Право на свободу мысли и слова

Теоретические аспекты права свободы мысли и слова. Ограничение свободы мысли и слова. Свобода и ограничения на информацию. Свобода массовой информации. Реализация и правозащита свободы мысли и слова. Гарантии конституционных прав свободы мысли и слова.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Введение

1.Теоретические аспекты права свободы мысли и слова

1.1.Право свободы мысли и слова

1.2.Ограничение свободы мысли и слова

1.3.Свобода и ограничения на информацию

1.4.Свобода массовой информации

2.Реализация и правозащита свободы мысли и слова

2.1.Гарантии конституционных прав свободы мысли и слова

2.2.Правовые акты, затрагивающие свободу мысли и слова

2.3.Система механизмов обеспечения и защиты прав и свобод

2.4.Защита конституционного права свободы мысли и слова

Заключение

Список литературы


Введение

В статье 2 Конституции РФ говорится: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью…». Это говорит о том, что Россия является правовым государством, одним из важнейших признаков такого государства является выраженное в данной статье провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью. Это единственная высшая ценность остальные общественные ценности такой конституционной оценки не получили и располагаются по отношению к ней на более низкой ступени и не могут ей противоречить.

Подчёркивание прав и свобод человека как высшей ценности, признаваемой, соблюдаемой, защищаемой государством, не означает и не допускает какого-то принижения государства. Наоборот, эта обязанность правового государства может значительно повысить его авторитет и значение в жизни общества, в организации экономической и культурной жизни общества. Разумеется, если эти необходимые общественные функции государства будут полно и последовательно исполняться.

Права человека – это определённые нормативно структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают её свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми способами и условиями её жизни, её взаимоотношений с обществом, государством, другими индивидами.

Права человека дают обществу возможность управлять государством или дистанцироваться от него, самоопределяться в сфере частной жизни, выборе убеждений, отношении к религии, собственности. Поглощение гражданского общества государством, огосударствление всех сфер жизни происходят там, где права человека либо отсутствуют, либо носят декоративный характер.

Теория прав человека как наука призвана изучать природу и сущность этого явления, его генезис, социальные, философские, политические, этические, религиозные предпосылки. Важнейшее место в науке о правах человека отводится исследованию взаимодействия прав человека и государства. Так же она рассматривает их не только как явление юридическое; она раскрывает связь этих прав с политикой, нравственностью, философией, религией, поскольку права человека – это сложное многомерное образование.

Человек - существо мыслящее. Способность мыслить - необходимое условие нашей жизни. Кроме того мышление ещё и одна из наших основных духовных потребностей. Казалось бы, раз это так, то человек эту потребность может свободно реализовывать каждый день, каждую минуту, не спрашивая ни у кого на то согласия. Однако, имея способность к мышлению и потребность мыслить, человек ещё нуждается в возможности поделиться своими мыслями с родными, друзьями, знакомыми, да и незнакомыми тоже. При этом делиться плодами своих раздумий он может по-разному: просто в разговоре, в письме, в статье в журнале или газете. Мысли иных людей находят воплощение в романе, повести, стихах, поэмах, живописных полотнах и т.д. Каким бы способом мы не делились своими мыслями, любой из них есть возможность раскрыть наш внутренний мир, реализовать творческий потенциал, нашу человеческую сущность. Если запретить человеку претворять мысли в словах, в каких-то конкретных делах, то само мышление потеряет всякий смысл.

Но если мыслить никто не может запретить, то делиться мыслями запретить можно. Это случалось в истории не раз.

В современных демократических государствах признаётся и законодательно закрепляется право человека на свободное выражение своего мнения. Поскольку свобода имеет границы, то можно предположить, что и свобода выражать свои мысли не является абсолютной. Если это так, то встаёт ряд других чрезвычайно важных вопросов: во имя каких целей могут вводиться ограничения? каковы должны быть пределы ограничения? кто должен определять и вводить эти пределы?

Среди политических прав и свобод граждан свобода слова занимает особое место, являясь одним из важнейших конституционных прав человека. Отстаивая идею примата этой фундаментальной свободы, французский просветитель Вольтер писал:"…нет у людей никакой свободы без свободы высказывать свои мысли". Сейчас свобода слова, долгое время находящаяся в забытьи, стремится вновь подняться до уровня, определенного для нее Вольтером. О ней вновь говорят после длительного затишья.

Без свободы мысли и слова невозможна нормальная жизнь общества, ибо она лежит в основе других важнейших свобод, таких как свобода печати, свобода творчества, свобода выбирать и быть избранным и др. Однако свобода слова не может быть абсолютной. В Международном пакте о гражданских и политических правах говорится, что пользование свободой мнений налагает особые обязанности и особую ответственность, поэтому сопряжено с некоторыми ограничениями. Они касаются прав других лиц, их репутации, а также охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

1.Теоретические аспекты права свободы мысли и слова

1.1.Право свободы мысли и слова

Мысль как результат, продукт мышления отражает познание окружающего мира и самого себя в этом мире и воплощается в представлениях, взглядах, мнениях, убеждениях. Свобода мысли характеризует духовную свободу человека, его внутренний мир, поэтому сама по себе она не может быть предметом регулирования правом. Вместе с тем мышление, мысль лежат в основе любой деятельности человека, обусловливают его социальную активность, взаимоотношения с другими людьми, обществом, государством, т.е. выражаются вовне. Формой мысли является ее языковое, словесное выражение (устное или письменное), другие знаковые системы общения, например художественные формы. Гарантирование Конституцией каждому свободы мысли означает с точки зрения правовых требований невмешательство государства в процесс формирования собственных мнений и убеждений человека, защиту его от любого иного вмешательства, недопущение какого-либо идеологического диктата, насилия или контроля над личностью.[1]

Мысли человека, воплощенные в его мнениях и убеждениях, характеризуют внутренний мир человека, содержание его сознания, определяют индивидуальность. Мнения - более подвижный элемент сознания. Убеждения - устойчивая система взглядов, характеризующая ценностные ориентации личности.

Мышление и мысль, как его результат, продукт, - естественное и неотъемлемое свойство человека, связанное с процессом постановки и решения им практических и теоретических вопросов. Мысль не может быть несвободной. Конституционное же закрепление свободы мысли гарантирует каждому свободу формирования собственных мнений и убеждений без вмешательства государства, исключение любого идеологического насилия над личностью.

Если мысль может быть скрыта от других, не выражена устным или печатным способом и остаться лишь достоянием самого человека, то свобода слова, гарантированная Конституцией, дает возможность беспрепятственно выражать свои мысли, передавать их другим людям. Свобода слова может быть реализована только в условиях демократического режима, который заинтересован в проявлении многообразия мнений по различным вопросам жизнедеятельности общества и государства. Тоталитарные режимы различными способами, не исключая и массовых репрессий, пытаются достичь всеобщего единомыслия. Однако это недостижимая задача: можно лишь ограничить или запретить свободу слова, свободу выражения мнений.[2]

Свобода слова - это гарантированная государством возможность беспрепятственно выражать свое мнение и убеждения по самым различным вопросам общественного, государственного, иного характера посредством устного или печатного слова, на собраниях, митингах, другими средствами. Право свободно выражать свое мнение, как это формулируется в международно-правовых актах, включает свободу придерживаться своего мнения и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ (ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Свобода выражения мнения лежит в основе многих других прав и свобод, прежде всего таких, как, например, право на участие в выборах, право петиции, свобода совести, право на образование, свобода творчества и др.

Статья 29 Конституции РФ провозглашает и гарантирует духовную, творческую свободу идей, мнений, убеждений, их беспрепятственного гласного выражения. Статья действует во взаимосвязи с положениями ст. 13, 24, 28, 43, 44 Конституции.

1.2. Ограничение свободы мысли и слова

Положения Конституции о свободе мысли и слова соответствуют международным стандартам в этой сфере, установленным Всеобщей декларацией прав человека (ст. 18, 19), Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 18, 19), Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ст. 9, 10).

Свобода мысли и слова, выражения своего мнения чрезвычайно важна для реального проявления свободы человека. Но эта свобода не может быть абсолютной, безграничной. Слово как главное средство человеческого общения оказывает сильнейшее воздействие на сознание и поведение людей. Оно может созидать и разрушать, звать к социальному прогрессу и призывать к насилию, обогащать внутренний мир человека и унижать личное достоинство. Этим объективно обусловлена необходимость определенных нравственных и правовых ограничений, связанных с осуществлением свободы слова.[3]

Конституция РФ устанавливает главные правовые барьеры против злоупотребления свободой слова, выражения мнения. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Хотя эти конституционные запреты и сформулированы в достаточно общем виде, но дают вполне определенный ориентир поведения при осуществлении рассматриваемой свободы.[4] Их нарушение влечет за собой предусмотренную законом ответственность.

Так, статья 282 УК устанавливает уголовную ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно за пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации.

В преамбуле Закона "О языках народов Российской Федерации" (ВВС РСФСР, 1991, N 50, ст. 1740; СЗ РФ, 1998, N 31, ст. 3804) указано на недопустимость пропаганды вражды и пренебрежения к любому языку, создания противоречащих конституционно установленным принципам национальной политики препятствий, ограничений и привилегий в использовании языков, иных нарушений законодательства Российской Федерации о языках народов России. Такие нарушения со стороны юридических и физических лиц, как установлено в ст. 28 Закона, влекут за собой ответственность и обжалуются в установленном порядке в соответствии с законодательством.

Основанные на Конституции конкретные запреты, касающиеся злоупотреблений свободой слова, и соответствующие меры ответственности предусмотрены и в других статьях УК, в ГК, КоАП. Так, в УК установлена ответственность: за публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному ее удержанию или насильственному изменению конституционного строя (ст. 280), к развязыванию агрессивной войны (ст. 354); за клевету и оскорбление (ст. 129, 130, 298), незаконное распространение или рекламирование порнографических материалов или предметов (ст. 242); в КоАП - за опубликование информации, способной нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации зарегистрированного кандидата, при непредоставлении ему возможности обнародовать опровержение либо иное разъяснение в свою защиту (ст. 4013) и др. Статья 152 ГК предусматривает право гражданина требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Следует отметить, что и в законодательстве зарубежных стран содержится немало строгих санкций за сочинение и умышленное искажение фактов, за призывы к мятежу, поношение нации, республики, конституции, конституционных учреждений, за утрату государственной тайны, распространение "непристойностей" и т.д.[5]

Разработаны и международные стандарты, направленные против злоупотреблений свободой слова, информации, выражения своего мнения. Они установлены, например, в п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 29 Всеобщей декларации прав человека и др., но наиболее развернуто сформулированы в п. 2 ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он гласит: "Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия".[6] Аналогичное, правда более общее и краткое, положение содержится и в ч. 3 ст. 55 Конституции.

Федеральный Закон “Об информации, информатизации и защите информации” не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения3.

В Законе РФ “О СМИ” также содержится ряд ограничений, обусловленных:

 соблюдением государственной тайны или иной специально охраняемой законом тайны;

 охраной частной жизни;

 обеспечения безопасности и целостности государства;

 охраной здоровья;

 уважением прав, законных интересов, чести и достоинства граждан и организаций (ст. 49 “Обязанности журналиста”);

 необходимостью соблюдать принцип равноправия людей независимо от пола, возраста и т. д.

Ст. 4 Закона о СМИ говорит о недопустимости использования средств массовой информации для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Ст. 51 устанавливает, запрет на использование права журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.

Кроме того некоторые ограничения предусмотрены и во время чрезвычайного положения и в период выборов. Пункт “б” ст. 22 Закона “О чрезвычайном положении” допускает возможное ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры, временного ареста печатной продукции (до отмены чрезвычайного положения), а также временное изъятие звукоусиливающих технических средств и множительной аппаратуры.

Таким образом, реализация конституционных норм о свободе слова, выражения своего мнения предполагает как беспрепятственное осуществление каждым этой свободы, создание государством необходимых для этого правовых и организационных механизмов, так и решительное пресечение злоупотреблений данной свободой.[7]

1.3. Свобода и ограничения на информацию

Часть 4 статьи 29 Конституции РФ конкретизирует часть 1, поскольку свобода информации является элементом свободы мысли и слова. Здесь перечислены действия, связанные с информацией, которые могут свободно осуществляться личностью. В этой же части статьи установлено ограничение на действия с информацией, составляющей государственную тайну.

Производным от свободы слова, выражения своего мнения является право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Это право на свободу информации, гарантируемое в ч. 4 статьи 29, может осуществляться различными способами - посредством межличностного общения, средств массовой информации (СМИ), материальных носителей информации, учебных заведений, на собраниях и митингах, сходах граждан, через различного рода клубы, лектории, наглядные средства (плакаты и т.п.) и иные способы по собственному выбору. Законными эти способы считаются, если при их использовании соблюдаются установленные законодательством правила, например для СМИ, для проведения митингов, демонстраций, шествий и пикетирования. [8]

Свобода информации выражается прежде всего в праве каждого искать и получать информацию. Применительно к СМИ это право конкретизировано в ст. 38 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" (с изм. и доп. - ВВС РФ, 1992, N 7, ст. 300; СЗ РФ, 1998, ст. 1143; 2000, N 26, ст. 2737; N 32, ст. 3333), которая гласит, что граждане имеют право на оперативное получение через СМИ достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Эти сведения должны предоставляться СМИ по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций и в иных формах. Специально этому вопросу посвящен ФЗ от 13 января 1995 г. "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" (СЗ РФ, 1995, N 3, ст. 170).

Более широко право на доступ к информации определено в ФЗ от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" (СЗ РФ, 1995, N 8, ст. 609), хотя он и касается главным образом документированной информации. Граждане наряду с другими пользователями обладают равным правом на доступ к государственным информационным ресурсам (в библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах). Исключение составляет информация с ограниченным доступом (ст. 12). Граждане и организации имеют право на доступ к документальной информации и о себе самих (ст. 14). Отказ в доступе к открытой информации, как и к информации о самом себе, может быть, согласно ст. 13, 14, 24 Закона, обжалован в суд. Различные аспекты доступа физических и юридических лиц к средствам международного информационного обмена и иностранным информационным продуктам, защиты интересов, прав и свобод этих лиц при международном информационном обмене регламентируются ФЗ от 5 июня 1996 г. "Об участии в международном информационном обмене" (СЗ РФ, 1996, N 28, ст. 3347).

Свобода информации выражается также в праве каждого свободно передавать, производить и распространять информацию законными способами. Отсюда вытекает недопустимость монополии государства на производство и распространение информации.[9] Средства распространения информации могут быть как государственными, так и общественными, частными. Так, статья 7 Закона "О средствах массовой информации" признает право гражданина, объединения граждан, постоянно проживающего в России иностранного гражданина и лица без гражданства, других субъектов быть учредителем газеты или иного СМИ. Согласно ст. 6 Закона "Об информации, информатизации и защите информации", гарантируется право собственности граждан на информационные ресурсы и распоряжения ими.

Право на распространение информации законными способами означает и необходимость соблюдения определенных ограничений к доступу информации, отнесенной к государственной тайне или к конфиденциальной.[10] Часть 4 статьи 29 предусматривает, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется ФЗ.

Законодательство о государственной тайне основывается на Конституции, Законе РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (ВВС РФ, 1992, N 15, ст. 769) и включает Закон РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" (в ред. от 6 октября 1997 г. - СЗ РФ, 1997, N 41, ст. 4673), ряд других актов. Закон "О государственной тайне" определяет перечень сведений в военной области, в сфере экономики, науки и техники, внешней политики и внешнеэкономической деятельности, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, составляющих государственную тайну (ст. 5). На основе этих положений и в соответствии со ст. 4 данного закона Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203, в ред. Указа от 24 января 1998 г. N 61, утвержден перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, а также перечень государственных органов, наделенных полномочиями по распоряжению этими сведениями (СЗ РФ, 1995, N 49, ст. 4775; 1998, N 5, ст. 561). За разглашение государственной тайны установлена ответственность вплоть до уголовной (ст. 283, 284 УК).

Конституционный Суд в постановлении от 20 декабря 1995 г. по жалобе С. указал, что в силу нормы ч. 4 ст. 29 Конституции уголовная ответственность за выдачу государственной тайны правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции .[11]

В постановлении от 27 марта 1996 г. по жалобе ряда граждан Конституционный Суд признал противоречащим ст. 48 и ч. 3 ст. 123 Конституции распространение положений ст. 21 Закона "О государственной тайне", касающихся допуска к государственной тайне, на адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, и отстранение их от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государственной тайне.[12] В связи с названным постановлением в Закон "О государственной тайне" 6 октября 1997 г. была включена статья 211, согласно которой как члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи на период исполнения ими своих полномочий, так и адвокаты, участвующие в качестве защитников в уголовном производстве по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, допускаются к таким сведениям без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных в ст. 21 названного закона.

В то же время Закон "О государственной тайне" определяет перечень сведений, не подлежащих отнесению к государственной тайне и засекречиванию, например о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, преступности, фактах нарушения прав и свобод личности и др. (ст. 7). Граждане вправе обжаловать в суд решения должностных лиц о засекречивании подобных сведений.

Законодательство запрещает также распространять конфиденциальную информацию, прежде всего о частной жизни, нарушающую личную или семейную тайну, сведения, составляющие коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Это налагает особые обязанности на журналистов, других носителей информации (ст. 40, 41, 49 Закона "О средствах массовой информации", ст. 10, 11, 21 Закона "Об информации, информатизации и защите информации").

1.4. Свобода массовой информации

Наиболее значимым и влиятельным источником информирования общества и личности являются СМИ. Поэтому в ч. 5 статьи 29 особо гарантируется свобода массовой информации. Она означает свободное распространение через СМИ любой информации, кроме конфиденциальной и составляющей государственную тайну, отражение в этой информации политического и идеологического плюрализма, запрет цензуры.[13] Под СМИ понимаются пресса, радио-, теле-, видео-, кинохроникальные программы, информационные агентства и иные формы периодического распространения массовой информации, предназначенной для неограниченного круга лиц.

Конституционное установление о гарантированности свободы массовой информации конкретизировано в Законе "О средствах массовой информации" и распространяется на все виды СМИ - государственные, общественные, частные. Воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан, должностных лиц, государственных органов и организаций, общественных объединений законной деятельности СМИ Закон определяет как ущемление свободы массовой информации, влекущее уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством (ст. 25, 58). В то же время Закон признает недопустимым злоупотребление свободой массовой информации, влекущее такую же ответственность (ст. 4, 59).

На конституционном уровне установлен и запрет цензуры. Статья 3 Закона "О средствах массовой информации" определяет цензуру массовой информации как требование от редакции СМИ со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей. В советские времена цензурой повсеместно занималась такая организация, как Главлит. Названный закон четко определяет, что не допускается создание и финансирование организаций, учреждений, органов или должностных лиц, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации (ст. 3).

На практике предстоит еще немало сделать, чтобы в полной мере обеспечить свободу массовой информации.[14] На имеющиеся в этой сфере нерешенные проблемы экономического, правового, организационного характера указывалось в постановлениях Государственной Думы от 10 февраля 1995 г. "О выполнении в Российской Федерации статьи 29 Конституции Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 8, ст. 648), от 24 ноября 2000 г. "О государственной политике в области телевизионного вещания и радиовещания" (СЗ РФ, 2000, N 49, ст. 4785). Укреплению гарантий экономической самостоятельности СМИ служат федеральные законы от 24 ноября 1995 г. "Об экономической поддержке районных (городских) газет" (СЗ РФ, 1995, N 48, ст. 4559), от 1 декабря 1995 г. "О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 49, ст. 4698; 1998, N 43, ст. 5212), ряд указов Президента РФ. Широкий спектр проблем, относящихся к информационной сфере, нашел отражение в утвержденной Президентом РФ 9 сентября 2000 г. Доктрине информационной безопасности Российской Федерации (Российская газета, 2000, 28 сентября).

Защита свободы массовой информации осуществляется и в судах. Так, постановлением Конституционного Суда от 19 мая 1993 г. было признано неконституционным постановление Верховного Совета РФ от 17 июля 1992 г. "О газете "Известия"", затрагивавшее права газеты, журналистского коллектива. Суд признал не согласующимися с Конституцией такие решения, которые способствуют оказанию давления на газету, затрудняют ее существование как независимого СМИ и ограничивают тем самым свободу массовой информации.[15] Данная правовая позиция распространяется на деятельность не только органов печати, но и телевидения, других СМИ.

В постановлении Конституционного Суда от 22 ноября 2000 г., касающемся положений ФЗ "О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации" о передаче редакциям СМИ, издательствам, информационным агентствам, телерадиовещательным компаниям в хозяйственное ведение помещений, которыми они владеют либо пользуются в процессе своей производственно-хозяйственной деятельности, рассматривается важная проблема соотношения конституционных принципов обеспечения свободы слова и независимости СМИ и защиты свободы собственности, равенства всех собственников. В постановлении указывается на обязанность законодателя при урегулировании соответствующих отношений находить баланс между этими конституционно защищаемыми ценностями на основе критериев, установленных Конституцией.[16]

Интерес представляет и практика Европейского Суда по правам человека по делам, в которых он рассматривал предполагаемые нарушения ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (о свободе выражения мнения и информации). При этом Европейский Суд исходит из того, как неоднократно подчеркивалось в его решениях, что свобода выражения мнения, свобода слова, как она гарантирована в п. 1 ст. 10 Конвенции, представляет одну из несущих опор демократического общества и является основополагающим условием, служащим его прогрессу и самореализации каждого индивида. "При соблюдении п. 2 ст. 10 Конвенции (о необходимых ограничениях) свобода слова применима не только к "информации" или "идеям", которые встречают благоприятный прием или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и к таким, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство государству или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества" (решения от 26 апреля 1979 г. - "Санди таймс" против Соединенного Королевства; от 8 июля 1986 г. - Лингенс против Австрии; от 27 марта 1996 г. - Гудвин против Соединенного Королевства и др.)[17] .

2.Реализация и правозащита свободы мысли и слова

2.1. Гарантии конституционных прав свободы мысли и слова

Конституция провозглашает Российскую Федерацию - правовым и демократическим государством. Что подразумевает под собой наличие в таком государстве гарантируемых и реально существующих прав и свобод человека и гражданина. Их признание, защита и гарантии считаются основным и определяющим критерием правового характера законодательства и практики его применения.[18]

Российская Федерация, претендующая на звание "правовое государство", признает право человека на свободу слова, гарантируя его непосредственное действие Конституцией, законами и другими правовыми актами. Но насколько реальны эти гарантии?

Конституции советского периода гарантировали свободу слова, печати лишь в соответствии с интересами народа и в целях укрепления и развития социалистического строя (например, ст. 50 Конституции СССР 1977 г.). Об интересах и развитии самой личности при этом даже не упоминалось. Действующая Конституция не обусловливает свободу мысли и слова какими-либо идеологическими рамками. Наоборот: конституционные нормы о свободе мысли и слова должны действовать в единстве с положениями Конституции о признании идеологического и политического многообразия, недопущении установления какой бы то ни было идеологии в качестве государственной или обязательной (ст. 13). Реально гарантированная свобода выражения разнообразных взглядов, мнений, убеждений, свобода критики, оппозиции является конкретным показателем демократизма общества.

Каждый человек может воспользоваться своим правом на получение и распространение информации с помощью СМИ, являющиеся главным средством для реализации этого права, но не единственным. Получение и распространение информации возможно и в межличностном общении, а также на собраниях, митингах, выставках, фестивалях, клубах и т. д. Необходимым условием для этого является то, что все эти действия должны осуществляться законным способом и в рамках ограничений предусмотренных международными документами, Конституцией, а также другими федеральными законами.

Часть 5 ст.29 Конституции запрещает цензуру, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей.

По требованию ст. 58 Закона "О средствах массовой информации" обнаружение органов, организаций, учреждений или должностей, в задачи которых входит осуществление цензуры массовой информации влечёт их немедленную ликвидацию в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Запрет цензуры - это значительный шаг в сторону "правового государства", а также наиболее действенная гарантия свободы слова. Однако её запрет еще не означает безграничность и абсолютность свободы слова.

2.2. Правовые акты, затрагивающие свободу мысли и слова

Свободу мысли и слова гарантирует 29 статья Конституции РФ. Кроме этого право на свободу слова отражено и в других документах. Так в Документе Московского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ государства-участники договорились о защите свободы слова сотрудников судебных органов “с учетом лишь таких ограничений, которые совместимы с осуществлением ими своих функций”, а также о стремлении обеспечить свободу слова и свободу информации. В Законе РФ “О статусе военнослужащих” затрагивается вопрос о праве военнослужащих на свободу слова с оговоркой, что при его реализации они “не должны разглашать государственную и военную тайну, обсуждать и критиковать приказы командиров (начальников)”. Министерство обороны РФ в 1992 г. издало Приказ №147 “О введении в действие положения об офицерском собрании в вооруженных силах Российской Федерации”, статья 3 данного документа устанавливала недопустимость каких-либо действий, направленных “на зажим критики и ограничения свободы слова”, но в то же время исключалась “критика и обсуждение приказов, распоряжений командиров и начальников”. Свобода слова упоминается также и в Уставе Союза Беларуси и России (подписан 23 мая 1997 г.), где в части “основные обязанности” первым же пунктом оговаривается “обеспечение свободы слова и средств массовой информации”.

Данный перечень правовых актов, затрагивающих свободу слова, не является исчерпывающим.[19] Право на свободу слова содержится во многих правовых актах, которые, не раскрывая само содержание права, используют его конституционную гарантию к той ситуации, которую освещают.

2.3. Система механизмов обеспечения и защиты прав и свобод

Конституционная обязанность государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина состоит в создании условий для их реализации и механизма для их защиты. Обеспечение таких условий и защита прав и свобод человека и гражданина входят в функции всех органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Особую роль в защите прав и свобод от нарушения органами государственной власти и органами местного самоуправления, а так же другими лицами играют органы судебной власти. Конституцией предусмотрен и орган, который занимается только данной проблемой – Уполномоченный по правам человека. Однако деятельность Уполномоченного по правам человека не исключает необходимости быстрейшего полного исполнения конституционного положения о создании системы административного судопроизводства (ст. 118, ч.2). Независимые и беспристрастные административные суды – необходимое средство для укрепления законности в деятельности государственных органов управления.

Конституция РФ, предписав, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание законов, деятельность законодательной, исполнительной власти, местного самоуправления, одновременно установила способ обеспечения этих прав исвобод – правосудие.[20]

Правосудие – деятельность суда, осуществляемая в предусмотренном процессуальным законом порядке и заключающаяся в рассмотрении и разрешении конфликтов, связанных с дейсвительным или предполагаемым нарушением норм гражданского, административного и иных отраслей права. Суд является гарантом прав личности. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46 ч. 1). Право на судебную защиту каждого означает, что им обладает любое лицо независимо от гражданства. Гарантия судебной защиты означает, с одной стороны, право каждого подать жалобу в соответствующий суд и, с другой стороны обязанность последнего рассмотреть эту жалобу и принять по ней законное, справедливое и обоснованное решение.

В статье 45 части 1 Конституции РФ говорится: “Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется”. Под государственной защитой прав и свобод понимается направленная на это деятельность всех ветвей государственной власти – законодательной, исполнительной, судебной. Каждая из них, действуя самостоятельно, должна в то же время направлять свои усилия на то, чтобы предоставленные гражданам права и свободы не оставались только на бумаге, а были защищены на деле.

Особая роль в защите прав и свобод принадлежит Президенту РФ, как гаранту прав и свобод человека и гражданина (ст. 80 Конституции РФ). Как глава государства Президент обладает широкими полномочиями и имеет большие возможности для выполнения этой обязанности. В его непосредственном подчинении имеется аппарат, структурные специальные подразделения, которые способствуют ему в исполнении этой государственной задачи.

Многие вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина разрабатываются и решаются на уровне Правительства РФ и его аппарата. В этом участвуют практически все министерства и ведомства. Например, МВД – обязано решать вопросы борьбы с преступностью, обеспечивать безопасность населения, защищать его имущественные и иные права от посягательств. Органы законодательной и исполнительной власти в субъектах Федерации также должны разрабатывать и реализовывать меры, гарантирующие политические, социальные, экономические и культурные права граждан. [21]

Одним из способов защиты гражданином своих прав (пока наиболее распространенным в России) является направление жалоб и заявлений в государственные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения, руководителям предприятий, учреждений, организаций.

В Российской Федерации возникли и официально действуют многочисленные неправительственные организации, в уставах которых в качестве цели ставится защита прав человека.

Действенным способом защиты гражданами своих прав и свобод нередко оказываются их обращения в редакции газет, журналов, на радио, телевидение и т.д.

В последние годы для отстаивания социально-экономических прав, широко использовались митинги, шествия, пикетирование, забастовки. Апелляция к трудовому коллективу, участникам общественных акций, к общественному мнению привлекает внимание государственных органов к имеющимся нарушениям прав и свобод, побуждает принимать меры по восстановлению законности и справедливости.[22]

Нарушенное равноправие людей нужно защищать и восстанавливать всеми средствами, предоставляемыми Конституцией и законом. В частности, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами не запрещенными законом, - от обращения за помощью к судам, правоохранительным органам и т.д. до законной самозащиты и законного обращения в международные организации, судебные органы, добиваясь не только восстановления нарушенных прав, но и возмещения вызванного этим нарушением материального и морального ущерба (ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 37, ст. 45, 46, 52, 53 и д.р.). Споры, связанные с ущемлением свободы массовой информации или с недобросовестным использованием этой свободы, с обеспечением принципов равноправия и политического плюрализма в сфере массовой информации, других споров и дел в этой сфере, вплоть до своего упразднения, рассматривала Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации. Теперь эту функцию исполняют суды общей юрисдикции.


2.4. Защита конституционного права свободы мысли и слова

Нарушенное равноправие людей нужно защищать и восстанавливать всеми средствами, предоставляемыми Конституцией и законом. В частности, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами не запрещенными законом, - от обращения за помощью к судам, правоохранительным органам и т.д. до законной самозащиты и законного обращения в международные организации, судебные органы, добиваясь не только восстановления нарушенных прав, но и возмещения вызванного этим нарушением материального и морального ущерба (ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 37, ст. 45, 46, 52, 53 и д.р.). Конституционная свобода мысли и слова означает не только возможность беспрепятственно выражать свои мысли и убеждения, свое мнение, но и недопустимость принуждения к их выражению или отказу от них. Этот запрет, предусмотренный в ч. 3 статьи 29 Конституции РФ, обязаны соблюдать все - государственные органы, органы местного самоуправления, политические партии и другие общественные объединения, их должностные лица, все члены общества. Тем самым охраняется внутренний мир человека, гарантируется свободное развитие личности, в том числе право менять свои убеждения, но не по принуждению, а по собственному выбору в процессе познания реальности, свободных дискуссий, обсуждения различных идей.

В связи с этим представляет интерес позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в его определении от 27 сентября 1995 г., касающемся жалобы А.В. Козырева (ВКС РФ, 1995, N 6, с. 2-4). Поводом для жалобы послужило рассмотрение в одном из судов дела по иску В.В. Жириновского к НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и достоинства. А.В. Козырев считал, что ст. 7 ГК РСФСР (как и ст. 152 нового ГК) о судебной защите чести и достоинства не соответствует ст. 29 (ч. 1 и 3) Конституции, гарантирующей каждому свободу мысли и слова, поскольку допускает возможность судебного опровержения любых сведений. По мнению заявителя, существуют определенные сведения, которые не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они являются выражением личного мнения и взглядов, оценочных суждений того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них - это вторжение в область "мысли и слова", "мнений и убеждений", охраняемых ст. 29 Конституции.

Конституционный Суд отметил, что право на судебную защиту чести и достоинства и возложение на того, кто распространил порочащие сведения, обязанности доказать их соответствие действительности не нарушают гарантированную Конституцией свободу мысли и слова. Но в определении поставлен важный и актуальный вопрос: как добиться в каждом конкретном случае, чтобы требования защиты чести и доброго имени не противоречили интересам свободной дискуссии по политическим проблемам в демократическом обществе?

Решение указанного вопроса относится к компетенции судов общей юрисдикции.

При рассмотрении в этих судах дел о защите чести и достоинства подлежит установлению не только достоверность, но и характер распространения сведений, исходя из чего суд должен решить, наносит ли распространение сведений вред защищаемым Конституцией ценностям, укладывается ли это в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой.

Итак, основной способ решения проблемы – обращение в суд общей юрисдикции (о признании права, восстановлении права и т.д.), в конституционный суд (о признании неконституционным данного акта).

Между тем существует еще одна практическая проблема в реализации прав и свобод человека и гражданина – это проблема прямого применения Конституции Российской Федерации. Дело в том, что суды не всегда напрямую применяют положения Конституции РФ, что и является препятствием в реализации личных прав и свобод человека и гражданина.

Применение конституционных норм - императивное веление Конституции, обращенное ко всем без исключения правоприменителям, в том числе и к судам общей юрисдикции (ст.15 Основного закона).

Российская судебная система предусматривает три варианта реализации принципа прямого действия Конституции: непосредственное его применение судами общей юрисдикции и арбитражными судами, обращение судов общей юрисдикции и арбитражных судов с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, а также обращение граждан, их объединений, иных органов и лиц с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Между тем, суды общей юрисдикции неохотно применяют положения Конституции РФ на практике. Было принято специальное постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»:

«Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует».

Заключение

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Свобода мысли и слова - это один из важнейших элементов конституционного фундамента любого государства. Степень её реализации свидетельствует о уровне развития правового сознания в обществе и определяет истинную демократичность государства.

В Российской федерации свобода слова признается и гарантируется государством. Она защищается им наравне с другими правами и свободами, что предопределяет её ограничение, но в той лишь мере, которая будет достаточна для обеспечения гарантии остальных прав. Однако, несовершенство законодательства и недостаточный уровень правового сознания граждан препятствует его полной реализации. В этой связи необходимо принять меры по дополнению и уточнению действующее законодательство, определить приоритеты.

Для России крайне важны понятия прав человека. Особая их значимость в жизни общества, в развитии нормальных связей и взаимодействий между людьми и социальными группами, между личностью и государством требует определить общие закономерности этих явлений, позволяющие координировать и упорядочивать общественные отношения. В общественном сознании, в культуре страны – как дореволюционной, так и послереволюционной – права человека не занимали значительного места. На сегодняшний момент в России всё ещё отсутствует подлинное уважение к человеку и его правам, так как деформация правосознания, происходившая десятилетия, укоренившееся пренебрежение к правам и свободам создают ситуацию незащищенности человека, его неуверенность в предсказуемости действий властей.

Статья 29 Конституции РФ демократична, но требует некоторых дополнений в текущем законодательстве. Дело в том, что по соглашениям СБСЕ наше государство приняло обязательство соблюдать не только принцип бесцензурной деятельности средств массовой информации, но и принцип общественного плюрализма. Конкретно это означает, в частности, гарантированный доступ на телерадиовещание различным общественным движениям, партиям, независимым профсоюзам. Страны, особенно пережившие период тоталитаризма, заложили указанное положение в своих конституциях. В нашем текущем законодательстве предстоит закрепить этот фундаментальный принцип современности, без которого свобода мысли и слова не сможет воплотиться во всей своей полноте.

Знания о правах человека, ставят целью не только воспитывать людей, формировать правильные представления о правах человека как необходимом условии его свободы и равенства, но и создавать правовое общество, в котором права человека являются неотъемлемыми, а уважение и защита прав человека – важнейшим свойством всего уклада государственной и общественной жизни.

Для современной Российской Федерации по-прежнему свойственны нарушения прав и свобод. Как подчеркивают правозащитники, реализация норм о правах и свободах человека сильно хромает, но, видите ли, это удел не только нашей Конституции, но и любой другой. Конечно, особенно характерен такой отрыв для вновь созданных государств, еще не имеющих демократических традиций и корней, таких как новая Россия. Когда принимается новый закон, это еще не значит, что на следующий день граждане просыпаются, и все в государстве идет по букве закона.

На наш взгляд, основная проблема практической реализации прав и свобод граждан, их защите, заключается в правовом нигилизме абсолютного большинства граждан России. По-прежнему большинство граждан Российской Федерации считают, что отстаивать свои права «бесполезно». Поэтому и получается, что не создаются прецеденты защиты прав и свобод, продолжаются нарушения конституционных норм.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации

2. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. – М.: РЮИД, «Сашко», 2000.

3. Баглай М. В., Габричидзе Б. Н Конституционное право Российской Федерации, - М.: Юрайт, 1996.

4. Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. - М., Право. - 1985

5. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. - М.: Инфра-М. -1997

6. Коваленко А.И. Конституционное право России. Курс лекций. М.: Юрист. 1998.

7. Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. – М: Юристъ. – 2003.

8. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. Карповича В.Д. - М.: Юрайт-М, Новая Правовая культура, 2002

9. Комментарий к Конституции Российской Федерации. / Под ред. Б.Н. Топорнина – М.: Изд. Юридическая литература, 1994.

10. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / коллектив авторов под. ред. В.В. Лазарева. – М.: Издательство «Спарк», 1997.

11. Права человека. Учебник для вузов. / Под ред. Е.А. Лукашева. – М.: Изд. Норма, 2003.

12. Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н.И. Матузова., А.В.Малько. Саратов, 2000.

13. Виноградов В.А. Основание конституционно-правовой ответственности // Законодательство. - № 2. - февраль 2003 г.


[1] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / коллектив авторов под. ред. В.В. Лазарева. – М.: Издательство «Спарк», 1997.

[2] Комментарий к Конституции Российской Федерации. / Под ред. Б.Н. Топорнина – М.: Изд. Юридическая литература, 1994.

[3] Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. Карповича В.Д. - М.: Юрайт-М, Новая Правовая культура, 2002

[4] Права человека. Учебник для вузов. / Под ред. Е.А. Лукашева. – М.: Изд. Норма, 2003.

[5] Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. – М: Юристъ. – 2003.

[6] СЗ РФ, 2001, N 2, ст. 163

[7] Теория государства и права. Курс лекций /Под ред. Н.И. Матузова., А.В.Малько. Саратов, 2000.

[8] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / коллектив авторов под. ред. В.В. Лазарева. – М.: Издательство «Спарк», 1997.

[9] Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. Карповича В.Д. - М.: Юрайт-М, Новая Правовая культура, 2002

[10] Комментарий к Конституции Российской Федерации. / Под ред. Б.Н. Топорнина – М.: Изд. Юридическая литература, 1994.

[11] ВКС РФ, 1995, N 6, с. 51

[12] ВКС РФ, 1996, N 2, с. 34-41

[13] Коваленко А.И. Конституционное право России. Курс лекций. М.: Юрист. 1998.

[14] Права человека. Учебник для вузов. / Под ред. Е.А. Лукашева. – М.: Изд. Норма, 2003.

[15] ВКС РФ, 1994, N 2-3, с. 64-74

[16] ВКС РФ, 2001, N 1, с. 10-17

[17] Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. М., 2000, т. 1, с. 209, 526-527, 689; т. 2, с. 186-187

[18] Коваленко А.И. Конституционное право России. Курс лекций. М.: Юрист. 1998.

[19] Баглай М. В., Габричидзе Б. Н Конституционное право Российской Федерации, - М.: Юрайт, 1996.

[20] Права человека. Учебник для вузов. / Под ред. Е.А. Лукашева. – М.: Изд. Норма, 2003.

[21] Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. – М.: РЮИД, «Сашко», 2000.

[22] Коваленко А.И. Конституционное право России. Курс лекций. М.: Юрист. 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ