Право на иск и право на предъявление иска

Определение, характеристика иска как средства защиты субъективного права, охраняемого законом. Понятие иска в гражданско-процессуальном праве. Соотношение иска и искового заявления. Общая характеристика права на иск. Право на предъявление иска.

Содержание:

Введение

Глава I. Общая характеристика иска как средства защиты субъективного права и охраняемого законом интереса

1.1. Понятие иска в гражданско-процессуальном праве

1.2. Соотношение иска и искового заявления

Глава II. Право на иск

2.1. Общая характеристика права на иск

2.2. Право на предъявление иска

Заключение


Введение

Иск и право на иск являются фундаментальными понятиями гражданского процессуального права, в связи, с чем проблемы исковой формы защиты права постоянно находятся в центре внимания представителей науки гражданского процессуального права.

Большой вклад в развитие теории исковой формы защиты права внесли М. А. Гурвич и А. А. Добровольский. Их перу принадлежат такие известные работы, как «Право на иск» (1949 г.), «Исковая форма защиты права» (1965 г.) А. А. Добровольского, «Основные проблемы исковой формы защиты права» (1979 г.) А. А. Добровольского и С. А. Ивановой.

Вопросы исковой формы защиты права освещались в работах Н.Б. Зейдера, А. Ф. Клейнмана, М. А. Викут, К. И. Комиссарова, С. В. Курылева, П. Ф. Елисейкина, П. В. Логинова, В. К. Пучинского, Д. М. Чечота, В. Н. Щеглова, Н. И. Авдеенко, С. А .Ивановой.

Основное внимание ученых, исследующих исковую форму защиты права, сосредоточено на определении понятия иска. Данное обстоятельство, видимо, объясняется тем, что действующее законодательство не содержит легального толкования термина «иск», хотя широко пользуется исковой терминологией.

Что же касается науки, то вопрос о понятии иска является одним из самых дискуссионных и запутанных вопросов теории гражданского процессуального права. Тревогу вызывает не столько обилие определений иска, сколько умозрительность ряда из них, оторванность от действующего законодательства и потребностей практики его применения.

Например, некоторые авторы не замечают в своих рассуждениях элементарной тавтологии, поскольку определяют как иск, так и его предмет через одно и то же понятие, а именно через материально-правовое требование истца к ответчику[1] . Сторонники определения иска как обращения к суду игнорируют справедливую критику, высказанную в адрес данной точки зрения[2] . И хотя здесь есть над чем задуматься в плане контраргументации, эта точка зрения находит все больше приверженцев, не утруждающих себя поиском новых, дополнительных доводов и аргументов[3] . Довольна противоречива позиция П. В. Логинова, который вкладывает в понятие иска и права на иск такое содержание, которое, по существу, сводит на нет необходимость и самостоятельное значение иска как правового института1.

Такие вопросы, как изменение иска, тождество иска, соотношение иска и искового заявления, право на удовлетворение иска, не получили должного освещения в юридической литературе, тогда как для уяснения сущности исковой формы защиты пава указанные вопросы имеют не меньшее значение, чем понятия иска и права на предъявление иска.

Глава I

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСКА КАК СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА И ОХРАНЯЕМОГО ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСА

§1. Понятие иска в гражданском процессуальном праве

Есть вопросы, до которых никто более не

касается, не потому, что надоели. Но время от времени

полезно заглядывать в эти архивы. последовательно

оглядываясь, мы смотрим на прошедшее всякий раз

прибавляя к уразумению его весь опыт вновь пройденного пути.

А. И. Герцен.

В юридической литературе по гражданскому процессу высказаны различные точки зрения о понятии иска. Думается, что понятие иска должно быть сформулировано таким образом, чтобы оно отвечало требованиям единства и универсальности, было внутренне согласованным с другими исковыми категориями, например, как право на иск, исковая давность, изменение иска, отказ от иска, признание иска и т.п. Посмотрим, отвечают ли этим требованиям существующие в литературе определения иска.

Наиболее распространенным является определение иска как материально-правового требования истца к ответчику, обращенного через суд. Эту точку зрения выдвинули и обосновали М. А. Гурвич, А. Ф. Клейнман, А. А. Добровольский1. В настоящее время этой точки зрения придерживаются Д. М. Чечот 2, Н. А. Чечина и другие.

Определение иска как материально-правового требования истца к ответчику, обращенного через суд, не отвечает требованию единства и универсальности, а также плохо согласуется с другими исковыми категориями.

Для представителей указанной точки зрения характерно то, что иск рассматривается как сложный правовой институт, сочетающий в себе как материально-правовой, так и процессуальный элементы, т.е. как институт материального и процессуального права одновременно. Однако в этом моменте взгляды представителей рассматриваемой точки зрения несколько разошлись.

Некоторые ученые придерживаются позиции М. А. Гурвича, выдвинувшего идею о двух самостоятельных понятиях иска: понятии иска в материально - правовом и в процессуальном смыслах1. Под иском в материально-правовом смысле пони мается требование истца к ответ­чику и в этом качестве иск выступает как институт мате­риального права. Под иском в процессуальном смысле понимается обращение истца в суд за защитой права и в этом качестве иск выступает как институт процессуаль­ного правам Другая группа ученых, составляющая подавляющее большинство, придерживается того мнения, что иск пред­ставляет собой единое понятие, которое имеет две стороны: процессуальную и материально-правовую. Требование к суду о защите права составляет процессу­альную сторону иска, а требование истца к ответчику — материально-правовую сторону иска2. Причем в едином понятии иска акцент ставится именно на материально-правовой стороне иска. «Суть любого иска как средства защиты права, — писал А. А. Добровольский, — закл ю­чается именно в том, что суд должен проверить закон­ность и обоснованность материально-правового

требования истца к ответчику. Только наличием мате­риально-правовой стороны иска, т. е. правового требова­ния истца к ответчику, можно объяснить существование таких институтов процесса, как признание иска, отказ от иска... судебное мировое соглашение и т. д. Следователь­но, материально-правовая сторона иска — это неотъемлемый признак для определения сущ­ности любого иска»3. Итак, иск рассматривается как единое понятие, состоя­щее из двух сторон: материально-правовой и процессуаль­ной, где предпочтение отдается материально-правовой стороне, которая определяет природу любого иска.

По существу, логическая линия рассуждений М.А. Гурвича, А. Ф. Клейнмана и А. А. Добровольского целиком и полностью совпадает, поскольку основывается на прин­ципиально одинаковой предпосылке (основе), а именно на понимании иска как материально-правового требования истца к ответчику и обращения к суду одновременно. То, что двум самостоятельным понятиям иска противопостав­ляется одно, состоящее из двух частей: материально-пра­вовой и процессуальной, — свидетельствует о различиях терминологического, несущественного характера. В глав­ном же, в сущностном подходе к исследуемому явлению, принципиальных различий нет. В этом плане весьма лю­бопытна и показательна эволюция во взглядах М. А. Гурвича на понятие иска. Начиная с середины 60-х годов М. А. Гурвич в определении иска объединяет оба элемен­та: процессуальный и материально-правовой1. Только, в отличие от А. А. Добровольского, Д. М. Чечота, Н. И.Авдеенко и других, на первое место в определении иска М. А. Гурвич ставит процессуальный элемент («обраще­ние к суду»), на второе — материально-правовой («право требования истца к ответчику»), от чего суть дела не меняется. Определение иска, по Гурвичу, стоит того, что­бы воспроизвести его полностью: «Иском в советском гражданском процессуальном праве является обра­щенное в суд первой инстанции требование о защите истцом спорного гражданского права или ох­раняемого законом интереса одним из установленных законом способов на основании указанных в заявлении фактов, с которыми истец связывает свое право требования к ответчику»2. В приведенном определении довольно отчетливо фигурируют, два вида требований: тр ебование к суду и требование истца к ответ­чику.

Анализ действующего законодательства дает осно­вание утверждать, что законодатель довольно четко проводит различие между требованием к суду (или ино­му юрисдикционному органу) о защите (иском) и требо­ванием, заявляемым непосредственно ответчику (пре­тензией)3. В случаях, когда предъявление претензии обязательно, право на иск, т. е. право на обращение к суду с требованием о защите, возникает с того момента, когда должник отказался удовлетворить заявленное кредитором требование или оставил без ответа заявленную претензию.

В тех же случаях, когда заявление претензии будущему ответчику до обращения в суд необязательно, но по характеру спорного правоотношения возможно, законо­датель исходит из аналогичного положения, а именно из того, что контрагент (будущий ответчик) отказался удов­летворить законное требование будущего истца.

§ 2. Соотношение иска и искового заявления

Ничто не внутри, ничто не вовне, ибо то, что

внутри, есть и во вне.

Гете.

В действующем процессуальном законодательстве, а также в правоприменительной практике широко используются термина «иск» и «исковое заявление». В связи с этим возникает вопрос о соотношении указанных понятий. В литературе по гражданскому процессуальному праву этому вопросу мало уделено внимания, на что обратил внимание В. Н. Щеглов, который пишет: «… справедливо выделяя содержание иска… авторы не касаются формы, хотя, как известно, содержание не бывает без формы, и наоборот»1.

Усилия ученых направлены в основном на выяснение понятия и правовой природы иска как средства защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Между тем самый поверхностный анализ некоторых процессуальных норм показывает, что «иск» и «исковое заявление» далеко не однозначные понятия.

В начале 70-х годов Ж. Н. Машутиной была выдвинута интересная идея о соотношении иска и искового заявления как содержания и формы. По мнению указанного автора, формой иска является исковое заявление, в которое облекается содержание иска2. В последнее время мысль о соотношении иска и искового заявления как содержания и формы проводилась в работах Е. Г. Пушкара3 и В. К. Пучинского 4. Однако тезис о соотношении иска и искового заявления как содержания и формы оспаривается П. В. Логиновым. Данный автор ссылается на то, что исковое заявление как средство возбуждения деятельности арбитража является формой выражения воли заинтересованного лица, а не формой иска как средства защиты права или охраняемого законом интереса. Следовательно, делает вывод П. В. Логинов, форма и содержание искового заявления не могут быть формой и содержанием иска как средства защиты прав и охраняемых законом интересов5.

Действительно, форма и содержание искового заяв­ления не могут и не должны быть формой и содержанием иска, в противном случае вопрос о соотношении иска и искового заявления утрачивает свой смысл и практическое значение. Однако рассуждения П. В. Логинова, что форма и содержание искового заявления не могут быть формой и содержанием иска, что письменное обращение в арбитраж является лишь формой выражения воли заинтересованного юридического лица, а не формой иска, не вносят ясность в вопрос о соотношении иска и искового заявления.

Диалектическая связь категорий фор­мы и содержания заключается в том, что форма является выражением содержания, способом его существования, его оболочкой, а содержание вливается в форму, поэтому, как писал В. И. Ленин, форма всегда существенна, а сущность всегда формирована1.

Вышеизложенное дает основание утверждать, что иск и исковое заявление соотносятся как содержание и его внешняя форма2. Исковое заявление является способом существования и выражения иска как требования о за ­щите права или охраняемого законом интереса, то есть его правовой оболочкой.


Глава III. ПРАВО НА ИСК

§1. Общая характеристика права на иск

Право на иск есть право на предъявление иска и право на удовлетворение иска.

Понятие права на иск неразрывно связано с понятием иска как средства защиты нарушенных или оспоренных прав или охраняемых законом интересов. Вопрос о поня­тии иска является одним из самых спорных в науке советского гражданского процессуального права. Это обстоятель­ство, в свою очередь, предопределило дискуссионный ха­рактер проблемы права на иск.

Одна группа авторов рассматривает право на иск как единое понятие, которое соответствует единому понятию иска. Поскольку иск как единое понятие имеет две сторо­ны: процессуальную и материально-правовую, постольку и понятие права на иск тоже имеет две стороны: процес­суальную и материально-правовую. Таким образом, пра­во на иск как единое понятие органически соединяет и себе два правомочия: право на предъявление иска и пра­во на удовлетворение иска1.

Другие авторы исходят из двойственного понимания категории «право на иск». Суть двойственного понимание указанной категории заключается в том, что право на иск предлагается трактовать в двух самостоятельных аспектах; в процессуальном и материально-правовом. При этом под правом на иск в процессуальном смысле понимается право на предъявление иска. Под правом на иск в материально-правовом смысле понимается право на удовлетворение иска2. И наконец, третья группа ученых под правом на иск понимает право на обращение за судебной зашитой, право на предъявление иска1. В эту группу входят, как правило, те процессуалисты, которые определяют иск как обращение к суду за защитой права или охраняемого законом интереса

Наиболее правильной представляется вторая точка зрения, согласно которой право на иск следует рассматривать в двух самостоятельных аспектах: как право на предъявление иска (процессуальный аспект) и право на удовлетворение иска (материально-правовой аспект). Конструкция права на иск, под которым понимается неразрывное единство двух правомочий, не соответствуем действующему законодательству и практике его применения. Право на предъявление иска и право на удовлетво­рение иска, хотя и взаимосвязанные, но вместе с тем вполне самостоятельные, несовпадающие по своему содержанию категории.

Право на предъявление иска означает право на обра­щение с требованием о защите, право на процесс незави­симо от его исхода. Право на удовлетворение иска означает право на получение защиты, право на положи­тельный исход процесса.

В связи с этим право на иск в процессуальном смысле (права на предъявление иска) отличается от права на иск в материально-правовом смысле (права на удовлет­ворение иска) прежде всего по основанию возникнове­ния и реализации указанных правомочий. Возникновение и реализация права на предъявление иска зависят от: фактов процессуально-правового характера (напри­мер, подведомственность, подсудность и т. п.). Возник­новение и реализация права на удовлетворение иска обусловлены как материально-правовыми, так и процес­суальными фактами.

Право на иск в процессуальном смысле отличается от права на иск в материально-правовом смысле также по субъекту, правомочному устанавливать наличие или от­сутствие соответствующего права на иск. Наличие или отсутствие права на иск в процессуальном смысле (права на предъявление иска) проверяется судьей единолично на стадии возбуждения гражданского дела. Наличие или отсутствие права на иск в материально-правовом смысле (права на удовлетворение иска) проверяется только судом в коллегиальном составе путем рассмотре­ния дела по существу в стадии судебного разбиратель­ства. Судья не вправе единолично устанавливать нали­чие или отсутствие у заинтересованного лица права на иск в материально-правовом смысле в стадии возбужде­ния гражданского дела. Это компетенция суда

Право на предъявление иска и право на удовлетво­рение иска различаются также по тем последствиям, ко­торые наступают в случае отсутствия или ненадлежащей реализации того или иного правомочия. Отсутствие права на предъявление иска или его ненадлежащая реализа­ция в зависимости от времени обнаружения влекут отказ в принятии искового заявления в стадии возбуждения, гражданского дела, прекращение производства по делу либо оставление иска без рассмотрения в стадии судеб­ного разбирательства. Отсутствие права на удовлетворение иска влечет вынесение решения об отказе в иске.

Позиция К. С. Юдельсона и других ученых, опреде­ляющих право на иск как право на обращение с требова­нием о защите, является отражением теории абстрактного права на иск, которая в противоположность теории кон­кретного права на иск рассматривала право на иск как чисто процессуальную категориям.

Определение иска только как обращения за защитой и соответственно определение права на иск как права на обращение за защитой (позиция К. С. Юдельсона и дру­гих) обесценивает значение и обедняет содержание таких понятий, как иск и право на иск. Игнорирование катего­рии права на удовлетворение иска (права на иск в материально-правовом смысле) как бы «обесточивает» процесс, т. е. лишает истца побудительных стимулов и мотивов.

Как верно заметил А. А. Добровольский, «обладателю нарушен­ного или оспоренного субъективного права важно иметь не только право на возбуждение про­цесса, но и на положительный результат процесса, т. е. чтобы в итоге проведения процесса нарушенное или оспо­ренное право истца получило защиту»1.

Таким образом, право на обра­щение с требованием о защите не может само по себе гарантировать получение защиты, если у лица, предъявив­шего иск или в интересах которого был предъявлен иск, отсутствует субъективное право или охраняемый зако­ном интерес, подлежащий защите,, либо отсутствуют фак­ты, свидетельствующие о нарушении или оспаривании права и т. п. Другими словами, наличие права на обра­щение с требованием о защите еще не означает наличие права на удовлетворение такого требования, т. е. права на получение защиты, — в иске может быть отказано. В свою очередь, право на удовлетворение иска (право на получение защиты) также не может само по себе гаран­тировать получение защиты, если у заинтересованного ли­ца отсутствует право на возбуждение и проведение про­цесса, т. е. право на предъявление иска1. В этом про ­является взаимосвязь и взаимозависимость относительно самостоятельных категорий права на иск в процессуаль­ном смысле и права на иск в материально-правовом смысле.

Своеобразна позиция М. А. Гурвича, который рассмат­ривал право на иск в трех плоскостях: право на иск в процессуальном смысле; право на иск в материальном смысле и право на иск в смысле активной легитимации к делу2. Под правом на иск в материальном смысле М. А. Гурвич понимал само субъективное право в сос ­тоянии, пригодном для принудительного его осуществле­ния. Под активной легитимацией автор понимал право на данный конкретный иск. Понятие права на иск в смысле активной легитимации, по существу, соответству­ет понятию права на удовлетворение иска, права на полу­чение защите. В качестве примера, иллюстрирующего необходимость категории права на иск в смысле активной легитимации, М. А. Гурвич ссылался на случаи предъяв­ления иска ненадлежащим истцом3. Однако нет необ ­ходимости особо выделять понятие права на иск в смысле активной легитимации. Ненадлежащий истец — это лицо, в отношении которого по материалам дела исключается само предположение о том, что оно субъект спорного пра­ва или охраняемого законом интереса, подлежащих защите. В то же время по действующему законодатель­ству ненадлежащий истец является полноправным участ­ником процесса, лицом, участвующим в деле. По этой причине его нельзя удалить из процесса вопреки его во­ле и желанию. В случае отказа ненадлежащего истца на его замену надлежащим процесс продолжается и завер­шается для ненадлежащего истца вынесением решения об отказе в иске за отсутствием у него права на удов­летворение иска.

Отсутствие у ненадлежащего истца права на удовлетворение иска не означает отсутствие у него и права на предъявление иска. Если бы у ненад­лежащего истца отсутствовало право на процесс (право на предъявление иска), дело, возбужденное по иску по­следнего, следовало бы производством прекратить либо оставить иск без рассмотрения. Однако в случае несогла­сия ненадлежащего истца на его замену надлежащим закон предусматривает возможность разрешения дела по существу с вынесением соответствующего решения, а не прекращение производства по делу или оставление иска без рассмотрения, поскольку отсутствие у ненадлежащего истца спорного права или законного интереса является материально-правовым фактом, т. е. обстоятельством, связанным с существом рассматриваемого по иску не­надлежащего истца дела.

Таким образом, то, что имел в виду М. А. Гурвич под правом на иск в смысле активной легитимации, есть не что иное, как право на удовлетворение иска, право на положительный исход процесса.

В юридической литературе широко используются такие понятия, как право на обращение за судебной защи­той и право на судебную защиту. Вопрос о соотношении указанных понятий весьма актуален.

Понятие «право на судебную защиту» появилось в науке гражданского процессуального права давно. Однако до сих пор, как отмечает Л. А. Ванеева, оно характеризуется отсутствием единства смыслового значения1.

Анализ соответствующей литературы свидетельствует о наличии трех точек зрения по вопросу о содержании понятия «право на судебную защиту».

Одни авторы право на судебную защиту рассматрива­ют как субъективное материальное право, т. е. как право на получение защиты, средством реализации которого является право на обращение за судебной защитой2. Другие авторы право на судебную защиту полностью ото ­ждествляют с правом на обращение за судебной защитой3.

Приведенные точки зрения односторонне характери­зуют сущность категории права на судебную защиту, поскольку игнорируют либо процессуальный элемент (ког­да право на судебную защиту отождествляется с правом на получение защиты), либо материально-правовой эле­мент (когда право на судебную защиту отождествляется с правом на обращение за защитой). Однако, как уже было отмечено, чтобы иметь право на судебную защиту в смысле права на ее получение, надо еще иметь право на обращение к суду за защитой. Наличие же у заинтересо­ванного лица права на обращение за судебной защитой само по себе не в состоянии гарантировать ее получение.

В связи с изложенным более правильной представляется позиция тех ученых, которые рассматривают право на судебную защиту в двух аспектах: как право на об­ращение за защитой и право на получение защиты4.

Таким образом, право на судебную защиту является наиболее общим понятием по отношению к понятиям права на обращение за судебной защитой и права на по­лучение судебной защиты, аналогично тому, как право на иск является общим понятием по отношению к праву на предъявление иска и праву на его удовлетворение.

При этом праву на обращение за судебной защитой соответствуют понятия права на предъявление иска, права на подачу жалобы (заявления), права на обраще­ние с заявлением по делам особого производства. Праву на получение судебной защиты соответствуют понятия права на удовлетворение иска, жалобы, заявления.

Таким образом, на основании изложенного можно вы­делить следующие группы соотносительных по своему содержанию понятий:

1) право на иск и право на судебную защиту;

2)право на предъявление иска и право на обращение за судебной защитой;

3) право на удовлетворение иска и право на получе­ние судебной защиты.

Нетрудно заметить, что право на судебную защиту яв­ляется более широким понятием, нежели право на иск, поскольку охватывает три вида гражданского судопроиз­водства: исковое; производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений; особое произ­водство.

Право на обращение за судебной защитой шире, чем права на предъявление иска, поскольку включает в себя право на обращение с жалобой или заявлением. А право на получение судебной защиты шире понятия права на удовлетворение иска, так как включает в себя право на удовлетворение жалобы по делам, возникающим из ад­министративно-правовых отношений, или заявления по делам особого производства.

2. Право на предъявление иска

Право на предъявление иска есть право на

процесс независимо от его исхода.

Г. Л. Осокина

Право на предъявление иска (право на иск в процес­суальном смысле) есть право на обращение за защитой субъективного права или охраняемого законом интереса. По своему содержанию право на предъявление иска оз­начает право на процесс независимо от его исхода, право на деятельность суда или иного юрисдикционного органа по рассмотрению и разрешению спора о праве или охра­няемом законом интересе, т. е. право на получение реше­ния независимо от его содержания и характера1.

Итак, право на предъявление иска является процес­суальной категорией, поскольку наличие этого права у заинтересованного лица не зависит от наличия у послед­него в действительности того субъективного права или охраняемого законом интереса, которые подлежат защите. В юридической литературе спорным является вопрос о правовой природе (сущности) права на предъявление ис­ка. Одни авторы относят, право на предъявление иска к категории процессуальной правоспособности2.

Другие авторы рассматривают право на предъявление иска как одностороннее правомочие3. Согласно третьей точке зрения право на предъявление иска является субъектив ­ным процессуальным правом4.

Вопрос о правовой природе права на предъявление иска имеет важное практическое значение, так как его решение предопределяет соответствующие выводы и реко­мендации практического порядка.

Представители первой точки зрения рассматривают право на предъявление иска как элемент процессуальной правоспособности, что пред­определяет вывод о принадлежности этого права любому и каждому лицу с момента возникновения у него граждан­ской процессуальной правоспособности.

Анализ процессуального законодательства показывает, что необходимо различать право на предъявление иска (право на обращение за судебной защитой) как элемент процессуальной правоспособ­ности, и право на предъявление иска (право на обраще­ние за судебной защитой) как субъективное процессуаль­ное право. Для права на обращение за судебной защитой как элемента процессуальной правоспособности ха­рактерно то, что возможность обратиться в суд за защи­той предоставляется любому и каждому с момента воз­никновения у соответствующего лица процессуальной правоспособности.

В таком качестве право на обращение за су­дебной защитой, как верно отметил М. А. Гурвич, само по себе не увеличивает и не дополняет правовую сферу одних субъектов права по сравнению с другими1. Более того, закон признает недействительным всякий отказ от права на обращение за судебной защитой как элемента процессуальной правоспособности.

Иное положение складывается, когда речь идет о праве на обращение за судебной защитой (праве на предъявление иска) как о субъективном процессуаль­ном праве. Право на обращение за судебной защитой как субъективное право в отличие от правоспособности имеет­ся не у всех и не у каждого, а лишь у конкретных лиц по конкретным делам при наличии определенных предпо­сылок2. Сложнее обстоит дело с определением права на предъ­явление иска как одностороннего правомочия, т. е. как права на собственные действия истца. По справедливому замечанию С. В. Курылева, для возбуждения процесса не­достаточно иметь право на собственные действия, по­скольку действия суда по возбуждению процесса и рас­смотрению дела «это — не юридический рефлекс действий истца по предъявлению и поддержанию иска... это — действия в осуществление права на предъявление иска», ибо «...ответные действия суда покоятся на одном и том же основании — предпосылках права на предъявление иска»1. Определение права на предъявление и ска как одностороннего правомочия, возникновение которого связывается лишь с субъективной убежденностью лица в необходимости судебной защиты, мало чем отличается от определения указанной категории как процессуальной правоспособности, потому что оба определения не в сос­тоянии объяснить, когда можно отказать в приеме иско­вого заявления, прекратить производство по делу или оставить иск без рассмотрения. Ответить на эти вопросы можно лишь при условии, если право на предъявление иска рассматривать как субъективное процессуальное право, возникновение и реализация которого обусловлены наличием или отсутствием определенных юридических фактов.

Неоднозначное воздействие и связь юридических фактов с правом на предъявление иска обусловили проблему предпосылок и условий реализации права на предъявление иска обусловили проблему предпосылок и реализации права на предъявление иска как субъективного процессуального права. Большая заслуга в разработке данной проблемы принадлежит М. А. Гурвичу, который ввел в процессуальный оборот понятия предпосылок и условий реализации права на предъявление иска, заострив внимание на юридических последствиях отсутствия предпосылок и несоблюдения условий реализации права на предъявление иска2.

Обращение лица в суд является средством возбужде­ния дела лишь в том случае, когда имеются предусмот­ренные законом предпосылки, создающие право на предъявление иска. Праву лица на предъявление иска соответствует обязанность суда принять исковое заявле­ние и возбудить производство по делу.

Обращение лица в суд является средством возбужде­ния дела лишь в том случае, когда имеются предусмот­ренные законом предпосылки, создающие право на предъявление иска. Праву лица на предъявление иска соответствует обязанность суда принять исковое заявле­ние и возбудить производство по делу.

Предпосылки права на предъявление иска делятся на общие и специальные.

К общим отно­сятся предпосылки, обязательные для предъявления

любого иска, к специальным — необходимые по отдельным спорам. Существуют следующие общие предпосылки права на предъявление иска:

а)процессуальная правоспособность, которой обладают все граждане, а также организации, пользующиеся правами юридического лица. Поэтому на­личие процессуальной правоспособности должно прове­ряться судьей, принимающим к производству исковое заявление, лишь в отношении коллективов и организа­ций, а не в отношении граждан (ст. ст. 48, 49 ГПК, 153.2.1, 153.2.2);

б)юридическая заинтересованность, характеризующаяся выступлением лица в защиту своего права или охраняемого законом интереса либо в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, в случаях, когда такое правомочие имеется. Лица, которым подобная возможность законом не предоставлена, не вправе предъявлять иски в защиту прав и интересов других лиц.

в)подведомственность дела судебным орга­нам (ст. ст. 24-30 ГПК);

г)отсутствие вступившего в законную силу решения, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основа­ниям, либо определения о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон (ст. 153.2.2, ГПК);

д)отсутствие решения третейского суда, принятого в пределах его компетенции, по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (ст. 153.2.3 ГПК);

е)если в производстве другого суда имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям (ст. 153.2.4 ГПК).

Специальной предпосылкой права на предъявление иска является возможность его предъявления по отдельным категориям дел только после обращения к должнику с требованием о внесудеб­ном разрешении спора (претензионный порядок). Если в течение установленного срока претензия заявлена не была, то право на предъявление иска не возникает. Так, до предъявления к желез­ной дороге иска о возмещении ущерба вследствие не­достачи багажа обязательно обращение к ней с претен­зией в шестимесячный срок со дня его выдачи. В про­тивном случае право на предъявление иска к железной дороге не возникает. Право на предъявление иска (процессуальное право) отличается от права на иск в материальном смысле (в смысле права па его удовлетворение). Отсутствие у лица права на иск в материальном смысле влечет отказ в иске, в то время как отсутствие права на предъ­явление иска служит основанием к отказу и принятии искового заявления.

Иск предъявляется путем подачи искового за­явления полномочным на то лицом в соответствующий суд. Судья отказывает в принятии искового заявления, если отсутствует право на предъявление иска или оно неправильно осуществляется: иск предъявлен недееспо­собным лицом; заявление от имени истца подано гражданином, не имеющим полномочий на ведение дела; само дело неподсудно данно­му суду; в производстве суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Указанные недостатки могут быть устранены, после чего судья обязан принять исковое заявление и возбу­дить производство по делу.

Отказывая в принятии заявления, судья выносит мотивированное определение, в котором обязан указать, в какой орган следует обратиться заявителю, если дело неподведомственно суду, либо как устранить обстоятель­ства, препятствующие возникновению процесса.

В частности, судья не может отказать в при­нятии искового заявления по мотивам истечения срока исковой давности, преждевременности требования, не­доказанности иска. Не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления правовая необо­снованность требования.

В науке дискуссионен вопрос о возможности принятия иска, содержащего безразличные с правовой точки зрения требования. Пучинский говорит о том, что принимать такое требование бессмысленно

В суд может обратиться лишь лицо, юридически заинтересованное в исходе дела. Объективным признаком заинтересованности является допустимость предъявления данного требования с позиции действующего материального права. Гурвич указывает, что юридический характер заявленного требования не может быть отнесен к числу предпосылок права на обращение в суд. Исключение составляют случаи, прямо указанные в законе. Гукасян указывал, что выявление юридической необоснованности иска при приеме искового заявления не всегда возможно без установления фактической стороны дела. Боннер говорит, что установить носит ли конфликтное отношение правовой характер порой невозможно без требования имущественного характера, в отношении которого в законе нет прямого запрета на рассмотрение в судебном порядке.

Лицо реализует свое право на судебную защиту. Если представление о правовом характере требования ошибочны, то суд откажет в удовлетворении иска. Кроме того, при рассмотрении дела возможна замена предмета или основания иска, что может придать ему юридическую обоснованность. Не исключена возможность применения аналогии права, аналогии закона. Отказ в приему искового заявления возможен лишь в случаях, когда защита данного требования в судебном порядке прямо запрещена законом.

На рассмотрение суда передается спор, носящий правовой характер, вытекающий из правовых отношений. Отношения, связанные с личной жизнью людей, досуг, быт, развлечение (игра в «рулетку», взыскивание карточного долга) не являются правовыми, так как касаются сферы индивидуальной, где люди реализуют себя как личность, свободные существа, и право здесь бессмысленно, в плане реализации из жизни. Эти «споры» восходят за пределы правового регулирования. Если же спор правовой, он должен быть еще и подведомственен суду, т. е. отнесен законом к ведению суда.

Правовые последствия предъявлении иска и принятия его судьей могут быть как процес­суально-, так и материально-правовыми. Главным процес­суальным последствием является возникновение граж­данских процессуальных правоотношений между судом и участвующими в деле лицами. Все остальные процес­суальные последствия являются результатом факта возникновения процесса. К ним относятся: возникнове­ние у истца права требовать обеспечения иска, у ответ­чика — права на предъявление встречного иска и т. д.

Нормы права связывают с предъявлением иска также и определенные материально-правовые последствия: предъявление иска прерывает исковую давность; алименты, как правило, взыскиваются со дня предъявления иска; добросовестный владелец чужого имущества обязан возместить собственнику все доходы, которые он извлек или мог извлечь со дня получения повестки по иску собственника о возврате имущества и т.д.

Исковое заявление подается в суд в письмен­ной форме. Закон определяет его реквизиты: наименование суда, в который подается заявление; наименование истца и ответчика, их местожительство или местонахождение; местожительство представителя, если иск предъявляется им; обстоятельства, на которых истец основывает исковые требования (основания иска) и доказательства их наличия, требование истца (пред­мет иска), цена иска, перечень прилагаемых документов. Заявление представляется в суд с копиями по числу ответчиков. В зависимости от сложности дела судья может обязать истца представить копии документов, приложен­ных к исковому заявлению (ст. 149 ГПК).

Исковое заявление оставляется без движения, если отсутствуют реквизиты, предусмот­ренные кодексом (ст. 149 ГПК), или не выполнены ука­зания судьи, либо не уплачена государственная пошлина. Оставляя исковое заявление без движения, судья дает истцу срок на ис­правление недостатков. В случае устранения их в срок, установленный судьей, исковое заявление считается при­нятым с момента подачи его в суд, и с того же дня пре­рывается исковая давность. В противном случае заявле­ние считается неподанным и возвращается истцу, а давность не прерывается.

Согласно устоявшейся в науке отечественного гражданского процесса концепции под правом на предъявление иска понимается право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение конкретного гражданско-правового спора с целью его разрешения, право на правосудие по конкретному гражданскому делу. Данное право направлено на получение решения суда по существу гражданского спора.

Возможность злоупотребления этим правом связана с тем, что осуществление субъективного права путем применения к обязанной стороне мер государственно-принудительного характера всегда затрагивает не только интересы самого управомоченного лица, но также интересы государства и общества в целом, обязанной стороны, а в ряде случаев третьих лиц. Поэтому задача правосудия состоит как в защите прав заявителя требования — управомоченного лица, так и в обеспечении интересов названных субъектов, заинтересованных в правильном исходе дела.

В отношении понятия «злоупотребление правом на защиту» существует целый ряд высказываний зарубежных и российских ученых. Так, французский цивилист Е. Годэме относит к случаям шиканы «предъявление иска или возражение против него без серьезного в том интереса, с целью побудить своего противника к излишним хлопотам и издержкам».

Английское право (Свод Э. Дженкса) содержит институт «злонамеренного судебного Преследования» (malicious prosecution), под которым понимается начало или продолжение безуспешного процесса без разумных и вероятных оснований (§ 986). Разумным и вероятным основанием «считается разумная уверенность в вине и ответственности истца, основанная на добросовестном и разумном убеждении в наличии фактов, которые, если бы они действительно существовали, давали бы разумное основание для начала или продолжения процесса» (§ 989). Также имеются в виду добросовестные действия в силу юридического совета, полученного на основании ясного и четкого изложения фактов (§ 992).

Судья Джеральд Фрицморис в п. 15 Особого мнения к решению Европейского Суда от 21.02,75 по делу Голдер (Golder) против Соединенного Королевства заметил: «Во всех нормальных правовых системах....есть процедуры, посредством которых уже на очень ранней стадии дело может быть (используя английскую терминологию) изъято как пустяковое, сутяжническое... — основания, аналогичные по смыслу злоупотреблению правом на подачу жалобы или явно необоснованной жалобе, если использовать терминологию дел о нарушении прав человека. Это делается обычно задолго до рассмотрения дела по первой инстанции, но в любом случае это делается судебными органами с соблюдением судебной процедуры»1. В отношении понятия «злоупотребление правом на защиту» существует целый ряд высказы ­ваний зарубежных и российских ученых. Так, французский цивилист Е. Годэме относит к случаям шиканы «предъявление иска или возражение против него без серьезного в том интереса, с целью побудить своего противника к излишним хлопотам и издержкам»1.

Английское право (Свод Э. Дженкса) содержит институт «злонамеренного судебного Преследования» (malicious prosecution), под которым понимается начало или продолжение безуспешного процесса без разумных и вероятных оснований (§ 986). Разумным и вероятным основанием «считается разумная уверенность в вине и ответственности истца, основанная на добросовестном и разумном убеждении в наличии фактов, которые, если бы они действительно существовали, давали бы разумное основание для начала или продолжения процесса» (§ 989). Также имеются в виду добросовестные действия в силу юридического совета, полученного на основании ясного и четкого изложения фактов (§ 992)2.

Судья Джеральд Фрицморис в п. 15 Особого мнения к решению Европейского Суда от 21.02,75 по делу Голдер (Golder) против Соединенного Королевства заметил: «Во всех нормальных правовых системах....есть процедуры, посредством которых уже на очень ранней стадии дело может быть (используя английскую терминологию) изъято как пустяковое, сутяжническое... — основания, аналогичные по смыслу злоупотреблению правом на подачу жалобы или явно необоснованной жалобе, если использовать терминологию дел о нарушении прав человека. Это делается обычно задолго до рассмотрения дела по первой инстанции, но в любом случае это делается судебными органами с соблюдением судебной процедуры »3.


Заключение

Рассмотрев вопросы, посвященные институту иска в гражданском процессуальном праве АР, мы получили представление о том, что исковая форма защиты прав и законных интересов граждан и организаций, является одним из самых распространенных способов судебной защиты, существующих в гражданском судопроизводстве.

В этой связи получение знаний о данном правовом институте, его правовой природы, условий реализации, детерминирует, с одной стороны, возможность действенной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, с другой – эффективность осуществления правосудия по гражданским делам.

Знания об этом институте позволят реализовать коренные и наиболее значимые цели гражданского судопроизводства – защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций.

Рассмотренные дискуссии свидетельствуют о том, что иск, как правовой институт вызывает определенные споры о его природе. Наверняка подобные споры еще будут иметь место и далее, ведь пока существуют научные споры, существует вероятность постижения истины и, как следствие этого, возможность развития самой научной мысли, которая не может и не должна жить в атмосфере догм и безапелляционных утверждений, пусть даже существующих в качестве норм федерального законодательства.

Однако для меня представляется несомненным, что судебная защита прав и законных интересов, зависит не только от того, какая избрана форма (способ) защиты права либо законного интереса. Соблюдение судом прав и законных интересов всегда зависит от того, на основании каких законов разрешаются дела, кто их решает и в каком порядке эти решения принимаются, т.е. какова степень процессуальных гарантий.

В связи с этим строгое соблюдение норм материального и процессуального права при осуществлении правосудия позволит достигнуть гарантии вынесения законных и обоснованных решений судами общей юрисдикции и арбитражными судами, что в свою очередь, позитивным образом скажется на эффективности правосудия по гражданским делам

Поэтому дальнейшее совершенствование института иска в гражданском процессе АР, позволит достигнуть реализации основных и наиболее значимых целей гражданского судопроизводства – защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, провозглашенных в Конституции АР 1995 года.

Однако следует заметить, что при изменении, либо дополнении ГПК правовыми нормами, регулирующими исковое производство, видимо следует по-новому оценивать предложения de lege ferenda ученых цивилистов-процессуалистов.

Имея субъективно-объективную характеристику, они, являются результатом научного отражения объективной реальности в сфере процессуальной организации правосудия по гражданским делам, т.е. научного осмысления правовой действительности.

Подводя итог всему проведенному исследованию и теоретико-правовому анализу, полагаю необходимым сформулировать ряд выводов и предложений:

1. Существующая нормативная правовая база гражданского процессуального законодательства АР формировалась в 60-70 гг. 20 века, в эпоху социализма, что обусловливает ее несоответствие современному этапу развития нашей страны, этапу формирования рыночных отношений, новых потребностей и интересов общества, переходу к правовому государству.

2. Последние разработки теории гражданского процессуального права должны послужить исходным постулатом при разработке понятийно-категориального аппарата нового гражданского процессуального законодательства, в частности, таких его понятий как иск, право на иск, элементы иска и др., что явилось объектом исследования настоящей работы.

3. В работе анализируются различные точки зрения дефиниции иска, в результате чего, автор приходит к выводу о необходимости определения иска, как, требование заинтересованного лица, вытекающее из спорного материального правоотношения, о защите своего или чужого права либо законного интереса, подлежащее рассмотрению и разрешению в установленном законом порядке.

Именно такое определение иска, как процессуального института, является наиболее верным, оно соответствует сущности исковой формы защиты права и законного интереса, внутренне согласуется с другими исковыми категориями и институтами процессуального права и наиболее полно отражает его содержание. Это определение отвечает требованию единства и универсальности понятия иска.

4. Поскольку гражданское процессуальное законодательство использует такое понятие как право на иск, оно должно иметь свою формулировку.

Право на иск – гарантированная государством возможность юридически заинтересованного субъекта обратиться в определенном процессуальном порядке к суду, с просьбой (требованием) о защите нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса.

Право на иск необходимо рассматривать как единое понятие, которое имеет две стороны: процессуальную и материально-правовую.

При этом под правом на иск в процессуальном смысле понимается право на предъявление иска. Под правом на иск в материально-правовом смысле понимается право на удовлетворение иска.

5. Необходимо закрепить в качестве самостоятельного основания для отказа в принятии искового заявления или прекращения производства по гражданскому делу наличие приговора суда, которым гражданский иск, заявленный в рамках уголовного судопроизводства, разрешен по существу. Это положение позволит предотвратить предъявление тождественных исков.

6. Теория преобразовательных исков имеет свое теоретическое и практическое значение, отличается аргументированным подходом, имеет законодательную реализацию, поэтому в научных и практических целях она может быть использована наряду с исками о признании и присуждении.

В заключение следует отметить, что высказанные в работе положения не носят бесспорного характера, однако, я полагаю, что они могут оказать теоретическую и практическую помощь в применении правовых норм, регламентирующих вопросы использования данного средства защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов, что позитивным образом будет способствовать дальнейшему изучению и анализу рассмотренного вопроса.


[1] Клейнман А. Ф. Советский гражданский процесс. – М.: Изд-во МГУ, 1954. С. 147.; Советский гражданский процесс / Под ред. Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. С.110.

[2] Добровольский А. А. Некоторые вопросы исковой формы защиты права: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. – М., 1966. С.15; Клейнман А. Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуалльного права. – М.: Изд-во МГУ, 1967. С. 28.

[3] Федосеев В. М. Проблема защиты конституционных прав и свобод граждан в советском гражданском процессе: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. – Свердловск, 1981. С. 8.

1 Логинов П. В. Понятие иска и исковая форма защиты права. // Сов. Государство и право, 1983, №2. С. 101, 104.

1 Гурвич М. А. Право на иск. – М. – Л.: АН СССР, 1949. С. 46, 145; Клейнман А. Ф. Советский гражданский процесс. – М.: Изд-во МГУ, 1954. С.147.

2 Чечот Д. М. Иск и исковые формы защиты права // Правоведение, 1969, № 4. С. 72; Юридическая процессуальная форма: теория и практика. – М.: Юрид. лит., 1976. С.198.

1 Гурвич М. А. Право на иск. С. 145; Советское гражданское процессуальное право: Учебное пособие / Под ред. М. А. Гурвича. — М., 1964. С. 158; Елисейкин П. Ф. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе (его по­нятие, место и значение): Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. — Л., 1974. С. 9.

2 Клейнман А. Ф. Советский гражданский про­цесс. С. 147; Добровольский А. А. Некоторые вопросы исковой формы защиты права. С. 8, 12; Чечот Д. М. Иск и исковые формы защиты права. С. 72; Арбитражный процесс в СССР. С. 157; Советский гражданский процесс, 1984. С. 110.

3 Добровольский А. А. Некоторые вопросы исковой формы защиты права. С. 8; Чечот Д. М. Иск и исковые формы защиты права. С. 72; Жеруолис И. А. Понятие иска как процес­суальной формы защиты права. // В кн.: Проблемы гарантии осу­ществления и защиты прав граждан. — Тарту, 1977. С. 268; Советский гражданский процесс, 1984. С. 110.

1 Советский гражданский процесс / Под ред. М. А. Гурвича. — М.: Высш. школа, 1967. С. 119; Советский гражданский процесс/ Под ред. М. А. Гурвича. — М.: Высш. школа, 1975. С. 101; Гур­вич М. А. Учение об иске: Учебное пособие. — М., 1981. С. 5, 10.

2 Гурвич М. А. Учение об иске. С. 10.

3 Чечина Н. А. Гражданские процессуальные отношения. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1962. С. 43; Щеглов В. Н. Граж­данское процессуальное отношение. — Новосибирск, 1966. С. 56.

1 Щеглов В. Н. Иск и его элементы. С. 120-121.

2 Машутина Ж. Н. Судебная защита и проблема соотношения материального процессуального: Автореф. Дис. …канд. Юрид. наук. – Томск, 1972. С.7.

3 Пушкар Е. Г. Конституционное право на судебную защиту. С.139.

4 Пучинский В. К. Структура иска и судебного решения в советском гражданском процессе. С. 85, 87.

5 Логинов П. В. Сущность иска и признаки индивидуализации хозяйственного спора в арбитражном процессе. С. 67.

1 Ленин В. И. Философские тетради. // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 129.

2 Аналогичной позиции придерживается Е. Г. Пушкар, который пишет, что «заявление является внешней формой выражения иска». — Конституционное право на судебную защиту. С. 139.

1 3ейдер Н. Б. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессуальном праве. С. 23; Клейнман А. Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. С. 40; Добровольский А. А. Некоторые вопросы исковой формы зашиты права. С. 24—30; Он же. Право наиск и право на удовлетворение иска. // В кн.: Вопросы развития и защиты прав граж­дан и социалистических организаций. — Калинин, 1978. С. 57—58; Советский гражданский процесс / Под ред. С. Ю. Каца, Л, Я. Носко, 1982. С. 116; Советский гражданский процесс / Под ред. Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, 1984. С. 115.

2 Гурвич М. А. Право на иск. С. 178; О н ж е. Право на предъявление иска в теории и судебной практике последних лет. С. 133, 134, 135; Абрамов С. Н. Советский гражданский процесс. —М.: Юриздат, 1952. С. 154—155; Курылев С. В. Формы зашитые принудительного осуществления субъективных прав и право на иск.— Труды / Иркутский госуниверситет, т. 22. Серия юридическая.— Иркутск, 1957, вып. 3. С. 191—203; Мельников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. — М.: 1969. С. 106—107; И в а н о в О. В. Право на судебную защиту. // Сов, государство и право, 1970, №7, с. 40, 42, 46; Елисейкин П. Ф.. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе ;его понятие, место и значение): Автореф. дис. ...докт. юрид. наук.— Л., 1974. С. 11.

1 Юдельсон К. С. Советский гражданский процесс. — М.: Госюриздат, 1956. С. 9- 160; Комиссаров К. И. Право на иск и прекращение производства по гражданскому делу (некоторые вопросы). С. 160; Викут М. А. Иск как элемент права на судебную защиту. С. 50.

1 Добровольский А. А. Право на иск и право на удовлет­ворение иска. С. 60.

1 Курылев С. В. Формы зашиты и принудительного осу­ществления субъективных прав и право на иск. С. 198.

2 Гурвич М. А. Право на иск. С. 178.

3 Там же. С. 179—200, 203.

1 Ванеева Л. А. Конкретизация в ГПК РСФСР права граж­дан на судебную защиту. // В кн.: Проблемы применения и совер­шенствования гражданского процессуального кодекса РСФСР. — Калинин, 1984. С. 37.

2 Иванов О. В. Право на судебную защиту. С. 40, 46, 47; Розова М. Ю. Обращение за судебной защитой по совет­скому гражданскому процессуальному праву: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. — Свердловск, 1983. С. 2, 5.

3 Викут М. А. Иск как элемент права на судебную защиту, его юридическая природа и обоснование. С. 48, 51, 52, 55— 56; Логинов П. В. Понятие иска и исковая форма зашиты права. С. 104; Шакарян М. С. Реализация права на судебную защиту по ГПК. // В кн.: Проблемы применения и совершенствования граждан­ского процессуального кодекса РСФСР. — Калинин, 1984. С. 34.

4 Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск. С. 198, 203; Мельников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. С. 106—107; Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. — М.: Изд-во МГУ, 1972. С. 154—155, 162—163, 164—165; Арапов Н. Т. О соотношении понятий «правосудие» и «защита» гражданских прав. С. 31, 33; Крашенинников Е. А. Право на обращение в суд за судебной защитой. // В кн.: Проблемы применения и совершенствования граж­данского процессуального кодекса РСФСР. — Калинин, 1984. С. 42.

1 Гурвич М. А. Право на иск. С. 46, 48; Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъек­тивных прав и право на иск. С. 195; Добровольский А. А. Право на иск и право на удовлетворение иска. С. 58; Советский гражданский процесс / Под ред. С. Ю. Каца. Л. Я. Носко, 1982. С. 116.

2 Щеглов В. Н. Гражданское процессуальное отношение. С. 112, 122; Пушкар Е. Г. Конституционное право на судебную защиту. С. 29; Советский гражданский процесс / Под ред. С. Ю. Каца, Л. Я. Носко, 1982. С. 116—117; Логинов В. П. Поня­тие иска и исковая форма защиты права. С. 104; Советский граждан­ский процесс / Под ред. Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, 1984. С. 115.

3 Гурвич М. А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса. — Уч. зап. / ВИЮН, 1955, вып. 4. С. 46, 47; Иванов О. В. Право на судебную защиту. С. 46.

4 Зейдер Н. Б. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе. С. 131; Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск. С. 192, 194—195, 197; Добровольский А. А. Некоторые вопросы исковой формы защиты права. С. 37—38; Викут М. А. Иск как элемент права на судебную защиту, его юридическая при­рода и обоснование. С. 55; Елисейкин П. Ф. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе. С. 11; Розова М. Ю. Обращение за судебной защитой. С. 6; Советский гражданский процесс / Под ред. Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, 1984. С. 116.

1 Гурвич М. А. Право на иск. С. 47.

2 Курылев С. В. Формы зашиты. С. 197.

1 Там же. С. 194—195; Добровольский А. А. Некоторые вопросы. С. 37—39.

2 Гурвич М. А. Право на иск. С. 53—128.

1 http: // www.echr.ru/ documents/doc/2461468.htm

1 Годэме Е. Общая теория обязательств. М., 1948. С. 328—329.

2 Свод английского гражданского права / Под ред. Э. Дженкса. М., 1941. С. 275—276.

3 http: // www.echr.ru/ documents/doc/2461468.htm