регистрация / вход

Право и мораль

Соотношение права и морали. Понятие права и морали. Общие черты и различия между правом и моралью. Проблемы соотношения права и морали. Перфекционизм. Теория государства и права. Проблемы теории государства и права. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

План

Введение 2

I. Понятие права и морали. 3

I.1 Понятие права. 3

I.2 Понятие морали.

II Соотношение права и морали. 6

II.1 Общие черты и различия между правом и моралью. 9

II.2 Проблемы соотношения права и морали. 14

Заключение. 24

Библиография. 28

Введение

Общество-это сложный организм, целая система разнообразных отношений, нуждающихся в упорядочивании, регулировании. Для целей регулирования в обществе складывается система нормативных регуляторов: обычаи, нормы морали, религиозные нормы и нормы права.

Среди всех социальных норм моральные и правовые нормы являются главными регуляторами человеческого поведения, обладающие наибольшим значением и социальным эффектом. Они распостраняются на все общество, близки по содержанию, взаимно дополняют друг друга, определяются прежде всего, экономическими, а также политическими, культурными и другими факторами, являются средствами выражения гармонизации личных и групповых отношений. Право и мораль являются фундаментальными историческими ценностями, показателями цивилизованности общества его социального и культурного прогресса.

Еще древние философы (Аристотель, Платон, Демокрит, Цицерон) указывали на значимость этих двух главных определителей общественного поведения, их сходство и несовпадение.

В учебных и практических целях очень важно выявить как тесную взаимосвязь всех видов социальных норм, так и их специфику. Особенно это касается права и морали, представляющих для юридической науки приоритетный интерес. Соотношение между правом и моралью издавна занимает внимание философов и юристов. В отграничении права от морали некоторые справедливо усматривали правильный метод к выяснению сущности права. С политической стороны противоположение нравственности праву имело своей целью устранить вмешательство государства в личную жизнь индивида. В сближении права и морали иные стремились найти оправдание права, прикрывая его жестокий, принудительный характер этическою идеей.

Я выбрал данную тему для написания курсовой работы, потому что считаю, ее очень актуальной. Ведь юристы по роду своей деятельности изучают, толкуют, применяют прежде всего правовые нормы - это их специальность. Но они для оценки поведения субъектов правовых отношений и правильного разрешения возникающих коллизий постоянно обращаются и к этическим критериям.


I . Понятие права и морали

1. Понятие права

В литературе до сих пор ведутся споры вокруг понятия права, до сих пор нет единого мнения. «Юристы все еще ищут определение права», - писал Кант около 200 лет тому назад. Его слова справедливы и сегодня, так как до сих пор по-прежнему не существует общепризнаного определения права. Более того, по мнению российского учёного Спиридонова Л. И., вряд ли эта задача вообще может быть разрешима при помощи формально-логических средств, которые только могут быть использованы для разработки традиционных определений.[1]

Существует несколько теорий о происхождении права.

Теологическая теория (некое первосущество создав человека, предписало ему какой-то набор правил, например у христиан – 10 заповедей).

Намботивистическая теория (Ганс Хельбр – основоположник) – предполагает, что существует некая основная норма, которая дана каждому человеку для его ощущения, социально активные люди и формируют, согласно своим ощущениям, конституционное право (второй уровень норм), затем избранные народом законодатели, на их основе формируют текущее законодательство, а судьи и администраторы приспосабливают его к реальности.

Теория естественного (возрожденного) права. Возникла в XVIII веке. Её развитием занимались: Руссо, Локк и другие. Они полагали, что каждый человек рождается с некоторым набором естественных и неотчуждаемых прав (все равны), затем в результате каких-то конфликтов возникла необходимость в механизме реализации этих прав (так как не все согласны, что “мои права кончаются там, где начинается свобода другого”). Согласно этой теории существующее в обществе право делится на две части: позитивное право (которое выражено в законах, поддерживается государственным авторитетом, каждая страна имеет своё право, это право должно соответствовать справедливости) и естественное право(вечно, неизменно, выше позитивного права, одинаково для всех народов). «Джон Локк отвергает теорию врожденных идей, в частности факты истории и географии, учение врожденности фундаментальных принципов морали и религии (включая идею Бога). Локк показывает, что всеобщего согласия людей по поводу «первых принципов» (даже основных законов логики) никогда не бывает, самоочевидность же некоторых истин (например, истин арифметики) еще не свидетельствует об их врожденности. В основе всякого знания, по Локку, лежат два вида чувственного опыта: внешний и внутренний. Внешние предметы, воздействуя на органы чувств, порождают «простые идеи»; душа при этом пассивна, это «чистая доска», на которой опыт пишет свои письмена в виде ощущений или чувственных образов вещей и их качеств. Внутренний же опыт основан на рефлексии над собственной деятельностью души. Для соблюдения этих прав нам и пришлось отдать их часть государству»[2] .

Марксистская теория. Право – воля господствующего класса, облеченная в форму закона и опирающаяся на принуждение со стороны государства. Первоначально теория происхождения и понятия права строилась на концепции, в которой право рассматривалось или как общественное отношение или как правовое отношение. Государство видит совокупность отношений, которые и оформляют в виде закона. Эта точка зрения была раскритикована в 38 году, и право стало пониматься, как система правил поведения отражающих господствующий способ производства и социально-экономическую формацию, установленных или санкционированных государством. Это чисто нормативная точка зрения.

Социологическая (Гарвардская) школа права - одно из направлений науки права ХХ в. «Социологи исходили из того, что право формируется из общественной практики, но свое юридическое закрепление находит в судебных решениях. Сторонники социологической школы права считали, что действующие правовые акты не всегда адекватны экономическим и социальным условиям»[3] . Основные положения данной теории состоят в том, что всё право в обществе состоит из двух частей: книжное «мёртвое» право, записанное в конституции; идействующее «живое» право, в виде решений судебных органов, с которыми люди сталкиваются в своей деятельности. В этой связи социологи придавали большое значение свободе судейского усмотрения, т. е. меньшей связанности суда правовыми нормами для защиты интересов личности. Крупнейший представитель социологической школы права – американский ученый Р. Паунд. Широкое распространение получила в США. Другое название – Гарвардская школа.

Право, в узком значении – система общеобязательных социальных норм, установленных или санкционированных государством; в более широком смысле охватывает также правовые отношения и основные права гражданина, закрепляемые, гарантируемые и охраняемые государством. В государственно-организованном обществе право закрепляет отношения собственности, механизм хозяйственных связей, выступает как регулятор меры и форм распределения труда и его продуктов между членами общества (гражданское право, трудовое право); регламентирует формирование, порядок деятельности представительных органов, органов государственного управления (конституционное право, административное право), определяет меры борьбы с посягательствами на существующие общественные отношения и процедуру решения конфликтов (уголовное право, процессуальное право), воздействует на многие формы межличностных отношений (семейное право).


2. Понятие морали

Термины «мораль» и «нравственность» однозначны. Первое название латинского происхождения (mos moralis – нравы), второе – русского. Наряду с ними используется термин «этика» (от греческого – ethica, etos – обычаи, нравы). Последний термин используется также для обозначения науки о нравственности.

В историческом развитии, будучи формой общественного сознания понятие морали менялось, не оставалось неизменным и представление о моральных нормах и оценках. Мораль, как и право, находится в движении постоянно изменяется, отражая уровень развития общества, его социальную структуру, национальные, бытовые, религиозные и экономические факторы. Мораль первобытного общества, эпох рабовладения, феодализма и современные нравственные представления во многом различны, а некоторые из них даже противоположны. Очевидно, что точек зрения на мораль не меньше, чем разных пониманий права. Социологи выделяют три основных течения этической мысли.

Первое течение – так называемая фелицитология (от латинского felicia – счастье). Мораль понимается как техника, искусство достижения счастья, жизненная мудрость, искусство избежать страдания. Близки к фелицитологии течения эвдемонизма (от греческого eudamonia – счастье, довольство), гедонизма (hedone – наслаждение) – учение о том как получить наслаждение, избежать страдания.

К первому течению этической мысли относится эпикуреизм, связанный с именем древнегреческого философа Эпикура. Счастье, по Эпикуру, - это состояние здорового тела и безмятежность души, оно достигается удовлетворением естественных потребностей человека, устранением телесных страданий и душевных тревог. Эпикур выделяет два вида наслаждений: физическое (удовлетворение потребностей в пище, жилище, одежде и т.п.) и духовные, получаемые от знания и дружбы. Последние Эпикур ставит выше первых. В удовлетворении желаний следует соблюдать умеренность. «Все в меру», - проповедовали древнегреческие мудрецы. Мудрец Кнобул говорил: «Кто держится во всем середины, тот обретет счастье и покой». Этих взглядов придерживались многие древние мыслители.

Главные добродетели этого течения индивидуалистические: счастье, наслаждение, душевный покой. В эпоху утверждения буржуазных отношений гедонизм вновь возрождается. Благо частного лица – собственника, предпринимателя, его материальное благополучие становится основной нравственной добродетелью. Эти взгляды мы наблюдаем в работах Д. Локка, Т. Гоббса, Спинозы. Заметим, что этти представители естественно – правовых взглядов в качестве одного из естественных прав рассматривали стремление к счастью. Счастье, эгоизм, воля к самосохранению – основные принципы этики Т. Гоббса.

Вторая концепция в понимании морали – перфекционизм (от латинского perfectus – совершенный). Мораль понимается как система правил и состоит не в том, как устроить свою жизнь удобно, счастливо, спокойно, а как жить достойно, в соответствии с природой человека, т.е. в соответствии с идеалами личности, как совершенствовать личные качества, достоинства. Эта мораль выдвигает идеалы личности, которым следует подражать. Это мог быть идеал святого (Иисуса Христа, Муххамеда и др.), идеал праведного рыцаря, джентльмена, несгибаемого революционера, неподкупного судьи, принципиального прокурора, мужественного, с честью и достоинством офицера и др. Основные добродетели – понятие моральной заслуги, признание и положительная оценка усилий, приближающих индивида к идеалу, образу.

Третья концепция принимает мораль как систему правил человеческого общежития, правил, определяющих не то, как поступать, чтобы достигнуть счастья или личного совершенства, а то как поступать, чтобы другим было с нами хорошо, чтобы учитывать благо и др. Основа этой концепции касается формирования общественных отношений, жизни человека в обществе.

Две первые концепции являются индивидуалистическими (особенно фелицитология), требует изменения человеческой личности, третья требует изменения отношений, общественных реформ. Очевидно, что эти концепции могут сосуществовать, переплетаться.

Согласно третьей концепции мораль можно определить как совокупность идей, взглядов, представлений о добре и зле, справедливости и несправедливости, чести и бесчестии, совести и т.п. и складывающихся на основе норм поведения. Основополагающие принципы (нормы) морали: твори добро, не делай зла; поступай с другими также, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой.

В современном понимании, мораль – важнейший социальный институт, одна из форм общественного сознания. Она представляет собой совокупность исторически складывающихся и развивающихся жизненных принципов, взглядов, оценок, убеждений и основанных на них норм поведения, определяющих и регулирующих отношения людей друг к другу, обществу, государству, семье, коллективу, классу, окружающей действительности.

Приведенное определение отражает лишь наиболее общие черты морали. Фактически же содержание и структура этого явления глубже, богаче и включает в себя также психологические моменты – эмоции, интересы, мотивы, установки и другие слагаемые. Но главное в морали – это представления о добре и зле.

Нравственность предполагает не только ценностное отношение человека к другим, но и к себе, чувство собственного достоинства, самоуважения, осознания себя как личности. И. Кант заметил: «Кто превращает себя в червя, тот не должен потом жаловаться, что его топчут ногами». Честь, достоинство, доброе имя охраняются законом – это важнейшие социальные ценности. Честь – дороже жизни. Когда-то из-за чести шли на дуэль, в таких поединках погибли Пушкин, Лермонтов. Представления о честном и бесчестном – еще один стержень морали. Высшим законом и высшим судом для личности является собственная совесть, которая по праву считается самым полным и самым глубоким выражением нравственной сущности человека.


II . Соотношение права и морали

1. Общие черты и различия между правом и моралью

Соотношение между правом и моралью весьма сложное и включает в себя такие компоненты как Единство, различие, взаимодействие и противоречия. Внимательное сопоставление права и морали, выяснение взаимосвязей между ними позволяет более глубоко познать оба эти явления.

Единство права и морали состоит в том, что:

Во–первых, они представляют собой разновидности социальных норм, образующих в совокупности целостную систему нормативного регулирования и в силу этого обладают общими чертами;

Вo–вторых, право и мораль преследуют в конечном счете одни и те же цели и задачи – упорядочение и совершенствование общественной жизни, внесение в нее организующих начал, развитие и обогащение личности, защиту прав человека, утверждение идеалов гуманизма, справедливости;

В–третьих, у права и морали один и тот же предмет регулирования – общественные отношения, они адресуются одним и тем же людям, слоям, группам, коллективам; их требования во многом совпадают;

В–четвертых, право и мораль в качестве нормативных явлений определяют границы должных и возможных поступков субъектов, служат средством выражения и гармонизации личных и общественных интересов;

В–пятых, право и мораль в философском плане представляют собой надстроечные категории, обусловленные прежде всего экономическими, а также политическими, культурными и иными детерминирующими факторами, что делает их социально однотипными в данном обществе или данной формации;

В – шестых, право и мораль выступают в качестве фундаментальных общеисторических ценностей, показателей социального и культурного прогресса общества, его созидательных и дисциплинирующих начал.

Однако наряду с общими чертами право и нравственность имеет существенные различия, обладают своей спецификой. Учет своеобразия этих феноменов имеет, пожалуй, более важное значение, чем констатация их общности. Именно поэтому онтологтческие статусы и признаки права и морали заслуживают пристального анализа.

Отличительные особенности права и морали заключаются в следующем:

1. Право и мораль различаются прежде всего по способам их установления, формирования. Как известно, правовые нормы создаются либо санкционируются государством и только государством, им же отменяются, дополняются, изменяются. В этом смысле государство является политическим творцом права; правотворчество – его исключительная прерогатива. Поэтому право выражает не просто волю народа, а его государственную волю и выступает не просто регулятором, а особым, государственным регулятором.

Конечно, процесс правообразования идет не только «сверху», но и «снизу», вырастает из народных глубин, обычаев, традиций, юридической практики, прецедентов, но в конечном счете правовые нормы «преподносятся» обществу все же затем от имени государства как его официального представителя.

По–другому формируется мораль. Ее нормы не государством непосредственно и они вообще не являются продуктом какой-то специальной целенаправленной деятельности, а возникают и развиваются спонтанно в процессе практической деятельности людей. Для того чтобы нравственная норма получила право на существование, не нужно согласие властей; достаточно, чтобы она была признана, «санкционирована» самими участниками социального общения – классами, группами, коллективами, теми людьми, кто намерен ею руководствоваться. В отличие от права мораль носит неофициальный (негосударственный) характер.

2.Право и мораль различаются по методам их обеспечения. Если право создается государством, то оно им и обеспечивается, охраняется, защищается. За правом стоит аппарат принуждения, который следит за соблюдением правовых норм и наказывает тех, кто их нарушает, ибо норма права – не просьба, не совет, не пожелание, а властное требование, веление, предписание, обращенное ко всем членам общества и подкрепляемое в их же интересах принудить, заставить.

Иными словами, юридические нормы носят общеобязательный характер, непререкаемый характер. Отсюда не следует, что каждая отдельная норма относится ко всем. Речь идет о принципе – о том, что в праве объективно заложен принудительный момент, без которого оно не было бы эффективным регулятором жизнедеятельности людей, атрибутом власти.

По-иному обеспечивается мораль, которая опирается не на силу государственного аппарата, на силу общественного мнения. Нарушение нравственных норм не влечет за собой вмешательства государственных органом. В моральном отношении человек может быть крайне отрицательной личностью, но юридической ответственности он не подлежит, если не совершает никаких противоправных поступков. Само общество, его коллективы решают вопрос о формах реагирования на лиц, не соблюдающих моральные запреты.

3.Право и мораль отличаются по форме их выражения, фиксации. Если правовые нормы закрепляются в специальных юридических актах государства (законах, указах, постановлениях), группируются по отраслям и институтам, систематизируются (сводятся) для удобства пользования в соответствующие кодексы, сборники, уставы, составляющие в целом обширное и разветвленное законодательство, то нравственные нормы не имеют подобных четких форм выражения, не учитываются и не обрабатываются, а возникают и существуют в сознании людей – участников общественной жизни. Их появление не связано с волей законодателей или правотворящих лиц.

Но моральные нормы – это не только неписаные заповеди и требования (хотя таких абсолютное большинство). Многие из них содержатся, например, в программных и уставных документах различных общественных объединений, литературных и религиозных памятниках, исторических летописях, хрониках, манускриптах, запечатлевшихправила человеческого бытия.

Некоторые нравственные правила органически вплетаются в статьи и параграфы законов. Тем не менее, в отличие от права, которое представляет логически стройную и структурированную систему; мораль – относительно свободное, внутренне не систематизированное образование.

4.Право и мораль различаются по характеру и способам их воздействие
на сознание и поведение людей.Если право регулирует взаимоотношениямежду субъектами с точки зрения их юридических прав и обязанностей, правомерного – неправомерного, законного – незаконного, наказуемого – ненаказуемого, то мораль подходит к человеческим поступкам с позиций добра и зла, похвального и постыдного, честного и бесчестного, благородного и неблагородного, совести, чести, долга и т.д. Иными словами, у них разные оценочные критерии, социальные мерки.

В связи с этим нормы права содержат в себе более или менее подробное описание запрещаемого или разрешаемого действия, точно указывают нужный вариант поведения, отличаются четкостью, формальной определенностью, властностью, как правило, заранее уста­навливают санкцию за нарушение данного предписания, тогда как нравственные нормы не имеют такой степени детализации и не предусматривают заблаговременно объявляемый вид ответственности.

5.Право и мораль различаются по характеру и порядку ответствен­ностиза их нарушение. Противоправные действия влекут за собой реакцию государства, т.е. не просто ответственность, а особую, юриди­ческую ответственность, причем порядок ее возложения строго регла­ментирован законом – он носит процессуальный характер. Его соблю­дение столь же обязательно, как и соблюдение материальных правовых норм. Человек наказывается от имени государства, поэтому к юриди­ческой ответственности нельзя привлечь в произвольной форме.

Иной характер носит «воздаяние» за нарушение нравственности. Здесь четкой процедуры нет. Наказание выражается в том, что нарушитель подвергается моральному осуждению, порицанию, к нему применяются меры общественного воздействия (выговор, замечание, исключение из организации и т.п.). Это – ответственность не перед государством, а перед обществом, коллективом, семьей, окружающими людьми.

6.Право и мораль различаются по уровню требований, предъявляе­мых к поведению человека. Этот уровень значительно выше у морали,
которая во многих случаях требует от личности гораздо большего, чем
юридический закон, хотя он и предусматривает за некоторые противоправные действия весьма суровые санкции. Например, мораль безоговорочно осуждает любые формы нечестности, лжи, клеветы, обма­на и т.д., тогда как право пресекает лишь наиболее крайние и опасные
их проявления. Мораль не терпит никакого антиобщественного пове­дения, в чем бы оно ни выражалось, в то время как право наказывает наиболее злостные случаи таких эксцессов.

Нравственность выверяет поступки людей категорией совести, по­велевает блюсти не только закон, но и долг; внутренние побуждения, считаться с мнением окружающих сограждан. Она более требовательна к поведению индивида. Право не в состоянии заставить человека быть всегда и во всем предельно честным, порядочным, правдивым, спра­ведливым, отзывчивым, благородным, идти на самопожертвование, совершать героические поступки и т.д. Этого законом не предпишешь. Мораль же призывает и к этому. Она ориентирует человека не на сред­ний уровень, а на идеал. «Авторитет нравственных законов бесконечно выше» (Гегель).

7,Право и мораль различаются по сферам действия. Моральное пространство гораздо шире правового, границы их не совпадают. Право, как известно, регулирует далеко не все, а лишь наиболее важ­ные области общественной жизни (собственность, власть, труд, управ­ление, правосудие), оставляя за рамками своей регламентации такие стороны человеческих отношений, как, например, любовь, дружба, то­варищество, взаимопомощь, вкусы, мода, личные пристрастия и т.л. Право не должно переходить свои границы и вторгаться в сферу сво­бодных и добровольных душевных движений.

Вторжение его в эти зоныбыло бы: во-первых, невозможным в силу неподверженности их внешнему контролю; во-вторых, ненужным и бессмысленным с точки зрения государственных интересов; в-третьих, просто недемократичным, антигуманным, «тоталитарным». Здесь дейст­вуют моральные, этические и другие социальные нормы, традиции, привычки, обыкновения. Нравственность в отличие от права прони­кает во все поры и ячейки общества, ее оценкам поддаются в принципе все виды и формы взаимоотношений между людьми. Она универсаль­на и вездесуща Е.А.Лукашева.

8. Наконец, у права и морали различные исторические судьбы,Мораль «старше по возрасту», древнее, она всегда существовала и будет существовать в обществе, тогда как право возникло лишь на определенной ступени социальной эволюции.

2. Проблемы соотношения права и морали

С точки зрения философии вопрос ставится так: чем отличается положительное право от положительной морали, и каково реальное взаимодействие между этими двумя видами социальных норм. Следовательно, в постановку вопроса не входит сопоставление морали с естественным правом, или идеальным представлением о нормах права, которые должны бы иметь место в общественной жизни.

Существует попытка различить право и мораль, как внешнюю и внутреннюю сторону поведения. Нельзя сказать, чтобы эта точка выражалась всегда с достаточной ясностью. Так, например, Дан проводит различие следующим образом. «Право может быть вынуждаемо, потому что оно регулирует внешние отношения людей между собой, в которых основным моментом является не намерение, а действие (или бездействие); мораль же невынуждаема, потому что она регулирует внутренние отношения людей, в которых основным моментом является не поддающееся вынуждению намерение». Что это за внутренне отношение? И разве нравственная норма, предписывающая людям помогать друг другу в нужде, регулирует не отношение человека к человеку? Также странно, когда говорят, что нравственные нормы отличаются от правовых тем, что они «опираются на авторитет внутреннего убеждения лица, следующего им». Как будто лицо, следующее нормам права, не убеждено в необходимости их соблюдения, хотя бы ввиду того, чтобы избежать наказания?

Рассматриваемый сейчас взгляд на различие между правом и моралью следует понимать так, что право оценивает отношение человека к другим людям с точки зрения соответствия установленным объективно нормам, тогда как нравственность оценивает тоже отношение с точки зрения мотивов, побуждающих к такому поведению. Право довольствуется внешней правильностью, нравственность требует внутренней правильности. Право смотрит на результаты поведения, независимо от мотивов, нравственность имеет ввиду мотивы поведения, независимо от результатов.

Эта точка зрения ищет себе опоры в Канте, который так ярко проводит границу между легальностью и моральностью поступка. Но кантовская линия ходит не там, где ищут границу правом и моралью. С точки зрения Канта в сферу легальности войдут все акты поведения, насколько они не определяются сознанием долга, а потому из сферы моральности должны быть исключены все акты, совершенные по склонности.

Но верно ли, на самом деле, что право требует лишь внешнего действия; оно не заботится ни о побуждении, ни о воле. Доказать что это не так можно на примере ст. 105 «Убийство» УК РФ. Праву безразлично по каким причинам человек воздерживается от убийства из за уважения к жизни ближнего, или из за опасения понести наказание. Но дело тотчас меняется, как только возбуждается вопрос о юридической оценке происшедшего нарушения нормы. Для права далеко не безразлично по каким мотивам произошло убийство: представляет ли собой человек способного лишить жизни другого человека всякий раз, как это окажется выгодным, при возможности остаться безнаказанным или этот человек, который признает неприкосновенность чужой жизни, но потерял самообладание под влиянием гнева, ревности, самозащиты.

Совершенно противоположный взгляд, направленный на сближение права и морали, выражается в положении, что право есть этический минимум. Эта формула обычно связывается с именем Еллинека. «Объективно, - говорит он, - это – условия сохранения общества, поскольку они не зависят от человеческой воли, т.е. Existenz – minimum этических норм; субъективно – минимум нравственной жизнедеятельности и нравственного настроения, требующийся от членов общества». Другими словами, право – Это обязательный для всех минимум нравственности. При таком взгляде близость между правом и моралью восстановлена. Право согласно, этому воззрению относится как часть к целому. Отсюда получается вывод сделанный Аренсом: «все, что запрещено правом, предписывается и запрещается нравственностью».

Но как мне кажется, такое понимание взаимного отношения между правом и моралью явно расходится с действительностью.

Во-первых, содержание норм права может быть нравственно безразлично. Например, процессуальные сроки ни с какой стороны нравственность не задевают. Этой частью своего содержания право выходит из нравственного круга.

Во-вторых, содержание норм права может быть безнравственно. Трудно, не закрыв глаза на действительность, оспаривать, что в истории властвующие создавали такие нормы права, которые противоречили нравственным воззрениям самых широких общественных кругов. Например, в советском Уголовном кодексе были статьи, фактически поощрявшие доносительство и требование от свидетелей давать изобличающие показания против родителей и близких родственников. В период сталинщины вообще действовало репрессивное законодательство, нарушавшее элементарные права человека. История знает жестокие, бесчеловечные, фашистские законы, не укладывающиеся в рамки нравственности.

Оригинальную точку зрения на соотношение права морали развивает Коркунов. «Нравственность дает оценку интересов, право - их разграничение».

Человеку приходится ограничивать осуществление отдельных целей, от иных даже вовсе отказываться. Поэтому необходима оценка интересов. Если интересы человека сталкиваются с интересами других людей, одной оценки интересов для внесения в деятельность людей порядка и гармонии. При равноценности или даже тождественности интересов, нравственная оценка не способна указать, как устранить столкновение интересов. Необходимо разграничение интересов, которое выполняется правом.

С точки зрения Коркунова можно понять право, как разграничение интересов продавца и покупателя, хозяина и работника. Но можно ли признать, что «в уголовном процессе разграничиваются интересы обвинителя и подсудимого».

По мнению Коркунова, принуждение не характерный признак для права, потому что «если общество все состояло из святых людей, принуждение было совершенно излишне: каждый бы и так уважал чужое право и выполнял свои обязанности. Но право все-таки существовало»[4] . Но возможно ли допустить, чтобы в обществе святых поднимался вопрос о разграничении интересов?

Петражицкий наблюдает акты нашего психического состояния, и находит в нем различные случаи. "В некоторых случаях этического сознания то, к чему мы себя считаем обязанными, пред­ставляется нам причитающимся другому, как нечто ему должное, следующее ему от нас, так что он может притязать на соответс­твенное исполнение с нашей стороны; это исполнение с нашей стороны, например, уплата условленной платы рабочему или прислуге, представляется не причинением особого добра, а лишь доставлением того, что ему причиталось, получением с его стороны своего[5] . В таких случаях наш долг представляется связанностью по отношению к другому, закрепляется за ним, как его актив". "Такие обязанности, которые сознаются несвободными по отношению к другим, закрепленными за другими, по которым то, к чему обязана одна сторона, причитается другой стороне, как нечто ей должное" – Петражицкий предлагает называть правовыми. "В других случаях этического сознания, например, если мы считаем себя обязанными оказать денежную помощь нуждающемуся, дать милостыню и т.п., то, к чему мы себя считаем обязанными, не представляется нам причитающимся другому, как нечто ему должное, следующее ему от нас, и соответственное притязание, требование с его стороны представлялось бы нам неуместным, лишенным основания". Здесь нет связанности по отношению к другому, здесь только наша добрая воля. "Такие обязанности, которые сознаются свободными по отношению к другим, по которым другим ничего не принад­лежит, не причитается со стороны обязанных", – Петражицкий называет нравственными обязанностями.

Этим двум видам обязанностей соответствуют две разновид­ности этических норм, императивов. Нормы, устанавливающие свободную по отношению к другим обязанность, – это чисто или просто императивные нормы. Нормы, устанавливающие для одних обязанность и закрепляющие одновременно за другими притя­зание, – это императивно-аттрибутивные нормы. Первые имеют характер односторонний, вторые – двусторонний.

Такова теория разграничения права и нравственности, пред­ложенная Петражицким. Прежде всего, возбуждается вопрос, всегда ли правовой обязанности соответствует притязание, и всегда ли нравственной обязанности чуждо сознание связанности притяза­нием?

А разве в нравственной обязанности отсутствует аттрибутивная сторона? Например человек сознает себя обязанным платить своей горничной месячную зарплату, сознает себя обязанным материально помогать старой няне, воспитавшей его детей дошедшей теперь до старости, до тяжелого материального положения.. Непостижимо, как мог Петражицкий наблюдать в своем сознании пере­живание чувства нравственного долга и в то же время состояние свободы, несвязанности по адресу других?

Таким образом, линия разграничения между правом и нравственностью, проводимая Петражицким, проходит не там, где в общежитии проводится эта линия, даже без споров и сомнений. На это Петражицкий может, конечно, ответить, что ему нет дела до того, как кому угодно разграничивать. Он эту группу случаев называет нравственностью, а ту – правом. И против несоответс­твия разграничительных линий Петражицкий может заметить, что если в сознании имеется представление о соответствующем притя­зании, то это будет право, с точки зрения принятого им понятия, как бы оно ни называлось в жизни.

Трудно, конечно, возражать против произвольности наимено­ваний, избираемых ученым для той или другой группы явлений, Но тогда автор должен для произвольно избранной группы явлений избрать и произвольное наименование, а не расхожее, с которым в жизни не соединяется то значение, какое придает ему автор. А затем мы можем требовать, по крайней мере, чтобы соот­ветствие между наименованием и группой было устойчивым. Между тем, у нас нет никакой гарантии в том, что то самое со­знание, которому в душе одного соответствует притязание, у другого окажется свободным. Другими словами, различие между правом и нравственностью окажется разным у разных индивидов. Например, у одного создается сознание, что помочь нищему – его добраяволя, тогда как уплатить занятые деньги он должен, потому что кредитор имеет притязание, а у другого явится сознание, что помогать бедным его долг, так как они имеют право на его содействие, тогда как ростовщику, нажившемуся на процентах с него, он не должен платить[6] . А еще далее, – не способна ли эта линия передвигаться у одного и того же лица в зависимости от перемены убеждений, а может быть, от настроения. Сам Петражицкий признает возможным, что одни и те же суждения "переживаются сначала в качестве нравственных, а несколько секунд спустя – в качестве правовых, или наоборот"2 . Такая неустойчивость совер­шенно не отвечает требованиям, предъявляемым, к научной клас­сификации.

Правовая обязанность имеется в том случае, когда я сознаю, что я должен, а другой может требовать. Но Петражицкий не счел нужным объяснить нам, что значит эти слова "должен" и "требовать".

Не отрицая остроумия рассмотренной попытки Петражиц­кого, приходится отвергнуть ее научную состоятельность, потому что желанным критерием, с точки зрения жизненных целей, которые предъявляются к науке, она служить не может.

Право и нравственность лежат в одной плоскости. Оба норми­руют поведение человека в отношении других людей, с социальной точки зрения. Оба принимают во внимание как социальный результат поведения, так и мотивы поведения. Оба имеют соци­альное происхождение и социальную поддержку. Но нравствен­ность вырабатывается только обществом, тогда как право, хотя и может вырабатываться тем же путем (обычное право), но способно вырабатываться и особыми общественными органами (закон), Основное различие права и нравственности обнаруживается в тех санкциях, которыми поддерживаются нормы каждого из них.

Различием санкций объясняется то, что нормы права допускают несравненно большую свободу в установлении их и обнаруживают большую способность к видоизменению, нежели нормы нравственности. Общественные взгляды изменяются гораздо медленнее, чем взгляды небольшого числа лиц, в руках которых сосредоточивается государственная власть. Общественное мнение (а не настроение) по вопросам общежития отличается большою устойчивостью, почему и требования нравственности отмечены чертою постоянства. Напротив, правовая санкция находится всецело в руках законодателя. Сегодня он может приложить ее к одному требованию, а завтра к другому, прямо, противоположному. Если в действительности резкие колебания довольно редки, то это объясняется тем, что представители государственной власти не в состоянии сами совершенно оторваться от общественной среды. Но мысленно мы можем себе представить такую резкую перемену в содержании норм права, какая совершенно немыслима в содер­жании норм нравственности. История законодательства дарит иногда хорошими иллюстрациями к этому положению.

При указанном соотношении двух групп социальных норм, изменение санкции должно изменить и сам характер норм. Если нравственной норме, охраняемой общественным мнением, придается юридическая санкция, то норма, не переставая быть нравс­твенной, становится в то же время и правовой, например, в случае присоединения юридической санкции, к осуждению родителей за развращение детей. Наоборот, когда у нормы права отнимается юридическая санкция, то она или превратится в нравственную, если встретит поддержку в общественном мнении, или потеряет всякое значение, если такой защиты не найдет в нем.

Графически соотношение между правом и нравственностью могло бы быть изображено в виде двух эксцентрических пересекающихся кругов. Исторически степень расхождения или сближения этих кругов может быть весьма различной.

Соединенное действие права и нравственности обусловлива­ется единством целей, преследуемых нормами того и другого вида, - воздействия на поведение индивида с социальной точки зрения. Поэтому в значительной части право и нравственность совпадают в своем содержании. Нормы нравственности запрещают посягать на жизнь человека, присваивать себе его вещи, не исполнять обещан­ного. То же буквально повторяют нормы права, запрещая убийство, кражу, повелевая в точности исполнять заключенные договоры. В результате одно и то же действие, нарушая одновременно и норму нравственности и норму права, приводит в движение обе санкции. Убийца подвергается уголовному наказанию и возбуждает негодование общественной среды.

Разъединенное действие права и нравственности обусловли­вается различием санкций. Право может потребовать того, что нравственно безразлично, и наоборот, нравственность может требо­вать того, что юридически безразлично. Вступление богатого старика в брак с молоденькой бедной девушкой вызывает действие моральной санкции и не затрагивает правовой. Расхождение права и нравс­твенности может оказаться еще сильнее. Право может запретить то, что требуется нравственностью, и потребовать того, что запреща­ется нравственностью.

Такое явление столкновения норм права и нравственности возможно только потому, что право вырабатывается в форме закона частью общества, и навязывается остальным через посредство власти. Если бы право вырабатывалось самою общес­твенною средою и держалось его признанием, конфликт был бы не мыслим.

Влияние нравственности на право потому именно и возможно, что обе эти общественные силы действуют в одном направлении. Нравственность сдерживает произвол законодатель­ного творчества. Право находится под влиянием нравственности постоянно, но влияние это оказывается особенно сильным: 1) на начальных ступенях развития, когда право выражается в форме обычаев, и 2) на высших ступенях, когда законодательная власть подчиняется общественному мнению. Благодаря последнему, право и нравственность сходятся своими корнями. Веления права тем сильнее, чем ближе подходят они к нравственным требова­ниям, потому что поведение поддерживается одновременно с двух сторон. В интересах твердости правового порядка открыть наибольшую возможность воздействия со стороны общественного мнения на государственную власть, которая является источником права, создаваемого в форме закона.

Неоспоримо и обратное влияние на нравственность. Право вмешивается в борьбу мотивов, определяющих нравственное пове­дение и действует как психический фактор. Оно подавляет одни мотивы и укрепляет другие. Принуждая, страхом угрозы, к требуе­мому поведению, нормы права превращают данное поведение в привычное, а потому само по себе желательное. Мотивы антисоци­ального поведения, сдержанные правовою угрозою ипотому не осуществляемые во вне, постепенно ослабевают, отпадают, а вместе с тем исчезает опасное с нравственной стороны поведение. "Регули­руйте чувства человека и его действия, и вы неизбежно повлияете на его действия и его чувства. Заставьте человека отрешиться от ненависти к его брату, и он, наверно, не решится его убить; если же вы убедите его не убивать брата, вы неизбежно ослабите до неко­торой степени силу его ненависти".

Право, конечно, способно поддержать требования нравствен­ности, недостаточно обеспеченные неорганизованной санкцией. Но для этого оно само должно быть нравственно, т.е. властвующие, которые создают право, должны испытывать на себе нравственную санкцию. Чтобы право могло поддерживать нравственность, необ­ходимо, чтобы нравственность определяла государственный строй, потому что право есть продукт государства.


Заключение

В процессе регулирования общественных отношений мораль и право также системно взаимосвязаны и оказывают взаимное влияние друг на друга.

К важнейшим ценностям общества наряду с жизнью и здоровьем людей относится мораль и общественная нравственность. Государство при помощи юридических средств предусматривает способы и меры их защиты. Например, в УК РФ содержится ряд статей, защищающих общественную нравственность. В частности, к преступлениям, посягающим на общественную нравственность, УК РФ отнес: «Вовлечение в занятие проституцией» (ст. 240), «Организацию или содержание притонов для занятий проституцией» (ст. 241), «Незаконное распространение порнографических материалов и предметов» (ст. 242), «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры» (ст. 243), «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения» (ст. 244), «Жестокое обращение с животными» (ст. 245). Непосредственным объектом этих преступлений является общественная нравственность, т. е. совокупность общественных отношений, определяющих представление о добре и зле, о пристойности и непристойности, о гуманном и негуманном, о справедливом и несправедливом. УК не ограничивается только этими статьями, охраняющими мораль и общественную нравственность. Такие составы преступлении, как «Клевета» (ст. 129), «Оскорбление» (ст. 130), «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» (ст. 157),

«Хулиганство» (ст. 213) и другие, также предусматривают наказание за нарушение норм общественной нравственности. Признаваемую в обществе мораль защищают административное и гражданское законодательство России. Такие статьи КоАП РСФСР, как «Мелкое хулиганство» (ст. 158), «Распитие спиртных напитков в общественных местах или появление в общественных местах в пьяном виде» (ст. 162), «Доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения» (ст. 163), «Невыполнение родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию и обучению детей» (ст. 164), «Занятие проституцией» (ст. 164.2), требуют соблюдения норм морали. В противном случае предусмотрена административная ответственность (в том числе и за аморальность такого поведения). Одним из объектов посягательства в этих составах административных правонарушений является общественная нравственность. Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо, посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, он вправе требовать по суду денежной компенсации (ст. 151 – «Компенсация морального вреда»). Гражданин имеет право требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, распространенных средствами массовой информации или содержащихся в каких-либо документах (ст. 152 – «Защита чести, достоинства и деловой репутации»). В стадии разработки и обсуждения в Государственной думе РФ находится проект закона о государственной политике в области сексуальной культуры и охраны общественной нравственности. Проблема моральности права является актуальной и для уголовного процесса.

Главной целью уголовного судопроизводства является установление объективной истины. При этом не только безнравственно, но и юридически наказуемо добывать показания с применением насилия в отношении обвиняемого и других участников процесса. Норма, регулирующая порядок допроса обвиняемого, требует совершенствования с точки зрения общечеловеческой морали.

Обеспечение свободы личности, в том числе и в уголовном процессе, связано со свободой вероисповедания. Возможность осуществления свободы вероисповедания можно расценивать как подтверждение реального гуманизма в юридической практике. Согласно Закону РСФСР от 25 октября 1999 г. «О свободе вероисповедания», тайна исповеди охраняется законом. Свидетель не может допрашиваться и давать объяснения кому бы то ни было по обстоятельствам, которые стали ему известны из исповеди гражданина (ч. 2 ст. 13).

В Уголовно_процессуальном кодексе (УПК РФ) дается перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетеля. К этой категории лиц, с учетом определенных обстоятельств, отнесены: судьи, присяжные заседатели – об обстоятельствах обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения; защитники подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, а равно представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением своих обязанностей по уголовному делу; священнослужители – об обстоятельствах, известных ему из исповеди; лицо, которое и силу своего малолетнего возраста либо психического или физического нарушения развития неспособно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания; близкие родственники подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если они дали согласие на допрос в качестве свидетеля по данному делу.

В одном из своих предпасхальных выступлений патриарх Московский и всея Руси Алексий II заметил: «Духовная жизнь – это ежедневное возделывание земли своего сердца»[7] .

В современной России идет борьба за цивилизованный путь развития общества и государства. Находясь в смутном состоянии, общество обязано отдавать себе отчет в том, куда и к чему оно идет. Поэтому проблема моральности поведения наблюдается во всех сферах общественной жизни, в том числе и в политической. Например, с моральной точки зрения, нельзя назвать идеальным поведение ряда губернаторов, вначале добровольно ушедших в отставку, а затем принявших участие и победивших в новых выборах (А. Тулеев в Кемеровской области и К. Титов – в Самарской области).

Важным является вопрос о соотношении права и закона. В данном случае признается специфика права как особого, обладающего объективными свойствами социального явления, независимо от воли или произвола законодателя, власти, от переходящего эмпирического содержания текущего нормотворчества и правоприменения.

Ценность права можно рассматривать применительно к обществу, слоям и группам населения и, конечно, применительно к человеку и гражданину. При этом личностная ценность права должна быть приоритетна.


Библиография

1. Конституция РФ

2. Уголовный кодекс РФ

3. Уголовно-процессуальный кодекс

4. Семейный кодекс РФ

5. Головистикова А.Н.. Дмитриев Ю.А. Проблемы теории государства и права: Учебник. - М.: Издательство Эксмо, 2005

6. Коркунов. Лекции по общей теория права, 4-е изд. 1897

7. Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М., 1986

8. Матузов Н.И, Малько А.В. Теория государства и права: Учебник - М.: Юристъ, 2002

9. Мелехин А. В.Теория государства и права: учебник, М. : Маркет ДС, 2007

10. Петражитский. Теория права и государства, 2-е изд., I, 1909

11. Спиридонов Л. И. Теория государства и права. М.: Проспект,2001.

12. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. – М.: Юрайт – М, 2001

13. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие в 2-х томах. М.: Издательство «Юридический колледж МГУ» 1995

14. Современная универсальная Российская энциклопедия, М., 2000.

15. Клин Б.Беседа со святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II («Духовная жизнь – это ежедневное возделывание земли своего сердца») // Известия. 2006.


[1] Спиридонов Л. И. Теория государства и права. М.: Проспект,2001. – с.100.

[2] Современная универсальная Российская энциклопедия, М., 2000.

1 Современная универсальная Российская энциклопедия, М., 2000 .

[4] Коркунов. Лекции по общей теория права, 4-е изд. 1897

[5] Петражитский . Теория права и государства, 2-е изд., I, 1909.

[6] Там, где на одной стороне имеется право, на другой – нравственная психика выражается в авторитетном побуждении к спокойному перенесению подле­жащих, хотя бы злостных и неосновательных воздействий к терпению, как таковому(Петражитский. Теория, т. I, ). Едва ли такая психика существует в действительности.

[7] Клин Б. Беседа со святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II («Духовная

жизнь – это ежедневное возделывание земли своего сердца») // Известия. 2006. 18 апр.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему