регистрация / вход

Право на свободу и личную неприкосновенность

Понятие и содержание права на свободу и личную неприкосновенность. Выявление наиболее проблемных вопросов их реализации. Защита права на свободу и личную неприкосновенность человека в решениях Конституционного суда РФ. Анализ законодательных актов.

Содержание

Введение

1. Понятие и содержание права на свободу и личную неприкосновенность

2. Защита права на свободу и личную неприкосновенность человека в решениях Конституционного суда РФ

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Список сокращений

Приложение А


Введение

Свобода с философской точки зрения - это реальная возможность (не только право) любого человека делать (или не делать) все, что он захочет. Естественно, с точки зрения права свобода не может быть безграничной, поэтому статья 22 Конституции РФ связывает свободу с личной неприкосновенностью. А предел личной неприкосновенности человека ограничивается такими формами ее ограничения, как арест, заключение под стражу и содержание под стражей.

Безусловной заслугой Конституции 1993 г. стала норма ч. 2 ст. 22, делегировавшей право ареста, как меру ограничения права на свободу, суду. Следует заметить, что и в данной редакции эта норма Конституции действует не с момента вступления ее в силу, а только с 1 июля 2002 г. - момента вступления в силу УПК РФ, установившего конкретный порядок ее реализации. Однако до сих пор между этими нормативно-правовыми актами имеется противоречие. Конституция устанавливает предельный срок задержания в 48 часов, а УПК РФ - в 72. Проблема в том, что правоохранительные органы должны собрать и представить в суд неопровержимые доказательства совершения подозреваемым преступления, а если эти 48 часов приходятся на выходные дни, то сделать это физически невозможно. Вместе с тем суды редко отказывают прокуратуре в удовлетворении ее требований, тем более в отсутствие реальных аргументов со стороны подозреваемого или его адвоката, которые должны оценить представленные доказательства непосредственно в зале суда. Причина проста - все та же корпоративная этика.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод об актуальности выбранной темы.

Предметом исследования данной работы являются непосредственно право на свободу и личную неприкосновенность и их защита.

Целью исследования является выявление наиболее проблемных вопросов реализации права на свободу и личную неприкосновенность на практике, а также путей решения выявленных проблем.

Задачи исследования:

- выяснение сущности права на свободу и личную неприкосновенность;

- изучение понятия защиты права на свободу и личную неприкосновенность через призму решений Конституционного суда РФ.

В работе были использованы труды таких авторов как Е.А. Лукашева, Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина, М.В. Баглая, Е.Г. Васильевой, А.И. Зутикова, Н.Т. Вердникова и др. Кроме того, анализировались многие законодательные акты, в том числе международные акты по правам человека, исследовались материалы судебной практики.

В первой главе работы рассмотрим сущность права на свободу и личную неприкосновенность.


1. Понятие и содержание права на свободу и личную неприкосновенность

Понятие «свобода и личная неприкосновенность», применяемое в ч. 1 ст. 22 Конституции РФ («Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность»), подразумевает свободу в узком юридическом смысле: не свободу в общем и целом, которая раскрывается в совокупности личных, политических и иных конституционных свобод, а свободу от физического или психического принуждения (физическая и духовная неприкосновенность), свободу действий и принятия решений, возможность располагать собой и не находиться под контролем, свободу человека по своему усмотрению перемещаться в пространстве (свобода перемещения). Об этом же сказано п. 1 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах: «каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом»[1] ; в п.1 ст.5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: «каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность»[2] .

В историческом плане провозглашение права на свободу и личную неприкосновенность было направлено против произвольного ареста и содержания под стражей. Еще Великая хартия вольностей (1215г.) провозглашала: «Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны»[3] .

Право на свободу и личную неприкосновенность принадлежит каждому человеку – гражданину РФ, иностранцу, лицу без гражданства, лицу с двойным гражданством, что непосредственно вытекает из принципа равенства всех перед законом и судом, установленного ст. 19 Конституции РФ.

Правом на свободу и личную неприкосновенность пользуются, в частности, несовершеннолетние и душевнобольные, в том числе признанные недееспособными или ограничено дееспособными. Однако свобода и неприкосновенность этих лиц могут быть до известных пределов ограничены на законных основаниях родителями, усыновителями, опекунами и попечителями в интересах надлежащего воспитания несовершеннолетних или охраны жизни, здоровья, прав и законных интересов душевнобольных. Но злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с детьми, оставление подопечных без надзора и помощи влекут соответственно лишение родительских прав или отстранение опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей (ст.69 Семейного кодекса РФ).

Итак, государство гарантирует право гражданина на свободу и личную неприкосновенность. Во всех случаях нарушения этого права человек может требовать его восстановления по суду (ст. 46 Конституции РФ).

Под правом личной неприкосновенности следует понимать гарантированную государством личную безопасность и свободу человека, состоящую в недопущении, пресечении и наказуемости посягательств на жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность и половую свободу (физическая неприкосновенность); честь, достоинство, нравственную свободу (нравственная неприкосновенность); нормальное течение психических процессов (психическая неприкосновенность); индивидуальную свободу человека, выражающуюся в предоставленной ему возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной (личная безопасность)[4] .

Кроме того, право на свободу и личную неприкосновенность означает свободу человека, право самостоятельно определять свои поступки, располагать собой, своим временем. Указанное право слагается из следующих компонентов: индивидуальной свободой личности располагать собой по своему усмотрению; физической, нравственной и психической неприкосновенности личности[5] .

Личная свобода и неприкосновенность личности, таким образом, - двуединая основа психофизической целостности и автономии личности (см. Приложение А)[6] .

Физическая неприкосновенность личности гарантирована рядом статей Конституции РФ: правом на жизнь (ст. 20), запретом пыток, насилия, принудительных медицинских опытов (ст. 21), правом на труд в условиях безопасности и гигиены (ст. 37), правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41), правом на благоприятную окружающую среду и возмещение ущерба здоровью, причиненного экологическими правонарушениями (ст. 42), правом потерпевшего на компенсацию причиненного ему ущерба (ст. 52).

Физическая неприкосновенность и половая свобода защищены уголовным законодательством (уголовная ответственность за убийство, телесные повреждения, изнасилование и т.д. (см. главу 16 УК РФ), гражданским законодательством (обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (см. главу 59 ГК РФ), административным законодательством, уголовно-процессуальным законодательством.

В области медицины личная неприкосновенность граждан защищена правилом, согласно которому любое медицинское вмешательство – будь то операция, сложная диагностическая процедура или обыкновенный укол – допускаются только с согласия пациента. Это согласие должно быть информированным (больному сообщаются сведения, подтверждающие необходимость вмешательства и связанный с ним риск) и добровольным. В отношении лиц, не достигших 15 лет, и недееспособных согласие дают соответственно родители и законные представители. При их отсутствии решение принимает консилиум врачей, а если нет возможности собрать его – лечащий (дежурный) врач.

Существуют законные ограничения физической неприкосновенности личности, особенно в уголовном процессе, где в интересах раскрытия преступлений приходится в ряде случаев ограничивать основные права граждан.

Психическая неприкосновенность личности обеспечивается недопустимостью:

1. Сеансов целительства (включая гипноз), в том числе с использованием средств массовой информации (ст. 37 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан)[7] ;

2. Применение методов лечения, в том числе хирургических, и лекарственных средств, оказывающих опасное, необратимое воздействие на психику и общее состояние здоровья душевнобольных[8] ;

3. Допросов под гипнозом, экстрасенсорным воздействием, с использованием растормаживающих препаратов;

4. Угроз, обещаний, вымогательства, шантажа, уговоров с целью добиться признания или получения угодных следователю показаний.

В то же время нельзя отрицать возможность правомерного психологического воздействия на обвиняемого, других участников процесса, не связанного с психическим принуждением к показанию и даче показаний.

Нарушением права на свободу и личную неприкосновенность является, прежде всего, ограничение свободы действий и перемещения в результате прямого физического или психического принуждения (насилия). Типичным ограничениями свободы («лишения свободы») и личной неприкосновенности являются полицейский арест или задержание, предварительное заключение под стражу (до суда) и содержание под стражей на основании приговора суда, принудительная эвакуация, принудительное помещение в лечебное (например, психиатрическое) учреждение.

В части второй статьи 22 Конституции РФ указаны самые строгие и нежелательные для человека ограничения свободы и личной неприкосновенности, для применения которых необходимы наиболее существенные, а именно судебные, гарантии охраны конституционных прав личности.

Конституция РФ ввела судебный контроль за законностью и обоснованностью мер, ограничивающих свободу личности, - арестов и задержаний.

В течение достаточно долгого времени несколько неопределенным оставалось понятие «личная неприкосновенность» в ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. Дело в том, что сам текст статьи допускает различное (широкое и узкое) толкование этого понятия. Приверженцы узкого толкования утверждают, что, так как ст. 9 посвящена свободе от незаконного и произвольного ареста, то и понятие «личная неприкосновенность» в этой статье относится только к неприкосновенности от незаконного и произвольного ареста.

Имеется множество аргументов против такого узкого толкования этого понятия. Во-первых, не вызывает сомнений, что неприкосновенность человека может быть нарушена не только его задержанием и арестом, однако ни одна статья Пакта не предусматривает каких-либо гарантий от иных форм нарушения личной неприкосновенности. В то же время это право слишком важно, чтобы можно было допустить, что Пакт о гражданских и политических правах не закрепляет этого права в качестве автономного. Во-вторых, если речь здесь шла только о неприкосновенности от ареста, то незачем было бы в статье провозглашать право на свободу, так и на личную неприкосновенность[9] .

Комитет ООН по правам человека принял широкое толкование термина «личная неприкосновенность», по делу Э. Делгадо Паэс против Колумбии, а именно: неспособность или нежелание государственной власти обеспечить личную неприкосновенность, даже если посягательство не связано с лишением свободы и выражается в опасности ее потерять, в угрозе жизни или здоровью человека, в преследовании со стороны властей или частных лиц[10] .

Право на свободу включает в себя комплекс конкретных правомочий, реализуемых в сфере личной (свобода выбора места пребывания, свобода передвижения, свобода действий и т.д.), политической (свобода мысли, свобода слова и т.д.), профессиональной (свобода труда, свобода творчества и т.д.) жизни.

Лишение свободы в демократическом обществе и государстве допускается лишь по приговору суда, а временное лишение свободы (арест или задержание) – только на определенный срок и с соблюдением процедур, установленных законом.

Существуют различные виды ареста:

1. административный арест, т.е. наказание, налагаемое на срок до 15 суток (в условиях чрезвычайного положения – до 30 суток) судьей (ст. 3.9. Кодекса РФ об административных правонарушениях);

2. арест как вид уголовного наказания – содержание осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок до 6 месяцев (ст. 54 УК РФ);

3. арест как мера пресечения в уголовном процессе;

4. дисциплинарный арест, т.е. дисциплинарное взыскание, налагаемое командирами и начальниками на военнослужащих и приравненных к ним лиц в виде содержания на гауптвахте до 10 суток.

По ч. 2 ст. 22 Конституции РФ любой арест возможен только по судебному решению. Но вряд ли это можно отнести к дисциплинарному аресту, применение которого по судебному решению исказило бы смысл и назначение этого вида наказания, назначаемого лишь за служебные проступки. Однако суд по правам человека придерживается противоположного мнения – арест с содержанием на гауптвахте более 48 часов нарушает п. 3 ст. 5 Европейской конвенции «О защите прав и основных свобод», поскольку не является средством обеспечения обязательства, предусмотренного законом, а представляет собой наказание за поведение в прошлом.

Таким образом, право на свободу и личную неприкосновенность включает в себя физическую неприкосновенность, психическую неприкосновенность, нравственную неприкосновенность, личную безопасность.

2. Защита права на свободу и личную неприкосновенность человека в решениях Конституционного суда РФ

В период становления России как правового государства повышается роль судебной власти в ее конституционном развитии. Существенной гарантией пользования неотчуждаемыми благами человеком является защита Конституционным Судом РФ прав и свобод личности. Актуальность вопросов защиты Конституционным Судом Российской Федерации (далее также – Суд) права на свободу и личную неприкосновенность человека определяется уровнем развития механизма защиты, недостаточно разработанным с точки зрения теории и практики современного конституционализма.

В науке различают узкое и широкое понимание «защиты прав и свобод человека и гражданина». В узком смысле защита понимается как вид процессуальной деятельности, в широком смысле - как конституционная обязанность государства, систематическая деятельность правозащитных структур и т.п.[11] Последнее составляет существо и предназначение деятельности Конституционного Суда РФ, который действует «во исполнение своего конституционно-правового статуса и этим самым реализует правозащитную функцию государства»[12] .

Конституционный Суд РФ обеспечивает единство законодательной и судебной практики в защите прав и свобод человека и гражданина. «Эта двуединая функция - защита Конституции и защита прав и свобод - неделима и неразрывна»[13] . Данный подход отражен в статье 3 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», в которой указано, что полномочия Конституционного Суда РФ устанавливаются в «целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ»[14] .

По мнению Р.В. Енгибаряна, защита права на свободу и личную неприкосновенность человека Конституционным Судом РФ - одно из основных направлений деятельности органа конституционного правосудия, реализуемое в рамках конституционного судопроизводства в форме конкретного и абстрактного нормоконтроля, направленное одновременно на ликвидацию нарушения Конституции РФ и предотвращение, прекращение произвольного вмешательства в сферу автономии личности, восстановление и компенсацию нарушенного основного права[15] .

Результат правозащитной функции Конституционного Суда РФ двусторонний. Процессуальной стороной является решение Суда, опирающееся на принципы и стандарты обеспечения права в случае издания высшими государственными органами и должностными лицами Российской Федерации и ее субъектов не соответствующего Конституции РФ нормативного правового акта, нарушающего право на свободу и личную неприкосновенность человека. Материальная сторона - реально действующие конституционно-судебные гарантии, обеспечивающие данное основное право. Ценность правовых позиций органа конституционного правосудия как раз и состоит в том, что они являются двуединой гарантией в силу особой функции Суда в системе разделения властей, поскольку судебная процедура выступает одновременно способом гарантирования основного права и самостоятельной гарантией.

Специфика правозащитной деятельности Конституционного Суда РФ отразилась в его решениях, в которых интерпретировалось положение статьи 22 Конституции РФ, закрепляющее право на свободу и личную неприкосновенность человека. Основным содержанием правозащитной деятельности Конституционного Суда РФ является поиск баланса интересов личности и государства при уравновешивании взаимосвязанных принципов защиты прав и свобод человека и принципов правового статуса личности, среди которых для осуществления права на свободу и личную неприкосновенность человека в деятельности Суда главенствующая роль отводится принципам равенства всех перед законом и судом, охраны достоинства личности, соразмерного ограничения прав и свобод, неотчуждаемости права на свободу и личную неприкосновенность как свойства личности с момента рождения и непосредственного действия гарантий судебной защиты данного права, гарантированности и защиты со стороны государства.

Анализируя конституционно-судебную практику в сфере защиты права на свободу и личную неприкосновенность человека, можно выделить несколько факторов (обстоятельств), на которых Конституционный Суд РФ основывает свои выводы при рассмотрении дел по защите данного права, позволяющие сгруппировать правовые позиции Суда:

а) фактор субъекта обжалования ограничения свободы и личной неприкосновенности;

б) фактор допустимости ограничения свободы по основаниям, указанным в законе, в пределах контролируемого срока и с соблюдением соответствующей правовой процедуры;

в) фактор обеспечения гарантий процессуальных прав личности, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности;

г) фактор неприкосновенности умершего человека;

д) фактор возмещения вреда реабилитированному в результате незаконного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность;

е) фактор неприкосновенности (иммунитета) лиц, занимающихся публичной деятельностью, в частности неприкосновенности депутатов;

ж) фактор неприкосновенности лица, страдающего психическим расстройством;

з) фактор полномочий суда, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность.

Названные факторы выделены автором условно, поскольку, формулируя свою позицию по определенному вопросу, Конституционный Суд РФ выдвигает несколько взаимосвязанных выводов и аргументов, представляющих собой систему. Рассмотрим несколько факторов, приводя примеры решений Конституционного Суда РФ.

1. Фактор субъекта обжалования ограничения свободы и личной неприкосновенности. В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 г. долгое время существовали дискриминационные статьи, касающиеся обжалования в суд ареста (ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР). Законодательные положения ограничивали право на судебную защиту лиц, в отношении которых постановление об аресте вынесено, но не исполнено, и ставили его реализацию в зависимость от усмотрения следственных органов. Конституционный Суд РФ, не согласившись с формулировкой в законе, высказал правовую позицию, согласно которой «конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти. Вынесение постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность независимо от того, исполнено или не исполнено это решение. Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывают давление на сознание и поступки человека. В то же время как исполненные, так и реально не исполненные постановления о заключении под стражу могут быть незаконными, необоснованными. Гарантией от таких произвольных ограничений свободы и личной неприкосновенности является право потребовать судебной проверки оснований для вынесения решений о заключении под стражу. Любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности, в том числе при наличии законных оснований, должно противостоять право на судебное обжалование»[16] .

Таким образом, разрешение рассмотренного вопроса в конституционном порядке в Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. №4-П дало возможность обжаловать в суд незаконность задержания лицу, подозреваемому в совершении преступления; применение меры пресечения в виде заключения под стражу лицу, в отношении которого постановление об аресте вынесено, но не исполнено. Кроме того, признано право обжаловать применение меры пресечения заключения под стражу не только в суд по месту содержания лица под стражей, но и в суд по месту нахождения лица, когда вынесенное постановление о заключении под стражу еще не начало реально применяться.

2. Фактор допустимости ограничения свободы по основаниям, указанным в законе, в пределах контролируемого срока и с соблюдением соответствующей правовой процедуры. В Постановлении от 17 февраля 1998г. №6-П Конституционный Суд РФ, проанализировав оспариваемое положение части 2 ст. 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г. «О правовом положении иностранных граждан в СССР», допускающее задержание иностранных граждан и лиц без гражданства с санкции прокурора на срок, необходимый для их депортации, пришел к выводу, что оно не соответствует статье 22 Конституции РФ, поскольку рассматривается в правоприменительной практике как основание для задержания лица на срок свыше 48 часов без судебного решения. Основываясь на принципах неотчуждаемости права на свободу и личную неприкосновенность, права на судебную защиту, приоритетности общепризнанных принципов и норм международного права, а также на анализе международно-правовых актов по данному вопросу, Суд сформулировал свою правовую позицию: «Иностранный гражданин или лицо без гражданства, пребывающие на территории РФ, в случае выдворения из РФ в принудительном порядке могут быть до судебного решения подвергнуты задержанию на срок, необходимый для выдворения, но не свыше 48 часов. Сверх указанного срока лицо может оставаться задержанным лишь по судебному решению и лишь при условии, что без такого задержания решение о выдворении не может быть исполнено. При этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления срока задержания сверх 48 часов, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу»[17] . Данное решение Конституционного Суда РФ скорректировало порядок задержания, производимого в целях исполнения постановления о выдворении за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или апатрида в административном порядке, а также расширило круг субъектов, имеющих право поставить в судебном органе конституционного контроля вопрос о конституционности.

3. Фактор обеспечения гарантий процессуальных прав личности, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности. В Постановлении от 22 марта 2005 г. №4-П Конституционный Суд РФ, исходя из того, что судебные гарантии свободы и личной неприкосновенности не могут сокращаться или приостанавливаться и в период после окончания предварительного расследования и передачи уголовного дела в суд, предписал, что решение суда по вопросу о применении к подсудимому в качестве меры пресечения заключения под стражу не может быть принято без исследования представленных сторонами обвинения и защиты доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие оснований для применения данной меры пресечения, при этом обвиняемому должно быть обеспечено право на участие в рассмотрении этого вопроса судом для изложения своей позиции и представления в ее подтверждение необходимых доказательств. Суть решения федерального органа конституционного правосудия состоит в том, что обвиняемый не должен находиться под стражей без судебного решения после направления прокурором или вышестоящим судом уголовного дела на рассмотрение суда. Учитывая различную степень сложности уголовных дел и иные обстоятельства, обусловливающие сроки рассмотрения дел, Суд указал на разумность продолжительности содержания подсудимых под стражей до вступления приговора в законную силу. Этим решением он урегулировал ряд вопросов, касающихся сроков содержания обвиняемого под стражей при движении дела от инстанции к инстанции, в частности, уточнил полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу, указав, что судья, получив к своему производству уголовное дело, обязан проверить, истек или нет установленный ранее принятым судебным решением срок содержания под стражей, сохраняют ли фактические обстоятельства, на базе которых принято решение о заключении лица под стражу, свое значение как основания для продления срока содержания под стражей. Это важное решение Суда является основанием внесения изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, однако законодатель несмотря на то, что с момента его принятия прошло значительное время, до сих пор не внес ясность в закон. Думается, в целях исключения длительного необоснованного содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей в период предварительного расследования и судебного разбирательства действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ следует дополнить обязательным предписанием: во всех судебных актах, касающихся вопроса о мере пресечения заключения под стражу, необходимо точно фиксировать время нахождения лица в изоляции. За основу можно взять наиболее информативное постановление о продлении срока содержания под стражей, в котором указывается дата задержания подозреваемого в порядке статьи 91 УПК РФ, дата избрания ареста, период, на который срок ареста продлен в последний раз, точная дата истечения срока. В целях приведения национальных стандартов защиты права на свободу и личную неприкосновенность в соответствии с европейскими требованиями в законе следует установить единый срок содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей.

4. Фактор возмещения вреда реабилитированному в результате незаконного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность. Большое практическое значение имеет Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003г. №440-О, в котором исследовался вопрос возмещения гражданину вреда, причиненного в результате незаконного задержания[18] . Основываясь на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, по данному вопросу Суд заключил: "В целях реализации конституционных норм граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого, тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения, следовательно, вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в пункте 1 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание". Таким образом, Конституционный Суд предоставил право на реабилитацию гражданину в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого и расширил перечень случаев наступления ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В Определении от 20 октября 2005 г. №441-О исходя из того, что «в случае коллизии между принятыми в разное время нормативными актами равной юридической силы действует последующий закон, даже если в нем отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений», Конституционный Суд РФ подтвердил право реабилитированного на возмещение понесенных убытков, включая упущенную выгоду, а также на компенсацию морального вреда[19] . Этим решением орган конституционного правосудия сориентировал суды общей юрисдикции на применение Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в системной связи с положениями главы 59 ГК РФ, устанавливающей ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и правила компенсации морального вреда, а также главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда.

С рассмотренными решениями связано Постановление от 16 июня 2009г. №9-П, в котором орган конституционного правосудия отметил отсутствие в нормах Гражданского кодекса РФ, регулирующих возмещение вреда (в том числе морального), причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда независимо от их вины, непосредственного указания на то, что административное задержание не препятствует возможности возмещения гражданам вреда, причиненного незаконным административным задержанием, независимо от вины органов публичной власти и их должностных лиц[20] . Необходимо учитывать фактическое положение лица, к которому применяется административное задержание в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, - оно связано с принудительным пребыванием в ограниченном пространстве, временной изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных обязанностей, невозможностью свободно передвигаться и общаться с другими лицами.

Значимость данного решения Суда в том, что он предоставил возможность лицу, к которому применено административное задержание незаконно, получить возмещение имущественного и морального вреда, а также определил критерии законности задержания. Административное задержание является правомерным, если оно осуществляется в конституционно значимых целях и критериях необходимости, разумности и соразмерности, обусловлено характером правонарушения и необходимо для последующего исполнения решения по делу об административном правонарушении. Орган конституционного правосудия также признал, что прекращение производства по делу об административном правонарушении не может во всех случаях служить основанием для отказа в проверке законности задержания. Конституционный Суд РФ установил баланс интересов лица, привлекавшегося к административной ответственности, и государства в административно-правовой сфере.


Заключение

Завершая свою работу, посвященную изучению права на свободу и личную неприкосновенность, хотелось бы подвести следующие итоги.

Личная свобода должна быть ограждена не только от насилия, вымогательства и любого другого посягательства преступника, но и от произвола власти. Все властные структуры, каждый государственный орган и каждое должностное лицо обязаны подчиняться принципу: разрешено делать то, и только то, что входит в их компетенцию и прямо предписано Конституцией РФ и другим законом. Актуальна по-прежнему проблема личной и физической неприкосновенности. Рост преступности предлагают погасить любым путем, но когда для снижения ее уровня отказываются от гарантий прав граждан, под угрозой оказывается не преступник, а каждый из нас.

Нормальную жизнь общества нельзя обеспечить любыми средствами, видимо, нам не хватает важнейшего элемента правовой культуры: понимания того, что цель не может оправдывать средства и конституционные гарантии должны действовать при всех условиях. Также необходимо срочно принять закон о физической и психической неприкосновенности граждан. То есть необходимо найти оптимальную меру контроля за частной жизнью граждан и законодательно закрепить ее. Все это должно быть сделано с учетом международных деклараций, конвенций и пактов, защищающих права граждан.

В заключение отметим, что, основываясь на принципах равенства, охраны достоинства, неотчуждаемости прав, соразмерного ограничения прав и свобод, Конституционный Суд РФ расширяет содержание права на свободу и личную неприкосновенность человека и права на судебную защиту. Внешняя составляющая неприкосновенности личности раскрывается через запрет незаконного воздействия на человека как в физическом, так и в психическом смысле при его жизни и после смерти. Внутренняя составляющая личной свободы связывается с гарантированием состояния человека, при котором он действует по своей воле в рамках правомерного ограничения, не позволяющего распоряжаться ему своими правами в ущерб остальным. Внешняя и внутренняя составляющие права на свободу и личную неприкосновенность человека в решениях органа конституционного правосудия выявляются через соблюдение баланса частного и публичного интересов, в котором и заключается правозащитная функция Конституционного Суда.

Приводя нормы закона, регламентирующие процедуру ограничения личной свободы, в соответствие с Конституцией РФ и европейскими стандартами, указывая на неконституционность практики применения его норм, Конституционный Суд реформирует российское законодательство в направлении расширения гарантий правосудия и процессуальных прав личности в сфере защиты права на свободу и личную неприкосновенность человека.


Глоссарий

№ п/п Понятие Содержание
1 2 3
1 Физическая неприкосновенности Жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность и половая свобода
2 Нравственная неприкосновенность Честь, достоинство, нравственная свобода
3 Психическая неприкосновенность Нормальное течение психических процессов
4 Индивидуальная свобода человека Выражается в предоставленной ему возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной (личная безопасность).
5 Право на свободу и личную неприкосновенность означает свободу человека, право самостоятельно определять свои поступки, располагать собой, своим временем.
6 Право на свободу включает в себя комплекс конкретных правомочий, реализуемых в сфере личной (свобода выбора места пребывания, свобода передвижения, свобода действий и т.д.), политической (свобода мысли, свобода слова и т.д.), профессиональной (свобода труда, свобода творчества и т.д.) жизни.
7 Административный арест наказание, налагаемое на срок до 15 суток (в условиях чрезвычайного положения – до 30 суток) судьей (ст. 3.9. Кодекса РФ об административных правонарушениях);
8 Арест как вид уголовного наказания содержание осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок до 6 месяцев (ст. 54 УК РФ)
9 Дисциплинарный арест дисциплинарное взыскание, налагаемое командирами и начальниками на военнослужащих и приравненных к ним лиц в виде содержания на гауптвахте до 10 суток.
10 Уголовно-процессуальное задержание является принудительной мерой, применяемой лишь к лицу, обоснованно подозреваемому в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы (ст. 91 УПК РФ).

Список использованных источников

Нормативные правовые акты

1. Международный пакт о гражданских и политических правах (вместе с Факультативным протоколом). Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Ведомости ВС СССР. – 1976. – №17. – Ст. 291.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в г. Риме 04.11.1950 (с изм. и доп. от 11.05.1994) // СЗ РФ. – 2001. – №2. – Ст. 163.

3. Великая хартия вольностей (Magna Carta Libertatum) 1215г. // www.krugosvet.ru/enc/istoriya/VELIKAYA_HARTIYA_VOLNOSTE.html.

4. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 №6-ФКЗ и от 30.12.2008 №7-ФКЗ) // РГ. – 1993. – 25 дек. – №237.

5. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ» от 21.07.1994 №1-ФКЗ (в ред. от 02.06.2009 №2-ФКЗ) // СЗ РФ. – 1994. – №13. – Ст. 1447.

6. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан. Утв. ВС РФ 22.07.1993 №5487-1 (в ред. от 27.12.2009 №365-ФЗ) // Российские вести. – 1993. – №174. – 9 сент.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.94г. №51-ФЗ ФЗ (в ред. от 27.12.2009 №352-ФЗ) // СЗ РФ. – 1994. – №32. – Ст. 3301.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 №14-ФЗ (в ред. от 17.07.2009 №145-ФЗ) // СЗ РФ. – 1996. – №5. – Ст. 410.

9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (в ред. от 06.05.2010 №81-ФЗ) // СЗ РФ. – 1996. – № 25.

10. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (в ред. от 05.05.2010 №76-ФЗ) // СЗ РФ. – 2001. - №52. – Ст. 4921.

11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Утв. ВС РСФСР 27.10.1960 (ред. от 30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. – №40. – Ст. 591 (утратил силу).

12. Семейный кодекс Российской Федерации от 25.12.1995 №223-ФЗ (в ред. от 30.06.2008 №106-ФЗ) // РГ. – 1996. – №17.

13. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 №195-ФЗ (в ред. от 30.04.2010 №69-ФЗ) // РГ. – 2001. – №256.

14. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 №3185-1 (в ред. от 22.08.2004 №122-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – №33. – Ст. 1913.

Научная литература

1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М.: ИНФРА-НОРМА-М, 2004. – 800с.

2. Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе. Дисс. ... канд. юрид. наук / Е.Г. Васильева. – Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. – 193с.

3. Ведерников Н.Т. Государство и личность в конституционном праве России // Актуальные проблемы современного российского государствоведения: Сб. научных трудов. Вып. 1 / Под ред. С.Н. Бабурина; отв. ред. Д.С. Петренко. – М., 2008. – 216с.

4. Енгибарян Р.В. Конституционное развитие в современном мире. Основные тенденции / Р.В. Енгибарян. – М.: Норма, 2007. – 509с.

5. Зутиков А.И. Конституционно-правовые основы защиты прав и свобод человека и гражданина в РФ: Дис. ... канд. юрид. наук / А.И. Зутиков. – М., 2007. – 199с.

6. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. 3-е изд. перераб. и доп. / Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин. – М.: Юристъ, 2004. – 254с.

7. Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл.-кор. РАН, д.ю.н. Е.А. Лукашева. – М.: Норма, 2003. – 320с.

Материалы судебной практики

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995г. №4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна // Российская газета. – 1995. – 12 мая.

2. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998г. №6-П по делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура // Российская газета. – 1998. – 3 марта.

3. Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003г. №440-О по жалобе гражданки Аликиной Т.Н. на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ // Российская газета. – 2004. – 17 февр.

4. Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. №441-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Трунова И.Л. и Айвар (Труновой) Л.К. на нарушение их конституционных прав статьей 2 Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2006. – №2.

5. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009г. №9-П по делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца 3 статьи 1100 Гражданского кодекса РФ и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2009. – №4.

6. Дело Э. Делгадо Паэс против Колумбии (№ 195/1985) // Консультант Плюс. Версия «Международные акты».


Список сокращений

абз. - абзац

г. – год

п. – пункт

подп. - подпункт

ст. – статья

ч. – часть

ВС – Верховный Совет

ГПК РФ – Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

КС РФ – Конституционный Суд Российской Федерации

РГ – Российская газета

РФ – Российская Федерация

СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации

СНД – Совет народных депутатов

ФЗ – Федеральный закон

ФКЗ – Федеральный конституционный закон


Приложение А

Схема личной свободы и неприкосновенности личности, как двуединой основы психофизической целостности и автономии личности[21]


[1] Международный пакт о гражданских и политических правах (вместе с Факультативным протоколом). Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Ведомости ВС СССР. – 1976. – №17. – Ст. 291.

[2] Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в г. Риме 04.11.1950 (с изм. и доп. от 11.05.1994) // СЗ РФ. – 2001. – №2. – Ст. 163.

[3] См.: п. 39 Великой хартии вольностей (Magna Carta Libertatum) 1215г. // www.krugosvet.ru/enc/istoriya/VELIKAYA_

HARTIYA_VOLNOSTE.html

[4] Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. 3-е изд. перераб. и доп. / Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин. – М.: Юристъ, 2004. – С. 195.

[5] Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл.-кор. РАН, д.ю.н. Е.А. Лукашева. – М.: Норма, 2003. – С. 145.

[6] Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук / Е.Г. Васильева. – Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. – С. 13.

[7] Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан. Утв. ВС РФ 22.07.1993 №5487-1 (в ред. от 27.12.2009 №365-ФЗ) // Российские вести. – 1993. – №174. – 9 сент.

[8] См.: п. 5 ст. 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 №3185-1 (в ред. от 22.08.2004 №122-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – №33. – Ст. 1913.

[9] Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М.: ИНФРА-НОРМА-М, 2004. – С. 74.

[10] Дело Э. Делгадо Паэс против Колумбии (№ 195/1985) // Консультант Плюс. Версия «Международные акты».

[11] Зутиков А.И. Конституционно-правовые основы защиты прав и свобод человека и гражданина в РФ: Дис. ... канд. юрид. наук / А.И. Зутиков. – М., 2007. – С. 11, 12.

[12] Ведерников Н.Т. Государство и личность в конституционном праве России // Актуальные проблемы современного российского государствоведения: Сб. научных трудов. Вып. 1 / Под ред. С.Н. Бабурина; отв. ред. Д.С. Петренко. – М., 2008. – С. 53.

[13] Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл.-кор. РАН, д.ю.н. Е.А. Лукашева. – М.: Норма, 2003. – С. 278.

[14] ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» от 21.07.1994 №1-ФКЗ (в ред. от 02.06.2009 №2-ФКЗ) // СЗ РФ. – 1994. – №13. – Ст. 1447.

[15] Енгибарян Р.В. Конституционное развитие в современном мире. Основные тенденции / Р.В. Енгибарян. – М.: Норма, 2007. – С. 450.

[16] Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995г. №4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна // Российская газета. – 1995. – 12 мая.

[17] Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998г. №6-П по делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура // Российская газета. – 1998. – 3 марта.

[18] Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003г. №440-О по жалобе гражданки Аликиной Т.Н. на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ // Российская газета. – 2004. – 17 февр.

[19] Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. №441-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Трунова И.Л. и Айвар (Труновой) Л.К. на нарушение их конституционных прав статьей 2 Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2006. – №2.

[20] Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009г. №9-П по делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца 3 статьи 1100 Гражданского кодекса РФ и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2009. – №4.

[21] Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук / Е.Г. Васильева. – Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. – С. 13.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему