регистрация / вход

Право собственности

Право собственности. Общие положения. Приобретение и прекращение права собственности. Основные формы права собственности. Право собственности граждан, юридических лиц, государственной, общей собственности. Защита права собственности.

Содержание

Содержание.............................................................................................................................. 1

Введение.................................................................................................................................. 2

Глава 1. Право собственности. Общие положения............................................................... 5

§1. Понятие и виды вещных прав....................................................................................... 5

§2. Понятие собственности в экономическом смысле. Понятие права собственности. 16

§3 Содержание права собственности............................................................................... 25

§4. Приобретение и прекращение права собственности................................................. 29

Глава 2. Основные формы права собственности................................................................. 36

§1 Право собственности граждан..................................................................................... 36

§2 Право собственности юридических лиц..................................................................... 45

§3. Право государственной и муниципальной собственности....................................... 59

§4 Право общей собственности........................................................................................ 73

Глава 3 Защита права собственности................................................................................... 82

§1 Понятие и система гражданско-правовых способов защиты права собственности. 82

§2 Вещно-правовые способы защиты права собственности........................................... 83

§3 Иные гражданско-правовые способы защиты права собственности......................... 88

§4 Защита прав владельца, не являющегося собственником.......................................... 92

Заключение............................................................................................................................ 95

Список использованной литературы.................................................................................... 97

Нормативные правовые акты............................................................................................ 97

Научная литература и материалы периодической печати.............................................. 99

Приложение 1...................................................................................................................... 100

Приложение 2...................................................................................................................... 101

Приложение 3...................................................................................................................... 102

Приложение 4...................................................................................................................... 107

Приложение 5...................................................................................................................... 109

Введение

Проблема права собственности, ее форм разновидностей и способов защиты права собственности в настоящее время весьма актуальна и должна занимать особое место в российском гражданском праве. Актуальность данной темы определена большим числом возникающих споров об установлении права собственности, которые практически невозможно разрешить в досудебном порядке.

В соответствии с действующим гражданским законодательством право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом, право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества, лицо может приобрести право собственности на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям ст. 218 ГК РФ.

Институт права собственности (право собственности в объективном смысле) является комплексным (многоотраслевым), объединяющим нормы различных отраслей права, в том числе конституционного, гражданского, административного, уголовного. Указанный институт охватывает совокупность норм, которые устанавливают общие принципы принадлежности имущества определенным лицам, регулируют и защищают принадлежность материальных благ конкретным лицам.

Традиционно в качестве ядра этого комплексного института рассматривают нормы гражданского права. Основания для такого подхода состоят в том, что проблемы права собственности наиболее полно и глубоко разработаны в цивилистике; в силу этого взгляды цивилистов во многом определяют подходы к формированию соответствующих правовых конструкций в рамках других отраслей права, в том числе и конституционного. Это «давление» цивилистических воззрений, классических подходов и теорий, складывавшихся на протяжении веков, на формирование конституционного права в вопросах, связанных с гарантиями экономических прав и свобод, в том числе права частной собственности, в целом закономерно и оправданно.

Вместе с тем простое заимствование, механическое использование понятий, сформированных в рамках науки гражданского права, конституционным правом в целом ряде случаев порождает серьезные теоретические и практические проблемы.

Нормы гражданского права раскрывают понятие субъективного права собственности, традиционно определяя его через триаду правомочий: владения, пользования и распоряжения. Определяющей характеристикой правомочий собственника является возможность их осуществления по своему усмотрению, т. е. «независимо от других лиц», «своей властью и в своем интересе». Собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы другим способом и т.д. (п. 2 ст. 209 ГК РФ).

Право собственности, как правило, рассматривается в цивилистике как абсолютное право, при этом как право вещное, право, оформляющее и закрепляющее принадлежность определенному лицу вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота). Так, например, В. А. Дозорцев прямо указывает, что «объектом права собственности могут быть только материальные вещи, ограниченные в пространстве»; «объектами субъективного права собственности могут быть только индивидуально определенные вещи» [1] .

В обоснование такой трактовки указывается на то, что содержание правомочий собственника определяется натуральными свойствами объекта; в частности, владение (понимаемое как физическое обладание вещью, господство над ней) возможно только в отношении материальных объектов.

Понятие права собственности расщепляется и может трактоваться узко — как категория вещного права, и широко — как наиболее полное и абсолютное право лица на то или иное имущество.

В литературе нередко встречаются упреки в адрес сторонников «прав на право» в заимствовании подходов, сформированных англо-американским правом. Между тем тенденция к расширению круга объектов права собственности, мыслимого как наиболее полное, независимое право в отношении имущества, позволяющее отграничить свое от чужого, в равной степени прослеживается, в частности, в работах французских авторов. Несмотря на то что излагаемые ниже положения, сформулированные Р. Саватье, весьма часто цитируются. «Право собственности — это всегда право, а следовательно, бестелесное имущество. Это право представляет собой совокупность всех правомочий, которые могут осуществляться в отношении конкретной вещи, представляющей собой телесное имущество, либо в отношении абстракции, которую юридическая техника превратила в бестелесное имущество. Однако в процессе развития и совершенствования юридической техники понятие объекта права собственности, которым первоначально была конкретная вещь, расширилось по понятиям бестелесного имущества. Вместе с тем первоначальное представление о праве собственности все еще существует. Это собственность на телесное имущество.

Однако по мере того как в юридической технике начали появляться абстрактные имущества, первоначальный смысл слов «право собственности» был в действительности расширен. Этими словами хотят продолжать обозначать совокупность — наиболее полную и наиболее абсолютную — всех прав, которые можно иметь в отношении вновь возникших бестелесных имуществ. Это полнота прав.

Во всех случаях, независимо от того, применяется ли это к телесным или бестелесным имуществам, право собственности, которое представляет собой совокупность правомочий, может быть расчленено на отдельные правомочия. И когда каждое из этих правомочий обретает свою реальность в такой мере, что становится имущественным благом, начинают говорить о собственности на это право. Присоединение слова «собственность» придает этому праву большую силу, выделяет его, имеет тенденцию предоставить ему преимущество по отношению к конкурирующим с ним правам» [2] .

Исходя из актуальности проблемы права собственности на современном этапе, целью дипломной работы является комплексное исследование сущности права собственности в целом и особенностей, разновидностей данного права собственности в частности. Для достижения поставленной цели формируются следующие задачи: а) с различных позиций исследовать понятие собственности и права собственности, изучить общие положения, а именно с точки зрения гражданского права; б) рассмотреть основные формы разновидности права собственности; в) исследовать защиту права собственности и иных вещных прав. Решение этих задач и предопределило направление настоящей работы, ее структуру и круг исследуемых в ней вопросов.

В качестве объекта исследования выступает право собственности, которое означает юридически обеспеченную возможность для лица, присвоившего имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению в тех рамках, которые установил законодатель ст. 209 ГК.

Предмет исследования — гражданско-правовая характеристика данного многоаспектного понятия. Теоретическую основу работы составляют действующее законодательство, труды высших учебных заведений, работы ученых в области гражданского права.

При написании дипломной работы рассматривались труды таких ученых правоведов, как А. Г. Калпина, А. И. Масляева, И. Б. Новицкого, К. Победоносцева, К. И. Малышева, И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева, З. М. Чернилевского, Г. Макарова, А. Уварова идр.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя двенадцать параграфов, заключения и приложения.

Ее структура, последовательность и объем изложения обуславливались стремлением комплексно рассмотреть право собственности в целом, и ее разновидности в частности с учетом действующего законодательства.

В дальнейшем мы раскроем наиболее проблемные вопросы права собственности и предложим пути их разрешения.

Глава 1. Право собственности. Общие положения.

§1. Понятие и виды вещных прав.

Вещное право является неотъемлемой частью гражданского законодательства любого развитого государства. В ГК вещным правам посвящен специальный раздел II, насчитывающий более 100 статей. Анализ этих статей позволяет выделить ряд отличительных признаков вещных прав по российскому законодательству:

а) круг вещных прав в отличие от обязательственных исчерпывающим образом назван самим законом (ст. 209, 216 ГК). Лицо не вправе по своему усмотрению создавать новые разновидности вещных прав. Напротив, участник обязательственных отношений может согласно ст. 8 ГК вступать в сделки, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему.

Помимо права собственности и прав, перечисленных в ст. 216 ГК, к вещным относятся также право залога (ст. 334 ГК); права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК); право учреждения по распоряжению имуществом, полученным в результате разрешенной хозяйственной деятельности (ст. 298 ГК);

б) вещное право, в отличие от обязательственного, является разновидностью абсолютного права, т. е. его обладателю (право собственности, право хозяйственного ведения и т.п.) противостоит неограниченный круг субъектов, обязанных не нарушать его право на вещь. Владельцу же обязательственного права противостоит круг лиц, ограниченных обязательственным отношением, и только они, строго говоря, обязаны не нарушать его право (пассажир — перевозчик, заказчик — исполнитель услуг и т.п.);

в) наличие у владельца вещного права правомочия следования. Оно означает, что обладатель вещного права продолжает сохранять его и тогда, когда вещь переходит к новому владельцу. Например, собственник вещи, выбывшей из владения помимо его воли, продолжает оставаться собственником и вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК, за исключением случаев, предусмотренных ст. 302 ГК). То же самое можно сказать в случае перехода права собственности на заложенное имущество, когда право залога в отношении имущества также сохраняется (ст. 353 ГК). Общее правило о том, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество, закреплено в п.3 ст. 216 ГК;

г) большинство вещных прав (право собственности, хозяйственного ведения, постоянного (бессрочного) пользования земельным участком и др.) являются бессрочными. Такой их характер объясняется природой вещного права, возможностью обладателя этого права удовлетворять свои потребности прежде всего путем неограниченного распоряжения вещью в своих личных интересах. Лишь отдельные вещные права, например право залога, предполагают срочность в момент их возникновения;

д) отличительным признаком, позволяющим отграничить вещное право от других абсолютных прав (на имя в авторском праве, на жизнь, свободу передвижения и др.), а также от прав обязательственных, является его объект. Объектом вещного права служит индивидуально-определенное имущество (п. 16 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [3] . Вещи, определяемые родовыми признаками, а также различные нематериальные блага (см. гл. 8 ГК) объектами вещных прав не являются.

Этим, в частности, объясняется наличие специфических способов защиты вещных прав. Например, возможность признания права (собственности, хозяйственного ведения) на индивидуально-определенную вещь (автомобиль и т.п.).

В разделе II ГК, посвященном вещным правам, под индивидуально-определенным имуществом понимаются как материальные вещи (станок, мебель и др.), так и в отдельных случаях имущественные права.

Ценные бумаги, имеющие документарную форму и обладающие индивидуально-определенными признаками, также являются объектами права собственности и иных вещных прав. При этом согласно ст. 28 и 29 Закона о рынке ценных бумаг объектами этих прав служат сами ценные бумаги, а не закрепляемые ими права. Бездокументарные ценные бумаги объектом вещного права не являются.

Говоря об имущественных правах, следует отметить, что предметом залога, за определенными исключениями, может служить любое имущество, в том числе права или требования (ст. 336 ГК РФ). Согласно ст. 132 ГК предприятие как имущественный комплекс, и следовательно, объект вещного права также может включать в себя не только собственно вещи (земельный участок, здания, станки и т.п.), но и имущественные права — права требования.

Денежные средства (деньги), напротив, могут быть признаны объектами вещного права лишь в исключительных случаях, когда их индивидуальный характер не вызывает сомнений (коллекция монет, банкнот и т.п.). В частности, безналичные денежные средства, находящиеся в банке по договору банковского счета (ст. 845 ГК), не являются собственностью владельца, а представляют собой обязательственное право требования последнего к банку. В другом случае Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что поскольку одним из существенных признаков договора залога является возможность реализации его предмета, а денежные средства этим признаком не обладают, последние предметом залога быть не могут [4] .

Деление вещей на движимые и недвижимые (ст. 130 ГК РФ) практически важно с точки зрения государственной регистрации недвижимости. С моментом такой регистрации ГК связывает переход вещного права от одного владельца к другому. Напротив, переход вещного права на движимую вещь по общему правилу государственной регистрации не требует.

Как уже отмечалось, одна из важных классификаций гражданских прав предусматривает их деление на вещные и обязательственные. «Вещные права один из правовых форм реализации отношений собственности. Вещные права обычно определяются как права, которые предоставляют их обладателю возможность непосредственного независимо от какого-либо другого лица воздействия на вещь. Иначе говоря, вещное право предоставляет его обладателю непосредственную власть, господство над вещью [5] . Субъект вещного права может осуществлять в своем интересе действия по распоряжению вещью, не обращаясь за содействием к какому либо иному. В этом коренное отличие вещных прав от обязательственных. Лицо, имеющее обязательственное право на вещь, например, из договора аренды, безвозмездного пользования, может реализовать свои правомочия по владению и пользованию ею лишь в том случае, если фактически получит ее от собственника, заключившего с ним договор. Выделение вещных прав в самостоятельную группу имущественных прав известно практически всем системам права [6] . Римское право в составе вещных прав закрепляло, наряду с правом собственности, владение, сервитутные права, эморитевзис, суперфицит и залоговое право [7] . Французский гражданский кодекс среди основных видов вещных прав называет права собственности, права узуфрукта, пользования и проживания, сервитутные права, различные разновидности залога.

В Гражданском кодексе Российской Федерации положения, относящиеся к вещным правам, сконцентрированы в разделе II «Право собственности и другие вещные права» [8] . Наименование раздела подчеркивает как единство правовой природы этих гражданских прав, так и особое положение права собственности в группе вещных прав.

Право собственности отличается от других вещных прав полнотой содержания. Собственнику принадлежат правомочия владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он вправе по своему усмотрению совершать по поводу его имущества любые действия, не противоречащие нормам права и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц ст. 209 ГК. Никто из субъектов других вещных прав не имеет такой полноты правомочий на принадлежащее им имущество. Объем их прав по использованию имущества ограничен законом и волей собственника. Это объясняется тем, что любое допускаемое законом другое вещное право производно от права собственности. Собственник, передавая часть своего имущества либо разрешая использование его другому лицу в оперативное управление, хозяйственное ведение либо иное вещное право, сохраняет право собственности на это имущество. Поэтому никто из субъектов других кроме права собственности вещных прав не может обладать всей совокупностью правомочий собственника. Право собственности всеобъемлюще, по сравнению с ним любое иное вещное право является ограниченным по объему. Выделяя группу вещных прав, принадлежащих несобственникам, закон именует их «вещные права лиц, не являющихся собственниками». Как уже отмечалось выше, все входящие в эту группу вещные права характеризуются общими отличительными признаками. Все они являются абсолютными правами. Обладатель вещного права активен, он самостоятельно может реализовать принадлежащие ему правомочия, ему нет необходимости прибегать к содействию обязанных лиц. На последних, круг которых является неопределенным, лежит пассивная обязанность не мешать ему в осуществлении своего права. Этим вещные права отличаются от обязательственных, которые являются относительными правами. Вещные права имеют объектами индивидуально определенные вещи и в этом тоже их отличие от обязательственных прав, объект которых действия. Поэтому для защиты нарушенных вещных прав используются единые средства защиты. И право собственности и вещные права лиц, не являющихся собственниками, защищаются от нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном в п.4 ст. 216, ст. 301 305 ГК.

Особенность вещных прав лиц, не являющихся собственниками, подчеркивающая особую прочность этих прав, составляет закрепленное в законе право следования в соответствии с п. 3 ст. 216 ГК. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на имущество. Например, переход права собственности в результате договора купли продажи к покупателю не прекращает право залога, покупатель несет все обязанности залогодателя продавца ст. 353 ГК.

Также сохраняется вещное право хозяйственного ведения за государственным (муниципальным) предприятием в случае перехода права собственности на него (в качестве имущественного комплекса) к другому собственнику; при переходе права собственности на учреждение к другому лицу это учреждение сохраняет право оперативного управления на принадлежащее ему имущество (ст. 300 ГК).

Важной особенностью вещных прав лиц, не являющихся собственниками, отличающей их от обязательственных прав, является замкнутость их перечня. Виды обязательств многообразны. Они могут возникать как из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, так и из договоров, иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (ст. 8, 307 ГК). Иначе решен вопрос в отношении вещных прав. Их перечень устанавливает только закон. Стороны не могут по своему усмотрению в договоре либо в односторонней сделке определить какое-либо вещное право, не предусмотренное в законе.

Перечень вещных прав, закрепленных в российском законодательстве, немногочислен. В соответствии со ст. 216 ГК вещными, наряду с правом собственности, признаны, в частности, следующие права лиц, не являющихся собственниками (другие вещные права): право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления имуществом и сервитуты.

Право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления имуществом — это два вида вещных прав в российском законодательстве, которые могут принадлежать только юридическим лицам, причем не всем, а лишь некоторым разновидностям их. Названные вещные права представляют собой такую правовую форму, при которой собственник имеет возможность, сохраняя за собой право собственности на имущество, передавать его в самостоятельное управление создаваемого им нового субъекта гражданского права.

Законодательству иностранных государств (исключая ближнее зарубежье) подобные вещные права неизвестны. В нашей стране необходимость такого типа вещных прав появилась сразу после установления советской власти. Государство, сосредоточив в собственности громадные имущественные ценности, не в состоянии было управлять ими, не передавая их хозяйственным и иным организациям. Адекватную правовую форму закрепления имущества за организациями теоретически разработал и обосновал академик А. В. Венедиктов. Предусматривалось, что государство, сохраняя за собой право собственности, передает имущество организации в оперативное управление. Это право дает возможность организации владеть, пользоваться и в известной мере распоряжаться этим имуществом от своего имени. Позднее в Основах гражданского законодательства 1961 г. право оперативного управления получило законодательное закрепление.

С учетом изменений в экономике страны Основы гражданского законодательства 1991 г. и Закон о собственности 1991 г. предусмотрели трансформацию единого вещного права организаций в два самостоятельных: право полного хозяйственного ведения (для предприятий) и право оперативного управления (для учреждений). Правовой режим названных вещных прав юридических лиц получил дальнейшее развитие в действующем Гражданском кодексе. Ныне этим вещным правам присвоено наименование — право хозяйственного ведения и право оперативного управления (гл. 19 ГК). Причем, определяя содержание этих вещных прав, действующее законодательство значительно сузило его по сравнению с правом полного хозяйственного ведения и правом оперативного управления по Закону о собственности 1991 г. Причиной, вызвавшей такую реакцию законодателя, явились недостатки конструкции ограниченных вещных прав, представляющей слишком широкие возможности по управлению имуществом их обладателям. Е. А. Суханов правильно указывает на основные недостатки этой конструкции, заключающейся в возможности злоупотребления обладателями ограниченных вещных прав предоставленной им собственником свободой, используемой отнюдь не в интересах собственника и даже не в интересах их организаций, а в целях передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях [9] .

Субъектами права хозяйственного ведения по действующему законодательству признаются государственные унитарные предприятия (за исключением казенных предприятий) и муниципальные унитарные предприятия (ст. 294 ГК). Временно, до приведения учредительных документов в соответствие с нормами части первой ГК, в сроки, которые определит закон о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, в число субъектов этого вещного права включаются и те государственные и муниципальные предприятия, которые были основаны до официального опубликования ГК и обладали имуществом на праве полного хозяйственного ведения (ст. 6 Закона от 21 октября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В числе субъектов права хозяйственного ведения следует назвать также учреждения, обладающие вещным правом самостоятельного распоряжения доходами и имуществом, полученными от осуществления хозяйственной деятельности, допускаемой учредительными документами. Это право в отличие от ранее действующего законодательства, относящего его к праву полного хозяйственного ведения (ст. 48 Основ гражданского законодательства 1991 г.), не получило специально такого прямого признания в ст. 298 ГК. Но есть все основания считать, как отмечено в «Комментарии части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей», что это имущество находится в режиме особого вещного права, которое является правом хозяйственного ведения и к нему должны применяться правила ст. 295 ГК [10] .

Объектами права хозяйственного ведения являются сами предприятия как имущественные комплексы, а также входящие в состав этих комплексов любые виды имущества, предназначенные для деятельности предприятий: здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные права (ст. 132 ГК). Имущество, входящее в состав объектов права хозяйственного ведения, группируются по различным фондам (основные, оборотные, специальные), что вносит определенные особенности в правовой режим каждой из этих групп имущества.

Определяя содержание права хозяйственного ведения, закон устанавливает, что государственное или муниципальное предприятие владеет, пользуется и распоряжается имуществом в пределах, очерченных законом или иными правовыми актами. Этим подчеркивается ограниченность права хозяйственного ведения, поскольку одновременно у другого субъекта существует право собственности на это же имущество.

Моментом возникновения права хозяйственного ведения у унитарного предприятия закон считает момент передачи ему имущества собственником, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или решением собственника. Согласно п.3 ст. 299 ГК право хозяйственного ведения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренном законодательством и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

В соответствии со ст. 296 ГК субъектами права оперативного управления на имущество, закрепленное за ними собственниками, признаются казенные предприятия и учреждения.

Объектами права оперативного управления являются имущественные блага, перечень и правовой режим которых во многом совпадает с изложенным выше применительно к объектам права хозяйственного ведения. Однако в составе объектов права оперативного управления значительное место занимают деньги, которые выделяются государственным и муниципальным учреждениям из соответствующих бюджетов, а учреждениям, созданным юридическими или физическими лицами, из собственных средств учредителей. «Что же касается содержания права оперативного управления, то оно по объему правомочий обладателей этого права значительно уже права хозяйственного ведения. Согласно ст. 296 ГК казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им» [11] .

Возникновение и прекращение права оперативного управления подчинено правилам, изложенным выше применительно к праву хозяйственного ведения ст. 299 ГК. Однако прекращение права оперативного управления по вине собственника имущества может иметь место в случаях, если имущество, закрепленное за казенным предприятием или учреждением, оказалось излишним, не используется ими либо используется не по назначению, что невозможно применительно к праву хозяйственного ведения.

Закрепленное в законе в качестве самостоятельной разновидности ограниченных вещных прав право постоянного бессрочного пользования земельным участком ст. 216 ГК обеспечивает его обладателю владение и пользование земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, без установления срока. Это право пользования земельным участком предоставляется гражданам и юридическим лицам на основании решения государственного или муниципального органа, уполномоченного представлять земельные участки в такое пользование п.1 ст. 268 ГК.

Субъектами права постоянного (бессрочного) пользования могут быть граждане и юридические лица. В частности, земельные участки на праве постоянного пользования предоставляются крестьянским (фермерским) хозяйствам; гражданам, выходящим из сельскохозяйственных организаций в целях создания крестьянского (фермерского) хозяйства; гражданам, получившим земельные участки для ведения личного подсобного хозяйства; родовым общинам и казачьим обществам, религиозным и иным организациям и объединениям, которым земельные участки предоставляются с учетом традиционного уклада жизни населения и ведения им сельскохозяйственного производства, оленеводства, звероводства, охоты и рыболовства.

Основные рамки содержания права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком определены в ст. 269, 270 ГК. Обладатель права постоянного пользования земельным участком осуществляет владение и пользование этим участком в пределах, установленных законом, другими правовыми актами и актом о предоставлении участка в пользование. Если иное не предусмотрено законом, он вправе: самостоятельно использовать участок в целях, для которых он предоставлен; использовать для собственных нужд имеющиеся на земельном участке общераспространенные полезные ископаемые, лес, растения и обособленные водные объекты; возводить жилые, производственные и иные здания и сооружения, которые становятся его собственностью; производить оросительные, осушительные я другие мелиоративные работы, строить пруды и т.п.

Специфика объекта вещного права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком требует установления широкого круга обязанностей, которые субъект этого вещного права должен соблюдать при осуществлении правомочий по владению и пользованию земельным участком. Он обязан использовать земельный участок в соответствии с его целевым назначением, способами, которые не наносят ущерба земле как природному и хозяйственному объекту; повышать плодородие почвы, осуществлять мероприятия по использованию и охране земель, не допускать причинение ущерба окружающей среде; не нарушать прав владельцев соседних земельных участков; осуществлять строительство и содержание зданий и сооружений на участке в соответствии с градостроительными, экологическими, санитарно-гигиеническими, противопожарными и иными установленными правилами.

Что касается распоряжения земельным участком, находящимся в постоянном пользовании, то возможности обладателя такого права незначительны. Общее правило сформулировано в п. 3 ст. 264 ГК: владелец земельного участка, не являющийся собственником, не вправе распоряжаться этим участком, если иное не предусмотрено законом или договором. По закону владелец имеет право передавать участок другим лицам только в аренду или в безвозмездное срочное пользование и то лишь с согласия собственника участка (ст. 270 ГК).

Основания прекращения права постоянного бессрочного пользования земельным участком можно разбить на две группы. Первую составляют те случаи, которые предусмотрели стороны в заключенном ими договоре о предоставлении участка в постоянное пользование. Во вторую группу входят основания прекращения права постоянного пользования земельным участком, прямо названные в законе.

Вещное право пожизненного наследуемого владения земельным участком обеспечивает его обладателю владение и пользование участком, передаваемые по наследству (ст. 266 ГК).

Субъектами права пожизненного наследуемого владения земельным участком могут быть только граждане. Основными правомочиями, определяющими содержание права пожизненного наследуемого владения, являются владение и пользование, которые передаются по наследству.

Данное право прекращается по тем же основаниям, которые охарактеризованы выше по праву постоянного бессрочного пользования земельным участком. Дополнительно следует сказать лишь о прекращении этого права в случае отсутствия наследников у умершего владельца земельного участка либо их отказа от наследства.

Сервитуты, выделяемые законом в качестве разновидности вещных прав ст. 216, 274, 277 ГК, представляют собой права, закрепляющие за гражданами или юридическими лицами возможность пользования в ограниченном объеме чужим недвижимым имуществом. По российскому законодательству предметом сервитутов могут быть земельные участки, водные пути для паромов, лодок и других маломерных плавательных средств, здания, сооружения и другое недвижимое имущество, ограниченное пользование которыми необходимо вне связи с использованием земельных участков.

Субъектами сервитутных правоотношений могут быть граждане и юридические лица. В гражданском законодательстве проводится деление сервитутов на публичные и частные. Публичные сервитуты устанавливаются законом в интересах всех лиц (без какой-либо конкретизации), разрешая им пользование в определенных пределах конкретными видами объектов права собственности. Например, в силу публичного водного сервитута, установленного ст. 43 Водного кодекса РФ, каждый может пользоваться водными объектами общего пользования и иными водными объектами, если иное не предусмотрено законодательством. Частные сервитуты возникают в соответствии с законом на основании договора заинтересованного в сервитуте лица и собственника обременяемого имущества или по решению суда, если соглашения не удается достигнуть. В отдельных случаях возможно возникновение сервитута из односторонней сделки (сервитут пожизненного проживания в чужом доме согласно ст. 538 ГК 1964 г. устанавливается завещательным отказом).

«По общему правилу сервитут устанавливается по соглашению между собственником недвижимого имущества, интересы которого не могут быть обеспечены без установления сервитута, и собственником соседнего участка, здания или другого недвижимого имущества, которое должно быть обременено сервитутом» [12] .

Закон устанавливает два случая прекращения сервитута по требованию собственника обремененного сервитутом недвижимого имущества. Первый предусматривает прекращение сервитута ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен. Второй предусматривает право лица, обладающего имуществом, обремененным сервитутом, требовать по суду его прекращения в случае, когда оно не может использовать это имущество в соответствии с его назначением ст. 276 ГК.

Перечень вещных прав не является исчерпывающим.

Из содержания ст. 216 ГК вытекает, что в число других вещных прав могут включаться и иные права, но только при условии признания их таковыми в законе. За рамками ст. 216 ГК в качестве вещных прав лиц, не являющихся собственниками, следует признать право залога и право пользования жильем членами семьи собственника, проживающими в принадлежащем ему жилом помещении. Право залога, хотя и помещено в ГК в разделе «Общая часть обязательственного права», обладает всеми основными признаками вещного права и традиционно со времен римского права относится к числу вещных прав (ст. 334 ГК).

Право пользования жильем членами семьи собственника жилого помещения, закрепленное в гл. 18 ГК, также является вещным. На это указывает чисто формальный признак. Глава 18 ГК названа «Право собственности и другие вещные права на жилые помещения». Поскольку, кроме прав членов семьи собственника жилого помещения и права собственности на жилое помещение его самого о каких-либо других правах в главе не упоминается, права членов семьи и есть «другие вещные права». Их право пользования жильем, как это имеет место в вещных правоотношениях, сохраняется за ними в случаях перехода права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу. Члены семьи собственника жилого помещения могут требовать устранения нарушений их нрава на жилое помещение от любых лиц, что также характерно для вещных и абсолютных прав (п. 2 и 3 ст. 292 ГК).

К вещным правам лиц, не являющихся собственниками, следует отнести право фактического владельца, который, не будучи собственником имущества, добросовестно, открыто и непрерывно владеет этим имуществом как своим. По истечении указанных законом сроков он приобретает право собственности на это имущество (ст. 234 ГК). До этого момента у него лишь право фактического владения, имеющее характер вещного права. В этот период фактический владелец (как это имеет место в других вещных правах) имеет право на защиту своего владения против третьих лиц кроме собственника этого имущества и других лиц, имеющих право на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания (п. 2 ст. 234 ГК).

Наконец, к числу вещных прав в юридической литературе относят право учреждения по самостоятельному распоряжению доходами и имуществом, полученными в результате разрешенной хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 298 ГК), и право пожизненного проживания в жилом помещении, принадлежащем другому лицу, в соответствии с завещательным отказом (ст. 538 ГК 1964 г.) [13] .

Поскольку перечень вещных прав лиц, не являющихся собственниками, немногочислен, примененный законодателем принцип отнесения новой конкретной разновидности права к этой категории нрав только в случае закрепления ее в законе надо признать приемлемым. Предлагаемые иные дополнительные классификации вещных прав несобственников (по связи их с определенным имуществом, по основаниям возникновения и др.) [14] вряд ли необходимы, так как ни в теоретическом, ни в практическом отношении ощутимых преимуществ не создают.

Помимо рассмотренного вопроса о понятии вещного права возникают и другие, тесно связанные с первым, в частности, касающиеся юридических свойств вещного права.

Например, возможно ли одновременное существование двух вещных прав одного вида, равных по объему, но у различных субъектов? Пусть один дом приобрели двое: один купил, другой получил по наследству. При этом у собственников нет долей в праве собственности, оба претендуют на полное право собственности. Предположим, что у того и другого имеются все необходимые правоустанавливающие документы. Можно ли в этом случае, сославшись на закон, показать абсурдность такой ситуации? В нашем законодательстве подходящих норм нет. Поэтому чтобы доказать, что господствовать в равной мере двум лицам над одной вещью объективно невозможно, придется углубляться в теорию права собственности.

В дореволюционной теории вещного права имеется ответ в виде формулы: «Когда я имею право на вещь, никому не может в то же время принадлежать подобное право на ту же самую вещь, а если по какому-нибудь случаю таковое право было предоставлено другому лицу, оно само по себе ничтожно, недействительно» [15] . Приведенная цитата указывает на особое юридическое свойство вещного права, которое называется свойством исключительности. В некоторых странах, например, в Японии, исключительность вещного права является базовым положением законодательства [16] . Оно формулируется так: при установлении определенного вещного права в отношении данного предмета никакое иное право, аналогичное по содержанию первому, не может быть установлено. Следовательно, «равные» вещные права столкнуться не могут в принципе.

А если встретится право вещное с правом обязательственным, которое из них «одержит победу»? В действующем ГК РФ ответа мы не найдем. Рассмотрим, имеется ли теоретическое обоснование для установления приоритета. Дореволюционные цивилисты рассуждали так: «в случае конкуренции с личными кредиторами вещные права всегда имеют преимущество: они дают лицу право требовать выделения вещи из конкурсной массы или, по крайней мере, предпочтительного удовлетворения из ценности вещи» [17] .

Следуя этому правилу, законодатель, устанавливая очередность удовлетворения требований кредиторов при процедуре банкротства, на первое место должен был бы поставить лиц, обладающих правом залога, которое, при всей дискуссионности этого вопроса, ближе по своей природе к правам вещным. Отечественный же законодатель в ст. 106 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» отвел праву залога третье место, считая его, по всей видимости, также почетным.

Законодательство иных стран идет другим путем. Так, в Японии первоначально закрепляется право преимущества как неотъемлемое свойство вещных прав, а затем данное правило последовательно развивается текущим законодательством, в частности, законодательством о банкротстве. Последним предусматривается, что при процедуре банкротства ипотека или иные вещные права в отношении данного имущества имеют приоритет [18] . Думается, что отдать предпочтение вещным правам, закрепив такой подход в законе, следовало бы и отечественному механизму гражданско-правового регулирования.

Возможно ли создание нового вещного права договором, т. е. творчеством сторон, в отсутствие нормы закона, его установившего? Общеизвестно, что можно заключать как предусмотренные законом сделки, так и не предусмотренные им. Главное, чтобы они не противоречили принципам гражданско-правового регулирования. Поэтому обязательства возникают благодаря самым разным договорным конструкциям.

И все же, можно ли выдумать новое вещное право, заключив договор? Действующее гражданское законодательство не содержит однозначного ответа и на этот вопрос. Например, в ст. 216 ГК РФ, закрепляющей «другие вещные права», не дается их исчерпывающего перечня. Статья 8 ГК РФ ведет речь о «гражданских правах и обязанностях», не оговариваясь, что имеются в виду права только обязательственные. Поэтому вполне можно распространить правило этой статьи на все субъективные гражданские права, в том числе вещные. Такой вывод в отсутствие специальных законодательных правил уже делается некоторыми современными авторами [19] .

Как на данную проблему смотрит отечественная цивилистическая доктрина? Дореволюционные правоведы решали ее четко и однозначно: «отдельных видов вещного (вотчинного) права весьма немного, и в течение веков остаются почти неизменными виды эти, издревле существующие» [20] . Такая немногочисленность и вечность вещных прав объясняется невозможностью их рождения соглашением сторон. Да, договор может породить вещное право, но лишь такое, какое предусмотрено, дозволено законом. Именно такой теоретический подход позволяет не плодить разновидности прав и сохранять саму их конструкцию. В противном случае было бы трудно наделить вещное право свойствами исключительности и преимущества, о которых было упомянуто. Различие конструкций вещного права и обязательства при ином подходе вскоре исчезнет, поскольку размытым окажется как круг вещных прав, так и их содержание. Принцип установления вещных прав законом закреплен в законодательствах стран мира. О целесообразности и эффективности его закрепления следует задуматься и законодателю России.

§2. Понятие собственности в экономическом смысле. Понятие права собственности.

«Собственность» обозначилась римским словом «dominium», происходившим, как можно думать, от «domare» «укрощать», «покорять», «приручать». Вещь, на которую существовало право собственности, называлась proprietas. Впрочем, не будет ошибкой считать проприетас синонимом доминиума. «Главное качество права собственности, несомненно, соединение наиболее абсолютного господства лица над вещью с правом распоряжения ею, правом определять ее судьбу продать, обменять, заложить, уничтожить». [21]

Перечисляя главные составные части права собственности, как они выступают в римском праве, мы придем к следующему результату.

Право собственности есть:

1) прямое и непосредственное господство лица над вещью, связанное с правом распоряжения ею;

2) исключительное господство как устраняющее всякое чужое воздействие на вещь, всякое чужое притязание на нее;

3) абсолютное или, лучше сказать, наиболее абсолютное господство по сравнению со всяким другим отношением лица к вещи, предполагающее исключение ограничений, кроме тех, которые установлены законом;

4) легко приспособляемое — в том смысле, что при отпадении ограничения автоматически восполняется соответствующая степень господства,

5) правовое, т. е. связанное обязательство с фактическим обладанием вещью (когда она, например, похищена, утеряна, отнята силой и пр.), господство удерживаемое одним намерением, одной лишь волей, гарантированным правом;

6) полная и непосредственная власть над вещью, с необходимостью предоставляющая собственнику право пользования и извлечения плодов, ею приносимых.

В романистической литературе утвердилось воззрение на римское право собственности как на совокупность трех составляющих права пользования, права извлечения плодов и права распоряжения. Известный советский цивилист А. Венедиктов в согласии с Ульпианом, критикуя это воззрение, доказывал единство права собственности как некоей целостной сущности. Мы позволяем себе держаться традиции идущей от Павла, поскольку она и содержательна, и разумна.

Отношения собственности, по нашему убеждению, не могут регулироваться «плохими» или «средними» законами. Законодательство о собственности может быть только мудрым, чтобы не причинить всем нам непоправимый вред. Эти общие оценки роли и значения института собственности заставляют задуматься над тем, насколько качественным законодательство о собственности было в России ранее и каким оно является сегодня.

Рассуждая о праве собственности в России, нам хотелось бы подчеркнуть, что эта проблема и целый комплекс вопросов, которые она порождает, не является чистой теорией. С самого начала акцентируем внимание на мысли о том, что право собственности отнюдь не исчерпывается его определением в законе. Сформулировать содержание данной категории в законе оказалось делом сложным, однако суть проблемы института собственности состоит не в дефиниции основной категории.

Институт права собственности призван регулировать отношения принадлежности материальных благ. Действительно, важно не просто провозгласить частную собственность граждан и юридических лиц, предложив общую формулу возможностей собственника и ограничений его прав. Необходимо сразу вслед за этим прописать конкретные нормы права, дающие ответы собственникам на многочисленные вопросы, возникающие в их повседневной жизни.

Собственник относится к вещи как к своей, все остальные относятся к ней как к чужой. Собственник осуществляет власть над вещью. Одновременно эта власть ограничивается правопорядком, интересами других лиц. Неизбежно в связи с этим возникает конфликт соседей — например, собственников домов, земельных участков. Они, эти собственники, властны и ограничены в своей власти. Кто может помочь данным субъектам гражданско-правовых отношений разобраться в конфликтных ситуациях? Думаем, что первым таким советчиком должен стать закон.

Сейчас все мы, граждане России, стали потенциальными обладателями права собственности на самые разнообразные материальные объекты: «в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам»; «количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом...» (п.1, 2 ст. 213 ГК РФ). Каждый из нас правоспособен иметь дом, земельный участок на праве собственности (ст. 18 ГК РФ). Статья 209 ГК РФ определяет, что под правом собственности понимается возможность совершения любых действий собственником по своему усмотрению, но, несмотря на широту своих действий в отношении закрепленного за ним имущества, собственник ограничен в них указаниями закона, правами и интересами других лиц. Как видим, в трактовке данного права российский закон отошел от триады полномочий собственника.

Ст. 209 современного Гражданского кодекса содержит хорошо продуманную норму, но путь к ней был непростым. Эта история складывалась, например, из ст. 420 Х тома Свода законов дореволюционной России, которая определяла данное право следующим образом: «Кто был первым приобретателем имущества по законному укреплению его в частную принадлежность, получил власть в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оным вечно и потомственно, доколе не передаст сей власти другому, или кому власть сия от первого ее приобретателя дошла непосредственно или через последующие законные передачи и укрепления, тот имеет на сие имущество право собственности». Дореволюционные цивилисты не поскупились на едкие слова, критикуя это законодательное понятие. Его называли излишне растянутым, многословным [22] и даже неправильным [23] . Предложенная дореволюционным законодателем формула уводила от сути понятия. За нагромождением оснований приобретения права собственности терялось само содержание понятия.

За дореволюционной историей последовала советская. Гражданский кодекс 1922 г. в ст. 59 определил, что собственнику принадлежит в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения имуществом (тем самым установил упоминавшуюся триаду полномочий собственника). При этом ст. 53 того же кодифицированного закона закрепила государственную собственность на особо ценные объекты недвижимости, в частности, земельные участки. В итоге понимание права собственности было сужено до триады полномочий, а нужда в конкретно-правовом регулировании отношений собственности во многом исчезла с ростом господства и могущества права государственной социалистической собственности.

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. продолжил советскую традицию регулирования отношений собственности. Собственность по-прежнему связывалась с триадой полномочий.

Поэтому сама конструкция права собственности в Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 г. не могла не встретить общей положительной оценки всей юридической общественности. Норма ст. 209 ГК РФ воплотила положительный опыт зарубежного правового регулирования. Были решены, по крайней мере, три задачи.

Первая связана с признанием того факта, что право собственности — не есть сумма отдельных правомочий. Эти правомочия могут быть не только владением, пользованием, распоряжением, о которых упоминало предшествующее законодательство России. Можно также назвать, например, право потребления, видоизменения. Следовательно, право собственности — это возможность наиболее полного господства, которая вполне может быть заключена в формулу «любые действия по своему усмотрению».

Вторая касается ограничений, ее суть можно сформулировать кратко: «собственность обязывает». Такого словосочетания ГК РФ не содержит, но ограничения собственности рассматривает в ст. 209 («действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц»), а также в ст. 210, посвященной бремени содержания собственности.

Третья задача связана с правами других лиц на объект права собственности. Статья 209 ГК РФ разрешает собственнику обременять вещь, например, сдачей в залог. Такое обременение, подчеркивает законодатель, не лишает собственника его права. Это право только «отступает» на время. Иногда говорят, что оно «сжимается», обладая свойством эластичности. Когда же отпадают обременения, право собственности вновь обретает свою первоначальную форму. Нам представляется, что при разработке ст. 209 ГК РФ законодатель во многом использовал идеи п. 903 Германского гражданского уложения (ГГУ), в котором также подчеркивается, во-первых, возможность собственника «обращаться с вещью по своему усмотрению», во-вторых, его право исключать других от всякого на нее воздействия, в-третьих, упомянуты ограничения права собственности законом и правами третьих лиц.

И все же, как ни хороша норма ст. 209 ГК РФ, сформулированная с учетом достижений мирового опыта, ни она, ни весь раздел II ГК РФ «Право собственности и другие вещные права» не решили всего комплекса задач конкретно-правового регулирования отношений принадлежности материальных благ. К большому сожалению, мы не находим там ответов на многочисленные конкретные практические вопросы, связанные с утверждением частной собственности в России.

Так, одну женщину крайне интересовало, какова должна быть высота забора. Будучи человеком замкнутым и не желая видеть лица соседей, она построила высокий забор. Этот способ решить свои психологические проблемы женщина нашла во время поездки в Англию, где повсюду видела подобные заборы. Вернувшись домой, она, затратив большую сумму денег, реализовала свою идею. Но это вызвало негативную реакцию соседей, так как тень от забора закрыла от солнца часть их грядок и возникло опасение, что урожай значительно уменьшится. Как следствие, был предъявлен иск в суд о сносе забора.

Вторая проблема взаимоотношений собственников была связана с излишней бытовой активностью одного из соседей. Он очень любил строить и целыми сутками что-нибудь мастерил, причем далеко не бесшумно. Увлечение было настолько серьезным, что он приобрел множество разнообразных агрегатов и приспособлений для своей деятельности, которые не просто шумели, но буквально грохотали. В доме справа от него жили очень пожилые люди, с другой стороны — семья с маленькими детьми. Несмотря на просьбы, активный сосед продолжал дымить, шуметь, сотрясать окрестности. Соседи предъявили иск в суд, возникла проблема разрешения конфликта.

Третий судебный конфликт был связан с яблоней, которая росла у границы земельных участков. Год был урожайным, и яблоки падали как на участок собственника, так и на соседский. Рациональный сосед собирал плоды, попадавшие на его участок, и варил варенье и компот. Собственник дерева был возмущен этим самоуправством и предъявил иск о возмещении ущерба.

Судам рассматривать предъявленные иски несложно лишь на первый взгляд. Простота ситуаций оборачивается при вынесении решения большими проблемами. Чем должен руководствоваться суд, рассматривая подобные дела? Только общей нормой ст. 209 ГК РФ о сочетании интересов собственника с интересами других, в том числе соседей. Но как определить «золотую середину» в конкретных ситуациях? Для этого нужны специальные правила, а закон, действующий в настоящее время в России, их не содержит.

Судебная практика также пока не сложилась. Да если бы и сложилась, мы не можем надеяться на судебный прецедент, поскольку наша судебная система построена по иному принципу. Выход из ситуации заключается только в совершенствовании действующего гражданского законодательства. Опыт Германии оказался в некоторой степени полезным российским законодателям, когда требовалось сформулировать понятие права собственности. Он может пригодиться и при разработке статей, содержащих конкретные нормативные предписания.

Так, в ГГУ есть п. 907, который дает возможность суду без всяких затруднений разрешить конфликт соседей по поводу забора. Данная норма устанавливает, что собственник может требовать «не возведения» и «не сохранения» сооружения, если данное сооружение «будет иметь своим следствием недопустимое воздействие на его земельный участок». Суд при наличии такого правила должен оценить только «степень воздействия» сооружения — очень ли оно вредит культурам, произрастающим на соседнем участке, или это воздействие несущественно.

Закон может оказать неоценимую помощь в разрешении конкретного дела суду, задача которого будет состоять только в том, чтобы дать правильную оценку доказательствам, объективно разобраться в ситуации. В решении же суд всегда сможет сослаться на конкретную норму закона, которую он применил.

Для разрешения второй описанной нами ситуации применима норма п. 906 ГГУ, в которой речь идет о газах, парах, запахе, дыме, копоти, а также шумах и сотрясениях. В пункте 1 этого параграфа говорится, что сосед не может воспретить их производить, если они не влияют или незначительно влияют на использование участка. В нашем примере соседям жить стало практически невозможно, и для решения конфликта вполне мог бы подойти п.2 п. 906 ГГУ. Здесь устанавливается право собственника (соседа) потребовать выплаты соразмерной денежной компенсации, если шумовое воздействие «выходит за рамки обычного для данной местности использования земельного участка». Насколько удобна для применения эта норма, можно поспорить, но думаю, что подобное правило, введенное в наш ГК РФ, во многом облегчило бы судам разрешать спорные ситуации такого рода.

Спор, касающийся яблочного варенья, также можно было бы легко разрешить, используя нормы закона Германии. В п. 911 ГГУ закреплено правило о том, что плоды, упавшие с дерева на соседний земельный участок, считаются плодами этого земельного участка. Следовательно, предусмотри российский законодатель подобную норму, спор соседей-собственников был бы разрешен уже на пороге суда. Достаточно было показать им эту статью в гражданском законе.

Подводя некоторые итоги, отметим, что отечественное гражданское законодательство о собственности сегодня находится «в пути» — пути от общего к частному. Преодолены многие трудности при выработке определения права собственности, провозглашена собственность на земельные участки — даны ответы на принципиальные вопросы. Самое время двигаться дальше, однако практика свидетельствует о торможении процесса. Не действует глава 17 ГК РФ, не принят Земельный кодекс, а спорные вопросы собственников судам надо разрешать уже сегодня. Вот почему нашему законодателю необходимо еще раз присмотреться и к главе 17 ГК РФ (поскольку ответов на вопросы практиков в ней нет), и к проекту Земельного кодекса России, чтобы не остались без внимания те конкретные вопросы, которые рождает жизнь и на которые уже ответил законодатель в других странах. Мы не изобрели велосипеда собственности, поэтому, разрешая его использование, важно позаботиться о деталях, которые, как и сам велосипед, давно существуют.

Понятие собственности в экономическом смысле. Понятие права собственности.

Собственность как экономическая категория характеризуется действиями с присвоенными вещами лица, группы лиц, направленными на самореализацию в материальном мире. Основанием возникновения собственности является присвоение. Материальная (телесная) жизнь человека возможна только благодаря актам присвоения, т. е. выделения из природы, необходимых, существующих в ограниченном количестве вещей. На этапе первобытного существования присвоению подлежала определенная территория как место обитания племени, сбора плодов и охоты. Понятно, что при существовавшем тогда способе присвоения один член племени не в состоянии был ни захватить более богатые земли у других племен, ни охотиться на крупных животных. Объективно это диктовало необходимость коллективного способа присвоения.

Для реализации актов присвоения на разных уровнях развития производительных сил людям необходимы большие или меньшие общественные объединения. Каждый предыдущий акт присвоения материальных благ является основанием для таких же последующий актов. При этом возможно, а порой и необходимо, коллективное использование ранее присвоенных вещей в качестве средств производства. Поэтому в новый акт присвоения данная группа людей вступает уже в качестве коллективного собственника имущества, присвоенного на предыдущем этапе. Причем, если в ранние эпохи кардинальная смена средств производства, а стало быть и средств присвоения, происходила на протяжении нескольких поколений, то в нынешнюю эпоху научно-технической революции качественное обновление средств производства, особенно в наукоемких отраслях, происходит в течение трех — пяти лет. Те виды деятельности по присвоению, которые были возможны ранее только коллективным трудом, становятся доступными индивидуальным предпринимателям, оснащенным современной техникой. Тот продукт, который был ранее результатом коллективного присвоения и, следовательно, с экономических позиций мог находиться только в коллективной собственности, становится предметом индивидуальной собственности. Чем более совершенными становятся средства производства, тем более свободным в своей деятельности, самореализации в рамках данного общества становится отдельный человек.

Изложенное позволяет найти естественную границу собственности лица. Там, где оканчивается непосредственное присваивающее воздействие данного лица с помощью применяемых им лично средств производства (присвоения) и где данное лицо вынуждено прибегнуть к помощи других лиц, передавая при этом им свои средства производства, там собственность данного лица прекращается и начинаются обязательственные отношения между участниками совместного процесса присвоения. А присвоенный в результате такой деятельности продукт в целом, в экономическом смысле, не может быть в собственности ни одного из участников присвоения в отдельности. На этом основана трудовая теория собственности [24] .

Под экономическими отношениями собственности следует понимать отношения присваивающего лица (коллектива) с другими группами лиц, отдельными лицами и государством по поводу присвоенных материальных благ. Суть этого отношения заключается в том, что лицо относится к присвоенному имуществу как к своему, только ему принадлежащему; соприкасающиеся с ним по поводу этого имущества лица, наоборот, исходят из того, что оно для них является чужим. В рамках этого общественного отношения собственник владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом [25] .

Таким образом, собственность как экономическая категория представляет собой действия по владению, пользованию и распоряжению имуществом в рамках исторически сложившегося способа присвоения.

Экономические отношения собственности, урегулированные нормами права, приобретают форму права собственности. Термин «право собственности» применяется в двух значениях: 1) право собственности в объективном смысле и 2) право собственности в субъективном смысле.

Право собственности в объективном смысле — это установленные законодателем правовые нормы, определяющие рамки (границы) возможных действий лиц по присвоению, владению, пользованию и распоряжению всей совокупностью вещей, которые не исключены из гражданского оборота.

Совокупность норм, регламентирующих эти действия, образует институт права собственности. В его основу положены конституционные принципы, обеспечивающие признание за лицом права собственности, равную защиту любого лица, наделенного правом собственности, возможность реализовать собственность на природные ресурсы (ст. 8, 9, 35, 36 Конституции РФ, раздел II ГК).

Институт права собственности является центральным институтом частного права. Его нормы так или иначе оказывают влияние на семейное, наследственное, обязательственное право и др. В рамках гражданского права институт права собственности находится в тесной взаимосвязи с нормами института обязательственного права. Так, в отличие от правомочий владения и пользования, которые характеризуют статику правоотношений, правомочие распоряжения имуществом бывает невозможно осуществить, не вступая в обязательственные отношения, если речь идет о продаже, дарении и других видах передачи вещей другому лицу. Поэтому реализация правомочия распоряжения рассматривается как динамика отношений собственности. Она влечет за собой во многих случаях перемену собственника. При этом новый собственник появляется в результате выполнения обязательственных отношений сторон по передаче имущества.

Право собственности в субъективном смысле означает юридически обеспеченную возможность для лица, присвоившего имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению в тех рамках, которые установил законодатель (ст. 209 ГК). Правомочия владения, пользования и распоряжения включают в себя возможность только таких действий, которые служат реализации целей, предусмотренных законодателем. Такими целями являются сохранность и улучшение имущества, использование его по прямому назначению и возможность для собственника распорядиться имуществом наиболее полным образом.

В отличие от обладателей иных вещных прав правомочия владения, пользования и распоряжения возникают у собственника одновременно, на основании юридических фактов, предусмотренных законом (приватизация, договор с прежним собственником об отчуждении вещи, создание новой вещи и т.д.).

Наличие указанных правомочий, перечисленных в п. 1 ст. 209 ГК, является необходимым, но еще недостаточным признаком для определения субъективного права собственности. Поэтому в п. 2 — 4 ст. 209, ст. 210 и 211 ГК законодатель дополняет определение указанием на действия. На существенность признаков действия для характеристики субъективного права собственности указывает тот факт, что законодателем предусмотрен целый ряд санкций за бездействие лица, наделенного правомочиями собственности, влекущее за собой прекращение права собственности. К таким санкциям относятся, например, прекращение права собственности на безнадзорное животное через 6 месяцев после его пропажи, если бывший собственник не разыскал животного (ст. 231 ГК); прекращение права собственности на обнаруженный клад, собственник которого не может быть установлен (ст. 233 ГК); прекращение права собственности на имущество у прежнего собственника вследствие истечения срока приобретательной давности (ст. 234 ГК); принудительное изъятие у собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 241 ГК) и др.

В отличие от права собственности в объективном смысле право собственности в субъективном смысле возникает у конкретного лица только в результате его действий по присвоению индивидуально-определенных предметов. Юридическими фактами, в результате которых возникает право собственности в субъективном смысле, являются разнообразные сделки (например, купля-продажа, принятие наследства), создание новой вещи, давность владения имуществом и т.д.

Право собственности в субъективном смысле отличается от иных субъективных прав на конкретные вещи тем, что опирается непосредственно на закон и заранее не ограничено во времени. Другие (обязательственные) права на имущество, например, вытекающие из договоров хранения, найма, залога и др., возникая по воле собственника, имеют срочный характер.

Защита права собственности со стороны государства носит абсолютный характер. Это означает, что каждый, кто без ведома собственника завладеет либо совершит иные неправомерные действия над его имуществом, будет обязан возвратить имущество, прекратить такие действия, возместить убытки, причиненные собственнику (ст. 15, 301— 304 ГК).

Большинство авторов рассматривают право собственности в субъективном смысле как правоотношение с неопределенным кругом лиц, обязанных воздерживаться от действий, нарушающих правомочия собственника [26] . Последовательное развитие этой позиции приводит к необходимости выделить статику и динамику в правоотношении собственности. При этом под статикой подразумевают такие отношения, которые выражают состояние присвоенности материальных благ собственнику. Понятие динамики отношений собственности используют для обозначения процесса движения товара [27] .

Формы права собственности. Правомочия владения, пользования и распоряжения составляют содержание права собственности в субъективном смысле. Однако оно неодинаково по объему у субъектов гражданского права различных видов. Поэтому законодатель, давая перечень видов субъектов права собственности, выделил соответствующие каждому виду формы собственности: государственную, муниципальную, частную и иные формы (п. 2 ст. 8 Конституции РФ, п. 1 ст. 212 ГК).

Деление права собственности на различные формы по субъектному составу лиц позволяет провести различия между формами собственности по следующим признакам: а) по объему возможных правомерных действий собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом; б) по основаниям возникновения и прекращения права собственности.

Приведем несколько примеров. Физические лица — собственники — владеют, пользуются и распоряжаются имуществом непосредственно, т. е. собственными действиями. В отличие от них государство, субъект РФ, муниципальные образования, юридические лица реализуют действия с имуществом, находящимся в их собственности, только через свои органы и лиц, указанных в ст. 53, 125, п. 3, 4 ст. 214, п. 2, 3 ст. 215 ГК. Объем действия собственника-гражданина по владению, пользованию и распоряжению жилым помещением ограничен только целями проживания (ст. 288 ГК). Например, собственник жилья в многоквартирном доме не вправе по своему усмотрению осуществлять перепланировку квартиры. Только муниципалитет имеет право перевода жилых помещений в нежилые и обратно. Только государство и муниципальные образования вправе распорядиться своим имуществом путем его приватизации (ст. 217 ГК). Вместе с тем указанные субъекты не вправе распорядиться своим имуществом путем отказа от него. Такое право закреплено только за гражданами и юридическими лицами (ст. 236 ГК).

Среди названных выше форм права собственности закон выделяет отдельные их разновидности. Так, частная собственность подразделяется на собственность граждан и собственность юридических лиц (ст. 213 ГК). В свою очередь внутри института права собственности юридических лиц могут быть выделены такие его разновидности, как право собственности хозяйственных товариществ, право собственности хозяйственных обществ, право собственности общественных и религиозных организаций, право собственности производственных кооперативов и др. В составе права государственной собственности закон различает следующие виды: право собственности Российской Федерации (федеральная собственность) и право собственности субъектов Российской Федерации.

Другое деление права собственности на виды касается тех случаев, когда имущество одновременно принадлежит на праве собственности двум или нескольким лицам (право общей собственности). При этом собственники могут быть субъектами как одной формы собственности (три брата, получившие по наследству жилой дом), так и различных форм собственности (например, право общей собственности на имущество, принадлежащее двум гражданам — индивидуальным предпринимателям, трем обществам с ограниченной ответственностью и двум государственным унитарным предприятиям, объединившим свои вклады по договору о совместной деятельности — ст. 1041 ГК). В свою очередь общая собственность нескольких лиц подразделяется на долевую и совместную (п. 2 ст. 244 ГК).

С учетом особенностей имущества различают право собственности на недвижимость и право собственности на движимое имущество.

При характеристике форм права собственности и охватываемых ими разновидностей права собственности нельзя забывать главного: содержание и особенности правового регулирования имущества находятся в прямой зависимости от того, к какой из перечисленных групп относится это имущество.

§3 Содержание права собственности.

Содержание права собственности как субъективного права лица, являющегося собственником, составляют правомочия владения, пользования и распоряжения, каждое из которых входит необходимым элементом в право собственности. Правомочия владения, пользования и распоряжения следует отличать от фактических действий, в которых эти правомочия реализуются.

Владение — физическое господство над вещью. Оно представляет собой совокупность действий лица, направленных на удержание, управление и обеспечение сохранности этой вещи. Материальный или телесный характер господства над вещью определяет различия в способах действий по вступлению во владение в зависимости от вида имущества. Применительно к большой группе движимых вещей владение начинается после вручения приобретателю вещи. В отношении недвижимости, например, земельного участка, дома, к таким действиям относят: вступление в дом, на участок, его освоение, установку ограничительных знаков от соседних участков. Действия по владению включают в себя и усилия владельца, направленные на поддержание имущества в исправном состоянии, охрану и предотвращение случайной гибели или повреждения имущества, а также связанные с этим затраты (ст. 210, 211, ч. 2, 3 ст. 30 ГК).

Однако не всякое владение охраняется правом. Например, существует определенный перечень объектов, изъятых из оборота. Такие объекты не могут находиться в собственности, следовательно, во владении граждан. К ним относятся природные ресурсы континентального шельфа и морской экономической зоны, памятники истории и культуры, радиоактивные материалы, военная техника и другие объекты, прямо указанные в законе. Объекты такого рода, по каким-либо причинам оказавшиеся в фактическом владении у гражданина, изымаются и передаются собственнику — государству — в соответствии со ст. 301 ГК. Более того, не всякие действия, относящиеся к фактическому владению, разрешены законодателем. Например, бесхозяйственное содержание культурных ценностей, негуманное обращение собственника с домашним животным являются основаниями для прекращения права собственности (ст. 240, 241 ГК).

Владение вещью может быть законным и незаконным. Законное владение порождает правомочие владения у лица, под которым понимается субъективное право на возможные действия по владению имуществом в пределах, установленных законодателем. Оно называется титульным, т. е. имеющим правовое основание.

К титульным владельцам относят собственника, нанимателя, хранителя, комиссионера и других лиц, у которых вещь находится во владении на основании договора или иных предусмотренных законом основаниях. Цель действий по владению имуществом, закрепленная законодателем в правомочии владения, одинакова для всех лиц — обеспечение сохранности имущества. Однако объем действий по завладению имуществом законодателем закреплен различный, в зависимости от субъекта права (ст. 212 ГК). Например, только Российская Федерация и субъекты Российской Федерации могут завладевать имуществом путем изъятия, принудительного выкупа (ст. 240 ГК), реквизиции (ст. 242 ГК) и конфискации (п. 2 ст. 266 ГК).

Характер действий по владению определяется титулом его владельца. Собственник может осуществлять владение в любое время по своему усмотрению. Хранитель или обладатель сервитута владеет имуществом только для выполнения определенных целей, предусмотренных содержанием договора. Общее время такого владения ограничено сроком действия договора и иными оговоренными в нем условиями (ст. 274, 904 ГК).

Действия по неправомерному завладению являются основанием для признания владения незаконным. Такое владение не основано ни на каком титуле. Незаконное владение может быть добросовестным и недобросовестным.

Владелец признается добросовестным, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения (ст. 302 ГК). Например, презумпция добросовестности продавца в соответствии с п. 3 ст. 10 ГК позволяет причислить владельца купленной на рынке краденой вещи к добросовестным владельцам, если покупатель не знал о том, что продавец не является титульным владельцем.

Владелец признается недобросовестным, если он знал или должен был знать, что его владение незаконно (ст. 303 ГК). Например, покупка с рук автомобиля без передачи продавцом технического паспорта выходит за границы разумных действий покупателя с точки зрения соблюдения правил торговли на данный вид товара. Неправомерное владение возникает при покупке имущества, которое продавец не имел права отчуждать (ст. 302 ГК), самовольном захвате земельного участка и самовольной постройке на нем (ст. 222 ГК).

Закон охраняет добросовестного нетитульного владельца, предоставляя ему ограниченное право на защиту своего владения (п. 2 ст. 234 ГК).

Действия по реальному владению вещью могут выступать необходимым признаком как для возникновения права собственности у владельца (ст. 234 ГК), так и для наступления ответственности вследствие причинения вреда при использовании вещи, являющейся источником повышенной опасности. В последнем случае лицо, имеющее право владения, но лишенное владения противоправными действиями других лиц, освобождается от ответственности за причинение вреда этим источником. Например, при наезде на пешехода автомобилем, угнанным с охраняемой стоянки, ответственность перед пешеходом будет возложена на угонщика как реального владельца автомобиля, а не на лицо, за которым закреплено право владения автомобилем (п. 2 ст. 1079 ГК).

При невозможности реализовать собственными действиями правомочие владения по причинам, которые не зависят от управомоченного лица, оно может требовать соответствующей компенсации от лиц, владеющих его имуществом (ст. 247, п. 2 ст. 303 ГК).

Под пользованием понимаются действия, целью которых является извлечение из вещей полезных свойств (ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Под правомочием пользования понимается субъективное право на возможные действия по пользованию имуществом в пределах, установленных законодателем.

Способ действий по пользованию во многом определяется характером самой вещи. Если вещь является непотребляемой (например, средства производства, которые в процессе пользования не исчезают, а постепенно снашиваются — амортизируются), то под пользованием понимается применение этой вещи в производственной либо иной деятельности. Если имущество является потребляемым (продукты питания, сырье, топливо), то действия по пользованию направлены на прекращение существования такого имущества в прежнем качестве и на переход его в новое состояние (готовое изделие, тепловая энергия и пр.). При этом происходит фактическое распоряжение имуществом [28] .

Законодателем закреплен различный объем действий по приобретению права пользования для различных субъектов права (п. 3 ст. 212 ГК). Наиболее распространенным гражданско-правовым способом действий, направленным на возникновение права пользования вне права собственности, является заключение сделок, например, аренды (ст. 264, гл. 34 ГК), найма жилого помещения (гл. 35 ГК), безвозмездного пользования (гл. 36 ГК) и др. Наличие права собственности на недвижимое имущество может служить основанием для возникновения права пользования земельным участком, на котором размещена недвижимость (п. 2, 3 ст. 268 ГК).

Определяя объем действий, входящих в правомочие пользования, законодатель ограничивает действия по пользованию наиболее ценным имуществом только прямым назначением этого имущества. Например, земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться только для производства сельхозпродуктов, жилые помещения — только для проживания граждан и т.д. (п. 2 ст. 260, п. 2 ст. 288 ГК).

Так же как и владение, пользование может быть правомерным, например, когда имущество получено от собственника или иного титульного владельца, и неправомерным, если имущество поступило к пользователю с нарушением действующего законодательства либо результаты действий по пользованию имуществом нарушают интересы других лиц (например, нарушение экологии в результате деятельности промышленного предприятия).

Пользование отличается от распоряжения вещью. Например, извлечение полезных свойств из имущества собственными силами пользователя признается действиями в рамках правомочия пользования. А передача в аренду, заключение других сделок по временному отчуждению имущества, направленных на получение прибыли, является распоряжением имуществом.

Распоряжение выражается в действиях собственника, направленных на изменение принадлежности вещи, передачу ее другому лицу. В результате распоряжения имущество выбывает из хозяйственной сферы собственника либо временно — на условиях, предусмотренных договором, либо навсегда — отчуждается. Под правомочием распоряжения понимается субъективное право на возможные действия по определению юридической судьбы вещи.

Временная утрата собственником возможности своими действиями реализовать ряд правомочий на вещь может произойти вследствие распорядительных действий следующего характера: заключение договора аренды (гл. 34 ГК), найма жилого помещения (гл. 35 ГК), хранения (гл. 47 ГК), комиссии (гл. 51 ГК), доверительного управления имуществом (гл. 53 ГК) и др.

Действия собственника по распоряжению имуществом могут являться основанием для прекращения его права собственности и возникновения этого права у другого лица. Отчуждение имущества в собственность другим лицам по воле собственника происходит в результате следующих распорядительных действий: продажа (гл. 30 ГК), мена (гл. 31 ГК), дарение (гл. 32 ГК) и др.

В то же время законодатель не признает односторонний отказ собственника от имущества актом распоряжения. Фактические действия по отказу станут юридически значимым распоряжением только после волеизъявления другого лица на приобретение отказного имущества в собственность. До той поры лицо, отказавшееся от имущества, наделено всеми правами и обязанностями собственника (ч. 2 ст. 236 ГК).

Поскольку законодатель прямо не регламентировал действий по уничтожению имущества, эти действия рассматриваются как реализация правомочия распоряжения [29] . Однако, при этом следует учитывать концепцию законодателя, который закрепил за собственником бремя содержания имущества, т. е. обязанность в рамках правомочия владения осуществлять действия, направленные на сохранность имущества (ст. 210 ГК). Более того, законодатель предусмотрел ряд санкций за действия, ведущие к уничтожению или изменению хозяйственного назначения определенных видов имущества, как правило, представляющих большую материальную или иную ценность. Например, за государством закреплено право на выкуп в принудительном порядке бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240 ГК). Любое лицо в судебном порядке может требовать выкупа домашнего животного при ненадлежащем обращении с ним собственника (ст. 241 ГК).

§4. Приобретение и прекращение права собственности.

Основания (способы) возникновения права собственности довольно подробно регламентированы Гражданским кодексом (гл. 14 ГК). Согласно ст. 218 ГК к ним относятся различные правопорождающие юридические факты. В роли таких фактов могут выступать как действия, так и события. К первым, например, относятся различные сделки по отчуждению имущества, ко вторым — смерть гражданина, вызывающая наследственное правоотношение.

Основания возникновения права собственности традиционно подразделяются на два вида: первоначальные, т. е. независящие от прав предшествующего собственника на данную вещь (в том числе и случаи, когда такого собственника вообще ранее не имелось), и производные, при которых право собственности на вещь основывается на праве предшествующего собственника (прежде всего — по договору с ним). Практическое значение такого разграничения заключается в том, что при производных способах приобретения права собственности всегда нужно учитывать возможность наличия на эту вещь прав других лиц — титульных владельцев (например, залогодержателя, арендатора). Эти права обычно не утрачиваются при смене собственника вещи, переходящей к новому владельцу, обременяя его имущество. При первоначальных способах приобретения права собственности ограничения подобного рода не распространяются на приобретателя вещи. Отсюда можно констатировать, что различие между первоначальными и производными способами приобретения права собственности сводится к отсутствию или наличию правопреемства (преемства прав и обязанностей владельцев вещи) [30] .

Есть и иная классификация способов возникновения права собственности. Одни из них применяются субъектами при приобретении права собственности любой из ее форм (например, в результате договора купли-продажи, наследования по завещанию право собственности может возникнуть у любого субъекта гражданского права). Другие основания возникновения права собственности могут быть использованы только строго ограниченным кругом собственников (например, национализация, конфискация, реквизиция влекут возникновение только права государственной собственности). Отсюда первые из названных способов получили наименование общегражданских способов, а вторые называются специальными способами возникновения права собственности [31] .

К первоначальным способам приобретения права собственности относятся: изготовление новой вещи, переработка, сбор или добыча общедоступных для этих целей вещей, самовольная постройка (при определенных условиях), приобретение права собственности на бесхозное имущество, либо на имущество, от которого собственник отказался или утратил на него право; приобретательная давность и др. (ст. 218— 222, 225—234 ГК).

В пункте 2 ст. 218 ГК говорится о производных способах возникновения права собственности, которые имеют место при различных договорах об отчуждении вещей (купля-продажа, мена, дарение и др.), при наследовании после смерти гражданина, в порядке правопреемства при реорганизации юридического лица. К производным способам следует отнести также национализацию имущества (ст. 235 ГК), приватизацию (ст. 217 ГК), конфискацию и реквизицию (ст. 242—243 ГК) и некоторые другие (ст. 239, 240 ГК). Некоторые из названных способов регулируются также нормами соответствующих гражданско-правовых институтов (договоры купли-продажи, мены, наследственное право и др.).

В юридической литературе высказано мнение об отнесении приобретения права собственности в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 218 ГК, к особому способу возникновения права собственности [32] . Вряд ли для этого есть основания. Право собственности у члена жилищного, дачного и иного потребительского кооператива, полностью утратившего свой паевой взнос, на предоставленный ему объект (квартиру, дачу и т.п.) возникает не впервые, а переходит от предшествующего собственника — кооператива. Поскольку здесь предполагается правопреемство (например, на нового собственника квартиры переходит обязанность уплаты той части расходов кооператива на проведенный ранее ремонт лифтов в доме, которую по расчету правления должен уплатить владелец этой квартиры), есть все основания считать данный способ возникновения права собственности производным.

Среди первоначальных оснований возникновения права собственности закон называет изготовление или создание новых вещей и создание движимых вещей путем переработки чужих материалов.

Лицо приобретает право собственности на изготовленную или созданную им для себя движимую либо недвижимую вещь при условии соблюдения требований закона и иных правовых актов. При этом право собственности на недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента регистрации (п. 1 ст. 218, ст. 219 ГК). При переработке материалов право собственности может возникнуть только на движимую вещь. По общему правилу, право собственности на движимую вещь, созданную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов. Если собственник утратил свои материалы в результате недобросовестных действии лица, осуществившего их переработку и изготовившего из них новую вещь, он вправе требовать передачи ему этой вещи и возмещения причиненных такими действиями убытков.

Однако, если стоимость работы значительно превышает стоимость материалов, собственником становится тот, кто осуществил переработку при наличии двух условий: 1) переработчик должен действовать добросовестно и 2) он должен осуществлять работу для себя, а не по заказу.

Закон устанавливает порядок расчетов между собственником материалов и лицом, осуществившим переработку. Если иное не предусмотрено договором, то собственник материалов, приобретший право собственности на изготовленную из них вещь, обязан возместить переработчику стоимость работы, а в случае приобретения права собственности на новую вещь лицом, осуществившим переработку, оно обязано возместить собственнику материалов их стоимость.

Субъект, произведший самовольную постройку, под которой понимается жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, недвижимость по общему правилу, не приобретает на нее права собственности, и сама постройка не становится недвижимостью, так как она не подлежит государственной регистрации вследствие допущенных при ее создании нарушений. Здесь речь идет о совокупности стройматериалов, которые собственник может забрать, осуществив за свой счет снос постройки. Гражданский кодекс под самовольным строительством признает постройку объекта. недвижимости при наличии следующих нарушений (п. 1 ст. 222 ГК): 1) возведение сооружения на земельном участке, не отведенном в установленном порядке для этой цели; 2) отсутствие необходимых разрешений на строительство; 3) существенное нарушение строительных норм и правил. Если имело место хотя бы одно из названных обстоятельств, постройка считается самовольной.

«Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, следовательно, не вправе ею распоряжаться продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет» [33] .

Однако, в порядке исключения, законодатель признает возможность возникновения права собственности за застройщиком, если он должным образом оформит право на соответствующий земельный участок, а также за собственником или титульным владельцем земельного участка, на котором осуществлена постройка, если сохранением постройки не нарушаются права и законные интересы других лиц и не создается угроза жизни и здоровью граждан. Если суд признает право собственности на застройку за собственником или титульным владельцем земельного участка, то владелец участка обязан возместить застройщику расходы на постройку в размере, определенном судом.

К первоначальным способам возникновения права собственности относится приобретение права собственности на бесхозяйные вещи. В группу бесхозяйных вещей объединяются: брошенные собственником вещи, находки, безнадзорные животные, клады.

Брошенными считаются вещи, в отношении которых лицо отказалось от права собственности на них, прямо объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его намерении не сохранять какие-либо права на это имущество (ст. 226, 236 ГК). Брошенные вещи могут быть обращены в собственность другими лицами в порядке, установленном для приобретения права собственности на бесхозяйные вещи. Однако до приобретения другим лицом права собственности на вещь, от которой отказался ее прежний владелец, права и обязанности первоначального собственника не прекращаются. Это означает возможность возврата вещи прежнему собственнику, а также возложение на него ответственности за причиненный данной вещью вред.

В ГК различно определяется правовой режим движимых и недвижимых бесхозяйных вещей. Бесхозяйные движимые вещи становятся объектом собственности их фактических владельцев либо при наличии условий, прямо установленных законом (брошенные вещи, безнадзорные животные, клад, находка), либо в силу правил о приобретательной давности. Так, если брошенные собственником движимые вещи по стоимости ниже 5-кратного минимального размера оплаты труда либо являются отходами, то они могут быть обращены в собственность лица — собственника, владельца или пользователя территории, на которой находятся, путем совершения фактических действий. Все иные брошенные вещи поступают в собственность владельца только по решению суда, через признание вещей бесхозяйными (ст. 226 ГК).

Бесхозяйные вещи, как и все остальные недвижимые вещи, подлежат государственному учету и регистрации. Они должны быть приняты на учет по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого находятся. Если в течение 1 года со дня постановки бесхозяйной недвижимости на учет никто не заявит о своих правах на нее, орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может потребовать в судебном порядке признания права муниципальной собственности на данную вещь. Если суд не удовлетворит данное требование, вещь может быть вновь принята оставившим ее собственником либо перейти в собственность фактического владельца в силу приобретательной давности (п. 3 ст. 225 ГК).

Правовой режим находки определен в ст. 227—229 ГК. Тот, кто нашел потерянную вещь, не становится автоматически ее собственником. Нашедший обязан уведомить о находке лицо, потерявшее ее, либо собственника или иного известного ему законного владельца вещи, либо сдать ее в милицию, орган местного самоуправления, либо владельцу помещения или транспортного средства, в котором обнаружена потерянная вещь. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя. Он отвечает за возможную утрату или повреждение вещи лишь при наличии грубой неосторожности или умысла в пределах стоимости вещи. Если истек 6-месячный срок с момента заявления о находке органу милиции или местного самоуправления, то при отсутствии сведений о законном владельце вещи, нашедший вещь приобретает на нее право собственности. При его отказе от этого на найденную вещь возникает право муниципальной собственности.

Нашедший вещь имеет право на возмещение необходимых расходов по хранению, сдаче или реализации этой вещи от ее законного владельца или от органа местного самоуправления в случае перехода вещи в муниципальную собственность. Нашедший вещь также имеет право на вознаграждение за находку в размере до 20 процентов стоимости вещи от лица, управомоченного на получение этой вещи.

Аналогичный правовой режим приобретают безнадзорные животные (ст. 230—232 ГК). Безнадзорные животные по истечении 6 месяцев с момента заявления об их задержании и необнаружении их законного владельца поступают в собственность нашедшего их лица, а при его отказе — в муниципальную собственность. При возврате безнадзорных животных прежнему владельцу лицо, их обнаружившее, имеет право на возмещение расходов и на вознаграждение по правилам о вознаграждении за находку.

В составе бесхозяйных вещей закон выделяет клады, под которыми понимаются зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право (ст. 233 ГК). Клад поступает в собственность лица, обладавшего имуществом, в котором был сокрыт клад (земельный участок, строение и т.п.), и лица, обнаружившего клад, причем в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Если же предварительного согласия собственника имущества, где был обнаружен клад, не было получено, клад целиком должен поступить именно ему, а не обнаружившему клад лицу. Если в состав клада входят вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, то они подлежат передаче в государственную собственность. В этом случае собственник имущества, где был сокрыт клад, и лицо, нашедшее клад, получают вознаграждение в размере 50 процентов стоимости клада. Вознаграждение распределяется между ними в равных долях, если их соглашением не установлено иное.

К правилам о приобретательной давности как к первоначальному способу приобретения права собственности прибегают в тех случаях. когда исключена возможность получения имущества в собственность по нормам, содержащимся в п. 2 ст. 225, ст. 228—233 ГК. Приобретение права собственности по давности владения (ст. 234 ГК) возможно лишь в случаях фактического (беститулыюго) владения. Если владение опирается на правовое основание (титул), например, на договор аренды хранения, то как бы долго ни продолжалось обладание имуществом нельзя ставить вопрос о приобретении его в собственность по давности владения.

Фактический владелец (гражданин, юридическое лицо), не являющийся собственником имущества, вправе приобрести его в собственность при соблюдении предусмотренных в законе условий. Необходимо владеть имуществом добросовестно. Владение должно быть открытым, очевидным для всех иных лиц. Владелец должен относиться к вещи, как к своей собственной. Такое владение должно быть непрерывным. Для движимости — 5 лет, для недвижимости — 15 лет. Согласие п. 3 ст. 234 ГК к времени фактического владения можно присоединить время, в течение которого данной вещью владел правопредшественник. До истечения указанных сроков фактический владелец пользуется защитой своего права против всех иных лиц наравне с титульными владельцами.

Производные способы приобретения права собственности основываются на правопреемстве. Перечень их открывают договоры купли-продажи, мены, дарения, поставки, контрактации, ренты, аренды с выкупом, являющиеся основаниями возникновения этого права у приобретателя. При договорных способах важное значение имеет точное определение момента, с которого у приобретателя вещи по договору возникает право собственности, ибо с этого момента на него переходит и риск случайной гибели или порча вещи. Согласно п. 1 ст. 223 ГК право собственности возникает у приобретателя в момент передачи ему вещи. Вместе с тем законом или договором может быть установлен и иной момент (например, заключение соглашения). Если отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности возникает в момент государственной регистрации, поскольку иное не установлено законом.

Согласно ст. 224 ГК передачей признается вручение вещи приобретателю или сдача ее перевозчику либо в организацию связи для отправки приобретателю, а также передача ему товарораспорядительного документа на вещь. Установлено также, что фактическое владение вещью приобретателем к моменту заключения договора об ее отчуждении (например, при выкупе арендованного имущества) приравнивается к ее передаче.

Среди производных способов возникновения права собственности следует назвать приобретение наследниками права собственности на имущество, поступающее к ним в связи со смертью гражданина — наследодателя. Наследственные отношения регламентируются разделом Гражданского кодекса «Наследственное право».

К производным способам возникновения права собственности относится также приобретение права собственности в порядке правопреемства в связи с реорганизацией юридического лица (п. 2 ст. 218, ст. 58—59 ГК)

Существуют другие производные способы возникновения права собственности: национализация, реквизиция, конфискация, принудительный выкуп имущества и др.

Основания прекращения права собственности предусмотрены в ст. 235 ГК. Все они могут быть подразделены на две группы. Первую, включающую большинство способов прекращения права собственности, составляют случаи прекращения права собственности у одного лица, влекущие одновременно возникновение права собственности у другого лица. Это имеет место при наступлении следующих юридических фактов: отчуждение собственником своего имущества другим лицом; отказ собственника от права собственности; обращение взыскания на имущество по обязательствам; отчуждение имущества, которое не может принадлежать данному лицу; выкуп бесхозяйственно содержащихся культурных ценностей, домашних животных; реквизиция; конфискация; национализация; приватизация и др.

Во второй группе, немногочисленной по количеству юридических фактов, влекущих прекращение права собственности без возникновения его у других лиц, закон называет гибель, уничтожение имущества. Сюда же следует отнести случаи прекращения права собственности в связи с потреблением имущества (использование продуктов питания, фуража, материалов и сырья в процессе производства, износ оборудования и т.п.). В случае гибели вещи подразумевается, что это произошло при отсутствии чьей-либо вины, в силу случайной причины или действия непреодолимой силы, за результаты которых никто, как правило, не отвечает. Тогда риск утраты имущества по общему правилу лежит на самом собственнике (ст. 211 ГК). Уничтожение вещи может произойти как по воле самого собственника (закопал колодец в связи с подведением на участок водопровода, разобрал сарай), так и помимо его воли, например при получении обязательного для исполнения предписания органов санитарного либо пожарного надзора. Право собственности может прекратиться в связи с уничтожением ее в результате противоправных действий третьих лиц. В этих случаях они несут ответственность за причинение вреда (гл. 59 ГК).

В ст. 235 ГК устанавливается довольно значительный перечень оснований прекращения права собственности, который в общем то адекватен основаниям приобретения этой собственности. Обычный договор купли продажи жилого помещения порождает двусторонние отношения, в результате которых одновременно право собственности появляется у покупателя и прекращается у продавца.

Ст. 293 ГК устанавливает условия прекращения права собственности на жилое помещение, если собственник допускает бесхозяйственное его содержание. Так, если собственник жилого помещения использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения, а если они влекут разрушение помещения назначить собственнику соразмерный срок для его ремонта. Если собственник после предупреждения не принимает мер к устранению нарушений, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выпиской собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения.

Заканчивая данный параграф, хочется отметить то, что Гражданский кодекс РФ достаточно полно регламентирует основания возникновения и прекращения права собственности.

Что же касается относительно всей первой главы, то хочется отметить следующее право собственности играет достаточно важную роль в различных сферах деятельности субъектов гражданского права и позволяет разрешить споры в этой области.

Глава 2. Основные формы права собственности.

§1 Право собственности граждан.

Основные формы права собственности перечислялись уже ранее в главе первой данной работы, а также указывались их разновидности.

В главе второй мы попытаемся подробнее раскрыть и формы и виды права собственности, опираясь на научную литературу, а также судебную практику. «Законодатель закрепляет право собственности граждан в качестве самостоятельного вида частной формы собственности п.2 ст. 8, ст. 35 Конституции РФ, п.2 ст. 212, ст. 213 ГК» [34] . В п.1 ст. 212 ГК РФ перечисляются основные формы виды собственности, признаваемые в Российской Федерации. Вслед за ст. 8 Конституции в ней называются частная, государственная и муниципальная. Понятие «иные формы собственности» хотя и используется в законе, ни в Конституции, ни в ГК не раскрывается.

Согласно ст. 8 Конституции права всех собственников на территории России признаются равными. Этот принцип последовательно воплощен в ГК в отличие от ГК 1964г., который отдавал безусловный приоритет реализации и защите права государственной и общественной собственности гл. 8 и 9, ст. 153 ГК 1964г. Тем самым понятие «форма собственности» во многом теряет то практическое значение, которым оно обладало ранее.

Государственная и муниципальная собственность в отличие от частной призваны обеспечивать интересы большого количества людей народа Российской Федерации в целом, населения, проживающего на территории субъекта РФ, лиц, проживающих на территории городского или сельского населения либо иного муниципального образования. В этих случаях субъектами права собственности выступают соответственно Российская Федерация в целом федеральная государственная собственность, субъект РФ государственная собственность субъекта РФ, муниципальное образование муниципальная собственность. В ситуации, когда указанные субъекты вступают в отношения собственности, характеризующиеся равенством их участников, к ним применяются нормы гражданского законодательства, определяющие участие в этих отношениях юридических лиц, если иное не вытекает из закона и особенностей данных субъектов п.2 ст. 124 ГК.

Согласно п. 4 ст. 212 ГК РФ права всех собственников должны защищаться равным образом. Вместе с тем в силу публичного характера государственной и муниципальной собственности, т. е. в интересах большинства людей, и только в случаях, предусмотренных законом п.3 ст. 212, могут быть определены виды имущества, которые находятся исключительно в государственной или муниципальной собственности. Впредь до принятия такого закона действует перечень этого имущества, содержащийся в Приложении 1 к постановлению Верховного Совета РСФСР от 27.12.91г. №3020 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, городов Москвы и Санкт Петербурга и муниципальную собственность» Ведомости РСФСР, 1992, 3, ст, 89, 22, ст. 1185 и в п.21 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 24 декабря 1993г. 2284 СА РФ, 1994, 1, ст. 2, а также перечни, содержащиеся в отдельных самостоятельных законах, например, в Законе РФ от 23 февраля 1995г. «О природных лечебных ресурсах, лечебно оздоровительных местностях и курортах» СЗ РФ, 1995, 9, ст. 713, Законе РФ от 14.03.95г. «Об особо охраняемых природных территориях» СЗ РФ, 1995, 12, ст. 1024 и др. Перечисленные в указанных правовых актах объемы неотчуждаемы, а сделки, связанные с их отчуждением, должны признаваться ничтожными ст. 166 и 169 ГК.

Кроме того могут быть установлены особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество как отмечалось уже в первой главе, а также особенности владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в частной собственности, собственности Российской Федерации, Субъекта РФ или муниципального образования. Так, только в государственную собственность может быть обращено имущество в порядке национализации ст. 235 ГК. Ограничения на приобретение, владение, распоряжение и пользование оружием субъектом частной собственности предусмотрены Законом об оружии.

Частная собственность, субъектами которой выступают граждане и юридические лица, призвана обслуживать исключительно их интересы. Право частной собственности охраняется законом ст. 35 Конституции.

Статья предусматривает две разновидности ограничения права частной собственности а) в зависимости от вида имущества см. ст. 212 ГК, б) по стоимости и количеству имущества. Эти ограничения могут быть предусмотрены только законом и только в случаях, перечисленных в п.2 ст. 1 ГК. Например, в законе может быть установлен предельный размер участка земли, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, или в собственности граждан и юридических лиц могут находиться обособленные водные объекты замкнутые водоемы небольшие по площади и непроточные искусственные водоемы, не имеющие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами. Предельные размеры обособленных водных объектов определяются земельным законодательством РФ ст. 40 Водного кодекса. Настоящая статья развивает положения пункта 2 ст. 261 ГК РФ, устанавливающего, что если иное не предусмотрено законом, право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный почвенный слой и замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения. Это означает, что гражданское законодательство допускает возможность признания некоторых водных объектов как объектов права частной собственности. Однако решение этого вопроса ГК РФ относит к сфере регулирования водного законодательства Водному кодексу РФ.

Гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, является собственником принадлежащего ему имущества и отвечает им по всем своим обязательствам (ст. 24, 25 ГК, пп. 14, 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8). При этом на отдельные виды его имущества — продукты питания, предметы одежды, домашнюю утварь, скот и т.п., перечисленные в приложении №1 к ГПК РСФСР, взыскание обращено быть не может (ст. 24 ГК).

Иная картина складывается в том случае, если собственник — гражданин или юридическое лицо (применительно к производственному кооперативу только гражданин) передают принадлежащее им имущество в качестве вклада или пая в хозяйственное общество (товарищество) или производственный кооператив. Согласно ст. 48 и п.3 ст. 213 ГК коммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, становятся собственниками такого имущества, как и приобретенного по иным основаниям. На практике моментом перехода имущества, вносимого в натуре в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества (товарищества), в собственность этого общества (товарищества) принято считать момент государственной регистрации коммерческой организации.

При этом имущество, принадлежащее хозяйственному обществу (товариществу) даже со 100% государственным или муниципальным участием, является объектом частной собственности. Государству или муниципальному образованию в этом случае принадлежат на праве собственности лишь акции (вклады) такого общества (товарищества). Соответственно любые условия учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять при выходе внесенное им в качестве вклада имущество в натуре, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена в законе.

Исключение из общего правила о переходе имущества учредителей (участников) в собственность хозяйственного общества (товарищества) или производственного кооператива может составлять случай, когда в учредительных документах коммерческой организации содержатся положения о передаче имущества в уставный (складочный) капитал не в натуре, а на праве владения или пользования (п.17 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8).

В случае ликвидации хозяйственного общества, товарищества или производственного кооператива, его участник (акционер, пайщик) вправе, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами, получить в свою собственность часть имущества юридического лица, пропорциональную, как правило, его доле в уставном (складочном) капитале или паю.

Будучи собственниками, гражданин или юридическое лицо вправе передать принадлежащее им имущество в качестве взноса или вклада в имущество некоммерческой организации. Последняя, за исключением учреждения, также становится собственником имущества с момента собственной регистрации (ст. 48 и п.3 ст. 213 ГК). Но в отличие от коммерческой организации она вправе использовать свое имущество в предпринимательской деятельности лишь постольку, поскольку это служит достижению ее целей.

Согласно ст. 20 Закона о некоммерческих организациях при ликвидации всех видов таких организаций, за исключением некоммерческого партнерства, имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, его учредителям (участникам, членам) не возвращается. Оно направляется на цели, ради которых организация создавалась, и (или) на благотворительные цели. Таким образом, Закон о некоммерческих организациях расширил по сравнению с п.4 ст. 213 перечень тех из них, чье имущество учредителем (участникам, членам) не возвращается. Согласно п.3 ст. 20 Закона лишь имущество некоммерческого партнерства возвращается в собственность его членов в соответствии с их взносами, а имущество учреждения, если иное не предусмотрено законом и иными правовыми актами, возвращается собственнику.

Решением Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1992 г. по вопросу о проверке конституционности Указа Президента РФ от 25 августа 1991 г. «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР» имущество, собственником которого являлось государство, но которое на 25 августа 1991 г. фактически находилось во владении или распоряжении КПСС и КП РСФСР, признано государственной собственностью. Этим же распоряжением имущество, собственником которого на 25 августа 1991 г. являлись КПСС или КП РСФСР, либо собственник которого не определен, признано либо частным, либо имуществом, чья правовая принадлежность требуют дополнительного разбирательства в суде (Ведомости РСФСР, 1991, № 35, ст. 1164; Ведомости РФ, 1993, № 11, ст. 400).

Поскольку Законом о некоммерческих организациях правовое положение потребительских кооперативов как собственников принадлежащего им имущества, а также порядок их взаимоотношений с учредителями (членами) кооператива не регламентируется, при решении подобных вопросов необходимо руководствоваться другими правовыми актами — Законом о потребительской кооперации; Законом о товариществах собственников жилья.

Понятие и основание возникновения права собственности граждан.

В основании возникновения права собственности граждан лежат две формы присвоения — индивидуальная и коллективная. Реализация индивидуальной формы присвоения производится гражданином двумя способами: 1) собственной экономической деятельностью, не направленной на извлечение прибыли (например, работой в личном подсобном хозяйстве для удовлетворения собственных нужд в продуктах питания); 2) путем осуществления предпринимательской деятельности, основанной на собственном труде (например, оказания услуг или выполнение работ).

Второй способ присвоения может быть разделен на виды в зависимости от организационно-правовой формы, в которой происходит присвоение: а) деятельность без образования юридического лица (ст. 23 ГК); б) деятельность с образованием юридического лица (ст. 18 ГК).

Коллективная форма присвоения осуществляется также двумя способами: собственным трудом в качестве наемного работника на предприятии любой формы собственности; предпринимательской деятельностью, основанной на привлечении наемного труда. Второй способ присвоения также может быть разделен на виды в зависимости от организационно-правовой формы, в которой происходит присвоение:

1) деятельность без образования юридического лица и 2) деятельность с образованием юридического лица (ст. 18 ГК).

Помимо вышеназванных оснований возникновения собственности, которые характеризуются активной ролью граждан в процессе присвоения, известны еще два основания: общесоциальные и общегражданские способы присвоения. При общесоциальных способах гражданам отводится пассивная роль. К числу общесоциальных относятся всевозможные пособия, выплаты из общественных фондов потребления, гуманитарная помощь и др. Общегражданские способы присвоения гражданами имущества включают в себя получение процентов на капиталы в банке, принятие наследства, получение имущества в дар, другие гражданско-правовые сделки, направленные на удовлетворение личных потребностей.

В литературе встречается деление права собственности граждан на право личной собственности и право собственности граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью [35] . Такое деление вряд ли оправдано по следующим причинам. Основанием деления при этом является не форма нрава собственности, а назначение того имущества, которое принадлежит гражданину. Однако в отличие от ранее действовавшего законодательства, которое вводило ограничения на объем действий собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом (использование только для удовлетворения личных и семейных потребностей, запрет на сдачу в наем жилья по ценам сверх установленных государством, запрет на использование личного транспорта для платной перевозки пассажиров и т.д.), сегодня такие ограничения отпали. Поэтому собственник вправе любое имущество, принадлежащее ему на праве собственности, использовать как и личном потреблении, так и для предпринимательской деятельности.

Установить четкую границу между различными видами имущества по признаку направленности его использования практически невозможно. Условно различия могут быть проведены по объему имущественной ответственности. Гражданин, зарегистрированный в качестве предпринимателя без образования юридического лица, отвечает по обязательствам всеми видами объектов собственности. Ограничение объема ответственности гражданина в этом случае обусловлено гарантией сохранения должнику и лицам, находящимся на его иждивении, имущества, необходимого для нормального существования и продолжения профессиональных занятий [36] . Гражданин, занимающийся предпринимательством с использованием организационно-правовой формы юридического лица, несет имущественную ответственность за результаты такой деятельности только в объеме имущества юридического лица.

Граждане являются частными собственниками принадлежащего им имущества. В зависимости от стадии, на которой гражданин вступает в отношения по присвоению и других особенностей, различают первоначальные и производные способы возникновения права собственности. При первоначальных способах право собственности на вещь возникает в следующих случаях: на стадии выделения из природы общедоступных для сбора вещей (ст. 221 ГК); при производстве (создании) новой вещи из принадлежащих ему материалов (п. 1 ст. 218 ГК); при распределении существующего имущества, например обращения в собственность утерянной вещи, хозяин которой не был обнаружен, либо вследствие истечения срока приобретательной давности (ст. 234 ГК), и других действии, предусмотренных законодательством.

При таких способах присвоения право па вещь возникает впервые, поскольку ранее его либо не существовало, либо оно появляется независимо от права и воли предшествующего собственника, как, например, в случае истечения срока приобретательной давности (ст. 234 ГК).

При производных способах возникновения права собственности индивидуальное присвоение может осуществляться и со стадии обмена и распределения имущества, путем заключения договоров, принятия наследства, реорганизации юридических лиц и др. (п. 2—4 ст. 218 ГК). До присвоения приобретателем такое имущество уже существовало в товарном виде и имело собственника. Оно переходит к новому собственнику на началах правопреемства.

При регулировании права собственности на результаты коллективного труда законодатель использует два противоположных механизма в зависимости от того, в чьей собственности в процессе присвоения находятся средства производства, используемые для присвоения. В том случае если речь идет о наемном рабочем, лишенном средств производства, законодатель отказывает в признании за ним доли, соответствующей его трудовому вкладу в присвоенный продукт. Ему гарантируется только право на вознаграждение в сумме, не ниже минимального размера оплаты труда (п. 3 ст. 37 Конституции РФ). Когда же речь идет о собственнике средств производства, то за таким гражданином законодатель закрепляет право собственности на плоды, продукцию и доходы от коллективного труда с использованием его имущества даже в том случае, когда собственник средств производства своим трудом не участвует в присвоении.

Трудовая деятельность граждан, зарегистрированных в качестве предпринимателей, являясь одним из способов присвоения, находит применение в сфере бытового обслуживания населения, общественного питания, розничной торговли, промышленного производства товаров народного потребления, в строительстве, проведении научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ и внедрении их результатов в производство. Практика показала, что без кооперирования граждан-предпринимателей в таких отраслях, как торговля, сфера квалифицированных бытовых услуг и строительства невозможно применять современные технологии для повышения качества обслуживания населения, а следовательно, и рассчитывать на эффективный рост этой сферы услуг.

Перспективными областями предпринимательской деятельности граждан следует признать научно-исследовательские разработки, которые при большой трудоемкости требуют высочайшей профессиональной подготовленности специалистов и аренды самого современного научного оборудования. Результаты таких работ, как правило, представляются в единичном экземпляре в виде программ для ЭВМ, баз данных, другой научно-технической продукции. Себестоимость такой продукции значительно ниже по сравнению с аналогичной продукцией предприятий с коллективными формами труда. Следует отметить, что законодатель, поощряя развитие предпринимательской деятельности граждан в сфере высоких технологий, предусмотрел существенные налоговые льготы на результаты внедрения таких разработок в производство [37] .

Гражданское право регламентирует рассматриваемые отношения по присвоению имущества в собственность гражданина, осуществлению им владения, пользования и распоряжения этим имуществом, охране его права на имущество. Совокупность норм, регламентирующих эти отношения, составляют институт права собственности граждан (право собственности граждан в объективном смысле). Право собственности граждан в субъективном смысле — это предусмотренная законом возможность гражданина собственными действиями осуществлять правомочия владения, пользования и распоряжения присвоенным имуществом в пределах, установленных законодателем.

Виды объектов, которые могут находиться в собственности граждан, определяются оборотоспособностью этих объектов (ст. 129 ГК). Гражданам на праве собственности могут принадлежать все те объекты, которые могут свободно отчуждаться гражданами или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследования). Это имущество не изъято из оборота и не ограничено в обороте. К такому имуществу отнесены дома, дачи, иные строения, автотранспортные средства, скот, предметы обихода и потребления. Объекты, изъятые из оборота, не могут находиться в собственности граждан. К ним относятся: природные ресурсы континентального шельфа и морской экономической зоны, памятники истории и культуры, радиоактивные материалы, военная техника и другие объекты, прямо указанные в законе.

Имущество, гражданский оборот которого ограничен законодателем, поступает в собственность граждан только по специальному разрешению (ограниченно оборотоспособные объекты). К таким объектам относятся, например, охотничье оружие, летательные аппараты, аппаратура дальней радиосвязи и т.д.

Особую группу объектов нрава собственности составляют земельные участки и другие природные ресурсы, порядок распоряжения которыми устанавливается законами о земле и других природных ресурсах. Жилые помещения, приватизированные и кооперативные квартиры наряду с другим недвижимым имуществом относятся к важным объектам собственности. Субъектами права собственности на жилье могут быть все граждане. Ранее существовавший административный порядок регулирования жилищных отношений (обязательная прописка в органах внутренних дел по месту нахождения жилого помещения) препятствовал свободному отчуждению жилья собственником. На сегодня этот порядок упразднен. Гражданин может быть собственником неограниченного числа жилых помещений, использовать их для личного проживания или сдавать их по договору найма для проживания другим лицам. Некоторую особенность представляет собой право собственности гражданина на квартиру в многоквартирном доме. Согласно ст. 289 ГК собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома. Ему, а также собственникам других квартир в таком доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое; санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры (п. 1 ст. 290 ГК).

Собственник квартиры не вправе отчуждать свою долю в праве собственности на общее имущество жилого дома, а также совершать иные действия, влекущие передачу этой доли отдельно от права собственности на квартиру.

Члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством. Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу не является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника. Они же могут требовать устранения нарушений их прав на жилое помещение от любых лиц, включая собственника помещения. Отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

На практике довольно часто возникают споры о признании права собственности на дом (часть дома) в связи с участием в его строительстве других лиц своими силами и средствами с целью создания общей собственности на дом.

Верховный суд РФ по одному из таких дел обратил внимание судов на возникновение правообразующих факторов в создании общей собственности на дом, которыми являются:

— доказательства о наличии договоренности сторон о создании общей собственности на дом;

— доказательства о понесенных затратах на его строительство: свидетельские показания об участии лица в строительстве, документы о приобретении материалов, а также совместное ведение хозяйства [38] . (Приложение 1)

Правоустанавливающие документы могут быть разными, в зависимости от оснований возникновения права собственности на квартиру. (Приложение 2)

Ценные бумаги как объекты имущественных прав приобрели в последнее время широкое распространение среди граждан. Поскольку ценные бумаги признаются имуществом и включены законодателем в особую группу вещей, на них распространяется действие института права собственности. Специфика ценных бумаг определяет их подчинение установленному для них специальному правовому режиму [39] .

Содержание права собственности граждан составляют правомочия владения, пользования и распоряжения.

Действия гражданина по поводу присвоенного имущества могут быть направлены как на личное потребление, так и на использование его в предпринимательской деятельности, имеющей целью систематическое получение прибыли. Необходимо отметить, что объем действий, включенных законодателем в правомочия по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим гражданину имуществом такой же, как и для других субъектов гражданского права. Отличие в правовом положении гражданина—собственника от иных субъектов права собственности состоит в том, что объем имущественной правоспособности гражданина отличен от объема имущественной правоспособности иных лиц — участников гражданского оборота. Вследствие этого существует ряд сделок, одной из сторон в которых может быть только гражданин —собственник. Например, только гражданин — собственник признается получателем ренты по договору пожизненного содержания с иждивением (ст. 596 ГК); только гражданин — собственник может распорядиться своим имуществом путем составления завещания (ст. 534 ГК 1964 г.).

Под пределами осуществления права собственности необходимо понимать те границы, которые нормативно установил законодатель на объем свободных действий по владению, пользованию и распоряжению имуществом собственника. Предусматриваются некоторые нормативные ограничения действий собственника, которые вводятся в интересах соблюдения прав, охраны здоровья и законных интересов других лиц, охраны окружающей среды, защиты нравственности, конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1, п. 2, 3 ст. 209 ГК).

Законодатель не допускает экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (п. 2 ст. 34 Конституции РФ, п. 1 ст. 10 ГК).

Объем имущества, который может принадлежать гражданину па праве собственности, количественно и по стоимости гражданским законодательством прямо не ограничен (п. 2 ст. 213 ГК). Однако на этапе присвоения государственное регулирование количества имущества, которое может поступать в собственность гражданина, осуществляется средствами налогообложения. Действующим законодательством предусмотрено более 20 видов налогов, взимаемых с граждан.

Например, из денежной оценки подаренного или унаследованного гражданином имущества значительные суммы взыскиваются в виде налога на сделку, если стоимость приобретенного имущества превышает определенные в законе размеры. Подоходный налог на граждан, доход которых в течение календарного года превышает 48 млн. руб., составляет 10 млн. 440 тыс. руб. + 35% с суммы, превышающей 48 млн. руб [40] .

В перечень имущества, входящего в объект налогообложения, законодатель включил такие предметы, как дома, яхты, драгоценности, транспортные средства, земельные наделы, ценные бумаги. При этом средства производства, такие как станки, оборудование, предметы труда (сырье, полуфабрикаты) данным видом налога не облагаются. В то же время установлен перечень вещей, по поводу которых ограничен объем действий гражданина — собственника. Эти ограничения касаются в первую очередь действий по приобретению и прекращению права собственности. Например, при вывозе культурных ценностей за территорию РФ подтверждением права собственности на них признаются только письменные сделки [41] . Продажа, дарение и наследование личного оружия гражданами осуществляется в порядке обязательной регистрации сделок в органах внутренних дел [42] .

Ряд ограничений установлен законодателем на действия собственника жилья. Не допускается изменение по свободному усмотрению собственника целевого назначения помещения путем его перевода из жилого в нежилое (ст. 288 ГК). Право собственности на квартиру в многоквартирном доме тесно связано с правом собственности на общие помещения жилого дома. Поэтому такой собственник лишен права-распоряжения своей долей в общем имуществе жилого дома отдельно от права собственности на квартиру (п. 2 ст. 290 ГК). На право распоряжения собственника жилого помещения законодатель накладывает ограничения при наличии членов семьи, проживающих совместное собственником. Во-первых, собственник не вправе отчуждать жилое помещение без согласия органов опеки и попечительства, если совместно с ним проживают несовершеннолетние члены семьи. Во-вторых, продажа или иное отчуждение жилого помещения собственником не влечет за собой прекращения права пожизненного пользования этим помещением членами его семьи (ст. 292 ГК).

Согласно ст. 289 ГК собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома.

§2 Право собственности юридических лиц.

Собственность юридических лиц, наряду с собственностью граждан, относится к частной форме собственности. Наличие у юридического лица обособленного имущества является одним из непременных его признаков. Но не всегда имущество принадлежит юридическому лицу на праве собственности. Допустимо иметь имущество в хозяйственном ведении или оперативном управлении (ст. 48 ГК). Для большинства же организационно-правовых форм юридических лиц характерно их создание и функционирование только как собственников принадлежащего им имущества. К их числу, согласно п. 3 ст. 213 ГК, относятся коммерческие и некоммерческие организации (кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником), которые являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами на ином основании. Круг юридических лиц, названных в ст. 213 ГК субъектами права собственности, довольно широк: это хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), ассоциации и союзы, а также другие, предусмотренные законом, организации.

Праву собственности юридических лиц определенных организационно-правовых форм присущи особенности приобретения и прекращения владения, пользования и распоряжения имуществом. Вместе с тем существуют общие закономерности, свойственные праву собственности юридического лица безотносительно к его конкретному виду.

Во-первых, именно юридическое лицо является единым и единственным собственником принадлежащего ему имущества. Учредители (участники, члены) юридического лица на его имущество либо имеют только обязательственные права, если речь идет о хозяйственных обществах и товариществах, производственных и потребительских кооперативах (п. 2 ст. 48 ГК), либо вообще не имеют имущественных прав, если речь идет об общественных и религиозных организациях (объединениях), ассоциациях и союзах (п. 3 ст. 48 ГК).

Во-вторых, в собственности юридического лица находится имущество, переданное ему в качестве вклада (взноса) его учредителями (участниками, членами), а также имущество произведенное и приобретенное юридическим лицом по иным основаниям в процессе его деятельности (п. 3 ст. 213, п. 1 ст. 66 ГК).

В-третьих, юридические лица, подобно иным собственникам, вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, лишь бы они не противоречили закону, иным правовым актам и не нарушали права и охраняемые законом интересы других лиц. Пределы осуществления права собственности юридического лица зависят от объема его правоспособности. Некоммерческие организации, наделенные специальной правоспособностью, в большей степени ограничены в осуществлении правомочии собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, нежели коммерческие организации, имеющие общую правоспособность. Это прямо подчеркивается в п. 4 ст. 213 ГК, согласно которому такие некоммерческие юридические лица, как общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды вправе использовать принадлежащее им на праве собственности имущество лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. И при общей и при специальной правоспособности право собственности юридического лица может быть ограничено законом. Гражданским кодексом РФ, например, предусмотрена возможность ограничения права юридического лица иметь в собственности отдельные виды имущества, которые могут находиться только в государственной и муниципальной собственности (п. 3 ст. 212 ГК).

В-четвертых, в определении правового режима имущества, принадлежащего юридическому лицу на праве собственности, в установлении полномочий собственника по владению, пользованию и распоряжению им велика роль учредительных документов. В них определяются источники формирования имущества юридического лица, порядок распоряжения движимым и недвижимым имуществом, распределения между участниками прибыли и убытков и др.

Объектами права собственности юридического лица может быть любое имущество, как движимое так и недвижимое, за исключением имущества, которое в соответствии с законом отнесено к федеральной, иной государственной или муниципальной собственности. К собственности юридических лиц относится имущество производственного, социально-культурного, образовательного, благотворительного и иного назначения, включая предприятия, земельные участки, здания, санаторно-курортные, туристические, спортивные комплексы, жилищный фонд, оборудование, денежные средства. При этом круг такого имущества различен для коммерческих и некоммерческих организаций. Круг объектов права собственности некоммерческих организаций, наделенных специальной правоспособностью, уже, нежели коммерческих. В него входит лишь имущество, необходимое для осуществления целей деятельности этой организации. Профсоюзы, например, вправе иметь в собственности такое имущество, которое необходимо им для выполнения их уставных целей по представительству и защите социально-трудовых прав и интересов членов профсоюзов [43] .

Как при общей, так и при специальной правоспособности организаций отдельные виды имущества, в соответствии с законом о них, не могут принадлежать юридическим лицам (п. 1 ст. 213 ГК). Согласно законодательству таковым является имущество, изъятое из оборота или ограниченное в обороте. Исходя из ст. 129 ГК виды объектов права собственности, изъятых из оборота, должны быть прямо указаны в законе. Виды же объектов, ограниченных в обороте, определяются в порядке, установленном законом. Так, юридическому лицу не могут принадлежать природные лечебные ресурсы (минеральные воды, лечебные грязи и другие природные объекты), поскольку являются государственной собственностью [44] . Если же в собственности юридического лица окажется имущество, которое по закону не может ему принадлежать, то право собственности такого юридического лица подлежит прекращению, а имущество — отчуждению в порядке, предусмотренном ст. 238 ГК.

В отношении имущества, которое, согласно закону, может находиться в собственности юридического лица, в п. 2 ст. 213 ГК установлено правило о недопустимости стоимостного и количественного ограничений на объекты права собственности юридических лиц. Такие ограничения могут быть установлены федеральным законом, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, в отношении объектов права собственности юридических лиц (подобно объектам права собственности граждан) законом предусмотрено две разновидности ограничений: а) в зависимости от вида имущества, касающееся имущества, изъятого из оборота или ограниченного в обороте; б) по стоимости и количеству имущества, если это ограничение установлено законом в публичных интересах.

Основаниями приобретения и прекращения права собственности юридических лиц выступают общие основания, предусмотренные в ГК. Вместе с тем, согласно п. 3 ст. 212 ГК, законом могут устанавливаться особенности приобретения и прекращения права собственности юридических лиц. Так, источниками формирования имущества благотворительной организации могут являться благотворительные пожертвования, поступления из государственного и местного бюджетов, труд добровольцев и другое юридические факты, не относящиеся к общим основаниям приобретения права собственности [45] .

Совокупность правовых норм, закрепляющих, регулирующих и охраняющих состояние принадлежности (присвоенности) материальных благ юридическим лицам, порядок приобретения, владения, пользования и распоряжения ими, представляет собой право собственности юридических лиц в объективном смысле.

При этом часть правовых норм имеет значение для всех видов юридических лиц — собственников принадлежащего им имущества; другая часть касается только группы или отдельного вида. В соответствии с этим и в зависимости от особенностей имущественно-правового положения присущих юридическим лицам различных организационно-правовых форм, именно как субъектам права собственности, в институте права собственности юридических лиц могут быть выделены некоторые субинституты. К ним могут быть отнесены: право собственности хозяйственных обществ и товариществ, включая дочерние и зависимые общества; право собственности производственных и потребительских кооперативов; право собственности общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных организаций; объединений юридических лиц.

Право собственности хозяйственных обществ и товариществ

Содержание и осуществление права собственности. Хозяйственные общества и товарищества, являясь коммерческими организациями, вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего им имущества любые действия по владению, пользованию и распоряжению, если они не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц. К примеру, согласно ст. 575 ГК в отношениях между коммерческими организациями не допускается распоряжение имуществом в форме дарения, за исключением обычных подарков.

Полномочия собственника хозяйственные общества осуществляют через свои органы путем сочетания коллегиальности и единоначалия. Иначе полномочия собственника осуществляются хозяйственными товариществами, которые приобретают и принимают на себя обязанности через своих участников. При этом действовать от имени полного товарищества вправе: а) каждый его участник, если учредительным договором не установлено иное; б) все участники совместно согласно учредительному договору; в) один или несколько участников, которым поручено ведение дел в соответствии с учредительным договором. Делами товарищества на вере управляют только полные товарищи по правилам, установленным Гражданским кодексом для управления полным товариществом.

Порядок осуществления правомочия распоряжения не одинаков для всех видов объектов, входящих в состав имущества хозяйственных обществ и товариществ. Он определяется в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Так, решение о совершении акционерным обществом крупных сделок, либо сделок, в совершении которых имеется заинтересованность указанных в законе лиц, принимается советом директоров (наблюдательным советом), либо общим собранием акционеров [46] . Только общим собранием, например, решаются вопросы о распределении прибыли и убытков хозяйственного общества (п. 3 ст. 91, п. 1 ст. 103 ГК).

Важнейшими основаниями приобретения права собственности хозяйственных обществ и товариществ являются: обобществление имущества, создание его в процессе предпринимательской деятельности, гражданско-правовыё сделки.

Обобществление имущества осуществляется путем внесения учредителями (участниками) вкладов в складочный или уставный капитал. Вкладом может быть как имущество в натуре (здания, сооружения, оборудование и т.п.), так и денежные средства, ценные бумаги или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку. С момента передачи имущества хозяйственное общество или товарищество приобретает право собственности на переданное ему имущество (п. 3 ст. 213 ГК). В акционерном обществе важным основанием возникновения права собственности являются сделки по продаже акций неограниченному (в открытом акционерном обществе) либо заранее определенному (в закрытом акционерном обществе) кругу лиц.

Объектами права собственности хозяйственных обществ и товариществ являются как имущество, переданное в качестве вкладов или взносов (если только оно не передается в пользование на основании договора), так и имущество, произведенное или приобретенное по иным основаниям, например от размещения акций и иных ценных бумаг.

В составе имущества хозяйственных обществ и товариществ выделяют уставный или складочный капитал. Наименование его зависит от того, на основании каких учредительных документов юридическое лицо действует. В полных товариществах и товариществах на вере, поскольку у них нет устава и они действуют на основании учредительного договора, капитал именуется складочным. В хозяйственных обществах, имеющих устав, он называется уставным. Размер уставного или складочного капитала фиксируется в учредительных документах. В период деятельности юридического лица допустимо как увеличение, так и уменьшение размера уставного или складочного капитала. Однако этот размер не должен быть менее минимального, определенного законом для конкретной организационно-правовой формы юридического лица. Уставный капитал хозяйственного общества определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов (п. 1 ст. 90, п. 3 ст. 95, п. 1 ст. 99 ГК). В качестве критерия оценки платежеспособности хозяйственного общества, его ликвидности используется показатель стоимости чистых активов [47] . Если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше определенного законом минимального размера уставного капитала, общество подлежит ликвидации (п. 4 ст. 90, п. 4 ст. 99 ГК). Аналогичное положение в отношении складочного капитала хозяйственных товариществ в законе отсутствует, поскольку интересы их кредиторов гарантируются имуществом участников полного товарищества и полных товарищей в товариществе на вере, солидарно несущих субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества.

Имущество хозяйственных обществ и товариществ подразделяется на фонды, представляющие собой обособленные части имущества определенного целевого назначения: фонд накопления, фонд социальной сферы, фонд потребления и др. Виды фондов, источники их образования и пополнения, порядок их расходования определены в учредительных документах, в особых положениях о фондах, а также в законах и иных правовых актах. Так, в акционерном обществе в обязательном порядке образуется резервный фонд, который не должен быть менее 15 процентов от его уставного капитала. Резервный фонд предназначен для покрытия убытков общества, а также для погашения облигаций общества и выкупа акций акционерным обществом в случае отсутствия иных средств, и не может быть использован для иных целей. Кроме того, уставом акционерного общества может быть предусмотрено формирование из чистой прибыли специального фонда акционирования работников общества. Его средства используются исключительно на приобретение акций общества, продаваемых акционерами этого общества (ст. 35 Закона «Об акционерных обществах»).

Порядок распределения имущества при ликвидации хозяйственных обществ или товариществ или выходе участников из них. Хозяйственные общества и товарищества относятся к таким юридическим лицам, в отношении имущества которых их участники имеют обязательственные права: право на часть прибыли, на дивиденды по акциям, право на получение части имущества при ликвидации юридического лица либо при выходе участника из него и др.

В случае ликвидации товарищества или общества его имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов распределяется между его участниками (п. 7 ст. 63 ГК). При этом при ликвидации товарищества на вере, в том числе в случае банкротства, из его имущества прежде всего выдаются вклады вкладчикам. И лишь после этого оставшееся имущество распределяется между полными товарищами и вкладчиками пропорционально их долям в складочном капитале общества (п. 2 ст. 86 ГК). В иной очередности распределяется имущество ликвидируемого акционерного общества. Согласно ст. 23 Закона РФ «Об акционерных обществах» в первую очередь осуществляются выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены акционерным обществом по требованию акционеров. Во вторую очередь выплачиваются начисленные, но не выплаченные дивиденды по привилегированным акциям и определенная уставом общества ликвидационная стоимость по привилегированным акциям. В третью очередь распределяется имущество ликвидируемого общества между акционерами — владельцами обыкновенных акций и всех типов привилегированных акций.

В случае выбытия участника из состава товарищества или общества из его имущества также должны быть осуществлены выплаты (см. ст. 78, 85, 94, 95 ГК). Так, согласно п. 1 ст. 78 ГК участнику, выбывшему из полного товарищества, выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующей доле этого участника в складочном капитале, если иное не предусмотрено учредительным договором. По соглашению выбывающего участника с остающимися участниками выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей имущества в натуре. Аналогичным образом определяются последствия выбытия полного товарища из товарищества на вере. Что же касается вкладчиков на вере, то они, имея право выйти из товарищества лишь по окончании финансового года, получают при этом только свой вклад (п. 2, 3 ст. 85 ГК).

Отличительные особенности имеют последствия выбытия члена акционерного общества из состава общества. Принципиальная особенность акционерной формы хозяйственного общества в делении уставного капитала не на доли, а на акции (п. 1 ст. 96 ГК). Оформление прав акционера акциями означает, что и передача этих прав другим лицам возможна только путем их передачи. Поэтому при выходе из акционерного общества его участник не может потребовать от самого общества никаких выплат или выдач, причитающихся на его долю. Ведь осуществить этот выход можно лишь одним способом — продав или уступив иным образом свои акции другому лицу или акционерному обществу. Следовательно, поскольку участнику акционерного общества при выходе из общества не должна быть выплачена стоимость части имущества, соответствующей стоимости акций, то акционерное общество в отличие от иных обществ или от товариществ гарантировано от уменьшения своего имущества при выходе из него участников.

При разрешении споров, возникающих между хозяйственным товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником) по поводу изъятия в натуре имущества, внесенного учредителем (участником) в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, следует исходить из того, что такое имущество принадлежит последним на праве собственности. Исключение составляют лишь случаи, когда в учредительных документах хозяйственного товарищества (хозяйственного общества) содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный (складочный) капитал учредителем (участником) передавалось не имущество в натуре, а лишь право владения и (или) пользования соответствующим имуществом. Условия же учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена законом [48] .

Право собственности производственных и потребительских кооперативов

Субъектом права собственности кооператива является каждая кооперативная организация, признаваемая юридическим лицом, независимо от вида кооператива. Круг таких субъектов разнообразен. Это могут быть производственные и потребительские кооперативы; первые относятся к коммерческим, а вторые — к некоммерческим организациям. К производственным кооперативам относятся кооперативы в сферах производства и оказания услуг и сельскохозяйственные кооперативы. Видами сельскохозяйственных производственных кооперативов являются сельскохозяйственная артель (колхоз), рыболовецкая артель (колхоз) и кооперативное хозяйство (коопхоз) [49] . В число потребительских кооперативов входят: жилищно-строительные, жилищные, товарищества собственников жилья, дачно-строительные, гаражно-строительные и некоторые другие. Примером потребительского кооператива является и потребительское общество, осуществляющее в интересах пайщиков заготовительную, торговую и иную деятельность [50] . В особую группу потребительских кооперативов следует выделить сельскохозяйственные. В зависимости от вида их деятельности они подразделяются на перерабатывающие, сбытовые, огороднические, животноводческие, кредитные, страховые. Законом могут быть предусмотрены и иные виды производственных и потребительских кооперативов [51] .

Содержание и осуществление права собственности кооперативов. Пределы осуществления права собственности кооператива зависят от его вида и от объема правоспособности. Потребительские кооперативы, наделенные специальной правоспособностью, в большей степени ограничены в осуществлении правомочии по владению, пользованию и распоряжению, нежели производственные кооперативы. К примеру, сельскохозяйственные потребительские сбытовые кооперативы используют принадлежащее им имущество лишь для достижения целей, связанных с реализацией сельскохозяйственной продукции, осуществляя продажу, хранение, сортировку, сушку, мойку, расфасовку, транспортировку и иные, связанные с этим сделки [52] .

Свои полномочия собственника кооперативная организация осуществляет через органы управления: общее собрание ее членов, правление кооператива, председателя правления и наблюдательный совет. Управление осуществляется обычно путем сочетания коллегиальности и единоначалия. Некоторые особенности имеет управление в сельскохозяйственных кооперативах. Если иное не предусмотрено в уставах, управление в них осуществляется правлением сельскохозяйственного кооператива коллегиально [53] .

Основания возникновения права собственности кооператива. Непременным основанием является объединение членами кооператива паевых взносов. Паи устанавливаются в денежной, земельной или иной имущественной форме. Паевой взнос может быть первоначальным и дополнительным. Первоначальный пай вносится в обязательном порядке. Дополнительный паевой взнос обычно осуществляется по желанию членов кооператива в целях получения дивиденда либо в целях увеличения размера паевого фонда. В ряде случаев он вносится в обязательном порядке. Так, на членов сельскохозяйственного потребительского кооператива может быть возложено внесение дополнительных взносов для погашения образовавшихся у кооператива убытков (п.4 ст. 116 ГК) [54] .

Главными основаниями возникновения права собственности для кооперативов являются создание материальных благ в результате собственной деятельности и гражданско-правовые сделки. Среди сделок большое значение имеют договоры поставки, купли-продажи, контрактации, подряда и др. Кроме того, кооперативы могут приобрести право собственности на безнадзорных животных, по совершаемым в их пользу сделкам, в силу приобретательной давности и по другим основаниям.

Важным фактором формирования собственности кооператива, прежде всего производственного, традиционно являлось активное содействие государства. Государство стимулирует создание и деятельность кооперативов, оказывая помощь колхозам и другим видам кооперативов путем установления налоговых и иных льгот, выделения средств из федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации для приобретения и строительства перерабатывающих и обслуживающих предприятий, создания кредитных и страховых кооперативов, путем безвозмездной передачи имущества, предоставления иных льгот и преимуществ [55] .

Объекты права собственности кооператива. Кооператив является собственником имущества, переданного ему в качестве паевых взносов его членами, а также имущества, произведенного и приобретенного кооперативом в процессе его деятельности (п. 3 ст. 213 ГК). В число объектов права собственности кооперативов входят земельные участки, здания, сооружения, сельскохозяйственные машины, рыбопромысловый флот, транспортные средства, жилищный фонд, объекты здравоохранения, культуры, образования и другое имущество. Законы о кооперации и уставы отдельных кооперативных организаций конкретизируют круг этого имущества в зависимости от вида кооперативной организации (производственная или потребительская) и от объема ее правоспособности. Садоводческие товарищества, например, могут иметь в собственности перерабатывающие пункты, хранилища, столярные и ремонтные мастерские, объекты культурно-бытового назначения и другое имущество, необходимое для более рационального использования сельскохозяйственной продукции и сокращения ее потерь. Круг объектов права собственности производственных кооперативов значительно шире. Так, в собственности колхозов могут быть земельные участки, мастерские, сушилки, гаражи, зернотока, склады и другое имущество, необходимое для деятельности по производству, переработке, сбыту сельскохозяйственной продукции [56] .

Имущество кооперативов подразделяется на фонды. Виды, размеры этих фондов, порядок их формирования и использования устанавливаются законом, органами управления кооперативом в соответствии с уставом кооператива. В составе имущества кооператива выделяют паевой фонд, складывающийся из паевых взносов его членов. Размер паевого фонда устанавливается на собрании кооператива и предусматривается его уставом. В последующем размер паевого фонда может быть уменьшен или увеличен с внесением соответствующих изменений в устав. Его увеличение осуществляется либо путем внесения дополнительных паев, либо путем увеличения паевых взносов за счет кооперативных выплат (п. 1 ст. 109 ГК).

Уставом кооператива может быть предусмотрено, что определенную часть принадлежащего ему имущества составляет неделимый фонд. Имущество, его составляющее, не включается в паи членов кооператива. Перечень объектов, входящих в неделимый фонд, определяется решением общего собрания членов кооператива (ст. 109 ГК) [57] . Это могут быть объекты производственной и социальной инфраструктуры: производственные помещения, мелиоративные, гидротехнические и другие сооружения, рыбопромысловый флот, орудия лова, объекты здравоохранения, культуры и спорта и др.

Обычно, а в сельскохозяйственных кооперативах в обязательном порядке, создается резервный (страховой) фонд. Размер резервного фонда в сельскохозяйственных кооперативах, например, не должен быть менее 10 процентов от паевого фонда.

Порядок распределения имущества кооператива в случае реорганизации или ликвидации кооператива, либо выбытия из него участников. Подобно хозяйственным обществам и товариществам производственные и потребительские кооперативы относятся к юридическим лицам, на имущество которых их участники имеют обязательственные права. При этом права членов кооператива на его имущество, как правило, не обусловлены величиной его пая. Так, имущество, оставшееся после ликвидации производственного кооператива и удовлетворения требований его кредиторов распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом и уставом кооператива (п. 4 ст. 109 ГК, ст. 12 Закона РФ «О производственных кооперативах»).

В случае образования неделимых фондов порядок их распределения определяется законом или уставом кооператива. Так, при ликвидации сельскохозяйственного кооператива (как производственного, так и потребительского) разделу не подлежат объекты социальной инфраструктуры, входящие в неделимый фонд, а при его реорганизации — объекты производственной инфраструктуры (мастерские, гаражи, сушилки, зернотока, склады и др.). Такие объекты на основании решения общего собрания в установленном законом порядке передаются одному из вновь созданных кооперативов в неделимый фонд или в доверительное управление. Для использования этих объектов членами прежнего кооператива могут быть образованы один или несколько новых потребительских кооперативов [58] .

Порядок распределения имущества в случае выбытия из кооператива его участников также определяется законом или уставом организации. Так, при выходе из производственного кооператива, а в сельскохозяйственных — и из потребительского, его член имеет право на выплату паевого взноса или имущества, соответствующего его паевому взносу (но не на выплату доли во всем имуществе), а также на другие выплаты, предусмотренные уставом (дивиденды, кооперативные выплаты и т.п.)

Право собственности общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных организаций, объединений юридических лиц.

Объединение указанных субъектов в одну классификационную группу объясняется тем, что в правовом режиме их имущества очень много общего. Прежде всего следует отметить, что законодатель в Гражданском кодексе РФ (в отличие от ранее действовавшего Закона РСФСР о собственности в РСФСР) более не выделяет собственность общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов в качестве самостоятельной разновидности формы собственности, рассматривая ее (подобно собственности объединений юридических лиц) как частную форму собственности. Затем, перечисленные юридические лица относятся к таким, на имущество которых их учредители (участники) не имеют ни вещных, ни обязательственных прав. Права на: имущество, переданное учредителями (участниками) в собственность такой организации, утрачиваются ими (п. 3 ст. 48, п. 4 ст. 213 ГК). Далее, они созданы для удовлетворения нематериальных потребностей граждан и (или) юридических лиц и могут использовать приобретенное ими имущество лишь для достижения целей, предусмотренных в их учредительных документах.

Право собственности общественных организаций (объединений). Круг субъектов права собственности общественных организаций (объединений) достаточно широк: это общественные организации, общественные движения, общественные фонды, общественные учреждения, органы общественной самодеятельности [59] . Общественные объединения существуют в виде как простых, однозвенных структур, так и многозвенных (профсоюзы, политические партии, спортивные организации). Общественные объединения вправе регистрироваться в органах юстиции и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица. Субъектами же права собственности могут выступать лишь общественные объединения, обладающие правами юридического лица. Это положение закреплено в виде общего правила в п. 4 ст. 213 ГК и конкретизировано применительно к общественным объединениям в ст. 3, 21, 32 Закона РФ «Об общественных объединениях».

Однако, Гражданский кодекс РФ, признавая что общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, являющиеся юридическими лицами, выступают собственниками приобретенного ими имущества, не решил вопрос о субъекте права собственности многозвенных организаций. Применительно к многозвенным общественным организациям вопрос о субъекте права собственности решен в ст. 32 Закона РФ «Об общественных объединениях». Согласно названной правовой норме в общественных организациях, объединяющих территориальные организации в качестве самостоятельных субъектов в союз (ассоциацию), собственником имущества, созданного и (или) приобретенного для использования в интересах общественной организации в целом, является союз (ассоциация). Территориальные организации, входящие в состав союза (ассоциации) в качестве самостоятельных субъектов, являются собственниками принадлежащего им имущества. Названное положение означает, что все звенья таких общественных организаций, признаваемые юридическими лицами, относятся к субъектам права собственности в отношении имущества, переданного им в качестве взносов и приобретенного ими по иным основаниям. В общественных организациях, имеющих структурные подразделения, осуществляющие свою деятельность на основе единого устава данной организации, собственниками имущества являются общественные организации в целом.

Именно юридические лица, а не их руководящие органы, являются субъектами права собственности и в общественных объединениях, не имеющих членства, таких как: общественные движения, общественные фонды, органы общественной самодеятельности [60] .

Если же общественное объединение образовано в форме общественного учреждения, то имущество может поступать к нему в оперативное управление и в самостоятельное распоряжение. По общему правилу общественные учреждения в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют право оперативного управления (п. 1 ст. 296 ГК).

Однако, если в соответствии с учредительными документами общественным учреждениям предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение общественных учреждений (п. 2 ст. 298 ГК).

Основаниями приобретения права собственности общественных объединений являются: вступительные и членские взносы, добровольные взносы и пожертвования, поступления от лекций, выставок, лотереи, аукционов, спортивных и иных мероприятий, от сделок по купле-продаже, мене, дарению, от предпринимательской деятельности и других не запрещенных законом источников [61] .

Политические партии, политические движения и общественные объединения, уставы которых предусматривают участие в выборах (например, профсоюзы), не вправе получать финансовую и иную материальную помощь от иностранных государств, организаций и граждан на деятельность, связанную с подготовкой и проведением выборов.

В качестве объекта права собственности общественного объединения выступает лишь имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности, указанной в его уставе. Положение о целевом характере имущества, принадлежащего общественным объединениям на праве собственности, закреплено в виде общего правила в ст. 30 Закона «Об общественных объединениях». Согласно данной норме права это могут быть земельные участки, здания, сооружения, строения, жилищный фонд, транспорт, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, ценные бумаги и иное имущество. Федеральным законом могут устанавливаться виды имущества, которые по соображениям государственной и общественной безопасности либо в соответствии с международными договорами не могут находиться в собственности общественного объединения. Прежде всего это объекты, изъятые из оборота или ограниченные в обороте.

Имущество, не отвечающее характеру уставных задач общественного объединения, но поступившее в его собственность по основаниям, допускаемым законом (например, в силу завещания), подлежит отчуждению в порядке, предусмотренном ст. 238 ГК.

Содержание и осуществление права собственности общественных объединений. Правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом общественные объединения, в том числе и организации не имеющие членства, осуществляют через свои постоянно действующие органы, указанные в учредительных документах.

Общественные объединения вправе использовать приобретенное ими имущество лишь для достижения целен, предусмотренных их учредительными документами (п. 4 ст. 213 ГК). Предпринимательская деятельность осуществляется общественными объединениями также лишь постольку, поскольку это служит достижению уставных целен, ради которых они созданы. Она должна соответствовать этим целям. Предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций признаются приносящие прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания такой организации, приобретение и реализация имущественных и неимущественных прав, ценных бумаг, иного имущества, участие в хозяйственных обществах и товариществах на вере в качестве вкладчика [62] .

Поскольку общественные объединения относятся к юридическим лицам, на имущество которых их участники не имеют имущественных прав, то в случае ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется на цели, в интересах которых она была создана и (или) на благотворительные цели. В случае, если использование имущества в соответствии с учредительными документами организации не представляется возможным, оно обращается в доход государства (п. 4 ст. 213 ГК, ст. 20 Закона РФ «О некоммерческих организациях») [63] .

Правовой режим имущества благотворительных организаций определен Законом РФ •«О благотворительной деятельности и благотворительных организациях. Благотворительные организации, являясь:

неправительственными (негосударственными и немуниципальными), создаются в формах общественных организаций (объединений) и иных формах, предусмотренных федеральным законом.

Среди источников формирования имущества благотворительных организаций следует отметить взносы учредителей, благотворительные пожертвования, в том числе носящие целевой характер (благотворительные гранты), поступления из государственного и местного бюджетов, доходы от разрешенной законом предпринимательской деятельности. Имущественную базу такой организации составляет имущество, необходимое для материального обеспечения благотворительной деятельности, которое может находиться у благотворительной организации как в собственности, так и на ином вещном праве. На каком именно праве находится имущество у благотворительной организации зависит оттого, в какой организационно-правовой форме она создана. Так, если она образована в форме учреждения, то имущество может находиться у нее и в оперативном управлении, и в самостоятельном распоряжении. Благотворительные организации вправе использовать имущество лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами, а также для благотворительной деятельности, направленной на достижение целей, предусмотренных Законом «О благотворительной деятельности» [64] . При осуществлении благотворительными организациями предпринимательской деятельности не допускается их участие в хозяйственных обществах совместно с другими лицами. Кроме того, благотворительная организация не вправе расходовать свои средства и использовать свое имущество для поддержки политических партий, движений, групп и компаний (п. 4. 5 ст. 12 Закона РФ «О благотворительной деятельности»).

Имущественное положение религиозной организации (религиозного общества, монастыря, братства, миссионерского общества) принципиальна не отличается от соответствующего статуса общественных организаций (объединений).

Согласно п. 4 ст. 213 ГК религиозные организации (объединения), признаваемые юридическими лицами, являются собственниками приобретенного ими имущества. Учредители этих организаций утрачивают права на имущество, переданное ими в собственность религиозной организации. В качестве объектов права собственности таких организаций выступает имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности, указанной в учредительных документах религиозной организации. Это могут быть: здания, предметы культа, объекты производственного, социального и благотворительного назначения и иное имущество.

Важным фактором формирования собственности религиозных организаций в настоящее время является активное содействие государства путем передачи относящихся к государственной и муниципальной собственности культовых зданий, строений и иного движимого и недвижимого имущества религиозного назначения, в том числе памятников истории и культуры. Религиозные организации (объединения) могут использовать приобретенное ими имущество лишь для достижения целей, предусмотренных их уставом (п. 4 ст. 213 ГК). Они вправе создавать издательские, полиграфические, реставрационно-строительные и другие производственные организации; производить и распространять предметы культа, религиозную литературу и иные информационные материалы религиозного содержания [65] .

5. Право собственности объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов). В соответствии с п. 1 и 2 ст. 121 ГК ассоциации и союзы являются некоммерческими организациями и могут создаваться как коммерческими, так и некоммерческими организациями. Вопросы о субъектах, объектах, особенностях приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им решаются на основании положений п. 3 ст. 48, п. 3 ст. 212, ст. 213 ГК, а также правовых норм Закона РФ «О некоммерческих организациях». Согласно названному законодательству ассоциации, союзы являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов их учредителями, а также имущества, приобретенного ими по иным основаниям. Участники таких объединений утрачивают право собственности на имущество, переданное ими в собственность объединению, и не приобретают в отношении имущества этого юридического лица иного имущественного права.

Имущество ассоциаций и союзов используется ими лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Учредители объединения, однако, не вправе предусмотреть в учредительных документах возможность ведения предпринимательской деятельности. Если же по решению участников на ассоциацию возлагается ведение предпринимательской деятельности, то она преобразуется в хозяйственное общество или товарищество, либо может учредить хозяйственное общество или войти в состав участников такого общества (п. 1 ст. 121 ГК).

В случае ликвидации объединения имущество используется на цели, в интересах которых была создана организация, и (или) на благотворительные цели, либо обращается в доход государства (п. 1 ст. 20 Закона РФ «О некоммерческих организациях»).

§3. Право государственной и муниципальной собственности.

В нашей стране государственная собственность долгое время оставалась ведущей формой собственности и имела наибольший удельный вес. Концентрация имущества в государственной собственности и, как следствие, ограничение имущественной сферы, и правомочий других собственников, исключение частной собственности как таковой не дало положительных результатов.

В настоящее время законодательством закреплено равенство всех участников гражданских правоотношений, включая и государство ст. 2 ГК. Условиями, обеспечивающими равенство субъектов в отношениях собственности, явилось лишение государства ряда преимуществ отказ от неограниченной виндикации государственного имущества, от нераспространения исковой давности на требования о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения и некоторых других льгот и закрепление за всеми собственниками равного права на защиту их собственности п.4 ст. 212 ГК.

Однако государство продолжает оставаться особым субъектом права. Применительно к праву государственной собственности ст. 214 ГК развивает правила, установленные ранее действовавшим Законом о собственности. Прежде всего, сохраняется правило о множественности субъектов государственной собственности, в роли которых выступают Российская Федерация в целом в отношении имущества, составляющего федеральную собственность и ее субъектов. До принятия специального закона по этому вопросу в соответствии со ст. 4 Вводного закона а сохраняют силу постановление Верховного Совета РФ от 27.12.91г. 3020 1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт Петербурга и муниципальную собственность» и Положение об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности, утвержденные распоряжением Президента от 18.03.92 года.

Обладая присущими только государству правомочиями и выполняя возложенные на него функции, оно само может устанавливать правила гражданского оборота, содержание и пределы своей правоспособности, в том числе границы и содержание права государственной собственности. Возможность частных лиц по своему усмотрению осуществлять правомочия собственника ограничиваются правом государства вмешиваться в их имущественную сферу в публичных интересах, в определенных законом случаях. Надо заметить, что ограничения эти неизбежны и предусмотрены в любом правовом обществе. В этих случаях важным является обеспечение равной защиты прав, непременным условием которой выступает сбалансированность интересов собственников при их защите. Нельзя обеспечивать государственные интересы за счет и в ущерб интересам частных лиц, если последние добросовестно владеют, пользуются и распоряжаются находящимся в их собственности имуществом. Например, изъятие имущества для государственных нужд предусматривает компенсационные выплаты его рыночной стоимости и возмещение убытков, причиненных таким изъятием, как это установлено ныне действующим законодательством ст. 281 ГК. Но ущемление интересов частных лиц должно быть сведено к минимуму. Более того, в некоторых случаях разумно было бы предусмотреть в законе возможность изъятия имущества у собственника в публичных целях не выгодных для него условиях. Например, предусмотреть право на предоставление адекватного жилья, возмещение морального вреда.

Это послужило бы гарантией от принудительных изъятий и незаконных действий государственных органов и их должностных лиц. Отношения, связанные с принудительным выкупом, изъятием имущества, должны быть детально регламентированы.

Данная позиция связана с намерением рассматривать государственную собственность и частную собственность не как противостоящие друг другу формы собственности, а как две составляющие экономических отношений собственности, не имеющих политической окраски. Не стоит доказывать, что развитие частной собственности в разумных пределах, под государственным контролем, так же как и приумножение государственной собственности, может и должно быть выгодно всему обществу.

Как экономическая категория государственная собственность является основной формой общенародного присвоения. С учетом многоуровневого характера государственной собственности экономические отношения общенародной собственности могут выражать принадлежность материальных благ народу, объединенному в рамках Российской Федерации либо в рамках субъектов Российской Федерации.

В сложной системе экономических отношений общественной собственности государственная собственность представляет собой экономическую категорию, тождественную общенародному присвоению имущества, обособленного от имущества других организаций и граждан. Совпадение общенародного и государственного присвоения как экономических категорий должно иметь место в демократическом государстве и возможно, если государство выражает интересы всего народа и использует государственное имущество по целевому назначению, не допуская его трансформации в частную собственность, за исключением случаев, предусмотренных законом.

С этой точки зрения право государственной собственности в объективном смысле представляет собой совокупность правовых норм, закрепляющих и охраняющих принадлежность материальных благ народу соответствующих территорий в лице Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и устанавливающих порядок владения, пользования и распоряжения государственным (общенародным) имуществом.

В субъективном смысле право государственной собственности состоит из принадлежащих государству, субъектам РФ правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом, которые собственники осуществляют по своему усмотрению с учетом общенародных интересов. В отличие от физических и юридических лиц они должны использовать государственную собственность по целевому назначению.

Находящееся в государственной собственности имущество подразделяется на две части. Одна часть закрепляется за государственными юридическими лицами — предприятиями и учреждениями — на ограниченных, но вполне самостоятельных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Это «распределенное» государственное имущество составляет базу для участия этих организаций в обороте в качестве самостоятельных юридических лиц. Оно не может служить для обеспечения покрытия возможных долгов государства, ибо предприятия и учреждения как юридические лица не отвечают своим имуществом по долгам учредившего их собственника-государства — этим имуществом они отвечают по собственным долгам перед кредиторами (если речь не идет о казенных предприятиях и учреждениях, где возможна дополнительная ответственность государства по их долгам, но все равно исключается их имущественная ответственность по долгам государства) (ст. 56, п. 5 ст. 113, п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120 ГК).

Имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями («нераспределенное» государственное имущество), прежде всего средства соответствующего бюджета, составляют государственную казну того или иного государственного (публично-правового) образования. ГК понимает под казной именно «нераспределенное» государственное имущество, а не орган государства (казначейство). Это имущество может быть объектом взыскания кредиторов государства-собственника по его обязательствам. Поэтому на первом месте и названы бюджетные средства, которые реально составляют объект такого взыскания. Эти же средства служат источником дополнительной (субсидиарной) ответственности государства (публично-правового образования) по долгам его казенных предприятий и учреждений при недостатке у них денежных средств для расчетов со своими кредиторами.

В п. 2 ст. 214 ГК установлен особый режим земли и природных ресурсов. Он заключается в данном случае в том, что государственной собственностью объявлена вся та земля и все те природные ресурсы, которые прямо не переданы в частную собственность граждан и юридических лиц либо в муниципальную (публичную) собственность. Иначе говоря, установлена своеобразная презумпция (предположение) государственной собственности на землю и другие природные ресурсы, что исключает их существование в качестве бесхозяйного имущества (ст. 225). С другой стороны, этим правилом закона установлены известные ограничения частной собственности на землю и другие природные ресурсы в том смысле, что они могут быть объектом частной и даже муниципальной собственности лишь в той мере, в какой это прямо допускается государством.

Следует подчеркнуть, что субъектами права государственной собственности выступают именно соответствующие государственные публично правовые образования в целом, то есть Российская Федерация и входящие в ее состав республики, края, области и т.д., но не их органы власти и управления п.3 ст. 214 ГК. Последние выступают в имущественном обороте от имени определенного государственного образования и в соответствии со своей компетенцией осуществляют те или иные конкретные правомочия публичного собственника ст. 125 ГК.

Подобно праву собственности юридических и физических лиц право государственной собственности в субъективном смысле включает в себя три правомочия: владение, пользование и распоряжение.

Право владения государства, субъектов РФ означает, что в их охраняемом законом обладании находятся принадлежащие им материальные ценности независимо от того, ведают ли имуществом государственные органы или части его переданы государственным предприятиям или учреждениям в хозяйственное ведение или оперативное управление. Право владения связано с возможностью осуществлять учет общенародного имущества и его охрану. Предоставив право владения имуществом своим организациям (учреждениям и предприятиям), государство, субъект РФ сохраняют за собой право владения этим имуществом, поскольку правомочие владения государственной организации не исчерпывает право владения субъекта права государственной собственности, оно не совпадает с ним ни по объему, ни по назначению. Правомочие владения государственной организации (предприятия, учреждения) производно, вторично по отношению к праву владения государства, субъекта РФ. В конечном итоге, само государственное предприятие, а также казенное унитарное предприятие, государственное учреждение как определенный имущественный комплекс (ст. 132 ГК), являются объектом государственной собственности, а следовательно, находятся во владении государства, субъекта РФ.

Право пользования означает закрепленную за государством, субъектом РФ возможность целенаправленно извлекать из общенародных имущественных ценностей максимальную выгоду в интересах всего народа, народа субъекта РФ в целях удовлетворения его материальных потребностей и создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

В науке гражданского права существовала точка зрения, в соответствии с которой право распоряжения государства состояло «в установлении им порядка владения и пользования народным достоянием, распределении имущества, определении наилучших правовых форм, в которых должно осуществляться управление государственной собственностью» [66] , т. е. по существу сводилось к праву государства путем издания законодательных актов, а также административных актов самому устанавливать рамки своих прав собственника н пределы их осуществления.

Нельзя не учитывать, что государство, субъекты РФ как политические суверены не могут не оказывать воздействия на установление границ содержания права собственности. Однако с установлением равенства всех форм собственности и утратой государевом преимуществ перед другими участниками гражданских правоотношений положение изменилось. Признавая, что хотя государство, субъекты РФ распоряжаются своим имуществом в пределах, установленных ими же самими, однако их правомочия по распоряжению все же не беспредельны, а имеют свои, очерченные в законодательном порядке границы. Следует признать, что гражданско-правовое регулирование отношений по распоряжению государственной собственностью находится не на должном уровне: не учитывается принцип целевого использования государственного имущества, отсутствуют гарантии т превышения пределов предоставленных государству, субъектам РФ властных полномочий при осуществлении ими правомочий по распоряжению имуществом. Право распоряжения субъектов права государственной собственности должно состоять в их возможности определять юридическую судьбу общенародного имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения с учетом публичных интересов.

Объекты права государственной собственности

Круг объектов права государственной собственности неограничен. В собственности государства может находиться любое имущество, в том числе н то, которое не входит в круг объектов права частной собственности. Таковым является имущество, составляющее исключительную собственность государства. Это имущество, которое находится в исключительном обладании общества и используется исключительно в интересах народа или для обслуживания особых государственных нужд. Объекты исключительной государственной собственности функционирует в особом правовом режиме, установленном законодательством. Режим имущества, составляющего исключительную государственную собственность, связан с монополией государства на это имущество, ограничением его оборотоспособности и, как правило, с наложением законодательных запретов на обращение его в частную собственность. Так, в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся в памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность (ст. 233 ГК).

Круг объектов, составляющих исключительную государственную собственность, определен законодательно. Перечень таких объектов содержится, в частности, в ст. 71 Конституции Российской Федерации, в Приложении № 1 к постановлению Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 г. «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на Федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» [67] . В Российской Федерации к ним отнесены: недра, лесной фонд, водные ресурсы, ресурсы континентального шельфа, территориальных вод н морской экономической зоны, а также иные природные объекты, объекты историческо-культурного наследия и некоторые художественные ценности общенационального значения; имущество государственной казны; имущество Вооруженных Сил; объекты оборонного производства; объекты ядерной энергетики; расщепляющие материалы; ядовитые и наркотические вещества, другие объекты и имущества.

Данный перечень объектов исключительной государственной собственности не является исчерпывающим. Он может дополняться, конкретизироваться, из него могут исключаться те или иные объекты. Стремление к сохранению устойчивого статуса объектов с режимом исключительной государственной собственности не должно противоречить основным принципам осуществления права собственности: максимального использования полезных свойств имущества и извлечения наибольшей прибыли. Намерением достичь наибольшего экономического эффекта от их использования продиктованы изменения отношений собственности на природные ресурсы. Однако расширение сферы частной собственности на природные ресурсы нуждается в глубоком анализе возможных негативных экономических, экологических последствий. Решение вопроса об отнесении природных объектов к объектам частной собственности возможно в том случае, когда прибыль, доход от использования объекта прежде всего зависит от наиболее эффективного и рационального его использования. Данная зависимость наблюдается при использовании земли. Что же касается других объектов природных ресурсов (вод, недр, лесов), то передача их в частную собственность не оправдана (по крайней мере сегодня, когда механизм государственного контроля является недейственным), хотя использование данных объектов частными лицами в режиме иных прав не исключается (например, на условиях аренды).

Наряду с категорией «исключительная государственная собственность» имеет место и другая категория объектов государственной собственности, отнесенных к «неотъемлемому достоянию народов». По мнению некоторых ученых, имущество, объявленное достоянием народов, является разновидностью объектов, составляющих исключительную государственную собственность [68] . Согласно точки зрения других ученых, категория «достояние народов» употребляется по отношению к имуществу, установление права собственности на которое вообще исключается (оно не может быть объектом права собственности). Государство как юридический собственник (фактическим собственником государственного имущества является народ) в отношении имущества, объявленного достоянием народов, обладает лишь компетенцией управлять в общенародных интересах, использовать в ограниченных пределах и передавать в ограниченное пользование другим лицам (юридическим или физическим) [69] .

Иными словами, на правомочие распоряжаться этим имуществом налагаются строжайшие запреты. Право распоряжаться имуществом, объявленным достоянием народов, настолько ограничено, что позволяет сравнить его с правомочиями распоряжения в иных ограниченных вещных правах. Отсюда делается вывод, что данное имущество не имеет собственника. Оно находится в ведении избранных народом органов государственной власти. Именно такой смысл заложен в категорию «достояние народов», используемую в Указе Президента РСФСР от 18 декабря 1991 г. «Об особо ценных объектах национального наследия России», в котором ряд объектов является «достоянием народов России», а государство гарантирует «их сохранность в интересах настоящего и будущего поколений россиян» [70] , т. е. исключает возможность их выбытия за пределы российского государства.

В связи с отсутствием правового определения категории «достояние народов» используемый в некоторых нормативных актах термин «достояние народов» имеет подчас иное содержание. Например, в преамбуле Федерального закона о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах от 27 января 1995 г. [71] говорится, что природные лечебные ресурсы, лечебно-оздоровительные местности и курорты являются национальным достоянием народов Российской Федерации, а в ст. 9 Закона провозглашается право государственной собственности на те же объекты. В другом Федеральном законе об особо охраняемых природных территориях от 15 февраля 1995 г. [72] такие территории относятся к объектам общенационального достояния (преамбула Закона). В то же время в п. 6 ст. 2 Закона говорится, что особо охраняемые природные территории могут иметь федеральное, региональное или местное значение и зависимости от этого особо охраняемые природные территории являются федеральной собственностью, собственностью субъектов Российской Федерации или муниципальной собственностью.

В названных Законах заложенный в Указе Президента РСФСР от 18 декабря 1991 г. «Об особо ценных объектах национального наследия России» смысл категории «достояние народов» утрачивается. Термин «достояние народов», проживающих на соответствующей территории, отождествляется с государственной собственностью и употребляется для обозначения принадлежности соответствующего имущества {и частности, природных ресурсов) Российской Федерации либо ее субъектам.

Надо полагать, что объявление общенародным достоянием тех пли иных объектов, в том числе и объектов, относящихся к природным ресурсам, должно происходить в индивидуальном порядке на основе законодательного определения. Что же касается вопросов отнесения государственной собственности либо к федеральной собственности, либо к собственности субъектов Федерации, то в соответствии с п. «г» ст. 72 конституции РФ разграничение государственной собственности отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Статус объектов государственной собственности, касающийся их субъектной принадлежности, определяется согласно Федеративному договору по взаимной договоренности федеральных органов государственной власти РФ и органов государственной власти республик в составе РФ, автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга.

Определение субъектной принадлежности государственного имущества на основании взаимной договоренности органов государственной власти РФ и субъектов РФ касается не только объектов, находящихся в федеральной собственности, которые могут передаваться в собственность субъектов Российской Федерации, указанных в Приложении № 2 к постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность». Возможен и обратный процесс перехода государственной собственности из собственности субъектов Федерации в Федеральную собственность, так же как и в первом случае находящийся за пределами гражданско-правового регулирования. Особенно часто возникают проблемы установления субъектной принадлежности земли и других природных ресурсов, которые следует особо выделить среди других объектов государственной собственности.

В Конституции РФ (ст. 9) устанавливается, что земля и природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной собственности. Они используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. В п. 2 ст. 214 ГК определен особый режим земли и природных ресурсов, который заключается в том, что государственной собственностью признается вся та земля и все те природные ресурсы, которые прямо не переданы в частную либо муниципальную собственность. Таким образом, устанавливается своеобразная презумпция государственной собственности на землю и другие природные ресурсы, что исключает их существование в качестве бесхозяйного имущества (ст. 225 ГК).

Особо следует сказать о правовом режиме государственного имущества, находящегося за рубежом. Правовой статус этого имущества определяется прежде всего требованием об иммунитете государственного имущества, находящегося за рубежом. Этот принцип закреплен в ст. 435 ГПК, которая исходит из концепции судебного иммунитета имущества иностранного государства и требует соответствующего подхода к имуществу нашего государства. Иммунитет имущества государства означает, что без согласия компетентных органов соответствующего государства не может быть обращено взыскание на имущество, обеспечен иск за счет имущества, находящегося за рубежом, либо предприняты иные меры, действия, связанные с ограничением права собственности. Государственное имущество, находящееся за рубежом, находится под особым контролем государственных органов. Особенности управления федеральной собственностью, находящейся за рубежом, определены постановлением Правительства РФ от 5 января 1995 г. «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом» [73] . В соответствии с этим постановлением решения о продаже, мене, залоге, дарении, изъятии недвижимого имущества, находящегося за рубежом и являющегося федеральной собственностью, принимаются Правительством на основании совместного представления Госкомимущества России и федерального органа исполнительной власти, па который возложены координация и регулирование деятельности в соответствующей отрасли (сфере управления). Председатель Госкомимущества России имеет право выдавать от имени Правительства РФ доверенности на производство с учетом законодательства государства местонахождения имущества всех необходимых действий по организации поиска, надлежащему оформлению и защите прав собственности, управлению государственным имуществом, находящимся за рубежом. При приватизации государственных предприятий РФ закрепленное на их балансе имущество, в том числе ценные бумаги, доли, паи в находящихся за рубежом юридических лицах, приобретенное за счет средств федерального бюджета, не подлежит включению в уставный капитал акционерных обществ, создаваемых в результате преобразования государственных предприятий, и продаже на конкурсах и аукционах.

Находящееся в собственности РФ, а также в собственности субъектов РФ имущество подразделяется на две части. Одна часть государственного имущества закрепляется за государственными юридическими лицами на ограниченных вещных правах: праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Это «распределенное» государственное имущество является базой для участия этих организации в гражданском обороте и основой их имущественной самостоятельности. Оно не может служить для обеспечения покрытия возможных долгов государства, поскольку предприятия и учреждения как юридические лица не отвечают своим имуществом по долгам учредившего их собственника — государства.

Другая часть имущества, принадлежащего РФ, субъектам РФ на праве собственности, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, образует соответственно государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе РФ, казну края, области, автономной области, автономного округа, города федерального значения. Казна Российской Федерации, казна субъекта Российской Федерации состоит из средств соответствующего бюджета и иного государственного имущества. В Приложении № 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. перечисляется имущество, составляющее казну Российской Федерации: это средства федерального бюджета. Пенсионного фонда Российской Федерации, фонда социального страхования и других государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации, золотом запас, алмазный и валютный фонды.

Имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями («нераспределенное» государственное имущество) и не относящееся к объектам исключительной государственной собственности, может быть объектом взыскания кредиторов государства — собственника по его обязательствам. Реальным объектом взыскания являются прежде всего бюджетные средства. Эти же средства служат источником дополнительной (субсидиарной) ответственности государства по долгам его казенных предприятии и учреждений при недостатке у них денежных средств для расчетов со своими кредиторами, а также по долгам предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения в случае его банкротства, если несостоятельность юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица пли другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо имеют возможность иным образом определять его действия (п. 3 ст. 56 ГК).

Имущество, составляющее государственную собственность, подлежит пообъектной регистрации в соответствующем реестре федеральной государственной собственности (собственности субъекта РФ), который ведется Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом.

Среди различных оснований возникновения права государственной собственности необходимо выделить общегражданские и специальные способы приобретения государственной собственности. К первой группе способов относятся основания, по которым собственникам может стать не только государство, но и любой другой субъект гражданского права. Вторую группу составляют основания, по которым только государство может стать собственником соответствующего имущества. Здесь рассматриваются только специальные способы приобретения права государственной собственности. К ним относятся: национализация, реквизиция, конфискация, иные случаи принудительного изъятия государством имущества из частного владения; налоги и иные обязательные платежи (пошлины, сборы и т.д.); переход по праву наследования выморочного имущества. В свою очередь каждый из названных способов в соответствии с общепринятой классификацией оснований возникновения права собственности может быть отнесен к первоначальным либо производным способам возникновения нрава собственности.

Национализация представляет собой принудительное изъятие имущества из частной собственности в собственность государства на основании специальных законодательных актов. Она может проводиться безвозмездно, в форме прямой экспроприации, либо с выплатой бывшим собственникам определенной компенсации.

Реквизиция ст. 242 ГК является принудительным изъятием имущества у собственника в государственных, общественных интересах с возмещением ему стоимости реквизированного имущества, осуществляемого при обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер.

«Конфискация ст. 243 ГК. Под ней понимается принудительное безвозмездное изъятие имущества в собственность государства в качестве санкции за правонарушение» [74] .

Иные случаи принудительного изъятия имущества из частной собственности. К ним относятся выкуп (продажа с публичных торгов) недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК), выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 239 ГК), приобретение в государственную собственность имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (ст. 238 ГК). Указанные случаи принудительного изъятия имущества не только в государственную муниципальную, но и частную собственность посредством продажи с публичных торгов.

Налоги и иные обязательные платежи. Это основание возникновения права собственности характеризуется тем, что для его возникновения необходимо действие обязанных лиц во исполнение предписаний налогового законодательства об изъятии средств отдельных собственников для общегосударственных нужд.

Переход к государству по праву наследования вышеперечисленного имущества. Согласно российскому законодательству вымороченное имущество, у которого не оказалось наследников, переходит к государству как к наследнику.

Основания прекращения права государственной собственности. Государственная собственность осуществляется и прекращается как в результате общегражданских способов например, в результате осуществления сделок об отчуждении государственного имущества, так и в результате специальных способов прекращения права государственной собственности. Таким специальным способом прекращения права государственной собственности является приватизация.

Под приватизацией понимается переход имущества из публичной собственности государственной или муниципальной в частную собственность граждан и юридических лиц в порядке и на условиях, предусмотренных специальным законодательством о приватизации.

Основными нормативными актами, регламентирующими приватизацию, являются Закон о приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ от 3.07.91г. [75] , Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ, утвержденная Указом Президента РФ от 24.12.93г. [76] , Основные положения Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ после 1 июня 1994г., утвержденные Указом Президента РФ от 22 июня 1994г. [77] и др.

«Режим управления муниципальной собственностью зависит и от характера самих объектов собственности. Так, средства местного бюджета в виде финансовых ресурсов, хранящихся на счетах муниципального образования в учреждениях барка, имеют строго целевое назначение и распределяются в порядке, установленном представительным органом местного самоуправления. Особым режимом управления и использования обладают принадлежащие муниципальным образованиям акции и другие ценные бумаги, удостоверяющие право требования на долю в уставных капиталах немуниципальных предприятий. Указанные ценные бумаги позволяют муниципальным органам управлять не принадлежащим им на праве собственности имуществом муниципальных предприятий и получать за владение ими дивиденды и другие отчисления от прибыли этих предприятий» [78] .

Понятие муниципальной собственности давно известно отечественному гражданскому праву. Оно было введено еще в Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. За последнее время это понятие было развито и закреплено в Законе «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990г [79] ., Законе «О местном самоуправлении в РФ» [80] , Законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г. [81] , в новой Конституции Российской Федерации 1993 г. и в новом Гражданском кодексе 1994 г.

Законодательное определение места и значения муниципальной собственности среди других форм собственности менялось. Так, в Гражданском кодексе 1922 г. муниципальная собственность рассматривалась как разновидность государственной собственности и не имела самостоятельного значения. В Законе о собственности муниципальная собственность представлялась как соединение собственности административно-территориальных образований низшего уровня (городов, районов, поселков и т.д.) и собственности органов территориального общественного самоуправления, например, советов микрорайонов или других общественных образований, признанных юридическими лицами, в результате чего был сделан вывод о том, что муниципальная собственность в Законе представлена как переходная форма от государственной собственности к собственности отдельных юридических лиц [82] .

В Конституции РФ 1993 г. и Гражданском кодексе РФ 1994 г. муниципальная собственность наряду с государственной отнесена к публичной собственности, поскольку ее субъекты являются публично-правовыми образованиями, и выступает как самостоятельная форма собственности. Законодательное закрепление муниципальной собственности наряду с государственной в качестве самостоятельной формы собственности имеет целью приблизить к реальному обладанию материальными благами тех, кому они по праву принадлежат, — народа. Преимущество муниципальной собственности перед государственной заключается в том, что многие вопросы относительно владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью могут решаться не только представительными органами, но и населением непосредственно в соответствии с его волей и в его интересах.

К субъектам муниципальной собственности согласно п. 1 ст. 215 ГК относятся городские и сельские поселения и другие муниципальные образования в целом. Муниципальная собственность является экономической основой местного самоуправления. Местное самоуправление заключает в себе право и действительную способность самостоятельного решения населением под свою ответственность вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью, исходя из собственных интересов, исторических и иных местных традиций.

Управление такой собственностью должно находиться в ведении представительных (выборных) органов. Однако не исключается участие в управлении муниципальной собственностью иных органов местного самоуправления, структура которых определяется населением самостоятельно (п. 1 ст. 131 Конституции РФ). Важным является соблюдение принципа, в силу которого распределение полномочий по управлению муниципальной собственностью между органами местного самоуправления должно способствовать эффективному использованию муниципальной собственности в соответствии с волей и интересами населения, по целевому назначению.

Таким образом, от имени соответствующего муниципального образования — собственника его правомочия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять органы местного самоуправления, не являющиеся при этом собственниками вверенного им имущества (ст. 125, 215 ГК). Совершенно очевидно, что действующие в качестве юридических лиц выборные и иные органы местного самоуправления, а также территориального общественного самоуправления могут быть организованы соответственно только в форме финансируемых собственником учреждений, общественных организаций, иных формах, которые предусмотрены ч. 3 п. 2, п. 3 ст. 48 ГК.

Кроме того, осуществлять права собственника и выступать в имущественном обороте муниципальные образования могут также через юридических лиц — муниципальные предприятия и учреждения, которые владеют, пользуются и распоряжаются вверенным им имуществом на праве хозяйственного ведения (ст. 294 ГК) или оперативного управления (ст. 296 ГК).

В состав объектов муниципальной собственности входят средства местного бюджета, муниципальные внебюджетные фонды, имущество органов местного самоуправления, муниципальные земли и другие природные ресурсы, которые находятся в муниципальной собственности, муниципальные предприятия и организации, муниципальные банки, другие финансово-кредитные организации, муниципальный жилищный фонд и нежилые помещения, другие объекты.

Муниципальное имущество, подобно государственному, делится на две части. Одну его часть составляет имущество, закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Другую часть составляет муниципальная казна соответствующего муниципального образования, которая состоит из средств местного бюджета и иного муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятиями и учреждениями.

Общим для объектов государственной и муниципальной собственности является также наличие среди них объектов, составляющих соответственно исключительную государственную и муниципальную собственность. Закон определяет виды имущества, находящегося только в муниципальной собственности, т. е. изъятого из оборота (например, муниципальные учреждения образования, культуры, спорта).

Специфика муниципальной собственности состоит в том, что ее объекты носят целевой характер, т. е. предназначены для решения вопросов местного значения, удовлетворения жилищно-коммунальных, социально-культурных, бытовых и иных потребностей населения соответствующих территорий.

Основания возникновения муниципальной собственности, источники ее формирования различны. Их можно условно разделить на две группы: общегражданские способы и способы, на основании которых может возникнуть только муниципальная собственность, т. е. специальные способы возникновения муниципальной собственности.

Надо заметить, что, являясь специальными способами возникновения по отношению к частной собственности, некоторые способы возникновения муниципальной собственности будут общими по отношению к государственной собственности, например: поступления от приватизации имущества; местные налоги и штрафы; плата, в том числе в натуральной форме, от пользователей природными ресурсами, которые добываются на территории данного образования; передача объектов государственной собственности в муниципальную собственность (возможна передача объектов из собственности Российской Федерации или из собственности субъекта РФ) н другие способы.

Специальными основаниями возникновения, присущими только муниципальной собственности, являются: отчисления от федеральных налогов и налогов субъектов Российской Федерации; финансовые средства, переданные органами государственной власти органам местного самоуправления для реализации отдельных государственных полномочий.

Специальные способы, носящие характер частного случая, названы в Гражданском кодексе РФ. К ним, в частности, относится. поступление в муниципальную собственность имущества, которое в силу закона не может принадлежать собственнику (ст. 238 ГК). В муниципальную собственность может перейти недвижимое имущество, выкупленное у собственника для муниципальных нужд (ст. 239 ГК); в том числе в связи с изъятием земельного участка. Изъятию недвижимости у собственника должно предшествовать принятие недвижимых вещей на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество по заявлению органа местного самоуправления, па территории которого они находятся, и (или) решение суда.

Общими для всех форм собственности, в том числе и для муниципальной, являются такие основания, как прибыль муниципальных предприятий, учреждений и организаций, имущество, полученное по сделкам, в том числе поступления от сдачи муниципального имущества в аренду, и многие другие способы.

Муниципальное имущество подлежит пообъектной регистрации в реестре муниципальной собственности, который ведут комитеты по управлению муниципальным имуществом.

Осуществляя права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности, органы местного самоуправления имеют право передавать объекты муниципальной собственности во временное или постоянное пользование физическим н юридическим лицам, сдавать в аренду, отчуждать в установленном порядке, а также совершать с имуществом, находящимся в муниципальной собственности, иные сделки.

Органы местного самоуправления вправе в соответствии с законом создавать предприятия, учреждения для осуществления хозяйственной и иной деятельности. Наделенные властными полномочиями, органы местного самоуправления определяют цели, условия, порядок деятельности предприятий, учреждений, организаций, находящихся в муниципальной собственности. Что касается предприятий, учреждений, организаций, не находящихся в муниципальной собственности действующих на территории муниципалитета в качестве частных юридических лиц, то их взаимоотношения с органами местного самоуправления строятся на основе договора. Органы местного самоуправления вправе координировать их участие в комплексном социально-экономическом развитии территории муниципального образования, но не вправе устанавливать ограничения их хозяйственной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Органы местного самоуправления самостоятельно распоряжаются средствами местных бюджетов. Сумма превышения доходов над расходами местных бюджетов по результатам отчетного года не подлежит изъятию федеральными органами государственной власти, что подтверждает положение о том, что Муниципальная собственность наряду с государственной является самостоятельной формой собственности.

Допускается приватизация муниципального недвижимого имущества. Порядок и условия приватизации муниципальной собственности определяются населением непосредственно или представительными органами местного самоуправления самостоятельно. Доходы от приватизации объектов муниципальной собственности поступают в полном объеме в местный бюджет.

§4 Право общей собственности

Общая собственность представляет собой принадлежность одного и того же имущества одновременно нескольким лицам (сособственникам). При этом они же являются и субъектами права собственности на данное имущество. Таким образом, участники отношений общей собственности сообща являются собственниками одного и того же имущества.

Здесь не происходит «объединения имущества собственниками», не возникает ни «коллективной», ни «смешанной» собственности, о чем неудачно говорилось в прежнем законодательстве (ст. 3 Закона о собственности). В такой ситуации не создается никакого нового субъекта права («коллектива»), не происходит ни объединения, ни «смешения» имущества, не появляется никакой новой «формы собственности», а возникает лишь множественность субъектов права собственности на одно и то же имущество.

Право общей собственности возникает на неделимые вещи (ч. 1 ст. 133 ГК), если они поступают в собственность нескольких лиц: например, при наследовании детьми умершего гражданина принадлежавшего ему жилого дома, который не может быть разделен на части в силу своих технических (конструктивных) особенностей. Имущество может не подлежать разделу в силу указаний закона: например, неделимыми согласно указаниям законодательства являются многие ценные бумаги. Делимые вещи также способны быть объектами общей собственности, когда это предусматривают либо закон, либо соглашение участников, например договор о совместной деятельности (ст. 124 Основ).

Общая собственность может быть как долевой, так и бездолевой (совместной). В первом случае законом или договором определяются точные доли участников в праве на общее имущество. В п. 2 ст. 244 ГК прямо отмечено, что речь при этом идет о долях не в имуществе, а в праве на имущество. При разделе имущественного объекта, например жилого дома, никакой юридической общности не сохраняется и каждый из бывших сособственников становится собственником конкретного имущества (в данном случае — части дома). Общая долевая собственность означает поэтому раздел между участниками принадлежащего им сообща права собственности, а не имущества.

Совместная (бездолевая) собственность означает, что право собственности на конкретный объект не делится между собственниками, а принадлежит им сообща, совместно. Никто из участников таких отношений не знает заранее своей конкретной доли, которая может быть определена лишь на случай раздела или выдела. Очевидно, что такая ситуация возможна только в качестве исключения, обусловленного наличием между сособственниками особых, лично-доверительных отношений, которые не предполагают и не требуют полной определенности в объеме соответствующих правомочий их участников. По действующему законодательству такие отношения могут возникнуть в двух случаях: между супругами либо между членами крестьянского (фермерского) хозяйства, то есть только между гражданами, связанными близкими семейными узами и в силу этого находящимися в лично-доверительных отношениях друг с другом.

Согласно п. 3 ст. 244 ГК долевая общая собственность является правилом, а образование совместной (бездолевой) собственности исключением, прямо предусмотренным законом. В силу этого возникновение совместной собственности по договору исключается как противоречащее требованиям закона (ст. 168).

Допустима и обратная ситуация — участники отношений совместной (бездолевой) собственности, возникающей только в силу закона, вправе по своему соглашению заменить их отношениями долевой собственности (п. 5 ст. 244). Например, супруги могут заключить так называемый «брачный контракт», оговорив в нем конкретные доли каждого в общем имуществе (либо вообще установив в нем режим раздельной, а не общей собственности на принадлежащее каждому из них имущество). Участники крестьянского (фермерского) хозяйства также могут договориться друг с другом о конкретных долях в праве на имущество такого хозяйства. Иначе говоря, отношения совместной собственности могут быть заменены отношениями долевой собственности по воле их участников, тогда как наоборот сделать невозможно.

Доля в праве на общее имущество входит в состав имущества сособственника. Поэтому кредиторы, требующие обращения взыскания на его имущество, могут потребовать обратить взыскание и на такую долю. В отличие от ранее действовавшего законодательства новый ГК допускает эту возможность в отношении участников не только долевой, но и совместной собственности (ч. 1 ст. 255).

При этом необходимо определить долю участника (в отношениях совместной собственности) и выделить ее с соблюдением прав и интересов других сособственников. Последние обладают, в частности, правом преимущественной покупки доли, продаваемой одним из сособственников (в отношениях долевой собственности), и могут быть заинтересованы в приобретении отчуждаемой доли. С учетом этого ч. 2 ст. 255 ГК допускает для кредитора возможность потребовать, чтобы его должник, являющийся сособственником, продал свою долю кому-либо из других сособственников с тем, чтобы обратить в погашение долга вырученные от продажи деньги. В интересах кредитора-взыскателя закон требует продажи доли по реальной, рыночной, а не заниженной цене, в которой могут быть заинтересованы и приобретатели, и отчуждатель доли. Если же остальные сособственники откажутся от приобретения доли, приходящееся на нее имущество после выдела по судебному требованию кредитора может быть продано с публичных торгов. Это правило защищает интересы должника, который при таком способе реализации сможет выручить за продаваемое имущество максимально возможную цену.

Сам кредитор-взыскатель не может приобрести долю сособственника-должника в общей собственности в порядке погашения долга, поскольку это могло бы нарушить право преимущественной покупки, имеющееся у других сособственников (ст. 250), а при их отказе от реализации этого права вступает в силу правило ч. 3 ст. 255 ГК, требующее продажи имущества с публичных торгов. Речь при этом идет об отношениях общей долевой собственности, ибо стать участником отношений бездолевой (совместной) собственности не сможет лицо, не связанное с другими участниками соответствующими семейными, личнодоверительными отношениями. В таком случае кредитор сможет потребовать лишь выдела имущества должника для обращения на него взыскания в установленном законом порядке.

Общая долевая собственность

Долевая собственность по своей сути требует четкого определения долей участников в праве на общее имущество. Такие доли могут быть определены в законе (например, при наследовании по закону доли наследников одной очереди признаются равными в силу правила ч. 1 ст. 532 ГК 1964 года) либо устанавливаться соглашением сторон (например, участников договора о совместной деятельности). В отсутствие таких указаний они предполагаются равными (п. 1 ст. 245 ГК). Такая презумпция дает возможность участникам отношений долевой собственности не определять прямо свои доли в праве на общее имущество, что будет означать их равенство, то есть разделение по количеству участников.

Новыми являются правила о правовом режиме улучшений, произведенных в общем имуществе одним из сособственников. Эти правила важны с учетом длительного характера отношений по использованию общего имущества, например какого-либо объекта недвижимости. Закон предоставляет возможность сособственникам самим договориться о правилах изменения их долей в зависимости от вклада каждого в приращение общего имущества (п. 2 ст. 245). Если же такое соглашение отсутствует, вступают в силу правила п. 3 ст. 245 ГК, согласно которому имеет значение характер произведенных улучшений общего имущества.

Улучшения, отделимые от основного объекта общей собственности (без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению), по общему правилу поступают в собственность того из участников, кто их произвел, то есть не составляют объекта общей собственности. По соглашению сособственников они могут остаться в составе общего имущества и тогда повлечь соразмерное увеличение доли произведшего их участника.

Неотделимые от основного объекта общей собственности улучшения становятся объектом общей собственности всех участников. Сделавший их участник может требовать соразмерного увеличения своей доли в праве на общее имущество, если он осуществил такие улучшения за свой счет и с соблюдением установленного порядка использования общего имущества, то есть они касались той его части, которая была предоставлена ему в пользование. Например, сособственник жилого дома, пользующийся одной из его комнат в соответствии со своей долей и произведший пристройку к этой комнате в виде, допустим, террасы, может требовать увеличения своей доли в праве на общее имущество, поскольку оно увеличилось за его счет (при этом сама терраса как часть дома составляет объект общей собственности, а не объект собственности построившего ее участника).

Поскольку право собственности на общее имущество принадлежит всем сособственникам (в объеме, соответствующем их долям), его реализация, включая право распоряжения, может осуществляться только по единогласному решению всех сособственников (п. 1 ст. 246, п. 1 ст. 247). При отсутствии согласия хотя бы одного из них, независимо от размера его доли в праве на общее имущество, конкретный способ использования этого имущества можно будет применить только по решению суда.

Участник отношений общей долевой собственности вправе по своему усмотрению распорядиться своей долей, составляющей часть принадлежащего лично ему имущества. При этом вовсе не требуется предварительный выдел имущества, приходящегося на эту долю, ибо объектом соответствующих сделок будет отчуждение именно доли как части права собственности на общее имущество. Однако возмездное отчуждение доли путем ее продажи или мены возможно только с соблюдением установленных ст. 250 ГК правил о праве преимущественной покупки такой доли, имеющемся у других сособственников.

Во многих случаях невозможно достижение полного соответствия между долей участника и той частью общего имущества, которая реально выделяется ему в пользование. Например, жилой дом, состоящий из трех неравных по площади комнат, достался двум наследникам по закону. В подобных случаях сособственники должны договариваться о порядке пользования общим имуществом, хотя бы примерно соответствующем размеру их долей. При этом предоставление в пользование одного из сособственников части общего имущества меньшей, чем его доля, влечет обязанность других сособственников компенсировать ущемление имущественных интересов данного участника (путем, например, соответствующего уменьшения приходящихся на его долю обязательных платежей и расходов по содержанию общего имущества). Ведь каждый участник долевой собственности в соответствии со ст. 249 ГК обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов и иных платежей, касающихся общего имущества, а также в иных издержках по его содержанию и сохранению.

Изложенные положения применяются и к правовому режиму плодов, продукции и доходов, полученных от использования общего имущества (ст. 248). Они тоже становятся объектом общей собственности участников и распределяются между ними пропорционально их долям в праве на общее имущество. Однако по соглашению участников такое распределение может строиться и иначе: например, пропорционально реальной части общего имущества, выделенной в пользование соответствующим сособственникам (то есть пропорционально так называемым «реальным», фактическим, а не «идеальным», юридическим долям), или поровну.

Выход участника общей долевой собственности из этих отношений возможен путем отчуждения им своей доли иным лицам, а также при ее выделе либо при разделе общего имущества.

В случае продажи своей доли иным лицам остальные сособственники вправе требовать, чтобы за указанную отчуждателем цену и на иных установленных им условиях доля была продана им. Механизм реализации преимущественного права покупки доли выходящего сособственника остающимися участниками долевой собственности установлен ст. 250 ГК. В соответствии с ним продавец доли обязан письменно известить остальных сособственников о цене и других условиях продажи им своей доли. Последние вправе приобрести отчуждаемую долю в праве на недвижимость в течение месяца, а в движимом имуществе — в течение 10 дней с момента извещения (п. 2 ст. 250). После истечения указанных сроков отчуждатель вправе продать свою долю любому постороннему лицу. При нарушении преимущественного права покупки сособственников отчуждателем доли любой из них вправе требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей приобретателя доли (а не признания сделки купли-продажи доли недействительной), что означает обязанность уплаты им покупной цены и выполнения других условий заключенной отчуждателем доли сделки.

Преимущественное право покупки касается только случаев купли-продажи, а также мены доли (п. 5 ст. 250 ГК), поскольку к договору мены согласно ст. 255 ГК 1964 года применяются правила о договоре купли-продажи. Оно не распространяется на иные случаи отчуждения доли (по договору дарения, в порядке обращения взыскания на заложенное имущество и т.д.). Не действует это право и при продаже доли с публичных торгов в случаях, предусмотренных законом (при обращении кредиторами взыскания на долю сособственника по его личным долгам в порядке, предусмотренном ст. 255 ГК, при обращении взыскания на долю как на предмет залога и т.д.). Исключается уступка этого права другим лицам в порядке цессии (п. 4 ст. 250 ГК).

В ст. 251 ГК впервые четко определен момент перехода доли в праве на общее имущество к ее приобретателю. Приобретатель доли становится полноправным сособственником с момента заключения договора об отчуждении доли, если иной момент не предусмотрен соглашением сторон. Поскольку объектом отчуждения здесь является не вещь, а право, на данные отношения невозможно распространить правила ст. 223 ГК, определяющие момент возникновения права собственности на приобретаемое имущество. Более того, в отличие от закрепленного в ст. 223 принципа передачи ст. 251 закрепляет принцип договора, то есть совершенно иной принцип определения указанного момента.

Однако в тех случаях, когда договор об отчуждении доли подлежит регистрации (ст. 164), например при переходе доли в праве собственности на недвижимость, новый владелец доли становится сособственником с момента такой регистрации в соответствии с положением, закрепленным п. 2 ст. 223 Кодекса.

Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, означает ее прекращение. При выделе доли одним из участников общее имущество, как правило, уменьшается в объеме, однако на него сохраняется право общей собственности оставшихся сособственников. При этом способы и условия как раздела, так и выдела должны прежде всего определяться соглашением самих сособственников и лишь при невозможности его достижения — судом.

Поскольку выделяющийся сособственник был одним из субъектов права собственности на общее имущество, он вправе требовать передачи ему соответствующей части имущества в натуре. Компенсация за приходящееся на его долю имущество без согласия самого сособственника возможна лишь в качестве исключения, условия которого прямо определены законом. Такое исключение предусмотрено в абз. 2 п. 3 ст. 252 ГК на случай невозможности выдела без несоразмерного ущерба общему имуществу или запрета выдела самим законом (когда имущество стало неделимым по его прямому указанию). Другим исключением является невозможность выдела в натуре части имущества, точно соответствующей доле выходящего участника (абз. 1 п. 4 ст. 252). Тогда он может быть компенсирован за недостаток выделенного ему имущества.

Наконец, третьим исключением является давно известный судебной практике случай выплаты компенсации сособственнику за его долю без его согласия, если его доля была незначительна, не могла быть реально выделена и его интерес в использовании общего имущества не может считаться существенным (абз. 2 п. 4 ст. 252). Речь при этом обычно шла о спорах по поводу выдела доли в праве собственности на жилой дом. Если доля была настолько незначительной, что на нее не могли быть выделены никакие из имевшихся в доме помещений, да и интерес владельца доли заключался в периодическом использовании жилья, тогда как оставшиеся сособственники постоянно проживали в нем, суды в порядке исключения отказывали в выделе имущества в натуре, заменяя его денежной компенсацией за счет других сособственников. Эта возможность теперь получила прямое законодательное закрепление.

Общая совместная собственность

Общие положения о праве совместной (бездолевой) собственности, закрепленные ст. 253 ГК, применяются лишь постольку, поскольку отсутствуют прямые указания закона об особенностях правового режима отдельных видов совместной собственности. Такие специальные указания содержатся как непосредственно в Кодексе, так и в нормах брачно-семейного законодательства, касающихся совместной собственности супругов.

Участники отношений совместной собственности сообща владеют и пользуются общим имуществом, если только соглашением между ними прямо не предусмотрено, что какими-то конкретными объектами (частями) общего имущества пользуется лишь один из сособственников или определенные сособственники. По согласию всех участников осуществляется и распоряжение общим имуществом, включая его отчуждение. При этом п. 2 ст. 253 ГК устанавливает презумпцию такого согласия независимо от того, кто из участников совместной собственности совершает сделку по распоряжению общим имуществом, что важно для их контрагентов. Участниками данных отношений могут выступать только граждане-супруги или члены крестьянского (фермерского) хозяйства, находящиеся в тесных семейных, личнодоверительных отношениях друг с другом. Поэтому третьи лица, участвующие в сделке по поводу их общего имущества, не обязаны проверять наличие согласия других сособственников. Такое согласие должно быть прямо выражено лишь в сделках, требующих нотариального оформления и (или) государственной регистрации.

Сделки по распоряжению общим имуществом, находящимся в совместной собственности, вправе совершать любой из сособственников. По их соглашению совершение таких сделок может быть возложено на одного из участников. Однако и в этом случае совершение сделки тем из сособственников, кто согласно их общей договоренности не имел на это полномочий, не делает сделку оспоримой (недействительной), если только другая сторона сделки заведомо знала или должна была знать о наличии такого соглашения, то есть действовала недобросовестно. Ведь контрагенты не обязаны вникать во внутренние взаимоотношения сособственников, если только последние сами не объявят об их особом характере. В этом проявляется специфика отношений совместной собственности по сравнению с долевой собственностью.

Раздел и выдел имущества, находящегося в совместной собственности, также имеет свои особенности, предусмотренные правилами ст. 254 ГК. Раздел и выдел супружеского имущества, как и раздел имущества крестьянского (фермерского) хозяйства, влечет прекращение совместной собственности. Поскольку речь идет о бездолевой собственности, раздел или выдел общего имущества требует в этих случаях прежде всего определения доли каждого из сособственников в праве на общее имущество (п. 1 ст. 254). Если закон или соглашение участников не устанавливают иных правил, доли сособственников признаются равными. Семейное законодательство, в частности, предусматривает отступление от начал равенства при разделе супружеского имущества с учетом интересов несовершеннолетних детей, остающихся с одним из супругов.

Определение долей не превращает рассматриваемые отношения в долевую собственность, ибо доли устанавливаются лишь на случай раздела или выдела, то есть прекращения общей собственности, по крайней мере для выделяющегося участника. Неприменимы здесь и некоторые традиционные для долевой собственности правила, например о преимущественном праве покупки доли выходящего участника. Наоборот, денежная или иная компенсация доли выходящего участника, являющаяся исключением в долевой собственности, здесь может применяться достаточно широко, например, при разделе супружеского имущества. Поэтому правила о разделе и выделе доли из общего имущества, установленные ст. 252 ГК, в данных отношениях могут применяться лишь постольку, поскольку иное не установлено специальными правилами закона либо не вытекает из существа отношений совместной собственности (п. 3 ст. 254).

Применительно к общей собственности супругов закон сохраняет презумпцию ее совместного (бездолевого) характера, если только иное не установлено их договором («брачным контрактом»). Последний может предусмотреть режим как долевой, так и раздельной собственности супругов. Но в его отсутствие имущество будет считаться находящимся в режиме совместной собственности супругов по прямому указанию закона. Необходимо отметить, что ГК по-прежнему говорит о совместной собственности именно супругов, но не семьи в целом.

Не всякое имущество, принадлежащее супругам, считается их совместной собственностью. Согласно п. 2 ст. 256 Кодекса собственностью каждого из супругов, а не их общей собственностью является имущество, принадлежавшее им до вступления в брак, а также полученное одним из супругов в дар или в порядке наследования. Это же относится и к вещам индивидуального пользования (кроме предметов роскоши), хотя бы и приобретенным за счет общих средств супругов во время брака.

Однако имущество, принадлежащее одному из супругов, может быть признано объектом их совместной собственности при условии осуществления в него в период брака вложений за счет общего имущества или имущества другого супруга, значительно увеличивших стоимость этого имущества. Чаще всего речь в таких случаях идет об объектах недвижимости (жилой дом, дача и т.д.). Вместе с тем супруги могут своим договором исключить действие этого правила, сохранив реальность своего имущества даже при наличии указанных условий.

Общее имущество супругов не может быть объектом взыскания кредиторов одного из них по его личным долгам. Объектом взыскания здесь может служить лишь имущество, принадлежащее одному из супругов, а также его «доля» в общем имуществе, которая причиталась бы ему при разделе (п. 3 ст. 256 ГК). Иначе говоря, кредиторы могут потребовать выдела доли супруга, то есть раздела супружеского имущества, с целью обращения на него взыскания по правилам ст. 255 ГК. Однако детальные правила о порядке определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела должны устанавливаться не гражданским, а брачно-семейным законодательством (п. 4 ст. 256).

Объектом совместной собственности является также имущество крестьянского (фермерского) хозяйства. В отличие от ранее действовавшего Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве Кодекс устанавливает презумпцию именно совместной, а не долевой собственности на его имущество, что в большей мере соответствует сути этого хозяйства как семейно-трудовой общности граждан, связанных близкими, лично-доверительными отношениями. Специальный закон или договор участников может установить и иную, то есть долевую, собственность этого хозяйства. Общим имуществом становятся также продукция, плоды и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства. Пункт 3 ст. 257 ГК не устанавливает режим этого имущества как объекта долевой или совместной собственности, отдавая решение этого вопроса на усмотрение самих участников.

Важно также иметь в виду, что объектом общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства являются земля и имущество производственно-хозяйственного назначения (хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, сельскохозяйственная и иная техника, оборудование, инвентарь, транспортные средства и аналогичное имущество). Иное имущество (жилой дом, предметы потребления, домашней обстановки и обихода и т.д.) может составлять объект общей собственности супругов или быть собственностью отдельного участника хозяйства. Здесь, следовательно, возможно сосуществование различных видов общей собственности.

Крестьянское (фермерское) хозяйство не является самостоятельным субъектом имущественных отношений. Оно представляет собой совокупность физических лиц (граждан), действующих на базе общего имущества, то есть, по сути, простое товарищество (а может вестись даже и одним человеком). Оно не становится юридическим лицом, ибо не обособляет «свое» имущество от имущества участников. Признание его юридическим лицом в Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве следует считать результатом недоразумения.

Однако ст. 259 ГК дает возможность создать на этой базе и юридическое лицо — коммерческую организацию в форме хозяйственного товарищества или производственного кооператива. Такая организация становится собственником своего имущества, сохраняя за участниками лишь обязательственные права требования (п. 2 ст. 48, п. 3 ст. 213), а ее правовое положение определяется по нормам закона, регулирующим статус соответственно товариществ или производственных кооперативов. Вклады участников такой коммерческой организации должны устанавливаться исходя из их долей в праве общей собственности на имущество хозяйства, определяемых в соответствии со ст. 258 Кодекса.

С целью сохранения рассматриваемых хозяйств ГК не предусматривает возможности выдела имущества при выходе одного из участников. В этом случае выделяющийся участник может претендовать только на получение денежной компенсации, соразмерной его доле (п. 2 ст. 258).

Раздел имущества крестьянского (фермерского) хозяйства, влекущий его прекращение, производится по общим правилам о разделе имущества, находящегося соответственно в совместной или долевой собственности (ст. 254 и 252). Земельный участок подлежит разделу с учетом специальных требований земельного законодательства (абз. 2 п. 1 ст. 258). При этом доли участников такого хозяйства как субъектов права совместной собственности в соответствии с п. 3 ст. 258 ГК признаются равными, если только иное не установлено их соглашением: например, не определен режим общей долевой собственности с неравенством долей в зависимости от трудового или имущественного вклада в хозяйство.

Подводя итог главе второй, хочется отметить следующее при характеристике форм права собственности и охватываемых ими разновидностей права собственности нельзя забывать главного содержание и особенности правового регулирования имущества находятся в прямой зависимости от того, к какой из перечисленных групп относится это имущество.

Глава 3 Защита права собственности

§1 Понятие и система гражданско-правовых способов защиты права собственности

Защита права собственности и других вещных прав осуществляется в рамках общей гражданско-правовой защиты и связана с использованием предусмотренных законом способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). Перечень их не является исчерпывающим. Закон предусматривает возможность расширения круга способов защиты, а так же существование разновидностей защиты отдельных гражданских прав.

Защита права собственности — это использование предусмотренных законом гражданско-правовых способов защиты в целях устранения препятствий к осуществлению права собственности. Защита права собственности охватывается более широким понятием «охрана отношений собственности». Охрана отношений собственности осуществляется при помощи гражданско-правовых норм, которые устанавливают: принадлежность материальных благ субъектам гражданских правоотношений и определяют степень их имущественного обособления; обеспечивают собственникам условия для реализации их прав в определенных пределах; устанавливают неблагоприятные последствия для лиц, нарушивших права собственников. Иными словами, охрана отношений собственности осуществляется при помощи закрепления в гражданско-правовых нормах пределов владения, пользования и распоряжения принадлежащим субъектам гражданских правоотношений имуществом и установления неблагоприятных последствий для лиц, нарушающих права собственников.

Охрана отношений собственности связана с государственным регулированием распределения имущества между субъектами гражданского права, а также с государственным дозволением иметь и распоряжаться имуществом в определенных пределах. Охрана и защита права собственности тесно друг с другом связаны, поскольку надлежащая гражданско-правовая защита может осуществляться только в пределах охраняемых прав собственника.

Система гражданско-правовых способов защиты. В ст. 45 Конституции РФ говорится, что «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами не запрещенными законом». Данное положение в равной степени относится и к защите права собственности. Однако главными, наиболее действенными способом защиты являются те из них, которые предусматривает судебная защита, предоставляемая субъекту гражданских правоотношений в результате обращения в суд с иском о защите его нарушенного или оспариваемого права собственности.

В зависимости от характера посягательства на права собственника и содержания предоставляемой защиты можно выделить следующие способы защиты: вещно-правовые, обязательственно-правовые и иные способы защиты.

При непосредственном нарушении права собственности, связанном с противоправными действиями третьих лиц, исключающими или ограничивающими осуществление собственником своих правомочий, вступает в действие их абсолютная защита, направленная на устранение препятствий к осуществлению права собственности. Она ориентирована на защиту непосредственно права собственности и не связана с какими-либо конкретными обязательствами между собственником и нарушителем. Предъявляемые в этих случаях иски являются вещно-правовыми, а предоставляемая в результате рассмотрения исков защита носит вещно-правовой характер. К вещно-правовым искам относятся виндикационный и негаторный иски.

Обязательственно-правовые способы защиты основаны на охране имущественных интересов сторон в гражданской сделке, а также лиц, которые понесли ущерб в результате внедоговорного причинения вреда их имуществу. Требования о защите этих интересов непосредственно не вытекают из права собственности. Предъявляемые собственником иски к правонарушителю, с которым он связан обязательственными правоотношениями (договорными и внедоговорными), направлены как на устранение препятствий в осуществлении права собственности (иски о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору; иски о возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества), так и на возмещение вреда либо убытков. Применение обязательственно-правовых способов защиты связано с учетом специфики конкретных взаимоотношений сторон, степени их вины и иных обстоятельств, имеющих существенное значение для обеспечения надлежащей защиты. Защита имущественных интересов сторон в обязательственных правоотношениях не носит абсолютный характер. Ее объем определяется судом посредством оценки степени нарушения права собственности в результате взаимоотношения, сторон, основанных на договоре либо внедоговорном обязательстве. Вот почему при наличии между участниками спора договорных или внедоговорных обязательственных правоотношений гражданское законодательство Российской Федерации не предоставляет собственнику возможности выбирать вид иска (вещно-правовой или обязательственно-правовой), не допуская тем самым «конкуренции исков».

К иным гражданско-правовым способам защиты права собственности относятся способы, предоставляемые по искам о признании права собственности, а также по искам к органам государственной власти и управления.

§2 Вещно-правовые способы защиты права собственности

Виндикационный иск является одним из наиболее древних и вместе с тем эффективных гражданско-правовых способов защиты права собственности. Его название происходит от латинских слов «vim dicere» — «объявляю о применении силы» и обусловлено правом собственника по розыску и возвращению своей вещи — где нахожу свою вещь, там и забираю ее.

Виндикационный иск направлен на установление соответствия между правом собственности и владением посредством перемещения вещи из чужого незаконного владения во владение собственника. Право собственности не утрачивается с утратой вещи, оно как бы следует за вещью. Поэтому, доказав право собственности на спорную вещь, собственник вправе потребовать, выдачи этой вещи в натуре. На признании этого права требования и основано материально-правовое понятие виндикации.

Таким образом, виндикационным признается иск невладеющего собственника к незаконно владеющему несобственнику об изъятии имущества в натуре. (Приложение 3)

Предметом виндикационного иска может быть индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре, поскольку содержанием виндикационного иска является требование о восстановлении владения вещью, а не замена ее другой вещью. Невозможно поэтому предъявить виндикационный иск в отношении вещей, которые в результате произведенных фактическим владельцем затрат утратили свои первоначальные свойства, став практически новой вещью (например, когда спорное строение капитально перестроено, а не просто отремонтировано; когда из ткани, утраченной собственником, сшит костюм).

Объекты, определяемые родовыми признаками, не могут быть виндицированы. Однако следует помнить, что в конкретных условиях гражданского оборота вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, могут приобретать свойства индивидуально-определенных вещей и сохранять эти свойства к моменту предъявления иска, что позволяет собственнику выделить вещи, составляющие его собственность, из числа других (например, орехи в посылке, на которой сохранились пломбы). Если же невозможно выделить имущество собственника из однородных вещей, находящихся у фактического владельца, то имущественные интересы бывшего собственника могут быть защищены с помощью других правовых средств, в частности: иском по обязательству из причинения вреда либо иском из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

Право требовать изъятия вещи из чужого незаконного владения предоставлено не только собственникам вещи, по и лицам, у которых вещь находилась в обладании на ином основании, предусмотренном законом или договором. Согласно ст. 301, 306 ГК истец по виндикационному иску — это невладеющий собственник, который должен доказать свое право на истребуемую вещь, либо иной законный владелец имущества, который обязан подтвердить юридическое основание владения вещью. Требования собственников и иных титульных владельцев имеют различные основания: первые основаны на праве собственности, вторые базируются на ином титуле (праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления, залоге и т.д.).

При одновременном предъявлении исков к третьему лицу, незаконно владеющему вещью, о возврате имущества титульным владельцем и самим собственником, вещь должна быть возвращена титульному владельцу, у которого вещь выбыла из фактического обладания. Данное правило основано на предусмотренном ст. 305 ГК праве титульного владельца на защиту его владения также против собственника. При отсутствии защиты у титульного владельца против собственника, т. е. в тех случаях, когда титульное владение может быть прекращено на основании одностороннего волеизъявления собственника (например, если договор между собственником и титульным владельцем заключен на неопределенный срок, в тестером момент возвращения вещи определен моментом востребования), имущество возвращается собственнику.

Ответчик по виндикационному иску — это незаконный владелец, у которого фактически находится вещь. При этом незаконным владельцем следует считать не только лицо, самовольно завладевшее вещью, но и того, кто приобрел вещь у лица, не управомоченного распоряжаться вещью.

Условия удовлетворения виндикационного иска. Статья 301 ГК содержит общее правило, устанавливающее право собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Чужое владение противопоставляется здесь своему владению, т. е. владению, осуществляемому самим собственником либо сособетвенниками при обладании вещью на праве общей собственности.

Под незаконным владением следует понимать всякое фактическое обладание вещью, если оно не имеет никакого правового основания (например, владение украденной вещью); либо правовое основание которого отпало в дальнейшем (истек срок действия договора имущественного найма); либо правовое основание которого порочно (владение, установленное в результате недействительной сделки).

Истребовать вещь из чужого незаконного владения можно как у добросовестного, так и у недобросовестного владельца. Добросовестным признается такой приобретатель, который не знал и не должен был знать о том, что лицо, у которого он приобрел имущество, не имело право его отчуждать. Недобросовестным владельцем считается тот, кто знал или должен был знать о неправомерности приобретения вещи. Грань между добросовестным и недобросовестным владением устанавливается судом, исходя из презумпции добросовестности приобретателя. Для ее опровержения должно быть доказано, что приобретатель намеренно или по грубой неосторожности не принял во внимание конкретных обстоятельств сделки, из которых было ясно видно, что вещь отчуждается неправомерно. Простая неосторожность не порочит добросовестного владения.

При разграничении простой и грубой неосторожности следует учитывать фактические обстоятельства каждого конкретного случая, обстановку и условия приобретения вещи, субъективные свойства самого приобретателя, его возраст, жизненный опыт, юридическую грамотность и т.д. Например, приобретение вещи на рынке у лица, осуществляющего торговлю в специально отведенном для этого месте, нельзя поставить в упрек добросовестному приобретателю. Покупка же вещи у случайного прохожего явно свидетельствует о грубой неосторожности приобретателя вещи.

Требование собственника об изъятии имущества у недобросовестного незаконного владельца подлежит удовлетворению всегда. Недобросовестный владелец обязан возвратить собственнику вещь в том виде, в каком она находилась в момент завладения, и несет ответственность за всякое виновное уменьшение ее ценности.

У добросовестного незаконного владельца имущество может быть истребовано не всегда. Статья 302 ГК устанавливает льготы для добросовестного приобретателя вещи. Истребование имущества у добросовестного владельца поставлено в зависимость от следующих двух обстоятельств: 1) условий, при которых вещь выбыла из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником по договору; 2) характера приобретения имущества добросовестным владельцем-(возмездное или безвозмездное). Если имущество было утеряно, похищено у собственника или лица, которому вещь была передана собственником по договору, или выбыло иным путем помимо их воли, то оно подлежит возврату собственнику, хотя бы добросовестный владелец и приобрел вещь возмездно. Выбытие иным путем помимо воли собственника или обладателя вещи по договору с собственником предполагает наличие таких условий, которые нельзя было поставить им в упрек. При безупречном поведении собственника и добросовестного владельца закон отдает предпочтение интересам собственника, сохраняя за добросовестным приобретателем право на возмещение убытков, причиненных ему отчуждением вещи, за счет лица, у которого он эту вещь приобрел. Если же в поведении собственника явная небрежность, то вещь остается у добросовестного приобретателя, поскольку его невозможно упрекнуть в допущении какой-либо неосмотрительности. Собственник не лишается при этом права требовать возмещения убытков, причиненных стороной в договоре, по вине которой вещь выбыла из обладания собственника (например, отданная на хранение вещь была продана хранителем).

Если же добросовестный владелец приобрел вещь безвозмездно у лица, которое не имело права ее отчуждать, то виндикационный иск собственника подлежит удовлетворению во всех случаях, независимо от того, как выбыла вещь из владения собственника — по его воле или помимо его воли (ч. 2 ст. 302 ГК).

Правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано лишь на случаи, когда отчуждатель вещи не управомочен распоряжаться ею. Возможность изъятия собственником вещи у любого безвозмездного приобретателя данным правилом исключается. Такое ограничение вполне оправданно, поскольку в противном случае ставшие собственниками имущества добросовестные возмездные приобретатели были лишены права дарить имущество, передавать его по наследству и т.д., что является недопустимым с точки зрения закона [83] .

Поскольку добросовестное владение предполагает отсутствие вины добросовестного владельца в нарушении права собственности, возможно изъятие лишь спорного имущества в пользу собственника, причем в таком состоянии, в каком оно оказалось в момент, когда владелец узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения. Если вещь погибла, отчуждена либо потреблена добросовестным приобретателем до того момента, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения, имущественные интересы бывшего собственника не могут быть защищены с помощью других правовых средств.

Деньги, а также ценные бумаги на предъявителям не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (ч. 3 ст. 302 ГК). Причина заключается в том, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, поэтому требуются дополнительные гарантии надежности такого обращения.

Расчеты при возврате имущества из незаконного владения. Наряду с виндикационным требованием Гражданский кодекс (ст. 303) предусматривает и производное от него требование о возврате или возмещении собственнику всех доходов, которые до виндикации были или должны быть извлечены из виндицированного имущества его незаконным владельцем. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. От добросовестного владельца изымаются или им возмещаются лишь те доходы, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал пли должен был узнать о неправомерности владения, в том числе и в связи с получением повестки по иску собственника о возврате имущества.

Применяя ст. 303 ГК, следует иметь в виду, что, во-первых, под «доходами» здесь понимаются как денежные, так и натуральные доходы. Во-вторых, речь в данном случае идет о доходах, которые имели место (лицо получило их) либо могли иметь место, если бы лицо ими воспользовалось (был урожай яблок, но пользователь сада не воспользовался плодами). Не принимаются в расчет доходы, которые владелец теоретически мог извлечь из имущества, если бы он совершил с этим имуществом определенные действия (засеял бы землю либо сдал ее в аренду). Требование о возврате или возмещении доходов хотя и вытекает из виндикационного иска, само в понятие виндикации не входит.

В свою очередь как добросовестный, так и недобросовестный владелец вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на содержание имущества с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Что касается улучшений имущества, истребуемого по виндикационному иску, то сени могут быть оставлены только у добросовестного владельца и лишь при условии их отделимости от вещи без ее повреждения. В противном случае такой владелец может требовать от собственника возмещения произведенных им на улучшение затрат, но не свыше размера увеличения стоимости имущества.

Название негаторного иска происходит от латинских слов «actio negatoria» (отрицающий иск). Негаторный иск представляет собой требование об устранении препятствий в осуществлении прав собственности, не связанных с нарушением правомочия владения, т. е. иск о прекращении таких нарушений, которые хотя и не соединены с лишением собственника владения имущёством, однако мешают ему в реализации других правомочий собственника (ст. 304 ГК). Препятствием в осуществлении правомочий собственника являются неправомерные действия нарушителя этих прав, которые могут выражаться, например, в присвоении права сервитутного или сходного пользования (прохода или проезда через его участок, пристройки к его стене своих сооружений). (Приложение 4)

Истец — владеющий собственник или обладатель иных вещных прав предъявляет доказательства своего права собственности либо иных вещных прав и нарушения его ответчиком в результате совершения им незаконных действий, следствием которых явилось ограничение его правомочий собственника — пользования и (или) распоряжения. В свою очередь за ответчиком остается право доказывать правомерность своих действий и законность ограничения прав истца. Например, если препятствием к осуществлению правомочий собственника земельного участка явилась прокладка трубопровода, собственник может оспаривать законность действий трубопрокладчика. В свою очередь ответчик может представлять доказательства того, что его действия не ограничивают право собственника использовать участок в соответствии с назначением, и выдвигать встречные требования об установлении сервитута, реализуя при этом право на владельческую защиту.

Объектом требования по негаторному иску является длящееся правонарушение, поэтому сроки исковой давности (в отличие от требований, вытекающих из виндикационных исков) на данные требования не распространяются.

§3 Иные гражданско-правовые способы защиты права собственности

Иски о признании права собственности. Юридическая природа исков о признания-права собственности оценивается неоднозначно. Многие ученые считают, что требование о признании права собственности нельзя рассматривать в качестве самостоятельного иска, поскольку в конечном итоге это требование имеет ту же цель, на достижение которой направлены виндикационные либо негаторные иски. Следовательно, требование о признании права собственности следует рассматривать в качестве одного из притязаний в составе виндикационного или негаторного исков. По мнению других ученых, иски о признании права собственности обладают определенными специфическими признаками, которые позволяют выделить их в качестве самостоятельных исков [84] .

Иски о признании права собственности направлены на устранение препятствий к осуществлению собственником (или титульным владельцем) своего права и исключение притязаний на принадлежащее собственнику имущество посредством подтверждения в судебном порядке факта принадлежности ему спорного имущества на праве собственности либо ином ограниченном вещном праве. Подтверждение в суде права собственности либо иного вещного права на имущество, составляющее предмет спора, осуществляется посредством опровержения в суде установленных фактов (например, факта безвестного отсутствия; факта объявления лица умершим) либо путем подтверждения фактов, свидетельствующих об обладании спорным имуществом на праве собственности либо ином вещном праве (например, факта принятия имущества по наследству, по договору дарения; факта принадлежности доли в общем имуществе собственников; факта недействительности сделки и, как следствие, возвращения сторон в первоначальное положение собственника имущества, составляющего предмет сделки, и т.д.).

Значительную долю исков в группе исков о признании права собственности составляют прежде всего иски об освобождении имущества от ареста (об исключении имущества ил описи). От иных исков в группе исков о признании права собственности они отличаются тем, что кроме требования подтвердить в суде право собственности на вещь (иное вещное право), составляющую предмет спора, иск об освобождении имущества от ареста содержит требование исключить спорную вещь из описи, следствием которой явилось фактическое либо юридическое изъятие вещи и лишение собственника права владеть, пользоваться, распоряжаться ею либо только распоряжаться (при юридическом изъятии). (Приложение 5)

Опись имущества производится в случаях, прямо предусмотренных законом. Она является мерой, направленной на обеспечение исполнения судебного решения о возмещении ущерба или приговора о конфискации имущества; на удовлетворение других имущественных прав граждан и юридических лиц (например, на ликвидацию задолженности по алиментным платежам плательщика алиментов путем наложения взыскания на его имущество) либо на охрану имущественных прав собственников или третьих лиц (при открытии наследства; при заключении договора о доверительном управлении имуществом лица, признанного безвестно отсутствующим). В опись иногда ошибочно включается имущество, принадлежащее другим лицам, находящимся с лицом, имущество которого описывается, в договорных отношениях, в результате чего имущество находилось в пользовании последнего, либо в отношениях, основой которых явилась общая совместная или долевая собственность на имущество (например, супруги, члены крестьянского (фермерского) хозяйства и др.).

Порядок и условия предъявления и удовлетворения исков об освобождении имущества от ареста установлены, в частности, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1978 г. «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» с изменениями и дополнениями от 12 мая 1988г. [85] , постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1985 г. «О выполнении судами РСФСР постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1978 г. № 4 «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)»' [86] .

Субъектом права на предъявление иска об освобождении имущества от ареста является собственник, имущество которого ошибочно включено в опись, а также иные лица, чьи имущественные права были нарушены в результате ошибочного включения в опись имущества, не принадлежавшего должнику или осужденному (подследственному), например, фактические владельцы, обладающие в силу закона имуществом, не принадлежавшим должнику. Иск об освобождении имущества от ареста не предполагает выступление в качестве истца должника или осужденного, поскольку прав на имущество, ошибочно включенное в опись, они не имеют, а речь, как известно, идет об иске о признании права собственности.

Субъектом обязанности (ответчиком) по иску чаще всего является не одно, а два и более лица (например, должник, у которого описано имущество; организации и лица, в интересах которых наложен арест на имущество: взыскатели, кредиторы). Например, если имущество описано в связи с его предполагаемой конфискацией, ответчиком по иску является осужденный (подследственный) и соответствующий орган Госкомимущества, представляющий интересы государства, в пользу которого изымается имущество ответчика. По спорам об освобождении от ареста имущества, являющегося предметом залога, судья разрешает вопрос о привлечении к участию в деле залогодержателя в качестве третьего лица.

В качестве объекта требований выступает спорное имущество в натуре. Свое право собственности на спорное имущество истец должен подтверждать предусмотренными законом средствами доказывания. При этом следует иметь в виду, что если принадлежность истцу имущества может быть подтверждена лишь определенными средствами доказывания, суд должен принимать во внимание только допустимые средства доказывания, например, право на заложенное имущество может быть подтверждено надлежащим образом оформленным договором о залоге (п. 4 ст. 339 ГК). Если имущество поступило в собственность истца по сделке, требующей заключения ее в простой письменной форме, то при несоблюдении указанной формы лицо лишается права ссылаться на свидетельские показания при доказывании права собственности на спорное имущество (ст. 162 ГК).

Если приговором или решением суда будет установлено, что все имущество, включенное в опись, в том числе приходящееся на долю другого лица либо перешедшее другому лицу по сделке (дарение), было приобретено на средства, добытые преступным путем, взыскание в возмещение причиненного преступлением ущерба обращается и на имущество, принадлежащее другому лицу в силу указанных фактов. Соответственно в иске об исключении части такого имущества из описи должно быть отказано, поскольку владение им не имело законного основания.

Иски к органам государственной власти и управления. Выделение в отдельную группу исков к органам государственной власти и управления связано с наделением последних особыми властными полномочиями, вследствие чего характер нарушений прав собственников со стороны государственных органов, а также содержание предоставляемой защиты имеют определенную специфику.

Ответчиком по данным искам выступает не государство как равноправный участник гражданских правоотношений, а государство как обладатель властных прерогатив, наделенный законодательной инициативой, дающей ему возможность влиять на развитие гражданских правоотношений собственности. Наделенное властными полномочиями, государство имеет право вмешиваться в имущественную сферу собственника вплоть до изъятия его имущества: 1) в случае злоупотребления правом собственности при бесхозяйственном содержании культурных ценностей (ст. 240 ГК) либо жилого помещения (ст. 293 ГК); при ненадлежащем обращении с животными (ст. 241 ГК); при использовании земельного участка не по назначению (ст. 284 ГК) либо с нарушением законодательства (ст. 285 ГК); 2) в целях обеспечения интересов общества (ст. 235, 238 ГК — национализация, ст. 242 ГК — реквизиция) либо государственных нужд (ст. 239 ГК); 3) при обращении взыскания на имущество по обязательствам (ст. 237 ГК) либо в виде санкции за совершенное преступление (ст. 243 ГК — конфискация).

Интересы лиц, осуществляющих право собственности, должны быть защищены от превышения полномочий государственных органов, наделенных правом представлять интересы государства и выступать от его имени. Этим целям служат иски к органам государственной власти и управления о защите интересов собственника: иски о признании недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, нарушающего право собственности; иски о неправомерном прекращении права собственности; иски о возмещении ущерба, причиненного изъятием имущества у собственника.

Иски о признании недействительными акта, нарушающего право собственности. Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» [87] предоставляет гражданам возможность обжаловать в суд действия (решения) государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, кроме действий (решений), указанных в этом Законе. Причем обжалованы могут быть любые акты как индивидуального, так и общенормативного характера (коллегиальные и единоличные), в результате которых либо нарушены права и свободы гражданина, либо созданы препятствия для осуществления гражданином его прав и свобод.

Согласно ст. 13 ГК ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными, в результате чего нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными Кодексом. Основаниями признания недействительными указанных в ст. 13 ГК актов является противоречие их закону и иным правовым актам. Нарушение права собственности в результате принятия этого акта является лишь причиной, побудившей собственника обратиться в суд.

Вместе с требованием признать недействительным акт, нарушающий право собственности, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК).

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате издания акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону или иному правовому акту, подлежат возмещению Российской Федерацией или муниципальным образованием (ст. 16 ГК) в полном объеме, включая прямые расходы, реальный ущерб и упущенную выгоду (п. 2 ст. 15 ГК).

Иски о неправомерном прекращении права собственности. Признание неправомерным прекращения права собственности основывается на установлении недействительности индивидуального (ненормативного) акта, нарушающего право собственности.

Для признания акта недействительным необходимо доказать, что у принявшего такое решение органа отсутствовали необходимые и достаточные основания, которые дают возможность изъять имущество у собственника, либо изъятие было произведено с нарушением требовании законодательства (осуществлялось неуполномоченным органом либо с нарушением процедуры изъятия). Например, в случае когда изъятие земельного участка для государственных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли сопровождается прекращением права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящееся на данном участке, требование государственного органа или органа местного самоуправления об изъятии недвижимого имущества подлежит удовлетворению лишь в том случае, если в суде будут добыты доказательства, свидетельствующие о том, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на данное недвижимое имущество (ст. 239 ГК). В суде может доказываться целесообразность принятия такого решения (при изъятии имущества для государственных нужд), а также могут устанавливаться факты, свидетельствующие о наличии или отсутствии злоупотребления правом собственности.

Индивидуальный акт компетентного государственного органа нередко сопровождается принятием судебного решения об изъятии имущества. Необходимость принятия судебного решения возникает, как правило, в случае, когда собственник не согласен смешением органа государственной власти или местного самоуправления и не выполняет их требований. Государственный (муниципальный) орган, принявший такое решение, может обратиться в суд с иском о выкупе имущества собственника, а собственник в свою очередь может заявить свои требования (встречный иск) о признании неправомерным решения государственного органа. В некоторых случаях решение об изъятии имущества у собственника может быть принято только на основании решения суда (ст. 293 ГК).

К искам о неправомерном прекращении права собственности в связи с изъятием имущества с нарушением требований законодательства могут быть отнесены, в частности, иски о возврате из бюджета денежных средств, списанных в виде экономических (финансовых) санкций (например, в связи с обращением на собственника взысканий по обязательствам государству), по другим основаниям государственными налоговыми инспекциями и иными контролирующими органами в бесспорном порядке. Возможность рассмотрения таких исков в суде предусмотрена постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам» [88] '.

Иски о возмещении ущерба, причиненного изъятием имущества у собственника. Эти иски могут заявляться вместе с исками о признании недействительными актов (как общенормативных, так и индивидуальных), нарушающих право собственности, либо самостоятельно.

Самостоятельно иски о возмещении ущерба предъявляются в случае, когда собственник согласен с решением государственного (муниципального) органа об изъятии у него имущества, однако не согласен с объемом и (или) порядком возмещения причиненных ему убытков, либо в случае, когда законность и обоснованность изъятия имущества у собственника не может быть оспорена, например, ввиду прекращения права собственности в силу закона (ст. 306 ГК). В последнем случае у истца остается лишь право заявлять требования о соразмерности возмещения убытков.

Цена имущества, которое изымается у собственника (выкупная цена), определяется либо соглашением сторон, либо судом, либо формируется в результате продажи с публичных торгов, включая убытки, причиненные изъятием имущества у собственника, в том числе упущенную выгоду. При изъятии земли и другого недвижимого имущества в выкупную цену включается их рыночная стоимость.

§4 Защита прав владельца, не являющегося собственником

Осуществлять защиту своих имущественных прав могут не только собственники, но и лица, владеющие имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (ст. 305 ГК). Причем, защищать свои имущественные права владельцы, не являющиеся собственниками, могут теми же способами, что и собственники. В частности, право на подачу виндикационного и негаторного исков принадлежит как собственнику, так и владельцу, не являющемуся собственником, о чем прямо указано в ст. 305 ГК.

Статья 305 ГК не дает исчерпывающий перечень титулов, на которые может опираться истец, заявляя свои виндикационные либо негаторные требования. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью [89] . Однако при предъявлении виндикационного требования истцу не достаточно указать на то, что по вине ответчика он лишен возможности обладать имуществом, Необходимо также доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве (праве собственности, праве нанимателя и т.д.).

Необходимость выявления в суде титула владельца отнюдь не связана с тем, что «в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав» [90] (после принятия Основ гражданского законодательства 1991 г. фактическое владение как особое право получило защиту). Установление титула владельца имеет значение прежде всего для рассмотрения дела по существу. Например, как уже отмечалось, правом на виндикацию имущества наделены как собственники имущества. так и его титульные владельцы. Однако правила о расчетах при возврате вещи из незаконного владения полностью применимы к требованиям лишь тех титульных владельцев, которые имеют самостоятельное право на доходы от переданной в их владение вещи (например, арендатор). В противном случае право на доходы должно принадлежать собственнику, который может заявить самостоятельные требования. -

Кроме того, в Гражданском кодексе предусмотрена возможность защиты фактического владения от притязаний третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания (и. 2 ст. 234 ГК). При определенных условиях фактическое владение трансформируется в право собственности. Такими условиями является добросовестное, открытое, непрерывное владение как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, иным имуществом — в течение 5 лет (приобретательская давность). По истечении указанного срока фактическое владение получает защиту и от притязаний бывшего собственника, и иных лиц, имеющих право на спорное имущество в силу иного предусмотренного законом или договором основания (ст. 234 ГК). Например, лицо, вселившееся в брошенный в деревне дом и использующее его для отдыха в летний период, может требовать выселения из него лица, занявшего этот дом в период его временного отсутствия, не имея прав на него. Однако это лицо не защищено от притязаний бывшего собственника, его наследников, а также органов местного самоуправления, которые в силу ч. 3 ст. 225 ГК имеют право обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на недвижимую вещь при определенных условиях (обращение в суд возможно по истечении 1 года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет). По истечении 15 лет фактический владелец дома приобретает право на приоритетную защиту своего владения против всех лиц, в том числе и собственника, доказывая в суде добросовестное, открытое и непрерывное владение, дающее ему право на приобретение права собственности.

Заключение

Тема дипломной работы «Собственность: понятие, виды защиты» на современном этапе, на наш взгляд, еще не достаточно изучена, хотя ей посвящены многие труды отечественных ученых правоведов, поэтому она и вызвала у нас интерес. На полноту освещения такой сложной темы в рамках отведенного объема работы и времени претендовать сложно, так как она достаточно широка и многогранна. Не случайно, что лишь гражданско-правовой характеристике отдельных форм разновидностей права собственности посвящены отдельные монографии. Мы же сочли необходимым остановиться лишь на наиболее существенных, актуальных и проблемных вопросах данной темы.

С целью совершенствования правоприменительной деятельности в отношении собственности считаем необходимым решение таких обширных и острых проблем, как урегулирование гражданского законодательства (т.к. существуют определенные пробелы в праве, указанные в работе) и повышение научной обоснованности в разработке путей решения законодательных проблем в данном направлении.

Подводя итог всей проделанной работе, хочется отметить следующие выводы:

— собственность как экономическая категория характеризуется действиями с присвоенными вещами лица, группы лиц, направленными на самореализацию в материальном мире;

— термин «право собственности» применяется в двух значениях. 1) право собственности в объективном смысле и 2) право собственности в субъективном смысле;

— собственность как экономическая категория представляет собой действия по владению, пользованию и распоряжению имуществом в рамках исторически сложившегося способа присвоения;

— законодатель выделяет формы собственности. Государственная, муниципальная, частная и иные формы;

— основания возникновения права собственности довольно подробно регламентированы Гражданским кодексом (гл. 14 ГК), а основания прекращения права собственности предусмотрены в ст. 235 ГК;

— право собственности занимает особое положение в группе вещных прав;

— законодатель закрепляет право собственности граждан в качестве самостоятельного вида частной формы собственности. Собственность юридических лиц, наряду с собственностью граждан, также относится к частной форме собственности.

— право государственной собственности, как одна из разновидностей собственности в целом, состоит из принадлежащих государству, субъектам РФ правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом, которые собственники осуществляют по своему усмотрению с учетом общенародных интересов;

— муниципальная собственность наряду с государственной отнесена к публичной собственности, поскольку ее субъекты являются публично правовыми образованиями, и выступает как самостоятельная форма собственности;

— существует также общая собственность (п.1 ст. 244 ГК), которая возникает прежде всего на имущество, которое не может быть разделено без изменения его назначения;

— и наконец, защита права собственности и других вещных прав осуществляется в рамках общей гражданско-правовой защиты и связана с использованием предусмотренных законом способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК).

Таким образом, заканчивая дипломную работу, необходимо отметить, что не односторонний, а лишь комплексный подход к решению всех законодательных и научных проблем способен дать желаемый результат в правоприменительной практике по рассмотрению наиболее сложных и спорных дел, встречающихся в гражданском судопроизводстве.

Список использованной литературы

Нормативные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Принят Государственной Думой 21 октября 1994 года.

3. Водный кодекс РФ. Принят Государственной Думой 18 октября 1995 года СЗ РФ, №47, ст. 4471.

4. Земельный кодекс РСФСР от 25 апреля 1991г. №1103-1.

5. Закон об общественных объединениях СЗ РФ. 1995. №21 ст. 1930.

6. ФЗ от 8 января 1998г. №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

7. Закон РФ от 23.02.95г. «О природных лечебных ресурсах, лечебно оздоровительных местностях и курортах» СЗ РФ, 1995, №9, ст. 713.

8. Закон РФ от 14.03.95г. «Об особо охраняемых природных территориях» СЗ РФ, 1995, №12, ст. 1024.

9. Закон РФ «О рынке ценных бумаг» от 22.04.96г. СЗ РФ. 1996. №17. Ст. 1918.

10. Закон РСФСР «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» от 12.12.91г. ВВС РФ. 1992. №12. ст. 593, 1993. №14 ст. 486.

11. Закон о подоходном налоге с физических лиц от 7.12.91г. ВВС РФ. 1992. №12. ст. 591, СЗ РФ. 1996. №11. ст. 1015.

12. Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» от 15.04.93г. ВВС РФ. 1993. №20. Ст. 718.

13. Закон РФ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» СЗ РФ. 1996. №3. Ст. 148.

14. Закон РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» СЗ РФ. 1995. №33. Ст. 3340.

15. Закон РФ « Об акционерных обществах» СЗ РФ. 1996. №1. ст. 1.

16. Закон РФ «О сельскохозяйственной кооперации» СЗ РФ. 1995. №50. Ст. 4870.

17. Закон РФ «О потребительской кооперации РФ» ВВС РФ. 1992. №30. Ст. 1788.

18. Закон РФ «О производственных кооперативах» СЗ РФ. 1996. №20. ст. 2321.

19. Закон РФ «Об общественных объединениях» СЗ РФ. 1995. №21. Ст. 1930.

20. Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» ВВС РСФСР. 1990. №21. Ст. 240.

21. Закон о приватизации государственных и муниципальных предприятий от 3.07.91г. ВВС РСФСР. 1991г. №27. ст. 927, 1992. №28 ст. 1614.

22. Закон «О собственности в РСФСР» от 24.12.90г. ВВС РСФСР. 1990. №30. ст. 416.

23. Закон «О местном самоуправлении в РФ» ВВС РСФСР. 1991. №29. ст. 1010

24. Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 28.08.95г. СЗ РФ. 1995. №35. ст. 3506.

25. Закон РФ от 27.04.93 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» ВВС РФ. 1993. №19. Ст. 688.

26. Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ утв. Указом Президента РФ от 24.12.93г. 2284 (САРФ, 1994, №2, ст. 2).

27. Основные положения Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ после 1 июня 1994г., утвержденные Указом Президента РФ от 22 июня 1994. СЗ РФ. 1994. №13. Ст. 1478.

28. Положение об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности, утвержденное Распоряжением Президента РФ от 18.03.92г. ВВС РФ. 1992. №13. ст. 697.

29. Указ Президента РСФСР от 18.12.91г. «Об особо ценных объектах национального наследования России» ВВС РСФСР. 1991. №52. ст. 1891.

30. Положение о порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения. Утверждено постановлением Правительства РФ от 14.03.95г. 248 СЗ РФ. 1995. №12. ст. 1059.

31. Постановление Правительства РФ от 3.02.94г. «О фонде содействия развитию малых форм предприятий в научно технической сфере» с изменениями от 5.01.95г. САПП РФ. 1994. №6. Ст. 447, СЗ РФ. 1995. №3. Ст. 198.

32. Постановление Правительства РФ от 5.01.95г. «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом» СЗ РФ. 1995. №3. Ст. 203.

33. Приказ Министерства финансов РФ 71, Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 149 от 5.08.96. «О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ» Экономика и жизнь. 1996. №40.

34. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31.03.78г. «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста/исключение из описи с изм. и доп. от 12.05.88г. БВС СССР. 1978. №3. 1988. №4.

35. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 23.04.85г. «О выполнении судами РСФСР постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.03.78г. №4 «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста/исключении из описи» БВС РСФСР. 1985. №7.

36. Приложение 1 к постановлению Верховного Совета РСФСР от 27.12.91г. 3020 «О разграничении государственной собственности в РФ на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе РФ, краев, областей, автономной области, городов Москвы и Санкт Петербурга и муниципальную собственность (ведомости РСФСР, 1992, 3, ст. 89. №22. Ст. 1185)

37. Приложение 1 к ГПК РСФСР.

38. Письмо Государственной налоговой службы РФ от 30.09.94. НИ-6-17-377 «О типовых методических рекомендациях по планированию, учету и калькулированию себестоимости научно технической продукции». М., 1994.

Научная литература и материалы периодической печати

1. Анненков К. Система русского гражданского права. Т.2. Права вещные. Спб., 1895.

2. Бердяев Н. А. Философия неравенства. В сб. Русская философия собственности (XXVII-XXвв) Спб., 1993.

3. Борисов А. Ф. Личность работника и его собственность. Спб., 1995.

4. Вагацума С. Арнидзуми Т. Граждансое право Японии. Книга 1. М., 1983.

5. Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980.

6. Гражданское право. Спб, 1996. ч.1.

7. Гражданское право. Часть первая. Учебник под ред. А. Г. Каплина, А. И. Масляева. М. Юристъ, 1997.

8. Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права. Спб, 1909.

9. Иоффе О. С. Советское гражданское право. М., 1967.

10. Калинин Н. А. Общедоступный очерк русского гражданского права.

11. Комментарий к ГК РФ, часть первая. М., 1995.

12. Комментарий части первой ГК РФ для предпринимателей. М., 1995.

13. Макаров Г. Право собственности на квартиру и жилой дом.

14. Малышев К. И. Курс гражданского права, составленный по лекциям, читанным в 1880 — 1881 ан. г.

15. Мозолин В. П. Право собственности в РФ в период перехода к рыночной экономике. М., 1992.

16. Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. М., 1956.

17. Победоносцев К. Курс гражданского права. Вотчинное право. Спб, 1892.

18. Самойлова М. В. Понятие, осуществление и защита права личной собственности. Калинин, 1978.

19. Советское гражданское право. Л., 1982. Ч.1.

20. Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. М., 1991.

21. Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955.

22. Уваров А. О правовых основах создания и управления муниципальной собственностью.

23. Чернилевский З. М. Римское частное право. Элементарный курс. М. Новый юрист, 1997.

Приложение 1

Главные основания возникновения права собственности на квартиру
В процессе
приватизации
В результате
вторичной сделки
Выплата
пая в ЖСК
По наследству

1. Собственность одного нанимателя

2. Общая долевая

3. Общая совместная

1. Купля-продажа

2. Договор мены

3. Договор дарения

4. Договор ренты

5. Пожизненное содержание с иждивением

1. По завещанию

2. По закону

Приложение 2

Основания возникновения права собственности на квартиру Правоустанавливающие документы
Приватизация квартиры (комнаты) Договор передачи жилья в собственность, зарегистрированный в учреждении юстиции*, свидетельство о собственности на жилище
Приватизация комнаты с одновременным выкупом освободившейся комнаты Договор передачи комнаты в собственность, зарегистрированный в учреждении юстиции, свидетельство о собственности на жилище (комнату). Договор купли-продажи комнаты, удостоверенный у нотариуса и зарегистрированный в учреждении юстиции
Покупка квартиры (комнаты, доли квартиры) Договор купли-продажи квартиры (комнаты, доли квартиры), удостоверенный у нотариуса и зарегистрированный в учреждении юстиции
Дарение квартиры (доли квартиры, комнаты) Договор дарения квартиры (доли квартиры, комнаты), удостоверенный у нотариуса и зарегистрированный в учреждении юстиции
Приобретение квартиры по договору ренты (договору пожизненного содержания с иждивением) Договор ренты, удостоверенный у нотариуса и зарегистрированный в учреждении юстиции
Приобретение квартиры по договору мены Договор мены, удостоверенный у нотариуса и зарегистрированный в учреждении юстиции
Получение квартиры (доли квартиры) по наследству Свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в учреждении юстиции
Выплата пая в ЖСК Справка ЖСК о выплате пая, зарегистрированная в учреждении юстиции. Свидетельство о собственности на жилище
Приобретение квартиры супругами на общие средства во время брака Свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов, зарегистрированное в учреждении юстиции
Решение суда Копия решения суда, вступившего в законную силу, зарегистрированного в учреждении юстиции
* Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Приложение 3

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа

от 9 марта 1999 года №А33-52/98-C2-Ф02-310/99-С2

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Билобрам З. В.,

судей: Шептуновой В. П., Нестеровой Л. П.,

при участии в судебном заседании: от закрытого акционерного общества «Полигон-Техноген» — Никифорова Ф. Ю. (доверенность от 22.02.99 № 3/99) и Доценко В. И. (доверенность от 22.02.99 № 1/99); от открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина» — Безденежных Е. С.(доверенность от 10.12.98 № 50/196), Завтрика А. И. (доверенность от 30.12.98 № 50/229),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Полигон-Техноген» на решение от 2 октября 1998 года и постановление от 2 декабря 1998 года по делу № А33-52/98-С2 Арбитражного суда Красноярского края (суд первой инстанции: Юрченкова Р. М., суд апелляционной инстанции: Власова Н. Г., Филатова Л. Ф., Мельников Ю. К.),

установил:

Закрытое акционерное общество «Полигон-Техноген» (ЗАО «Полигон-Техноген») обратилось с иском об истребовании из незаконного владения у открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина» (ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина») 141,796 тонн никеля и 1,960 тонн кобальта и о взыскании 455896488 руб. — договорной неустойки за просрочку исполнения ответчиком обязательства по передаче металла, как это предусмотрено договором от 24.10.95 № 366/64.

Решением от 18 февраля 1998 года в удовлетворении исковых требований отказано, так как истец не доказал наличие у него права собственности на спорный металл.

Помимо этого, арбитражный суд сослался на то, что предметом виндикационного иска являются индивидуально-определенные вещи, спорные металлы, никель и кобальт, обладают только родовыми признаками и не могут быть предметом виндикационного иска.

Апелляционная инстанция согласилась с доводами арбитражного суда первой инстанции и постановлением от 29 апреля 1998 года оставила без изменения решение от 18 февраля 1998 года, а кассационную жалобу ЗАО «Полигон-Техноген» без удовлетворения.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа удовлетворил кассационную жалобу ЗАО «Полигон-Техноген», постановлением от 21 июля 1998 года отменил решение от 18 февраля 1998 года и постановление от 29 апреля 1998 года и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Отмена принятых по делу судебных актов была вызвана тем, что арбитражным судом первой инстанции неправомерно, в нарушение ст. 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отклонено ходатайство об изменении первоначально заявленного виндикационного иска на требование об обязании ответчика выделить в натуре из металла, являющегося общей долевой собственностью, долю ЗАО «Полигон-Техноген» и передать ее истцу.

При новом рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции удовлетворено ходатайство истца о частичном изменении предмета искового заявления, виндикационного иска на требование о выделении в натуре и передаче истцу кобальта в объеме 1,960 тонн, в том числе марки КО-0,005 тонн, марки К1АУ-0,236 тонн, марки К1А — 0,670 тонн, марки К1-0,677 тонн, марки К2-0,372 тонны и никеля 141,796 тонн, в том числе: марки Н1У-66,829 тонн, марки Н1-14,168 тонн, марки Н2-30,097 тонн, марки Н3-30,702 тонны.

Требование о взыскании 455896488 руб. — договорной неустойки за нарушение ответчиком обязательства по выделению и передаче истцу металла по договору от 24.10.95 № 366/64 оставлено ЗАО «Полигон-Техноген» без изменения.

Решением от 2 октября 1998 года в удовлетворении исковых требований ЗАО «Полигон-Техноген» отказано. Отказывая в иске, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что условия договора от 24.10.95 № 366/64 в части создания общей долевой собственности ничтожны, так как противоречат статьям 422 и 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, запрещающим сделку дарения между коммерческими организациями, если стоимость подарка превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда, что составляет 417 руб. 45 коп., тогда как спорный металл стоит 598706 руб. 10 коп. При таких условиях, в соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка является ничтожной.

Апелляционная инстанция постановлением от 2 декабря 1998 года признала требования истца не подлежащими удовлетворению в связи с тем, что «в силу ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства возникают из договора. Требования о выдаче доли имущества из общей долевой собственности не могут основываться на этом договоре. Невыполнение каких-либо обязательств ответчиком по договору не может являться основанием для выдела имущества».

ЗАО «Полигон-Техноген» не согласилось с решением от 2 октября 1998 года и постановлением от 2 декабря 1998 года и обжаловало их в кассационном порядке.

В кассационной жалобе содержатся доводы о том, что арбитражным судом первой и апелляционной инстанций неправильно применены нормы материального права и нарушены нормы процессуального права.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что арбитражным судом не применены подлежащие применению нормы права, содержащиеся в п.1 ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному толкованию условий, содержащихся в разделе 6 договора от 24.10.95 № 366/64 и неправомерному признанию сделки, в этой части, ничтожной.

Помимо этого, заявитель кассационной жалобы сослался на то, что арбитражный суд не применил п.1 ст. 709 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому цена договора подряда включает как издержки подрядчика, возникшие в результате выполнения им обязательств по договору подряда, так и причитающееся ему вознаграждение. В качестве вознаграждения договором от 24.10.95 № 366/64 предусмотрено участие подрядчика в прибыли, полученной заказчиком, что не является дарением, как ошибочно полагает суд первой инстанции. В связи с чем у арбитражного суда не было оснований для применения ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По мнению ЗАО «Полигон-Техноген», арбитражным судом нарушены ч.1 статьи 59, статья 125, ч.2 ст. 127, ч.1 ст. 155, ч.2 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверкой дела в кассационном порядке установлено, что решение от 2 октября 1998 года и постановление от 2 декабря 1998 года подлежат отмене в связи с неправильным применением норм материального права.

Между истцом и ответчиком заключен договор от 24.10.95 № 366/64, по которому ЗАО «Полигон-Техноген» обязалось произвести работы по подготовке сырья, пыли обжигового цеха Никелевого завода, к последующей металлургической переработке. Подготовка отходов производства для последующей металлургической переработки включала в себя:

— эвакуацию пыли из газоходов и накопительных бункеров электрофильтров газоочисток №№ 1 и 4 и зольников дымовых труб № 2 и № 4 Никелевого завода;

— транспортировку пыли к месту ее переработки;

— окомкование (гранулирование, брикетирование) пыли;

— транспортировку готовой продукции к месту ее последующей металлургической переработки (п.2.1 договора).

Заказчик, ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина», обязался принять и оплатить работы, выполненные подрядчиком, ЗАО «Полигон-Техноген».

Порядок и размер оплаты предусмотрен в разделах 5 и 6 договора от 24.10.95 № 366/64.

Согласно п.5.1 договора от 24.10.95 № 366/64 стоимость работ подрядчика определяется «по договорной цене, исходя из возмещения подрядчику всех его расходов, прямо или косвенно связанных с выполнением работ по переработке пыли, и участия подрядчика в прибыли, получаемой заказчиком от снижения безвозвратных потерь и дополнительного извлечения за счет этого в товарную продукцию никеля, кобальта, меди и благородных металлов». В развитие условий договора, изложенных в пункте 5.1, в разделе 6 договора установлен порядок распределения прибыли, получаемой от дополнительного извлечения заказчиком в товарную продукцию никеля, кобальта, меди и благородных металлов, согласно которому подрядчику принадлежит по 45% никеля и кобальта, извлеченных ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина», в товарную продукцию в результате снижения общих безвозвратных потерь.

Предусмотренный сторонами порядок расчетов заказчика с подрядчиком за выполненные работы соответствует п.2 статьи 709 Гражданского кодекса Российской Федерации, действующему в период исполнения договора от 24.10.95 № 366/64, которым установлено, что цена договора подряда включает как компенсацию издержек подрядчика, так и причитающееся ему вознаграждение.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не согласен с выводами арбитражного суда первой инстанции о том, что договором от 24.10.95 № 366/64 неправомерно предусмотрена безвозмездная передача ответчику имущества истца, так как статьей 575 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещено дарение между коммерческими организациями.

Статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора, условия которого определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Заказчик по договору от 24.10.95 № 366/64 обязался передать в собственность подрядчику, в качестве вознаграждения за переработку пыли, часть никеля и кобальта, полученных из отходов производства.

Действующим законодательством не установлено ограничений в части формы расчетов за оказанные услуги или выполненные работы, которая может осуществляться как в денежном выражении, так и взаимозачетами, товарами и продукцией.

Согласно пункту 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Ответчик по делу, ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина», полагает, что из статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор подряда не относится к сделкам об отчуждении имущества. Данные выводы не соответствуют содержанию статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой предусмотрена обязанность заказчика принять выполненные подрядчиком работы и оплатить их. В том случае, когда заказчик за выполненные работы рассчитывается с подрядчиком квартирами, в сданном в эксплуатацию доме, товарами или продукцией, договор подряда является сделкой об отчуждении имущества.

Статьей 209 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено право собственника по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам. Заказчик, ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина», правомерно распорядился своей собственностью, частью металла, полученного из отходов производства, передав его в собственность ЗАО «Полигон-Техноген» в качестве вознаграждения за переработку производственной пыли.

Для квалификации правоотношений, возникших из пункта 5.1 и раздела 6 договора от 24.10.95 № 366/64, как сделки дарения, у арбитражного суда не было оснований, тем более, что в пункте 6.1.1 рассматриваемого договора предусмотрено встречное обязательство подрядчика оплатить заказчику стоимость передела и плановую рентабельность по извлечению причитающихся истцу никеля и кобальта на основании счетов заказчика. Как следует из п.1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии встречного обязательства договор не может быть признан дарением.

С учетом изложенного, арбитражным судом неправомерно признаны недействительными условия, изложенные в пункте 5.1 и разделе 6 договора от 24.10.95 № 366/64.

В возражениях на кассационную жалобу ОАО «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина» сослался на то, что ЗАО «Полигон Техноген» следовало «индивидуализировать подлежащее передаче имущество».

В соответствии со ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и тому подобное. Договором от 24.10.95 № 366/64 заказчик обязался передать подрядчику в собственность никель и кобальт, определенные родовыми признаками, в связи с чем доводы ответчика о том, что истец обязан «индивидуализировать» подлежащее передаче имущество несостоятельны.

Постановлением апелляционной инстанции от 2 декабря 1998 года решение от 2 октября 1998 года оставлено без изменения. При этом апелляционной инстанцией не дано оценки правомерности признания судом первой инстанции условий, предусмотренных в п.5.1 и разделе 6 договора от 24.10.95 № 366/64, ничтожными. Отказ в удовлетворении исковых требований апелляционной инстанцией обоснован тем, что «требования о выделении доли имущества из общей долевой собственности не могут основываться на договоре» от 24.10.95 № 366/64, так как «невыполнение каких-либо обязательств ответчиком по договору не может являться основанием для выдела имущества, в связи с чем требования истца не подлежат удовлетворению». Данная мотивировка противоречит договору от 24.10.95 № 366/64, являющемуся основанием иска и предусматривающему обязанность заказчика передать в собственность подрядчику по 45% кобальта и никеля, полученных из отходов производства, переработку которых осуществило ЗАО «Полигон-Техноген».

Учитывая изложенное, решение от 2 октября 1998 года и постановление от 2 декабря 1998 года подлежат отмене на основании ч.1 ст. 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и направлению на новое рассмотрение в соответствии с п.3 ст. 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении арбитражному суду первой инстанции:

— проверить факт исполнения подрядчиком обязательств по договору от 24.10.95 № 366/64;

— установить какое количество кобальта и никеля получено из отходов производства и какое количество металла подлежит передаче подрядчику;

— рассмотреть вопрос о наличии у ответчика спорного металла;

— при принятии решения взыскать в доход федерального бюджета госпошлину по кассационной жалобе.

Руководствуясь статьями 175-177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение от 2 октября 1998 года и постановление от 2 декабря 1998 года по делу № А33-52/98-С2 Арбитражного суда Красноярского края отменить.

Дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Приложение 4

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа

от 14 мая 2001 г. № Ф09-726/01ГК

Федеральный арбитражный суд Уральского округа по проверке в кассационной инстанции законности решений и постановлений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу малого предприятия «Блок» на постановление апелляционной инстанции от 22.02.01 Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-14914/2000 по иску ООО «Кантар» к малому предприятию «Блок» о взыскании убытков.

В судебном заседании участвовали:

представитель истца — Степанов П. И. по дов. № 1 от 03.01.01;

представители ответчика — Сорокина Л. М. по дов. от 11.05.01, директор Бачурин В. Д.

ООО «Кантар» г. Южноуральск Челябинской области обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с малого предприятия «Блок» убытков в сумме 42432 руб. 50 коп., возникших от нарушения права истца на проезд по земельному участку, арендованному ответчиком.

Решением от 26.12.2000 в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 22.02.01 решение отменено, иск удовлетворен полностью.

В кассационной жалобе малое предприятие «Блок» просит постановление апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на несоответствие судебного акта ст. ст. 1, 4, 13, 27 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Заявитель считает неправомерным выводы суда о наличии ограничений по пользованию арендованным участком и возникновения убытков в результате нарушения права истца на проезд по данному земельному участку.

Проверив в порядке ст. ст. 162, 171 АПК РФ законность постановления кассационной инстанции, суд кассационной инстанции оснований для отмены судебного акта не нашел.

Из материалов дела следует, что стороны занимают смежные земельные участки на основании договоров аренды (ООО «Кантар» участок с кадастровым номером 74:37:010201:02, малое предприятие «Блок» — участок с кадастровым номером 74:37:010201:01). В договоре аренды от 26.05.2000, заключенном администрацией г. Южноуральска (арендодатель) и малым предприятием «Блок» (арендатор), предусмотрено ограничение пользования предоставленного земельного участка (сервитут), предусматривающее право на проезд к земельному участку с кадастровым номером 74:37:010201:02, то есть к участку, арендованному истцом. Договор аренды, заключенный ответчиком зарегистрирован в Южноуральской регистрационной палате. Нарушение малым предприятием «Блок» права истца на проезд по земельному участку ответчика и, соответственно, ограничение по этой причине доступа к строению, принадлежащему передаче по договору аренды ООО «Рассвет-Сервис», подтверждается доказательствами, исследованными судом апелляционной инстанции, в том числе докладной инспектора по контролю за охраной и использованием земель от 28.07.2000, предписанием Комитета по земельным ресурсам и землеустройству об устранении нарушений сервитута.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции в силу ст. 4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» правомерно сделал вывод о нарушении ответчиком прав истца, предусмотренных зарегистрированным в установленном порядке сервитутом. В соответствии со ст. 15 ГК РФ суд также на законных основаниях взыскал с ответчика причиненные нарушением указанного права убытки, в том числе 9979 руб. неустойки, уплаченной в связи с неисполнением, ввиду чинимых ответчиком препятствий, условий договора аренды 04/17 от 17.04.2000, заключенного с ООО «Рассвет-Сервис», а также 32453 руб. 33 коп. доходов по арендной плате, неполученных по договору аренды с ООО «Рассвет-Сервис».

В силу изложенного, доводы кассационной жалобы отклоняются, поскольку они противоречат обстоятельствам дела и нормам материального права. Постановление апелляционной инстанции является законным, кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 174, 175, 177 АПК РФ, суд постановил:

Постановление апелляционной инстанции от 22.02.01 Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-14914/2000 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Взыскать с малого предприятия «Блок» в доход федерального бюджета 898 руб. 65 коп. государственной пошлины по кассационной жалобе.

Приложение 5

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 февраля 1994 г.

«При рассмотрении иска об освобождении от ареста имущества, являющегося совместной собственностью супругов, суд не вправе устанавливать факт приобретения его на средства, добытые преступным путем Если в приговоре суда о уголовному делу такой факт не установлен, суду необходимо определить долю имущества каждого супруга и указать, какое конкретно имущество должно быть освобождено от ареста»

(Извлечение)

Об освобождении от ареста имущества, являющегося совместной собственностью супругов, см. также постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1985 г. № 5

По приговору Московского городского суда Можарова осуждена по ч. 2 ст. 173, ст. 15, ч. 2 ст. 173 УК к лишению свободы с конфискацией имущества.

В ходе предварительного следствия был наложен арест на ювелирные изделия из золота и драгоценных камней, находившиеся в квартире дочери Можаровой — Горностаевой.

Во время обыска в квартире Горностаевой также изъяты сберегательные книжки на ее имя, чеки «Внешпосылторга» и деньги. В служебном кабинете Можаровой были описаны десертная и чайная ложки из серебра с чернением и позолотой.

Тимофеев, муж осужденной, и Горностаева предъявили в суд иск об освобождении указанного имущества от ареста, ссылаясь на то, что включенное в опись имущество является их личной собственностью и не принадлежит Можаровой.

Прокурор г. Москвы обратился в суд с заявлением о взыскании в доход государства изъятых драгоценностей по мотивам, что они приобретены Можаровой на средства, добытые преступным путем.

Решением Московского городского суда, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, в иске Тимофееву отказано, а иск Горностаевой удовлетворен частично: из описи исключены денежные вклады на ее имя, чеки «Внешпосылторга» и деньги, в остальной части иска отказано.

Заявление прокурора об обращении в доход государства драгоценностей, изъятых при обыске, удовлетворено.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ был поставлен вопрос об отмене указанных судебных решений в части отказа в иске Тимофееву и Горностаевой, удовлетворения заявления прокурора и направлении дела в этой части на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 2 февраля 1994 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявление прокурора об обращении в доход государства ценностей и отказывая Тимофееву и Горностаевой в иске об освобождении указанного имущества от ареста, суд сослался на то, что ни Горностаева, ни Тимофеев не представили доказательств, подтверждающих заявленные ими исковые требования, и что данное имущество было приобретено Можаровой в период, когда она занималась преступной деятельностью, получала взятки в крупных размерах, т. е. на средства добытые преступным путем.

С таким решением согласилась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Между тем такой вывод нельзя признать обоснованным, так как он не подтвержден соответствующими доказательствами, сделан по недостаточно исследованным материалам дела и без учета и анализа имеющихся в деле доказательств и требований закона.

В соответствии с разъяснениями содержащимися в п. п. 8, 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1978 г. «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста» (с изменениями, внесенными 12 мая 1988 г.), взыскание в возмещение ущерба, причиненного преступлением, может быть обращено также на имущество, являющееся совместной собственностью супругов, если приговором суда по уголовному делу установлено, что имущество было приобретено на средства, добытые преступным путем.

При рассмотрении иска об освобождении имущества от ареста суд не вправе устанавливать факт приобретения имущества на средства, добытые преступным путем.

Если финансовым органом или прокурором предъявлен иск о признании имущества приобретенным в результате действий, заведомо противных интересам государства и общества, и обращении его в доход государства, он может быть рассмотрен судом в одном деле с иском об освобождении указанного имущества от ареста.

Как видно из материалов дела и отражено в решении, ювелирные изделия, изъятые при обыске у Горностаевой, приобретены Можаровой в период брака с Тимофеевым. Принимая во внимание, что приговором суда не установлено приобретение вышеназванного имущества на средства, добытые преступным путем, суд, в соответствии с упомянутыми разъяснениями, обязан был определить долю каждого супруга и указать, какое конкретно имущество должно быть освобождено от ареста.

Оснований лишать истца Тимофеева приходящегося на его долю имущества, приобретенного за время брака с Можаровой, у суда не имелось. Однако судом это учтено не было.

Удовлетворяя заявление прокурора об обращении в доход государства ценностей, суд сослался на ч. 4 ст. 473 ГК. Но при этом не указал в решении, какие конкретно действия, заведомо противные интересам государства и общества, были совершены Можаровой при приобретении указанного имущества, а сослался лишь на то, что, согласно показаниям Можаровой на предварительном следствии, большую часть денег, получаемых в виде взяток, она тратила на дочь (Горностаеву), на ее благополучие, хотела обеспечить ей и внуку спокойную жизнь и при покупке золота тратила деньги, которые получала в виде взяток.

С 1 марта 1996 г. статья 473 ГК РСФСР утратила силу в связи с введением в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. О возврате неосновательного обогащения см. статью 1102 ГК РФ

Между тем в суде Можарова категорически отрицала факты приобретения ею имущества, в отношении которого заявлен спор, на средства, добытые преступным путем, утверждая, что данные обстоятельства не установлены приговором суда и что в ходе предварительного следствия она под давлением следствия оговорила себя. В суде Можарова показала, что все ценности, изъятые на квартире у дочери, были приобретены в течение брака с Тимофеевым и в основном на деньги, принадлежащие ее мужу.

Суд эти объяснения Можаровой не проверил, оценки им не дал и не указал доводы, по которым их отверг.

При указанных обстоятельствах судебные решения в части удовлетворения заявления прокурора об обращении в доход государства ценностей, изъятых при обыске, и отказа в исках Тимофеева и Горностаевой об освобождении имущества от ареста отменены, а дело в этой части направлено на новое рассмотрение.

[1] Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова. М., 1998. С. 231, 235.

[2] Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк. М., 1972. С. 90-91.

[3] Приложение к информационному письму ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. № 13 — Вестник ВАС РФ, 1997, № 7, с. 91-103

[4] Вестник ВАС РФ, 1996, № 10, с.69

[5] Гражданское право. Часть первая: Учебник /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 1997. С. 246

[6] Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980. С. 117

[7] Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. Спб., 1909. С. 148. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1956. С. 69

[8] Нормы, регламентирующие отдельные вещные права лиц, не являющихся собственниками, содержатся в ст. 32, 35 Закона об общественных объединениях (СЗ РФ. 1995. №21. Ст. 1930), в ст. 41-44 Водного кодекса (СЗ РФ. 1995. №47. Ст. 4471) и в других нормативных актах.

[9] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 264

[10] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 266

[11] Гражданское право. Часть первая: Учебник /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 1997. С. 254

[12] Гражданское право. Часть первая: Учебник /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 1997. С. 262

[13] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. М., 1995. С.253; Гражданское право. Спб., 1996. Ч.1. С.288

[14] Гражданское право. Спб., 1996. Ч.1. С.290

[15] Победоносцев К. Курс гражданского права. Вотчинное право. Спб., 1892. С.119

[16] Вагацума С., Ариидзуми т. Гражданское право Японии. Книга 1. М., 1983. С.166

[17] Малышев К.И. курс гражданского права, составленный по лекциям, читанным в 1880-1881 ак. г. С. 274

[18] Вагацума С., Ариидзуми т. Гражданское право Японии. Книга 1. М., 1983. С.167

[19] Гражданское право: учебник для вузов /под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М. Ч. 1. С. 297

[20] Победоносцев К. Курс гражданского права. Вотчинное право. Спб., 1892. С.117

[21] Черниловский З.М. Римское частное право: Элементарный курс. — М.: Новый юрист, 1997. С. 108

[22] Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 2. Права вещные. Спб.. 1895. С.13.

[23] Калинин Н.А. Общедоступный очерк русского гражданского права. С.49

[24] См.: Бердяев Н.А. Философия неравенства. В сб.: Русская философия собствен­ности (ХVII-ХХ вв.). Спб., 1993. С. 290; Борисов А.Ф. Личность работника и его собст­венность. Спб., 1995. С. 51.

[25] См.: Гражданское право. Спб., 1996. ЧЛ. С. 293.

[26] Советское гражданское право. Л., 1982. Ч. 1 С.299.

[27] Гражданское право. М., 1993. Т. 1.С. 199.

[28] Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С.359

[29] Гражданское право. Спб., 1996. Ч. 1. С. 297; Гражданское право. М., 1993. Т. 1. С. 202; Советское гражданское право. М.. 1986. Ч. 1. С. 278, 280

[30] Гражданское право. Спб., 1996. Ч. 1. С. 302

[31] Гражданское право. М., 1993. Т. 1. С. 205

[32] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.,1995. С 240.

[33] Макаров Г. Право собственности на квартиру и жилой дом.

[34] Гражданское право. Часть первая: Учебник /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 1997. С. 246

[35] Гражданское право. М., 1993. Т. 1. С. 213-214

[36] Приложение №1 к ГПК РСФСР

[37] Постановление Правительства РФ от 3 февраля 1994 г. “О Фонде содействия развитию малых фирм предприятий в научно-технической сфере” с изменениями от 5 января 1995 г. (САПП РФ. 1994. № 6. Ст. 447; СЗ РФ. 1995. № 3. Ст. 198); письмо Государственной налоговой службы РФ от 30 сентября 1994 г. № НИ-6-17/377 “О типовых методических рекомендациях по планированию, учету и калькулированию се­бестоимости научно-технической продукции”. М., 1994.

[38] “Бюллетень Верховного суда РСФСР”, 1989, № 1, c.11-12

[39] Закон РФ “О рынке цепных бумаг” от 22 апреля 1996 г. СЗ РФ. 1996. № 17. Ст.1918

[40] Закон РСФСР “О налоге с имущества, переходящей в порядке наследования или даяния” от 12 декабря 1991г. ВВС РФ. 1992. № 12. Ст. 593; 1993. № 14. Ст. 486; Закон о подоходном налоге с физических лиц от 7 декабря 1991 г. (ВВС РФ. 1992. № 12. Ст. 591; СЗ РФ. 1996. №11. Ст. 1015

[41] Закон РФ “О вывозе и ввозе культурных ценностей” от 15 апреля 1993г., ст. 45. ВВС РФ. 1993. №20. Ст. 718

[42] Закон РФ “Об оружии” от 20 мая 1993г... ст. 21 ВВС РФ. 1993. №24. Ст. 860

[43] Статьи 2, 24 Закона РФ “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности”. СЗ РФ. 1996. №3 Ст. 148

[44] Статья 9 Закона РФ “О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах” СЗ РФ. 1995. №9. Ст. 713

[45] Статья 15 Закона РФ “О благотворительной деятельности и благотворительных организациях”. СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340.

[46] Статьи 79, 83 Закона РФ “Об акционерных обществах” СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[47] Приказ Министер­ства финансов РФ № 71. Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг № 149 от 5 августа 1996 г. “О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ” ЭиЖ. 1996. № 40

[48] Части 3, 4 п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданской) кодекса Российской Федерации” от 1 июля 1996 г.

[49] Статья 3 Закона РФ “0 сельскохозяйственной кооперации” СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4870.

[50] Статья 1 Закона РФ “О потребительской кооперации в Российской Федера­ции” ВВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1788.

[51] Статья 4 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”.

[52] Пункт 4 ст. 4 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”.

[53] Статья 26 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”.

[54] Статья 1, п. 10 ст. 35, п. 3 ст. 37 Закона РФ “О сельскохозяйственном кооперации”.

[55] Статья 23 Закона РФ “О производственных кооперативах” СЗ РФ. 1996. №20. Ст. 2321.

[56] Пункт 3 ст. 3 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”.

[57] Статья 10 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”, ст. 11 Закона РФ “О производственных кооперативах”.

[58] Пункты 4—7 ст. 10, ст. 44 Закона РФ “О сельскохозяйственной кооперации”.

[59] Статья 7 Закона РФ “Об общественных объединениях” СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930.

[60] Статья 33—35 Закона РФ “Об общественных объединениях”.

[61] Статья 31 Закона РФ “Об общественных объединениях”, а также ст. 26 Закона РФ “О некоммерческих организациях” СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145

[62] Статья 37 Закона РФ “Об общественных объединениях”, и. 2 ст. 24 Закона РФ “О некоммерческих организациях”.

[63] Статья 26 Закона РФ “Об общественных объединениях”.

[64] Пункт 4 ст. 213 ГК, п. 1 ст. 12 Закона РФ “О благотворительной деятельности”.

[65] Статья 28 Закона РСФСР “О свободе вероисповеданий” ВВС РСФСР. 1990. №21. Ст. 240.

[66] Советское гражданское право. М., 1986 Ч 1. С. 292. 296

[67] ВВС РСФСР. 1992. № 3. Ст. 89.

[68] Мозолин В.П. Право собственности и Российском Федерации в период перехода к рыночной экономики. М., 1992. С. 142—145.

[69] Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991: С. 63-64

[70] ВВС РСФСР. 1991. №52. Ст. 1891

[71] СЗ РФ. 1995. №9. Ст. 713

[72] СЗ РФ. 1995. №2. Ст. 102

[73] СЗ РФ. 1995. 33. Ст. 203

[74] Гражданское право. Часть первая: Учебник /Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 1997. С. 304

[75] ВВС РСФСР. 1991. №27. Ст. 927; 1992 №28 Ст. 1614

[76] САПП РФ. 1994. №1. Ст. 2

[77] СЗ РФ. 1994. №13. Ст. 1478

[78] Уваров А. О правовых основах создания и управления муниципальной собственностью

[79] ВВС РСФСР. 1990. №30. Ст. 416.

[80] ВВС РСФСР: 1991. № 29. Ст. 1010

[81] СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3506

[82] Гражданское право. М., 1993. Т. 1. С. 272. 312

[83] Гражданское право. Спб., 1996. Ч. 1. С. 405

[84] Гражданское право. Спб., 1996. Ч. 1. С. 412

[85] БВС СССР. 1978. №3; 1988. №4

[86] БВС РСФСР. 1985. №7

[87] ВВС РФ. 1993. №19. Ст. 685

[88] ВВАС РФ. 1993. №12

[89] Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 100-101

[90] Гражданское право. Спб., 1996. С. 403

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий