регистрация / вход

Право англосаксов до завоевания

Англосаксонская правовая семья как семья общего права. Прецедент - основной источник права. Происхождение англосаксонской правовой системы. Периоды в истории английского права. Законы Этельберта. Структура английского права. Статутная детализация.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

1. Происхождение англосаксонской правовой системы 4

2. Структура английского права 6

Заключение 14

Список использованных источников 15


Введение

Англосаксонская правовая семья является одной из наиболее распространенных в мире. Ею охватывается территория таких государств, как Англия, США, Канада, Австралия, Северная Ирландия, Новая Зеландия и многие другие. Почти третья часть населения Земного шара в настоящее время живет по принципам, изначально заложенным в данную правовую семью и, в особенности, в ее ядро — английское право. Строго говоря, сфера применения английского права ограничивается Англией и Уэльсом. Оно не является ни правом Соединенного Королевства, ни правом Великобритании, так как Северная Ирландия, Шотландия, острова Ла-Манша и остров Мэн не подчиняются английскому праву. Следует видеть различие между узкой концепцией английского права, рассматриваемого как свод юридически обязательных норм, и универсальностью этого права, понимаемого как модель для значительной части человечества. Англосаксонскую правовую семью зачастую называют еще семьей общего права. От других правовых семей она отличается, прежде всего, тем, что в качестве основного источника права в ней признается судебный прецедент. Согласно существующим правилам, суд при решении какого бы то ни было вопроса является формально связанным решением по аналогичному вопросу, вынесенным вышестоящим судом или судом той же инстанции. Однако фактически в процессе выбора соответствующего прецедента, его толкования, принятия или непринятия под предлогом значительного отличия обстоятельств вновь рассматриваемого дела от ранее рассмотренного и ставшего прецедентом, суд в целом и отдельные судьи обладают значительной свободой. Признание прецедента источником права дает возможность суду фактически творить право.


1. Происхождение англосаксонской правовой системы

Английское право не знало обновления ни на базе римского права, ни в силу кодификации, что характерно для французского права и для других правовых систем романо-германской правовой семьи. Оно развивалось автономным путем, контакты с Европейским континентом оказали на него лишь незначительное влияние. Английские юристы любят подчеркивать историческую преемственность своего права и гордятся этим обстоятельством и не без оснований рассматривают его как доказательство великой мудрости общего права, его способности приспосабливаться к меняющимся условиям, его непреходящей ценности. Не следует преувеличивать этот “исторический” характер английского права. Англичане любят подчеркивать его, подобно тому, как французы склонны говорить о рациональности и логичности своего права. На самом деле роль традиций и рационализма в становлении и развитии того и другого права не столь уж различна, так как французское право, как и английское, должно было приспосабливаться к изменениям и учитывать нужды общества, которые всегда были и остаются, в общем, очень сходными[[1] ].

В истории английского права можно выделить четыре основных периода. Первый период предшествовал нормандскому завоеванию 1066 года; второй, от 1066 года до установления династии Тюдоров (1485г), — период становления общего права, когда оно утверждается, преодолевая сопротивление местных обычаев. Условия этого периода оказали на правовую систему влияние, ощущаемое еще и в настоящее время. Третий период, с 1485 до 1832 года, — расцвет общего права; однако оно вынуждено было пойти на компромисс с дополнительной правовой системой, что нашло свое выражение в “нормах справедливости”. Четвертый период — с 1832 года и до наших дней, — когда общее право встретилось с невиданным развитием законодательства и должно было приспособиться к обществу, где постоянно усиливается значение государственной администрации.

Англосаксонский период (до 1066 года). Есть дата, которая является основополагающей в истории английского права, как и в истории самой Англии и Европы, — это 1066 год, когда Англия была завоевана нормандцами. Период, предшествовавший этой дате, в Англии называют периодом англосаксонского права. Римское господство, хотя оно и длилось в Англии четыре столетия — от императора Клавдия до начала V века, — оставило в Англии не больший след, чем кельтский период во Франции или иберийский период в Испании. Для историков английского права история права начинается с эпохи, когда римское господство прекратилось и различные племена германского происхождения — саксы, англы, юты, датчане — возобладали в Англии. Именно в эту эпоху Англия была обращена в христианство миссией святого Августина Кентерберийского (596г).

Право англосаксонской эпохи малоизвестно. После обращения в христианство законы составлялись так же, как и в континентальной Европе, с тем лишь отличием, что писались они не на латыни, а на англосаксонском языке. Как и другие варварские законы, они регулировали только очень ограниченные аспекты тех общественных отношений, на которые распространяется современная концепция права. Поэтому использование термина “англосаксонский” для обозначения английского или американского права встречает нарекания вне Европейского континента и кажется там абсурдным.

Законы Этельберта, составленные около 600 года, включают всего 90 коротких фраз. Законы датского короля Канута (1017 - 1035 гг.), составленные четырьмя веками позже, гораздо более разработаны и знаменуют уже переход от эрыобщинно - племенной к феодализму. Персональный принцип уступает место, как и во Франции, территориальному, но действующее право остается сугубо местным, хотя страна и была подчинена единому суверену. До нормандского завоевания не было права, общего для всей Англии.


2. Структура англосаксонского права

Общее право — это такая правовая система, главным источником которой является судебный прецедент. С латыни прецедент переводится как «предшествующий». Сейчас прецедентом называется решение суда по конкретному делу, причем обоснование данного решения становиться правилом, обязательным для всех судов той же или более низкой инстанции или при рассмотрении аналогичных дел. Как уже было сказано выше, судебный прецедент является основой всей англо-саксонской правовой системы. При создании судебного прецедента судья не создаёт новую правовую норму, он обобщает то, что «вытекает из общих начал права, заложенных в человеческой природе». На самом деле судья имеет право не применять судебный прецедент из-за каких-либо особенностей рассматриваемого дела, также он может вывести новое правило или по своему усмотрению выбрать прецедент из их огромного количества и по своему его объяснить. Следовательно, судья имеет весьма широкие полномочия. В юридической литературе право государства, которое основывается на судебном прецеденте называется не иначе, как «право, создаваемое судьями».

Прецедентное право. Здесь законы хотя и не регулируют отдельные области общественных отношений, но не соединены в одну систему. Те области, которые не урегулированы законом, толкование и применение законов определены в общем праве[[2] ].

Фундаментом для становления общего права стали местные обычаи и обобщения практики королевских судов. Даже в настоящее время в общем праве сохранились многие элементы (институты, термины) права, сложившиеся еще в период его формирования. Использование древних форм, особого «юридического языка», умение находить нужный судебный прецедент, исключат возможность работы в судебных органах лиц без специальной юридической подготовки. Ф. Энгельс характеризовал английское общее право так: «Адвокат здесь все: кто достаточно основательно потратил свое время на эту юридическую путаницу, на этот хаос противоречий, тот в английском суде всемогущ. Неопределенность закона повела, естественно, к вере в авторитет решений прежних суде в аналогичных случаях: этим она только усиливается, ибо эти решения точно также, взаимно противоречат друг другу».

Одновременно с общим правом в Англии действовало право справедливости. Оно складывалось постепенно. Формализм общего права лишал граждан возможности обратиться к королю с просьбой «о милости и справедливости». Количество жалоб становилось все больше и больше, и поэтому при лорд-канцлере стал создаваться целый аппарат по разрешению подобных дел. Со временем его стали называть канцлерским судом. Второе название этого суда — суд справедливости, так как считалось, что он руководствуется принципами справедливости, а не нормами общего права. Особенно большие полномочия суд справедливости имел области гражданских правоотношений, так как экономические потребности росли быстрее, чем развитие общего права.

Но отменить решение суда общего права, на которое пожаловались, решение суда лорд-канцлера не могло. Оно было в праве лишь изменить его либо парализовать». В праве справедливости сложились такие специфические институты англо-саксонского права, как доверительная собственность («трест»), исполнение договоров в натуре». «Дуализм общего права и права справедливости усложнил и без того громоздкую систему общего права. Однако правовые институты, сложившиеся в праве справедливости, четко ограничиваются от институтов общего права. В теории и на практике притязания, основанные на праве справедливости, отделяются от субъективных прав, основанных на общем праве. В 1873 г. право справедливости было включено в систему общего права».

Во всех странах, правовая система которых основана на общем праве, оно строится по общей доктрине. Но это не значит, что, например, все правовые институты и формы сложившиеся в праве Великобритании, действуют и на территориях США, Канады и т.д. Здесь устаревшие формы общего права устранены, и хотя есть ссылки на английское общее право, но судебные системы этих стран основываются только на своих прецедентах.

В общем или англосаксонском праве «...повышенное значение придано процедурно-процессуальным правилам, и правовая система, не выраженная в абстрактно формулируемых правилах, в структурно сложном, в логически замкнутом построении, носит характер «открытой»системы методов решения юридически значимых проблем. В соответствии с этим правовые системы данной общности имеют облик нормативно-судебной и в массовом правосознании проявляются в качестве таких, где на первое место выступает непосредственно субъективное право, защищаемое судом.

Значительно, что экономический, социально-политический источник национально-правовых система англо-американской группы в принципе тот же, что и в странах континентальной Европы. Это необходимость усиления центральной политической власти, государственно-политическое объединение страны. Но в Англии — прародительнице общего права (общего в том смысле, что оно вырабатывалось для всей страны в противовес местным обычаям) назревала потребность упрочения централизованной власти встретилась с иным элементом государственной системы, отрабатываемые ими и закрепленные в протоколах решения, точнее их логическая суть, идеи стали прецедентами — образцами для решения аналогичных юридических дел в будущем и тем самым приобрели значения материалов, из которых в основном и сформировалась правовая система Англии, а затем и некоторых других стран».

Общее право — это право судебной практики, то есть оно сложилось благодаря практике королевских судов в Великобритании даже сейчас плюс к тому, что применяются старые нормы права, создают новые». Правила, содержащиеся в судебных решениях, согласно английскому праву должны применятся и в дальнейшем, иначе будет нарушена стабильность общего права и поставлено под угрозу само его существование.

По отдельным фрагментам права первых англосаксонских королей видно, как сложно и неоднородно, но упорно и закономерно создавался основной инструмент уголовно-правового регулирования. Это объясняется тем, что подлинной власти права еще не существовало, а власти государства было недостаточно. Прежде всего, потому что еще долго средневековое общество ощущало остаточные явления перехода от власти общины к власти государству. «Дисциплинарная власть первобытного старейшины, – пишет А.Г. Пост, – с одной стороны, постепенно ослабляясь, принимает ограниченные размеры отеческой власти, супружеской власти и опеки, но с другой стороны, служит базисом для развития царской власти, которая начинает вмешиваться в уголовную юрисдикцию, как самостоятельный фактор» [1, с.155].

Доминирование уголовно-правовых норм в период обычного права возникает из определенных материальных условий в жизни англосаксонского общества. Известные английские историки права Ф. Поллок и Ф. Мейтленд утверждают, что в канун нормандского завоевания уголовное право Англии базировалось на четырех основных инструментах уголовно-правового регулирования, заслуживающих внимание: кровная месть, денежный штраф по тарифу, объявление вне закона и наказание, связанное с вопросом «о жизни и членах» [2, с.449].

В англосаксонских правдах можно встретить различные виды преступлений. В наиболее ранних судебниках понятие государственного преступления отсутствует, а существует лишь упоминание о нарушении «королевского покровительства». Позже этот вид преступления разъясняется довольно четко. Например, в статье 4 Судебника Альфреда сказано: «Если кто замышляет – либо сам, либо через объявленных вне закона, которым он дал приют, либо через своих людей – на жизнь короля, пусть ответит своей жизнью и всем, чем обладает» [3, с.72].

Достаточно подробно для того времени рассматриваются в судебниках также преступления против личности: убийство («убьет другого», «убьет батрака», «убьет свободного» и т.п.), изнасилование («изнасилует рабыню», «изнасилует свободную» и т.п.), нанесение телесных повреждений («разобьет челюсть», «проломает череп», «сломает бедро», «выбьет глаз» и т.п.), кража («раб украдет», «совершит кражу», «кража божьего и церковного имущества» и т.п.), побои («ударит другого кулаком», «нанесет удар», «от удара станет синяк» и т.п.), клевета («распространял публично клевету» и т.п.). Особое внимание уделялось преступлениям против собственности. Упоминаются также преступления против семьи (измена супругов), религиозные (работа в воскресенье, кража в церкви) и военные (уклонение от участия в походе). После нормандского завоевания круг наказуемых деяний расширился. Появляется много новых видов преступлений. Расширилось понятие государственного преступления (измена, посягательство на жизнь короля и членов его семьи, мошенничество, изготовление фальшивых денег и хартий (грамот) и т.д.).

Англосаксонские правды и судебники предусматривали в качестве наказания за тяжкие уголовные преступления большие денежные штрафы. При нанесении телесных повреждений размер штрафа определялся тяжестью ранения. В случае убийства вергельд определялся общественным статусом убитого. Правда Этельберта устанавливает плату за убийство (вергельд) свободного в 100 шиллингов, а лэта (leute) в 40, 60 и 80 шиллингов в зависимости от его статуса. В Законах Хлотаря вергельд эрла определен в 300 шиллингов, а в Законах Инэ вергельд за убийство свободного мог равняться в зависимости от его положения 200, 600 и 1200 шиллингов, при этом помимо платы родственникам убитого убийца (убийцы) должны были заплатить определенную сумму и королю.

Однако в англосаксонских сборниках XI в. начинает проявляться устрашение в качестве основного принципа наказания за тяжкие уголовные преступления. В Законах Кнута отменялся выкуп за такие тяжкие преступления как разрушение дома, поджог, воровство с поличным, тайное убийство и измену господину. В виде наказания широкое распространение получило членовредительство (отрубание руки или ноги, отрезание языка, носа, ушей и т.п.). Смертная казнь как наказание порой носила массовый характер. Повешение, отрубание головы, утопление, сбрасывание с горы и другие виды смертной казни применялись исключительно по вердикту короля и совета мудрых (витана). Процесс изменения наказания за преступления в сторону ужесточения характерно прослеживается при рассмотрении такого преступления как воровство. Согласно Правде Этельберта (ст. 1, 4, 9) воровство наказывалось штрафом. Законы Уитреда предусматривают для вора, пойманного с поличным, либо смертную казнь, либо продажу в рабство, либо возможность выкупиться своим вергельдом. В документе первой половины X в., именуемого «Постановление мудрых Англии», уже отмечается, что «если вор начнет убегать, пусть преследуют его до смерти все... и где бы ни нашли его, его должны убить, и кто пощадит его или укроет его, будет недостоин (лишится) всего, что имеет, и жизни, как вор» [3, с.80].

В данном документе смертная казнь грозит не только вору, но и тем, кто его укрывает или не принял мер к его поимке. Позже в статье 26 Законов Кнута, составленных в XI в., говорится «явный вор… нигде не должны находить защиты своей жизни» [3, с.87]. После нормандского завоевания ситуация изменилась и уже в XII в. фелония получила хотя и не совсем четкое, но достаточно ясное понятие путем перечня преступлений которые определяются ее названием.

В законодательной деятельности в области уголовного права можно отметить, по крайней мере, две особенности. Первая из них заключается в том, что законодательная регламентация почти не касается вопросов общей части, английского уголовного права; принципы уголовной ответственности в основном остаются сформулированными общим правом. Вторая особенность касается формы уголовных законов. Привыкнув к прецеденту, то есть к решению суда по конкретному делу, английский юрист предъявляет такие же требования и к форме парламентского статуса, пологая, что он должен быть максимально подробным. Причем предполагается, что такая деятельность законодательных формулировок призвана обеспечить единство судебной практики.

Чрезмерно статутная детализация позволяет судам отступать от закона, не применять его при наличии малейших отклонений конкретного дела от описанной в законе ситуации, либо, наоборот, расширять сферу его действия».

Когда в Англии издается закон, он вступает в свою силу только тогда, когда его начинают применять суды. Судья в праве при рассмотрении дела даже не применять соответствующий закон, а вынести по данному вопросу собственное решение. Иногда случается, что судьи отказываются следовать новому закону и продолжают работать в старом порядке. Лишь немногие специалисты досконально знают норму общего. Формирование в Великобритании общего права имеет свои корни еще в глубинах социально-экономических процессов. «Английская мораль не просто культивирует пристрастие к старине. Прошлое, проповедует она, должно служит как бы справочной книгой, чтобы ориентироваться в настоящем. Сталкиваясь с чем-то непривычным и незаконным, англичане прежде всего инстинктивно оглядываются на прецедент, стараются выяснить: как в подобных случаях люди поступали прежде?. Если новое приводит англичан в смятение, то пример прошлого дает им чувство опоры. Поэтому поиск прецедентов можно назвать их излюбленным национальным спортом»

Благодаря прецеденту и «Судебному развитию права» само право делается очень подвижным, то есть изменения в законодательство вводятся без широкого обсуждения и громоздкой, сложно законодательно процедуры.

Хотя общее право в Великобритании и является очень сложной и противоречивой системой, отличается архаичностью, но зато именно это помогает судьям применять именно тот прецедент, который соответствует данному моменту. «Правосудие исходит в своих оценках только из поступков, а не из побуждений. Если адвокат будет строить защиту обвиняемого на объяснении мотивов или обстоятельств, которые толкнули его на подобный шаг, он вряд ли выиграет дело в Лондоне, где куда надежнее исходить из какого-то сугубо технического пункта закона»

Одной из главных причин того, что англосаксонские системы права не кодифицированы, является их гибкость. Как пример можно привести Великобританию, где даже сейчас нет единого уголовного кодекса. Все в тех же Великобритании и США уголовный процесс представляет собой состязание сторон, причем как в стадии предварительного следствия, так и при судебном разбирательстве. Спор между сторонами разрешает суд.

В США предварительное следствие по делам, которые подлежат юрисдикции отдельных штатов, производится судом низшей инстанции. Этот суд определяет качество законодательств, которые предъявляют стороны, а затем решает, достаточно ли оснований для обвинения.

Кроме того, в Америки в функции судей входит не только применение права к конкретным делам, то есть правоприменение, но и правотворчество.

«Считается, что судья, как и законодатель, в своей нормотворческой деятельности обязан исходить из исследований социальных, экономических, политических и научных фактов, относящихся к жизни определенных социальных групп или всего общества. Данный круг фактов принято называть законодательными фактами. Иными словами, к законодательным относятся факты, положенные в основу решения, имеющего законодательный эффект. Бесспорность фактов определяется судом в каждом конкретном случае и полностью зависит от его усмотрения».

Присяжные заседатели осуществляют судебное разбирательство. В большинстве случаев по закону сбором доказательств занимается потерпевший, но на самом деле имущие люди нанимают для этого квалифицированных юристов. «В остальных случаях эту функцию выполняет полиция, и на суде полицейские чины выступают фактически как обвинители и как свидетели. В таких условиях роль полиции в уголовном процессе приобрела столь внушительные размеры, что вызвало серьезные нарекания демократической общественности. Были применены кардинальные меры, но проблема эта фактически еще не решена». «Судебному праву предшествовало «Свободное судейское усмотрение». Сторонниками такого вида права были П. Канторович, Е. Эрлих, Г. Исей. По этой концепции судья является более совершенным выразителем права, нежели законодатель. Поэтому предлагается расширить полномочия судей, чтобы они были в праве решать некоторые дела «против закона» и играли главную роль в правотворчестве. Поэтому поводу немецкий профессор В. Хассимер говорит: «Критика закона и догматики, активизировавшаяся в последнее время, направила понятие позитивного права в сторону конкретного правового решения... Как следствие судья получил возможность правотворчества, и это стало его задачей... Тем самым понятие позитивного права в том виде, как оно используется в новейшей теоретико-правовой номенклатуре, скорее приближается к представлениям более близким к понятию «судебное дело», чем к кодифицированным системам права».

В зависимости от того, как правовая система отражает настоящие отношения, можно судить о том, насколько она развита. Демократизм законодательства позволяет судьям вести себя более активно в рамках общей связанности с законом и влиять этим на дальнейшее развитие права.


Заключение

Написав контрольную работу на тему: «Право англосаксов до завоевания», сделаем выводы.

Английское право не знало обновления ни на базе римского права, ни в силу кодификации, что характерно для французского права и для других правовых систем романо-германской правовой семьи. Оно развивалось автономным путем, контакты с Европейским континентом оказали на него лишь незначительное влияние.

В истории английского права можно выделить четыре основных периода. Первый период предшествовал нормандскому завоеванию 1066 года; второй, от 1066 года до установления династии Тюдоров (1485г), — период становления общего права, когда оно утверждается, преодолевая сопротивление местных обычаев. Условия этого периода оказали на правовую систему влияние, ощущаемое еще и в настоящее время. Третий период, с 1485 до 1832 года, — расцвет общего права; однако оно вынуждено было пойти на компромисс с дополнительной правовой системой, что нашло свое выражение в “нормах справедливости”. Четвертый период — с 1832 года и до наших дней, — когда общее право встретилось с невиданным развитием законодательства и должно было приспособиться к обществу, где постоянно усиливается значение государственной администрации.

Общее право — это такая правовая система, главным источником которой является судебный прецедент. Слатыни прецедент переводится как «предшествующий».


Список использованных источников

1. Алебастрова И. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран М., 2000г.

2. Жидков О.А. История государства и права. М. 2002.

3. История государства и права зарубежных стран. Часть 1-я. Учебник для вузов. 2-е издание. Под общ. ред. Проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М.: издательская группа НОРМА – ИНФА М, 1999. - 754с.

4. Конституционное право зарубежных стран. Под общей ред. Члена – корр. РАН, профессора, М. В. Баглая, доктора юридических наук, профессора Ю. И. Лейбо и доктора юридических наук, профессора Л. М. Энтина., «Норма», 2000.

5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть. Ответственный редактор Б. А. Страшун. М., Бек, 2000.

6. Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М. 1999


[1] История государства и права зарубежных стран. Часть 1-я. Учебник для вузов. 2-е издание. Под общ. ред. Проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М.: издательская группа НОРМА – ИНФА М, 1999. - 754с.

[2] Жидков О.А. История государства и права. М. 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий