регистрация / вход

Права участников общества с ограниченной ответственностью

Правовое положение общества с ограниченной ответственностью. Характеристика правового статуса участников ООО: состав участников, их права и обязанности, исключение из общества. Права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Содержание

Введение

Глава 1. Правовое положение общества с ограниченной ответственностью

1.1 Правовое регулирование деятельности общества с ограниченной отвественностью

1.2 Основы статуса общества с ограниченной ответственностью

Глава 2. Правовой статус участников общества с ограниченной ответственностью

2.1 Состав участников общества

2.2 Права и обязанности участников

2.3 Исключение из общества его участника

Глава 3. Некоторые вопросы реализации прав участников общества с ограниченной ответственностью

3.1 Защита прав приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при уклонении других участников от внесения изменений в учредительные документы

3.2 Права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации (ст. 34) предоставила гражданам право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности . В связи с этим в последние годы наблюдается бурный рост предпринимательства, в самых различных его формах и проявлениях.

Хозяйственные общества, к которым относятся общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества , являются наиболее популярными организационно-правовыми формами как в России , так и в зарубежных странах. В Англии и США действуют компании – аналог акционерного общества и закрытые корпорации – аналог общества с ограниченной ответственностью. В дореволюционной России такие общества именовались торговыми товариществами , поскольку торговля обычно ассоциировалась с коммерческой деятельностью.

В современной России начало возрождения хозяйственных обществ пришлось на 90-е годы. Однако первые законодательные акты , призванные заложить базу для развития хозяйственных обществ были зачастую недостаточно грамотными и противоречили друг другу. Современное же законодательство более подробно регламентирует создание и деятельность обществ с ограниченной ответственностью , но все же недоработки имеют место.

Правовая форма ООО характерна прежде всего тем, что представляет собой синтез капиталистических и личных объединений. Эта черта и обусловливает как специфику набора, так и специфику содержания прав ее участников. Объединяя лишь капиталы, участники ООО наделяются целым рядом правомочий, позволяющих значительно усилить личный элемент в конструкции данного вида обществ.

Степень научной разработанности. Проблемы функционирования обществ с ограниченной ответственностью подробно освещена в трудах таких видных теоретиков и правоприменителей в области цивилистики как Суханов Е.А., Толстой Ю.К., Сергеев А.П., Тихомиров М.Ю., Могилевский С.Д., Кашанина Т.В., Лытнева Н.А. и многих других. Не отстает от теоретических разработок и практика применения законодательства судебными органами Российской Федерации.

В настоящее время общество с ограниченной ответственностью является широко распространенной и наиболее популярной организационно-правовой формой предпринимательства в отечественной правовой системе.

В форме обществ с ограниченной ответственностью в РФ действуют различные юридические лица , функционирующие в самых разнообразных сферах. Это, например, производственные, строительные, торговые, посреднические предприятия , некоторые кредитные и страховые организации, сельскохозяйственные предприятия , иные коммерческие организации.

В связи с этим изучение и анализ отдельных юридических проблем , связанных с правовым регулированием создания и функционирования подобных обществ , представляет большой практический и теоретический интерес.

Задачей дипломной работы является изучение и анализ вопросов связанных с функционированием такой организационно-правовой формы юридических лиц как общество с ограниченной ответственностью.

Цели работы можно сформировать следующим образом :

1. Изучение и анализ истории возникновения и развития обществ с ограниченной ответственностью.

2. Изучение и анализ современного Российского законодательства об обществах с ограниченной ответственностью.

3. Изучение материалов судебной практики.

4. Изучение и анализ монографических трудов теоретиков Российской цивилистики

5. Анализ правоприменительной деятельности юристов-практиков.

6. Выработка выводов по теме дипломной работы.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения функционирования обществ с ограниченной ответственностью.

В зависимости от объекта находится предмет исследования , который составляют:

· нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов;

· литература применительно к теме исследования;

· материалы судебной практики.

Методы исследования составляет диалектико-материалистический метод. В работе использованы общие и частные методы научного исследования, в том числе: социологический, статистический, логико-юридический, структурно-системный, сравнительно-правовой и др. Сделанные выводы и предложения базируются на положениях Конституции РФ, положениях действующего гражданского законодательства и федеральных законах.

Структура работы . Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Правовое положение общества с ограниченной ответственностью

1.1 Правовое регулирование деятельности общества с ограниченной ответственностью

Специальным актом гражданского законодательства, определяющим правовое положение общества с ограниченной ответственностью, права и обязанности его участников, а также порядок создания, реорганизации и ликвидации такого общества является ФЗ от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"[1] (далее - Закон), который был принят на основании прямого указания п. 3 ст. 87 ГК РФ и введен в действие с 01.03.1998 г. В нем развиты и конкретизированы соответствующие нормы ГК РФ о хозяйственных обществах и, в частности, об обществах с ограниченной ответственностью. Кроме того, в Законе установлено много правил, которые отсутствуют в ГК РФ.

Закон состоит из шести глав, содержащих 59 статей, в которых детально регулируются отношения, связанные с созданием и деятельностью обществ с ограниченной ответственностью. В большинстве случаев нормы Закона являются нормами прямого действия, которые не нуждаются в конкретизации при помощи других правовых актов. Знание Закона необходимо руководителям, специалистам и участникам корпораций, действующих в форме обществ с ограниченной ответственностью.

По сравнению с ФЗ от 26.12.1995 г. "Об акционерных обществах"[2] Закон отличается большей диспозитивностью. Он предоставляет участникам общества с ограниченной ответственностью значительно более широкий выбор при определении его организационной структуры, формировании уставного капитала, установлении внутренних правил и процедур и решении других вопросов. В Законе часто используются правовые нормы, определяющие общие, универсальные правила только для тех случаев, когда учредительными или внутренними документами общества не установлены иные правила, или в этих документах соответствующие правила не установлены вообще. Участникам обществ с ограниченной ответственностью предоставлены широкие возможности для самостоятельного регулирования многих важных отношений в уставе и внутренних документах. При помощи императивных норм чаще всего регламентируются лишь отношения, имеющие особую значимость[3] .

Итак, Закон определяет в соответствии с ГК РФ правовое положение общества с ограниченной ответственностью, права и обязанности его участников, порядок создания, реорганизации и ликвидации общества (п. 1 ст. 1 Закона). Таким образом п. 1 ст. 1 Закона констатирует зависимость норм Закона от общих гражданско-правовых норм, установленных ГК РФ, и подчиненность Закона этим общим нормам, подчеркивает взаимосвязь указанных законов, а также определяет допустимые пределы конкретизации норм ГК РФ в нормах Закона. Данный пункт ст. 1 Закона имеет целеустанавливающее значение для всех прочих его норм.

Устанавливая основы статуса обществ с ограниченной ответственностью, ГК РФ определяет понятие и основы правового положения таких хозяйственных обществ (ст. 87), правила об участниках обществ (ст. 88), основные требования к учредительным документам (ст. 52 и 89), формированию уставного капитала (ст. 90), основы организации управления в обществе с ограниченной ответственностью (ст. 91), особенности реорганизации и ликвидации таких обществ (ст. 92), правила о переходе доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другому лицу (ст. 93) и о выходе из общества его участника (ст. 94).

Закон развивает и конкретизирует нормы ГК РФ, регулирующие правовое положение юридических лиц (ст. 48-65 ГК РФ), применительно к обществам с ограниченной ответственностью, а также нормы ГК РФ, устанавливающие основы статуса и организации деятельности таких обществ (ст. 87-94 ГК РФ).

Согласно п. 3 ст. 87 ГК РФ правовое положение обществ с ограниченной ответственностью, а также права и обязанности его участников определяются ГК РФ и законом об обществах с ограниченной ответственностью. Таким образом ГК РФ ограничивает круг нормативных правовых актов, регулирующих юридический статус хозяйственных обществ данного вида, порядок их создания, реорганизации и ликвидации, а также права и обязанности участников таких обществ. При этом отношения, отражающие специфику некоторых обществ с ограниченной ответственностью, указанных в п. 2 ст. 1 Закона, регулируются специальным законодательством.

Иные отношения с участием обществ с ограниченной ответственностью могут регламентироваться другими федеральными законами, а также подзаконными правовыми актами. Главным образом это отношения, участниками которых могут быть юридические лица независимо от их видов. Примерами правового регулирования таких отношений могут служить: ТК РФ, регламентирующий трудовые отношения вне зависимости от видов юридических лиц, являющихся работодателями, и форм собственности (см. ст. 11 ТК РФ); ФЗ от 21.11.1996 г. "О бухгалтерском учете"[4] , который регулирует отношения, связанные с ведением бухгалтерского учета и представлением отчетности всеми организациями, находящимися на территории Российской Федерации, в том числе и учрежденными в форме обществ с ограниченной ответственностью; другие нормативные правовые акты, имеющие общее значение для всех юридических лиц.

Закон применяется начиная с 01.03.1998 г. (ст. 59 Закона) в отношении всех обществ с ограниченной ответственностью на территории Российской Федерации, в том числе тех, которые приобрели данную организационно-правовую форму в соответствии со ст. 6 ФЗ от 30.11.1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[5] . Частичные изъятия из указанного правила предусмотрены пятым абзацем п. 3 ст. 59 и п. 2 ст. 1 Закона.

На основании п. 3 ст. 95 ГК РФ нормы ГК РФ об обществах с ограниченной ответственностью, а соответственно и положения Закона применяются также к обществам с дополнительной ответственностью, поскольку иное не предусмотрено специальными правилами, установленными для этих обществ (см. п. 1 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 г. № 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"[6] . Далее - Постановление N 90/14 от 09.12.1999 г.).

В форме обществ с ограниченной ответственностью в Российской Федерации действуют различные организации, функционирующие в самых разнообразных сферах. Это производственные, строительные, торговые, посреднические и иные организации, некоторые кредитные и страховые организации, инвестиционные институты, сельскохозяйственные предприятия, иные коммерческие организации. По общему правилу, в части определения порядка создания и правового положения общества с ограниченной ответственностью, прав и обязанностей его участников, порядка его ликвидации и реорганизации Закон обязателен для всех обществ с ограниченной ответственностью на территории Российской Федерации, кроме случаев, когда иное установлено самим Законом[7] .

Например, в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона особенности правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции определяются федеральными законами. Что же касается прав и обязанностей участников таких обществ, то, по смыслу п. 1 ст. 1 Закона и п. 3 ст. 87 ГК РФ, данные отношения регулируются ГК РФ и Законом. Нормы законов, определяющих особенности порядка создания, реорганизации и ликвидации, а также правового положения обществ с ограниченной ответственностью в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции, в части регулирования прав и обязанностей участников указанных обществ, защиты их прав и интересов должны быть производными от норм ГК РФ и Закона.

Необходимо обратить внимание на то, что для кредитных организаций, действующих в форме обществ с ограниченной ответственностью, предусмотрен несколько иной правовой режим. Для таких организаций специальным законодательством могут быть предусмотрены не только особенности их правового положения, но также права и обязанности их участников (см. п. 3 ст. 87 ГК РФ).

В связи с этим в Постановлении № 90/14 от 09.12.1999 г. указано на то, что круг вопросов, указанных в п. 1 ст. 1 Закона и ст. 87 ГК РФ, по которым особенности правового регулирования названных в них обществ могут устанавливаться в иных федеральных законах, является исчерпывающим. По другим вопросам, в том числе связанным с гарантиями и способами защиты прав участников обществ (кроме кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью), применяются общие положения Закона.

Таким образом, федеральное законодательство, регулирующее особенности порядка создания, реорганизации, ликвидации и правового статуса обществ, указанных в п. 2 рассматриваемой статьи (а для кредитных организаций - также предусматривающее права и обязанности их участников), может содержать правила, отличные от тех, которые введены Законом. В таких случаях правовые нормы, устанавливающие указанные правила, следует рассматривать в качестве специальных по отношению к общим нормам ГК РФ и Закона.

Особенности создания, реорганизации и ликвидации, а также правового положения кредитных организаций, права и обязанности их участников определяются в соответствии с ФЗ "О банках и банковской деятельности"[8] ; ФЗ от 10.07.2002 г. "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"[9] , ФЗ от 25.02.1999 г. "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"[10] .

Указанные особенности, предусмотренные федеральными законами, получают конкретизацию в правовых актах ЦБР. Примерами могут служить указания ЦБР: от 14.08.2002 г. N 1186-У "Об оплате уставного капитала кредитных организаций за счет средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, свободных денежных средств и иных объектов собственности, находящихся в ведении органов государственной власти и органов местного самоуправления"[11] ; от 01.12.2003 г. N 1346-У "О минимальном размере уставного капитала для создаваемых кредитных организаций, размере собственных средств (капитала) для действующих кредитных организаций в качестве условия создания на территории иностранного государства их дочерних организаций и (или) открытия их филиалов, размере собственных средств (капитала) для небанковских кредитных организаций, ходатайствующих о получении статуса банка" и др.

Особенности страховых организаций определяются в соответствии с Законом РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации"[12] , а также подзаконными нормативными правовыми актами.

Инвестиционная деятельность регулируется, в частности, Законом РСФСР от 26.06.1991 г. "Об инвестиционной деятельности в РСФСР"[13] , который применяется в части, не противоречащей ФЗ от 25.02.1999 г. "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"[14] ; ФЗ от 22.04.1996 г. "О рынке ценных бумаг"[15] . Кроме того, данная сфера отношений регламентирована рядом указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, ведомственными нормативными правовыми актами. При этом указанные законы об инвестиционной деятельности в настоящее время не упоминают об особенностях правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в сфере инвестиционной деятельности.

Указанные в п. 2 ст. 1 Закона особенности обществ, действующих в области производства сельскохозяйственной продукции, могут быть предусмотрены федеральными законами, которые в настоящее время не приняты. При этом, согласно п. 2 Постановления № 90/14 от 09.12.1999 г., особенности правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в области сельскохозяйственного производства относятся лишь к тем из них, которые созданы на базе колхозов, совхозов и других предприятий, непосредственно занятых сельскохозяйственным производством, либо вновь образованы для ведения деятельности в этой сфере, и не распространяются на общества, действующие в промышленности и осуществляющие переработку сельскохозяйственной продукции, выполнение работ и оказание услуг для сельскохозяйственных производителей.

До принятия соответствующих федеральных законов, которые могут содержать специальные нормы об особенностях обществ с ограниченной ответственностью в сфере инвестиционной деятельности и в области производства сельскохозяйственной продукции, следует руководствоваться действующими правовыми актами, в том числе подзаконными.

Обратим внимание, что специальные нормы действуют не только в отношении создания, реорганизации, ликвидации и правового положения обществ, указанных в п. 2 рассматриваемой статьи. Например, ФЗ от 26.10.2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)"[16] предусмотрены специальные правила о банкротстве, в частности, сельскохозяйственных, кредитных, страховых организаций, а также о банкротстве профессиональных участников рынка ценных бумаг (гл. IX ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

1.2 Основы статуса общества с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственностью является широко распространенной в мировой практике разновидностью корпораций, возникновение которых относится к концу XIX века. Первый закон об обществах с ограниченной ответственностью был принят в 1890 г. в Германии. В дальнейшем данный вид корпораций был заимствован Австрией, где правовое регулирование соответствующих отношений почти полностью совпадало с нормотворческой практикой Германии. В начале XX века общества с ограниченной ответственностью получают распространение в России, США и странах Западной Европы.

В настоящее время общества с ограниченной ответственностью действуют во многих развитых странах, но наиболее широкое распространение они получили в государствах континентальной Европы. В Германии действует закон об обществах с ограниченной ответственностью от 04.07.1980 г.; во Франции этому виду корпораций посвящен специальный раздел закона о торговых товариществах 1966 г.; в Швейцарии такие общества регулируются отдельными нормами Обязательственного закона. Причем нормы, установленные в германском законе об обществах с ограниченной ответственностью, оказывают заметное влияние на законодательство и практику других стран. Некоторые его принципы и нормы восприняты Законом.

В отличие от акционерного общества, являющегося более сложным видом юридических лиц, основанным на концентрации достаточно большого капитала, жестком правовом регулировании, строгих правилах внутренней организации, соблюдении специфических процедур, связанных с обязательной эмиссией акций, учетом акционеров и др., в обществе с ограниченной ответственностью удачно сочетаются личностный и материальный элементы. Правовое регулирование обществ с ограниченной ответственностью как в Российской Федерации, так и в зарубежных странах отличается от норм акционерного законодательства большей диспозитивностью и предоставляет участникам таких хозяйственных обществ значительно более широкий выбор при определении их организационной структуры, формировании уставного капитала, установлении внутренних правил и процедур и решении других вопросов. Общества с ограниченной ответственностью являются, пожалуй, одной из наиболее удачных правовых форм для малых и средних предприятий[17] .

Основные положения об обществах с ограниченной ответственностью установлены в ст. 2 Закона. Указанная статья основана на нормах ГК РФ, устанавливающих основные положения об обществе с ограниченной ответственностью (ст. 87 ГК РФ), а также правила, общие для всех видов юридических лиц (ст. 48, 49, 51 и др. ГК РФ), но при этом содержит и новеллы (см., например, п. 2 ст. 2). Структура статьи типична для статей специальных актов гражданского законодательства, устанавливающих основы правового положения юридических лиц соответствующего вида (см., например, ст. 2 ФЗ от 26.12.1995 г. "Об акционерных обществах"[18] .

Согласно п. 1 ст. 2 Закона обществом с ограниченной ответственностью признается учрежденное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов. При этом участники общества, внесшие вклады в уставный капитал общества не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников общества.

Общество с ограниченной ответственностью относится к категории хозяйственных обществ, общие правила о которых установлены ст. 66-68 ГК РФ, и, следовательно, коммерческих организаций. Согласно ст. 50 ГК РФ коммерческой является организация, преследующая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.

Общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено одним лицом или несколькими лицами. Учредителями (участниками) общества могут быть граждане, а также юридические лица (ст. 7 Закона).

Общество с ограниченной ответственностью имеет уставный капитал, разделенный на доли, размер которых определяется в учредительных документах общества. Уставным капиталом обладают и другие хозяйственные общества (акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью - ст. 99, 95 ГК РФ). Но в отличие от акционерного общества, уставный капитал общества с ограниченной ответственностью разделен на доли, номинальная стоимость которых не может быть выражена в ценных бумагах (акциях). Об уставном капитале общества и вкладах в уставный капитал см. ст. 14, 15 Закона.

Общество с ограниченной ответственностью самостоятельно отвечает по своим обязательствам, его имущественная ответственность не связана с имущественной ответственностью его участников.

Участники общества с ограниченной ответственностью несут риск убытков, которые могут у них возникнуть в связи с деятельностью общества, только в пределах своих вкладов в его уставный капитал. Таким образом рассматриваемая норма разграничивает обязательства участника общества и обязательства самого общества с ограниченной ответственностью, имея в виду, что каждое из указанных лиц в данном случае является самостоятельным участником гражданского оборота. Имущество участников общества обособлено от имущества общества с ограниченной ответственностью, и при убыточной деятельности общества его участники рискуют лишь в пределах стоимости внесенных ими вкладов. Принцип ограниченной ответственности не позволяет кредиторам такого хозяйственного общества при удовлетворении своих требований рассчитывать на любое иное имущество, помимо имущества общества.

Важной особенностью общества с ограниченной ответственностью является и то, что по своей природе оно является закрытым хозяйственным обществом, т.е. предполагает стабильный состав участников. Поэтому ГК РФ и Законом весьма подробно регламентируются процедуры исключения участника общества из общества, его добровольного выхода из состава участников, передачи или отчуждения доли участника, прием третьих лиц в состав участников общества (см. ст. 10, 19, 21-23, 26 Закона)[19] .

Если какими-либо участниками общества вклады в его уставный капитал внесены не полностью, то такие участники солидарно отвечают по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченных частей своих вкладов. Солидарная ответственность участников, не полностью внесших вклады в уставный капитал общества, по его обязательствам предполагает, что такие участники являются, наряду с самим обществом, должниками по обязательствам общества с ограниченной ответственностью. В этом случае кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных таких должников (см. ст. 323 ГК РФ). Но при этом каждый из участников общества, не полностью внесших вклады в уставный капитал, отвечает по солидарным обязательствам лишь в пределах неоплаченной части стоимости своей доли.

В соответствии с п. 2 ст. 2 Закона общество с ограниченной ответственностью имеет в собственности обособленное имущество, учитываемое на его самостоятельном балансе, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Эти положения основываются на понятии юридического лица, содержащемся в п. 1 ст. 48 ГК РФ. Однако Закон уточняет, что имущество общества с ограниченной ответственностью находится в собственности общества. На праве собственности обществу принадлежит имущество, переданное ему в качестве вкладов его участниками, а также имущество, приобретенное им по другим основаниям. Это означает, что его учредители и другие участники имеют в отношении этого имущества не вещные (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления и др.), а обязательственные права.

Что касается имущества, внесенного в уставный капитал общества его учредителем (участником), то такое имущество, внесенное в натуре, находится в собственности общества. Исключение составляют случаи, когда в учредительных документах общества содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный капитал передавалось не имущество в натуре, а лишь право владения и (или) пользования соответствующим имуществом (см. п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[20] .

Общество с ограниченной ответственностью как собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законодательству и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Такое общество вправе также передавать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Имущественная обособленность - классический признак юридического лица, подразумевающий в данном случае, что имущество общества с ограниченной ответственностью, находящееся в его собственности, обособлено (отделено) от имущества его участников. Будучи коммерческой организацией, общество имеет самостоятельный баланс, фиксирующий стоимость его имущества. В самостоятельном балансе общества с ограниченной ответственностью и находит свое конкретное выражение имущественная обособленность общества как юридического лица - самостоятельного участника гражданского оборота. В свою очередь, имущество участников общества, которыми могут являться как юридические лица, так и граждане, существует отдельно от имущества общества и не связано с ним правовыми отношениями.

Под имуществом общества с ограниченной ответственностью следует понимать вещи в гражданско-правовом смысле - движимое и недвижимое имущество (предметы, имущественные комплексы, земельные участки, животные, сельскохозяйственные насаждения и др.), деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (права на вещи и обязанности, возникающие по поводу вещей), результаты интеллектуальной деятельности, включая исключительные права на них (интеллектуальная собственность). К имуществу общества с ограниченной ответственностью относятся также плоды, продукция и доходы, полученные в результате правомерного использования обществом своего имущества (о вещах см. ст. 128, 130-135 ГК РФ).

Самостоятельность бухгалтерского баланса заключается в том, что он отражает денежную стоимость всего имущества общества с ограниченной ответственностью в динамике. В отличие, от баланса, который могут иметь некоторые структурные подразделения (например, филиалы), самостоятельный (завершенный, всеобъемлющий) баланс хозяйственного общества отражает все поступления, активы, пассивы общества, а также затраты, многие из которых могут не учитываться в балансе структурного подразделения.

Еще один существенный признак общества с ограниченной ответственностью как юридического лица - самостоятельная имущественная ответственность (см. ст. 48 ГК РФ). В Законе правилам об ответственности общества посвящена отдельная статья (см. ст. 3), положения которой будут рассмотрены ниже.

Признаком общества с ограниченной ответственностью как юридического лица является также способность выступать в гражданском обороте (быть его участником) от своего имени - приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (имеются в виду суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды).

Традиционным признаком общества с ограниченной ответственностью, как и любого другого юридического лица, является его организационное единство. Наличие данного признака у этого типа хозяйственных обществ подтверждает ст. 48 ГК РФ, наделяющая характеристикой "организация" любое юридическое лицо. Целостность, организационное единство общества с ограниченной ответственностью подразумевает, что общество имеет устойчивую структуру и стабильные органы управления, обладающие собственной компетенцией. Органы управления общества с ограниченной ответственностью осуществляют внутреннюю организационную и исполнительно-распорядительную деятельность в обществе и представляют данное хозяйственное общество (действуют от его имени) во внешних отношениях по горизонтали и вертикали (с контрагентами, дочерними и зависимыми обществами, основными и преобладающими (участвующими) обществами, государственными, муниципальными и другими органами).

Организационная обособленность общества с ограниченной ответственностью основывается на законодательстве (п. 1 ст. 48 ГК РФ; гл. IV Закона) и находит конкретное выражение в учредительных документах, особенно в уставе общества (см. ст. 12 Закона), а также во внутренних документах общества.

Второй абзац п. 2 ст. 2 Закона определяет пределы правоспособности общества с ограниченной ответственностью. Такое общество может иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных федеральными законами, если это не противоречит предмету и целям деятельности, определенно ограниченным уставом общества.

По общему правилу, установленному п. 1 ст. 49 ГК РФ, коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Ранее данная норма ГК РФ получила развитие, в частности, в акционерном законодательстве Российской Федерации, где закрепляется общая правоспособность акционерного общества как коммерческой организации (ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах"). Указанное положение ГК РФ применяется в качестве общего правила в отношении всех хозяйственных обществ и товариществ.

Наличие у общества с ограниченной ответственностью общей гражданской правоспособности предполагает, что общество вправе осуществлять любые виды хозяйственной и иной деятельности, иметь любые гражданские права и нести обязанности, связанные с осуществлением этой деятельности. В этом состоит одно из важнейших отличий любого хозяйственного общества от унитарного предприятия (об унитарном предприятии см. 4 гл. 4 ГК РФ) и некоммерческих организаций (о таких организациях см. 5 гл. 4 ГК РФ), обладающих специальной (уставной) правоспособностью.

Специальная (или целевая, уставная) правоспособность предполагает, что обладающее такой правоспособностью юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Следовательно, такое юридическое лицо вправе осуществлять лишь те виды деятельности, которые прямо указаны в его уставе и соответствуют установленным в нем предмету и целям деятельности данного юридического лица[21] .

Обратим внимание, что второй абзац п. 2 ст. 2 Закона одновременно предусматривает возможность своеобразного "самоограничения" общей правоспособности общества с ограниченной ответственностью, устанавливая, что если предмет и цели его деятельности определенно ограничены уставом, то такое общество может осуществлять лишь те гражданские права и нести лишь те обязанности, которые не вступают в противоречие с указанными положениями устава. Таким образом, при упомянутых условиях общество с ограниченной ответственностью в силу данного правила является носителем не общей, как у всех хозяйственных обществ и товариществ, а специальной правоспособности.

Ограничение правоспособности общества его уставом возможно прежде всего в силу императивного требования специальной нормы федерального закона, регулирующего особенности правового положения обществ в сферах банковской и страховой деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции. Например, такие ограничения установлены для кредитных и страховых организаций (см. также п. 2 ст. 1 Закона). Кроме того, правила второго абзаца п. 2 ст. 2 Закона позволяют любому обществу с ограниченной ответственностью добровольно ограничить свою правоспособность соответствующими положениями устава.

Наличие у общества с ограниченной ответственностью общей гражданской правоспособности означает, что в уставе общества не обязательно перечислять все мыслимые виды деятельности, даже такие, которые никогда не предполагается осуществлять. Такого рода виды деятельности в прежние годы нередко фиксировались в уставе общества "на всякий случай". С введением в действие ГК РФ необходимость в этом отпала, причем данный принцип в целом воспринят Законом (содержание устава общества подробнее рассматривается ниже).

Поэтому в заявлении о государственной регистрации общества, по общему правилу, достаточно указать виды деятельности, которые предполагается осуществлять, и соответствующие им коды по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД). После внесения соответствующей регистрационной записи в Единый государственный реестр юридических лиц обществу с ограниченной ответственностью будет выдана выписка из указанного реестра, содержащая, в частности, сведения о видах его деятельности и кодах по ОКВЭД.

Согласно третьему абзацу п. 2 ст. 2 Закона, отдельными видами деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, общество с ограниченной ответственностью может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Если условиями предоставления лицензии на осуществление определенного вида деятельности предусмотрено требование осуществлять такую деятельность как исключительную, то общество в течение срока действия лицензии вправе осуществлять только виды деятельности, предусмотренные данной лицензией, и сопутствующие виды деятельности.

Приведенные положения основаны на правилах, установленных третьим абзацем п. 1 ст. 49 ГК РФ. Для осуществления некоторых видов деятельности, указанных в законодательстве, недостаточно только факта государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью. Прежде чем приступить к практическому осуществлению видов деятельности, являющихся лицензируемыми, общество должно получить соответствующую лицензию (специальное разрешение) в уполномоченном на ведение лицензионной деятельности органе.

Предусмотренное федеральным законом лицензирование отдельных видов деятельности, которое, согласно позиции Верховного Суда РФ, "относится к характеристике правоспособности"[22] , является особым случаем своеобразного ограничения предпринимательской деятельности как граждан, так и юридических лиц. В то же время при лицензировании ограничивается не правоспособность субъекта предпринимательского права в зависимости от организационно-правовой формы или других обстоятельств, а его возможность осуществлять определенные виды деятельности без специального разрешения в случаях, когда такое разрешение необходимо в силу требования закона. После получения необходимой лицензии юридическое лицо в полном объеме реализует свои гражданские права и несет обязанности при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

В настоящее время виды деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, определяются в соответствии со ст. 17 ФЗ от 08.08.2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности"[23] . Виды деятельности, не включенные в перечень, установленный указанной статьей, осуществляются со дня вступления в силу названного федерального закона без лицензий.

Необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с п. 2 ст. 1 указанного Федерального закона его действие не распространяется на следующие виды деятельности: деятельность кредитных организаций; деятельность, связанная с защитой государственной тайны; деятельность в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции; деятельность в области связи; биржевая деятельность; деятельность в области таможенного дела; нотариальная деятельность; страховая деятельность, за исключением пенсионного страхования, осуществляемого негосударственными пенсионными фондами; деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг; осуществление внешнеэкономических операций; осуществление международных автомобильных перевозок грузов и пассажиров; приобретение оружия и патронов к нему; использование результатов интеллектуальной деятельности; использование орбитально-частотных ресурсов и радиочастот для осуществления телевизионного вещания и радиовещания (в том числе вещания дополнительной информации); использование природных ресурсов, в том числе недр, лесного фонда, объектов растительного и животного мира; деятельность, работы и услуги в области использования атомной энергии; образовательная деятельность.

Лицензируемым признается такой вид деятельности, на осуществление которого на территории Российской Федерации требуется получение лицензии в соответствии с указанным Федеральным законом. К лицензируемым относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием.

ФЗ от 08.08.2001 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" определяет лицензирование как мероприятия, связанные с предоставлением лицензий, переоформлением документов, подтверждающих наличие лицензий, приостановлением действия лицензий в случае административного приостановления деятельности лицензиатов за нарушение лицензионных требований и условий, возобновлением или прекращением действия лицензий, аннулированием лицензий, контролем лицензирующих органов за соблюдением лицензиатами при осуществлении лицензируемых видов деятельности соответствующих лицензионных требований и условий, ведением реестров лицензий, а также с предоставлением в установленном порядке заинтересованным лицам сведений из реестров лицензий и иной информации о лицензировании (ст. 2).

Подзаконное правовое регулирование в области лицензирования осуществляет Правительство РФ. Оно утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, устанавливающие порядок лицензирования. После вступления в силу ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" были утверждены положения о лицензировании почти всех видов деятельности, предусмотренных этим Федеральным законом в качестве лицензируемых. Правительство РФ также определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование определенных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых относится к ведению органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Например, постановлением Правительства РФ от 26.01.2006 г. N 45 "Об организации лицензирования отдельных видов деятельности" был утвержден Перечень федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих лицензирование[24] , в котором указано, какие именно виды деятельности подлежат лицензированию конкретными министерствами и федеральными службами.

Напомним, что осуществление лицензируемой деятельности без лицензии или с нарушением условий лицензирования признается правонарушением (незаконным предпринимательством). В зависимости от степени общественной опасности и размера причиненного ущерба оно влечет административную или уголовную ответственность. Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 18.11.2004 г. № 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем"[25] разъяснил, что под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий следует понимать занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Кроме того, важно обратить внимание на следующее. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий, наделены, как уже отмечалось, общей правоспособностью и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься. Поэтому коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный исчерпывающий перечень, не может быть отказано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на том основании, что этот вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами (см. п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[26] )).

Пункт 3 ст. 2 Закона императивно определяет момент создания общества с ограниченной ответственностью. Общество считается созданным как юридическое лицо с момента его государственной регистрации в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц.

Помимо волеизъявления учредителей общества для его создания в качестве юридического лица необходим юридический факт - государственная регистрация общества с ограниченной ответственностью.

Общие правила о государственной регистрации для всех юридических лиц установлены в ст. 51 ГК РФ. Они предполагают осуществление такой регистрации в порядке, определяемом законом о государственной регистрации. В соответствии с п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц. Отметим, что данная формулировка ст. 51 ГК РФ более точно определяет момент возникновения юридического лица, чем норма первого абзаца п. 3 ст. 2 Закона.

В настоящее время государственная регистрация обществ с ограниченной ответственностью осуществляется по правилам, установленным ФЗ от 08.08.2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"[27] , вступившим в силу с 01.07.2002 г.

Указанный Федеральный закон регулирует, в частности, отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, а также в связи с ведением единого государственного реестра юридических лиц.

Государственная регистрация юридических лиц - это акт уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемый посредством внесения в государственный реестр сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, иных сведений о юридических лицах в соответствии с данным Федеральным законом. Законодательство Российской Федерации о государственной регистрации состоит из ГК РФ, ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Общества с ограниченной ответственностью создаются, как правило, без ограничения срока. Однако Закон во втором абзаце п. 3 ст. 2 допускает возможность создания такого хозяйственного общества и на срок, установленный в его уставе (например, для достижения определенной хозяйственной цели, после чего общество подлежит прекращению). Срок деятельности общества в таком случае может быть определен как конкретной календарной датой, так и фактом достижения хозяйственной цели, поставленной перед обществом. После истечения срока деятельности, указанного в уставе, или достижения цели, ради которой создавалось общество с ограниченной ответственностью, оно подлежит ликвидации (см. ст. 57 Закона)[28] .

Общество с ограниченной ответственностью вправе в установленном порядке открывать банковские счета на территории Российской Федерации и за ее пределами (см. п. 4 ст. 2 Закона). Из смысла данной нормы следует, что виды и количество банковских счетов общества не ограничиваются законодательством. Такие счета могут быть открыты в российских и иностранных банках независимо от страны нахождения. Отметим, что данные правила едины как для коммерческих (см., например, п. 6 ст. 2 ФЗ "Об акционерных обществах"), так и для некоммерческих организаций (см. ФЗ от 12.01.1996 г. "О некоммерческих организациях"[29] ).

Общество с ограниченной ответственностью вправе не согласовывать с налоговыми органами не только количество своих счетов, но и конкретные банки или иные кредитные организации на территории Российской Федерации, в которых оно предполагает открыть соответствующие счета. Данный вывод соответствует официальной позиции федерального органа по налогам и сборам, изложенной еще в письме ГНС РФ от 25.10.1996 г. № ВК-6-12/748 " О постановке на учет налогоплательщиков, учете изменений сведений о них и снятии налогоплательщиков с учета"[30] .

Порядок открытия и ведения банковских счетов клиентов на территории Российской Федерации установлен в федеральных законах и подзаконных правовых актах. В ГК РФ регулированию указанных отношений посвящена специальная глава 45 "Банковский счет" (ст. 845-860). Соответствующие правила получают конкретизацию применительно к тому или иному клиенту банка в договоре банковского счета, условия которого обязательны как для банка, так и для его клиента. Среди подзаконных правовых актов, регулирующих данные отношения, основную роль играют акты ЦБР.

По договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению (ст. 845 ГК РФ).

Правила главы 45 ГК РФ, относящиеся к банкам, применяются также и к другим кредитным организациям при заключении и исполнении ими договора банковского счета в соответствии с выданным разрешением (лицензией).

В соответствии со ст. 846 ГК РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами. Банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Банк не вправе отказать в открытии счета, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами. При необоснованном уклонении банка от заключения договора банковского счета клиент вправе предъявить ему требования, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ (обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор банковского счета, потребовать возместить убытки, причиненные уклонением от заключения договора).

При заключении договора банковского счета необходимо также учитывать правила, установленные ФЗ "О банках и банковской деятельности" и другими специальными нормативными правовыми актами. Например, инструкция ЦБР от 14.09.2006 г. № 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)"[31] устанавливает порядок открытия и закрытия в Российской Федерации кредитными организациями (филиалами), подразделениями расчетной сети Банка России банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам) в валюте Российской Федерации и иностранных валютах. Приложениями к данной Инструкции являются: форма карточки с образцами подписей и оттиска печати, порядок ее заполнения. Переоформление карточек, представленных в банк до вступления в силу Инструкции, не требуется.

Целесообразно также иметь в виду правовую позицию Высшего Арбитражного Суда РФ по ряду проблем применения законодательства о договоре банковского счета, изложенную в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 г. № 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета"[32] .

В случаях, когда российское хозяйственное общество открывает банковский счет за пределами Российской Федерации, к отношениям банка и клиента применяется законодательство и банковские правила соответствующего иностранного государства. Кроме того, в таких случаях общество обязано руководствоваться правовыми нормами, установленными в ФЗ от 10.12.2003 г. "О валютном регулировании и валютном контроле"[33] и принятыми в соответствии с ним правовыми актами Правительства РФ и ЦБР[34] .

Пункт 5 ст. 2 Закона обязывает общество с ограниченной ответственностью иметь круглую печать, содержащую его полное фирменное наименование на русском языке и указание на место нахождения общества. Печать общества может содержать также фирменное наименование общества на любом языке народов Российской Федерации и (или) иностранном языке.

Круглая печать общества с ограниченной ответственностью, содержащая указанную информацию, является необходимым атрибутом делопроизводства общества. Печать представляет собой пластинку или кружок с нарезными знаками для оттискивания их на бумаге (воске, сургуче), а также сам оттиск этих знаков, применяемых обычно для засвидетельствования, удостоверения чего-либо[35] . Данное определение распространяется не только на круглую печать общества, упомянутую в п. 5 ст. 2 Закона, но и на другие печати соответствующего общества (предназначенные для внутреннего и специального использования - для пакетов, внутренних документов, накладных, счетов, счетов-фактур, опечатывания кассы и других служебных помещений и иных целей).

Необходимо обратить внимание на то, что правило, содержащееся в первом предложении п. 5 ст. 2 Закона, сформулировано в императивной норме. Поэтому общество с ограниченной ответственностью не только вправе, но и обязано иметь круглую печать, содержащую тот минимум информации, который в этой норме обозначен. Второе же предложение первого абзаца данного пункта представляет собой диспозитивную норму, реализация которой осуществляется по усмотрению конкретного общества.

Юридическое значение круглой печати общества заключается в удостоверении ее оттиском подлинности подписи (подписей) лица (лиц), управомоченных представлять общество во внешних отношениях, а также того факта, что соответствующий документ исходит от индивидуально определенного общества как юридического лица, являющегося самостоятельным участником гражданского оборота и субъектом предпринимательского права.

Второй абзац п. 5 ст. 2 Закона предоставляет обществу право иметь штампы и бланки со своим фирменным наименованием, собственную эмблему, а также зарегистрированный в установленном порядке товарный знак и другие средства индивидуализации.

Штампы и бланки являются атрибутами внутреннего делопроизводства общества.

Товарный знак и знак обслуживания представляют собой обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц.

Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания были утверждены приказом Роспатента от 05.03.2003 г. № 32[36] ; Правила продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания и внесения в нее изменений утверждены приказом Роспатента от 03.03.2003 г. № 27[37] .

Действующее законодательство не ограничивает возможность регистрации товарных знаков и знаков обслуживания видом осуществляемой деятельности, выданной лицензией или специальной правосубъектностью.

В качестве товарных знаков (знаков обслуживания) могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак (знак обслуживания) может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Право на товарный знак (знак обслуживания) охраняется законом. Обладателем исключительного права на товарный знак (правообладателем) может быть юридическое лицо или осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" на зарегистрированный товарный знак (знак обслуживания) выдается свидетельство на товарный знак (знак обслуживания), которое удостоверяет приоритет товарного знака (знака обслуживания), исключительное право на товарный знак (знак обслуживания) в отношении товаров (услуг), указанных в свидетельстве.

Исключительное право владельца на товарный знак (знак обслуживания) определяется в отношении товаров и услуг, указанных в свидетельстве на товарный знак. Исключительное право на товарный знак (знак обслуживания) принадлежит правообладателю, который вправе использовать товарный знак (знак обслуживания) и запрещать его использование другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак (знак обслуживания) без разрешения правообладателя.

Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака (знака обслуживания) или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых данный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака (знака обслуживания) или сходного с ним до степени смешения обозначения:

на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

при выполнении работ, оказании услуг;

на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

в предложениях к продаже товаров;

в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак (знак обслуживания) или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

При обращении за судебной защитой нарушенных прав на зарегистрированный в установленном порядке товарный знак (знак обслуживания) целесообразно предварительно изучить актуальные материалы судебно-арбитражной практики. Полезные разъяснения содержатся, в частности, в Обзоре практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак[38] .

Товарный знак (знак обслуживания) может содержать эмблему соответствующего хозяйственного общества. Товарный знак может быть представлен словесным обозначением, которое одновременно является фирменным наименованием соответствующего общества.


Глава 2. Правовой статус участников общества с ограниченной ответственностью

2.1 Состав участников общества

Основополагающие правила об участниках общества с ограниченной ответственностью установлены в ст. 7 Закона, которая развивает нормы ст. 66 и 88 ГК РФ. Схожие правила предусмотрены и акционерным законодательством Российской Федерации (ст. 10 ФЗ "Об акционерных обществах").

Участниками общества могут быть граждане и юридические лица. При этом федеральным законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в обществах (п. 1 ст. 7 Закона).

Из смысла данной нормы следует, что в составе участников общества с ограниченной ответственностью могут быть: а) только граждане (гражданин); б) только юридические лица (юридическое лицо); в) одновременно граждане (гражданин) и юридические лица (юридическое лицо).

Право гражданина создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами основано на нормах гражданского законодательства Российской Федерации. Статья 18 ГК РФ, раскрывая содержание правоспособности граждан, предусматривает, в частности, и названное право гражданина. Но гражданин должен быть способен реализовать это право, иметь возможность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (см. ст. 21 ГК РФ). Поэтому учредителями общества могут быть только дееспособные граждане, т.е. те, которые в состоянии самостоятельно совершать юридические действия, заключать сделки и исполнять их, приобретать имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться им, заниматься предпринимательской и иной не запрещенной деятельностью, отвечать за причинение вреда другому лицу, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств и т.п.

По общему правилу, гражданская дееспособность возникает в полном объеме по достижении 18-летнего возраста. Однако когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения 18 лет.

Кроме того, объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным при определенных условиях (эмансипация) также является юридическим фактом, позволяющим такому несовершеннолетнему своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. В ст. 27 ГК РФ установлено, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту (имеется в виду - на постоянной основе), либо с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства - с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия - по решению суда. После объявления несовершеннолетнего полностью дееспособным он самостоятельно несет имущественную ответственность по своим обязательствам.

Таким образом, учредителями общества с ограниченной ответственностью могут быть граждане, достигшие 18 лет или вступившие в брак ранее этого возраста, а также несовершеннолетние с 16 лет с учетом правил, установленных ст. 27 ГК РФ.

Следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. 4 ст. 66 ГК РФ законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах (кроме открытых акционерных обществ).

Чаще всего в законодательстве встречаются запреты для отдельных категорий лиц на занятие предпринимательской деятельностью. Таковы, например, правила, установленные в ФЗ от 27.07.2004 г. "О государственной гражданской службе Российской Федерации"[39] , ст. 17 которого запрещает гражданскому служащему осуществлять предпринимательскую деятельность (подп. 3 п. 1), приобретать в случаях, установленных федеральным законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход (подп. 4 п. 1). Статья 14 ФЗ от 02.03.2007 г. " О муниципальной службе в Российской Федерации"[40] запрещает муниципальному служащему заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц (подп. 3 п. 1). Подобные запреты установлены также в отношении судей, депутатов представительных органов государственной власти и некоторых других лиц.

Если запрет на ведение предпринимательской деятельности толковать расширительно, казалось бы, он должен применяться в отношении указанных выше категорий граждан, занимающих должности или осуществляющих деятельность, несовместимые с предпринимательством. Однако имеются ли юридические основания для такого толкования норм, устанавливающих запреты для отдельных категорий граждан заниматься предпринимательской деятельностью?

В связи с этим целесообразно иметь в виду следующее. Субъектами предпринимательской деятельности могут быть граждане и юридические лица. Строго говоря, создание (учреждение) юридического лица или участие в нем - это не предпринимательская деятельность гражданина, а единичный волевой акт, свидетельствующий лишь о предприимчивости гражданина-учредителя. После создания и государственной регистрации юридического лица предпринимательскую деятельность осуществляет не гражданин-учредитель, а созданное им юридическое лицо от своего имени и под свою ответственность.

Несмотря на наличие множества теорий и многогранность понятия юридического лица, российские цивилисты едины в том, юридическое лицо - это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени[41] . Очевидно, что юридическое лицо и физическое лицо - это два разных субъекта права, каждый из которых обладает обособленным имуществом, самостоятельно участвует в гражданском обороте от своего имени и на свой риск, несет самостоятельную имущественную ответственность. Поэтому предпринимательская деятельность гражданина путем участия в учреждении юридического лица невозможна в принципе. Что же касается предпринимательской деятельности физического лица (индивидуальной предпринимательской деятельности), то она может осуществляться гражданином только непосредственно, без образования юридического лица, от своего имени, на свой риск и под свою ответственность.

Данный вывод подтверждается нормами современного законодательства. Так, в содержание правоспособности граждан ст. 18 ГК РФ включает, в частности, права: заниматься предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами. Таким образом, ГК РФ различает: а) предпринимательскую деятельность гражданина, т.е. деятельность, которую данный гражданин осуществляет непосредственно; б) создание гражданином юридического лица, т.е. имеющий самостоятельное правовое значение волевой акт, влекущий юридические последствия, но не относящийся к предпринимательской деятельности гражданина[42] .

Поэтому установленные законодательством запреты для отдельных категорий граждан заниматься предпринимательской деятельностью не позволяют таким лицам выступать в гражданском обороте в качестве индивидуальных предпринимателей. Что же касается участия указанных граждан в юридических лицах, то приведенные выше рассуждения и буквальное толкование понятия "предпринимательская деятельность" не дают оснований для того, чтобы приравнивать такое участие к занятию предпринимательской деятельностью.

Если законодатель, устанавливая названные запреты, имел в виду также ограничение участия отдельных категорий граждан в юридических лицах, то соответствующие нормы, с нашей точки зрения, должны быть сформулированы более определенно и недвусмысленно. Это возможно путем внесения необходимых изменений и дополнений в действующие законодательные акты - как федерального, так и регионального уровней. Примером достаточно ясной формулировки такого рода норм может служить действующее правило п. 2 ст. 21 ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"[43] , согласно которому руководитель унитарного предприятия не вправе, в частности, быть учредителем (участником) юридического лица, заниматься предпринимательской деятельностью.

Юридическое лицо, по общему правилу, может быть участником общества с ограниченной ответственностью в силу своей правоспособности (ст. 49 ГК РФ), возникающей с момента государственной регистрации соответствующего юридического лица. Однако данное правило не распространяется на хозяйственные общества, состоящие из одного лица, - они, согласно п. 6 ст. 98 ГК РФ, не вправе быть единственным участником другого хозяйственного общества, состоящего из одного лица (см. также третий абзац п. 2 ст. 7 Закона). Если же в обществе несколько участников, то хозяйственное общество, состоящее из одного лица, вправе быть его участником.

Необходимо учитывать также установленные законодательством для отдельных групп юридических лиц ограничения или запрет на участие в хозяйственных обществах.

Например, учреждения могут быть учредителями (участниками) хозяйственных обществ с разрешения собственника, в том числе с использованием для этих целей доходов учреждения от разрешенной ему деятельности (п. 4 ст. 66, п. 2 ст. 298 ГК РФ)[44] .

Государственные и муниципальные унитарные предприятия могут выступать в качестве учредителей (участников) обществ с ограниченной ответственностью, за исключением кредитных организаций, учредителями (участниками) которых они не могут быть, с использованием в этих целях принадлежащего им на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления имущества только с согласия собственника имущества (ст. 6 и 20 ФЗ от 14.11.2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").

Пункт 2 ст. 7 Закона запрещает государственным органам и органам местного самоуправления выступать учредителями общества с ограниченной ответственностью кроме случаев, когда такая возможность предусмотрена федеральными законами. Вслед за ФЗ "Об акционерных обществах", вступившим в силу с 01.01.1996 г., Закон с 01.03.1998 г. установил аналогичный запрет в отношении обществ с ограниченной ответственностью. Напомним, что в п. 4 ст. 66 ГК РФ содержится общая норма, согласно которой государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере, если иное не установлено законом. Ей корреспондирует специальная норма Закона.

Указанный запрет действует в отношении представительных и исполнительных органов, а также судов. Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении Пленумов от 01.07.1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" [45] , дали разъяснение о том, что акты о регистрации созданных после 07.12.1994 г. хозяйственных обществ, одним из учредителей которых является государственный орган или орган местного самоуправления, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда право учреждать такие общества предоставлено соответствующим органам федеральным законом или иными правовыми актами, изданными до введения в действие ГК РФ.

Недействительными признаются также сделки, связанные с приобретением после введения в действие ГК РФ государственными органами или органами местного самоуправления, не уполномоченными на то в соответствии с законом, акций акционерных обществ либо доли в уставном капитале иных хозяйственных обществ.

В случаях, когда учредителем хозяйственного общества, созданного и зарегистрированного до 08.12.1994 г., в соответствии с ранее действовавшим законодательством выступил государственный орган или орган местного самоуправления, после введения в действие ГК РФ его учредителем признаются соответственно Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование.

Одним из случаев, когда федеральным законом предусмотрено иное, является право специализированных учреждений, осуществляющих продажу федерального имущества в процессе его приватизации, осуществлять от имени Правительства РФ функции по продаже приватизируемого федерального имущества (ст. 6 ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" [46] ). В соответствии с подп. 13 п. 10 раздела II Устава специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества" указанное учреждение выступает по поручению Правительства РФ учредителем (участником, акционером) хозяйственных обществ.

При решении вопроса о возможном субъектном составе учредителей того или иного общества с ограниченной ответственностью необходимо также учитывать правила, установленные специальным законодательством, регулирующим специфические сферы деятельности (банковскую, страховую и др.). Например, такие правила содержат положения ЦБР от 19.03.2003 г. N 218-П "О порядке и критериях оценки финансового положения юридических лиц - учредителей (участников) кредитных организаций", от 19.04.2005 г. N 268-П "О порядке и критериях оценки финансового положения физических лиц - учредителей (участников) кредитной организации" и другие нормативные правовые акты.

Второй абзац п. 2 ст. 7 Закона допускает учреждение общества с ограниченной ответственностью одним лицом (гражданином или юридическим лицом), которое становится его единственным участником. Ограничение здесь установлено только одно - учредителем и участником такого общества не может быть другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица. Заметим, что зарубежное законодательство об обществах с ограниченной ответственностью, как правило, требует наличия в таком обществе не менее двух учредителей. Однако в Германии законом об обществах с ограниченной ответственностью 1980 г. допускается возможность создания подобных корпораций одним лицом. ГК РФ и Закон восприняли указанное правило.

Если общество учреждено одним лицом, то данное лицо становится и его единственным участником, что, однако, не исключает в дальнейшем возможности приема третьих лиц в состав участников общества с соблюдением установленных Законом правил об увеличении уставного капитала, изменении устава и др. В этом случае участник, учредивший общество, будет продолжать оставаться его единственным учредителем, но общество уже не будет являться хозяйственным обществом с единственным участником[47] .

И наоборот, общество с ограниченной ответственностью, имеющее несколько участников, может впоследствии трансформироваться в общество с одним участником. Это возможно, например, в случае выхода (ст. 26) или исключения (ст. 10) участников из общества, разделения общества с ограниченной ответственностью с передачей его прав и обязанностей вновь созданным обществам (ст. 54 Закона), каждое из которых состоит из одного лица, и в других случаях.

Как уже отмечалось, общество с ограниченной ответственностью не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

К обществам с ограниченной ответственностью с одним участником применяются правила, предусмотренные Законом. Исключение составляют случаи, когда для таких обществ Законом установлены специальные нормы (например, второй абзац п. 1 ст. 11, ст. 39) или когда применение общих норм Закона вступило бы в противоречие с самой сущностью соответствующих отношений.

В соответствии с п. 3 ст. 7 Закона число участников общества не должно быть более пятидесяти.

Если число учредителей общества превысит 50, т.е. в хозяйственном обществе будут участвовать 51 и более лиц, то такое общество должно изначально создаваться в форме открытого акционерного общества, поскольку в силу п. 3 ст. 7 Закона оно не может быть создано в качестве общества с ограниченной ответственностью и в силу п. 2 ст. 10 ФЗ "Об акционерных обществах" не может создаваться в виде закрытого акционерного общества.

Если в процессе деятельности общества в результате приема в состав его участников третьих лиц, слияния обществ или других обстоятельств общее количество участников станет равно или более 51, то такое общество обязано преобразоваться в открытое акционерное общество или в производственный кооператив (о преобразовании общества с ограниченной ответственностью см. ст. 56 Закона). Для подготовки и проведения преобразования Закон в качестве общего правила отводит один год с того момента, когда количество участников соответствующего общества превысило 50 лиц. Этот момент определяется по дате вступления в силу решения органа общества, согласно которому число его участников превысило допускаемый Законом предел.

В случае несоблюдения требований императивных норм, установленных п. 3 ст. 7 Закона, общество с ограниченной ответственностью подлежит принудительной ликвидации в судебном порядке на основании п. 2 ст. 61 и ст. 88 ГК РФ. О ликвидации общества см. ст. 57, 58 Закона.

2.2 Права и обязанности участников

Права участников общества определяются в соответствии со ст. 8 определяются Закона.

Участники общества вправе:

участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном Законом и учредительными документами общества;

получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его учредительными документами порядке;

принимать участие в распределении прибыли;

продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества в порядке, предусмотренном Законом и уставом общества;

в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников;

получить в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость.

Эти права, перечисленные в п. 1 ст. 8 Закона, условно можно назвать основными, так как они не могут быть исключены или ограничены уставом общества и наиболее полно обеспечивают реализацию интересов каждого участника общества[48] .

Участники общества имеют также другие права, предусмотренные Законом, например, право залога доли в уставном капитале (ст. 22), право обжаловать в суд решения органов общества (ст. 43) и др.

В соответствии с п. 2 ст. 8 Закона помимо прав, предусмотренных Законом, устав общества может предусматривать иные права (дополнительные права) участника (участников) общества. Указанные права могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или предоставлены участнику (участникам) общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно[49] .

Дополнительные права, предоставленные определенному участнику общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

Прекращение или ограничение дополнительных прав, предоставленных всем участникам общества, осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Прекращение или ограничение дополнительных прав, предоставленных определенному участнику общества, осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, при условии, если участник общества, которому принадлежат такие дополнительные права, голосовал за принятие такого решения или дал письменное согласие.

Участник общества, которому предоставлены дополнительные права, может отказаться от осуществления принадлежащих ему дополнительных прав, направив письменное уведомление об этом обществу. С момента получения обществом указанного уведомления дополнительные права участника общества прекращаются[50] .

Специалисты обращают внимание на то, что дополнительные права участников общества носят персональный характер и не подлежат передаче кому бы то ни было.

Закон предоставляет очень широкие полномочия участникам общества, которые по своему усмотрению решают вопрос, кому, какие и на какой срок предоставить дополнительные права. Предусмотрен только один способ прекращения и ограничения дополнительных прав - по единогласному решению общего собрания. При этом не возникает вопросов, когда прекращение или ограничение дополнительных прав участника происходит с его согласия. Но как поступать в случаях, если участник, обладающий дополнительными правами, высказывается против лишения или ограничения этих прав? Уместно предположить, что здесь возможны два варианта решения вопроса. Либо по аналогии с порядком, который установлен в ст. 9 Закона, где речь идет о дополнительных обязанностях и порядке их возложения и освобождения от них, либо сами участники при наделении дополнительными правами определенного участника должны разработать и закрепить в том же решении общего собрания порядок ограничения и прекращения дополнительных прав участника в случае его нежелания расстаться с дополнительными правами.

При наделении определенного участника дополнительными правами участникам общества следует подумать и об ответственности соответствующего участника. Если участник не согласен с решением предоставить ему дополнительные права, то он даже после принятия такого решения может отказаться от них[51] .

Обязанности участников общества с ограниченной ответственностью предусмотрены в ст. 9 Закона.

Участники общества обязаны:

вносить вклады в порядке, в размерах, в составе и в сроки, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом и учредительными документами общества;

не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

В литературе правильно отмечается, что обязанность внесения вкладов может включать обязанности по внесению вклада в уставный капитал и по внесению вкладов в имущество общества. Очевидно, в ст. 9 Закона имеется в виду обязанность внесения вклада в уставный капитал общества, так как внесению вклада в имущество общества посвящена специальная статья (см. ст. 27 Закона).

Участники общества несут и другие обязанности, предусмотренные Законом.

Помимо обязанностей, предусмотренных Законом, устав общества может предусматривать иные обязанности (дополнительные обязанности) участника (участников) общества. Указанные обязанности могут быть установлены уставом общества при его учреждении или возложены на всех участников общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Возложение дополнительных обязанностей на определенного участника общества осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, при условии, если участник общества, на которого возлагаются такие дополнительные обязанности, голосовал за принятие такого решения или дал письменное согласие[52] .

Целесообразно обратить внимание на то, что возложение дополнительных обязанностей не означает появления у лица, на которое они возложены, каких-либо дополнительных прав без принятия соответствующего решения, если только эти права не предусмотрены Законом или уставом общества. Вполне естественно предположить, что мало кто согласится нести дополнительные обязанности без соответствующей компенсации, которая скорее всего выразится в дополнительных правах или праве, хотя ее предоставление возможно и в других формах. Разрешение этого вопроса оставлено на усмотрение участников общества[53] .

Дополнительные обязанности, возложенные на определенного участника общества, в случае отчуждения его доли (части доли) к приобретателю доли (части доли) не переходят.

Дополнительные обязанности могут быть прекращены по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

2.3 Исключение из общества его участника

Исключение участника общества из общества осуществляется по правилам ст. 10 Закона. Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет[54] .

До введения в действие Закона в п. 28 совместного постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ от 01.06.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" было разъяснено, что участник общества с ограниченной ответственностью может быть исключен из общества только на основании закона или в случаях, предусмотренных учредительными документами общества, а также при существенном нарушении соответствующим участником условий учредительного договора (согласно ст. 450 ГК РФ). Данное разъяснение после принятия Закона утратило свое значение и не подлежит применению.

Специалисты справедливо обращают внимание на то, что ст. 10 Закона не предоставляет возможности участникам общества установить в уставе дополнительные основания для исключения участника из общества. Сами участники своим решением не вправе исключить участника из общества, поскольку указанная статья наделяет участников правом только требовать исключения участника из общества в судебном порядке. Более того, не все участники обладают этим правом. Возможность исключения участника из общества только судом гарантирует права участника общества, тем более, что это императивная норма[55] .

В статье установлен исчерпывающий перечень оснований, дающих право участникам, владеющим долями, составляющими в совокупности не менее чем 10% уставного капитала, требовать в судебном порядке исключения участника из общества. Суд, руководствуясь оценочными критериями, рассмотрев все обстоятельства и объяснения заинтересованных лиц, выносит то или иное решение[56] .

Судебное применение названных оценочных оснований, имеющих достаточно общий и неоднозначный характер, на практике вызывает затруднение в определении и признании их возможного конкретного выражения. В связи с этим возникает потребность в их конкретизации.

Во-первых, нуждаются в уточнении такие закрепленные в законе понятийные признаки данных оснований, как:

а) "грубое нарушение участником своих обязанностей";

б) "свои обязанности участника" (неясно, идет речь только об обязанностях, названных в ст. 9 Закона об ООО, или о тех, которые перечислены в уставе, учредительном договоре и других внутренних документах ООО, либо имеются в виду все перечисленные обязанности);

в) "действия (бездействие) участника в обществах с ограниченной ответственностью";

г) "делает невозможной деятельность общества";

д) "существенно затрудняет деятельность общества".

Во-вторых, необходимо разъяснить, в чем, с точки зрения суда, все это должно и может выражаться практически.

Многозначно-оценочный характер названных оснований ставит их применение в неизбежную зависимость от произвольного усмотрения суда (судей) относительно их возможного конкретно-практического содержания. Видимо, именно это побудило высшие судебные инстанции дать толковательные разъяснения судам в отношении данных оснований. Так, в подп. "б" п. 17 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. № 90/14 указано, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.

В подпункте "в" п. 17 указано, что "при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий".

Таким образом, в названном Постановлении в порядке официального толкования дано примерное разъяснение общего понятия только одного основания - действий (бездействия) участника, которые делают невозможным или существенно затрудняют деятельность общества. В отношении же понятийного признака "грубое нарушение участником своих обязанностей" так же примерно указаны лишь его критерии: степень вины участника и наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (без раскрытия последних). Такие критерии тоже являются оценочными, хотя и менее неопределенными по сравнению с законодательной формулировкой самого этого основания.

Другие же понятийные признаки указанных оснований остались без официального толковательного разъяснения для судебной практики.

Подводя итоги, можно подчеркнуть следующее.

1. В судебно-арбитражном применении оснований исключения участника из ООО, предусмотренных ст. 10 Закона об ООО, актуально проявляется значительная проблемность данных оснований, выраженная в их абстрактно-оценочном характере и в возможности различного по этой причине понимания и применения этих оснований в аналогичных делах (спорах) в нарушение принципа равенства лиц перед законом и судом. Это требует их дифференцированной конкретизации в целях обеспечения равной и доказательной применимости данных оснований.

2. Данная в подп. "б" п. 17 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ № 90/14 разъясняющая конкретизация действий (бездействия) участника ООО в виде признака "систематическое уклонение участника без уважительных причин от участия в единогласном принятии решений" представляется явно недостаточной, недифференцированной. Особенно это следует из отсутствия учета в ней возможности злоупотребления участником своими правами, ведущего к блокированию деятельности ООО и его ликвидации в случае неосуществления по этой причине обязанности распорядиться долей вышедшего участника. Поэтому данный случай (по ч. 2 ст. 24 Закона об ООО) необходимо в арбитражной практике считать особым случаем уклонения участника, не подпадающим под общий признак "систематического уклонения участника", являющимся единично достаточным и самостоятельным конкретным основанием для исключения участника из ООО.

3. Конкретизация оснований исключения участника из ООО правомерно возможна и в учредительных и внутренних документах этого ООО. При этом она не является дополнением оснований, если выражает их так же, как "частное" выражает "общее".

Глава 3. Некоторые вопросы реализации прав участников общества с ограниченной ответственностью

3.1 Защита прав приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при уклонении других участников от внесения изменений в учредительные документы

Статья 34 Конституции Российской Федерации закрепляет право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Конституционно-правовой смысл данной нормы, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации, в систематическом толковании с положениями ст. 8 Конституции Российской Федерации предполагает право граждан осуществлять соответствующую деятельность как в индивидуальном порядке, так и совместно с другими лицами путем участия в хозяйственном обществе, товариществе или производственном кооперативе, то есть путем создания коммерческой организации как формы коллективного предпринимательства, самостоятельно выбирать экономическую стратегию развития бизнеса и т.д.[57] .

При этом самой популярной организационно-правовой формой среди коммерческих организаций на сегодняшний день является общество с ограниченной ответственностью. Обладая несомненными преимуществами, которые делают эту организационно-правовую форму весьма привлекательным инструментом ведения бизнеса, общество с ограниченной ответственностью тем не менее имеет и отдельные недостатки. В частности, не совсем четко прописана процедура защиты интересов приобретателя доли в уставном капитале при отказе других участников общества с ограниченной ответственностью внести соответствующие изменения в учредительные документы юридического лица.

Согласно п. 6 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" уступка доли (части доли) в уставном капитале общества должна быть совершена в простой письменной форме, если требование о ее совершении в нотариальной форме не предусмотрено уставом общества. Несоблюдение формы сделки по уступке доли (части доли) в уставном капитале общества влечет ее недействительность. Общество должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке доли (части доли) в уставном капитале общества с представлением доказательств такой уступки. Приобретатель доли (части доли) в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке[58] .

Системный анализ норм Закона об ООО показывает, что данные об участниках общества с ограниченной ответственностью, в том числе ставших таковыми в результате перехода доли, подлежат отражению в учредительных документах общества с ограниченной ответственностью[59] . Данный вывод может быть сделан на основании анализа п. 1 и 2 ст. 12 Закона об ООО. Кроме того, в Едином государственном реестре юридических лиц должны содержаться сведения об учредителях (участниках) юридического лица (подп. "д" п. 1 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" - далее Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей).

Однако на практике зачастую возникают ситуации, когда остальные участники общества с ограниченной ответственностью уклоняются от внесения соответствующих изменений в учредительные документы общества.

В связи с этим актуальным становится вопрос о правовом статусе приобретателя доли в уставном капитале ООО и о защите его интересов до государственной регистрации изменений в учредительные документы.

Однако сначала мы бы хотели рассмотреть вопрос о том, как происходит процедура уведомления общества о состоявшейся уступке доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Прежде всего следует отметить, что Закон об ООО устанавливает ограничения по объему прав, переходящих приобретателю доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью[60] . Так, согласно абзацу третьему п. 6 ст. 21 Закона об ООО к приобретателю доли (части доли) в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до уступки указанной доли (части доли), за исключением прав и обязанностей, предусмотренных соответственно абзацем вторым п. 2 ст. 8 и абзацем вторым п. 2 ст. 9 настоящего Федерального закона.

В связи с этим в литературе отмечается, что "дополнительные права... в случае отчуждения их носителем (носителями) своей доли они (дополнительные права. - Прим. авт. - Я.К.) не переходят к ее приобретателю, как обычные права участника. Даже в том случае, когда дополнительные права были предоставлены всем участникам общества, при появлении нового участника общества в результате приобретения им доли (части доли) у кого-либо из участников на него автоматически не распространяются дополнительные права предыдущего обладателя доли (части доли)"[61] .

В Законе об ООО также не урегулирован вопрос о том, кто - приобретатель доли или лицо, ее отчуждающее, - несет обязанность по уведомлению общества с ограниченной ответственностью о состоявшейся уступке и предоставлении соответствующих доказательств. Представляется, что ни общество, ни его участники не вправе ставить под сомнение законность и действительность такой уступки только на том основании, что уведомление и соответствующие доказательства представляются приобретателем доли. Кроме того, на наш взгляд, было бы целесообразным урегулировать данный вопрос в соглашении об уступки доли в уставном капитале общества.

Во многих изученных нами судебных актах часто встречается утверждение о том, что с момента уведомления общества о состоявшейся уступки новый участник приобретает право собственности на долю в уставном капитале общества. Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 26 февраля 2007 г. № А55-Ф04/578-128/07 отметил, что "переход права собственности на долю в обществе с ограниченной ответственностью не связан с внесением изменений в устав общества"[62] . Подобные формулировки хотя и не влияют на верное определение судом момента перехода прав и обязанностей участника общества с ограниченной ответственностью к приобретателю доли в уставном капитале ООО, но тем не менее могут вызвать нежелательную путаницу. Ни положения ГК РФ об обществах с ограниченной ответственностью, ни Закон об ООО не содержат норм, регулирующих переход права собственности на долю в уставном капитале ООО. Следовательно, отсутствуют какие бы то ни было ограничения для заключения договора об отчуждении доли в уставном капитале ООО с оплатой стоимости доли в рассрочку и т.д. Вместе с тем следует отметить тот факт, что своим соглашением об отчуждении доли в уставном капитале общества стороны не вправе установить иной момент возникновения прав и обязанностей участника ООО, иначе как с момента уведомления общества о состоявшейся уступке с приложением доказательств такой уступки, поскольку положения п. 6 ст. 21 Закона об ООО носят императивный характер[63] .

Кроме того, говорить о переходе (а равно о наличии у лица) права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не совсем корректно. В настоящее время большинство авторов исходят из того, что по своей правовой природе доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью является особым имущественным правом, а как известно, можно быть обладателем права, но не его собственником.[64] Так, Е.В. Кортенова указывает, что "доля участника в уставном капитале общества представляет собой не имущество (вещь), а право требования участника к обществу. Поэтому возмездное отчуждение доли в уставном капитале представляет собой договор об уступке права (ст. 382-390 ГК РФ), а не о купле-продаже вещи"[65] . В.В. Лемешов также отмечает, что "доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не является объектом права собственности"[66] . Аналогичного мнения придерживается и С.А. Боков, рассматривающий долю в уставном капитале ООО как комплекс прав и обязанностей, уступка которого должна осуществляться с учетом требований главы 24 ГК РФ[67] . Некоторые судебные инстанции также исходят из правовой природы доли в уставном капитале ООО как имущественном праве. В частности, в судебных актах отмечается, что "доли являются лишь носителями прав, но не вещью"[68] , что "доля участника в уставном капитале общества представляет собой имущественное право, к правоотношениям по отчуждению которого в соответствии с п. 4 ст. 454 ГК РФ применяются общие положения о купле-продаже"[69] .

Иногда в судебной практике встречаются ошибочные решения о том, что приобретатель доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью становится участником общества со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями с момента государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

Данный подход основывается на неправильном понимании некоторыми юристами положений п. 6 ст. 21 Закона об ООО в его связи с другими положениями гражданского законодательства Российской Федерации. Пункт 6 ст. 21 Закона об ООО подлежит буквальному толкованию - приобретатель доли становится участником общества с ограниченной ответственностью, осуществляет связанные со статусом участника общества права и несет обязанности с момента уведомления общества с ограниченной ответственностью о состоявшейся уступки[70] . На это же обстоятельство обращается внимание и в юридической литературе. Так, в частности, Н.Н. Пахомова отмечает, что "согласно п. 6 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об уступке доли. С данного момента, в частности, приобретатель доли вправе участвовать в управлении делами общества"[71] . Как справедливо указывает B.C. Епишин, "если лицо, которое приобрело долю в уставном капитале ООО, становилось бы участником ООО только с момента государственной регистрации соответствующих изменений в учредительные документы последнего, вступление этого лица в участники ООО было бы поставлено от воли каждого участника ООО. Также такое вступление будет зависеть от добросовестности исполнительного органа ООО, который осуществляет действия, направленные на государственную регистрацию этих изменений"[72] . И.И. Кириллова также отмечает, что Закон не связывает возникновение у лица статуса участника общества с моментом государственной регистрации соответствующих изменений учредительных документов[73] . Большинство споров также разрешаются арбитражными судами исходя из того, что статус участника ООО приобретается с момента уведомления общества о состоявшейся уступке. В частности, в одном из дел ФАС Поволжского округа указал, что "исходя из положений ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", приобретатель доли становится участником общества с момента письменного уведомления общества о состоявшейся уступке, то есть даже ранее внесения соответствующих изменений в учредительные документы общества. Для него, следовательно, не требуется и специального решения общего собрания о его принятии в число участников общества"[74] . Это, однако, не исключает принятия общим собранием участников ООО решения о внесении соответствующих изменений в учредительные документы. А вот другой пример. ФАС Поволжского округа при рассмотрении в порядке кассационного производства одного из дел отметил: "Исходя из положений ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" суд первой инстанции обоснованно указал на то, что приобретатель доли становится участником общества с момента письменного уведомления общества о состоявшейся уступке, то есть до внесения соответствующих изменений в учредительные документы общества. В связи с чем не требуется решения общего собрания об изменении состава участников общества"[75] . В судебной практике иногда встречается неверное толкование положений п. 6 ст. 21 Закона об ООО, однако возможные неточности в толковании данной нормы исправляются федеральными арбитражными судами округов[76] .

Однако одного лишь уведомления общества о состоявшейся уступке для приобретения статуса участника общества недостаточно. Помимо этого, к уведомлению должны быть приложены доказательства такой уступки. Закон об ООО не указывает, какие документы могут служить доказательством такой уступки. Судебная практика в качестве таковых рассматривает гражданско-правовой договор, заключенный между лицом, отчуждающим долю, и приобретателем доли[77] .

Таким образом, следует однозначно констатировать - лицо приобретает статус участника общества с ограниченной ответственностью, осуществляет права и несет обязанности, вытекающие из соответствующего статуса, с момента уведомления общества о состоявшейся уступке при условии приложения доказательств такой уступки.

Одной из важнейших практических проблем является вопрос о том, как соотносятся нормы п. 6 ст. 21 и п. 4 ст. 12 Закона об ООО. Положения абзаца третьего п. 4 ст. 12 Закона устанавливают, что изменения, внесенные в учредительные документы общества, приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных настоящим Федеральным законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию.

Также необходимо уяснить, что следует понимать под третьими лицами в контексте абзаца третьего п. 4 ст. 12 Закона об ООО. Мы полагаем, что третьи лица - это все иные лица, не подпадающие под понятие самого общества и его участников. Так, Н.Н. Пахомова отмечает, что "изменения состава участников до государственной регистрации соответствующих изменений, внесенных в учредительные документы общества, имеют значение только при реализации внутрикорпоративных отношений[78] . Для третьих же лиц изменения, внесенные в учредительные документы общества, приобретают силу с момента их государственной регистрации (п. 4 ст. 12 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью")[79] . Аналогичную позицию данный автор приводит и в другой своей работе[80] .

В то же время положения п. 4 ст. 12 Закона об ООО не следует гипертрофировать. Неправильное толкование данной нормы может привести к серьезным нарушениям. В частности, при рассмотрении иска приобретателя доли (при условии уведомления общества о состоявшейся уступке и при предъявлении доказательств такой уступки), сведения о котором не были внесены в учредительные документы юридического лица в связи с уклонением его участников, суд при неправильном толковании п. 4 ст. 12 Закона об ООО может вообще отказать в принятии иска, ссылаясь на тот факт, что для третьих лиц изменения, внесенные в учредительные документы общества, приобретают силу с момента их государственной регистрации. Следовательно, для суда как для третьего лица такие изменения в силу не вступили.

Так, ФАС Поволжского округа в постановлении по одному из дел указал: "Из материалов дела усматривается, что на момент совершения оспариваемой сделки изменения в учредительный договор и устав общества относительно состава участников и размера их долей в установленном законом порядке не внесены и не прошли государственную регистрацию. В связи с указанным обстоятельством истец не доказал наличие статуса участника общества и соответственно возникновение у него права на оспаривание сделки в соответствии со ст. 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"[81] . И хотя в данном случае суд принял правильное решение по делу, отрицание у приобретателя доли статуса участника ООО только лишь на том основании, что соответствующие сведения не внесены в учредительные документы, является неверным. Более того, во многих судебных актах совершенно справедливо подчеркивается, что возникновение статуса участника общества с ограниченной ответственностью не связано с моментом государственной регистрации изменений в учредительные документы общества[82] .

Между тем подобный подход может иметь далеко идущие негативные последствия, тем более что его порочность очевидна. Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту его интересов. Конституционно-правовой смысл указанной нормы, выявленный в актах Конституционного Суда Российской Федерации, предполагает, что правоприменительные органы и суды не должны формально подходить к рассмотрению вопросов, возникающих при реализации права лица на судебную защиту. Именно данная мысль четко прослеживается в некоторых определениях и постановлениях этой высшей судебной инстанции[83] .

Проблема состоит в том, что в данном случае изменения в учредительных документах вообще отсутствуют. Поэтому в любом случае возникает вопрос о том, на какие данные должны опираться третьи лица в своих взаимоотношениях с обществом, поскольку "несвоевременная регистрация изменений в учредительных документах общества влечет неопределенность в отношениях общества с третьими лицами и создает условия для злоупотреблений, в частности при совершении обществом сделок"[84] .

На практике возникают ситуации, когда приобретателю доли в уставном капитале ООО, уведомившему общество о состоявшейся уступке и приложившему к уведомлению соответствующие доказательства, отказывается во внесении соответствующих изменений в учредительные документы. В связи с вышеизложенным неизбежно возникает вопрос о способах защиты интересов такого лица.

Прежде всего у такого лица существует возможность предъявить в суд иск о внесении соответствующих изменений в учредительные документы ООО. Такой подход нашел практически единодушную поддержку в действующей судебно-арбитражной практике.

Впрочем, возможны и исключения. Так, в конкретном деле, рассмотренном ФАС Поволжского округа, возник спор о понуждении к внесению изменений в учредительный договор общества в связи с переходом доли в уставном капитале ООО к другому лицу. Оставляя решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, которыми было отказано в удовлетворении иска, в силе, суд кассационной инстанции отметил следующее. Во-первых, порядок созыва и проведения общих собраний участников общества предусмотрен Законом, нормами которого регламентирована процедура внесения изменений в учредительные документы общества с ограниченной ответственностью и определен орган, уполномоченный рассматривать вопросы о внесении изменений в учредительные документы. Отнесение решения названных вопросов к исключительной компетенции общего собрания участников общества исключает возможность принятия судом решения, которое может быть принято только общим собранием участников общества в порядке, определенном Законом. Обратное означало бы подмену судом высшего органа общества и вмешательство суда в деятельность общества, что недопустимо в силу положений ст. 1 ГК РФ. Во-вторых, удовлетворение иска об обязании внести изменения в учредительные документы сводится к обязанию участников проголосовать на собрании одним строго определенным судом образом за внесение изменений. Предопределение судебным актом результатов голосования на собрании означает аннулирование возможности свободного голосования участников и фактическое принятие судом того решения, которое может быть принято только общим собранием участников общества.

А как же быть с необходимостью внесения в учредительные документы сведений, касающихся состава участников? Суд дает свою достаточно оригинальную трактовку положений Закона об ООО: "С момента государственной регистрации приобретают силу именно изменения в договоре, а не права участника, которые в соответствии с п. 6 ст. 21 Закона возникают не с момента регистрации изменений, а с момента уведомления общества об уступке доли... в силу прямого указания Закона с момента уведомления общества об уступке доли наличие у приобретателя доли прав и обязанностей участника общества должно считаться установленным не только в правоотношениях, возникающих внутри общества, но и с третьими лицами, вне зависимости от того, внесены лив учредительный договор соответствующие изменения и были ли такие изменения зарегистрированы. А значит, невнесение изменений в учредительный договор не нарушает законных прав соответствующего участника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требования о внесении изменений в учредительный договор. Такой участник может полноценно пользоваться своими правами участника общества, в том числе голосовать на собрании, принимать участие в деятельности общества исходя из размера фактически имеющейся у него доли (на основании договора уступки доли и письменного уведомления общества об уступке), оспаривать в судебном порядке решения собраний участников общества, урегулировать в судебном порядке иные конфликтные ситуации, возникающие в процессе деятельности общества, и при этом все участники правоотношений обязаны будут исходить из принадлежности этому участнику той доли (или доли в том размере), принадлежность которой подтверждена договором уступки доли и уведомлением общества об уступке"[85] .

Вместе с тем данный пример лишь исключение, подтверждающее общее правило о допустимости предъявления иска о внесении изменений в учредительные документы.

Так, Д. Козлов отмечает, что "судебная практика признает возможность внесения (и государственную регистрацию) изменений, в том числе связанных с изменением состава участников ООО, либо в устав, либо в учредительный договор ООО"[86] .

Возникает вполне закономерный вопрос о том, кто в данном случае будет являться ответчиком (ответчиками) по иску и о чем будет предъявляться иск (иски)?

Надлежащим ответчиком в данном случае В.В. Лемешов считает само общество с ограниченной ответственностью. В частности, данный автор указывает на ситуацию, когда суд обязал общество с ограниченной ответственностью внести в устав общества изменения, связанные с переходом прав и обязанностей участника общества к другому лицу[87] .

На наш взгляд, ответчиками по такому иску будут как само общество с ограниченной ответственностью, так и его участники, уклоняющиеся от принятия соответствующего решения о внесении изменений в учредительные документы. Вместе с тем требования истца в данном случае будут различны. К участникам общества должно предъявляться требование о принятии решения, касающегося изменения состава участников ООО; к обществу - о созыве общего собрания участников и о совершении действий по государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общества.

Почему мы исходим из такой, казалось бы, на первый взгляд излишне обременительной конструкции? Дело заключается в следующем. По смыслу действующего законодательства, общество с ограниченной ответственностью и его участники являются самостоятельными субъектами правоотношений. При этом участники общества с ограниченной ответственностью в отличие, скажем, от генерального директора органом юридического лица не являются. Следовательно, действия участников общества с ограниченной ответственностью не могут рассматриваться в качестве действий самого общества и наоборот - действия общества не могут рассматриваться в качестве действий его участников. Поэтому суд может обязать само общество лишь созвать общее собрание участников общества и совершить необходимые действия по государственной регистрации изменений в учредительные документы общества, однако обязать само общество с ограниченной ответственностью принять решение о внесении изменений в учредительные документы общества суд не может постольку, поскольку это прерогатива общего собрания участников общества, решения и действия которого самому обществу не подконтрольны и не являются действиями самого общества.

На это же обстоятельство обращается внимание и в литературе. Так, И.И. Кириллова отмечает, что "общество не может принудить своих участников голосовать тем или иным образом"[88] . Далее при анализе одного из дел она же совершенно справедливо указывает: "Судом первой инстанции не было принято во внимание то обстоятельство, что правом внесения изменений в учредительный договор, о чем в том числе был заявлен удовлетворенный судом иск, обладают участники общества, но не само общество. Принимая решение об обязании внести изменения в учредительные документы, в том числе в учредительный договор, суд тем самым принял решение о правах и обязанностях участников общества, не привлеченных к участию в деле, что является безусловным основанием для отмены судебных актов". Аналогичную позицию по данному вопросу занимает и В. Горлов: "Общество как юридическое лицо - самостоятельный субъект, обладающий обособленным имуществом и юридически отделенный от его участников... содержание правоотношений общества с любыми иными третьими лицами определяется содержанием правоотношений с участниками, и фактически действия общества зависят от действий участников. Степень предопределенности действий общества зависит от количества участников и, соответственно, от их возможности участвовать в управлении и принятии решений"[89] .

Правильность сделанных нами выводов подтверждается и изучением конкретных дел, возникающих в практике арбитражных судов. Так, по одному из дел был предъявлен иск об обязании генерального директора общества с ограниченной ответственностью направить в налоговый орган документы для государственной регистрации изменений в учредительные документы в связи с вступлением в права и обязанности участника общества приобретателя доли в уставном капитале ООО. Суд первой инстанции заявленное требование удовлетворил. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении иска - отказано. При рассмотрении дела в кассации ФАС Поволжского округа, приняв позицию апелляционной инстанции, указал: "Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что само общество, без решения общего собрания участников, в том числе исполнительные органы общества, не вправе вносить изменения в учредительные документы общества. Кассационная инстанция соглашается с таким выводом суда". Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что в соответствии с п. 4 ст. 35 Закона об ООО в случае, если в течение установленного настоящим Законом срока не принято решение о проведении внеочередного общего собрания участников общества или принято решение об отказе в его проведении, внеочередное общее собрание участников общества может быть создано органами или лицами, требующими его проведения. Так как истец не представил документов, подтверждающих, что такое собрание им созывалось, а следовательно, и вопрос о внесении изменений в учредительные документы общества в установленном законом порядке не рассматривался, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований истца[90] .

В связи с вышеизложенным вряд ли можно согласиться с авторами, рассматривающими именно общество с ограниченной ответственностью, а не его участников в качестве надлежащего ответчика по внесению изменений в учредительные документы. В частности, Д.В. Мурзин указывает, что "специфика отношений между участниками общества проявляется в том, что основанием изменения учредительного договора является решение общего собрания"[91] . "Таким образом, - полагает данный автор, - изменение учредительного договора должно рассматриваться как волеизъявление самого общества, а не волеизъявление каждой из сторон договора. Соответственно, и адресатом требований изменить договор считается само общество, а не отдельные его участники"[92] . Вместе с тем с данным предложением трудно согласиться, поскольку само общество вносить изменения в учредительные документы не может, так как решение вопросов, связанных с изменением учредительных документов общества с ограниченной ответственностью, является прерогативой общего собрания участников, на решения которого общество влиять не может. По этой же причине нам представляется малоубедительным встречающийся в судебной практике подход, в соответствии с которым изменения в устав общества вносит само общество, а в учредительный договор - участники, поскольку в основе изменения и учредительного договора, и устава лежит волеизъявление участников общества, а не самого общества.

В то же время следует отметить, что даже в случае принятия судом решения об обязании участников общества с ограниченной ответственностью внести изменения в учредительные документы, на практике могут возникнуть проблемы при принудительном исполнении такого решения. В этой связи некоторые авторы совершенно справедливо критикуют возможность вынесения решений об обязании внесения изменений в учредительные документы. В частности, Д.В. Мурзин указывает, что "присуждение к совершению иных действий не встречает препятствий, когда судебное решение содержит предписание третьему лицу (регистратору, реестродержателю и т.п.) оформить документы, совершить перерегистрацию, внести записи и т.д. о закреплении за истцом права на имущество. Но принуждение к внесению изменений в учредительные документы на практике означает принуждение к проведению общего собрания участников. Думается, в арсенале судебных приставов отсутствуют механизмы по прямому принуждению ответчика к совершению подобных действий".

Кроме того, позиция о возможности обязать участников общества внести соответствующие изменения в учредительные документы ООО хотя и не противоречит действующему законодательству, тем не менее обладает еще одним недостатком. Обязывая участников общества проголосовать определенным образом, суд тем самым заранее предрешает исход возможного голосования, что сводит возможность волеизъявления участников общества на нет.

На практике может возникнуть следующая ситуация: суд принимает решение об обязании участников общества с ограниченной ответственностью внести соответствующие изменения в учредительные документы. Однако участники общества такое решение не выполняют. Как в данном случае защитить интересы приобретателя доли в уставном капитале ООО? Может ли судебный акт восполнить отсутствие решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью? Исходя из норм действующего законодательства о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей - нет. Согласно п. 1 ст. 17 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица в регистрирующий орган представляются в том числе решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица и сами изменения. На практике это означает представление в налоговую инспекцию решения о внесении изменений в учредительные документы, принятого уполномоченным органом (в данном случае - решения общего собрания участников ООО), и самих изменений (в виде собственно изменений или в виде новой редакции устава и учредительного договора). В свою очередь ст. 23 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей допускает отказ в государственной регистрации при непредставлении определенных в Законе о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов. Такой отказ в государственной регистрации изменений будет законен. Ведь в отличие, скажем, от Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", п. 1 ст. 17 которого в качестве одного из оснований для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним указывает на вступившие в законную силу судебные акты, Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей таких норм не содержит. Применение норм Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" к отношениям, урегулированным Законом о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по аналогии вряд ли можно считать допустимым. Кроме того, ст. 51 ГК РФ предусматривает, что "отказ в государственной регистрации юридического лица, а также уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд". Однако ни эта, ни другая статьи ГК РФ не упоминают о возможности государственной регистрации юридического лица, а равно о возможности государственной регистрации его учредительных документов по решению суда.

Каков же выход из сложившейся ситуации? Представляется, что возможны два варианта. Первый вариант - внесение изменений в Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и включение в него норм о том, что отсутствие какого-либо документа, необходимого для государственной регистрации, может восполняться соответствующим судебным решением, вступившим в законную силу. Данный вариант, безусловно, наиболее предпочтителен. Вместе с тем необходимо отдавать себе отчет в том, что принятие соответствующих изменений в Закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей может занять значительный период времени, тогда как проблемы возникают и их необходимо решать.

Второй вариант - применение к сложившейся ситуации по аналогии норм ГК РФ о заключении договора в обязательном порядке. То есть в отсутствие решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью о внесении изменений в учредительные документы ООО (мы исходим из того, что суд обязал участников ООО внести изменения в учредительные документы ООО, однако данное решение участниками общества добровольно не исполнено) приобретатель доли обращается с иском к остальным участникам общества и предъявляет в суд проект изменений в учредительные документы и проект решения общего собрания участников. Указанные документы "укрепляются" судом и направляются в регистрирующий орган. К сожалению, на практике с подобными конструкциями мы не сталкивались и предугадать реакцию налогового органа проблематично. Вероятно, налоговый орган попытается отказать в государственной регистрации изменений в учредительные документы. Такой отказ опять-таки может быть обжалован приобретателем доли в соответствии с п. 5 ст. 23 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. При этом следует предъявить иск не только о признании отказа в государственной регистрации изменений незаконным, но и об обязании налогового органа осуществить государственную регистрацию соответствующих изменений. В случае удовлетворения соответствующего иска (заявления) у налогового органа не будет оснований отказать в государственной регистрации соответствующих изменений. В то же время и данный способ во многом будет зависеть от желания суда принять иск приобретателя доли об утверждении проекта решения общего собрания участников ООО и проекта изменений в учредительные документы (проекта новой редакции учредительных документов).

Между тем проблема соотношения п. 4 ст. 12 и п. 6 ст. 21 Закона об ООО на практике способна породить определенные проблемы.

Как мы указали ранее, приобретатель доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления последнего. Следовательно, с данного момента у приобретателя доли существует законодательно предусмотренная возможность обжаловать решения общего собрания участников общества, поскольку право обжалования решения собрания на основании ст. 43 Закона об ООО принадлежит участнику, являющемуся таковым на день принятия оспариваемого решения, "поскольку истцы на момент совершения сделок не являлись участниками общества, их воля не могла учитываться при заключении сделок. Следовательно, у них не возникло право на предъявление настоящего иска". Данный подход основан на том, что "с момента уведомления общества об уступке доли участник общества, уступивший эту долю, не является таковым"[93] . Впрочем, некоторые нижестоящие суды допускают неточности в ответе на вопрос: кто является участником общества и, следовательно, кто вправе обращаться в суд с иском об оспаривании решения общего собрания участников? В связи с этим вышестоящие суды, главным образом кассационные инстанции, вынуждены отменять или изменять решения нижестоящих судов для обеспечения единообразия в толковании и применении норм права.

Аналогичное понимание положений Закона об ООО существует и в юридической литературе: "Обжаловать решения общего собрания и других органов управления может только участник общества. Иными словами, лицо, вышедшее из общества тем или иным образом, уже не может защитить свои права, которые были нарушены в результате незаконного решения в то время, когда данное лицо еще было участником общества"[94] . При этом в судебных актах, как правило, обращается внимание на тот факт, что в соответствии со ст. 43 Закона об ООО с заявлением о признании решения общего собрания участников общества недействительным может обращаться только участник общества. Однако истец выбыл из состава участников общества, утратив тем самым право на обжалование решений общего собрания его участников *(50). Вместе с тем следует признать, что по своей правовой природе право обжалования решений общего собрания участников является особого рода субъективным правом, которое, как следует из самого названия, принадлежит конкретному лицу и вне связи с конкретным субъектом немыслимо. Таким субъектом в случае перехода доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (при условии уведомления общества о состоявшейся уступке и при предоставлении доказательств такой уступки) следует признать приобретателя доли[95] .

Представим себе следующую ситуацию. Приобретатель доли в уставном капитале ООО уведомил общество о состоявшейся уступке с приложением всех необходимых документов. Однако участники общества уклоняются от внесения соответствующих изменений в учредительные документы общества. Одновременно общество решает заключить крупную сделку с третьим лицом. Поскольку согласно п. 3 ст. 46 Закона об ООО решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества, проводится общее собрание участников общества и принимается решение об одобрении крупной сделки, в соответствии с которым заключается соответствующий договор. При этом, скажем, третьему лицу были представлены не только решение общего собрания участников об одобрении крупной сделки, но и выписка из ЕГРЮЛ о составе участников общества, а также учредительные документы (в которых информация о приобретателе доли, разумеется, отсутствует). В дальнейшем приобретатель доли, узнав о совершенной сделке, предъявляет иск о признании крупной сделки недействительной (данная сделка носит оспоримый характер) и о признании решения общего собрания участников ООО об одобрении сделки недействительным.

Как показывает проведенное нами исследование, в большинстве подобного рода дел суды отказывают в удовлетворении требований о признании крупной сделки недействительной со ссылкой на тот факт, что изменения в учредительные документы о составе участников для третьих лиц в силу не вступили (п. 4 ст. 12 Закона об ООО). Хотя в данном случае может возникнуть коллизия между положениями п. 4 ст. 12 Закона об ООО и постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 года № 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно п. 24 которого "в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона". "Существенность" нарушений закона, безусловно, подлежит установлению судом, который, в частности, в качестве таковых может признать неуведомление участника общества о проведении общего собрания участников общества, отсутствие кворума и т.д.

В данном случае может возникнуть парадоксальная ситуация. С одной стороны, суд может исходить из п. 4 ст. 12 Закона об ООО и отказать в удовлетворении иска о признании крупной сделки недействительной, что практически будет означать игнорирование судом существенных нарушений, допущенных при принятии решения об одобрении крупной сделки. С другой стороны, возможна и иная крайность - суд признает решение об одобрении крупной сделки не имеющим юридической силы ввиду допущенных при его принятии существенных нарушений. Следовательно, суд будет обязан признать недействительной и соответствующую крупную сделку, что, безусловно, нарушит интересы третьего лица, которое добросовестно полагалось на учредительные документы и выписку из ЕГРЮЛ[96] .

А как же быть с иском о признании решения общего собрания участников ООО об одобрении сделки недействительным? Ведь ни само общество, ни его участники не вправе ссылаться на отсутствие государственной регистрации изменений учредительных документов и апеллировать к п. 4 ст. 12 Закона об ООО. Кроме того, ответчиком по иску о признании решения общего собрания участников ООО об одобрении сделки недействительным третье лицо не будет. В данном случае возможна ситуация, когда суд удовлетворит иск о признании решения общего собрания участников ООО об одобрении сделки недействительным по вышеизложенным основаниям. И опять-таки мы оказываемся в ситуации, когда придется признавать недействительной и соответствующую крупную сделку. Ведь не можем же мы допустить ситуацию, когда решение об одобрении крупной сделки признано недействительным, а сама сделка - действительной.

Проведенное нами исследование показывает, что в настоящее время актуальна проблема защиты интересов приобретателя доли в уставном капитале ООО при отказе или уклонении других участников общества от внесения изменений в учредительные документы.

Одной из наиболее важных проблем, на наш взгляд, является реализация возможности принудить участников общества принять решение об изменении учредительных документов общества[97] .

Представляется, что действующее законодательство едва ли сможет предложить достойное решение данной проблемы, в связи с чем мы полагаем необходимым говорить о внесении изменений в законодательство о государственной регистрации юридических лиц с тем, чтобы по аналогии с законодательством о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним судебный акт рассматривался бы в качестве основания для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица[98] .

3.2 Права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Обстоятельства приобретения и прекращения прав на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью все чаще становятся ключевыми фактами предмета доказывания в корпоративных спорах. Решение этих вопросов вызывает сложности в понимании судами и сторонами спора природы правовых явлений, связанных с участием в обществе. Это в свою очередь ведет к появлению в арбитражной практике различных взглядов на решение аналогичных юридических казусов.

Отстаивая права на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, лица прибегают к различным способам защиты, предъявляя в суды иски, в том числе: о восстановлении прав на утраченную долю; о признании права собственности на долю; о признании недействительной сделки, связанной с распоряжением долей и применении реституции по такой сделке; о признании недействительными решений общих собраний участников общества, повлекших нарушение прав на долю; о внесении изменений в учредительные документы общества, касающихся принадлежности долей; об оспаривании заявления о выходе из числа участников общества и восстановлении утраченных в связи с этим прав на долю; о виндикации доли; о восстановлении положения, существовавшего до нарушения прав на долю[99] . Практика арбитражных судов допускает возможность предъявления каждого из этих исков, несмотря на то, что некоторые из перечисленных способов защиты права не предусмотрены ст. 12 Гражданского кодекса РФ.

Анализ статистики исков о правах на долю в уставном капитале общества указывает на динамику роста использования заинтересованными лицами вещноправовых способов защиты этих прав. Требование о признании права собственности на долю в уставном капитале общества предъявляется в арбитражные суды повсеместно; редки, но все же не чужды арбитражной практике иски об истребовании доли из чужого незаконного владения. Хотя в последнем случае арбитражные суды высказывают разные мнения по вопросу о возможности виндикации доли, представляется, что доводы, приводимые судами как "за", так и "против" существования таких исков, заслуживают внимания[100] .

К сожалению, в юридической литературе неоднократно вполне обоснованно отмечалось, что значение ни одной из этих формулировок не раскрыто в нормах Гражданского кодекса РФ и Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Положения этих правовых актов не позволяют однозначно установить, является ли доля в уставном капитале общества имущественным правом либо имуществом. Именно это, на наш взгляд, порождает споры по поводу существования вещных прав на долю в уставном капитале общества. А при положительном ответе на этот вопрос специфика доли как объекта вещных прав порождает проблемы при определении пределов реализации таких прав[101] .

Согласно ст. 2 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" доля представляет собой составляющую единицу уставного капитала общества. Разделение уставного капитала общества на доли и последующее их распределение между всеми участниками общества является предпосылкой для наполнения уставного капитала за счет вкладов участников, пропорциональных размерам их долей. При этом, исходя из положений ст. 14, 23 Закона, при учреждении общества каждый учредитель наделяется определенным размером доли, и последующее сохранение им статуса участника общества обусловлено полным внесением вклада. Ряд норм указанного Закона позволяет сделать вывод о том, что участник общества вправе не только владеть, но также пользоваться и распоряжаться своей долей путем отчуждения другим участникам общества и третьим лицам. Конечно, пользование долей тяжело соотнести с представлением о пользовании телесной вещью, однако под ним вполне можно подразумевать фактическое получение участником общества выгоды за счет владения долей, например, в виде части чистой прибыли общества. Из-за отсутствия у доли материального воплощения ее невозможно увидеть и ощутить, значительно затруднена, однако не исключена возможность ее индивидуализации, в частности, по размеру; по дате фактической оплаты; путем фиксации факта ее принадлежности определенному лицу[102] . За счет самостоятельной и не зависящей от воли и согласия других участников общества реализации прав, обусловленных принадлежностью доли, участник общества удовлетворяет свои интересы. Возможно поэтому высказанное судебной практикой мнение об относимости доли в уставном капитале общества к объекту вещных прав небеспочвенно.

Рассматривая вопрос о соотношении понятий "права участника общества" и "право на долю в уставном капитале общества" с позиции закона, можно прийти к следующим выводам.

Согласно п. 1 ст. 12 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в учредительных документах общества при его создании указываются учредители (участники) общества и размер доли каждого из них в его уставном капитале. В статье 8 этого же Закона перечислен объем прав участника общества с ограниченной ответственностью, однако данная норма не указывает, с какого момента возникают эти права и возможность их реализации. Однако, прибегнув к совокупному анализу указанных статей, п. 1 ст. 16 и п. 3 ст. 23 названного Закона, можно сделать вывод о том, что реализация таких прав возможна уже с момента обретения обществом правоспособности, независимо от полного внесения участником вклада в уставный капитал.

Более четко указанный Закон определяет начальный момент реализации прав участника общества лицом, которое приобрело долю в процессе уступки - с даты уведомления общества об уступке (п. 6 ст. 21). Однако путем толкования этой нормы можно определить лишь момент начала реализации приобретателем доли этих прав, так сказать "прав из доли", предпосылкой возникновения которых является факт совершения уступки. Однако с какого момента приобретатель доли становится ее владельцем и приобретает "право на долю", закон не определяет. Возникают также вопросы о том, когда приобретатель доли становится участником общества, какой момент фиксирует "начало" такого участия и можно ли считать приобретателя участником общества еще до уведомления последнего об уступке, основываясь лишь на факте ее совершения. Ответы на эти вопросы найти непросто, поскольку на них не отвечает закон.

Чем объяснить молчание законодателя по вопросу о том, с какого момента лицо становится владельцем доли как на стадии учреждения общества, так и при приобретении доли в уставном капитале действующего общества по иным основаниям: непринятием позиции о возможности владения долей как имуществом, либо простым пробелом в правовом регулировании - ответить трудно. Возможно, закон уравнивает моменты возникновения "права на долю" и "прав из доли".

Анализ практики арбитражных судов показывает, что отсутствие законодательного регулирования по всем этим вопросам создает проблемы в их решении.

Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что часто момент возникновения права на долю в уставном капитале общества в порядке уступки определяется судами с даты извещения общества об уступке доли[103] . При этом суды уходят от мотивации такого вывода, а, как указывалось выше, п. 6 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" связывает с извещением общества о состоявшейся уступке переход к приобретателю доли прав и обязанностей участника общества, а не прав на долю[104] .

Иногда при решении вопроса о признании у приобретателя доли права на нее арбитражные суды ориентируются на момент, с которого приобретатель стал участником общества. Однако что понимают суды под приобретением статуса участника общества: означает ли это, что приобретатель доли стал с этого момента ее собственником, или лишь приобрел права и обязанности участника общества, в судебных актах не раскрывается.

Наиболее обоснованной, на взгляд автора статьи, является позиция, отраженная в постановлениях Федерального арбитражного суда Поволжского округа. Решая вопрос о признании приобретателя уступленной ему доли ее собственником, арбитражный суд указывает, что Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" не определяет момент возникновения такого права у приобретателя доли. В связи с этим следует руководствоваться правилами п. 1 ст. 223 ГК РФ, согласно которому право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором[105] .

Конечно, не всегда, когда речь идет о защите прав участников общества, дотошное выяснение указанных фактов имеет значение для правильного рассмотрения дела, однако в некоторых случаях без этого невозможно верно разрешить конфликт. Один из примеров этому приводится ниже.

Если допустить возможность деления прав лица на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на "право на долю" и "права из доли" и применить при оценке указанных сделок ст. 223 Гражданского кодекса РФ, то последует решение о незаконности сделки от 04.02.05. Ведь если признать моментом передачи доли дату составления акта передачи, то право собственности у М. по сделке от 01.02.05 возникло, а право продавца на долю - прекратилось ранее совершения второй сделки. Следовательно, на момент повторной продажи доли Ю. в силу ст. 209 ГК РФ уже не являлся ее собственником и не имел права на ее отчуждение, поэтому сделка от 04.02.05 недействительна на основании ст. 168 ГК РФ. Если же при определении момента возникновения права собственности на долю опираться на дату уведомления общества об уступке, то оснований считать данную сделку недействительной по приведенным основаниям не имеется, поскольку уведомление общества об этой сделке состоялось до уведомления о совершении первой уступки.

Гражданка И. обратилась в арбитражный суд с требованием признать ее собственником доли в уставном капитале общества в размере 1,01% в определенный период - с 04.04.03 по 12.08.03. Обосновывая иск, И. указала, что на общем собрании участников общества 04.04.03 ей как участнику общества была распределена дополнительная спорная доля, принадлежащая обществу. При этом данным решением для И. установлен срок оплаты этой доли. И. полагала, что приобрела право собственности на долю в указанном размере с даты ее распределения, т.е. с 04.04.03, и утратила право на нее с даты подачи заявления о выходе из общества - 12.08.03.

При рассмотрении иска арбитражный суд исходил из того, что И. не приобрела право собственности на спорную долю, поскольку не оплатила ее в установленный решением общего собрания срок. Суд первой инстанции прямо указал, что сделка по отчуждению обществом спорной доли истцу является заключенной и влечет последствия, связанные с приобретением доли, с момента ее оплаты. Но данное утверждение суда не основано ни на нормах Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ни на нормах Гражданского кодекса РФ, которые не связывают момент приобретения права собственности на имущество по сделке с моментом его оплаты.

Суд кассационной инстанции избежал столь категоричной мотивировки отказа в иске и указал, что согласно ст. 24 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и разъяснениям, данным в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", общество обязано погасить неоплаченную долю. Следовательно, при таких специально установленных в законе последствиях неоплаты доли у И. не возникло право собственности на нее. Однако и такие мотивы не избавляют от сомнений по поводу правильности решения вопроса о том, являлась ли И. собственником спорной доли в период, указанный в иске. К сожалению, прийти к однозначному ответу на этот вопрос без указания в законе на момент, с которого лицо, приобретшее долю в уставном капитале общества при ее распределении, становится ее собственником, нельзя.

Очень ярко конкуренция понятий "право на долю" и "права из доли" прослеживается при анализе семейного и наследственного законодательств применительно к вопросу о правах на долю в общем имуществе супругов и о наследовании доли после смерти участника общества,

Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ доли в уставном капитале общества относятся к имуществу, нажитому в период брака и являющемуся совместной собственностью. То есть, даже если участником общества является один из супругов, но доля приобретена в период брака, то второй супруг является сособственником 50% размера этой доли, хотя не указан в качестве участника общества в учредительных документах общества и не реализует соответствующие этому статусу права и обязанности. Из положений п. 7 ст. 21 следует, что после смерти участника общества вопрос о согласии общества на переход доли к супругу может ставиться лишь в отношении наследуемой части, принадлежащей умершему супругу, в размере 50% от общего размера доли. Вторые 50% доли не входят в состав наследственной массы, и положения этой нормы права здесь не применимы.

В данном случае налицо ситуация, когда лицо имеет "право на долю", но не имеет "прав из доли" уставного капитала общества. Вопрос о том, каков статус супруга, пережившего участника общества и являющегося собственником 50% доли в уставном капитале общества, но не имеющего прав и обязанностей участника общества, остается открытым.

На практике зачастую супруг не претендует на статус участника общества и довольствуется выплатой ему действительной стоимости всей доли, которая после этого целиком переходит к обществу. Но в тех случаях, когда конфликт, связанный с принадлежностью доли на праве собственности, доходит до судебного разбирательства, вопрос о наличии у наследника такого права решается неоднозначно. Имеющаяся арбитражная практика показывает, что суды не отрицают возможности признания за супругом умершего участника общества права собственности на 50% доли в уставном капитале общества как на часть общего имущества супругов на основании ст. 34 Семейного кодекса РФ. Однако при этом подчеркивают, что наличия такого права недостаточно для признания у супруга прав участников общества, поименованных в ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Каков механизм приобретения этих прав супругом умершего участника общества в случае проявления им интереса к их реализации, с какого момента это возможно - в законе ответы на данные вопросы не даны.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что на сегодняшний день создание юридического лица в форме общества с ограниченной ответственностью является одной из наиболее предпочтительных форм ведения малого бизнеса.

Число таких обществ растет с каждым годом и в связи с этим растет имущественная ценность такого актива как доля в уставном капитале общества, действительная стоимость которой может в десятки раз превышать ее номинальную стоимость. Поэтому вопросы о возможности рассмотрения доли в уставном капитале общества в качестве объекта вещных прав и об обеспечении эффективной юридической защиты этих прав приобретают все большую актуальность. В связи с этим необходимы проработка и положительное решение на законодательном уровне данных вопросов, равно как и выработка обоснованных рекомендаций в случае отрицательного подхода к концепции существования и возможности защиты вещных прав на долю.

Заключение

В настоящее время общество с ограниченной ответственностью является широко распространенной и наиболее популярной организационно-правовой формой предпринимательства в отечественной правовой системе.

Правовой статус обществ с ограниченной ответственностью определяется при помощи как общих норм, равно применимых для всех юридических лиц, так и специальных, содержащихся в ГК РФ и корреспондирующем ему Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Вместе с тем Закон не лишен ряда принципиальных недостатков.

1. Необходимо реформирование института исключения участника из общества с ограниченной ответственностью. Обусловлена это, во-первых, очевидным несовершенством оцениваемого здесь способа защиты в том его виде, в котором он принят сегодня нашим законодательством. Несовершенство это, выраженное и в размытости оснований, и в неясности последствий, и в неопределенности соотношения с другими способами защиты гражданских прав, отчасти обосновано и настоящим исследованием. Более того, некоторые авторы прямо указывают на то, что нормы ст. 10 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в действующей редакции не способствуют обеспечению интересов кредиторов общества, а в отдельных случаях могут их нарушать.

2. Необходимо устранение возможности выхода участника из общества с ограниченной ответственностью (как и в случае с акционерным обществом, участник общества с ограниченной ответственностью сможет добровольно прекратить свое участие в юридическом лице лишь путем продажи принадлежащей ему доли);

3.Требуется ликвидация дуализма учредительных документов (учредительный договор планируется исключить из числа учредительных документов, заменив его договором о создании общества, не наделенным, как в акционерных обществах, статусом учредительного. Кроме того, предлагается, по аналогии с акционерным законодательством, не отражать в уставе общества с ограниченной ответственностью сведения о размере и номинальной стоимости доли участника общества, иными словами, сведения об участниках общества);

4 Требуется нормативное закрепление права участника требовать выплаты действительной стоимости доли в случае принятия общим собранием участников общества решений, которые могут привести к снижению действительной стоимости доли (механизм, заимствованный, очевидно, из ст. 75 Федерального закона "Об акционерных обществах", предусматривающей право акционера требовать выкупа принадлежащих ему акций).

5. Представляется, что известной альтернативой исключению участника из общества в будущем может стать принудительный выкуп доли участника общества при наличии в его поведении признаков грубого нарушения возложенных на участника обязанностей либо при совершении им таких действий (бездействия), которые существенно затрудняют деятельность юридического лица или делают ее невозможной. Сегодня институт принудительного выкупа акций успешно реализован в отечественном акционерном законодательстве. Так, согласно ст. 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах", право требования выкупа акций у прочих акционеров признается за лицом, которое приобрело более 95% акций открытого акционерного общества. Смысл названного правового инструмента состоит, кроме прочего, в ограничении возможностей для известного рода злоупотреблений со стороны миноритариев (так называемого гринмейла), иначе говоря, недобросовестного поведения прочих акционеров, чья доля участия в юридическом лице незначительна.

6. В литературе критически оценивается возможность свободного выхода из общества. Указывают, что в результате использования участником данного права "общество неожиданно может лишиться существенной части своих активов, что весьма печально не только для него самого, но и для его кредиторов". Именно возможность в любое время выйти из общества и потребовать выплаты стоимости доли дает основание для характеристики общества с ограниченной ответственностью как общества с переменным капиталом. Общество не может строить сколько-нибудь долговременных инвестиционных проектов, всегда подвергаясь риску предъявления кем-либо из участников требования о выходе. Ст. 26. ч.1 закона об ООО следует изложить в следующей редакции: «Участник общества вправе время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества по истечении полугода после внесения половины вклада в общество».

7. Право на выход в настоящее время принадлежит любому участнику, в том числе и последнему. На практике это приводит к большому числу "брошенных" обществ, т.е. обществ, из которых вышли все участники. При отсутствии в обществе участников оно формально перестает отвечать требованиям, предъявляемым законом к обществу с ограниченной ответственностью: у него больше нет высшего органа - общего собрания участников. Нет у такого общества и имущества, ведь после выхода из общества все чистые активы должны быть распределены между вышедшими участниками. Такое общество числится в реестре, но фактически уже не существует. Представляется ст. 26 закона об ООО дополнить частью 5: следующего содержания «выход последнего участника из общества не допускается».

Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на 13.05.2008] // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 24.04.2008] // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.04.2008] // СЗ РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 04.12.2007] // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 29.04.2008] // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Трудовой кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 197-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 28.02.2008] // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 3.

8. О муниципальной службе в российской федерации [Текст]: [федеральный закон № 25-ФЗ, принят 02.03.2007 г.] // СЗ РФ. - 2007. - № 10. - Ст. 1152.

9. О государственной гражданской службе Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 79-ФЗ, принят 27.07.2004 г., по состоянию на 29.03.2008] // СЗ РФ. - 2004. - № 31. - Ст. 3215.

10. О валютном регулировании и валютном контроле [Текст]: [федеральный закон № 173-ФЗ, принят 10.12.2003 г., по состоянию на 30.10.2007] // СЗ РФ. - 2003. - № 50. - Ст. 4859.

11. О государственных и муниципальных унитарных предприятиях [Текст]: [федеральный закон № 161-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2002. - № 48. - Ст. 4746.

12. О несостоятельности (банкротстве) [Текст]: [федеральный закон № 127-ФЗ, принят 26.10.2002 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

13. О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)" [Текст]: [федеральный закон № 86-ФЗ, принят 10.07.2002 г., по состоянию на 26.04.2007] // СЗ РФ. - 2002. - № 28. - Ст. 2790.

14. О приватизации государственного и муниципального имущества [Текст]: [федеральный закон № 178-ФЗ, принят 21.12.2001 г., по состоянию на 13.05.2008] // СЗ РФ. - 2002. - № 4. - Ст. 251.

15. О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [федеральный закон № 128-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (ч. I.) - Ст. 3430.

16. О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [Текст]: [федеральный закон № 129-ФЗ, принят 08.08.2001 г., по состоянию на 30.04.2008] // СЗ РФ. - 2001. - № 33. (ч. I.) - Ст. 3431.

17. Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений [Текст]: [федеральный закон № 39-ФЗ, принят 25.02.1999 г., по состоянию на 24.07.2007] // СЗ РФ. - 1999. - № 9. - Ст. 1096.

18. О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций [Текст]: [федеральный закон № 40-ФЗ, принят 25.02.1999 г., по состоянию на 01.12.2007] // СЗ РФ. - 1999. - № 9. - Ст. 1097.

19. Об обществах с ограниченной ответственностью [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 08.02.1998 г., по состоянию на 29.04.2008] // СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

20. О бухгалтерском учете [Текст]: [федеральный закон № 129-ФЗ, принят 21.11.1996 г., по состоянию на 03.11.2006] // СЗ РФ. - 1996. - № 48. - Ст. 5369.

21. О рынке ценных бумаг [Текст]: [федеральный закон № 39-ФЗ, принят 22.04.1996 г., по состоянию на 06.12.2007] // СЗ РФ. - 1996. - № 17. - Ст. 1918.

22. О некоммерческих организациях [Текст]: [федеральный закон № 7-ФЗ, принят 12.01.1996 г., по состоянию на 13.05.2008] // СЗ РФ. - 1996. - № 3. - Ст. 145.

23. Об акционерных обществах [Текст]: [федеральный закон № 208-ФЗ, принят 26.12.1995 г., по состоянию на 29.04.2008] // СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 1.

24. О банках и банковской деятельности [Текст]: [федеральный закон № 395-1, принят 02.12.1990 г., по состоянию на 08.04.2008] // СЗ РФ. - 1996. - № 6. - Ст. 492.

25. Об организации страхового дела в Российской Федерации [Текст]: [закон РФ № 4015-1, принят 27.11.1992 г., по состоянию на 29.11.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 2. - Ст. 56.

26. Об инвестиционной деятельности в РСФСР [Текст]: [закон РСФСР № 1488-1, принят 26.06.1991 г., по состоянию на 10.01.2003] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1991. - № 29. - Ст. 1005.

27. Об организации лицензирования отдельных видов деятельности [Текст]: [постановление Правительства РФ № 45, от 26.01.2006 г., по состоянию на 07.04.2008] // СЗ РФ. - 2006. - № 6. - Ст. 700.

28. О правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания [Текст]: [приказ Роспатента № 32, от 05.03.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2003. - № 23. - С. 23.

29. О правилах продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания и внесения в нее изменений [Текст]: [приказ Роспатента № 27, от 03.03.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2003. - № 20. - С. 28.

30. Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам) [Текст]: [инструкция ЦБ РФ № 28-И, от 14.09.2006 г.] // Вестник Банка России. - 2006. - № 57. - С. 34.

31. Об оплате уставного капитала кредитных организаций за счет средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, свободных денежных средств и иных объектов собственности, находящихся в ведении органов государственной власти и органов местного самоуправления [Текст]: [указание ЦБ РФ № 1186-У, от 14.08.2002 г.] // Вестник Банка России. - 2002. - № 54. - С. 34.

32. О постановке на учет налогоплательщиков, учете изменений сведений о них и снятии налогоплательщиков с учета [Текст]: [Письмо Госналогслужбы РФ № ВК-6-12/748, от 25.10.1996 г.] // Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету. - 1997. - № 1. - С. 23-24.

Специальная и учебная литература

33. Архиерейский А.Б. Признание убытка от реализации доли в ООО. Особенности правового регулирования [Текст] // Ваш налоговый адвокат. – 2008. – № 1. – С. 32.

34. Аушев И. Уставной капитал общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 25.

35. Белоусов А.В. Денежная оценка неденежных вкладов в уставный капитал хозяйственных обществ [Текст] // Закон. – 2007. – № 12. – С. 32.

36. Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – № 7. – С. 25.

37. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "О валютном регулировании и валютном контроле" (постатейный) [Текст] – М., Юстицинформ. 2007. – 164 с.

38. Будневич А. Исключительные условия [Текст] // Расчет – 2008. – № 1. – С.23.

39. Гальперин М. Реализация прав собственников доли ООО [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 23. – С. 6.

40. Горлов В. Правовое положение участника общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Экономика и право. – 2008. – № 3. – С. 17.

41. Гражданское право. Том 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2007. – 734 с.

42. Гутников О.В. Состояние и перспективы развития корпоративного законодательства в Российской Федерации [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 2. – С. 22.

43. Епишин B.С. Изменение состава участников общества с ограниченной ответственностью: некоторые вопросы перехода права собственности на долю [Текст] // Акционерный вестник. – 2004. – № 8. – С. 13.

44. Карнаков Я.В. Защита прав приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при уклонении других участников от внесения изменений в учредительные документы [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 37.

45. Карсетская Е. Основания исключения участника из общества [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 30. – С. 5.

46. Кириллова И.И. Споры, связанные с переходом доли в уставном капитале ООО от одного участника общества к другим и третьим лицам [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 4. – С. 44-45.

47. Козлов Д. Протокол для ООО [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 3. – С. 6.

48. Комментарий к Федеральному закону "Об автономных учреждениях" [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2007. – 134 с.

49. Комментарий к Федеральному закону "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2006. – 142 с.

50. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". Четвертое издание, доп. и перераб. [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2007. – 314 с.

51. Кортенова Е.В. Переход доли в обществе с ограниченной ответственностью к другим лицам: на что обратить внимание при расчете налогов [Текст] // Законодательство. – 2006. – № 9. – С. 21.

52. Коряковцев В.Г. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" [Текст] – М., ГроссМедиа. 2007. – 386 с.

53. Крипак И.И. Защита сторон - участников крупной сделки [Текст] // Юрист, – 2004. – № 9. – С. 24.

54. Кузнецова Л.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. – 2006. – № 9. – С. 19.

55. Лемешев В.В. Некоторые проблемные вопросы защиты прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 3. – С. 19

56. Матвеенко П.В. Хозяйственные общества и унитарные предприятия [Текст] / Под ред. Фадеева Ю.Л. – М., Юнити. 2008. – 502 с.

57. Мурзин Д.В. Защита прав участника общества с ограниченной ответственностью, сведения о котором не внесены в учредительные документы [Текст] // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. – 2006. – №3. – С. 47-49.

58. Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М., Статут. 2007. – 432с.

59. Пахомова Н.Н. Нигилистическая теория корпоративных отношений. [Текст] – Екатеринбург., Изд-во ЕГУ. 2005. – 568 с.

60. Пахомова Н.Н. Спорные вопросы возникновения статуса участника общества с ограниченной ответственностью, статуса акционера [Текст] // Актуальные вопросы налогового, гражданского и корпоративного права (сборник статей). – М., Статут. 2006. – 432 с.

61. Петникова О.В. Защита прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2000. – № 11. – С. 19.

62. Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 32.

63. Старченкова В.В. Практика рассмотрения споров, связанных с защитой прав участниками обществ с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – № 3. – С. 21.

64. Старченкова В.В. Практика рассмотрения споров, связанных с защитой прав участниками обществ с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – № 3. – С. 34.

65. Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – 326 с.

66. Талаш А. Особенности учета операций по формированию уставного капитала ООО [Текст] // Финансовая газета. Региональный выпуск. – 2008. – № 4. – С. 23.

67. Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. Второе издание, доп. и перераб. [Текст] – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2006. – 386 с.

68. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания, реорганизации и ликвидации [Текст] // Законодательство и экономика. - 2007. - № 12. - С. 23.

69. Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: ликвидация [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 12. – С. 12.

70. Толковый словарь русского языка [Текст] / Под ред. Ожегова С.И., Шведовой Н.Ю. – М., Азъ. 2003. – 1124 с.

71. Урюжникова А.В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юридический мир. – 2006. – № 1. – С. 49.

72. Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 10. – С. 34.

73. Федоткина Н. Все участники важны, все участники нужны [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 2. – С. 8.

74. Федькина И. Учет добавочного капитала [Текст] // Финансовая газета. Региональный выпуск. – 2008. – № 3. – С. 23.

75. Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 26.

76. Фоломина Л.В. Уступка доли в ООО [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 1. – С. 14.

77. Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 36.

78. Чернышов Г. Оборот долей в уставном капитале [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 38. – С. 9.

79. Шевчук Д.А. Основные этапы создания юридического лица [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 1. – С. 23.

80. Шевчук Д.А. Создание собственной фирмы: профессиональный подход [Текст] – М., ГроссМедиа. 2007. – 348 с.

81. Шлыкова Т.А. Права участников общества с ограниченной ответственностью: юридическая природа, понятие, виды: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] – М., 2005. – 42 с.

Материалы юридической практики

82. По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы [Текст]: [постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 3-П, от 24.02.2004 г.] // СЗ РФ. - 2004. - № 9. - Ст. 830.

83. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой организации - учреждения по управлению персоналом "Персона" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 2 статьи 4 Налогового кодекса Российской Федерации [Текст]: [Определение Конституционного Суда РФ № 319-О, от 05.11.2002 г.] // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2003. - № 2. - С. 25.

84. О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 23, от 18.11.2004 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - № 1. - С. 33.

85. О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 90, Пленума ВАС РФ № 14, от 09.12.1999г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 3. - С. 34.

86. О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета [Текст]: [постановление Пленума ВАС РФ № 5, от 19.04.1999 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 7. - С. 27.

87. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8, от 01.07.1996 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 34.

88. Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак [Текст]: [информационное письмо ВАС РФ № 19, от 29.07.1997 г.] // Вестника ВАС РФ. - 1997. - № 10. - С. 21.

89. Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 23пв04, от 19.01.2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 7. – С. 24.

90. Постановление ФАС Поволжского округа № А35-20472/07 от 18.09.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 1. - С. 43.

91. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-13934/07 от 13.04.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 8. - С. 45.

92. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-8382/07 от 30.03.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 7. - С. 23.

93. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-Ф04/578-128/07 от 26.02.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 6. - С. 42.

94. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-14910/2005 от 31.09.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 1. - С. 38.

95. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-4608/06-С5 от 17.08.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 12. - С. 41.

96. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-1915/2005 от 15.06.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 10. - С. 29.

97. Постановление ФАС Поволжского округа № А06-5264/05 от 22.05.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 9. - С. 34.

98. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-6522/04 от 29.03.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 7. - С. 36.

99. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-4448/05-С4 от 18.01.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 5. - С. 41.

100. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-5263/05 от 14.10.2005 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 2. - С. 28.

101. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-7757/05. от 20.06.2005 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 10. - С. 40.

102. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-7229/2004 от 09.11.2004 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 3. - С. 34.

103. Постановление ФАС Поволжского округа № А55-5263/2004 от 14.10.2004 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 2. - С. 21.


[1] СЗ РФ. - 1998. - № 7. - Ст. 785.

[2] СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 1.

[3] Талаш А. Особенности учета операций по формированию уставного капитала ООО [Текст] // Финансовая газета. Региональный выпуск. – 2008. – № 4. – С. 23.

[4] СЗ РФ. - 1996. - № 48. - Ст. 5369.

[5] СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3302.

[6] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 3. - С. 34.

[7] Шевчук Д.А. Основные этапы создания юридического лица [Текст] // Право и экономика. – 2008. – № 1. – С.23.

[8] СЗ РФ. - 1996. - № 6. - Ст. 492.

[9] СЗ РФ. - 2002. - № 28. - Ст. 2790.

[10] СЗ РФ. - 1999. - № 9. - Ст. 1097.

[11] Вестник Банка России. - 2002. - № 54. - С. 34.

[12] Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 2. - Ст. 56.

[13] Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1991. - № 29. - Ст. 1005.

[14] СЗ РФ. - 1999. - № 9. - Ст. 1096.

[15] СЗ РФ. - 1996. - № 17. - Ст. 1918.

[16] СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

[17] Федькина И. Учет добавочного капитала [Текст] // Финансовая газета. Региональный выпуск. – 2008. – № 3. – С. 23.

[18] СЗ РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 1.

[19] Будневич А. Исключительные условия [Текст] // Расчет – 2008. – № 1. – С. 23.

[20] Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 34.

[21] Комментарий к Федеральному закону "Об автономных учреждениях" [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2007. - С. 21; Комментарий к Федеральному закону "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. - М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2006. - С. 23.

[22] Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 23пв04, от 19.01.2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 7. – С. 24.

[23] СЗ РФ. - 2001. - № 33. (ч. I.) - Ст. 3430.

[24] СЗ РФ. - 2006. - № 6. - Ст. 700.

[25] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - № 1. - С. 33.

[26] Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 34.

[27] СЗ РФ. - 2001. - № 33. (ч. I.) - Ст. 3431.

[28] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: ликвидация [Текст] // Адвокат. – 2007. – № 12. – С. 12.

[29] СЗ РФ. - 1996. - № 3. - Ст. 145.

[30] Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету. - 1997. - № 1. - С. 23-24.

[31] Вестник Банка России. - 2006. - № 57. - С. 34.

[32] Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 7. - С. 27.

[33] СЗ РФ. - 2003. - № 50. - Ст. 4859.

[34] Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону "О валютном регулировании и валютном контроле" (постатейный) [Текст] – М., Юстицинформ. 2007. – С. 76.

[35] Толковый словарь русского языка [Текст] / Под ред. Ожегова С.И., Шведовой Н.Ю. – М., Азъ. 2003. – С.531.

[36] О правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания [Текст]: [приказ Роспатента № 32, от 05.03.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2003. - № 23. - С. 23.

[37] О правилах продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания и внесения в нее изменений [Текст]: [приказ Роспатента № 27, от 03.03.2003 г.] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2003. - № 20. - С. 28.

[38] Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак [Текст]: [информационное письмо ВАС РФ № 19, от 29.07.1997 г.] // Вестника ВАС РФ. - 1997. - № 10. - С. 21.

[39] СЗ РФ. - 2004. - № 31. - Ст. 3215.

[40] СЗ РФ. - 2007. - № 10. - Ст. 1152.

[41] Гражданское право. Том 1. Учебник. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2007. – С. 127.

[42] Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. Второе издание, доп. и перераб. [Текст] – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2006. – С. 43.

[43] СЗ РФ. - 2002. - № 48. - Ст. 4746.

[44] Коряковцев В.Г. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" [Текст] – М., ГроссМедиа. 2007. – С. 57.

[45] Вестник ВАС РФ. - 1996. - № 9. - С. 34.

[46] СЗ РФ. - 2002. - № 4. - Ст. 251.

[47] Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: порядок создания, реорганизации и ликвидации [Текст] // Законодательство и экономика. - 2007. - № 12. - С. 23.

[48] Аушев И. Уставной капитал общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Российская юстиция. – 2008. – № 1. – С. 25.

[49] Проничев К. Устав общества с ограниченной ответственностью на защите интересов его участников [Текст] // Гражданское право. – 2006. – № 1. – С. 32.

[50] Сумской Д.А. Статус юридических лиц: учебное пособие для вузов [Текст] – М., ЗАО Юстицинформ. 2006. – С. 62.

[51] Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью". Четвертое издание, доп. и перераб. [Текст] / Под ред. Тихомирова М.Ю. – М., Изд. Тихомирова М.Ю. 2007. – С. 72.

[52] Матвеенко П.В. Хозяйственные общества и унитарные предприятия [Текст] / Под ред. Фадеева Ю.Л. – М., Юнити. 2008. – С. 235.

[53] Федоткина Н. Все участники важны, все участники нужны [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 2. – С. 8.

[54] Карсетская Е. Основания исключения участника из общества [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 30. – С. 5.

[55] Старченкова В.В. Практика рассмотрения споров, связанных с защитой прав участниками обществ с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – № 3. – С. 21.

[56] Кузнецова Л.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. – 2006. – № 9. – С. 19.

[57] По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы [Текст]: [постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 3-П, от 24.02.2004 г.] // СЗ РФ. - 2004. - № 9. - Ст. 830.

[58] Цыганков В. Свободная доля [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 50. – С. 36.

[59] Чернышов Г. Оборот долей в уставном капитале [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 38. – С. 9.

[60] Карнаков Я.В. Защита прав приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при уклонении других участников от внесения изменений в учредительные документы [Текст] // Вестник ВАС РФ. – 2007. – № 6. – С. 37.

[61] Шлыкова Т.А. Права участников общества с ограниченной ответственностью: юридическая природа, понятие, виды: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] – М., 2005. – С. 16.

[62] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-Ф04/578-128/07 от 26.02.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 6. - С. 42.

[63] Кириллова И.И. Споры, связанные с переходом доли в уставном капитале ООО от одного участника общества к другим и третьим лицам [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 4. – С. 45.

[64] Лемешев В.В. Некоторые проблемные вопросы защиты прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 3. – С. 19; Урюжникова А.В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Юридический мир. – 2006. – № 1. – С. 49.

[65] Кортенова Е.В. Переход доли в обществе с ограниченной ответственностью к другим лицам: на что обратить внимание при расчете налогов [Текст] // Законодательство. – 2006. – № 9. – С. 21.

[66] Лемешев В.В. Некоторые проблемные вопросы защиты прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2005. – № 3. – С. 19.

[67] Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Журнал российского права. – 2002. – № 7. – С. 25.

[68] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-1915/2005 от 15.06.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 10. - С. 29.

[69] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-4608/06-С5 от 17.08.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 12. - С. 41.

[70] Фоломина Л.В. Уступка доли в ООО [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 1. – С. 14.

[71] Пахомова Н.Н. Спорные вопросы возникновения статуса участника общества с ограниченной ответственностью, статуса акционера [Текст] // Актуальные вопросы налогового, гражданского и корпоративного права (сборник статей). – М., Статут. 2006. – С. 130.

[72] Епишин B.С. Изменение состава участников общества с ограниченной ответственностью: некоторые вопросы перехода права собственности на долю [Текст] // Акционерный вестник. – 2004. – № 8. – С. 13.

[73] Кириллова И.И. Указ. соч. - С. 44.

[74] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-7229/2004 от 09.11.2004 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 3. - С. 34.

[75] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-4448/05-С4 от 18.01.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 5. - С. 41.

[76] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-5263/2004 от 14.10.2004 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 2. - С. 21.

[77] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-14910/2005 от 31.09.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 1. - С. 38.

[78] Гутников О.В. Состояние и перспективы развития корпоративного законодательства в Российской Федерации [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 2. – С. 22.

[79] Пахомова Н.Н. Спорные вопросы возникновения статуса участника общества с ограниченной ответственностью, статуса акционера [Текст] // Актуальные вопросы налогового, гражданского и корпоративного права (сборник статей). – М., Статут. 2006. – С. 130.

[80] Пахомова Н.Н. Нигилистическая теория корпоративных отношений. [Текст] – Екатеринбург., Изд-во ЕГУ. 2005. – С. 297-298.

[81] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-7757/05. от 20.06.2005 г. // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 10. - С. 40.

[82] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-6522/04 от 29.03.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 7. - С. 36.

[83] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой организации - учреждения по управлению персоналом "Персона" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 2 статьи 4 Налогового кодекса Российской Федерации [Текст]: [Определение Конституционного Суда РФ № 319-О, от 05.11.2002 г.] // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2003. - № 2. - С. 25.

[84] Кириллова И.И. Указ. соч. - С. 45.

[85] Постановление ФАС Поволжского округа № А35-20472/07 от 18.09.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 1. - С. 43.

[86] Козлов Д. Протокол для ООО [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 3. – С. 6.

[87] Лемешов В.В. Указ. соч. – С. 19.

[88] Кириллова И.И. Указ. соч. - С. 44.

[89] Горлов В. Правовое положение участника общества с ограниченной ответственностью // Экономика и право. – 2008. – № 3. – С. 17.

[90] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-8382/07 от 30.03.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 7. - С. 23.

[91] Мурзин Д.В. Защита прав участника общества с ограниченной ответственностью, сведения о котором не внесены в учредительные документы [Текст] // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. – 2006. – №3. – С. 49.

[92] Мурзин Д.В. Указ. соч. - С. 47-48.

[93] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-13934/07 от 13.04.2007 г. // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 8. - С. 45.

[94] Архиерейский А.Б. Признание убытка от реализации доли в ООО. Особенности правового регулирования [Текст] // Ваш налоговый адвокат. – 2008. – № 1. – С. 32.

[95] Петникова О.В. Защита прав участников общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Право и экономика. – 2000. – № 11. – С. 19.

[96] Крипак И.И. Защита сторон - участников крупной сделки [Текст] // Юрист, – 2004. – № 9. – С. 24.

[97] Гальперин М. Реализация прав собственников доли ООО [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 23. – С. 6.

[98] Шевчук Д.А. Создание собственной фирмы: профессиональный подход [Текст] – М., ГроссМедиа. 2007. – С.89.

[99] Филиппова С.Ю. Прекращение участия в обществе с ограниченной ответственностью путем выхода из общества: теоретические и практические проблемы [Текст] // Нотариус. – 2007. – № 4. – С. 26.

[100] Старченкова В.В. Практика рассмотрения споров, связанных с защитой прав участниками обществ с ограниченной ответственностью [Текст] // Арбитражные споры. – 2007. – № 3. – С. 34.

[101] Фархутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли в уставном капитале [Текст] // Законодательство и экономика. – 2007. – № 10. – С. 34.

[102] Белоусов А.В. Денежная оценка неденежных вкладов в уставный капитал хозяйственных обществ [Текст] // Закон. – 2007. – № 12. – С. 32.

[103] Постановление ФАС Поволжского округа № А55-5263/05 от 14.10.2005 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 2. - С. 28.

[104] Новоселова Л.А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [Текст] // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред. Рожкова М.А. – М., Статут. 2007. – С. 132.

[105] Постановление ФАС Поволжского округа № А06-5264/05 от 22.05.2006 г. // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 9. - С. 34.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий