слабо проявляет свое возмущение по поводу повсеместных нарушений прав женщин во всем мире. Эффективность международного правозащитного законодательства и его механизмов зависит еще и от того, насколько они доступны. Я перечислю лишь некоторые из существующих в этой области проблем, а именно: недостаточная информированность граждан и НПО о содержании и процедуре работы, а также о мерах воздействия, имеющихся в распоряжении международных правозащитных организаций. Как воспользоваться этой системой для защиты и утверждения человеческих прав женщин, если женщины и неправительственные организации не понимают, как выйти на эту систему и как она действует? Кто должен отвечать за распространение правозащитной информации? Должны ли государства, ООН и другие коллективные правозащитные органы осуществлять и/или поддерживать инициативы по правозащитному просвещению неправительственных организаций? Нельзя недооценивать тот вклад, который могут внести граждане и сообщества в дело защиты и утверждения своих человеческих прав посредством мониторинга, докладов и общественной деятельности.


ГЛАВА 3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ЖЕНЩИН

3.1 Женские конференции ООН и обеспечение прав женщин

Долгосрочной целью ООН является улучшение положения женщин и расширение их возможностей во всех сферах повседневной жизни. На четырех крупных всемирных конференциях ООН были поставлены задачи, связанные с улучшением положения женщин и охраной их прав, на период до конца века. Период 1975-1985 гг. был провозглашен ООН Десятилетием женщины. Фонд ООН для развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ) и Международный учебный и научно-исследовательский институт по улучшению положения женщин (МУНИУЖ) поддерживают проекты по повышению качества жизни женщин более чем в 100 странах.

Пекинская конференция (1995г.)- четвертая в серии проводимых под эгидой ООН глобальных конференций по положению женщин, которые закладывают основы для деятельности в этой области. Предыдущие конференции проходили в Мехико (1975 г.), Копенгагене (1980 г.), и Найроби (1985 г.).

Четвертая Всемирная конференция активизировала рассмотрение темы «Равенство, развитие и мир», утвержденной на первой Конференции в Мехико. На Конференции, состоявшейся в Копенгагене, к обсуждаемой проблеме были добавлены три подтемы: «Занятость, здравоохранение и образование». На третьей Конференции эти темы были объединены в документе «Найробийские перспективные стратегии в области улучшения положения женщин до 2000 года».

Тысячи женщин и мужчин со всего мира собрались 4- 15 сентября 1995 года в Пекинском международном конференционном центре, расположенном в сердце китайской столицы, для участия в работе четвертой Всемирной конференции по положению женщин.

Представители почти всех стран и всех слоев общества - от глав государств, государственных служащих и дипломатов до домохозяек, от представителей международных и неправительственных организаций до студентов, учителей и фермеров - собрались вместе для того, чтобы: оценить прогресс в достижении равных возможностей для женской половины населения во всех странах и во всех областях; согласовать глобальную стратегию для Платформы действий в целях улучшения положения женщин; определить приоритетные действия, которые должны быть осуществлены международным сообществом, включая систему ООН и мобилизовать усилия как женщин, так и мужчин, представляющих разные слои населения (и лиц, принимающих решения, и широкие массы), на достижение согласованных целей.

Параллельно с официальной Конференцией с 30 августа по 8 сентября проходил Форум НПО по положению женщин. В его работе приняли участие около 30 тыс. женщин и мужчин, в том числе и автор этих строк, которые поделились опытом работы по улучшению, как условий жизни женщин, так и их положения в обществе.

На семинарах-практикумах в ходе Форума были рассмотрены все темы: от охраны здоровья женщины и трудосберегающих технологий до гендерных вопросов и политики в области положения женщин, искоренения насилия в отношении женщин и продвижения женщин по службе в эпоху компьютерной техники. Особое внимание уделялось концепции устойчивого социального развития.

Тем временем на официальной Конференции обсуждался и был принят проект Платформы действий с особым упором на 12 «важнейших проблемных областей», являющихся, как установлено, препятствиями на пути улучшения положения женщин. Эти области охватывают проблемы нищеты, образования, здравоохранения, насилия, вооруженных конфликтов, экономического неравенства, участия в органах власти, традиционной практики, прав человека, средств массовой информации, окружающей Среды и положения девочек.

В проекте Платформы действий - основном документе, принятом на Конференции в Пекине, - более 200 мероприятий, которые должны проводиться правительствами, международным сообществом, НПО.

3.2 Контроль за соблюдение человеческих прав женщин в регионах. Европейская система

Европа в настоящее время находится в противоречивом положении в отношении защиты прав человека. С одной стороны, распад Советского Союза и восстановление демократических режимов в странах Восточной Европы привели к более широкому членству в специализированных институтах, а с другой стороны, уважение к правам человека и их защита в некоторых сферах полностью разрушены. Самый драматичный пример являет собой бывшая Югославия, но и в других странах Европы политическая нестабильность, развал экономики, безработица, терроризм, расовая и религиозная ненависть породили насилие и угрозу фундаментальным правам человека. Во многих случаях эти перемены оказали особое влияние на положение женщин. В некоторых странах, например, в Польше, политическая демократия и курс на рыночную экономику отрицательно повлияли на соблюдение экономических и социальных прав женщин, в том числе на репродуктивные права и на доступность таких служб, как недорогие детские сады и ясли. Торговля женщинами и детьми и их сексуальная эксплуатация значительно возросли в связи с ростом числа женщин из Восточной Европы, привлеченных обещаниями экономического благополучия в других странах. При рассмотрении целесообразности тех или иных институтов, призванных защищать права человека, необходимо помнить реалии жизни многих женщин из европейских стран.

В Европе существует рад различных правительственных учреждений, которые накопили значительный правозащитный опыт, были приняты как модели в других регионах. Стратегии укрепления и защиты человеческих прав женщин следует рассматривать в рамках существующих структур, таких как Совет Европы, Европейское сообщество и Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе. Все они предлагают разнообразные политические и юридические пути решения проблем, но необходимо прояснить некоторые различия между ними.

Ниже перечислены основные европейские правовые институты и правозащитные документы, подписанные под эгидой этих институтов.

Совет Европы был образован в 1949 г. демократическими западноевропейскими государствами. Его уставными принципами являются демократический плюрализм, уважение к правам человека и законность. С 1989 г. членство этой организации возросло, поскольку к ней присоединились или изъявили желание присоединиться страны бывшего Восточного блока. К правозащитным документам Совета Европы относятся:

1. Европейская конвенция по правам человека от 4 ноября 1950 г. и 10 протоколов.

2. Европейская социальная хартия от 18 октября 1961 г. и Дополнительный протокол от 1988 г.

3. Европейская конвенция о неприменении пыток от 26 ноября 1987 г.

14 мая 1993 г. Эстония, Литва и Словения стали членами Совета Европы, в результате чего его членство достигло 29 государств.

Европейская конвенция содержит перечень традиционных гражданских и политических прав, однако включает также и жизнь в семье (Статьи 8 и 12). Европейская социальная хартия содержит перечень экономических, социальных и культурных прав. Общая для этих двух Конвенций Статья 14 подтверждает, что:«Реализация прав и свобод, провозглашенных в данной Конвенции, будет обеспечена без дискриминации на каких бы то ни было основаниях, таких как пол, раса, цвет кожи, язык, религия, политические или иные взгляды, национальное или социальное происхождение, принадлежность к национальным меньшинствам, имущественный статус, статус по рождению или какой-либо иной».

Однако в этих документах не предусмотрено отдельное положение, которое гарантировало бы права женщин и детей, подобное тому, какое имеется в Статье 18 Африканской хартии прав человека и народности от 1981 г. В 1988 г. Комитет Министров принял Декларацию о равенстве мужчин и женщин, в которой говорится, что «равенство женщин и мужчин является принципом прав человека, провозглашенным как фундаментальное право во многих международных документах» и что «дискриминация по признаку пола в политической, экономической, социальной, образовательной, культурной и любой другой сфере составляет препятствие к признанию, реализации и использованию прав и фундаментальных свобод человека».

Учредительный договор Европейского Сообщества, Римский договор от 25 марта 1957 г., включает положения о равенстве в некоторых конкретных областях, например, требование равной оплаты за равный труд (Статья 119). Эти требования повторяются в Статье 6 Договора о Европейском Союзе (Маастрихтский договор). Римский договор дополняют директивы Европейского Совета (напр., Директива о равной оплате труда 75/117; Директива о равном обращении 76/207; Директива о социальном обеспечении 79/7) и Программы действий за равенство.

Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, август 1975 г. (CSCE). Заключительный акт - Хельсинкское соглашение - подписали 35 государств: все европейские государства, кроме Албании, а также США и Канада. Хельсинкское соглашение не создает никаких юридических обязательств, но является важным заявлением о политических намерениях и обязательствах. В части VII подтверждается признание широкого спектра человеческих прав, включая свободу мысли, совести и религии «без различия расы, пола, языка или религии». Последующие конференции утвердили принятый курс на защиту человеческих прав, а крах коммунизма в Восточной Европе привел к тому, что сейчас особый упор делается на законность, свободу выборов и защиту меньшинств.

Во всех упомянутых организациях различен состав членов, а также различны существенные права, полномочия и процедуры, предусмотренные каждым из документов. Поэтому женщины, живущие в Европе и желающие воспользоваться региональными механизмами для защиты своих человеческих прав, должны в первую очередь определить, какие из этих документов применимы к ним.

Вероятно, наиболее важным процедурным различием между документами является то, что принятие обязательных к исполнению судебных решений предусмотрено только условиями Европейской конвенции по правам человека и Римского договора. Хотя сейчас действуют процедуры мониторинга по выполнению Договора о безопасности и сотрудничестве в Европе, тем не менее, Хельсинкское соглашение не является обязательным к исполнению государствами, и Европейская социальная хартия также не предполагает механизмов контроля за ее исполнением.

Механизм, предусмотренный Европейской конвенцией по правам человека, является наиболее развитым и применимым к большинству европейских государств, подписавших Конвенцию. Поэтому он излагается более детально, чем другие институционные механизмы.

Европейская конвенция действует через Европейскую комиссию по правам человека, Комитет Министров и Европейский суд по правам человека. Предусмотрена процедура подачи межгосударственных жалоб (Статья 24) и индивидуальных заявлений (Статья 25) - но лишь в том случае, если соответствующее государство признало право на индивидуальную подачу жалоб. Жалобы рассматриваются в первой инстанции Комиссией, которая проводит расследование для выяснения фактов. В обязанности Комиссии также входит принятие мер с целью достичь мирного урегулирования конфликта между частным лицом, подавшим жалобу, и соответствующим государством. Если примирение оказывается невозможным, Комиссия готовит доклад, в котором излагает обнаруженные факты и собственное мнение. Этот доклад никого ни к чему не обязывает. Дело может быть подано в Европейский суд по правам человека, если государство признало юрисдикцию этого суда (Статья 46). Только Высокие договаривающиеся стороны и Комиссия имеют право передать дело на рассмотрение суда. Частное лицо не имеет права сделать это (Статья 45). Суд имеет власть принять обязательное к исполнению решение, и если суд признает, что произошло нарушение Конвенции, может быть вынесено решение об удовлетворении жалобы (Статья 50). Если дело не передано в суд. Комитет Министров решает большинством в 2/3 голосов, имело ли место нарушение Конвенции (Статья 32).

В рамках Европейской конвенции была разработана юриспруденция, которая придала вес положениям Конвенции. Наблюдается высокий уровень соблюдения Конвенции государствами, и в рамках Конвенции принят ряд решений, которые либо напрямую утверждают права женщин, либо могут впоследствии быть использованы защитниками женских прав.

Европейская комиссия решила, что изнасилования, совершенные турецкими офицерами и солдатами на территории Кипра, могут быть вменены в вину оккупирующей державе, Турции, и квалифицируются как негуманное обращение, противоречащее Статье 3. Это составляет важный прецедент, касающийся обращения с женщинами во время военных конфликтов. Этот случай также иллюстрирует преимущества межгосударственной процедуры, хотя она не часто используется. В отличие от индивидуальных заявлений, эта процедура не требует называть имя жертвы нарушения прав и позволяет расследовать систематические действия государства. Однако эта процедура требует, чтобы одно государство-участник Конвенции подало жалобу на другое государство, а это делается редко.

На некоторые государства-члены Союза Европы (например, на Великобританию) действие Конвенции непосредственно не распространяется. Суды этих стран не обязаны применять Конвенцию, и она не заменяет действующий в государстве Билль о правах. Европейская конвенция по правам человека охватывает в первую очередь гражданские и политические права, но не экономические, социальные и культурные, которые часто бывают более актуальными для женщин. Выполнение Социальной хартии основано на системе подачи докладов и наблюдения, куда входит рассмотрение независимой Экспертной комиссией периодически представляемых государственных докладов и составление Правительственной комиссией отчета перед Комитетом Министров. Последний может «давать любые необходимые рекомендации каждой из Договаривающихся сторон». Парламентская ассамблея также подает Комитету Министров изложение своего мнения о том, насколько адекватно соблюдается Хартия государствами-членами. Не предусмотрено системы расследования дел Комиссией и судебного определения относительно нарушений.

В институтах Совета Европы по-прежнему преобладают мужчины, и юриспруденция отражает традиционный мужской подход. Хотя некоторые части прецедентного законодательства могут иметь далеко идущие последствия для женщин, но необходимо, чтобы правозащитники, ориентированные на гендерные проблемы, установили необходимые для этого логические связи, а лица, принимающие решения согласились с их аргументами. На всех уровнях необходимо гендерное просвещение, которое выходит за рамки одной лишь концепции равенства. В положениях Конвенции остаются пробелы. Например, нет конкретного запрета на насилие против женщин или на торговлю женщинами. Хотя Конвенции дополняются другими международными документами, было бы желательно, чтобы на провозглашенные в них права распространялись более эффективные механизмы контроля за их соблюдением - подобные тем, какими обладает Европейская конвенция.

Только члены Европейского сообщества участвовали в подписании Римского договора. Правозащитные положения Римского договора более ограничены, чем перечень прав человека в Европейской конвенции, и ориентированы на политические и экономические задачи Европейского сообщества. Однако директивы непосредственно распространяются на все подписавшие договор государства, а решения Европейского суда обязательны для судов европейских государств. Кроме того, Европейский суд проявил интерес к правам человека и постановил, что некоторые принципы Конвенции должны лечь в основу Европейского законодательства. Европейское законодательство преобладает над законодательством государств и может быть использовано как для восполнения пробелов в государственном законодательстве, так и для прямой отмены того или иного государственного закона. Могут быть использованы четыре процедуры: процедура подачи петиции; вмешательство Европейского парламента; процедуры по нарушениям (политические процедуры) и передача дела в Европейский суд по Статье 177 (судебная процедура). Эта последняя процедура основана на обязательстве привести государственное законодательство в соответствие с законодательством Сообщества. Хотя Европейское законодательство позволяет выявлять дела, имеющие принципиальное значение как прецеденты, и выносить их на рассмотрение Европейского суда, проблемы высоких издержек, трудности поиска лица, желающего выставить свое дело на рассмотрение, а также неоднозначность судебного толкования, делают эту стратегию потенциально дорогостоящей и непредсказуемой по результатам.

В январе 1989 г. был учрежден механизм правозащитного мониторинга в рамках положений Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе. Так называемый «механизм CDH» предоставляет государствам-участникам четыре пути выдвижения конкретных случаев и ситуаций на рассмотрение международной общественности:

1. просьба к другим государствам-участникам предоставить информацию;

2. использование положения о двусторонних встречах между странами-участницами;

3. дипломатические каналы;

4. обсуждение конкретных ситуаций и случаев на заседаниях Конференции по человеческому измерению или на встречах по итогам Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе.

В 1990 г. страны-участницы согласились предоставлять письменные ответы на письменные запросы информации от других стран-участниц в течение минимально возможного срока, в любом случае не превышающего четырех недель, и обеспечивать по возможности скорейшее проведение двусторонних встреч - как правило, не позднее чем через три недели после запроса.

Эффективность этих методов зависит от политической готовности государств обсуждать конкретные случаи и ситуации с другими странами-участницами либо в двустороннем порядке, либо в более широком масштабе. По-прежнему имеет большое значение лоббирование своего правительства.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Организация Объединенных Наций родилась в последние огненные часы самого опустошительного конфликта, какой знал мир, чтобы «избавить грядущие поколения от бедствий войны» и заложить более прочный фундамент для торжества мира. В последующие пять с лишним десятилетий всемирная Организация стремилась достичь благородных целей своего Устава во многих областях, таких как разоружение, деколонизация, защита прав человека, уважение международного права человека, уважение международного права и содействие социальному прогрессу и повышению уровня жизни всех граждан мира.

Права человека женщины, отстаиваемые ООН, основаны на достоинстве, присущем всем членам человеческой семьи. Это достоинство и вытекающие из него права на свободу и равенство являются неотчуждаемыми и неотменяемыми. Они имеют преимущество перед всеми полномочиями, включая полномочия государства, которое может их регулировать, но не отменять. Человеческое достоинство существует и должно признаваться без какого-либо различия. Отсюда следует, что права человека универсальны по своей природе и приобретаются при рождении всеми членами человеческой семьи, независимо от политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит.

Все более широкое признание людьми своего равного достоинства, являющегося их общим наследием, содействует постепенному утверждению «духа братства» в их отношениях.

Следует отметить, что данная курсовая работа не является исчерпывающей. Ее конкретная цель - дать общее представление о деятельности Организации Объединенных Наций в области прав женщин. Кроме того, в ней освещается в основном деятельность самой Организации Объединенных Наций, но мало говорится о деятельности специализированных учреждений, которая нередко важна сама по себе и может служить продолжением данной работы.

Права человека женщин и девочек являются неотъемлемой, составной
и неделимой частью всеобщих прав человека. Полное и равное участие женщин в политической, гражданской, экономической, общественной и культурной жизни на национальном, региональном и международном уровнях, а также ликвидация всех форм дискриминации по признаку пола являются первоочередными целями международного сообщества. Для расширения прав и возможностей женщин крайне важное значение имеет полное осуществление всех прав человека и основных свобод всех женщин. Осуществление Пекинской Платформы действий 1995 года, в том числе через национальное законодательство и посредством формулирования стратегий, политики, программ и приоритетов в области развития, является суверенной обязанностью каждого государства.

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин является комплексным международным договором. Вместе с тем, ее нельзя назвать всеобъемлющим документом в области защиты прав женщин, поскольку многие ее положения необходимо рассматривать в свете действующих международно-правовых документов, посвященных регламентации отдельных прав женщин и гарантий их реализации. Наряду с Конвенцией действуют другие универсальные международно-правовые акты по правам человека. Среди них можно выделить общие, т.е. применимые в равной мере, как к мужчинам, так и к женщинам, причем некоторые из них содержат отдельные положения, посвященные женщинам и специальные, касающиеся только женщин.

Осуществление определенных положений Конвенции предполагает совместное их применение со смежными нормами других международно-правовых документов, действующих в отношении данного государства-участника. Особенно остро встает эта проблема применительно к равноправию полов, поскольку вопрос об их роли в обществе тысячелетиями регламентировался и во многом регулируется и поныне религиозными и базирующимися на религии требованиями и нормами. Государства-участники Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин обязались включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные конституции или другое соответствующее законодательство, и обеспечить с помощью закона и других соответствующих средств практическое осуществление этого принципа.

Всемирная Конференция по положению женщин (Пекин, 1995 г.) признала необходимым усилить международный механизм защиты прав и интересов женщин; в частности, Комиссия ООН по положению женщин разработала Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, устанавливающий право подачи коллективных обращений (петиций) в органы ООН в случае обнаружившихся нарушений Конвенции.

В литературе высказывались критические замечания по поводу увеличения роста договорных органов, на том основании, что они дублируют друг друга; их процедуры, основанные на рассмотрении докладов государств-участников, являются малоэффективными. На основе исследования деятельности Комитета по вопросам ликвидации дискриминации против женщины и Комиссии по положению женщин такая критика воспринимается не совсем обоснованной. Особое значение для защиты прав человека женщин имеет также деятельность Европейского Суда по правам человека, как хорошо отработанного и эффективно действующего механизма обеспечения, выполнения, вытекающих из Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод обязательств государств, ратифицировавших ее. Хотелось бы подчеркнуть, что Страсбургский Суд не может ответить на все вопросы. Истинной же целью Европейской Конвенции должно стать приведение стандартов защиты прав человека в государствах-участниках к общему минимальному стандарту.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность // Преображение. М., № 3. 1995.

2. Права человека: изложение фактов: № 22. Дискриминация в отношении женщин: конвенция и комитет /ООН. Женева, 1995.

3. Права человека: изложение фактов: № 23. Опасная традиционная практика, пагубно отражающаяся на здоровье женщин и детей /ООН, Женева 1995.

4. Хроника ООН. Февраль 1996. Т. 32, № 3.

5. Феминистская теория и практика: Восток - Запад. Конференция 09.06 - 12.06.95.С.-Петербург, 1996.

6. Мертус Джулия. Права женщин - права человека: Пособие для учебных занятий. М.: Глас, 1996.

7. Заявляем наши права: Пер. с англ. М.: Глас, 1996.

8. Основные сведения об организации Объединенных Наций. М.: Юридическая литература, 1995.

9. Репродуктивные права граждан в России: реальность и ожидания. Материалы межрегионального семинара 23-25 сентября 1995г. М.,1995.

10. Устав Организации Объединенных Наций и Статус Международного Суда от 26 июня 1945 года.

11. Комиссия по положению женщин. 21 июня 1946 года.

12. Всеобщая декларация прав человека. 10 декабря 1948 года.

13. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатации проституции третьими лицами. 2 декабря 1949 года.

14. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейскую конвенцию о правах человека). 4 ноября 1950 года.

15. Конвенция о политических правах женщин. 20 декабря 1952 года.

16. Протокол о внесении изменений в Конвенцию о рабстве, подписанную в Женеве 25 сентября 1926 года от 23 октября 1953 года.

17. Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. 7 сентября 1956 года

18. Конвенция о гражданстве замужней женщины. 29 января 1957 года

19. Конвенция об упразднении принудительного труда. 25 июня 1957 года

20. Резолюция 728 F (XXVIII). 30 июля 1959 года

21. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. 21 декабря 1965 года

22. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Приняты Международный пакт о гражданских и политических правах и Факультативный протокол к нему. 16 декабря 1966 года.

23. Декларация о ликвидации дискриминации в отношении женщин. 7 ноября 1967 года.

24. Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. 9 декабря 1975 года.

25. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. 18 декабря 1979 года.

26. Резолюция по вопросу об осуществлении Найробийских перспективных стратегий в области улучшения положения женщин. 13 декабря 1985 года.

27. Конвенция о правах ребенка. 20 ноября 1989 года.

28. «Платформа действий» по улучшению положения женщин. Август - сентябрь 1995 года.


1 Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность. // Преображение. - М., № 3. 1995.

2 Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность // Преображение. - М., №3. 1995.

3 Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность. //Преображение. - М., № 3. 1995.

4 Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность. // Преображение. - М., № 3. 1995.

5 Новикова Э. Международная защита прав женщин: история и современность. // Преображение. - М., № 3. 1995.

6 Мертус Джулия. Права женщин - права человека: Пособие для учебных занятий. - М.: Глас, 1996.

7 Мертус Джулия. Права женщин - права человека: Пособие для учебных занятий. - М.: Глас, 1996.

8 Мертус Джулия. Права женщин - права человека: Пособие для учебных занятий. - М.: Глас, 1996.

9 Мертус Джулия. Права женщин - права человека: Пособие для учебных занятий. - М.: Глас, 1996.

10 Права человека: изложение фактов: № 23. Опасная традиционная практика, пагубно отражающаяся на здоровье женщин и детей /ООН, Женева 1995.

11 Права человека: изложение фактов: № 23. Опасная традиционная практика, пагубно отражающаяся на здоровье женщин и детей /ООН, Женева 1995.

12 Права человека: изложение фактов: №23. Опасная традиционная практика, пагубно отражающаяся на здоровье женщин и детей. /ООН, Женева 1995.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему