Право собственности граждан

Исследование вопросов приобретения, осуществления и прекращения права собственности граждан. Анализ практики применения правовых норм и внесение предложений по совершенствованию законодательства, толкованию и порядку применения конкретных правил.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................... 2

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

1.1 Понятие собственности и права собственности........................................ 6

1.2 Объекты права собственности граждан................................................. 10

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНАМИ

2.1 Понятие и сущность приобретения права собственности..................... 17

2.2 Способы приобретения права собственности граждан и их значение для правоприменительной практики................................................................... 25

2.3 Содержание и осуществление права собственности гражданами......... 39

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНАМ

3.1 Понятие и виды прекращения права собственности.............................. 50

3.2 Добровольное прекращение права собственности гражданами........... 57

3.3 Принудительное прекращение права собственности гражданами....... 61

ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................................................. 81

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК........................................................... 85

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Право собственности в качестве системы социально-экономических отношений изучается с момента возникновения правоведения как науки. Это вполне объяснимо экономическим, политическим и иным значением собственности в становлении и развитии общества в целом и отдельного индивида в частности. Собственность предопределяет материальную основу жизни и существенным образом влияет на духовную.

После проведенных в России реформ человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. В законодательстве появилась частная собственность, в гражданский оборот стали вовлекаться земли, здания, сооружения и другие объекты недвижимости. Право собственности признано одним из основных экономических прав человека. Имущество может находиться в собственности граждан, юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

Граждане рассматриваются в качестве самостоятельных субъектов гражданского оборота и могут вступать в любые не запрещенные законом правоотношения могут приобретать в собственность самые разнообразные материальные объекты, количество и стоимость которых не ограничивается, за исключением случаев, когда это прямо установлено законом (п.п. 1, 2 ст. 213 ГК РФ).

Конституция Российской Федерации закрепляет и гарантирует гражданам право частной собственности, а законодательная система призвана обеспечить каждому защиту права собственности от нарушений. В связи с этим особо актуальными становятся основания приобретения права собственности гражданами. Ведь важно не только провозгласить возможность приобретения тех или иных объектов в собственность, но и закрепить основания, в соответствии с которыми такое приобретение будет законным.

Не менее важное значение имеют и основания прекращения права собственности. Они должны быть особо тщательно регламентированы с целью защиты и сохранения неприкосновенности права собственности.

Вопросы приобретения, осуществления и прекращения права собственности гражданами не оставались без внимания правовой науки, однако в советский период они рассматривались в рамках государственных хозяйствующих субъектов, а иные участники гражданского оборота выпадали из поля зрения цивилистической науки.

Основания возникновения права собственности делятся на первоначальные и производные, но критерии разграничения первоначальных и производных способов приобретения права собственности различны. В одних случаях предпочтение отдается критерию воли, в других - критерию правопреемства. Этот спор имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Осуществление права собственности представляет определенные проблемы в связи с различным пониманием содержания правомочий собственника.

Прекращение права собственности может происходить добровольно — по воле собственника, а также принудительно. Принудительные случаи изъятия имущества у собственника установлены в законодательстве исчерпывающим образом. Эти случаи должны соответствовать ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которой «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда».

Степень научной разработанности темы. Применительно к теме исследования можно отметить, что право собственности граждан исследовалось в трудах Г. Денбурга, Д.И. Мейера, И.А. Покровского, Г.Ф. Шершеневича. Исследование теоретического аспекта проблемы потребовало изучения работ по теории права таких ученых, как С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, Н.И. Матузов, B.C. Нерсесянц, А.К. Стальгевич, С.Н. Чечот, Л.С. Явич.

Переходу права собственности специальные работы до революции посвящали С.Б. Гомолицкий, К.Д. Кавелин, И.Н. Трепицын и др. В советский период по данному вопросу проводили исследования М.И. Бару, В.П. Грибанов, В.А. Рясенцев.

Способы приобретения права собственности получили освещение в трудах В.А. Рыбакова, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, А.В. Трофименко и др.

В последнее время появились работы Б.Л. Хаскельберга, О.Г. Ломидзе представлены научно-квалификационные работы М.А. Александриной, О.Е. Кутепова, М.М. Попович, Ю.В. Шибаевой, А.А. Крысанова и некоторых других авторов, но в них преимущественно рассматриваются общие вопросы приобретения и прекращения права собственности без связи с субъектным составом, в частности с гражданами как самостоятельными субъектами гражданского оборота. Следует признать: данная проблематика не исследована в достаточной степени. Кроме того, в последние годы обновилось само гражданское законодательство, изменились темпы гражданского оборота, что вызвало новые потребности и задачи, появились ранее неизвестные возможности приобретения отдельных объектов гражданского оборота и т. д.

Объектом исследования явились общественные отношения в сфере правового регулирования приобретения и прекращения права собственности гражданами.

Предметом исследования выступает совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих отношения по приобретению, осуществлению и прекращению права собственности гражданами, основные положения науки гражданского права по данным вопросам, материалы судебной практики, современные проблемы правоприменительной деятельности и пути их разрешения.

Целью работы является исследование теоретических вопросов приобретения, осуществления и прекращения права собственности граждан и круга проблем, возникающих в связи с его приобретением (прекращением) гражданами, анализ практики применения соответствующих норм, внесение на этой основе предложений по совершенствованию законодательства, толкованию и порядку применения конкретных правил.

В работе были поставлены и разрешены следующие задачи исследования:

- рассмотреть понятие собственности и права собственности;

- проанализировать основания приобретения и прекращения права собственности;

- рассмотреть вопросы осуществления права собственности гражданами;

- выявить и исследовать наиболее актуальные проблемы приобретения и прекращения права собственности гражданами;

- проанализировать гражданско-правовые основания приобретения (прекращения) права собственности;

- сформулировать конкретные выводы и предложения по совершенствованию гражданского законодательства в данной сфере.

Методы исследования. В работе использовались различные общенаучные методы исследования диалектический - способ познания действительности в ее развитии исторический и сравнительно-правовой, без использования которых трудно понять тенденции в сфере развития права собственности; структурно-правовой, позволяющий уяснить компоновку отдельных норм и их совокупное влияние на регулируемые отношения функциональный и формально-логический.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

1.1 Понятие собственности и права собственности

Устойчивый взгляд на собственность как на экономическую категорию сформировался в отечественной юридической литературе в советский период. С этой точки зрения собственность представляется как "общественная форма присвоения произведенных материальных благ", а отношения собственности - как определенные производственные, экономические отношения, заключающиеся в состоянии присвоенности, принадлежности материальных благ отдельным лицам или группе лиц[1] . Право собственности в данном случае рассматривается как надстроечное явление, призванное регулировать волевую сторону базисных - экономических, производственных - отношений[2] . Таким образом, право собственности может существовать, только если существует собственность как экономическая категория, другими словами, имеет место присвоение (присвоенность) как экономическое, производственное отношение.

С данной позицией трудно не согласиться. Вместе с тем обращает на себя внимание то, что в римском праве под присвоением понимался один из непосредственных (первоначальных) способов приобретения права собственности. Присвоена могла быть только та вещь, которая никогда никому не принадлежала (дикие животные) или хотя ранее и принадлежала какому-либо лицу, но к моменту присвоения перестала ему принадлежать. Не определяя специальным образом понятие собственности, римляне тем не менее рассматривали данный институт как исконный, существовавший уже в старом цивильном праве. Для обозначения собственности использовались термины "dominium" и "proprietatas", означавшие господство, власть лица над вещью, возможность владеть, пользоваться и распоряжаться ею, за известными ограничениями, наложенными государством в интересах общего блага или отдельных лиц[3] . Как видно, римское право не рассматривало присвоение как результат какого-либо производства, да и отношениям собственности не придавалось какое-либо производственное, экономическое содержание.

Надо заметить, что римляне не единственные, кто не выделял в отношениях собственности экономического характера. Джон Локк и такие его последователи, как Адам Смит, Клод Гельвеций, рассматривали собственность как некую целостность, включающую в себя равнозначные неразрывно связанные между собой компоненты: жизнь, свободу и имущество человека, созданное своим трудом[4] .

В результате на сегодняшний день право собственности в юридической литературе традиционно рассматривается с объективной (право собственности - юридический институт, представляющий собой совокупность правовых норм) и субъективной (право собственности - субъективное гражданское право, предоставляющее возможность своему обладателю - собственнику определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство) точек зрения, что не дает понимания сущности права собственности как такового, не раскрывает его понятие[5] .

Законодатель и вовсе ограничивается перечислением правомочий, составляющих содержание права собственности, придерживаясь в этой части завидной стабильности, начиная со Свода законов гражданских. Как отмечают Е.А. Васильев и А.С. Комаров собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 420 Свода законов гражданских (т. 10, ч. 1), ст. 58 ГК РСФСР 1922 г., ст. 92 ГК РСФСР 1964 г., ст. 209 ГК РФ). Очевидно, что перечисление правомочий также не дает нам понимания права собственности, тем более что их перечень не является универсальным для различных правопорядков. Согласно ст. 544 Французского гражданского кодекса собственность есть право пользования и распоряжения вещами наиболее абсолютным образом, лишь бы пользование не было запрещено законами и регламентами. Согласно § 903 Германского гражданского уложения собственник вещи может в той мере, в какой тому не препятствуют закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое воздействие со стороны других лиц. В англо-американском праве на законодательном уровне не закреплены ни понятие права собственности, ни правомочия, составляющие его содержание. Применяемая в данной правовой системе конструкция расщепленной собственности позволяет выделять разновидности права собственности, содержащие в себе различные сочетания правомочий, которых в англо-американском праве насчитывают от двух (пользование и распоряжение) до нескольких десятков[6] .

Как видно, понятие собственности, несмотря на свою многовековую историю, юридической наукой в должной мере не изучено. Данное обстоятельство нашло свое отражение и в нормах действующего законодательства РФ, где в значительной степени сделан акцент на регулирование отношений собственности как отношений экономического, товарно-денежного характера. Так, именно экономическому пониманию собственности мы обязаны наличием в законодательстве различных форм собственности. Согласно ст. 8 Конституции РФ, ст. 212 ГК РФ в зависимости от того, кто является правообладателем, различают частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Различные формы собственности не означают какого-либо разнообразия права собственности, но обусловливают особенности осуществления собственниками правомочий и специфику приобретения и прекращения права. Государственное и муниципальное имущество по общему правилу может отчуждаться в частную собственность только в процессе приватизации, только государство и муниципальные образования могут приобретать имущество в собственность в связи с изъятием его для государственных или муниципальных нужд, а также в связи с реквизицией и национализацией, и только указанные субъекты могут распоряжаться имуществом путем передачи его определенным законом субъектам гражданских правоотношений в постоянное (бессрочное) пользование (земельные участки) и хозяйственное ведение (недвижимость, расположенная на земельных участках, и движимое имущество) и др.

Для частной собственности физических лиц характерен переход права в порядке наследования, что в том числе предполагает возможность распоряжения имуществом на случай смерти путем составления завещания, приобретение права путем выплаты пая членом жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива и др.

Основанием возникновения права собственности у юридических лиц является внесение имущества в уставные, складочные капиталы, паевые фонды, отдельные юридические лица (религиозные организации, фонды и др.) вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью только в соответствии с целями и задачами осуществляемой ими уставной деятельности, предусмотренной учредительными документами, и др. Вместе с тем все эти особенности, созданные искусственным путем, говорят лишь о разнообразии субъектов права собственности и об особенностях его осуществления каждым из них.

В то же время признаки права собственности как юридической категории будут присущи праву собственности независимо от его формы. К таким признакам Г.Ф. Шершеневич относил: 1) власть в ее юридическом значении; 2) объект в виде материального предмета, т.е. вещи; 3) исключительность и независимость от посторонних лиц при осуществлении права собственности; 4) соединение с правом собственности отдельных прав владения, пользования и распоряжения (данный признак Г.Ф. Шершеневич относил к числу неудачных); 5) наличие установленных законом ограничений осуществления права и 6) бессрочность права собственности как вечная и потомственная связь определенного субъекта с определенным объектом, существующая до тех пор, пока не наступит юридический факт, разрывающий ее[7] . В современном праве выделяют следующие признаки права собственности: 1) совокупность прав владения, пользования и распоряжения вещью, представляющую собой систему отношений собственника к вещи и по поводу ее использования совместно с другими лицами; 2) обязанность собственника осуществлять действия в отношении своего имущества, не нарушая права и интересы иных лиц; 3) объект права собственности в виде предмета материального мира, т.е. вещь; 4) несение собственником бремени содержания и риска случайной гибели или повреждения принадлежащих ему вещей[8] . Из перечисленных признаков оставшийся неизменным признак об объекте права собственности, которым признается вещь, является, на наш взгляд, одним из наиболее значимых.

1.2 Объекты права собственности граждан

В условиях рыночной экономики принципиальные изменения претерпел подход законодателя к определению круга объектов, которые могут находиться в собственности граждан.

По ранее действовавшему законодательству собственность граждан в соответствии с ее потребительским назначением распространялась, главным образом, на предметы потребления, причем и их количество зачастую ограничивалось. Что же касается средств производства, то гражданин мог быть собственником лишь мелких средств производства, а их использование с привлечением наемного труда, как правило, не допускалось.

Ныне положение изменилось коренным образом. Начиная с законов о собственности, принятых на общесоюзном, а затем и на республиканском уровне, нормотворческие органы пошли по пути снятия существовавших на сей счет ограничений. И это вполне понятно, поскольку ныне всячески поощряется использование гражданами своего имущества не только в потребительских, но и в предпринимательских целях, что в свою очередь привело к отказу от попыток замкнуть собственность граждан почти исключительно на предметах потребления.

В новом гражданском законодательстве относительно круга объектов, собственниками которых могут быть граждане, закреплены следующие принципиальные положения. Во-первых, в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может им принадлежать. Во-вторых, количество и стоимость имущества, которое может находиться в собственности граждан, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены федеральным законом в целях, предусмотренных п. 3 ст. 55 Конституции РФ и абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ (п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ). Эти ограничения могут быть установлены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства[9] .

Следует особо подчеркнуть, что отнесение отдельных видов имущества к числу такового, которое вообще не может принадлежать гражданам, равно как и установление ограничений по количеству и стоимости имущества, которое может находиться в собственности граждан, могут быть предусмотрены только законом. В иных правовых актах, в том числе в указах Президента и постановлениях Правительства, эти вопросы не могут и не должны решаться, что является для собственника гарантией, в какой-то мере обеспечивающей устойчивость его имущественного положения и беспрепятственное осуществление его прав.

Объекты права собственности граждан могут подпадать как под общий, так и под специальный правовой режим. Если в законах и подзаконных нормативных актах, изданных соответствующими органами в пределах их компетенции, для объектов, находящихся в собственности граждан, не установлен специальный правовой режим, то они подпадают под действие общем режима.

Это значит, что в отношении указанных объектов нет каких-либо специальных правил, которые граждане должны соблюдать, и что при осуществлении своих прав на них они не должны лишь выходить за те общие пределы, которые очерчены в п. 1 ст. 10 ГК РФ.

Сложнее обстоит дело с имуществом, в отношении которого установлен специальный правовой режим. Прежде всего на недвижимое имущество - земельные участки, жилые дома, многолетние насаждения и т.д. Вещные права на указанное имущество, равно как и сделки с ними подлежат государственной регистрации. Отдельные виды недвижимого имущества подлежат также специальной регистрации (например, морские суда).

Особые правила установлены для приобретения прав на объекты, относящиеся к недвижимости. Так, регистрации прав на земельный участок предшествует его отвод. Для возведения жилого дома помимо отвода участка и регистрации права на него за застройщиком требуется утверждение проекта постройки дома, получение разрешения на строительство, соблюдение целого ряда землеустроительных, противопожарных, санитарных, экологических, строительных и иных норм и правил. И после приобретения в установленном законом порядке прав на недвижимость на собственнике лежит целый ряд повинностей и обременений. В их числе уплата налога на недвижимость.[10]

Со вступлением в силу нового Земельного кодекса РФ введена в действие и гл. 17 ГК. Поэтому возникает вопрос о разграничении сферы действия и соотношении земельного и гражданского законодательств. Согласно п. 1 ст. 3 ЗК земельное законодательство регулирует отношения по использованию и охране земель в РФ, а в соответствии с п. 3 этой же статьи имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, иными специальными федеральными законами. Гражданское законодательство в соответствии с Конституцией РФ отнесено к исключительной компетенции Российской Федерации (ст. 71), а земельное - находится в совместном ведении РФ и ее субъектов (ст. 72). Вышесказанному корреспондирует и положение п. 1 ст. 2 ЗК, согласно которому нормы земельного права, содержащиеся в других федеральных законах, законах субъектов РФ, должны соответствовать Земельному кодексу.

Специальный правовой режим распространяется и на объекты, не относящиеся к недвижимости. Таковы транспортные средства, подлежащие специальной регистрации, оружие, на приобретение которого требуется специальное разрешение, сильнодействующие яды, которые могут применяться в лечебных, научных и производственных целях и ряд других объектов, оборотоспособность которых ограничена. Специальный режим указанных объектов выражается в особых правилах их хранения и учета, запрещения передавать их кому бы то ни было без надлежащего разрешения, соблюдении особых мер предосторожности при обращении с ними.

Специальный правовой режим распространяется на продуктивный и рабочий скот и прочих домашних животных (соблюдение ветеринарных и санитарных правил их содержания, правил благоустройства населенных пунктов и т.д.).

В связи с тем, что все большее число граждан становится участниками хозяйственных товариществ и обществ, выступает на рынке ценных бумаг, в их собственности оказывается немало акций и иных ценных бумаг, удостоверяющих их участие в соответствующем товариществе (обществе) и дающих право на получение прибыли (дивиденда).[11]

Их оборот подчиняется особым правилам, и в этом смысле они также подпадают под специальный правовой режим.

Правовая доктрина западных стран уже признает органы и ткани человека в качестве особого объекта права собственности. Схожие ситуации возможны и в нашем правоприменении. Так, к примеру, ст. 8 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека" установлена презумпция согласия покойного, данного им при жизни, и согласия его близких родственников на изъятие органов и (или) тканей у трупа для их трансплантации реципиенту.

Таким образом, отечественный законодатель также близок к тому, чтобы признать органы и ткани человека вещами. К тому же перечень объектов гражданских прав, приведенный в ст. 128 ГК, не может быть замкнутым в принципе. Установленный ч. 4 ст. 1 Закона "О трансплантации..." запрет на куплю-продажу органов и (или) тканей человека в целом не меняет ситуацию, поскольку, во-первых, подобный запрет не означает невозможности органов и (или) тканей человека быть предметом иных сделок, связанных с их отчуждением; во-вторых, изъятие органов и (или) тканей допускается и у живого донора с его согласия (т.е. человек самостоятельно распоряжается принадлежащими ему органами и (или) тканями); в-третьих, платное донорство допускается ст. 1 Закона РФ от 9 июня 1993 г. "О донорстве крови и ее компонентов"[12] . Кроме того, согласно ч. 2 ст. 15 Закона "О трансплантации..."[13] , его действие не распространяется на препараты и пересадочные материалы, для приготовления которых использованы тканевые компоненты, т.е., с одной стороны, допускается купля-продажа указанных препаратов и материалов, в том числе, с участием учреждений здравоохранения, а, с другой, учитывая содержание ст. 8 Закона, становится неясным, имеет ли вообще какое-то правовое значение несогласие покойного при жизни и его близких родственников на изъятие тканей для иных целей, нежели трансплантация реципиенту.

В тех случаях, когда гражданину отказывают в даче разрешения на приобретение каком-либо имущества и удостоверении прав на него, накладывают на имущество обременения, чинят препятствия в осуществлении прав на него, гражданин может обратиться в суд с жалобой на действия соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Одной из актуальных проблем регулирования отношений собственности является проблема установления гармоничного сочетания норм публичного и частного права. Как правильно отмечают отдельные авторы, эйфория частнособственнической предпринимательской деятельности привела к тому, что цементирующее публичное начало было забыто[14] . Поэтому очень важное значение приобретает в современных условиях государственное регулирование экономики в целом и отношений собственности в частности.

По ранее действовавшему законодательству собственность граждан в соответствии с ее потребительским назначением распространялась главным образом на предметы потребления. Что же касается средств потребления, то гражданин мог быть собственником лишь мелких средств производства, а их использование с привлечением наемного труда, как правило, не допускалось. По новому законодательству граждане могут быть собственниками любого имущества, в том числе различных видов недвижимости, включая земельные участки, предприятия как имущественные комплексы (ст. 132 ГК РФ), а также иметь в собственности оборудование, транспортные средства и другие средства производства.

Однако, несмотря на то, что действующее законодательство устранило количественные, стоимостные и временные ограничения на объекты права собственности граждан, Гражданский кодекс допускает установление законом правил, ограничивающих возможность приобретения в частную собственность отдельных видов имущества (ст. 213 ГК РФ).

Объектом права собственности граждан не может быть имущество, изъятое из оборота, поскольку оно составляет объект исключительной собственности Российской Федерации.

ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНАМИ

2.1 Понятие и сущность приобретения права собственности

Возникновение права собственности связывается с наступлением определенных правопорождающих фактов, именуемых основаниями приобретения права собственности. Правопорождающий (юридический) факт - это определенные жизненные обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Как отмечает К.П. Победоносцев«Всякое приобретение есть, прежде всего, акт воли приобретающей. Необходимо взять, принять, для того чтобы приобрести, усвоить в себе. Чего я не хочу взять как право гражданское, того нельзя дать силой, навязать мне»[15] . Но одной воли приобретающего бывает недостаточно. Требуется, чтобы приобретатель обладал способностью к приобретению вещи и именно в данный момент.

Денбург писал, что «отчуждение возможно только или если отчуждатель сам владеет, или если он может обязать третье лицо к совершению передачи. При отсутствии этих условий отчуждателю только остается уступить приобретателю свои иски, в частности, виндикацию. Если вследствие такой уступки исков цессионарий делается владельцем вещи, то это равносильно традиции»[16] .

Эта же позиция изложена в Германском гражданском уложении в § 931: «Если вещью владеет третье лицо, то ее передача может быть заменена соглашением, по которому собственник уступает приобретателю свое требование о выдаче вещи»[17] .

Анализ отечественного законодательства приводит к выводу, что право собственника, передавшего свое имущество в законное владение другого лица, не ограничивается, и имеется возможность заключить в отношении этого имущества какой-либо гражданско-правовой договор. Однако представляется, что в таких случаях приобретение права собственности возможно, только если собственник сможет передать эту вещь приобретателю или обязать владельца передать ее. Следовательно, если собственник, желающий передать право собственности, не может предоставить саму вещь, а значит, и обязать владельца передать ее, то приобретения права собственности не произойдет.

В то же время существует возможность приобрести право собственности без участия отчуждателя. Например, так приобретается право собственности на бесхозяйные вещи. Но в этом случае необходимо, чтоб приобретатель соответствовал требованиям, установленным законом.

Круг объектов, на которые возможно приобрести право собственности, ограничен. Не затрагивая весьма сложного вопроса о том, есть ли различие между объектом правоотношений и объектом субъективного права, считаем необходимым ограничиться следующим определением объекта субъективного права собственности: это вещи, а также иное имущество, которое обладает качествами (свойствами), позволяющими владеть, пользоваться, распоряжаться этим имуществом, а также защищать его актами самого собственника[18] .

В числе объектов правоотношений собственности следует, прежде всего, назвать вещи, то есть материальные объекты, имеющие натуральные и пространственные характеристики[19] . Закон допускает, что на праве собственности могут быть не только вещи, но и иное имущество; п. 1 ст. 209 ГКРФ говорит именно о нем, то есть об имуществе в широком смысле, но не о вещах. Известно также, что со времен римских юристов принято различать телесные и бестелесные вещи.

Французский правовед Р. Саватье отмечает, что как только появляется возможность продажи какого-либо права, «права становятся имуществом»[20] . Иначе говоря, способность иметь собственника и способность перейти к другому собственнику - вот критерий вещи с позиций этого ученого.

В принципе эта же идея питает и тех отечественных исследователей, которые стали относить к вещам и бездокументарные ценные бумаги, права требования и другие объекты, не имеющие натурально-вещественных признаков.

Возможно, отдельные признаки вещей у прочих объектов гражданских правоотношений имеются, но в целом вряд ли можно согласиться с попытками распространить понятие вещи и вещных правоотношений так широко. Этому мешает преимущественно различие физической природы собственно вещей и иных объектов, неустранимое и препятствующее реализации правомочий относительно объектов, не являющихся вещами, так же как это характерно для собственника в отношении истинных вещей. Например, владеть, в смысле иметь доступ, реально (физически) господствовать над имуществом можно лишь в отношении вещей как материальных объектов[21] .

В соответствии со ст. 129 ГК РФ законодатель различает три группы объектов гражданских прав: оборотоспособные, ограниченные в обороте и изъятые из оборота. Вещи, находящиеся в свободном гражданском обороте, приобретаются без ограничений. Для приобретения вещей, ограниченных в обороте, необходимо специальное разрешение, срок действия которого не истек (огнестрельное оружие). Вещи, изъятые из оборота, запрещены к приобретению гражданами.

Для приобретения вещи необходимо, чтоб она была в наличии. Если вещь не существует, но «кто-нибудь обязуется доставить ее мне, внести ее в состав моего имущества, тогда я приобретаю только право на это действие другого лица, но еще не приобретаю, ни самой вещи, ни вещного права в ней»[22] .

По общему правилу для того, чтобы приобретение состоялось, необходимы следующие условия:

- надлежащий отчуждатель и приобретатель и соответствующее выражение их воли;

- предмет приобретения, не исключенный из оборота и существующий в наличии;

- законное основание приобретения и совершение лицом некоторых фактических и юридических действий.

Таким образом, чтобы приобрести право собственности, необходимо наличие совокупности юридических фактов. Каждый из юридических фактов имеет самостоятельное юридическое значение, и только их совокупность производит соответствующий правовой эффект - прекращает право одного лица и порождает право другого[23] .

Действительно, обладатель всякого субъективного права может им не только обладать, но и распорядиться. Распоряжение же правом предполагает прекращение его у одного лица и возникновение у другого, но никак не переход права в его неизменном виде. Следует отметить, что даже если возникновение нового правоотношения идентично по содержанию предыдущему, основания их возникновения различны. Для возникновения одного правоотношения требуется юридический факт (передача вещи), а в другом случае - юридический состав (например, при наследовании этой вещи).

Всякое субъективное право, как справедливо отмечает М.М. Попович, есть предусмотренная законом возможность, предопределенная и соответствующей право- и дееспособностью конкретного лица, а объем их не совпадает; в конечном счете, не может быть одинаково и субъективное право собственности у разных субъектов права различия эти предопределены не тем, что вещь становится другой, а личными правовыми свойствами (качествами) собственника[24] .

В поддерживаемом большинством цивилистов понятии правоотношения права и обязанности выступают его содержанием. Значит, субъективные права, и обязанности не могут быть объектами иных субъективных прав и обязанностей. Права и обязанности — это юридические категории, а они как идеальные категории не могут передаваться.

Представляется, что сам законодатель придерживается данной концепции, провозглашая в п. 1 ст. 223 ГК РФ: «Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает...». Это также дает основание предположить правильность отстаиваемой позиции, что право собственности в момент передачи вещи у отчуждателя прекращается, а у приобретателя возникает.

Право собственности не способно к переходу и потому, что даже при естественном желании законодателя обеспечить непрерывность обладания вещью на праве собственности (например, для контроля и сохранения вещи, безопасности окружающих) подобное часто невозможно известны многочисленные случаи, когда возникает временной интервал (например, при утере вещи, транспортировке нефти, газа).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что понятие о правопреемстве как переход (передача) прав согласуется с наименованием, но не соответствует своему содержанию. Содержанием обозначенного процесса является не передача прав и обязанностей, а их прекращение у праводателя и возникновение у правоприобретателя. Такой подход не противоречит конструкции производного способа приобретения прав, ибо правопреемство наблюдается в том случае, если право у нового правообладателя возникает, (независимо от его воли) лишь постольку, поскольку оно принадлежало до этого момента первоначальному правообладателю. Не появлялось бы второго правоотношения в результате правопреемства первоначального права, если не говорить о прекращении первоначального права у праводателя, сопровождающегося возникновением нового права у правоприобретателя, составляющее содержание нового правоотношения. Исходя из этого полагаем, что термин «переход права собственности» следует толковать как прекращение права собственности у отчуждателя и возникновение тождественного права у приобретателя[25] .

Отечественный законодатель в целом сохранил в новом ГК РФ те правоположения, которые имели место в прежнем кодексе. Статья 223 ГК РФ предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Относительно имущества, подлежащего государственной регистрации, право собственности возникает с момента государственной регистрации данного имущества (п. 2 ст. 223 ГК РФ), при этом возможные иные варианты исчерпываются законом, так как соглашения сторон не допускаются.

Таким образом, норма является диспозитивной и сохраняется возможность соглашением сторон различно определять момент возникновения права собственности, в том числе приурочивая его к заключению договора либо к иным обстоятельствам, связанным как со временем, так и с совершением действий.

Так, С. обратился в суд с заявлением на неправомерные действия МРЭО ГИБДД УВД г. Самары, указав, что в сентябре 2004 года он обратился в МРЭО ГИБДД УВД г. Самары с заявлением о снятии с регистрационного учета принадлежащего ему на праве собственности автомобиля "Ауди". Однако ему было отказано в указанном требовании, поскольку выявлено, что идентификационная маркировка кузова подвергалась изменению и при этом не было принято во внимание, что в ходе проведенной проверки в возбуждении уголовного дела в отношении С. отказано.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 12.11.2004 заявление С. было удовлетворено. На МРЭО ГИБДД была возложена обязанность снять с регистрационного учета принадлежащий ему автомобиль.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Обязывая МРЭО ГИБДД УВД г. Самары снять автомобиль с регистрационного учета, суд исходил из того, что С. является добросовестным приобретателем и отказ в снятии с учета автомобиля ограничивает истца в реализации его права собственника.

При этом судом не было принято во внимание, что регистрация транспортных средств не является государственной регистрацией в том смысле, которая в силу закона порождает переход права собственности.

Регистрационные действия не регулируют отношения по возникновению права собственности, имеют целью только упорядочение контроля по пользованию транспортными средствами. Отказ в регистрации не прекращает права собственности на транспортное средство, приобретенное в установленном порядке. Согласно ст. 1 и 15 Федерального закона от 10.12.1995 "О безопасности дорожного движения" регистрация транспортных средств введена в качестве механизма доступа технически исправного транспортного средства для участия в дорожном движении.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[26] .

Способы передачи описаны в ст. 224 ГК РФ, и особых затруднений применение данных норм не вызывает. Прояснения требуются, как представляется, только в отношении оговорки части второй п. 1 ст. 224 ГК РФ о том, что вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Анализируя нормы ГК РФ (ст. 223, 556), можно сделать вывод, что, по общему правилу, допускается продажа имущества, находящегося во владении третьих лиц. Если в ст. 223 ГК РФ определенно говорится о возможности изменить момент перехода собственности соглашением сторон, то в ст. 224 ГК РФ нет признаков диспозитивности. Это означает, что формально-логическое толкование нормы требует от нас признать способы передачи, указанные в данной статье, единственно возможными. Конечно, теоретически сохраняется возможность распространить на ст. 224 ГК РФ указание п. 1 ст. 223 ГК РФ о том, что «если иное не предусмотрено законом или договором», имея в виду под «иным» не только способ определения времени возникновения права собственности, но и способ передачи. Однако столь широкое толкование связи и корреспонденции указанных норм вызовет видимые возражения как логико-смыслового, так и фактического порядка, на которые трудно найти ясные аргументы.

Тем не менее, как отмечает Ю.В. Шибаева, практические потребности оборота вряд ли требуют от законодателя столь жесткого решения вопроса о видах передачи, не согласуется этот подход и с общим для гражданско-правового регулирования принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ)[27] . В частности, если по соглашению сторон вещь будет получена приобретателем у третьего лица, стороны в таком случае договариваются не о моменте перехода права собственности, а о способе передачи (назвать же такой способ «вручением» не представляется возможным). Следовательно, и в норму части первой п. 1 ст. 224 ГК РФ следует внести элемент диспозитивности.

Не меняет нашей позиции и правило части второй п. 1 ст. 224 ГК РФ: «вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица». Понятно, что передача — процесс двусторонний, предполагающий два различных обстоятельства выбытие имущества из обладания одного и поступление в ведение другого. Названное правило лишь разъясняет, что считать вручением, но не содержит указания на иной способ передачи.

Исходя из этого императивный перечень способов передачи вещи приобретателю не в полной мере способствует целям и задачам охраны и защиты, имущественных прав субъектов гражданского оборота и усложняет правоприменительную практику. В связи с этим имущественные отношения по передаче вещи приобретателю целесообразно регулировать нормами диспозитивного характера, а п. 1 ст. 224 ГК РФ дополнить следующим положением: «если иной способ передачи вещи не определен законом или договором».

2.2 Способы приобретения права собственности граждан и их значение для правоприменительной практики

Традиционно возникновение права собственности связывается с наступлением определенных юридических фактов. Данные факты, перечисленные в гл. 14 ГК РФ, именуются основаниями, или способами, приобретения права собственности. Придание правового характера тем или иным жизненным обстоятельствам зависит от воли законодателя, облаченной в правовую норму. Но нужно иметь в виду, что никакие правоотношения непосредственно из закона возникнуть не могут. Необходимы определенные обстоятельства, влекущие на основании закона возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Вместе с тем термины «основания» и «способы» используются законодателем как синонимы.

Однако еще дореволюционные цивилисты указывали на необходимость их разграничения. Так, профессор Д.И. Мейер отмечал, что «легко смешать способы приобретения права собственности со способами приобретения других прав»[28] . Отстаивая позицию о необходимости разграничения данных понятий, Л.В. Санникова показывает важность их разграничения на примере договора купли-продажи. Заключение договора купли-продажи порождает у покупателя не право собственности, а лишь право требовать передачи вещи. Право собственности, по общему правилу, возникает с момента передачи вещи (ст. 223 ГК РФ). Недопонимание этого может привести к ошибкам в правоприменении. Так, при уклонении продавца от исполнения договора купли-продажи покупатель вправе требовать отобрания товара в соответствии со ст. 398 ГК РФ, но не может предъявить виндикационный иск[29] .

Таким образом, вопрос о разграничении понятий «основания приобретения права собственности» и «способы приобретения права собственности» имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

В дореволюционной литературе понятие «способы приобретения права собственности» обстоятельно не раскрывалось. Отсутствовало единство мнений и в вопросе о классификации способов. Так, Д.И. Мейер предлагал выделять такие способы приобретения права собственности, как передача, давность, военная добыча, находка, пользование, приращение[30] . Г.Ф. Шершеневич относил к способам приобретения права собственности завладение, давность владения, отделение плодов, приращение, переработку, находку, соединение, передачу, наследование.

Большинство современных цивилистов используют термин «способ» лишь при классификации способов приобретения права собственности на первоначальные и производные. Особого внимания заслуживает позиция Е.А. Суханова, по мнению которого «различие первоначальных и производных способов приобретения права собственности делает возможным различие понятий «основания возникновения права собственности» (то есть титулов собственности, или правопорождающих юридических фактов) и «способы приобретения права собственности» (то есть правоотношений, возникших на основе соответствующих юридических фактов)». Но при данных определениях неясно, в чем суть правоотношений, возникших на основе соответствующих юридических фактов (способов), и их отличие от правоотношений собственности. Более того, в последующем тексте указанной работы различие между этими понятиями не проводится.

Представляется правильным подходить к рассмотрению понятия «способы приобретения права собственности» исходя из характера фактических действий, совершение которых необходимо для приобретения права собственности.

Но для возникновения права собственности совершение определенного рода фактических действий необходимо, но недостаточно. Так, передача вещи сама по себе не порождает права собственности. Фактические действия по передаче вещи могут совершаться и во исполнение других договоров, не связанных с переходом права собственности, например, договора аренды. Право собственности возникает только в том случае, если передача вещи опирается на юридический факт, являющийся основанием приобретения права собственности[31] .

Таким образом, для приобретения права собственности требуется совокупность способов и оснований. При этом под основаниями приобретения права собственности следует понимать юридические действия либо события, а под способами приобретения права собственности - фактические действия, указанные в законе[32] .

Анализируя нормы гл. 14 ГК РФ можно выделить такие основные способы, как создание вещи, завладение, передача, выкуп, каждому из которых присущ особый круг оснований приобретения права собственности. Выделение конкретных видов юридических оснований возникновения права собственности, подводимых под различные способы его приобретения, исходит из некоторой специфики правовых последствий, вытекающих из этих оснований. Так, «завладение и спецификация, являющиеся основаниями первоначального приобретения права собственности, порождают различные юридические последствия: оккупант приобретает ничем не обремененное право спецификант, если он становится собственником, обязан возместить стоимость материалов их прежнему собственнику. Купля-продажа и наследование, являющиеся основаниями производного приобретения права собственности, также порождают различные юридические последствия: покупатель, как правило, отвечает по обременениям приобретенного им права только в том случае, если он знал или должен был знать об их существовании; наследник отвечает по обременениям приобретенного им наследства независимо от его знания или незнания»[33] .

Традиционно в науке гражданского права способы приобретения права собственности делят на первоначальные и производные. Так, еще Д.И. Мейер писал: «Объем производного права всегда определяется объемом права первоначального, но определяется не в том смысле, что производное право всегда того же объема, как право первоначальное, - оно может перейти к другому лицу и в меньшем объеме, а в том смысле, что производное право никогда не может быть шире первоначального: лицо никогда не может передать право другому в большем объеме, нежели в каком право принадлежит ему самому»[34] . Действительно, в зависимости от способа приобретения права собственности по-разному определяется правовое положение приобретателя. Если право собственности приобретается производным способом (например, по наследованию или на основании гражданско-правовых сделок), то, поскольку никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет, к новому собственнику, за исключениями, установленными в законе, переходят правомочия в таком объеме, в каком они принадлежали его предшественнику. Если же право собственности приобретается первоначальным способом (например, вследствие обнаружения клада или не истребования находки собственником), то, поскольку у нового собственника нет предшественника или его право возникает независимо от прав прежнего собственника, он приобретает правомочия в таком объеме, который установлен нормами, регулирующими право собственности.

Критерии для разграничения способов приобретения права собственности на первоначальные и производные предлагаются различные. Одни ученые считают, что следует основываться на воле предшествующего собственника при первоначальных способах право собственности приобретается независимо от его воли или впервые, а при производных - по воле прежнего собственника и с согласия приобретателя[35] . Так, О.С. Иоффе пишет: «Первоначальные способы характеризуются тем общим для них моментом, что они не связаны с волей предшествующего собственника, поскольку такового вообще нет либо его воля не принимается во внимание», - производные же способы «характеризуются тем, что в таких случаях право собственности приобретается по воле предшествующего собственника и с согласия нового приобретателя»[36] . Однако данный критерий не всегда имеет место. Прежде всего, речь идет о тех случаях, когда возникновение права собственности у приобретателя обусловлено его принудительным прекращением у предыдущего собственника. Например, при обращении взыскания на имущество по обязательствам собственника (ст. 237 ГК РФ) правомочия к приобретателю переходят в том же объеме, в каком они существовали у первого, так как при этом нет оснований для прекращения обременении.

Другие авторы предлагают использовать в качестве критерия разграничения правопреемство[37] . В соответствии с ним к первоначальным способам приобретения права собственности относятся те, при которых права приобретателя не зависят от прав прежнего собственника или такового не существовало вообще, а к производным — те, при которых происходит переход права собственности от одного субъекта к другому, обусловливающий зависимость права приобретателя от права прежнего собственника.

Д.М. Генкин отмечает, что производными считаются «такие способы, при которых приобретение права собственности данным лицом основывается на праве предшествующего собственника»[38] . При этом он допускает возможности производного правоприобретения и помимо выраженной воли предшествующего, но такое допущение сводит к одному наследованию. В остальных же случаях, по мнению Д.М. Генкина, при производном приобретении права собственности право собственности должно передаваться от собственника или от лица собственником управомоченного. Например, к первоначальным способам приобретения права собственности Д.М. Генкин относит приобретение права собственности от несобственника при продаже вещей, заложенных в ломбарде, не полученных из камер хранения, при продаже с публичных торгов, производимых в порядке исполнения судебного решения, и т. д[39] .

Ю.К. Толстой характеризует производное приобретение права собственности как правоприобретение, которое на юридической зависимости прав приобретателя от прав его предшественника и рассматривает в качестве производного приобретение права собственности не только по договору, в порядке наследования, но и вследствие обращения взыскания на имущество собственника по его обязательствам, прекращения права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать, и т. д[40] . Полагаем, что точка зрения, согласно которой производное приобретение права собственности происходит тогда, когда имеет место зависимость права приобретателя от права предшественника, является наиболее обоснованной.

Попытки использовать два этих критерия при классификации способов приобретения права собственности представляются не вполне приемлемыми. Так, Е.А. Суханов характеризует первоначальные способы как независимые от прав предшествующего собственника (включая и случаи, когда такого собственника ранее вообще не имелось), а производные — как возникающие по воле предшествующего собственника[41] . С последним трудно согласиться, так как в этой классификации, как указывалось выше, не находится места тем способам приобретения, при которых права предшествующего собственника прекращаются помимо его воли.

По мнению ряда ученых, в советском гражданском праве данная классификация, во многом утратила свое значение, так как не была обусловлена какими-либо юридическими последствиями[42] . В настоящее время ответ на вопрос о критериях разграничения производных и первоначальных оснований приобретения права собственности влечет ощутимые практические последствия, что можно показать на следующем примере. Значительная группа субъективных гражданских прав обладает таким свойством, как следование за имуществом вещные права лиц, не являющихся собственниками право залогодержателя право арендатора; право ссудополучателя право нанимателя право получателя ренты, передавшего под ее выплату недвижимое имущество. Суть права следования заключается в том, что при переходе права собственности (права хозяйственного ведения, права оперативного управления, права пожизненного наследуемого владения) на имущество к другому лицу обладающие данным свойством права сохраняются, за исключением случаев, указанных в законе.

Сохранение вещных прав лиц, не являющихся собственниками, права аренды, права залога, прав нанимателя ГК РФ связывает с переходом права собственности (иного вещного права), то есть с производным, но не с первоначальным правоприобретением (п. 3 ст. 216, п. 1 ст. 353, п. 1 ст. 617, ст. 675 ГК). Следовательно, чем больше случаев приобретения права собственности может быть отнесено к производному правоприобретению, тем шире сфера реализации права следования.

Положив в основу разграничения критерий правопреемства, к первоначальным способам приобретения права собственности можно отнести создание вещи и завладение; а к производным - передачу и выкуп.

Создание вещи как способ приобретения права собственности представляет собой деятельность по изготовлению новой вещи. Совершение таких действий предшествует приобретению права собственности по следующим основаниям:

- создание вещи лицом для себя с соблюдением требований закона и иных правовых актов (ч. 1 п. 1 ст. 218, ст. 219 ГК РФ);

- переработка (ст. 220 ГК РФ);

- самовольная постройка (ст. 222 ГК РФ).

Так, Решением Жигулевского городского суда Самарской области за Т. признано право собственности на дом.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Т. обратилась в суд с заявлением о признании права собственности на дом, указав, что передала собственнику дома П. деньги. П. уехал в г. Тюмень, затем признан безвестно отсутствующим, в связи, с чем она не может юридически оформить сделку.

В соответствии с ч.3 ст.218 ГК РФ-лицо может приобрести право собственности на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался.

Суд пришел к выводу, что П. от дома отказался, поскольку получил от Т. деньги, согласно расписке и согласно решению суда признан безвестно отсутствующим.

Между тем, суд пришел к такому выводу без надлежащей проверки указанных обстоятельств. Расписка не может быть основанием к возникновению права собственности у Т. на дом, поскольку в соответствии с п.2 ст.223 ГК РФ - в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации.

Решение Жигулевского городского суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение[43] .

Завладение характеризуется вступлением лица в фактическое владение вещью, осуществлением над ней хозяйственного господства. В римском праве одним из имеющих большое значение способов приобретения права собственности было именно завладение (occupatio) вещами с намерением присвоить их себе. Завладению подлежали земли, покинутые сельскохозяйственные участки; пленные, обращенные в рабов; вещи, принадлежавшие неприятелю; дикие животные и др.[44]

Основаниями приобретения права собственности путем завладения вещью являются:

- сбор общедоступных вещей (ст. 221 ГК РФ);

- приобретательная давность (ст. 234 ГК РФ);

- приобретение права муниципальной собственности на недвижимое имущество (п. 3 ст. 225 ГК РФ);

- приобретение права собственности на движимые вещи, от которых собственник отказался (ст. 226 ГК РФ);

- находка (ст. 227-229 ГК РФ);

- безнадзорные животные (ст. 230-232 ГК РФ);

- клад (ст. 233 ГК РФ).

Завладение возможно, по общему правилу, бесхозяйными вещами. Исключение составляет обращение в собственность общедоступных для сбора вещей сбор ягод, лов рыбы, добыча животных и т. д. Сбор или добыча общедоступных вещей производится в лесах, водоемах и на другой территории (например, в парковых зонах, на болотах, в полях), которые всегда имеют собственника, поэтому и общедоступные вещи не могут считаться «ничейными». Приобретение на них права собственности возможно только в случаях, когда завладение допускается законом (например, Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. «О животном мире»[45] ), общим разрешением собственника или местным обычаем.

К производным способам приобретения права собственности относится передача - действия, направленные на переход вещи из владения одного лица во владение другого лица (ст. 224 ГК РФ). Для перенесения права собственности посредством передачи необходимо наличие воли, как отчуждателя, так и приобретателя, поэтому основаниями приобретения права собственности являются договоры об отчуждении вещи (договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты и т. д.), а также наследование имущества граждан и случаи правопреемства при реорганизации юридических лиц.

При приобретении права собственности на имущество посредством выкупа предыдущий собственник принудительно, помимо своей воли, лишается права собственности на свое имущество с выплатой ему соразмерного возмещения. Выкуп имущества может производиться, по общему правилу, по решению суда, как в пользу государства, так и в пользу частных лиц.

Во многом благодаря бесплатной приватизации жилищного фонда значительное количество российских граждан стали собственниками жилья. Жилые помещения все чаще стали выступать объектами экономического оборота. Новые отношения потребовали адекватного правового регулирования.

До 1 января 1995 г. отношения собственности в жилищной сфере регулировались фрагментарно, что приводило, с одной стороны, к дублированию, с другой - к противоречивости и, кроме того, оставляло значительные пробелы в данной сфере.

На основании п. 1 ст. 288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Собственник может распорядиться принадлежащим ему жилым помещением посредством гражданско-правовых сделок: купли-продажи, мены, дарения, завещания и др[46] .

В отношениях, складывающихся при осуществлении гражданами правомочий владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями, наряду с собственниками жилья в целом ряде случаев выступают лица, имеющие самостоятельное право на данное жилище.

В соответствии со ст. 292 ГК РФ члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством. ГК РФ, закрепив уже сложившиеся отношения, которые имели некоторое законодательное отражение в ч. 2 ст. 127 ЖК РСФСР 1983 г., пошел вперед, предусмотрев норму, которая оставалась и, по всей видимости, длительное время будет оставаться предметом острой дискуссии. Речь идет о норме, согласно которой первоначально переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу не являлся основанием для прекращения права пользования жилым помещением членов семьи прежнего собственника. Кроме того, члены семьи собственника жилого помещения продолжали самостоятельно осуществлять право пользования занимаемым помещением, что свидетельствовало об установлении для членов семьи собственника абсолютного вещного права, которому соответствовала обязанность других лиц, включая собственника жилища, не препятствовать им в осуществлении своих прав. Развивая данное положение, ГК РФ в п. 3 ст. 292 указал на то, что в случае возникновения препятствий при осуществлении данного права со стороны третьих лиц либо собственника жилого помещения пользователи могут требовать устранения нарушений их прав.

Как следует из части первой ГК РФ, законодатель первоначально воспринял концепцию, согласно которой член семьи собственника жилого помещения всегда имел самостоятельное право на жилище со всеми вытекающими последствиями. С принятием нового ЖК РФ были внесены поправки и в ГК РФ, о чем будет сказано ниже.

Для анализа отношений, закрепленных в ст. 292 ГК РФ, следует определить круг субъектов данного права, обозначенных в указанной норме достаточно широко и именуемых "членами семьи собственника жилого помещения". В соответствии с ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с этим собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также его дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

По нашему мнению, данных субъектов условно можно разделить на четыре группы лиц.

Во-первых, члены семьи собственника жилого помещения (в узком смысле данного термина), т.е. лица, проживающие вместе с собственником и ведущие с ним общее хозяйство.

Во-вторых, бывшие члены семьи собственника жилого помещения, т.е. граждане, хотя и проживающие вместе с собственником в одном жилище, но с некоторого времени не являющиеся членами его семьи.

В-третьих, члены семьи бывшего собственника жилого помещения, т.е. лица, продолжающие проживать в жилище, право собственности на которое перешло от гражданина, сохраняющего семейные отношения с пользователями помещения, к другому лицу.

В-четвертых, бывшие члены семьи бывшего собственника жилого помещения, т.е. граждане, проживающие в жилом помещении, но не поддерживающие семейные отношения с гражданином, который произвел отчуждение этого принадлежащего ему ранее жилья.

Необходимо подчеркнуть, что члены семьи собственника жилого помещения, проживающие совместно с ним, в соответствии с ч. 2 ст. 31 ЖК РФ имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Члены семьи собственника жилого помещения обязаны использовать данное жилое помещение по назначению, обеспечивать его сохранность. Дееспособные члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (ч. 3 ст. 31 ЖК РФ).

В новом ЖК РФ права членов семьи собственника получили достаточно полное регулирование, в то же время (при наличии в ГК РФ соответствующих норм) права указанных граждан получили необходимую определенность и защищенность при одновременной защите прав и интересов собственников.

Права и обязанности бывших членов семьи собственника жилого помещения по общему правилу прекращаются. В соответствии с ч. 4 - 5 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию.

По истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи. До истечения указанного срока право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда.

Обращаем внимание на специальное правило, которое установлено по отношению к бывшим членам семьи собственника приватизированного жилого помещения.

На основании ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" бывшие члены семьи собственника приватизированного жилого помещения сохраняют право пользования жилым помещением, если они в момент приватизации имели равные права пользования с лицом, его приватизировавшим.

Безусловно, не следует ущемлять жилищные права граждан только потому, что они в свое время договорились о приватизации жилого помещения на одного из членов семьи, а впоследствии утратили брачно-семейные отношения с собственником жилища.

По отношению к членам семьи бывшего собственника жилого помещения, равно как и к бывшим членам семьи бывшего собственника, следует указать на то, что в конце 2004 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон об изменениях, вносимых в ряд законодательных актов, существенным образом изменяющий правовое положение членов семьи собственника жилого помещения. На основании новой редакции п. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственника на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. При этом отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Итак, закон устанавливает основания приобретения права собственности, и, несмотря на то, что понятия «способы» и «основания» используются как синонимы, мы разделяем точку зрения о необходимости их разграничения. В основу разграничения способов приобретения права собственности на первоначальные и производные должен быть положен критерий правопреемства.

2.3 Содержание и осуществление права собственности гражданами

В правовой науке проблемам собственности отводится особое место, так как через их осмысление можно понять принципы развития любого общества. Само понятие "собственность" среди других правовых категорий занимает центральное место. Вопросы о собственности как юридической категории, свойствах частной, государственной, общественной, личной собственности, а также о праве владения всегда представляли большой интерес для исследователей[47] .

При обращении к справочной литературе мы можем увидеть, что имеются самые различные, часто противоположные определения категории "собственность"[48] . Хотя и здесь можно отметить ряд принципиальных моментов: 1) в этих определениях зафиксировано наиболее распространенное представление о собственности; 2) очевидны его идейно-теоретические истоки и методологические опоры; 3) достаточно односторонне представляет такой сложный, многогранный социальный феномен, каким является собственность.

В числе прочих вещных прав право собственности является основополагающим, и особую его значимость подтверждает специальная глава ГК РФ. В п. 1 ст. 209 ГК РФ правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для российского гражданского права "триады" правомочий: владения, пользования и распоряжения, которые в совокупности должны охватывать все принадлежащие собственнику возможности. Триада правомочий "владение, пользование, распоряжение" воспроизводится во всех легальных определениях права собственности и является одной из наиболее устойчивых вербальных формул, применяемых в российском законодательстве.

По мнению А.Е. Черноморец, для построения теории права собственности факт отодвигания триады на второй план или умаление ее роли для понятия права собственности само по себе не ведет к сильным теоретическим прорывам или прогрессу правовой науки. Триада имеет большую традицию существования в законодательстве и в теории права и, как отмечают многие исследователи, выступает неотъемлемым элементом минимум двух концепций - права разделенной (расщепленной) собственности и права абсолютной собственности, существовавших в две разные исторические эпохи - феодальную и капиталистическую[49] .

Связь триады правомочий собственника (равно как иных определений, построенных по принципу перечисления правомочий) с понятием права собственности как отношения лица к вещи или как отношения между лицами неоднозначна. Привязывание триады к одному или к другому будет означать существенную ошибку, которая способна привести к потере той или иной части правового ее содержания[50] .

В силу ст. 18 ГК РФ граждане могут иметь имущество на праве собственности. В то же время такая возможность, будучи элементом правоспособности, еще не составляет субъективного права собственности. Чтобы это право возникло, необходимо наступление юридического факта, с помощью которого абстрактная возможность правообладания, заложенная в правоспособности, переводится в состояние субъективного права. Данное в Главе 17 ГК РФ определение субъективного права собственности распространяется и на право собственности граждан. Его содержание составляют правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом по своему усмотрению и в своем интересе. Каждое из них обеспечивает собственнику конкретную возможность определенного поведения в абсолютном правоотношении, которое связывает собственника со всеми третьими лицами. Другая сторона субъективного права собственности – в возможности собственника устранять вмешательство всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, которую закон закрепляет за собственником.

Действия гражданина по поводу присвоенного имущества могут быть направлены как на личное потребление, так и на использование его в предпринимательской деятельности, имеющей целью систематическое получение прибыли. Необходимо отметить, что объем действий, включенных законодателем в правомочия по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим гражданину имуществом таков же, как и для других субъектов гражданского права. Отличие в правовом положении гражданина - собственника от иных субъектов права собственности состоит в том, что объем имущественной правоспособности гражданина отличен от объема имущественной правоспособности иных лиц - участников гражданского оборота. Вследствие этого существует ряд сделок, одной из сторон в которых может быть только гражданин - собственник. Например, только гражданин - собственник признается получателем ренты по договору пожизненного содержания с иждивением (ст.596 ГК РФ). Только гражданин - собственник может распорядиться своим имуществом путем составления завещания.

Всякое право, каким бы емким ни было его содержание, имеет свои границы. При определении границ права собственности граждан, а следовательно, и границ его осуществления надлежит исходить из присущих гражданскому праву принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и принципа диспозитивности. Действие первого принципа означает, что гражданину при осуществлении принадлежащих ему прав, в том числе и права собственности, дозволено все, что не запрещено законом. Действие принципа диспозитивности означает, что гражданин по своему осуществлению осуществляет право собственности или не осуществляет его, сам избирает цели осуществления права и средства их достижения. Под пределами осуществления права собственности необходимо понимать те границы, которые нормативно установил законодатель на объем свободных действий по владению, пользованию и распоряжению имуществом собственника. Предусматриваются некоторые нормативные ограничения действий собственника, которые вводятся в интересах соблюдения прав, охраны здоровья и законных интересов других лиц, охраны окружающей среды защиты нравственности, конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п.2 ст.36 Конституции РФ, ст.1, п.п.2,3 ст.209 ГК РФ). Законодатель не допускает экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (п.2 ст.34 Конституции РФ, п.1 ст.10 ГК РФ).

По мнению А.Е. Черноморец ст. 209 ГК РФ, с которой начинается Глава 13 «Общие положения» раздела о праве собственности и других вещных правах, указывает на то, что ее философскую основу составляет нормативистская теория правопонимания. Согласно п. 2 этой статьи собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам.[51]

Объем имущества, который может принадлежать гражданину на праве собственности, количественно и по стоимости гражданским законодательством прямо не ограничен (п.2 ст.213 ГК РФ). Однако на этапе присвоения, государственное регулирование количества имущества, которое может поступать в собственность гражданина, осуществляется средствами налогообложения. В перечень имущества, входящего в объект налогообложения законодатель включил такие, например, предметы, как дома, яхты, драгоценности, транспортные средства, земельные наделы, ценные бумаги. При этом средства производства, такие как станки, оборудование, предметы труда (сырье, полуфабрикаты) данным видом налога не облагаются. В то же время установлен перечень вещей, по поводу которых ограничен объем действий гражданина собственника. Эти ограничения касаются в первую очередь действий по приобретению и прекращению права собственности. Например, при вывозе культурных ценностей за территорию РФ, подтверждением права собственности на них признается только письменная форма сделок[52] . Продажа, дарение и наследование личного оружия гражданами осуществляется в порядке обязательной регистрации сделок в органах внутренних дел[53] .

Ряд ограничений установлен законодателем на действия собственника жилья. Не допускается изменение по свободному усмотрению собственника целевого назначения помещения путем его перевода из жилого в нежилое (ст.288 ГК РФ). Право собственности на квартиру в многоквартирном доме тесно связано с правом собственности на общие помещения жилого дома. Поэтому такой сособственник лишен права распоряжения своей долей в общем имуществе жилого дома отдельно от права собственности на квартиру (п.2 ст.290 ГК РФ).

На право распоряжения собственника жилого помещения законодатель накладывает ограничения при наличии членов семьи проживающих совместно с собственником.

Во-первых, собственник не вправе отчуждать жилое помещение без согласия органов опеки и попечительства, если совместно с ним проживают несовершеннолетние члены семьи. Во-вторых, продажа, или иное отчуждение жилого помещения собственником не влечет за собой прекращения права пожизненного пользования этим помещением членами его семьи (ст.292 ГК РФ). Законодателем введены ограничения на участие отдельных категорий граждан (должностных лиц, государственных служащих) в хозяйственных товариществах и обществах за исключением открытых акционерных обществ.

В рамках правомочия пользования пределами действий собственника является использование имущества по назначению. Например, пожертвователь вправе требовать в судебном порядке прекращения права собственности на пожертвованное имущество, если принявший пожертвование в собственность использует его не по назначению (п.5 ст.582 ГК РФ). Право собственности гражданина на жилое помещение может быть прекращено, если он использует помещение под склад, мастерскую и пр. (п.п.2,3 ст.288 ГК РФ).

В рамках правомочия распоряжения собственник при составлении завещания не вправе по своему усмотрению включать в состав отчуждаемого имущества обязательную долю наследников по закону. Имущество полученное от государства на безвозмездной основе (автомобиль для инвалида) может завещаться только совместно проживающим членам семьи[54] .

Если распоряжение заработной платой одним из членов семьи ставит семью в тяжелое материальное положение, то по требованию членов семьи право такого гражданина на распоряжение заработком может быть ограничено (ст.30 ГК РФ). По существу, законодатель исходит из презумпции, что для семейного человека субъектом права собственности на зарплату является семья.

При выходе из производственного кооператива, право распоряжения гражданина своим имуществом в составе такого хозяйства ограничено возможностью передать свой пай только лицу, оставшемуся в кооперативе (п.3 ст.111 ГК РФ).

Все чаще при осуществлении права собственности говорят о правомочии распоряжения, поскольку многие товары производятся и приобретаются собственником для последующей продажи на рынке в целях извлечения прибыли. Собственнику не только не возбраняется извлекать из своего имущества нетрудовой доход, но, наоборот, он к этому поощряется.

В то же время гражданское законодательство по-прежнему противодействует извлечению собственником незаконных доходов (злоупотребление доминирующим положением на рынке, недобросовестная конкуренция, занятие без лицензирования деятельностью, требующей получения лицензии и так далее). В ГК РФ нет норм, которые специально предусматривали бы применение санкций к собственнику, извлекающему из своего имущества незаконный доход. Но гражданское законодательство небезучастно к этому, и, например, ст. 169 ГК РФ предусматривает применение санкций в виде изъятия в доход государства предмета противозаконной сделки.

Итак, с введением в российское законодательство института частной собственности отпали традиционные ограничения, установленные для права личной собственности. В связи с этим, граждане, как собственники стали использовать принадлежащее им имущество, в том числе и потребительского назначения, как для предпринимательской, так и для любой другой, не запрещенной законом деятельности. Все это поставило гражданина как собственника в равное положение с другими собственниками (юридическими лицами, государством). Соответственно претерпели существенные изменения как источники образования собственности граждан, так и формы ее проявления. Основным источником образования собственности граждан стал служить их труд в качестве наемных работников, их собственная экономическая деятельность, в том числе предпринимательская деятельность, основанная на собственном труде либо на привлечении наемного труда.[55] Также в условиях рыночной экономики принципиальные изменения претерпел подход законодателя к определению круга объектов, которые могут находиться в собственности граждан. Если по ранее действующему законодательству собственность граждан распространялись в основном на предметы потребления, то новый Гражданский кодекс закрепил новые положения относительно круга объектов, собственниками которых могут быть граждане.

Во-первых, в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, ограниченных законом в обороте.

Во-вторых, количество и стоимость имущества в настоящее время не ограничиваются. В связи с этим, можно говорить, что становление рыночной экономики, а также преобразования, имеющие место в сегодняшней России, полностью изменили экономическую структуру и ценностную ориентацию всего общества.

Как отмечает Е.А. Суханов, не смотря на возможности в части реализации права собственности, которые предоставило законодательство оно не лишено недостатков. Следует признать, что государственная регистрация распоряжения собственностью, введенная ГК, является излишний и обременительным требованием по отношению к участникам имущественного оборота, поскольку большинство сделок с собственностью носят консенсуальный характер и лишь порождают обязательства сторон, касающиеся недвижимого имущества[56] .

В целях устранения нелогичности норм законодательных актов, предусматривающих или исключающих государственную регистрацию сделок с недвижимым имуществом как объектом права собственности, устранения их противоречивости, а в некоторых случаях - избыточности совмещения регистрации права собственности на недвижимое имущество с регистрацией сделок с ним, а также в целях обеспечения действительности обязательственных правоотношений по сделке независимо от факта регистрации сделки целесообразно отменить государственную регистрацию сделок с недвижимым имуществом.

В связи с предлагаемой отменой государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом было бы целесообразно ввести государственную регистрацию исполнения сделок с собственностью которая является недвижимым имуществом.

Предлагается дополнить главу 16 ГК РФ «Общая собственность» статьей следующего содержания: «Доля в праве собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации в порядке, установленном законодательством», а также статьей «Форма сделок с долей в праве собственности» следующего содержания: «Сделки с долей в праве собственности совершаются в форме, предусмотренной законодательством для соответствующих сделок с общим имуществом, доля в праве на которое является предметом сделки».

Такое упразднение оправдывается явной избыточностью регистрации и прав, и сделок одновременно, а также тем, что с позиции принципа публичной достоверности допущение регистрации сделок не является необходимым.

Как отмечает О.Н. Садиков проблемы возникают не только в реализации права собственности на недвижимое имущество. Такое имущество как автомашина, которое также является объектом собственности должно пройти государственную регистрацию, однако собственником может быть записан только один из возможных владельцев этого имущества. В результате собственник для того, чтобы воспользоваться своим имуществом должен получить доверенность, что является недопустимым ограничением права собственности и требует решения на уровне ведомственных актов, поскольку в соответствие с Гражданским кодексом они не приведены[57] .

Таким образом, на основе проведенного анализа мы можем сделать вывод о том, что собственность как юридическая категория представляет собой отношения владения, пользования и распоряжения объектом собственности, отражающие вышеуказанные общественные отношения в нормах права. И именно во взаимосвязи сторон отношения собственности приобретают свою специфику и качественную определенность. Собственность представляет собой правовой институт, имеющий межотраслевой, комплексный характер. Отношения собственности по своему характеру разнородны, и различные их аспекты регулируются разными отраслями законодательства: гражданским, уголовным, административным, экологическим, конституционным. И именно это вызывает необходимость общетеоретических обобщений и раскрытия общих закономерностей, характерных для развития отношений собственности в различных обществах.

Право собственности является основным, наиболее важным, хотя и не единственным вещным правом, поэтому с его рассмотрения традиционно начинается изучение категории вещных прав. Сущность вещного права, думается, раскрывает следующее понятие: вещное право - субъективное гражданское право, имеющее абсолютный характер, обладающее специфическими объектами и способами защиты, включающее в себя помимо прав владения, пользования и распоряжения имуществом правомочия следования и преимущества.

Таким образом, на основе проведенного анализа мы можем сделать вывод о том, что собственность как юридическая категория представляет собой отношения владения, пользования и распоряжения объектом собственности, отражающие вышеуказанные общественные отношения в нормах права. И именно во взаимосвязи сторон отношения собственности приобретают свою специфику и качественную определенность. Собственность представляет собой правовой институт, имеющий межотраслевой, комплексный характер. Отношения собственности по своему характеру разнородны, и различные их аспекты регулируются разными отраслями законодательства: гражданским, уголовным, административным, экологическим, конституционным.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАНАМ

3.1 Понятие и виды прекращения права собственности

Несмотря на то, что действующий Гражданский кодекс РФ понятия прекращения права собственности не содержит, в гл. 15 приводится перечень оснований прекращения права собственности и указывается на то, что оно возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 235 ГК РФ).

Отношения собственности являются правоотношениями и как всякое правоотношение они возникают, изменяются и прекращаются при наличии юридических фактов, которые обычно рассматриваются в качестве оснований возникновения и прекращения права собственности. Следует согласиться с мнением Е.А. Суханова, что при нормальном обороте прекращение права собственности одного субъекта ведет к возникновению его у другого, то есть одни и те же юридические факты являются основаниями и возникновения, и прекращения права собственности[58] . Но в то же время такое положение вещей имеет место не всегда. Так, помимо случаев потребления вещи имущество может быть, например, уничтожено собственником и, естественно, право собственности на такую вещь ни у кого не возникает.

Таким образом, под прекращением права собственности следует понимать совокупность юридических и фактических действий, с которыми законодательство связывает утрату права собственности.

В юридической литературе предпринимаются попытки классифицировать основания прекращения права собственности. Так, Е.А. Суханов предлагает классифицировать основания прекращения права собственности на общие и специальные. Данный автор указывает, что гражданско-правовая регламентация оснований прекращения права собственности в основном направлена на обеспечение неприкосновенности частной собственности граждан и юридических лиц. «Ведь многие основания прекращения права собственности, по сути, устанавливают возможности перехода имущества лишь из частной в публичную собственность, но не наоборот. Прежде всего, это относится к возможностям принудительного прекращения права собственности (помимо воли собственника). Универсальный характер, касающийся всех собственников, имеют основания прекращения права собственности по воле самого собственника (в добровольном порядке) либо в связи с гибелью или уничтожением вещи, а также прекращение этого права при обращении кредиторами взыскания на имущество собственника по его обязательствам»[59] .

Кроме этого, Е.А. Суханов разграничивает случаи прекращения права собственности по воле собственника, к которым относится отчуждение собственником своего имущества другим лицам и добровольный отказ собственника от своего права, а также случаи принудительного изъятия имущества у собственника безвозмездно или на возмездных началах. В соответствии с приведенной классификацией к случаям принудительного изъятия имущества у собственника на возмездных началах относятся:

1) отчуждение имущества, которое не может принадлежать данному лицу в силу запрета, имеющегося в законе (вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте)

2) отчуждение недвижимости (зданий, строений и т.п.) в связи с изъятием земельного участка;

3) выкуп бесхозяйственно содержимым культурных ценностей;

4) выкуп домашних животных в случаях ненадлежащего обращения ними;

5) реквизиция имущества;

6) выплата компенсации участнику долевой собственности взамен причитающейся ему части общего имущества при ее несоразмерности выделяемой доле;

7) приобретение права собственности на недвижимость по решению суда в случаях невозможности сноса здания или сооружения, находящихся на чужом земельном участке;

8) выкуп земельного участка для государственных или муниципальных нужд в соответствии с решением суда;

9) изъятие у собственника земельного участка, используемого им с грубым нарушением предписаний законодательства;

10)продажа с публичных торгов по решению суда бесхозяйственно содержимого жилого помещения;

11) национализация имущества собственников в силу принятия специального закона[60] .

К случаям безвозмездного принудительного изъятия относятся:

1) обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам;

2) конфискация имущества[61] .

М.Г. Масевич полагает, что все основания прекращения права собственности разграничиваются на: а) добровольное прекращение права собственности на имущество, б) утрату права собственности по объективным причинам и в) принудительное изъятие у собственника его имущества[62] . Действительно, буквальное толкование ст. 235 ГК РФ приводит нас именно к данной классификации.

В свою очередь принудительное изъятие имущества у собственника данный автор предлагает разграничить по основаниям изъятия: 1) изъятие имущества вследствие ненадлежащего поведения собственника; 2) изъятие имущества независимо от поведения собственника и обусловленное государственными или общественными интересами[63] .

Говоря о добровольном прекращении права собственности на имущество, нужно согласиться с точкой зрения Т.И. Илларионовой, которая подразделяет его на следующие виды: а) отчуждение собственником своего имущества другим лицам; б) использование собственником имущества по прямому назначению и в связи с этим, уничтожение его; в) добровольный отказ собственника от своего имущества[64] . Очевидно, что эта позиция основывается на формулировке ч. 1 ст. 235 ГК РФ и вряд ли может быть подвергнута серьезным изменениям.

Во всех трех случаях основным является принцип добровольности прекращения права собственности. Это означает, что собственник имущества утрачивает права собственности только при своем свободном и осознанном волеизъявлении.

Таким образом, добровольное прекращение права собственности можно определить как совершение собственником по своей воле и без чьего-либо принуждения юридических и фактических действий, с которыми законодательство связывает прекращение права собственности.

Вторая группа оснований определяет утрату права собственности по объективным причинам,то есть по не зависящим от воли собственника обстоятельствам. Такое возможно при гибели имущества, потере вещи после приобретения на нее права другим лицом (ст. 227, 228 ГК РФ), по основаниям приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ), в других случаях, предусмотренных законом.

Для выявления особенности данной группы оснований обратимся к наиболее распространенной классификации юридических фактов по источникам[65] . В ее основу кладется деление юридических фактов на события и действия. Событие, в свою очередь, определяется как объективное явление внешнего мира независимо от создавшей его причины. Отсюда становится очевидным, что в основе утраты права собственности по объективным причинам лежат именно события, причем как абсолютные (проявление сил природы), так и относительные (с участием человека)[66] . Первые имеют место, например, при гибели вещи в результате стихийного бедствия, а вторые - при приобретательной давности.

В целом же утрата права собственности по объективным причинам - это прекращение у собственника прав на имущество по не зависящим от его воли обстоятельствам (событиям).

И наконец, третья группа оснований - принудительное изъятие у собственника его имущества - допускается в случаях, прямо перечисленных в ч. 2 ст. 235 ГК РФ, Перечень таких оснований носит исчерпывающий характер и не может быть расширен даже федеральным законом. Именно в этом состоит одна из важнейших гарантий прав собственника. Именно это положение должно быть заложено в основу стабильности отношений собственности. Это также означает, что, «во-первых, государство берет на себя обязанность не принимать нормативных актов и не совершать иные действия, направленные на принудительное прекращение отношений собственности и ущемление интересов собственников, за исключением случаев, прямо указанных в законе. Во-вторых, эти случаи должны быть сведены к минимуму и заранее (а не постфактум) оговорены в законе. И, в-третьих, при прекращении отношений собственности граждане и юридические лица, лишаемые имущества, должны получить необходимое имущественное возмещение»[67] . Кроме того, к этому списку надо добавить, что все случаи принудительного изъятия имущества должны соответствовать ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Так, например, решением Красноглинского районного суда г. Самары Ф. отказано в удовлетворении иска об устранении препятствий в пользовании земельным участком, о признании жилого дома П. самовольной постройкой и сносе его.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Ф. обратилась в суд с иском к П., указав, что в 2001 году по договору купли-продажи приобрела жилой дом. Владельцем соседнего земельного участка и жилого дома является П. Расположенная на этом участке баня затопляет и затеняет ее участок. Жилой дом, возведенный на месте старого, расположен к ее участку ближе, чем прежний. На границе участка возведен гараж, который закрывает ей свет. Кроме того, в плане земельного участка от 1974 года его площадь составляет 486 кв. м, а на плане 2001 года - 483,9 кв. м. Ссылаясь на то, что указанные обстоятельства создают ей препятствия в пользовании занимаемым ею земельным участком, Ф. просила обязать П. перенести хозяйственную постройку с баней от ее участка на расстояние 1 метр, признать возведенный П. жилой дом самовольной постройкой и снести его, обязать ответчицу восстановить границу между участками в соответствии с планом границ от 1974 года, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 30 000 руб. и судебные расходы.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет.

Из акта обследования земельного участка, проведенного отделом архитектуры и градостроительства администрации Красноглинского района, следует, что на участке № 6 самовольно с нарушением строительных норм возводится жилой дом. Расстояние от дома до границы с участком № 8 составляет 0,74 м, что является нарушением существующих норм. На границе участка № 6 по границе с участком № 8 возведено капитальное хозяйственное строение (баня).

Согласно п. 5.3.4 СП 30-102-99 "Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства" расстояние от границы участка до жилого дома должно быть не менее 3 м, до хозяйственной постройки - не менее 1 м.

В соответствии с примечанием 1 СНиП 2.07.01-89 "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений" в районах усадебной застройки расстояние от окон жилых помещений до хозяйственных построек (сарая, гаража, бани), расположенных на соседних земельных участках, должно быть не менее 6 м. Хозяйственные постройки следует размещать от границ участка на расстоянии не менее 1 м.

Решение районного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции[68] .

Таким образом, следует отметить, что возможно принудительное прекращение права собственности, в месте с тем мнению В.Ф. Яковлева, принуждение или принудительные меры - это применение санкций, установленных законом или договором; это неблагоприятные последствия, применяемые к правонарушителю с использованием принуждения[69] . С.Н. Братусь полагал, что принудительные меры представляют собой исполнение существующей или возникшей обязанности под воздействием принуждения[70] . Соглашаясь с суждениями названных цивилистов, определим принуждение как совокупность неблагоприятных последствий, которые должен претерпеть субъект гражданского права в связи с совершенным им правонарушением или возникшей обязанностью, установленной законом или договором.

Из понятия принуждения следует, что отчуждение имущества в подобных случаях происходит без согласия и против воли собственника, утрата права собственности становится как бы его обязанностью, которую нельзя не исполнить, поэтому под принудительным изъятием у собственника его имущества следует понимать прекращение права помимо воли собственника, в связи с совершением последним правонарушения или возникшей из закона или договора обязанностью.

3.2 Добровольное прекращение права собственности гражданами

Добровольное прекращение права собственности происходит при отчуждении собственником своего имущества другим лицам; использование собственником имущества по прямому назначению и в связи с этим уничтожении его; добровольном отказе собственника от своего имущества[71] .

Под отчуждением собственником своего имущества другим лицам понимаются различные сделки, направленные на прекращение права собственности одного лица и приобретение его другим лицом. Это, прежде всего купля-продажа во всех ее разновидностях, мена, дарение, аренда с выкупом и т.п. Порядок прекращения права собственности отчуждателя и возникновения права собственности у приобретателя регулируется главным образом нормами о сделках и договорах.

Прекращение права собственности происходит и при использовании собственником имущества по прямому назначению, иными словами, при полном потреблении вещи, извлечении всех ее полезных свойств и качеств. При этом исчезает сам объект данного права. Возможно, прекращение права собственности на вещь и при ее переработке.

В экономических отношениях встречаются ситуации, когда в силу тех или иных обстоятельств конкретный объект гражданского оборота перестает иметь какую-либо ценность для его собственника, и он отказывается от права собственности на него. Формально данное основание прекращения права собственности является новым для нашего законодательства, хотя, по существу, оно и ранее могло использоваться в имущественных отношениях. В соответствии с правилом ст. 236 ГК РФ допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего ему права, а по сути - его отказ от конкретной вещи или вещей. Важно отметить, что отказ от права собственности может исходить только от гражданина или юридического лица. Следовательно, государство и его органы, органы местного самоуправления не вправе отказаться от права собственности на принадлежащее им имущество (хотя они могут утратить его по другим основаниям). Это возможно путем публичного объявления об этом либо совершения реальных действий, бесспорно свидетельствующих о намерении не сохранять в дальнейшем какие-либо права на это имущество[72] . Второй способ наиболее близок к понятию «брошенные вещи», которое применяется в ст. 226 ГК РФ.

Важно иметь в виду, что до приобретения права собственности на вещь, от которой отказался ее прежний владелец, другим лицом права и обязанности первоначального собственника не прекращаются. Собственник сохраняет бремя содержания имущества, должен платить налог на имущество. Собственник, который отказался от своей вещи, может затем изменить свое намерение и вновь принять вещь во владение, пользование и распоряжение, но только до момента возникновения права собственности на эту вещь у другого лица. Кроме того, существует возможность возложения на прежнего собственника ответственности, например, за причиненный данной вещью вред (если выброшенная собственником вещь обладала какими-либо вредоносными свойствами). Следовательно, отказ от права собственности не рассматривается законом как окончательный.

Исходя из смысла ГК РФ можно прийти к выводу о том, что можно отказаться от права собственности, как на движимую вещь, так и на недвижимую.

Рассматривая добровольное прекращение права собственности гражданами, нельзя оставить без внимания и понятие «деприватизация»[73] . Так, сущность указанного понятия раскрывается в ст. 9.1 Федерального закона «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[74] . Термин «деприватизация» следует понимать как расторжение договора приватизации квартиры (комнаты), который заключается между гражданином - нанимателем жилого помещения и местной администрацией.

Указанной статьей устанавливается, что граждане, приватизировавшие жилье, являющееся для них единственным местом постоянного проживания, вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность, а соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица обязаны принять их в собственность и заключить договоры социального найма этих жилых помещений с этими гражданами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Для того чтобы расторгнуть договор приватизации, необходимо соблюдение ряда условий:

1) деприватизируемое жилое помещение должно являться для граждан единственным местом постоянного проживания;

2) деприватизируемое жилое помещение должно быть свободно от каких-либо обязательств.

Второе условие вполне понятно. Первое же условие имеет определенный смысл, поскольку в соответствии с действующим законодательством с гражданином может быть заключен только один договор социального найма, то есть если гражданин занимает еще одно жилое помещение по договору социального найма, требование законодателя обоснованно. В ситуации, когда гражданин имеет еще одно жилое помещение на праве собственности, он может быть одновременно и собственником, и нанимателем жилых помещений. В связи с этим следует согласиться с мнением Н.В. Перепелкиной, что «первое условие, выдвинутое законодателем, нелогично и не должно препятствовать гражданину в деприватизации им жилого помещения, в котором он проживал до приватизации как наниматель»[75] .

Для деприватизации сохранен заявительный характер, так как соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица обязаны принять жилые помещения в собственность и заключить с гражданами договоры социального найма в отношении указанного жилья.

Таким образом, на федеральном уровне урегулированы отношения по расторжению договора приватизации жилого помещения или деприватизации. Деприватизация должна осуществляться в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Представляется, что, пока учреждения юстиции субъектов не столкнутся с расторжением договоров приватизации жилого помещения, разрабатываться механизм передачи жилья в государственную или муниципальную собственность не будет. Можно предположить, что будет заключаться соглашение (договор) о передаче жилого помещения в государственную или муниципальную собственность, не подлежащее государственной регистрации (по аналогии с договором приватизации жилого помещения), переход права собственности на объект должен быть зарегистрирован и именно с этого момента будет прекращено право собственности гражданина на жилое помещение.

Закон о приватизации не упоминает, о восстановлении гражданина права на приватизацию жилья. Представляется, что поскольку гражданин воспользовался своим правом на приватизацию, затем добровольно отказался от частной собственности на жилое помещение (деприватизировал его), то о восстановлении права на приватизацию речь не идет.

Таким образом, при добровольном прекращении права собственности гражданами имеют место такие основания, как договоры, направленные на отчуждение имущества, отказ от права собственности, а также потребление имущества.

3.3 Принудительное прекращение права собственности гражданами

Конституция Российской Федерации закрепляет и гарантирует гражданам право частной собственности, признает за гражданами право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Ст. 35 Конституции РФ устанавливает, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Вместе с тем допускается ограничение государством осуществления права собственности, но только в соответствии с общими интересами, и возможно такое ограничение исключительно на основании закона. Закон устанавливает исчерпывающий перечень случаев принудительного изъятия имущества у собственника (п. 2 ст. 235 ГК РФ). В этом состоит одна из важных гарантий прав собственника.

а) Принудительное прекращение права собственности на возмездных основаниях

Изъятие имущества у собственника по общему правилу производится в публичных интересах на возмездных основаниях, то есть с компенсацией собственнику стоимости изымаемой вещи (вещей). Важно отметить два обязательных условия такого изъятия: наличие предусмотренного законом основания и обязательность решения суда.

Так, прекращение права собственности на имущество, которое не может принадлежать данному лицу в силу закона(ст. 238 ГК РФ), имеет в виду, прежде всего защиту публично-правовых интересов. Общеизвестно, что существуют различия в гражданско-правовом режиме отдельных объектов права собственности[76] . Речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, то есть могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов[77] . Если такого рода имущество (например, оружие, сильнодействующие яды и наркотики, валютные ценности) оказалось у владельца незаконно, то никаких вещно-правовых последствий, тем более права собственности, это обстоятельство не порождает. Но, если данные вещи оказались у частного собственника на законном основании (например, оружие или валютные ценности перешли от одного гражданина к другому в порядке наследования по закону), однако само это лицо по закону лишено возможности обладать ими на праве собственности, эти вещи подлежат принудительному отчуждению.

Владелец такого имущества вправе сам произвести его отчуждение любым допускаемым законом способом (разумеется, управомоченному на приобретение в собственность лицу) в течение года, если только специальным законом не предусмотрен иной срок. Если этого не произошло, суд может принять решение, либо о принудительной продаже такого имущества, либо о его передаче в государственную или муниципальную собственность. Содержание такого решения определяется, прежде всего, характером и назначением соответствующей вещи. Но в обоих случаях бывший собственник вправе требовать компенсации за утраченное имущество (либо в виде вырученной от продажи суммы за вычетом необходимых расходов по реализации вещи, либо в виде определенной судом компенсации)[78] .

Особый случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен ст. 239 ГК РФ. Речь в данном случае идет о ситуациях, когда земельный участок (либо участок недр, акватории и тому подобных природных объектов) изымается у частного собственника для государственных или муниципальныхнужд. Обращает на себя внимание тот факт, что ст. 35 Конституции РФ предусматривает возможность принудительного отчуждения имущества только для государственных нужд, тогда как ст. 239 ГК РФ устанавливает такую возможность и для муниципальных нужд. Изъятие земельных участков, в том числе путем выкупа, для государственных и муниципальных нужд в соответствии с п. 1 ст. 49 Земельного кодекса РФ осуществляется в исключительных случаях, к которым закон относит:

1) необходимость выполнения международных обязательств Российской Федерации. Изъятие может осуществляться лишь для федеральных нужд (например, для строительства международных магистральных трубопроводов);

2) необходимость размещения объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов размещения этих объектов[79] .

Случаи изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд могут быть связаны и с иными исключительными обстоятельствами, но для этого необходимо прямое указание на данные обстоятельства в федеральном законе (в отношении любых земель) либо в законе субъекта Российской Федерации (в отношении земель, находящихся в собственности субъекта Федерации или муниципальной собственности)[80] .

Если на таком участке находятся здания, сооружения или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов вправе получить за них соответствующую компенсацию.

Для такого частного собственника закон предусматривает следующие гарантии.

Во-первых, выкуп у него такого недвижимого имущества либо его продажа с публичных торгов возможны только по решению суда, но не в административном порядке.

Во-вторых, обязательным условием изъятия является доказанность в суде невозможности использования изымаемого участка без прекращения прав собственника находящейся на участке недвижимости.

В-третьих, собственнику возмещается стоимость строений, жилых зданий, объектов культурно-бытового назначения, производственных и иных зданий и сооружений или расходов по переносу их на новое место, стоимость плодово-ягодных, защитных и иных многолетних насаждений, незавершенного производства.

Оценка жилых домов, других зданий, сооружений производится по сметной стоимости (по типовым проектам) строительства новых зданий, объектов и сооружений. Незавершенное строительство и неплодоносящие насаждения оцениваются по фактически произведенным объемам работ и затратам в ценах на момент изъятия земельного участка.

Если собственник земельного участка не согласен с его изъятием, либо с условиями изъятия (например, с размером выкупной цены и т.д.), орган, принявший решение об изъятии вправе обратиться в суд. Действующее законодательство ограничивает право на предъявление иска двухлетним сроком с момента направления уведомления о предстоящем изъятии участка (ст. 282 ГК РФ). Учитывая, что данное уведомление должно быть направлено не позднее, чем за год до предстоящего изъятия, в распоряжении изымающего органа для предъявления иска фактически остается не более года. Законодательство не содержит прямого запрета соответствующим органам обратиться в судебные органы до истечения годичного срока с момента направления уведомления, однако Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 24 марта 2005 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» указал: «Если иск о выкупе земельного участка предъявлен до истечения одного года с момента получения собственником земельного участка уведомления о принятии решения об изъятии либо позднее двух лет с момента его направления собственнику, исковое требование указанных органов не подлежит удовлетворению» (п. 27)[81] .

Ст. 239 ГК РФ предусматривает также изъятие имущества у собственника ввиду ненадлежащего использования земельного участка, что представляет собой особый случай прекращения права собственности.

Принудительный выкуп у частного собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей допускается при наличии следующих условий (ст. 240 ГК РФ).

Прежде всего, дело должно касаться не любых, а только особо охраняемых государством культурных ценностей. Предметы старины, произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства, строения, рукописи, коллекции, редкие печатные издания, другие предметы и документы, находящиеся в личной собственности граждан и представляющие значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, признаются памятниками истории и культуры и подлежат государственному учету в целях наиболее выявления памятников и оказания содействия в обеспечении их сохранности[82] .

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» установил, что памятники истории и культуры заносятся в Единый государственный реестр объектов культуры (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.

Кроме того, в судебном порядке требуется установить не только факт бесхозяйственного содержания этих ценностей, но и реальную угрозу утраты ими своего значения в результате соответствующего бездействия или действий их собственника[83] . Это касается только частных собственников, ибо бесхозяйственное содержание особо охраняемых государством культурных ценностей не может стать основанием для их изъятия у публичного собственника и передачи собственнику частному (например, какой-либо общественной организации), поскольку речь тогда шла бы, как справедливо отмечает Е.А Суханов, об их приватизации, не предусмотренной законом[84] . При наличии указанных обстоятельств, подтвержденных в судебном порядке, собственник изымаемых культурных ценностей получает за них компенсацию либо в виде вырученной от их продажи суммы, либо в виде иной компенсации, установленной по соглашению с выкупающим их органом государства или решением суда.

Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними(ст. 241 ГК РФ) допускается в случаях, когда собственник обращается с ними в явном противоречии с установленными правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным. Данный выкуп имеет целью оградить животных от жестокого и иного ненадлежащего обращения с ними. Положения данной статьи могут применяться не только к животным, которые содержатся в домашних условиях, но и в искусственно созданной среде, например, в зверинцах, у дрессировщиков[85] .

Ненадлежащее обращение с животными должно быть очевидным и противоречить как установленным нормативными актами правилам, так и принятым в обществе нормам гуманного обращения с ними. Возможность отчуждения животного на этом основании в каждом случае устанавливает суд. Выкуп животного возможен по требованию любых граждан или организаций, которые намерены приобрести их для себя. Следовательно, как справедливо отмечает М.Г. Масевич, другие лица, возмущенные поведением хозяина животного, но не намеренные его выкупить, не могут предъявить такое требование[86] .

Принудительный выкуп осуществляется по решению суда на основании договора, заключенного между собственником животного и покупателем. В случае спора о цене она определяется судом.

Реквизиция как правовой институт - явление не новое для гражданского права. Она представляет собой «традиционное для всякого правопорядка основание прекращения права собственности граждан и юридических лиц»[87] . Еще в конце XIX века в России наряду с иными основаниями изъятия имущества указываются такие, как постановление законодательного органа и акты экспроприации[88] , производство которой на возмездных началах в целом и называется реквизицией.

Действующий Гражданский кодекс РФ содержит правило о реквизиции, которое в целом воспроизводит абз. 2 п. 4 ст. 7 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР», однако содержит существенные дополнения. Согласно п. 1 ст. 242 ГК РФ в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества (реквизиция).

Следует отметить, что ГК РФ более подробно случаи возможного применения реквизиции не раскрывает. В то же время, как справедливо отмечает Н.И. Таскин, лишь наличие в реальности определенных обстоятельств позволяет применять положения указанных норм[89] . Представляется, что уяснение смысла понятий, употребляемых в ст. 242 ГК РФ, возможно на основании федеральных законов.

Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»[90] чрезвычайная ситуация определяется как обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. Такими ситуациями следует считать наводнения, цунами, ураганы, сели, оползни, извержения вулканов, эпифитотии и т. д.

Понятие «авария» раскрывается в ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»[91] - это разрушение сооружений и (или) технических устройств, применяемых на опасном производственном объекте, неконтролируемые взрыв и (или) выброс опасных веществ. Федеральный закон от 9 января 1996 г. № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения»[92] содержит определение радиационной аварии. Таковой считается потеря управления источником ионизирующего излучения, вызванная неисправностью оборудования, неправильными действиями работников (персонала), стихийными бедствиями или иными причинами, которые могли привести или привели к облучению людей выше установленных норм или к радиоактивному загрязнению окружающей среды.

Согласно Федеральному закону от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»[93] эпидемия - это инфекционные заболевания, представляющие опасность для окружающих, инфекционные заболевания человека, характеризующиеся тяжелым течением, высоким уровнем смертности и инвалидности, быстрым распространением среди населения. В медицинской литературе эпидемия определяется как высокий массовый уровень заболевании человека инфекционной болезнью, значительно превышающий обычно регистрируемый на данной территории в аналогичный период[94] . Следует заметить, что квалифицировать сложившуюся ситуацию как эпидемию должны только соответствующие специалисты, то есть медицинские работники.

Понятие эпизоотии законодательного закрепления не получило. В справочной литературе указанное явление раскрывается как широкое распространение заразной болезни животных, значительно превышающее уровень обычной заболеваемости на данной территории[95] .

В ст. 242 ГК РФ говорится также об «иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер», но какие именно это ситуации, в Кодексе не уточняется. В связи с этим уместно обращение к Федеральному конституционному закону от 30 мая 2001 г. «О чрезвычайном положении»[96] , который говорит об обстоятельствах введения чрезвычайного положения (ст. 3) Следует согласиться с Н.И. Таскиным, «что п. «а» указанной статьи и раскрывает понятие "иные обстоятельства чрезвычайного характера", упомянутое правилами о реквизиции»[97] . К таковым следует относить: попытки насильственного изменения конституционного строя РФ, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. Однако прямой зависимости между введением чрезвычайного положения и возможным проведением реквизиции, по крайней мере, на законодательном уровне, не установлено.

В целом необходимо отметить, что наличие в ст. 242 ГК РФ формулировки «иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер» позволяет неоднозначно толковать данную норму. Представляется, что такое положение оставляет возможность ограничения прав собственников имущества, поскольку орган, уполномоченный принимать решение о реквизиции, может по своему усмотрению трактовать понятие «иные обстоятельства, носящие чрезвычайный характер».

Реквизиция как основание принудительного прекращения права собственности стоит в одном ряду с национализацией имущества, однако, как справедливо отмечается в литературе, «цели реквизиции отличаются от целей национализации. Если при национализации они носят социально-экономический характер и состоят в продолжении и развитии производства в рамках государственной формы собственности, то при реквизиции речь идет об использовании реквизируемого имущества для борьбы с чрезвычайными событиями и преодоления их вредоносных последствий. Действия соответствующих органов государства совершаются в условиях крайней необходимости, когда возможностей и времени для использования иных средств практически нет»[98] . В связи с этим реквизиция имущества должна производиться только в следующих целях:

а) для устранения обстоятельств, носящих чрезвычайный характер;

б) для экстренного устранения вреда, причиненного в результате чрезвычайных ситуаций.

В то же время лицо, имущество которого реквизировано, вправе при прекращении обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, требовать по суду возврата ему сохранившегося имущества (п. 3 ст. 242 ГК РФ). Следует подчеркнуть, что в указанных случаях лицо, требующее возврата реквизированного имущества, не является его собственником, так как право собственности было прекращено в принудительном порядке в соответствии с п. 1 ст. 242 ГК РФ, то есть в результате реквизиции.

Важно отметить, что реквизиция возможна только в порядке, определяемом законом, что прямо установлено ГК РФ (п. 1 ст. 242). Е.А. Суханов указывает, что, порядок и условия изъятия имущества путем реквизиции должны определяться специальным законом[99] .

По мнению А.А. Крысанова, правом вынесения постановления о реквизиции имущества в настоящее время наделены лишь высший представительный и исполнительный органы государства, то есть Федеральное Собрание РФ и Правительство РФ[100] . Вместе с тем, как справедливо отмечает Н.И. Таскин: «Россия - это огромное государство, а устранение последствий чрезвычайных ситуаций или борьба с ними требует экстренных, сиюминутных мер. Из-за разницы часовых поясов в Москве может быть ночь, когда на Дальнем Востоке бушует стихия и имеется реальная угроза жизни населения, собирать Государственную Думу РФ или Правительство РФ в таких условиях просто нет времени»[101] . В связи с этим, представляется, что целесообразно в понятие «государственные органы», употребляемое п. 1 ст. 242 ГК РФ, включать также представительный и исполнительный органы государственной власти субъектов РФ. Однако проведение реквизиции по решению органов муниципального образования недопустимо.

Размер вознаграждения за реквизируемое имущество определяется органом, производящим его изъятие, в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»[102] . Собственнику возмещается рыночная стоимость реквизируемого имущества, под которой понимается наиболее вероятная цена, по которой имущество может быть отчуждено на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства (ст. 3 указанного Закона).

В качестве дополнительных гарантий защиты имущественных интересов собственника при реквизиции предусматривается следующее. Собственник, который не согласен с оценочной стоимостью имущества, вправе требовать в судебном порядке определения размера компенсации за реквизированное имущество (п. 2 ст. 242 ГК РФ). Однако до рассмотрения судом требования собственника реквизиция не приостанавливается. При незаконной реквизиции или реквизиции, проведенной с нарушением установленной процедуры, собственник вправе в соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции РФ, ст. 11, 12, 16 ГК РФ обжаловать решения и действия государственных органов и их должностных лиц в судебном порядке. Более того, если при незаконно проведенной реквизиции собственник потерпел имущественный ущерб, то он также вправе требовать помимо возвращения имущества еще и возмещения понесенных убытков. Иск предъявляется к финансовым органам, если обязанность выступать от имени казны не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина (ст. 16; гл. 5 ГК РФ; ст. 1060-1071 ГК РФ).

Еще одна гарантия защиты интересов собственника реквизированного имущества закреплена п. 3 ст. 242 ГК РФ. Собственник имущества вправе при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми осуществлена реквизиция, требовать возврата ему реквизированного в судебном порядке. Эта норма имеет важное значение. К сожалению, имущественные отношения сторон при возврате собственнику его имущества не определены. Справедливым выглядит мнение Н.И. Таскин, которая полагает, что при возврате вещей их собственник должен вернуть полученную компенсацию с учетом понижения стоимости имущества за время его использования в государственных и общественных целях[103] . Такой же подход установлен ст. 8 Закона РФ от 9 июля 1999 г. «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»[104] . Данная норма предусматривает право инвестора при прекращении обстоятельств реквизиции требовать возврата имущества, но при этом вернуть полученную компенсацию с учетом потерь от снижения стоимости имущества. Возможные расчеты между прежним и новым собственником должны производиться по взаимному согласию, а в случае спора судом.

Дискуссионным также остается вопрос о том, вправе ли прежний собственник требовать упущенную выгоду за время использования имущества в государственных интересах. Некоторые авторы отвечают положительно[105] . Однако вряд ли данное мнение полностью соответствует действующему законодательству. Упущенная выгода представляет собой любые неполученные доходы, которые лицо, чье гражданское право нарушено, получило бы при обычных условиях оборота (ст. 15 ГК РФ). В случае правильно проведенной реквизиции права собственника не нарушаются, а законно ограничиваются. Право требования упущенной выгоды законно в тех случаях, когда лицо понесло убытки в результате незаконной реквизиции. Это вытекает из смысла ст. 16 ГК РФ.

Противоположные точки зрения в юридической литературе высказаны и по вопросу, касающемуся административного порядка проведения реквизиции. В частности, А.А. Крысанов не без оснований подчеркивает, что установленные судебные гарантии права собственности (имеется в виду ч. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ) не придуманы российским законодателем, они корреспондируют нормам международного права, предусматривающим, в частности, право каждого при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона[106] . Однако, по мнению Г. Гаджиева, «изъятие имущества без суда в данном случае не противоречит Конституции РФ, поскольку формула ст. 35 «по решению суда» означает, что у собственника должна быть возможность обжаловать любой акт о лишении имущества в суде»[107] . В. Кочура отмечает, что такое толкование закона представляется слишком вольным и может фактически перечеркнуть конституционные гарантии прав на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23), а мы будем иметь «не конституционные гарантии судебной защиты от необоснованного нарушения прав и свобод, а только право обжаловать в суд уже совершенные третьими лицами действия»[108] .

Нельзя не указать на то, что Конституция РФ во второй главе содержит правило, согласно которому допускается ограничение прав и свобод человека и гражданина федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55). Именно таким законом и является ГК РФ, а реквизиция соответствует вышеуказанным целям, так как способ действия государства предопределяется экстремальным характером обстановки, сопутствующей реквизиции. Однако реквизиция должна проводиться в порядке и на условиях, установленных законом (ст. 242 ГК РФ).

В литературе предлагаются следующие варианты решения проблемы. Ю.К. Толстой считает целесообразным изменение формулировки ч. 3 ст. 35 Конституции следующим образом: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Решение о конфискации имущества, принятое в административном порядке, может быть обжаловано о суд. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения»[109] .

А.А. Манукян предлагает тот же путь, указывая, что «положение ч. 3 ст. 35 Конституции РФ во многом не соответствует реальным экономическим условиям нашего общества, и суды не готовы с такой оперативностью рассматривать все споры и выносить справедливые и обоснованные решения по каждому делу»[110] . Предлагается также внесение изменений в правила о реквизиции, закрепленные в ст. 242 ГК РФ, с целью исключения административного порядка принудительного прекращения права собственности при реквизиции[111] . Несмотря на то, что последняя точка зрения и основана на законе, вряд ли в настоящее время, возможно, ее реальное воплощение. Представляется, что наиболее оптимальным будет разработка и принятие в первую очередь закона о порядке и условиях реквизиции, который, с одной стороны, обеспечивал бы возможность эффективного изъятия имущества в экстремальных условиях, а с другой - в максимальной степени гарантировал бы права и интересы собственников, исключая принятие необоснованных решений ореквизиции органами государственной власти.

Действующий закон не исключает возможности национализации. Национализация есть обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (п. 2 ст. 235, ст. 306 ГК РФ).

В ГК РФ не указаны причины национализации. Они определяются государственными интересами, не зависят от воли собственника имущества. Национализация возможна только на основании специального закона с возмещением стоимости имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ, Однако сделанная в ст. 235 ГК РФ ссылка на ст. 306 ГК РФ не полностью соответствует положениям ст. 35 Конституции РФ о том, что принудительное изъятие имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного его возмещения[112] . Действительно, поскольку положения Конституции РФ имеют приоритет перед другими законами и непосредственное применение, нужно сделать вывод, что в случае принятия федерального закона о национализации определенного имущества в нем необходимо определить порядок предварительного и равноценного возмещения стоимости национализированного имущества.

б) Принудительное прекращение права собственности гражданами безвозмездно. Закон допускает безвозмездное изъятие у собственника, принадлежащего ему имущества только в двух случаях.

Во-первых, это обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (поскольку ст. 24, 56 и 126 ГК РФ допускают обращение взыскания кредиторов на имущество собственников-должников). Во-вторых, конфискация имущества собственника в соответствии со ст. 243 ГК РФ.

Обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам.

По общему правилу взыскание допустимо только на основании судебного решения. Но законом могут быть предусмотрены случаи такого рода взысканий и во внесудебном порядке, например при обращении взыскания на имущество по требованиям налоговых органов. Не исключено их возникновение и по договору, например при обращении залогодержателем взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке - по нотариально удостоверенному соглашению с залогодателем (абз. 2 п. 1 ст. 349 ГК РФ). Право собственности на такое имущество прекращается у прежнего владельца с момента возникновения права собственности на него у приобретателя. До этого момента собственник-должник несет и риск, и бремя собственности.

Другим основанием принудительного изъятия имущества у собственника без компенсации является его конфискация.

Гражданский кодекс РФ под конфискацией понимает принудительное безвозмездное изъятие имущества у собственника по решению суда в случаях, предусмотренных законом в виде санкции за совершение им преступления или иного правонарушения (п. 1 ст. 243). При этом имущество переходит в собственность государства, однако оно не отвечает по обязательствам бывших собственников конфискованного имущества, если эти обязательства возникли после принятия государственными органами мер по охране имущества. В иных случаях государство отвечает лишь в пределах перешедшего к нему актива имущества.

Юридическим фактом, который является основанием для применения конфискации имущества, всегда служит правонарушение, совершенное собственником. Как отмечает А.Л. Крысанов: «В данном случае имеется в виду правонарушение в широком смысле, которое может выражаться как в преступлении, так и в административном проступке или нарушении таможенных правил, а также гражданском правонарушении»[113] .

Примером применения конфискации и гражданском порядке может служить норма ст. 169 ГК РФ, согласно которой в виде санкции за совершение сделки, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, предусматривается возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства. Поскольку последствия, установленные ст. 169 ГК РФ, довольно серьезные, то они применяются судом только после тщательного анализа доказательств, предоставленных заинтересованными лицами.

Кроме того, гражданско-правовая конфискация предусматривается нормой ст. 179 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Это, в свою очередь, влечет обращение имущества, полученного по сделке потерпевшим от другой стороны, в доход государства.

Представляется, что судебная процедура принятия решения о конфискации имущества все же в наиболее максимальной степени способствует соблюдению и защите гарантий прав собственников, установленных ст. 35 Конституции РФ. Она позволяет рассмотреть дело по существу на основе состязательности и равноправия сторон, определить степень виновности лица в совершении административного правонарушения, а также вынести соразмерное и справедливое наказание.

В конце концов, законодатель разрешил вопрос именно таким образом. Это произошло с принятием нового Кодекса РФ об административных правонарушениях, а также Федерального закона от 30 декабря 2001 г. «О введении в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях»[114] . Согласно ст. 2 Закона с 1 июля 2002 г. отменяются положения Таможенного кодекса РФ, допускающие конфискацию имущества в административном порядке. В то же время новый КоАП РФ содержит отдельную главу (16), посвященную административным правонарушениям в области таможенного дела, нормы которой в качестве санкции за совершение нарушения таможенных правил предусматривают и конфискацию имущества. При этом ст. 3.7 нового КоАП РФ прямо говорит о том, что конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения назначается только судьей. Насколько точно указанное положение будет применяться на практике, каков процессуальный порядок его применения и как эффективно оно сможет гарантировать интересы собственника, покажет время.

Однако, для того чтобы исключить даже возможность административного порядка конфискации имущества, принятого КоАП РФ недостаточно. Нужно обратиться к закону, который раскрывает содержание, определяет основные положения права собственности и является основополагающим для данного института, то есть к Гражданскому кодексу РФ. Необходимо изменение действующей редакции ст. 243 ГК РФ, а точнее, исключение из нее п. 2, так как, несмотря на то, что норма п. 2 ст. 243 ГК РФ сама по себе не регулирует условий и порядка применения конфискации, а является лишь отсылочной, она служит отправным началом, нормой-принципом для конфискации имущества в административном порядке.

Таким образом, ст. 243 ГК РФ целесообразно сформулировать следующим образом: «В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация)».

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. Прекращение права собственности представляет собой совокупность юридических и фактических действий (событий), совершаемых собственником или компетентным органом, с которыми законодательство связывает утрату права собственности, в результате чего последнее либо перестает существовать вообще, либо возникает у иного субъекта гражданского права. Само прекращение права собственности может быть добровольным, то есть по воле собственника, и принудительным (помимо и против его воли). Утрата отношений собственности возможна по объективным причинам независимо от воли и сознания собственника.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Право собственности в объективном смысле - первоначальное право, непосредственно вытекающее из закона при наличии соответствующего юридического факта (договор, наследование и др.). Между законом и собственником не имеется какого-либо иного субъекта права, наделенного промежуточным правом. До момента вступления собственника в договорное отношение с третьими лицами или нарушения ими прав собственника путем совершения деликта субъективное право собственности функционирует в качестве автономного права в рамках действующего в стране правопорядка, находясь за пределами гражданских правоотношений. Право собственности в данном случае входит в состав публично-правового отношения, одной из сторон которого является государство, обеспечивающее защиту права собственности.

Проведенный анализ позволяет утверждать, что основания приобретения и прекращения права собственности всегда имели и имеют важное значение для существования нормального гражданского оборота. Хотя законодатель и рассматривает понятия «основания» и «способы» приобретения права собственности как синонимы, мы разделяем мнения авторов, настаивающих на разграничении данных понятий. Под способами следует понимать фактические действия, направленные на приобретение права собственности, а под основаниями - юридические действия или события, с которыми закон связывает возникновение права собственности.

В процессе исследования было уделено особое внимание классификации оснований приобретения и прекращения права собственности. Было установлено, что данное разграничение имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Кроме того, на основании проведенного анализа действующего законодательства и доктринальных мнений был сделан вывод, что в основу такой классификации должен быть положен критерий правопреемства.

1. Положения п. 2 ст. 209 ГК РФ дают правовую основу для неправомерного ограничения прав частных собственников в правовых актах органов субъектов РФ, органов местного самоуправления, правоохранительных органов и их должностных лиц.

В связи с изложенным предлагаются предложения по совершенствованию законодательства.

1. Изменить п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ гл. 13 "Общие положения", исключив из данного пункта слова "иным правовым актам".

2. Отменить п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 24 марта 2005 г. № 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства" как неправомерно ограничивающий субъектные права граждан.

3. Осуществить необходимую нормотворческую деятельность уполномоченными органами по установлению единства правового регулирования объектов частной собственности нормами гражданского, земельного и других отраслей права.

2..Исходя из этого императивный перечень способов передачи вещи приобретателю не в полной мере способствует целям и задачам охраны и защиты, имущественных прав субъектов гражданского оборота и усложняет правоприменительную практику. В связи с этим имущественные отношения по передаче вещи приобретателю целесообразно регулировать нормами диспозитивного характера, а п. 1 ст. 224 ГК РФ дополнить следующим положением: «если иной способ передачи вещи не определен законом или договором».

4. Предлагается дополнить главу 16 ГК РФ «Общая собственность» статьей следующего содержания: «Доля в праве собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации в порядке, установленном законодательством», а также статьей «Форма сделок с долей в праве собственности» следующего содержания: «Сделки с долей в праве собственности совершаются в форме, предусмотренной законодательством для соответствующих сделок с общим имуществом, доля в праве на которое является предметом сделки».

4. Собственники объектов недвижимого имущества, пользуясь тем, что круг оснований, по которым вещь может поступить в общую собственность двух или более лиц, законом практически не ограничен (п. 4 ст. 244 ГК), нередко пользуются своим правом недобросовестно. По своему усмотрению они разбивают единое право собственности на «карликовые» доли типа 1/100, 1/32 и т.п. и отчуждают их другим лицам, создавая бесчисленное множество сособственников. При этом целью такого дробления может быть не столько обладание карликовой долей в праве собственности на недвижимость, сколько обход с помощью такого обладания предписаний публичного права (миграционного, налогового и др.).

С учетом изложенного предлагается ввести в ст. 244 ГК норму, которая бы ограничивала возможность собственника выделять с целью последующего отчуждения долю в праве собственности, которая по своим размерам не соответствует установленной Законом норме (жилой площади, земельного участка и т.п.) либо иным образом не соответствует принципу жизнеспособности выделяемой доли.

5. Представляется, что наиболее оптимальным будет разработка и принятие в первую очередь закона о порядке и условиях реквизиции, который, с одной стороны, обеспечивал бы возможность эффективного изъятия имущества в экстремальных условиях, а с другой - в максимальной степени гарантировал бы права и интересы собственников, исключая принятие необоснованных решений ореквизиции органами государственной власти.

6.Необходимо изменение действующей редакции ст. 243 ГК РФ, а точнее, исключение из нее п. 2, так как, несмотря на то, что норма п. 2 ст. 243 ГК РФ сама по себе не регулирует условий и порядка применения конфискации, а является лишь отсылочной, она служит отправным началом, нормой-принципом для конфискации имущества в административном порядке.

Таким образом, ст. 243 ГК РФ целесообразно сформулировать следующим образом: «В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация)».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. О чрезвычайном положении [Текст]: [Федеральный конституционный закон № 3-ФКЗ, принят 30.05.2001 г., по состоянию на 07.03.2005] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 23. – Ст. 2277.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 09.02.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 05.04.2009] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 года, по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

8. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [Федеральный закон № 195-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 09.02.2009] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.

9. О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [Федеральный закон № 196-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 2.

10. Об иностранных инвестициях в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 160-ФЗ, принят 09.07.1999 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 28. – Ст. 3493.

11. О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения [Текст]: [Федеральный закон № 52-ФЗ, принят 30.03.1999 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 14. – Ст. 1650.

12. Об оценочной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ, принят 29.07.1998 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3813.

13. О промышленной безопасности опасных производственных объектов [Текст]: [Федеральный закон № 116-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3588.

14. Об оружии [Текст]: [Федеральный закон № 150-ФЗ, принят 13.12.1996 г., по состоянию на 14.03.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681.

15. О радиационной безопасности населения [Текст]: [Федеральный закон № 3-ФЗ, принят 09.01.1996 г., по состоянию на 23.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 141.

16. О животном мире [Текст]: [Федеральный закон № 52-ФЗ, принят 24.04.1995 г., по состоянию на 14.03.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1462.

17. О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера [Текст]: [Федеральный закон № 68-ФЗ, принят 21.12.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 35. – Ст. 3648.

18. О вывозе и ввозе культурных ценностей [Текст]: [Закон РФ №4804-1, принят 15.04.1993 г., по состоянию на 23.07.2008] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – №20. – Ст. 718.

19. О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 1541-1, принят 04.07.1991 г., по состоянию на 11.06.2008] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 28. – Ст. 959.

Научная и учебная литература

20. Андреев В.К. О праве частной собственности в России. [Текст] М.: Волтерс Клувер. 2007. - С. 26.

21. Андреева Г.Н. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в Российской Федерации как публично-правовой институт: некоторые теоретико-методологические аспекты правового регулирования [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2009. – № 1. – С. 34.

22. Афонина А.В. Новое в правовом регулировании земельных отношений (в рамках Федерального закона N 141-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования земельных отношений") [Текст] // Жилищное право. – 2009. – № 4. – С. 23.

23. Барщевский М.Ю. Если открылось наследство. [Текст] М.: Юридическая литература. 2008. – С. 21-23.

24. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. [Текст] М.: Юридическая литература. 1976. – С. 69.

25. Бубнов М.Ю. Приобретательная давность как основание приобретения права собственности. [Текст] М.: Юрайт. 2008. – С. 14.

26. Бутаева Э.С. Некоторые особенности принудительного прекращения права собственности на культурные ценности [Текст] // Общество и право. – 2008. – № 1. – С. 26.

27. Васильев Е.А., Комаров А.С. Гражданское и торговое право зарубежных государств. Том 1. [Текст] М.: Международные отношения. 2007. – С. 335 - 336.

28. Гаджиев Г. Конституционные гарантии предпринимательской деятельности [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – №8. – С. 28-29.

29. Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 12. – С. 18.

30. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. [Текст] М.: Юридическая литература. 1961. – С. 125.

31. Голубцов Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. 2-е изд., испр. и доп. [Текст] СПб.: Центр Пресс. 2008. – С. 116.

32. Гражданское право России Ч. 1. [Текст] / Под ред. Цыбуленнко З.И. М.: Юристъ. 2005. – С. 278.

33. Гражданское право: В 2 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 26, 32.

34. Гражданское право: Учеб. для вузов. Ч. 1 [Текст] / Под общ. ред. Илларионовой Т.И. М.: Юристъ. 2007. – С.207.

35. Гражданское право: Учеб. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М.: Проспект. 2008. – С.349,351,362-381.

36. Денбург Г. Пандекты, Вещное право. [Текст] М.: Статут. 2002. – С. 115.

37. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в гражданском кодексе [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М.: Статут. 2004. – С. 233.

38. Ершов В.А. Все о земельных отношениях: кадастровый учет, право собственности, купля-продажа, аренда, налоги, ответственность [Текст] М.: ГроссМедиа. 2009. – С. 67.

39. Земельный участок: вопросы и ответы [Текст] / Под. ред. Боголюбова С.А. М.: Юстицинформ. 2009. – С. 119-120.

40. Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика // Хозяйство и право. – 2000. – №6. – С. 50.

41. Иоффе О.С. Гражданское правоотношение [Текст] // Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут. 2005. - С. 508-675.

42. Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] Л.: Госюриздат. 1958. – С. 283.

43. Исаев И.А. История государства и права России: [Текст] М.: Юрист. 2005. – С. 304.

44. Киминчижи Е.Н. К вопросу о возникновении права собственности [Текст] // Законодательство и экономика. – 2009. – № 3. – С. 19.

45. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М.: Юрайт-Издат. 2008. – С. 628.

46. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 314.

47. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатеный) [Текст] / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 458.

48. Кочура В. Изъятие имущества у собственника без решения суда [Текст] // Хозяйство и право. – 2006. – № 8. – С. 81.

49. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. [Текст] М.: Госюриздат. 1958. – С.166.

50. Крысанов А.А. Конфискация имущества собственника как санкция за совершенное правонарушение [Текст] // Цивилистические записки. Вып. 3: Гражданско-правовая ответственность: проблемы теории и практики / Под науч. ред. Рыбакова В.А. М.: Статут. 2007. – С. 252.

51. Крысанов А.А. Принудительное прекращение права собственности [Текст] М.: Скиф. 2008. – С. 97.

52. Кутепов О.Е. Приобретение и прекращение права собственности в гражданском праве России. [Текст] М.: ГроссМедиа. 2009. – С. 22-23.

53. Лисаченко А.В. Приобретение права собственности. [Текст] М.: Скиф. 2007. – С. 10.

54. Малышев А.Н. Конфискация в российском частном и публичном праве [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С. 36.

55. Мамут Л.С. Век просвещения: взгляд на собственность [Текст] // Собственность: право и свобода. М.: Институт государства и права РАН. 1992. – С.13 - 23.

56. Манукян А.А. Ограничения права собственности по законодательству РФ [Текст] М.: Юрайт. 2008. – С. 92-93.

57. Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. [Текст] М.: Скиф. 2008. – С. 352.

58. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. [Текст] М.: Статут. 2003. – С. 239.

59. Нам К., Горбачев Д. Конституционные гарантии охраны права собственности [Текст] // Хозяйство и право. – 1997. – № 11. – С. 125.

60. Новая философская энциклопедия: В 4 т. [Текст] / Под ред. Степина В.С., Гусейнова А.А., Семигина Г.Ю., Огурцова А.П. М.: Мысль. 2001. – С. 581.

61. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений [Текст] М.: Азъ Ltd. 2006. – С. 766

62. Перепелкина Н.В. Деприватизация жилых помещений [Текст] // Цивилистические записки. Вып. 3: Гражданско-правовая ответственность: проблемы теории и практики. М.: Статут. 2006. – С. 321-322.

63. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. [Текст] / Под ред. Томсинова В.А. М.: Зерцало-М. 2008. – С.186.

64. Покровский И.А. История римского права. [Текст] М.: Статут. 2006. – С. 434 - 437.

65. Попович М.М. Приобретение субъективного права собственности [Текст] // Право собственности: вопросы теории и практики: Сб. материалов межкафедр., семинара / Под науч. ред. Рыбакова В.А. М.: Статут. 2006. – С.145.

66. Популярная медицинская энциклопедия [Текст] / Гл. ред. Петровский Б.В. М.: Энциклопедия. 1979. – С. 677.

67. Резническо Л.А. Правомочия собственников: неизбежные ограничения [Текст] // Общество и экономика. – 2008. – № 2. – С. 14.

68. Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. [Текст] М.: Юрист. 2008. – С. 314.

69. Саватье Р. Теория обязательств. [Текст] М.: Прогресс. 1972. – С. 54.

70. Санникова Л.В. Основания и способы приобретения права собственности [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 3. – С. 30.

71. Семенова Е., Огиевская О. Проблемы собственности [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2009. – № 3. – С. 9.

72. Синельникова Т.Ю. Имущественные отношения супругов как объект правового регулирования [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2009. – № 3. – С. 19.

73. Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы [Текст] М.: Статут. 2007. – С. 432.

74. Советский энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. Прохоров A.M. 2-е изд. М.: Энциклопедия. 1983. – С. 1547.

75. Стефанова А.В. Жилье. Как грамотно распорядиться. [Текст] СПб.: Питер. 2009. – С. 24-25.

76. Суханов Е.А. К понятию вещного права [Текст] // Гражданское право. – 2004. – № 1. – С. 8-9.

77. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. [Текст] М.: Норма. 2005. – С. 9.

78. Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. [Текст] М.: Юрист. 2006. – С. 207.

79. Таскин Н.И. Конфискация земельного участка: проблемы соотношения гражданского и земельного законодательства [Текст] // Правовые вопросы недвижимости. – 2006. – № 2. – С. 25.

80. Таскин Н.И. Реквизиция как один из случаев принудительного прекращения права собственности на земельные участки [Текст] // Юрист. – 2009. – № 3. – С. 36.

81. Хаскельберг Б.Л. Приобретение права личной собственности [Текст] // Очерки по гражданскому праву. М.: Статут. 2007. – С. 97.

82. Черепахин Б.Б. Правопреемство по гражданскому праву. [Текст] М.: Статут. 2005. – С. 6-20.

83. Черноморец А.Е. Некоторые теоретические проблемы права собственности в свете Гражданского Кодекса РФ (Часть первая). [Текст] // Государство и право. – 2008. – № 1. – С. 21.

84. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. [Текст] М.: Статут. 2005. – С. 274 - 279.

85. Шибаева Ю.В. Приобретение права собственности по договору. [Текст] М.: Юнити. 2007. – С. 40.

86. Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. [Текст] М.: Волтерс Клувер. 2007. – С. 35.

87. Яковлев В.Ф. Принуждение в гражданском праве [Текст] // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей. М.: Статут. 2008. – С. 219.

Материалы юридической практики

88. О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 8, от 25.02.1998 г.] // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 10. – С. 19.

89. О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 11, от 24.03.2005 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 5. – С. 23.

90. Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/354 от 19.05.2005 года//Судебная практика. Самара.-2006.- №4.- С.4.

91. Извлечение из Определения Президиума Самарского областного суда № 0706/239 от 19.06.03 года// Судебная практика.Самара.-2004.- № 2.-С.5.

92. Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/592 от 29.09.2005 года// Судебная практика. Самара.- 2006.-№ 4.-С.10.


[1] Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. [Текст] М.: Норма. 2005. – С. 9.

[2] Суханов Е.А. Указ. соч. – С. 14.

[3] Покровский И.А. История римского права. [Текст] М.: Статут. 2006. – С. 434 - 437.

[4] Мамут Л.С. Век просвещения: взгляд на собственность [Текст] // Собственность: право и свобода. М.: Институт государства и права РАН. 1992. – С.13 - 23.

[5] Гражданское право: В 2 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 26, 32.

[6] Васильев Е.А., Комаров А.С. Гражданское и торговое право зарубежных государств. Том 1. [Текст] М.: Международные отношения. 2007. – С. 335 - 336.

[7] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. [Текст] М.: Статут. 2005. – С. 274 - 279.

[8] Андреев В.К. О праве частной собственности в России. [Текст] М.: Волтерс Клувер. 2007. - С. 26.

[9] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 314.

[10] Резническо Л.А. Правомочия собственников: неизбежные ограничения [Текст] // Общество и экономика. – 2008. – № 2. – С. 14.

[11] Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности [Текст] // Журнал российского права. – 2006. – № 12. – С. 18.

[12] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 28. – Ст. 1064.

[13] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 62.

[14] Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика [Текст]// Хозяйство и право. – 2000. – №6. – С. 50.

[15] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. 1. [Текст] / Под ред. Томсинова В.А. М.: Зерцало-М. 2008. – С.186.

[16] Денбург Г. Пандекты, Вещное право. [Текст] М.: Статут. 2002. – С. 115.

[17] Рыбаков В.А., Тархов В.А. Собственность и право собственности. [Текст] М.: Юрист. 2008. – С. 314.

[18] Иоффе О.С. Гражданское правоотношение [Текст] // Гражданское право. Избранные труды. М.: Статут. 2005. - С. 508-675.

[19] Суханов Е.А. К понятию вещного права [Текст] // Гражданское право. – 2004. – № 1. – С. 8-9.

[20] Саватье Р. Теория обязательств. [Текст] М.: Прогресс. 1972. – С. 54.

[21] Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в гражданском кодексе [Текст] // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М.: Статут. 2004. – С. 233.

[22] Победоносцев К.П. Указ. соч. – С. 186.

[23] Лисаченко А.В. Приобретение права собственности. [Текст] М.: Скиф. 2007. – С. 10.

[24] Попович М.М. Приобретение субъективного права собственности [Текст] // Право собственности: вопросы теории и практики: Сб. материалов межкафедр., семинара / Под науч. ред. Рыбакова В.А. М.: Статут. 2006. – С.145.

[25] Ершов В.А. Все о земельных отношениях: кадастровый учет, право собственности, купля-продажа, аренда, налоги, ответственность [Текст] М.: ГроссМедиа. 2009. – С. 67.

[26] Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/354 от 19.05.2005 года//Судебная практика. Самара.-2006.- №4.- С.4.

[27] Шибаева Ю.В. Приобретение права собственности по договору. [Текст] М.: Юнити. 2007. – С. 40.

[28] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. [Текст] М.: Статут. 2003. – С. 53.

[29] Санникова Л.В. Основания и способы приобретения права собственности [Текст] // Юридический мир. – 2009. – № 3. – С. 30.

[30] Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. [Текст] М.: Скиф. 2008. – С. 352.

[31] Лисаченко А.В. Указ. соч. – С. 46.

[32] Бубнов М.Ю. Приобретательная давность как основание приобретения права собственности. [Текст] М.: Юрайт. 2008. – С. 14.

[33] Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. [Текст] М.: Статут. 2004. - С. 633.

[34] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. [Текст] М.: Статут. 2003. – С. 239.

[35] Бубнов М.Ю. Указ. соч. – С. 14.

[36] Иоффе О.С. Советское гражданское право. [Текст] Л.: Госюриздат. 1958. – С. 283.

[37] Черепахин Б.Б. Правопреемство по гражданскому праву. [Текст] М.: Статут. 2005. – С. 6-20.

[38] Генкин Д.М. Право собственности в СССР. [Текст] М.: Юридическая литература. 1961. – С. 125.

[39] Генкин Д.М. Указ. соч. – С. 126,128,134-135,141.

[40] Гражданское право: Учеб. Ч. 1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М.: Проспект. 2008. – С.349,351,362-381.

[41] Гражданское право: Учеб. в 2 т. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. М., Волтерс Клувер. 2008. – С. 493.

[42] Хаскельберг Б.Л. Приобретение права личной собственности [Текст] // Очерки по гражданскому праву. М.: Статут. 2007. – С. 97.

[43] Извлечение из Определения Президиума Самарского областного суда № 0706/239 от 19.06.03 года// Судебная практика.Самара.-2004.- № 2.-С.5.

[44] Киминчижи Е.Н. К вопросу о возникновении права собственности [Текст] // Законодательство и экономика. – 2009. – № 3. – С. 19.

[45] О животном мире [Текст]: [Федеральный закон № 52-ФЗ, принят 24.04.1995 г., по состоянию на 14.03.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1462.

[46] Крашенинников П.В. Сделки с жилыми помещениями: Комментарий гражданского и жилищного законодательства и практика его применения. 5-е изд., перераб. и доп. [Текст] – М., Статут. 2005. – С. 98.

[47] Семенова Е., Огиевская О. Проблемы собственности [Текст] // ЭЖ-Юрист. – 2009. – № 3. – С. 9.

[48] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеол. выражений [Текст] М.: Азъ Ltd. 2006. – С. 766; Новая философская энциклопедия: В 4 т. [Текст] / Под ред. Степина В.С., Гусейнова А.А., Семигина Г.Ю., Огурцова А.П. М.: Мысль. 2001. – С. 581.

[49] Черноморец А.Е. Некоторые теоретические проблемы права собственности в свете Гражданского Кодекса РФ (Часть первая). [Текст] // Государство и право. – 2008. – № 1. – С. 21.

[50] Там же.

[51] Черноморец А.Е. Некоторые теоретические проблемы права собственности в свете Гражданского Кодекса РФ (Часть первая). [Текст] // Государство и право. – 2008. – № 1. – С. 21.

[52] О вывозе и ввозе культурных ценностей [Текст]: [Закон РФ №4804-1, принят 15.04.1993 г., по состоянию на 23.07.2008] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – №20. – Ст. 718.

[53] Об оружии [Текст]: [Федеральный закон № 150-ФЗ, принят 13.12.1996 г., по состоянию на 14.03.2009] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681.

[54] Барщевский М.Ю. Если открылось наследство. [Текст] М.: Юридическая литература. 2008. – С. 21-23.

[55] Гражданское право России Ч. 1. [Текст] / Под ред. Цыбуленнко З.И. М.: Юристъ. 2005. – С. 278.

[56] Гражданское право: Учеб. в 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 304-305.

[57] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатеный) [Текст] / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 458.

[58] Гражданское право: Учеб. в 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 304-305.

[59] Гражданское право: Учеб. в 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 503.

[60] Гражданское право: Учеб. в 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 503-505.

[61] Там же. - С. 508.

[62] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатеный) [Текст] / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 458.

[63] Там же. – С. 459.

[64] Гражданское право: Учеб. для вузов. Ч. 1 [Текст] / Под общ. ред. Илларионовой Т.И. М.: Юристъ. 2007. – С.207.

[65] Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. [Текст] М.: Юрист. 2006. – С. 207.

[66] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. [Текст] М.: Госюриздат. 1958. – С.166.

[67] Синельникова Т.Ю. Имущественные отношения супругов как объект правового регулирования [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2009. – № 3. – С. 19.

[68] Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/592 от 29.09.2005 года// Судебная практика. Самара.- 2006.-№ 4.-С.10.

[69] Яковлев В.Ф. Принуждение в гражданском праве [Текст] // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей. М.: Статут. 2008. – С. 219.

[70] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. [Текст] М.: Юридическая литература. 1976. – С. 69.

[71] Кутепов О.Е. Приобретение и прекращение права собственности в гражданском праве России. [Текст] М.: ГроссМедиа. 2009. – С. 22-23.

[72] Афонина А.В. Новое в правовом регулировании земельных отношений (в рамках Федерального закона N 141-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования земельных отношений") [Текст] // Жилищное право. – 2009. – № 4. – С. 23.

[73] Стефанова А.В. Жилье. Как грамотно распорядиться. [Текст] СПб.: Питер. 2009. – С. 24-25.

[74] О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ № 1541-1, принят 04.07.1991 г., по состоянию на 11.06.2008] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 28. – Ст. 959.

[75] Перепелкина Н.В. Деприватизация жилых помещений [Текст] // Цивилистические записки. Вып. 3: Гражданско-правовая ответственность: проблемы теории и практики. М.: Статут. 2006. – С. 321-322.

[76] Голубцов Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. 2-е изд., испр. и доп. [Текст] СПб.: Центр Пресс. 2008. – С. 116.

[77] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М.: Юрайт-Издат. 2008. – С. 628.

[78] Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. [Текст] М.: Волтерс Клувер. 2007. – С. 35.

[79] Земельный участок: вопросы и ответы [Текст] / Под. ред. Боголюбова С.А. М.: Юстицинформ. 2009. – С. 119-120.

[80] Там же. – С. 121.

[81] О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства [Текст]: [Постановление Пленума ВАС РФ № 11, от 24.03.2005 г.] // Вестник ВАС РФ. – 2005. – № 5. – С. 23.

[82] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. [Текст] М.: Статут. 2004. – С. 212-213.

[83] Бутаева Э.С. Некоторые особенности принудительного прекращения права собственности на культурные ценности [Текст] // Общество и право. – 2008. – № 1. – С. 26.

[84] Гражданское право: Учеб. В 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 507.

[85] Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы [Текст] М.: Статут. 2007. – С. 432.

[86] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатеный) [Текст] / Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Инфра-М. 2008. – С. 469.

[87] Нам К., Горбачев Д. Конституционные гарантии охраны права собственности [Текст] // Хозяйство и право. – 1997. – № 11. – С. 125.

[88] Исаев И.А. История государства и права России: [Текст] М.: Юрист. 2005. – С. 304.

[89] Таскин Н.И. Реквизиция как один из случаев принудительного прекращения права собственности на земельные участки [Текст] // Юрист. – 2009. – № 3. – С. 36.

[90] О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера [Текст]: [Федеральный закон № 68-ФЗ, принят 21.12.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 35. – Ст. 3648.

[91] О промышленной безопасности опасных производственных объектов [Текст]: [Федеральный закон № 116-ФЗ, принят 21.07.1997 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3588.

[92] О радиационной безопасности населения [Текст]: [Федеральный закон № 3-ФЗ, принят 09.01.1996 г., по состоянию на 23.07.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 141.

[93] О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения [Текст]: [Федеральный закон № 52-ФЗ, принят 30.03.1999 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 14. – Ст. 1650.

[94] Популярная медицинская энциклопедия [Текст] / Гл. ред. Петровский Б.В. М.: Энциклопедия. 1979. – С. 677.

[95] Советский энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. Прохоров A.M. 2-е изд. М.: Энциклопедия. 1983. – С. 1547.

[96] О чрезвычайном положении [Текст]: [Федеральный конституционный закон № 3-ФКЗ, принят 30.05.2001 г., по состоянию на 07.03.2005] // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 23. – Ст. 2277.

[97] Таскин Н.И. Конфискация земельного участка: проблемы соотношения гражданского и земельного законодательства [Текст] // Правовые вопросы недвижимости. – 2006. – № 2. – С. 25.

[98] Таскин Н.И. Реквизиция как один из случаев принудительного прекращения права собственности на земельные участки [Текст] // Юрист. – 2009. – № 3. – С. 33.

[99] Гражданское право: Учеб. В 2 т. Т. 1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 508.

[100] Крысанов А.А. Принудительное прекращение права собственности [Текст] М.: Скиф. 2008. – С. 97.

[101] Таскин Н.И. Реквизиция как один из случаев принудительного прекращения права собственности на земельные участки [Текст] // Юрист. – 2009. – № 3. – С. 33.

[102] Об оценочной деятельности в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 135-ФЗ, принят 29.07.1998 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3813.

[103] Таскин Н.И. Указ. соч. – С. 33.

[104] Об иностранных инвестициях в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 160-ФЗ, принят 09.07.1999 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 28. – Ст. 3493.

[105] Манукян А.А. Ограничение права собственности по законодательству РФ. [Текст] М.: Норма. 2008. – С. 90.

[106] Крысанов А.А. Указ. соч. – С. 102.

[107] Гаджиев Г. Конституционные гарантии предпринимательской деятельности [Текст] // Хозяйство и право. – 2005. – №8. – С. 28-29.

[108] Кочура В. Изъятие имущества у собственника без решения суда [Текст] // Хозяйство и право. – 2006. – № 8. – С. 81.

[109] Малышев А.Н. Конфискация в российском частном и публичном праве [Текст] // Юридический мир. – 2008. – № 4. – С. 36.

[110] Манукян А.А. Ограничения права собственности по законодательству РФ [Текст] М.: Юрайт. 2008. – С. 92-93.

[111] Крысанов А.А. Указ. соч. – С. 104-105.

[112] Андреева Г.Н. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в Российской Федерации как публично-правовой институт: некоторые теоретико-методологические аспекты правового регулирования [Текст] // Конституционное и муниципальное право. – 2009. – № 1. – С. 34.

[113] Крысанов А.А. Конфискация имущества собственника как санкция за совершенное правонарушение [Текст] // Цивилистические записки. Вып. 3: Гражданско-правовая ответственность: проблемы теории и практики / Под науч. ред. Рыбакова В.А. М.: Статут. 2007. – С. 252.

[114] О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [Текст]: [Федеральный закон № 196-ФЗ, принят 30.12.2001 г., по состоянию на 26.04.2007] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ