регистрация / вход

Правовое положение третьих лиц в гражданском процессе РФ

Понятие о третьих лицах, как участниках гражданского процесса. Изучение процессуальных прав и обязанностей третьих лиц: вступление в дело третьих лиц, заявляющих и не заявляющих самостоятельные требования. Участие третьих лиц при ведении трудовых дел.

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кузбасский институт Федеральной службы исполнения наказаний»

Кафедра гражданского права

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему «Правовое положение третьих лиц в гражданском процессе РФ»

Новокузнецк, 2010

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ О ТРЕТЬИХ ЛИЦАХ КАК УЧАСТНИКАХ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА

1.1 Состав участников гражданского процесса

1.2 Понятие и виды третьих лиц в гражданском процессе

2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ТРЕТЬИХ ЛИЦ

2.1 Вступление в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, их процессуальные права и обязанности

2.2 Вступление в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, их процессуальные права и обязанности

3. ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

3.1 Особенности участия третьих лиц при ведении трудовых дел

3.2 Проблемы участия третьих лиц в жилищных делах

3.3 Проблемы третьих лиц в семейных спорах

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данного исследования обусловлена необходимостью разрешения теоретических и практических вопросов, которые возникают в связи с участием третьих лиц в гражданском процессе, к примеру - выявление процессуальных особенностей участия третьих лиц при ведении трудовых, жилищных и брачно-семейных дел.

Гражданские процессуальные отношения возникают между судом, с одной стороны, и всеми участниками процесса - с другой. Суд, как орган государственной власти, рассматривает и разрешает гражданское дело. Но чтобы его разрешить, суд вступает в процессуальные отношения со всеми субъектами, имеющими личные интересы. С целью упорядочения отношений суда с участниками процесса Гражданский процессуальный кодекс РФ[1] (далее - ГПК РФ) выделяет лиц, участвующих в деле, среди которых названы и третьи лица.

Участие третьих лиц в гражданском процессе чрезвычайно важно и необходимо для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела, поскольку позволяет собрать максимум доказательственного материала, выяснить действительные взаимоотношения сторон, избежать вынесения противоречивых и взаимоисключающих судебных решений.

Степень разработанности темы определяется наличием монографий и научных статей по проблемам правового положения третьих лиц в гражданском процессе. Вопросы изучались такими учеными как М.А. Гурвич, М.А.Викут, А.Ф. Клейнман, М.С. Шакарян, М.К. Треушников, Г. Л. Осокина, Л.А. Грось, А.А. Мельников, Д.М. Чечот, И.М. Ильинская и др.

В последнее время были опубликованы статьи А. М. Семеновой, А.Г. Невоструева, В.И. Миронова, освещающие участие третьих лиц в жилищных и трудовых гражданских делах.

Несмотря на длительный интерес ученых-процессуалистов к вопросам правового положения третьих лиц в гражданском процессе, многие из них остаются спорными и нерешенными.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при участии третьих лиц в гражданском процессе.

Предметом исследования является правовой статус третьих лиц.

Цель работы – выявить положительные и отрицательные стороны правового положения третьих лиц в гражданском процессе и предложить пути решения существующих недостатков. Достижение поставленной цели предопределило необходимость решения следующих задач:

- охарактеризовать состав участников гражданского процесса;

- определить понятие и виды третьих лиц в гражданском процессе;

- выявить основания, процессуальный порядок вступления в дело, процессуальные права и обязанности третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований;

- выявить теоретические и практические проблемы участия третьих лиц в гражданском процессе и предложить пути их решения.

В основу дипломного исследования положен метод диалектического познания. При рассмотрении отдельных статей Гражданского процессуального кодекса РФ применялся метод системно-структурного анализа, а при осуществлении анализа теоретических положений гражданского процессуального права - формально-логический; логико-семантический метод использовался при определении понятий и анализе судебных решений. Все указанные методы в ходе исследования применялись комплексно.

Нормативной основой исследования послужили Конституция Российской Федерации[2] , Трудовой кодекс Российской Федерации[3] , Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)»[4] .

Положения, выносимые на защиту:

1) Вступление или привлечение в гражданский процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, и не заявляющих таковые, обусловлено их заинтересованностью в разрешении дела.

2) Существуют процессуальные особенности участия третьих лиц при ведении трудовых, жилищных и брачно-семейных дел, учет которых положительно сказывается на эффективности гражданского процесса.

3) Многие теоретико-практические вопросы правового положения третьих лиц в гражданском процессе остаются спорными и нерешенными. Их разрешение поможет правильному и своевременному рассмотрению гражданских дел.

Структура работы соответствует ее целям и задачам и включает в себя: введение, три главы, объединяющие семь параграфов, заключение и список использованной литературы.


1. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ О ТРЕТЬИХ ЛИЦАХ КАК УЧАСТНИКАХ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА

1.1 Состав участников гражданского процесса

Гражданские процессуальные отношения возникают между судом, с одной стороны, и всеми участниками процесса - с другой. Суд, как орган государственной власти, рассматривает и разрешает гражданское дело. Но чтобы его разрешить, суд вступает в процессуальные отношения со всеми субъектами, имеющими личные интересы. Процессуальных отношений без участия суда не бывает. Одни лица сами, по своей инициативе обращаются в суд, другие - привлекаются или назначаются судом (например, ответчики, свидетели, специалисты, эксперты, переводчики).

С целью упорядочения отношений суда с участниками процесса ГПК РФ подразделяет последних на две большие группы.

Одна группа называется лицами, участвующими в деле. Им посвящается гл. 4 ГПК РФ. Статья 34 ГПК РФ не определяет понятия этих лиц, а лишь перечисляет. К ним ГПК РФ относит: стороны; третьих лиц; прокурора; лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, а также вступивших в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46, 47 ГПК РФ.

К лицам, участвующим в деле, ст. 34 ГПК РФ относит и других заинтересованных лиц по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Как отмечает А.Г. Коваленко[5] , анализ перечня лиц, участвующих в деле, и оснований их участия в деле позволяет сделать единственный вывод о том, что ими могут быть лишь лица, имеющие определенный юридический интерес в деле; при этом результат рассмотрения дела имеет для них определенное значение.

Закон не называет свидетелей, переводчиков, экспертов, секретарей судебных заседаний в качестве лиц, участвующих в деле. Они не могут иметь никакого юридического интереса в деле, судебное решение не затрагивает их прав и законных интересов. У них, конечно, может быть какой-либо личный интерес к любому из лиц, участвующих в деле. Свидетель может дать ложные показания, но для него это повлечет уголовную ответственность. Что касается гражданско-правовых последствий, то они в данном случае наступить не могут. Кроме того, о свидетельских показаниях, правах и обязанностях свидетелей говорится в гл. 6 ГПК РФ «Доказательства и доказывание». Следовательно, такие участники процесса оказывают суду содействие в правильном рассмотрении гражданских дел и установлении истины по делу.

Вопрос о понятии и составе участвующих в деле лиц является предметом многолетних дискуссий, которые продолжаются в гражданской процессуальной теории, несмотря на его законодательное решение. Теоретические разногласия по этой проблеме привели к различному решению ее в ГПК бывших союзных республик, что послужило новым импульсом для дальнейших дискуссий. В основном спор идет по вопросу о том, относятся ли представители к числу лиц, участвующих в деле.

Ученые, предлагающие отнести представителей к числу лиц, участвующих в деле, полагают, что этим участникам процесса присущи все признаки таких лиц[6] . Между тем ни один из признаков участвующих в деле лиц представителям не присущ. В этом нетрудно убедиться, проанализировав соответствующие нормы ГПК (ст. 43, 52, 54), в частности, представители не имеют самостоятельных процессуальных прав, они действуют от имени и в интересах представляемых ими лиц, которым и предоставлено законом право совершения этих действий. Поэтому все представители относятся к группе участников процесса, содействующих правосудию путем оказания юридической помощи представляемым лицам.

Лица, участвующие в деле, имея определенный юридический интерес, наделяются в процессе соответствующим объемом прав и обязанностей для того, чтобы оказывать влияние на исход дела. Права и обязанности лиц, участвующих в деле, изложены в ст. 35, 39 ГПК РФ.

Статья 35 ГПК РФ специально закрепила процессуальные права и обязанности, общие для всех участвующих в деле лиц. Анализ данной статьи показывает, что в ней отражены действия многих принципов гражданского процесса, как-то: диспозитивность состязательности, равенства всех перед законом и судом, процессуального равноправия лиц, участвующих в деле. В одних и тех же правах проявляются действия различных принципов, в зависимости от того, кто из этих лиц использует свое право. В этом проявляется взаимосвязь принципов.

Реализация процессуальных прав лиц, участвующих в деле, обеспечивается прежде всего предоставлением им права знакомиться с делом, делать из него выписки, снимать копии, заявлять отводы.

Наиболее полно в ст. 35 ГПК РФ отражено действие принципа состязательности в правах участвующих в деле лиц совершать действия по обеспечению полноты доказательственного материала и объективного разрешения дела: представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства об истребовании доказательств, давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле.

Таким образом, все лица, участвующие в деле, являются субъектами доказывания. В перечисленных правах лиц, участвующих в деле, отражен также принцип равенства всех перед законом и судом.

Проявлением принципа диспозитивности является право всех лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные постановления, являющееся гарантией конституционного права на судебную защиту.

Перечень процессуальных прав, закрепленный в ст. 35 ГПК РФ, не является исчерпывающим; это следует из ее положения о том, что лица, участвующие в деле, могут использовать и другие процессуальные права, предоставленные процессуальным законодательством.

В отношении обязанностей лиц, участвующих в деле, ГПК РФ указывает, что они должны добросовестно пользоваться всеми процессуальными правами, а также нести другие процессуальные обязанности, установленные Кодексом и иными федеральными законами.

В этой норме процессуальные обязанности не перечислены. Поэтому следует обращаться к тем статьям ГПК РФ, в которых закреплены такие обязанности либо предусмотрено право суда возложить на лицо, участвующее в деле, какую-либо обязанность. При этом следует учесть специфику процессуального законодательства: в ряде случаев право лица, участвующего в деле, является и его обязанностью. Так, сторона вправе предоставлять доказательства, но одновременно - это ее обязанность, так как на ней лежит бремя доказывания (ст. 56 и др. ГПК РФ).

Обязанностью лиц, участвующих в деле, является указывать адрес (ст. 131 ГПК РФ), сообщать суду о перемене адреса во время производства по делу (ст. 118 ГПК РФ), представлять истребованные судом письменные и вещественные доказательства (ст. 57 ГПК РФ), являться в суд по требованию суда и др.

При неисполнении обязанностей могут наступить неблагоприятные последствия либо применяться предусмотренные законом санкции (например, ч. 3 ст. 57, ст. 118, 159 ГПК РФ).

Должностные лица, участвующие в деле (например, прокурор), выполняют процессуальные обязанности в силу служебного положения; неисполнение этих обязанностей влечет за собой меры дисциплинарной ответственности на основании сообщения суда (частное определение).

Права и обязанности, предусмотренные ГПК РФ, отражая содержание принципов диспозитивности и состязательности, обеспечивают участвующим в деле лицам возможность реализовать свое право на судебную защиту и совершать действия, направленные на развитие и дальнейшее движение процесса, переход его из одной стадии в другую.

Однако наряду с общими чертами каждой категории участвующих в деле лиц свойственны особенности, отличающие их друг от друга. Поэтому закон наделяет каждого из участвующих в деле лиц в зависимости от характера заинтересованности и отношения к предмету спора дополнительно необходимым объемом процессуальных прав и обязанностей.

Чтобы быть субъектом гражданских процессуальных отношений, необходимо обладать гражданской процессуальной правоспособностью. Стороны являются главными среди лиц, участвующих в деле; без них процесс в исковом производстве невозможен (ст. 38 ГПК РФ). Сторонами гражданского дела называют лиц, гражданско-правовой спор между которыми должен разрешить суд. Стороны в гражданском производстве называются «истец» и «ответчик» (ч. 1 ст. 38 ГПК РФ).

Лицо, обращающееся к суду с просьбой о защите своего права или охраняемого законом интереса, называется истцом. Истец «ищет защиты» в суде, так как считает, что его право кем-то нарушено или оспорено.

Лицо, на которое истец указывает как на нарушителя своего права и которое вследствие этого привлекается (извещается) судом к ответу, называется ответчиком.

Для возникновения процесса необходимо наличие двух сторон - истца и ответчика - с противоположными интересами. Процесс не может возникнуть, если истец, подавая заявление в суд, не указал на конкретного нарушителя своего права. А если при начатом процессе одна из сторон выбывает (например, в случае смерти) и правопреемство по делу невозможно, то процесс прекращается.

В момент подачи искового заявления суд исходит из того, что между истцом и ответчиком существует материальное правоотношение, ставшее спорным, поскольку истец считает, что его оспаривает или нарушает ответчик. Существует ли между сторонами материально-правовое отношение, действительно ли ответчик нарушает или оспаривает права истца, суду предстоит выяснить в ходе судебного разбирательства.

Поскольку истец обращается к ответчику с материально-правовым требованием, а ответчик должен его либо отвергнуть, либо признать, то стороны имеют в деле материально-правовую заинтересованность. Такая заинтересованность является первым и существенным признаком, отличающим стороны от других участников процесса[7] .

В связи с этим материально-правовую силу судебного решения суд может распространить только на стороны. Косвенно судебное решение может воздействовать на права третьих лиц, но прямо и непосредственно оно обязывает и управомочивает именно стороны на совершение определенных действий (например, получение материальных благ).

Противоположные интересы истца и ответчика определяют цель их участия в гражданском деле. Истец начинает дело с целью защиты своего субъективного права и законного интереса. Ответчик участвует в деле с целью защиты своих субъективных прав и интересов от неосновательных, по его мнению, притязаний истца. Основной задачей суда является рассмотрение и разрешение по существу гражданского спора между сторонами, защиту их субъективных прав и законных интересов.

Кроме того, при осуществлении правосудия стороны обязаны нести соответствующие судебные расходы.

Таким образом, существенными признаками сторон следует считать:

1) наличие гражданско-правовой заинтересованности в разрешении дела;

2) наличие процессуальной заинтересованности в выгодном для себя решения;

3) распространение на стороны материально-правовой силы судебного решения;

4) несение судебных расходов в установленном законом порядке.

Понятие «стороны» в гражданском процессуальном законе обычно употребляется в широком смысле и распространяется на лиц, участвующих не только в делах искового производства, но и в других делах, разрешаемых в порядке гражданского судопроизводства. Например, заявители по делам, возникающим из публичных правоотношений, пользуются правами сторон. Такой вывод следует из указания ст. 246 ГПК РФ о том, что дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства, но с определенными особенностями. Заявители по делам особого производства также пользуются правами сторон. В статье 263 ГПК РФ сказано, что дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с учетом особенностей таких дел.

Стороны могут вести дело лично или через представителей, имеют право на возмещение судебных расходов при определенных условиях.

Обладая широкими процессуальными правами, стороны обязаны добросовестно их использовать, о чем говорит ст. 35 ГПК РФ.

Стороны, как правило, добровольно исполняют эту обязанность, но процессуальный закон предоставляет суду и определенное средство воздействия на лицо, которое недобросовестно пользуется своими процессуальными правами. Например, если сторона заявит неосновательный иск или спор против иска либо систематически противодействует правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать с нее в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах (ст. 99 ГПК РФ).

На сторонах процесса лежат и другие обязанности: являться в суд (если сторона не явилась, то она обязана сообщить суду о причинах неявки) (ст. 167 ГПК РФ); нести судебные расходы; выполнять те или иные действия в пределах процессуальных сроков, предусмотренных законом или установленных судом, и др.

Как отмечалось, один из признаков, присущих стороне, - наличие материально-правовой заинтересованности в гражданском деле. Если в процессе разбирательства дела будет обнаружено, что право требования, заявленное истцом, ему не принадлежит, то истец считается ненадлежащей стороной. В таком случае суд вынесет решение об отказе в иске (в заявленном требовании).

Правильное определение надлежащих сторон в процессе имеет большое практическое значение, так как обеспечивает законность выносимого решения.

ГПК РФ предусматривает возможность замены ненадлежащего ответчика (ст. 41). Замена ненадлежащего ответчика может быть произведена только с согласия истца. Освобождение ответчика от участия в деле без согласия истца противоречит принципу диспозитивности. Если истец не дал согласия на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску.

Статья 41 ГПК РФ не предоставляет суду право самостоятельно привлечь в процесс другое лицо в качестве надлежащего ответчика.

Замена ответчика производится при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции. Статья 41 ГПК РФ также указывает, что истец может сам проявить инициативу и заявить ходатайство о замене ненадлежащего ответчика надлежащим. О возможности проявить инициативу другим лицам, участвующим в деле, ГПК РФ не говорит.

После замены ненадлежащего ответчика надлежащим суд обязан вновь провести подготовку дела и приступить к его рассмотрению с самого начала (ст. 41 ГПК РФ).

Указание процессуального закона на то, что после замены ненадлежащего ответчика надлежащим процесс должен проходить с самого начала, имеет принципиальное значение. Все, что совершил в процессе ненадлежащий ответчик, не может иметь юридического значения для надлежащего ответчика. Например, мотивы заявленного отвода судье у другого лица могут быть иными. Надлежащий ответчик вправе требовать проверки и исследования всех доказательств и т.д.

Тем не менее процессуальный закон предусматривает возможность применения правопреемства на случай выбытия одной из сторон спорного правоотношения (ст. 44 ГПК РФ). Процессуальное правопреемство отличается от замены ненадлежащей стороны тем, что лицо заменяющее - правопреемник продолжает в процессе участие лица заменяемого - правопредшественника. Поэтому все, что произошло в процессе до вступления в него правопреемника, обязательно для последнего. При замене же ненадлежащей стороны процесс начинается сначала.

Выбытие стороны может произойти в результате смерти гражданина, реорганизации юридического лица, уступки требования, перевода долга и в других случаях перемены лиц в обязательствах (ст. 44 ГПК РФ).

Процессуальное правопреемство возникает, когда замена лиц необходима в силу правопреемства, произведенного в материальных правоотношениях. В таких случаях процессуальное правопреемство может возникнуть и в отношении третьих лиц.

Статья 40 ГПК РФ предоставляет возможность предъявлять иски нескольким истцам или к нескольким ответчикам; такая ситуация называется процессуальным соучастием. Если в деле имеется несколько истцов, то образуется активное соучастие. Если же иски предъявляются к нескольким ответчикам, то образуется пассивное соучастие[8] .

Соучастие хоть и усложняет процесс, но ускоряет его, так как в одном деле собираются все доказательства и участвуют все заинтересованные лица. Значительно сокращается количество судебных заседаний и, соответственно, число различных проверочных действий (проверка явки свидетелей, экспертов, переводчиков и т.д.).

К лицам, участвующим в деле, ГПК РФ относит и прокурора. Статья 45 ГПК РФ предусматривает, что прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

Однако права прокурора обращаться в суд в защиту граждан весьма ограниченны. Такое заявление может быть подано только в том случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. ГПК РФ не раскрывает механизма возникновения инициативы прокурора по поводу подобного обращения в суд.

Прокурор всегда выступает в гражданском процессе как самостоятельный его участник. Он является представителем государства и защищает публичные интересы, чтобы законы страны соблюдались всеми.

Прокурор не может быть стороной в процессе, так как не имеет в деле материально-правовую заинтересованность и на него не распространяется сила судебного решения; к нему не может быть предъявлен встречный иск. Прокурор также не может быть и судебным представителем стороны или третьего лица. Представитель всегда выступает в защиту интересов представляемого, а прокурор, даже если он предъявляет иск в порядке ст. 45 ГПК РФ, выступает в защиту интересов закона и совершенно не зависим от того лица, в интересах которого подает заявление.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор может обращаться в суд с заявлением о возбуждении гражданского дела. А согласно ч. 3 ст. 45 ГПК РФ прокурор вступает в процесс, который возбужден другими лицами.

Таким образом, прокурор участвует в гражданском судопроизводстве в двух формах: когда он начинает процесс и когда вступает в процесс, уже начатый другими лицами.

В ч. 1 ст. 45 ГПК РФ не названы материально-правовые отношения, по которым прокурор может подать заявление в суд, а указываются лишь лица, в защиту прав которых может выступать прокурор. Такая формулировка процессуального закона открывает довольно широкий простор для прокурорского усмотрения.

Тем не менее в ряде других законов и в самом ГПК РФ есть конкретные случаи, когда прокурору предоставлено право обращаться в суд исходя из особенностей материально-правовых отношений.

Что касается вступления прокурора в уже начатый процесс, то в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ дается перечень дел, вытекающих из различных материально-правовых отношений, по которым участие прокурора предполагается. К ним относятся дела о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также иные дела, предусмотренные ГПК РФ и другими федеральными законами. По этим делам прокурор дает заключение, осуществляя тем самым свои полномочия по надзору за соблюдением законности.

В ряде статей ГПК РФ указывается на необходимость участия прокурора при рассмотрении отдельных категорий гражданских дел. К ним относятся дела:

1)об установлении усыновления (ст. 273);

2)о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278);

3)об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст. 284);

4)о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и о принудительном психиатрическом освидетельствовании (ст. 304).

Если федеральные законы не предписывают необходимости участия прокурора в гражданском судопроизводстве, то прокурор самостоятельно принимает решение о необходимости участия в том или ином деле.

Предъявив иск, прокурор должен участвовать в рассмотрении дела в суде. Личное участие прокурора поможет не только лучше обосновать предъявленное требование, но и обеспечить строгое соблюдение процессуальных и материальных законов в ходе рассмотрения и разрешения дела. По делам, возбужденным прокурором, обязательно извещается и привлекается в процесс в качестве истца то лицо, в интересах которого предъявлен иск.

Исковое заявление прокурора должно отвечать всем требованиям ст. 131 ГПК РФ.

Прокурор, предъявивший иск, пользуется всеми процессуальными правами, несет все процессуальные обязанности истца: он может знакомиться с материалами дела, заявлять отводы, предъявлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, заявлять ходатайства, давать заключения по вопросам, возникающим во время разбирательства дела и по существу дела в целом, обжаловать судебные постановления.

В то же время прокурор не вправе заключить мировое соглашение, он не несет судебных расходов. Отказ прокурора от предъявленного им иска не лишает лицо, в защиту интересов которого предъявлен иск, права требовать продолжения процесса (ч. 2 ст. 45 ГПК РФ). А когда истец отказывается от иска, суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Другими учатниками гражданского судопроизводства являются лица, участвующие в процессе с целью защиты интересов других лиц. В ГПК РФ им посвящено две статьи (ст. 46 и 47).

К таким лицам относятся органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации, а также граждане.

Субъекты, которые обращаются в суд для защиты интересов других лиц, не имеют и не могут иметь материально-правовую заинтересованность. Участие в процессе органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций определяется содержанием их функций. Например, статья 47 ГПК РФ предоставляет органам государственной власти, органам местного самоуправления возможность вступать в судебный процесс по делу до принятия решения судом первой инстанции для дачи заключения в целях реализации возложенных на них обязанностей и в целях защиты интересов, прав и свобод других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

Инициатива вступления в дело может исходить как от самих органов, так и от других лиц, участвующих в деле. Часть 2 ст. 47 ГПК РФ предусматривает возможность проявления инициативы и самого суда, если это необходимо по обстоятельствам дела. Привлечение в процесс государственных органов и органов местного самоуправления позволяет более полно учитывать общественный интерес и в то же время обеспечивает гласность и объективность рассмотрения и разрешения дела.

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане, подавшие заявления в защиту прав интересов других лиц, обладают в процессе правами и обязанностями истца, кроме права заключить мировое соглашение и обязанности нести судебные расходы. Если же они откажутся от заявления, то последствия наступают такие же, как при отказе от иска, сделанного прокурором (ст. 45 ГПК РФ).

При вступлении в уже начатый процесс лица, защищающие чужие права, дают заключение. Форма заключения может быть как письменной, так и устной. Предпочтение отдается письменной форме. Заключение оценивается судом в совокупности со всеми другими доказательствами, имеющимися в гражданском деле.

Обычно в гражданском процессе выступают две стороны с противоположными интересами - истец и ответчик, каждая из которых отстаивает свою правоту. Однако в ряде случаев процесс усложняется, и помимо сторон в него вступают по своей инициативе или привлекаются граждане и юридические лица, заинтересованные в разрешении гражданского дела. Интересы привлекаемых в процесс лиц не всегда совпадают с интересами сторон, поэтому они называются третьими. Понятие и виды третьих лиц в гражданском процессе будут рассмотрены в следующем параграфе данного исследования.

Итак, гражданские процессуальные отношения возникают между судом, с одной стороны, и всеми участниками процесса - с другой. С целью упорядочения отношений суда с участниками процесса ГПК РФ подразделяет последних на две большие группы: лиц, участвующих в деле (стороны; третьи лица; прокурор; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц), а также вступивших в процесс в целях дачи заключения (лица, участвующие в процессе с целью защиты интересов других лиц - органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации, а также граждане). Вступление или привлечение в гражданский процесс третьих лиц обусловлено их заинтересованностью в разрешении дела.

1.2 Понятие и виды третьих лиц в гражданском процессе

Обычно в гражданском процессе выступают две стороны с противоположными интересами - истец и ответчик, каждая из которых отстаивает свою правоту. Однако в ряде случаев процесс усложняется, и помимо сторон в него вступают по своей инициативе или привлекаются граждане и юридические лица, заинтересованные в разрешении гражданского дела. Интересы привлекаемых в процесс лиц не всегда совпадают с интересами сторон, поэтому они называются третьими.

Возникает закономерный вопрос: зачем ГПК РФ допускает участие в одном процессе еще и третьих лиц, ведь это загромождает процесс?

Убедительный и аргуметированный ответ на этот вопрос дает А. Г. Коваленко[9] : «Целью участия в гражданском процессе третьих лиц является обеспечение и концентрация в одном деле всего доказательственного материала, что позволяет достичь истинного знания…Участие третьих лиц в процессе способствует более быстрому рассмотрению и разрешению гражданских дел с учетом прав других заинтересованных лиц. И наконец, участие третьих лиц помогает устранить возможность вынесения противоречивых судебных решений».

В зависимости от степени заинтересованности третьи лица подразделяются на два вида:

1) третьи лица, заявляющие самостоятельные требования;

2) третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.

Как было сказано в предыдущем параграфе данного исследования, третьи лица в гражданском процессе относятся к той же группе лиц, участвующих в деле, что и стороны (истец и ответчик).

Правовое положение третьих лиц характеризуется тем, что они, как и стороны, имеют и материально-правовую, и процессуально-правовую заинтересованность в исходе дела. Выступают в процессе от своего имени и в защиту своих интересов.

Институт третьих лиц, в том числе разработка вопросов, связанных с видами третьих лиц, был известен русскому гражданскому судопроизводству (Устав гражданского судопроизводства[10] ).

Приведем несколько статей «Устава гражданского судопроизводства», касающихся участия или привлечения третьих лиц в гражданский процесс. Ответчик, считающий себя вправе просить о привлечении третьего лица к делу, должен подать о том прошение не позже того срока, который назначен ему на явку в суд (ст. 653 Устава гражданского судопроизводства).

В прошении о привлечении третьего лица к делу означается место его жительства и излагаются обстоятельства дела и те основания, по коим проситель считает это лицо подлежащим привлечению к делу. Без означения его места жительства суд не приступает к самому вызову (ст. 655 Устава).

Как видно из приведенных статей, основные положения института третьих лиц в России были заложены еще в 19 веке.

Дальнейшее развитие институт третьих лиц получил в трудах ученых-процессуалистов Е.А. Нефедьева, Т.М. Яблочкова, Е.И. Энгельмана и А.Ф. Клейнмана. В своей книге «Участие третьих лиц в гражданском процессе»[11] А.Ф. Клейнман рассматривает институт третьих лиц как осложнение процесса, выделяет виды участия третьих лиц в процессе, их процессуальные права и обязанности, особенности вступления или привлечения их в процесс.

По мнению Е.В.Васьковского[12] (1917г.) третьи лица могут принять участие в производящемся между первоначальными тяжущимися процессе либо в роли самостоятельных истцов, либо в роли помощников одного из тяжущихся. Первая форма участия называется самостоятельным или главным вступлением, а вторая - пособничеством.

В «Учебнике гражданского процесса» Е.В. Васьковский указывает, что главным вступлением называется присоединение третьего лица к производящемуся процессу с самостоятельным иском, относительно объекта этого процесса, против данного или обоих первоначальных тяжущихся. Из понятия главного вступления вытекают следующие условия, при наличности которых оно допускается. Необходимо, во-1-х, чтобы третье лицо заявляло право на объект чужого процесса; во-2-х, чтобы это право было самостоятельное и независимое от прав первоначальных тяжущихся, ибо в противном случае третье лицо может присоединиться к одному из них в качестве его пособника; в-3-х, чтобы процесс, в который желает вступить третье лицо, еще не закончился судебным решением в первой инстанции, так как вступление сразу во вторую инстанцию было бы нарушением принципа двух инстанций, и, в-4-х, чтобы третье лицо подало исковое прошение с соблюдением всех необходимых формальностей и указало свой судебный адрес в месте нахождения суда.

Хотя сила судебного решения распространяется только на лиц, участвовавших в данном процессе в качестве его субъектов, однако исход процесса может затрагивать интересы и посторонних, третьих лиц. Во всех подобных случаях третьему лицу желательно принять участие в производящемся процессе и помочь той стороне, победа которой представляет для него выгоду. Такое вмешательство третьего лица, конечно, полезно и для того тяжущегося, которому оно собирается помочь. Что же касается противной стороны, то, приобретая нового врага, она получает в то же время возможность сразу справиться с обоими и избежать второго процесса, который ему пришлось бы вести впоследствии с третьим лицом. Последнее обстоятельство делает участие третьего лица полезным и в интересах уменьшения процессов и более легкого их разрешения.

Допускаемое ввиду изложенных соображений присоединение третьего лица, заинтересованного в исходе чужого процесса, к одной из тяжущихся сторон с целью помочь ей одержать победу, носит название пособничества.

Из определения пособничества явствуют условия, при которых оно допустимо. Во-1-х, оно является участием в чужом процессе, следовательно, предполагает наличность производящегося между другими лицами процесса, в котором третье лицо раньше не участвовало в качестве его субъекта. Во-2-х, необходимо, чтобы третье лицо было заинтересовано в исходе чужого процесса. В этом случае, как и при предъявлении иска, слово «интерес» следует понимать в юридическом смысле, т. е. в том смысле, что исход чужого процесса может отразиться невыгодным образом на правах или обязанностях третьего лица. Для того, чтобы предупредить ухудшение своего юридического положения, третье лицо должно вмешаться в чужой процесс и помочь одной из сторон выиграть его.

Пособничество устанавливается одним из двух способов. Третье лицо присоединяется к чужому процессу либо по собственной инициативе, либо по приглашению одной из тяжущихся сторон. Первый способ называется вступлением третьего лица, или побочным, придаточным вступлением в отличие от главного вступления, а второй - привлечением третьего лица.

Как и в дореволюционной России, так и в современное время в отличие от сторон третьи лица никогда сами не являются инициаторами возбуждения гражданского дела, поэтому они и не участвуют в формировании первоначального материального спорного правоотношения.

Однако в ряде случаев участие третьих лиц в гражданском процессе допускается, поскольку решение, вынесенное по спору между истцом и ответчиком, может послужить основанием для привлечения их в процесс. Этим объясняется то обстоятельство, что у третьих лиц всегда существует известная материально-правовая заинтересованность в исходе дела.

Третьи лица участвуют в гражданском процессе для защиты своих прав и охраняемых законом интересов, которые не совпадают с интересами истца и ответчика, поскольку решение суда, вынесенное по спору между первоначальными сторонами, может затронуть в той или иной мере права и интересы этих лиц[13] .

В случае участия третьих лиц в процессе суд сталкивается с несколькими материальными правоотношениями, находящимися в неразрывной связи и взаимозависимости.

Субъекты этих материальных правоотношений вступают в начатый процесс для защиты своих интересов. Так, например, решение, которое будет вынесено по первоначальному спору в будущем, может явиться основанием для стороны потребовать возмещения убытков на праве регресса от третьего лица, виновного в причинении вреда.

Возможность привлечения третьих лиц в процесс по конкретным категориям гражданских дел во многом обусловлена нормами материального права. Так, например, Гражданский кодекс РФ предусматривает в отдельных случаях по определенным видам договоров привлечение третьих лиц к участию в деле.

Так, например, по договору купли-продажи продавец обязан защищать покупателя товара от претензий, которые могут возникнуть у посторонних (других) лиц на проданное им имущество, исключать возможность привлечения к ответственности покупателя со стороны других лиц (см., например, ч. 1 ст. 460, ч. 1 ст. 461 и ч. 1 ст. 462 ГК РФ).

Таким образом, в случае отсуждения проданной вещи продавец обязан возместить покупателю ущерб.

При этом покупатель, к которому предъявлен иск, оказывается в положении ответчика не по своей вине, а по вине самого продавца. Именно поэтому продавец по требованию покупателя привлекается в процесс с той целью, чтобы оказать помощь покупателю по поводу купленной им вещи.

Как указывают ученые-процессуалисты[14] , распространенным основанием для привлечения в процесс третьих лиц является право регресса.

Решение, которое вынесет суд, может оказаться основанием для предъявления нового иска в ином процессе. Например, согласно ст. 640 ГК РФ ответственность за вред, причиненный третьим лицам арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с правилами, установленными гл. 59 ГК РФ. Арендодатель вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора. Согласно ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных должностных или иных трудовых обязанностей лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу.

Привлечение в процесс третьих лиц может быть связано не только с правом регресса, возможны и другие основания. Так, например, судебной практике известны случаи привлечения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, по делам, вытекающим из жилищных правоотношений (иски по делам о разделе жилой площади и о разделе пая в домах, которые принадлежат ЖСК или ДСК)[15] .

Участие третьих лиц в гражданском процессе является одним из случаев осложнения процесса по субъектному составу. В связи с этим третьих лиц следует отличать от соистцов или соответчиков, которые занимают в процессе самостоятельное положение, и требования их не исключают друг друга.

Третьи лица имеют материальные правоотношения только с тем лицом, на стороне которого они выступают. У них отсутствует наличие связи с противоположной стороной.

Участие в процессе третьих лиц обеспечивает возможность наиболее полного исследования всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, вместе с тем способствует наиболее быстрому и эффективному разрешению и рассмотрению спора, дает возможность определить права и обязанности других участников процесса и защитить их интересы в процессе рассмотрения дела, вынести законное и обоснованное решение по делу. Вместе с тем исключается возможность вынесения противоречивых решений в отношении одного и того же предмета спора.

Закон предусматривает возможность участия в гражданском процессе двух видов третьих лиц: третьи лица, заявляющие самостоятельные относительно предмета спора (ст. 42 ГПК РФ), и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ).

Вопрос о вступлении третьих лиц в процесс решается на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Вместе с тем закон допускает возможность вступления в дело третьих лиц до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу (ч. 1 ст. 42 ГПК РФ).

В этом случае, как при вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно спора, так и при вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно спора, рассмотрение дела происходит с самого начала (ч. 2 ст. 42 и ч. 2 ст. 43 ГПК РФ).

Закон предоставляет любому гражданину или юридическому лицу, чьи права и законные интересы нарушены или оспорены, право на судебную защиту. Такая защита может быть осуществлена как путем возбуждения гражданского дела в суде и участия заинтересованных лиц в качестве сторон (соучастников) по делу, так и путем вступления (привлечения) заинтересованного лица в уже начавшийся процесс и участия в нем в качестве третьего лица. Третье лицо с самостоятельными требованиями и третье лицо без самостоятельных требований являются предполагаемыми участниками иного материального правоотношения, связанного с правоотношением между сторонами. Помимо обеспечения судебной защиты субъекту, не являющемуся стороной по делу, участие третьих лиц позволяет объединить в одном деле все доказательства, способствует экономии процесса, предотвращает вынесение судом противоречивых решений.

Итак, третьи лица - предполагаемые субъекты материальных правоотношений, взаимосвязанных со спорным правоотношением, которые являются предметом судебного разбирательства, вступающие в начавшийся между первоначальными сторонами процесс с целью защиты своих субъективных прав либо охраняемых законом интересов.

Третьи лица подразделяются по характеру заинтересованности в исходе дела на: третьих лица, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора и третьих лиц, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.


2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ТРЕТЬИХ ЛИЦ

2.1 Вступление в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, их процессуальные права и обязанности

Лицо может вступить в процесс, возникший между другими субъектами, для защиты своего права. Такое лицо называется третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора[16] .

Закон подчеркивает, что третьи лица пользуются всеми правами и несут все обязанности истца (ст. 42 ГПК РФ). Следует отметить, что закон предоставляет возможность заинтересованному лицу защитить свое нарушенное или оспариваемое право еще до предъявления им самостоятельного иска путем вступления в процесс, начатый другими лицами.

В данном случае положение третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, уравнено с процессуальным положением истца, оно ищет защиты и требует, чтобы спорное право суд признал не за истцом и не за ответчиком, а только за ним, и добивается решения в свою пользу.

Требования третьего лица равнозначны требованию первоначального истца к ответчику.

Основным для правильного определения процессуального положения третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, является вопрос о том, предъявляет ли он самостоятельные требования относительно предмета спора.

В теории гражданского процесса дореволюционного периода имеется ряд определений, а также оснований вступления третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Так, Е.В. Васьковский[17] основания вступления третьих лиц рассматривает как присоединение третьего лица к производящемуся процессу с самостоятельным иском относительно объекта этого процесса, против одного или обоих тяжущихся.

Н.И. Нефедьев[18] относит сюда все случаи, когда третье лицо заявляет на спорное имущество свои особенные права независимо от прав истца или ответчика. И.Е. Энгельман[19] относил сюда все те случаи, когда третье лицо отыскивает предмет спора вполне или отчасти в свою пользу. Т.М. Яблочков[20] находил, что вступление третьего лица в процесс хотя и сопровождается некоторым своеобразием формы, но по существу не представляет особого вида иска, являясь комбинацией двух исков: по отношению к первоначальному истцу - это иски о признании, об установлении права, а по отношению к первоначальному ответчику - иски о признании и иски о присуждении (к возврату вещи).

Современные ученые-процессуалисты[21] свидетельствуют о том, что иск третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, может быть предъявлен, как правило, к обеим сторонам первоначального спора, т.е. как к истцу, так и к ответчику. Ему важно отстоять в процессе рассмотрения спора свое самостоятельное право на предмет спора.

В литературе это мнение поддерживает большинство ученых, которые отмечают, что спорным является решение вопроса о том, к какой из первоначальных сторон (истцу или ответчику) предъявляется иск третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора.

Однако, исходя из сущности спорного правоотношения, следует признать, что «вступление третьего лица не может не повлечь за собой спора не только с ответчиком, у которого находится спорное имущество, но и с ответчиком, который на это имущество претендует»[22] . Это правило относится в большей степени к искам о присуждении, при рассмотрении которых третье лицо может предъявить иск к обеим сторонам.

Большинство ученых-процессуалистов допускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование, как к одной из первоначальных сторон, так и к обеим сторонам[23] .

Предъявление иска к обеим первоначальным сторонам - истцу и ответчику - основано на том, что обе они и вступающее в процесс третье лицо связаны предполагаемыми спорными правоотношениями Субъектами предполагаемых спорных материальных правоотношении являются первоначальный истец и третье лицо, ответчик и третье лицо поэтому во всех случаях, когда третье лицо оспаривает право относительно предмета спора у первоначального истца и ответчика, ответная сторона в споре по иску третьего лица представлена двумя лицами.

Соучастниками оба эти истца быть не могут потому, что при соучастии предъявленные для совместного рассмотрения требования не должны исключать друг друга, т.е. удовлетворение одного из требований не должно зависеть от отказа в удовлетворении другого требования Надлежащий же истец предполагается субъектом самостоятельного права на предмет спора по основному иску. Иск вступившего процесс надлежащего истца никогда не мог быть предъявлен совместно с иском первоначального (ненадлежащего) истца, так как эти иски исключают друг друга надлежащий и ненадлежащий истцы являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов.

Все это говорит о том, что надлежащий истец, вступивший в процесс и участвующий в нем одновременно с ненадлежащим, имеет признаки третьего лица, заявляющего самостоятельные требования предмет спора.

Однако было бы неверным утверждать, что во всех без исключении случаях третье лицо, заявляя самостоятельное требование относительно предмета спора, адресует его обеим сторонам. На практике встречаются случаи, когда третье лицо предъявляет исковое требование толь ко к одной из сторон, не оспаривая интересов другой[24] .

Отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование, конкретизируются в ряде практических положений.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование к обеим первоначальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рассмотрения остается иск третьего лица к истцу и ответчику. Субъектами возможного мирового соглашения в такой ситуации окажутся первоначальный истец, но уже в качестве ответчика перед третьим лицом, и первоначальный ответчик - с одной стороны и третье лицо - с другой. Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием полного прекращения производства по делу.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование только первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части производства по делу и освобождение ответчика от участия в процессе Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответчика перед третьим лицом мировое соглашение может быть заключено между первоначальным истцом и третьим лицом Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием для полного прекращения производства по делу.

Когда третье лицо адресует самостоятельное требование только ответчику, отказ истца от иска влечет прекращение производства по делу по первоначальному иску, но ответчик остается в процессе уже в роли ответчика перед третьим лицом. Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик.

Мировое соглашение между первоначальными сторонами, утвержденное судом, является основанием для выбытия из процесса первоначального истца.

Вступлению в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, должно предшествовать определение судом его правового статуса.

Вступление в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, происходит на основании определения суда. В законе подчеркивается, что в отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба (ст. 42 ГПК РФ).

В случае признания его третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, оно приобретает право на предъявление иска, т.е. должно обладать всеми предпосылками права на предъявление иска. Вместе с тем должен быть соблюден порядок осуществления (реализации) права на предъявление иска.

Судья может отказать третьему лицу в принятии искового заявления по основаниям, предусмотренным ст. 134 ГПК РФ, или же возвратить его исковое заявление в случае несоблюдения требований закона (ст. 135 ГПК РФ). Исковое заявление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, может быть также оставлено без движения (ст. 136 ГПК РФ).

Вместе с тем в случае, если третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, не реализует своего права на вступление в процесс с самостоятельными требованиями, судья не может привлечь его к участию в деле. При этом третье лицо может требовать защиты своего нарушенного права путем предъявления самостоятельного иска к той стороне процесса, в пользу которой было вынесено решение суда.

Примером участия третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, является иск жены к своему бывшему мужу об истребовании у него швейной машины, приобретенной в период нахождения их в браке. В качестве третьего лица с самостоятельными требованиями в процесс вступил директор курсов кройки и шитья, сообщивший, что предмет спора принадлежит курсам, которые посещала истица, она взяла швейную машину во временное пользование.

Иск третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, может быть предъявлен не только к первоначальным сторонам спора, но и к одной из сторон - истцу или ответчику[25] .

Как правило, требования истца и третьего лица с самостоятельными требованиями могут не совпадать полностью по своему содержанию и объему.

Их вступление в процесс может произойти по собственной инициативе, по ходатайству сторон или же по инициативе суда уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Процессуальное положение третьего лица с самостоятельными требованиями очень похоже на процессуальное положение соистца, поэтому важно определить их отличительные признаки. Таких признаков два. Во-первых, третье лицо всегда вступает в уже начавшийся процесс. Во-вторых, самостоятельность характера требований третьего лица, которые вытекают из иных или аналогичных оснований, но не таких же, как у истца.

Третье лицо и истец являются предполагаемыми субъектами различных по своему содержанию материальных правоотношений, хотя они и возникли по поводу одного объекта. Соистцы же - предполагаемые участники единого сложного многосубъектного правоотношения при обязательном соучастии, или же нескольких, но аналогичных по своему содержанию материальных правоотношений при факультативном соучастии. Их требования не исключают друг друга.

В итоге, третьи лица вступают в уже появившийся между истцом и ответчиком процесс в связи с заинтересованностью в разрешении спора наряду со сторонами. Так как характер заинтересованности в финале спора может быть разным, закон различает третьих лиц, заявляющих и не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования - лица, вступающие в уже появившийся между истцом и ответчиком процесс для защиты самостоятельных прав на предмет спора. Они пользуются всеми правами истца, а также несут обязанности истца в процессе.

2.2 Вступление в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, их процессуальные права и обязанности

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон (ст. 43 ГПК РФ).

Вступив в процесс, оно стремится помочь лицу, на стороне которого оно участвует, с тем чтобы защитить свой собственный интерес.

По дореволюционному законодательству России вступление в процесс третьих лиц без самостоятельных требований относительного предмета спора называлось дополнительным вступлением в процесс или пособничеством[26] . Главная особенность их участия в процессе состоит в том, что они помогают истцу или ответчику в защите их интересов в процессе, обеспечивая и себе такую защиту на будущее (отсюда и термин «пособничество»).

И в дореволюционной, и в современной юридической литературе отмечалось, что третьи лица этого вида имеют собственный интерес в деле, разрешаемом судом. Е.В. Васьковский[27] полагал, что для участия пособника в процессе необходимо, чтобы третье лицо было заинтересовано в исходе чужого процесса. В этом случае слово «интерес» следует понимать в юридическом смысле: исход чужого процесса может отразиться невыгодным образом на правах и обязанностях третьего лица. Для того чтобы предупредить ухудшение своего юридического положения, третье лицо должно вмешаться в чужой процесс и помочь одной из сторон выиграть его. Е.А. Нефедьев[28] также отмечал наличие собственного юридического интереса у третьих лиц - пособников, заключающегося в том, чтобы гражданское дело было разрешено в пользу той из сторон, к которой присоединяется это третье лицо, т.е., не заявляя самостоятельных требований, третье лицо усиливает средства обороны той стороны, к которой присоединяется.

Общей целью участия третьих лиц без самостоятельных требований на предмет спора является предотвращение неблагоприятных последствий для них в будущем, а их интерес в деле носит как процессуальный, так и материально-правовой характер. Процессуальный интерес состоит в стремлении третьих лиц путем помощи той или иной стороне в деле добиться положительного решения (иного акта) в пользу этой стороны.

Материальный интерес у третьих лиц этого вида особый - их субъективные права и охраняемые законом интересы в данном процессе, возникшем по заявлению истца к ответчику, не защищаются. Но вместе с тем эти лица, чтобы быть привлеченными в процесс, должны иметь ярко выраженный материальный интерес на будущее. После разрешения дела судом у таких лиц возникают, изменяются или прекращаются материально-правовые отношения с одной из сторон. Иными словами, только после разрешения дела между истцом и ответчиком у них возникают или изменяются их субъективные права и обязанности.

О.В. Абознова[29] отмечает, что третьи лица без самостоятельных требований относятся наряду со сторонами к субъектам, обладающим правом на судебную защиту. Особенность такого права у названных субъектов, по ее мнению, состоит в том, что они имеют право на получение судебной защиты, т.е. право на рассмотрение и разрешение дела и вынесение законного и обоснованного судебного акта.

Участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, обеспечивает выполнение целого комплекса процессуальных задач[30] : во-первых, защиту материально-правовых интересов граждан, организаций, выступающих в процессе в качестве третьего лица, во-вторых, содействие в защите субъективных прав граждан и организаций, выступающих в качестве сторон по делу, в-третьих, всестороннее и полное в соответствии с объективной истиной установление всех обстоятельств по делу, в-четвертых, экономию времени и сил суда.

Влияние решения на права третьих лиц обусловлено тем обстоятельством, что они имеют материально-правовые отношения только с одной из сторон спора, т.е. выступают всегда на стороне истца или ответчика и не связаны никаким материальным правоотношением с другой стороной. И в этом их отличие от соучастников.

Третьи лица без самостоятельных требований не обладают диспозитивными процессуальными правами, не являются они также и предположительными субъектами спорного материального правоотношения[31] .

Так, например, в случае предъявления иска о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, материальное правоотношение существует между истцом (потерпевшим) и владельцем источника повышенной опасности, но не между истцом и непосредственным причинителем вреда, который участвует в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Последствия участия в процессе третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на стороне истца или ответчика, обусловлены субъективными пределами законной силы судебного решения.

Непривлечение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований в процесс, освобождает его от ответственности, если оно докажет, что, приняв участие в процессе, он предотвратил бы вынесение неблагоприятного последствия для стороны (в случае, например, предъявления регрессного иска). Как справедливо было замечено М.С. Шакарян[32] , наиболее распространенным основанием участия третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, является возможное право регресса.

Основанием вступления в процесс третьего лица без самостоятельных требований может быть и иная юридическая заинтересованность в исходе дела, указанная в законе (например, ст. ст. 462, 399 ГК РФ).

Так, если при обращении в суд с требованием о взыскании алиментов на детей будет установлено, что с ответчика уже взыскиваются алименты на детей от другого брака, то заинтересованные лица, в пользу которых взыскиваются алименты, должны быть привлечены к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика[33] .

М.К. Треушников[34] выделяет ряд оснований для участия в деле третьих лиц без самостоятельных требований:

- возможность возникновения иска к кооперативу (третьему лицу) о предоставлении в пользование члену ЖСК жилой площади в соответствии с его долей пая

- по делам о разделе пая и жилой площади в ЖСК между бывшими супругами;

- возможность возникновения иска к третьему лицу о расторжении договора займа или хранения, обеспеченного залогом,

- по делам об освобождении имущества от ареста и др.

По смыслу ст. 706 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг против друга требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком. Это означает, что в случаях нарушения обязательств, возникающих из договора подряда, в качестве истцов и ответчиков могут выступать соответственно только заказчик и подрядчик. Субподрядчики, т.е. лица, которых подрядчик привлек к исполнению своих обязанностей, вправе участвовать в деле на стороне генерального подрядчика в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований[35] .

Наиболее распространенным основанием разрешения споров с участием третьих лиц является возможность предъявления регрессного иска к третьему лицу (ст. ст. 461, 462, 1068, 1080 ГК РФ).

В литературе неоднозначно решается вопрос о возможности совместного или раздельного рассмотрения основного и регрессного иска. М.К. Треушников[36] , анализируя судебную практику, приходит к выводу, что наиболее часто в судебной практике суды не прибегают к одновременному рассмотрению в одном процессе обоих исковых требований. В настоящее время в ГПК РФ отсутствует правило (ст. 39 ГПК РСФСР 1964 г.), предусматривающее обязательное привлечение третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, по делам о восстановлении на работе.

Случаи привлечения в процесс субъектов материальных правоотношений в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, предусмотрены также в иных нормах, регулирующих различные виды регрессных правоотношений (например, ч. 3 ст. 399 ГК РФ, п. 1 ст. 33, п. п. 2 и 3 ст. 53 Федерального закона «Об ипотеке (залоге) недвижимости»[37] ; п. 5 ст. 187 и п. 1 ст. 281 Кодекса торгового мореплавания РФ[38] ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут участвовать в процессе на стороне ответчика. Гораздо реже в судебной практике встречаются случаи участия третьих лиц на стороне истца[39] .

В случае уступки требования и предъявления иска новым кредитором к должнику возможно привлечение на стороне истца первоначального кредитора, который занимает положение третьего лица, поскольку первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, его участие в деле в качестве третьего лица должно помочь истцу в защите его притязаний к ответчику. В случае отклонения судом заявленного притязания ввиду его недействительности истец получает право регресса по отношению к третьему лицу (первоначальному кредитору) (ст. ст. 388, 390 ГК РФ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут быть привлечены в процесс по ходатайству лиц, участвующих в деле, а также по инициативе суда (ст. 43 ГПК РФ).

Как правило, ходатайство о привлечении третьих лиц может исходить не только от сторон процесса, но и от прокурора, госорганов и т.д.

Для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, характерны следующие признаки:

- отсутствие самостоятельного требования на предмет спора;

- вступление в уже начатое по инициативе истца дело и участие в нем на стороне истца или ответчика;

- наличие материально-правовой связи только с тем лицом, на стороне которого третье лицо выступает;

- защита третьим лицом собственных интересов, поскольку решение по делу может повлиять на его права и обязанности[40] .

Таким образом, основанием для вступления (привлечения) в дело третьего лица служит возможность предъявления иска к третьему лицу, обусловленная взаимной связью основного спорного правоотношения между одной из сторон и третьим лицом.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ).

Таким образом, у третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, отсутствуют диспозитивные, распорядительные права сторон. О вступлении в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, суд выносит определение, при этом рассмотрение дела в суде производится с самого начала (ст. 43 ГПК РФ).

Следовательно, вступление в дело на стороне истца или ответчика не создает для третьих лиц положения стороны (соучастника) по спору между истцом и ответчиком. Третье лицо не является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения и не предъявляет никаких требований на объект спора. В связи с этим закон и не предоставляет третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований, полный объем прав и обязанностей стороны. Однако поскольку третьи лица участвуют в деле на стороне истца или ответчика, они, следовательно, содействуют защите субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон.

Третьи лица в ходе судебного разбирательства дают объяснения по делу (ст. 174 ГПК РФ), могут участвовать в допросе свидетелей (ст. 177 ГПК РФ), в исследовании письменных и вещественных доказательств (ст. ст. 181 - 183 ГПК РФ), в допросе экспертов (ст. 187 ГПК РФ). Третьи лица участвуют в судебных прениях (ст. 190 ГПК РФ), а после вынесения решения имеют право на его кассационное обжалование (ст. 336 ГПК РФ). Они также могут обжаловать определение суда и возбуждать ходатайства, связанные с движением дела (об отложении дела слушанием, о приостановлении производства по делу и т.д.). Они имеют право также подать апелляционную жалобу (ст. 320 ГПК РФ) и обжаловать вступившее в законную силу судебное постановление (ст. 376 ГПК РФ).

Сделаем выводы по данному параграфу. Третье лицо, не заявляющее самостоятельный требований на предмет спора - лицо, участвующее в деле на стороне истца либо ответчика в связи с тем, что решение по делу может воздействовать на его права либо обязанности по отношению к одной из сторон. Такое влияние быть может соединено с правом регресса и другим юридическим энтузиазмом третьего лица либо одной из сторон.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступать в процесс по своей инициативе, по ходатайству сторон, прокурора, по инициативе суда.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания и предмета иска, увеличение либо уменьшение размера исковых требований, также на отказ от иска, признание иска либо заключение мирового соглашения, требование принудительного выполнения судебного решения.

В заключение второй главы данного исследования подведем итог. Итак, сопоставление сторон и третьих лиц, как заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых в гражданском процессе, приводит к заключению, что и те и другие имеют общие черты. Этой общей чертой, объединяющей стороны и третьих лиц, будет являться субъективная (личная) заинтересованность в гражданском процессе.

Вместе с тем анализ процессуального положения третьих лиц обоих видов позволяет сделать вывод о их существенном различии, в связи с чем в законодательстве закреплены два самостоятельных вида третьих лиц. Так, ст. 42 ГПК РФ предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, а ст. 43 ГПК РФ- участие в судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.


3. ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

3.1 Особенности участия третьих лиц при ведении трудовых дел

На основании п.1 ст.1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей другим лицам. В связи с чем при предъявлении работодателю требований о возмещении вреда, причиненного его работником другому лицу, работник должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика, так как в этом гражданском процессе будет решаться вопрос о совершении им виновных действий в рабочее время, что позволяет работодателю привлечь его к материальной ответственности.

Особые правила установлены в ст.1079 ГК РФ по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Данный вред обязан возместить владелец источника повышенной опасности. Поэтому за действия работника, управляющего автомобилем, принадлежащим работодателю, имущественную ответственность будет нести именно работодатель.

Так, Муромский городской прокурор в интересах В., 1947 года рождения, обратился в Муромский городской суд с иском к ООО «Пассажирское автотранспортное предприятие» о возмещении материального и морального вреда, причиненных повреждением здоровья в результате падения в автобусе[41] .

В обоснование иска указал, что 1 сентября 2007 года около 11 часов во время высадки пассажиров из принадлежащего ответчику автобуса под управлением М. пассажир В. в результате падения в салоне автобуса получила телесные повреждения в виде закрытого вывиха правой плечевой кости в плечевом суставе. Ее здоровью был причинен средний вред, по поводу чего с 3 сентября 2007 года по 18 октября 2007 года она находилась на амбулаторном лечении, которое продолжается на момент предъявления иска в суд. На приобретение медикаментов несла затраты. Кроме того, в связи со случившимся истец перенесла значительные физические и нравственные страдания, испытывала головные боли, боли в плечевом суставе, спине, повышенное артериальное давление, бессонницу. Являясь инвалидом первой группы, она вынуждена была в течение полутора месяцев постоянно посещать врачей, проходить вредное для здоровья рентгеновское обследование.

Ответчиком вытупило ООО «ПАТП». В процессе участвовало третье лицо М. - водитель автобуса, который считал, что нарушений правил дорожного движения при совершении остановки пассажирского транспортного средства он не совершал, и его вины в падении истца нет.

Суд исковые требования Муромского городского прокурора в интересах В. удовлетворил. Так как вред здоровью В. был причинен источником повышенной опасности - при использовании транспортного средства - автобуса, суд счел, что он подлежит возмещению владельцем источника повышенной опасности - ООО «ПАТП» независимо от вины водителя автобуса, который состоит с ответчиком в трудовых отношениях.

Особые правила должны существовать при рассмотрении и разрешении дел о восстановлении на работе. Полномочный представитель работодателя, допустивший незаконное увольнение или перевод работника, может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика.

Так, Кислицын С.Н. обратился в Королевский городской суд Московской области с иском к ОАО «160 Домостроительный комбинат» об отмене приказа об увольнении от 07.12.2006 года № 492, восстановлении на работе в должности технического директора ОАО «160 Домостроительный комбинат», взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 250 тысяч рублей[42] .

В обоснование своих требований истец сослался на то, что он был уволен незаконно по подпункту «б» пункта 3 ст. 81 ТК РФ (несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работы вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации), поскольку после восстановления на работе по решению Королевского городского суда Московской области от 28 сентября 2006 года его фактически не допустили к выполнению должностных обязанностей. Ему был предоставлен только кабинет и выплачивалась заработная плата. О проведении аттестации он узнал только в день ее проведения, 15 ноября 2006 года. В состав аттестационной комиссии вошли неквалифицированные специалисты предприятия. По мнению истца, проведение аттестации использовано администрацией ОАО «160 Домостроительный комбинат», как завуалированная форма увольнения его, как неугодного работника.

В ходе разбирательства суд приходит к выводу о том, что заключение аттестационной комиссии о несоответствии Кислицына С.Н. занимаемой должности в виду невыполнения должностных обязанностей являются необоснованными. Ввиду этого суд отменяет приказ № 492 от 07 декабря 2006 года ОАО «160 Домостроительный комбинат» об увольнении Кислицына Сергея Николаевича по подпункту «б» пункта 3 ст. 81 ТК РФ (несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации), восстанавливает Кислицына в должности технического директора и взыскивает с ОАО «160 Домостроительный комбинат» в пользу Кислицына заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 127.618 рублей.

Главный интерес в указанном деле представляет для нас третье лицо. В процессе в качестве третьего лица участвовал директор, подписавший приказ об увольнении.

В этом случае собственник имущества организации может привлечь виновного руководителя к материальной ответственности за причинение вреда, который связан с выплатой работнику среднего заработка за время вынужденного прогула.

Что же касается случаев незаконного увольнения из государственных и муниципальных организаций, то профессор В.И. Миронов[43] утверждает, что в подобном случае по инициативе суда должно реализовываться правило о привлечении руководителя в качестве третьего лица на стороне ответчика. Наличие вины руководителя организации в незаконном увольнении или переводе позволяет прокурору предъявить иск о его привлечении к материальной ответственности. Ведь в подобной ситуации прокурор будет выступать в защиту материальных интересов государства или муниципального образования, использующих бюджетные средства. В связи с чем ответственность за причинение ущерба государственной организации или муниципальному образованию должна быть возложена на виновное лицо, а не на плечи налогоплательщиков. Ученый отмечает , что данное правило повсеместно нарушается, что в свою очередь, является одной из причин массовых нарушений трудовых прав работников.

Проиллюстрируем сказанное материалами судебной практики.

Слюсарев Ю.А. обратился в Правобережный суд г. Липецка[44] с иском к ответчику ГУ по делам ГО и ЧС Липецкой области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей, указывая, что состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 20 сентября 2004 года - занимал должность помощника начальника Главного управления по организационно-штатной работе .Данная должность была предусмотрена штатом, утвержденным распоряжением главы администрации Липецкой области и финансировалась за счет областного бюджета.

01 ноября 2004 года ответчик вручил ему уведомление о сокращении его должности со ссылкой на приказ МЧС России от 26.10.2004 г. №487 о проведении организационно-штатных мероприятий. Этим приказом была создана новая федеральная структура- территориальный орган Главное управление МЧС России по Липецкой области и утверждено его штатное расписание. Указанное штатное расписание заменило существовавшие штаты по военнослужащим и сотрудникам Государственной противопожарной службы, финансирование которых осуществлялось федеральным бюджетом. Каких-либо нормативных документов администрации Липецкой области об отмене существующего штата по областному бюджету, утверждении нового штатного расписания (штатной структуры) или о проведении организационно-штатных мероприятий на момент вручения ему уведомления об увольнении по сокращению штатов не было. Другая работа или вакантные должности, соответствующие его квалификации, ему не предлагались.

Приказом начальника ГУ МЧС России по Липецкой области №1 от 11 января 2005 года он был уволен с работы с 11 января 05 г. по пункту 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ в связи с сокращением штата.

Считает увольнение незаконным по тем основаниям,что увольнение его с работы произвел не работодатель, с которым он трудовой договор не заключал, а начальник нового территориального органа ГУ МЧС России по Липецкой области. В нарушение требований ст. 180 ТК РФ ответчик ГУ ГОЧС по Липецкой области с момента вручения ему уведомления и до даты увольнения с работы вакантные должности не предложил, но на должности во вновь созданной федеральной структуре он не претендует. Полагает, что увольнение незаконно, в связи с чем, ему причинен моральный вред, который он оценивает в 10000 рублей. Просил восстановить его в прежней должности в ГУ ГОЧС по Липецкой области, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в указанном выше размере.

Рассмотрев дело, суд пришел к выводу, что коль скоро истец состоял в трудовых отношениях с Главным управлением ГОЧС по Липецкой области, то трудовой договор с ним по п.2 ст. 81 ТК РФ может быть расторгнут только работодателем, то есть начальником ГУ ГОЧС по Липецкой области, а не начальником Главного управления МЧС России по Липецкой области, с которым истец не состоял в трудовых отношениях. Согласно приказа МЧС России без даты и без номера Панин И.А с 01.01.2005 г. освобожден от занимаемой должности начальника ГУ по делам ГОЧС Липецкой области и приступил ко временному исполнению обязанностей по вакантной должности начальника ГУ МЧС России по Липецкой области, следовательно, он не правомочен был подписывать приказ об увольнении истца Слюсарева Ю.А. с занимаемой должности в ГУ по делам ГОЧС Липецкой области.(л.д.18).

Кроме того, установлено, что распоряжением главы администрации Липецкой области от 13.09.04 г. №709-р «Об утверждении штатного расписания сотрудников, гражданского персонала (не военнослужащие) Главного управления по делам ГОЧС Липецкой области» утверждено штатно расписание лавного управления по делам ГОЧС Липецкой области, которым была предусмотрена должность помощника начальника Главного управления по организационно-штатной работе, которую занимал Слюсарев Ю.А.

Данное штатное расписание было признано утратившим силу распоряжением главы администрации Липецкой области №130 от 03.03.2005г. «О признании утратившим силу распоряжения главы администрации Липецкой области от 13.09.2004 г. №709-р «Об утверждении штатного расписания сотрудников, гражданского персонала (не военнослужащие) Главного управления по делам ГОЧС Липецкой области» в соответствии с ФЗ от 06.10.1999 г. №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», а также на основании директивы МЧС России от 17.12.2004 г. №41-21-3 (л.д.20). Следовательно, на момент увольнения Слюсарева Ю.А. действовало штатное расписание, утвержденное главой администрации Липецкой области распоряжением №709-р от 13.09.04 г.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что вновь созданное ГУ МЧС России по Липецкой области не является правопреемником ГУ по делам ГОЧС Липецкой области, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 03.12.04 г. №4084 и свидетельством о государственной регистрации юридического лица. Данное обстоятельство истцом не оспаривается.

Из объяснения истца следует, что он не претендует на должности в ГУ МЧС России по Липецкой области, исковых требований к ГУ МЧС России и МЧС России не предъявляет.

С учетом фактических обстоятельств дела, суд приходит к выводу, что Слюсарев Ю.А. уволен по сокращению штата из Главного управления по делам ГОЧС Липецкой области с нарушением требований п.2 ст. 81 ТК РФ, поэтому приказ о его увольнении от 11.01.05 г. № 1 по ГУ МЧС России по Липецкой области подлежит отмене, а истец- восстановлению на работе в должности помощника начальника ГУ по делам ГОЧС Липецкой области с 11 января 2005 г.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ суд взыскивает с ответчика в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула с 11 января по 04.04.2005 г. согласно расчету:

Средняя заработная плата истца согласно справке о доходах физического лица за 2004 год составила 8524 руб. 67 коп.( 34098.71:4 мес.). Итого за четыре месяца: 23673 руб. 41 коп. Указанную сумму суд взыскивает с ответчика в пользу истца за время вынужденного прогула.

В соответствии со ст.394 ТК РФ суд взыскивает с ответчика ГУ по делам ГОЧС Липецкой области в пользу истца компенсацию морального вреда в сумме 1500 рублей, в остальной части иска полагает отказать. Суд считает, что незаконным увольнением истцу причинены ответчиком нравственные страдания - моральный вред, размер которого суд оценивает в 1500 рублей.

Отметим, что в процесс было привлечено третье лицо - администрация Липецкой области. В ходе разбирательства администрация Липецкой области пояснила, что приказом МЧС России №372 от 06.08.04 г. было утверждено Положение о территориальном органе Мин6исерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий – органе, специально уполномоченным решать задачи гражданской обороны и задачи по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций по субъекту РФ. Между Министерством РФ по делам ГОЧС и ликвидации стихийных бедствий и Администрацией Липецкой области заключено соглашение о передаче МЧС части своих полномочий в решении вопросов организации тушения пожаров и предупреждения чрезвычайных ситуаций межмуниципального и регионального характера, стихийных бедствий и ликвидации их последствий. Таким образом, администрация Липецкой области передала МЧС России оперативное управление силами и средствами, руководство деятельностью единых дежурно-диспетчерских служб. Администрация области через ГУ МЧС России по Липецкой области за счет средств областного бюджета обеспечивает финансовыми и материально-техническими средствами осуществление переданных полномочий, а составление штатного расписания- это компетенция ГУ МЧС России по Липецкой области. Распоряжением главы администрации Липецкой области от 03.03.05 г. №130-р было признано утратившим силу распоряжение главы администрации Липецкой области от 13.09.2004 г. №709 «Об утверждении штатного расписания сотрудников, гражданского персонала (не военнослужащие) ГУ по делам ГОЧС Липецкой области.. Просила в иске Слюсареву Ю.А. отказать.

Итак, в ходе судебного разбирательства были восстановлены права истца, государственная же казна понесла ущерб. В качестве ответчика и третьего лица в процесс были привлечены государственные органы, а не их руководители, задачей которых являлось осуществление реорганизации с соблюдением всех норм закона. Из сказанного сделаем логический вывод: привлечение руководителей в качестве третьих лиц по делам об увольнении из государственных и муниципальных организаций сократит число нарушений трудовых прав работников.

Подведем краткий итог сказанному. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей другим лицам. В связи с чем при предъявлении работодателю требований о возмещении вреда, причиненного его работником другому лицу, работник должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика, так как в этом гражданском процессе будет решаться вопрос о совершении им виновных действий в рабочее время, что позволяет работодателю привлечь его к материальной ответственности.

Особые правила установлены в ст.1079 ГК РФ по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Данный вред обязан возместить владелец источника повышенной опасности. Поэтому за действия работника, управляющего автомобилем, принадлежащим работодателю, имущественную ответственность будет нести именно работодатель.

В ходе данного исследования показано, что привлечение руководителей в качестве третьих лиц по делам об увольнении из государственных и муниципальных организаций сократит число нарушений трудовых прав работников этих организаций.

3.2 Проблемы участия третьих лиц в жилищных делах

Рассмотрим вначале вопрос участия в жилищных делах жилищных органов, выступающих в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (далее - третьи лица без самостоятельных требований). Данный вопрос вызывал и вызывает в настоящее время неоднозначные суждения в теории гражданского процессуального права и в судебной практике. Одни ученые считают, что жилищные органы могут участвовать в спорах в этом качестве[45] . По мнению же других, жилищные органы не могут занимать в процессе положение третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора[46] .

Судебная практика идет по пути признания участия жилищных органов в качестве третьих лиц без самостоятельных требований. Так, Васильева Л.А. обратилась в суд с иском к Воложанину А.А. и просит прекратить право пользования ответчиком жилым помещением по ул. Ленина, 52-48 и снять его с регистрационного учета[47] . К участию в деле в качестве третьего лица было привлечено Отделение в Кузнецком районе отдела УФМС РФ по Кемеровской области в г. Новокузнецке.

Суд посчитал установленным, что ответчик перестал быть членом семьи собственника квартиры Васильевой Л.А. Право пользования жилым помещением по ул. Ленина, 52-48 в г. Новокузнецке за ответчиком, как за бывшим членом семьи собственника подлежит прекращению.

Суд также решил, что в удовлетворении исковых требований Васильевой Л.А. в части обязать Отделение в Кузнецком районе отдела УФМС РФ по Кемеровской области в г. Новокузнецке снять ответчика с регистрационного учета следует отказать, поскольку регистрация по месту жительства является техническим действием и в силу специфики правовой природы не является основанием для возникновения гражданско-правовых (жилищных) отношений. Она является административным актом, не порождающим жилищных отношений, а следовательно не является прерогативой суда. Отделение в Кузнецком районе отдела УФМС РФ по Кемеровской области в г. Новокузнецке проходит по делу не в качестве ответчика, а третьего лица.

По нашему мнению, жилищные органы могут привлекаться к участию в деле в положении третьих лиц без самостоятельных требований. Например, в делах о выселении с предоставлением другого жилого помещения, а также без предоставления другого жилого помещения вследствие признания ордера недействительным по причине неправомерных действий получивших ордер лиц. Надлежащим истцом или ответчиком всегда следует признавать собственника жилищного фонда, в отношении ведомственного жилищного фонда - соответствующую организацию. В случае, когда собственником жилищного фонда создана организация, осуществляющая функции наймодателя, она должна занять по указанным жилищным делам положение третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика. Необходимость привлечения наймодателя к участию в деле в данном качестве объясняется тем, что, во-первых, наймодатель имеет основанную на договоре жилищного найма материально-правовую связь с лицом, к которому предъявлен иск о выселении, и, во-вторых, судебное решение о выселении может повлиять на его права и обязанности по прекращению с нанимателем договора найма жилого помещения и заключения нового договора на предоставляемое жилое помещение.

В положении третьего лица без самостоятельных требований наймодатель может также участвовать по делу о признании нанимателя расторгнувшим договор социального найма. Признание нанимателя или члена его семьи расторгнувшим договор социального найма жилого помещения производится по иску заинтересованных лиц. К таким лицам относятся наймодатель, наниматель или члены его семьи. Как правило, данный иск предъявляется нанимателем и членами его семьи.

При предъявлении пользователем жилого помещения иска о признании расторгнувшим договор социального найма жилого помещения к члену семьи и если наймодатель не заинтересован в совместном предъявлении данного иска, последний должен занять положение третьего лица без самостоятельных требований, т.к. в спорном правоотношении по признанию расторгнувшим договор социального найма одного пользователя другим наймодатель непосредственно не участвует. Судебное решение может повлиять на права и обязанности наймодателя по перезаключению договора найма жилого помещения с другим оставшимся проживать совершеннолетним членом семьи, если расторгнувшим договор социального найма жилого помещения признан ответственный наниматель, изменению размера оплаты за жилье и коммунальные услуги в связи с сокращением числа проживающих в жилом помещении.

Удовлетворение иска о признании нанимателя (стороны в договоре жилищного найма) расторгнувшим договор социального найма жилого помещения влечет за собой целый ряд правовых последствий, одним из которых является необходимость внесения соответствующих изменений в данный договор, в частности, указание ответственным нанимателем одного из оставшихся на спорной жилой площади совершеннолетнего члена семьи, открытие на его имя финансового лицевого счета. Однако это не означает, что в процессе рассмотрения дела о признании нанимателя расторгнувшим договор социального найма жилого помещения должен одновременно решаться вопрос о внесении изменений в договор жилищного найма, т.к. предметом иска по данному делу не является требование к наймодателю об изменении указанного договора. Исходя из этого наймодатель не может привлекаться к участию в споре в качестве ответчика. Изменение договора жилищного найма выступает следствием признания нанимателя расторгнувшим договор социального найма жилого помещения, которое производится за пределами рассмотрения жилищного дела по указанной категории.

Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Суд может возложить на наймодателя обязанность открыть лицевой счет на одного из оставшихся членов семьи бывшего нанимателя только тогда, когда истец соединил в своем иске два требования о признании гражданина расторгнувшим договор социального найма и изменении договора жилищного найма. В этом случае наймодатель действительно должен занять положение ответчика в процессе. Кроме того, расторгнувшим договор социального найма жилого помещения может признаваться не только наниматель, но и член его семьи, в этом случае возникновение вопроса об изменении договора вообще исключается.

В теории гражданского процессуального права принято считать, что третье лицо без самостоятельных требований имеет материально-правовую связь только с тем лицом, на стороне которого оно выступает. В споре о признании гражданина расторгнувшим договор социального найма жилого помещения наймодатель, выступая в качестве третьего лица, имеет материально-правовую связь как с истцом, так и с ответчиком, поскольку наймодатель состоит в жилищном правоотношении с обеими спорящими сторонами. Таким образом, уместно предположить, что третье лицо без самостоятельных требований по жилищным делам может состоять в материально-правовых отношениях с обеими сторонами, а поэтому оно должно участвовать в споре одновременно на стороне истца и ответчика.

Не менее спорны вопросы участия в жилищных делах в качестве третьих лиц без самостоятельных требований граждан.

В связи с тем что жилищное законодательство по договору социального найма жилого помещения предоставляет равные права по пользованию жилым помещением нанимателям, членам их семей, при возбуждении жилищного дела могут затрагиваться интересы всех совместно проживающих лиц, обладающих правом на жилое помещение, что вызывает необходимость их одновременного участия в споре. Однако нельзя утверждать, что в случае нарушения прав всех пользователей жилого помещения они должны обязательно вступить в процесс в положении таких соучастников, как соистцы. По нашему мнению, в соответствии с принципом диспозитивности исключена возможность возникновения обязательного соучастия на истцовой стороне. Одним из подтверждений этому является положение ч. 3 ст. 40 ГПК РФ, в которой указано, что в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе. Из данной статьи следует, что суд не вправе обязать соистца вступить в дело.

Таким образом, встает вопрос: в каком процессуальном положении должны участвовать члены семьи истца, которые не изъявили желания вступить в дело в качестве соистцов и не являются в споре ответчиками? Представляется, что указанные лица должны занять процессуальное положение третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца.

Так, в делах о выселении вследствие признания ордера недействительным по мотиву выдачи его на жилое помещение, право пользования которым принадлежит другому гражданину, обратившемуся в суд за защитой своего права, положение третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца могут занять члены его семьи. Участие указанных лиц в качестве третьих лиц без самостоятельных требований обусловлено наличием материально-правовой связи с истцом, вытекающей из общего права пользования жилым помещением, и влиянием судебного решения на права членов семьи истца, а именно - на реализацию права на жилище.

Так, истец Б. обратился в суд с исковыми требованиями к МУ «Д», Администрации города, Администрации района, просит признать его членом семьи нанимателя жилого помещения по адресу: г. Новокузнецк ул. Ленина, 00 С., обязать МУ «Д» заключить с ним договор найма указанного жилого помещения[48] .

Исковые требования обосновывает тем, что нанимателем спорного жилого помещения по ул. Ленина, 00 г. Новокузнецка являлась его бабушка С. (умершая 17.05.1996). В спорной квартире проживал с небольшими перерывами с 1987г., фактически как член семьи нанимателя. Спорное жилое помещение является единственным местом жительства истца. Проживая одной семьей, вели совместное хозяйство, оплачивали коммунальные услуги, производили ремонт квартиры, приобретали предметы домашнего обихода. С 1987г. по настоящее время постоянно проживает в спорном жилом помещении, которое относится к муниципальному жилищному фонду, несет расходы по оплате за пользование данным жилым помещением. Считает, что в результате совместного проживания в спорной квартире является членом семьи нанимателя данного жилого помещения.

Третье лицо Д. заявленные требования и доводы искового заявления в ходе судебного слушания поддержал, пояснил, что истец - его младший брат. Д. заявил, что не против, чтобы нанимателем спорной квартиры являлся брат.

Возможны случаи вступления в процесс нанимателя жилого помещения, членов его семьи в качестве третьих лиц без самостоятельных требований, имеющих материально-правовую связь с обеими спорящими сторонами. Например, это допустимо при предъявлении иска одним членом семьи к другому о выселении без предоставления другого жилого помещения за невозможностью совместного проживания. Остальные пользователи, совместно проживающие в одном жилом помещении со спорящими сторонами, которые не пожелали вступить в дело в качестве соистцов, должны привлекаться в качестве третьих лиц без самостоятельных требований, состоящих в материально-правовых отношениях с обеими сторонами, т.к. у них и с истцом, и с ответчиком имеется материально-правовая связь, вытекающая из общего права пользования жилым помещением. Судебное решение об удовлетворении иска может повлиять на их права и обязанности, в частности, по увеличению приходящейся на их долю жилой площади, по изменению размера оплаты за жилье и коммунальные услуги.

Имеет свои особенности участие третьих лиц без самостоятельных требований в спорах, связанных с обменом жилых помещений.

В делах, возникших по причине недостижения между членами семьи соглашения об обмене (принудительный обмен), истцом и ответчиком будут являться наниматель и члены его семьи. Кроме вышеуказанных субъектов существует еще одна группа лиц, заинтересованных в положительном разрешении спора. Это граждане, предоставляющие для обмена свою жилую площадь. В судебной практике их принято относить к третьим лицам без самостоятельных требований, вступающих в дело на стороне истца. В юридической литературе по этому вопросу нет единой точки зрения.

Одни авторы считают: судебная практика заняла правильную позицию, т.к. привлечение третьих лиц обеспечит истцу возможность реального исполнения решения суда о принудительном обмене. Участие в деле в качестве третьих лиц - нанимателей жилого помещения, на которое предлагается обменять помещение сторон по делу, предотвращает вынесение необоснованных, фактически неисполнимых решений.

По мнению Р.Е. Гукасяна, эти лица не могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований, поскольку судебное решение на их правах и обязанностях отразиться не может... Следовательно, они не имеют юридического интереса к процессу и не должны принимать в нем участие[49] .

В.Н. Аргунов полагал, что лица, предлагающие свою жилую площадь для обмена, должны участвовать в деле в качестве соистцов. Обосновывая свою точку зрения, ученый пришел к следующим выводам: между нанимателем жилого помещения по предлагаемому варианту и истцом по делу не существует никакого материально-правового отношения; такой наниматель заинтересован в разрешении дела в пользу истца, поскольку только при вынесении судебного решения он сможет реализовать свое субъективное право на обмен; отказ в иске о принудительном обмене будет одновременно и отказом данному нанимателю в его праве на обмен жилого помещения. «Таким образом, - писал В.Н. Аргунов, - процессуальному положению нанимателя жилого помещения, на которое будет производиться обмен, по спорам о принудительном обмене более свойственны признаки равноправной стороны по делу, нежели третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора»[50] .

Изложенная точка зрения представляется достаточно обоснованной, но требует уточнения. Нельзя согласиться с тем, что наниматели, которые предлагают свое жилое помещение для обмена, во всяком случае, должны участвовать в положении соистцов. Полагаем, в деле о принудительном обмене на стороне истца возникает факультативное, а не обязательное соучастие. Указанный наниматель может участвовать в процессе в качестве соистца только тогда, когда он по своему свободному волеизъявлению предъявит иск наряду с нанимателем, желающим произвести обмен. Этот вывод наибольшим образом отвечает действующему в гражданско-процессуальном праве принципу диспозитивности. Иное означало бы принуждение заинтересованного лица к предъявлению иска в суд и как следствие - к выполнению ряда процессуальных обязанностей, что противоречит указанному принципу. Наниматель жилого помещения, на которое будет производиться обмен, вправе по своему усмотрению осуществлять или не осуществлять свое право на предъявление иска. Нельзя ставить условием реализации права на судебную защиту истца обязательность предъявления иска другим лицом (нанимателем предлагаемого для обмена жилого помещения). Как уже отмечалось, стороны являются субъектами спорного материального правоотношения и выступают в защиту своих интересов, поэтому было бы неправильным утверждать, что наниматель, предлагающий для обмена свою жилую площадь, является истцом, т.к. спорное материальное правоотношение между ним и ответчиком отсутствует. Исходя из норм Жилищного кодекса, правоотношение по принудительному обмену существует только между нанимателем, желающим произвести обмен, и членом его семьи, отказывающимся от него. Между тем нужно согласиться с В.Н. Аргуновым, что не существует правоотношения и между нанимателем по предлагаемому варианту и истцом. Но специфика правоотношения по принудительному обмену жилыми помещениями состоит в том, что оно получает свое разрешение только в судебном порядке, поскольку реализация субъективного гражданского права одних пользователей жилого помещения поставлена в непосредственную зависимость от судебного решения, которым устраняется несогласие на обмен других пользователей этого же жилого помещения и порождается материальное правоотношение по обмену, а также от волеизъявления на обмен нанимателей по предлагаемому варианту, заинтересованных в получении благоприятного для истца судебного решения.

Следовательно, если наниматель жилого помещения, на которое будет производиться обмен, не предъявил иск, он должен привлекаться к участию в деле как третье лицо без самостоятельных требований. Процессуальная заинтересованность нанимателя жилого помещения, на которое будет производиться обмен, в вынесении указанного судебного решения будет являться тем связующим с истцом фактом, который дает основание для вступления указанного нанимателя в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца. Рассмотрим теперь вопрос вступления в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета жилищного спора. Случаи вступления в данный процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, на практике встречаются крайне редко. Так, в ходе рассмотрения иска Инспекции Федеральной налоговой службы N 13 Северного административного округа города Москвы (далее - Инспекция Федеральной налоговой службы N 13 САО города Москвы), представляющей интересы города Москвы, к Дровалю Ю.В. и др. о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными, истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения Тимирязевский межрайонный прокурор предъявил иск в интересах престарелой Верниковской Р.В, вступившей в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Прокурор просил признать недействительными договор купли-продажи квартиры, заключенный между братом Верниковской Р.В. - Борисовым Е.В. и Дровалем Ю.В., последующий договор купли-продажи между Дровалем Ю.В. и Алиевым А.В., истребовать у Алиева А.В. в пользу Верниковской Р.В. спорную квартиру. Исковые требования были обоснованы тем, что в спорном жилом помещении проживал брат Верниковской Р.В. - Борисов Е.В., 1933 г. р., который 11 августа 2004 г. скончался. Однако 17 сентября 2004 г. Борисов Е.В. якобы по договору купли-продажи продал квартиру Дровалю Ю.В. Эта сделка не могла быть совершена Борисовым Е.В. ввиду его смерти. Впоследствии жилое помещение было перепродано. Первоначально спорная квартира считалась выморочным имуществом, поскольку сведения о наследниках умершего Борисова Е.В. отсутствовали. В результате проверки прокуратура получила данные о том, что в городе Санкт-Петербурге проживает сестра Борисова Е.В. - Верниковская Р.В., которая не имела возможности сразу вступить в права наследования из-за ошибки в документах, подтверждающих родство. После того как судом был установлен факт родственных отношений между Верниковской Р.В. и умершим Борисовым Е.В., прокурор предъявил иск в ее интересах как третьего лица и оспорил сделки купли-продажи квартиры, произведенные в нарушение требований закона. Иск в части истребования заявлен в связи с тем, что возврат квартиры путем применения последствий недействительности сделок не мог быть удовлетворен с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. N 6-П, исключившего возможность применения двусторонней реституции при совершении со спорным имуществом ряда сделок.

Решением суда исковые требования прокурора в интересах третьего лица с самостоятельными требованиями наследницы Борисова Е.В. - престарелой Верниковской Р.М. были удовлетворены в полном объеме, в иске Инспекции Федеральной налоговой службы N 13 САО города Москвы отказано в связи с отсутствием права на спорное имущество[51] .

В данном примере третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступило в уже начавшийся процесс с такими же требованиями, как и требования истца. Вступление в процесс третьего лица способствовало своевременному разрешению спорных правоотношений, исключило возможность вынесения впоследствии противоречивых судебных решений. Итак, случаи вступления в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета жилищного спора, на практике встречаются крайне редко.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, привлекаются в гражданский процесс по жилищным делам достаточно часто. В юридической литературе нет единой точки зрения, кто точно может выступать в качестве третьего лица по данной категории дел. Судебная же практика идет по пути признания в качестве третьих лиц без самостоятельных требований во-первых жилищных органов власти (в делах о выселении с предоставлением другого жилого помещения, а также без предоставления другого жилого помещения вследствие признания ордера недействительным по причине неправомерных действий получивших ордер лиц), во-вторых, граждан (членов семьи истца, которые не изъявили желания вступить в дело в качестве соистцов и не являются в споре ответчиками), а в-третьих, граждан, предоставляющих для обмена свою жилую площадь ,в делах, возникших по причине недостижения между членами семьи соглашения об обмене (принудительный обмен).


3.3 Проблемы третьих лиц в семейных спорах

Важной задачей на стадии подготовки брачно-семейных дел является разрешение вопроса о вступлении в дело третьих лиц.

На практике к участию в делах о разделе совместно нажитого в период брака имущества привлекаются третьи лица, как заявляющие, так и не заявляющие самостоятельные требования на предмет спора.

Так, Н.В. обратилась в Правобережный суд г. Липецка с иском к А.В. о разделе совместно нажитого имущества[52] , указывая, что с 1995 года состоит в зарегистрированном браке с А.В. В период брака ими было приобретено совместно имущество, которое она просила разделить .Спор о разделе включал доли уставного капитала ООО «…».

Б. – представитель ООО « …» представитель привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица в суде пояснила, что 000 «…» возражает против отчуждения 1/2 доли уставного капитала юридического лица Н.В. При этом третье лицо не заявляло самостоятельные требования на предмет спора.

Приведем другой пример, когда в деле участвует третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора.Так, Максимова И.А. обратилась в Боровичский городской суд с исковым заявлением к Максимову С.В. о расторжении брака и разделе имущества[53] . В период брака ими совместно, за счёт общих доходов, была приобретена однокомнатная квартира. Максимова И.А. просит суд расторгнуть брак между нею и Максимовым С.В. и разделить имущество, являющееся общей совместной собственностью, выделив ей 1/2 долю в праве собственности на однокомнатную квартиру.

Определением суда в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные исковые требования была привлечена Максимова В.В., от которой в суд поступило исковое заявление, в котором было указано, что вечером 8 октября 2008 года её сын Максимов С.В. сообщил ей о том, что его жена Максимова И.А. подала заявление в Боровичский городской суд о разводе и разделе якобы совместно нажитого имущества, при этом в качестве совместно нажитого имущества указала однокомнатную квартиру. Она не согласна с тем, что данная квартира является совместно нажитым её сыном и женой сына имуществом, так как фактически квартира приобретена на её (Максимовой В.В.) деньги и предназначалась для её проживания.

Итак, необходимость участия третьих лиц на стадии подготовки брачно-семейных дел обусловлена наличием возможных с их стороны собственных притязаний на спорное имущество, а также правовой связью с имущественными правами и обязанностями супругов.

Необходимость привлечения третьих лиц не вызывает сомнений, когда, например, спорящий супруг с целью уменьшения состава имущества, подлежащего разделу, и последующего фактического закрепления его за собой ссылается на принадлежность вещей своим близким (родителям, братьям, сестрам и др.). Всесторонняя проверка данного обстоятельства невозможна без участия в деле родственников. Поэтому суд или судья обязан уведомить их о производстве по делу и разъяснить им право предъявления к спорящим супругам иска о признании права собственности. Лицо, предъявившее такой иск, вступает в процесс в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора и пользуется всеми правами истца (ст. 37 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что если одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о разделе общего имущества супругов, то в случаях, когда раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц, судья в соответствии с п. 3 ст. 24 СК РФ вправе выделить данное требование в отдельное производство.

Еще один момент. В целях повышения эффективности защиты прав и интересов несовершеннолетних в брачно-семейных процессах необходимо привлечение третьих лиц. Так, Суд Шалинский районный суд Шалинского района Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Надежда» Шалинского района к В. о лишении родительских прав и взыскании алиментов[54] , решил В. ограничить в родительских правах в отношении ее детей дочери В. А. 06.08.1996 г.р., сына В. И. 12.02.2000 г.р., поскольку ответчица уклоняется от воспитания своих детей. Суд решил передать детей органам опеки и попечительства для решения вопроса их дальнейшей судьбы.

В судебное заседание было привлечено третье лицо на стороне истца - представитель Управления социальной защиты населения Шалинского района К. Третье лицо исковые требования поддержало и показало, что воспитанием своих детей В. не занимается. Семья В. неполная, состоит на учете, как находящаяся в социально-опасном положении с 2003 года. За период 2007года и 2008 года дети дважды поступали в Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Надежда» Шалинского района, где находятся по настоящее время. За период реабилитации детей в Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Надежда» Шалинского района в 2007 году, проводилась работа с матерью. В. поступила на работу, произвела ремонт комнаты и дети были возвращены в семью. В августе 2008 года дети вновь поступили в Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Надежда» Шалинского района, как безнадзорные и совершившие кражу сотового телефона. Дети были больные, немытые в грязной одежде. Срок реабилитации детей закончился, но нет возможности и условий возвращения их в семью, так как В. злоупотребляет спиртными напитками, постоянного места жительства не имеет.

В данном примере третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, вступает в процесс в целях повышения эффективности защиты прав и интересов несовершеннолетних.

К проблеме вступления в дело третьих лиц нельзя подходить однозначно, так как по некоторым судебным семейным делам, в целях повышения эффективности защиты прав и интересов несовершеннолетних, участие третьих лиц просто необходимо. В этой связи возникает вопрос о том, что делать суду в том случае, если присутствие третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, целесообразно ввиду обеспечения защиты прав несовершеннолетнего, а само третье лицо отказыва ется вступать в процесс.

Исходя из этого, представляется необходимым на законодательном уровне определить круг судебных семейных дел, по которым привлечение граждан в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, должно происходить по инициативе суда, прокурора, органов опеки и попечительства независимо от согласия указанных лиц. Например, возможно было бы по инициативе суда привлекать граждан, наделяя их статусом третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, по делам об установлении отцовства, когда в ходе судопроизводства выясняется, что иск был предъявлен ненадлежащим истцом (лицом, которое считает себя отцом ребенка) и этот ненадлежащий истец не согласен на свою замену. В данном случае привлечение третьего лица в процесс позволило бы не только определить действительного отца ребенка, но и правильно в дальнейшем разрешить вопрос о взыскании алиментов.

По поводу возможных возражений, связанных с тем, что привлечение третьих лиц, заявляющих само стоятельные требования на предмет спора по инициативе суда, противоречит современному содержанию принципа диспозити внести, необходимо согласиться с Н.Н. Тарусиной[55] , указывающей: «Диспозитивность процесса не есть абсолютная догма, о чем свидетельствуют многие нормы-исключения». Исключение из принципа диспозитивности является результатом его взаимодействия с принципом законности. Представление суду права по своей инициативе привлекать в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, является одним из таких исключений.

Участие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, необходимо и по тем делам, в которых непосредственно фигурируют интересы несовершеннолетних (в частности, дела о лишении родительских прав, об отобрании ребенка, об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников и др.). По таким делам третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вступает в процесс в целях защиты собственного права на воспитание несовершеннолетнего, то есть его юридический интерес к исходу дела может быть противоположным интересам как истца, так и ответчика. Если же спор был решен без участия третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, это может привести к тому, что защита его прав и интересов будет затянута во времени либо станет невозможной. Процессуальное положение родителя, в отношении которого не ставится вопрос о лишении родительских прав, нельзя сводить только к положению третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. Если он изъявит желание взять ребенка, то будет являться третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора. Если же он в силу каких-либо причин отказывается от воспитания своего ребенка, то обычно привлекается к делу в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Если же у суда есть основания для лишения второго родителя родительских прав (ст. 69 СК РФ), то он привлекается в процесс в качестве соответчика. Всегда необходимо рассматривать вопрос о привлечении к участию в деле лиц, не являющихся родителями, но воспитывающими ребенка. Закон не определяет окончательно их процессуального положения. Думается, что нужно наделять этих лиц правами, и обязанностями третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, поскольку не исключена возможность оставления детей им на воспитание.

Итак, необходимость участия третьих лиц на стадии подготовки брачно-семейных дел обусловлена наличием возможных с их стороны собственных притязаний на спорное имущество, а также правовой связью с имущественными правами и обязанностями супругов.

Привлечение третьих лиц необходимо и в целях повышения эффективности защиты прав и интересов несовершеннолетних в брачно-семейных процессах. В этой связи возникает вопрос о том, что делать суду в том случае, если присутствие третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, целесообразно ввиду обеспечения защиты прав несовершеннолетнего, а само третье лицо отказыва ется вступать в процесс.

Представляется необходимым на законодательном уровне определить круг судебных семейных дел, по которым привлечение граждан в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, должно происходить по инициативе суда, прокурора, органов опеки и попечительства независимо от согласия указанных лиц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Гражданские процессуальные отношения возникают между судом, с одной стороны, и всеми участниками процесса - с другой. С целью упорядочения отношений суда с участниками процесса ГПК РФ подразделяет последних на две большие группы: лиц, участвующих в деле (стороны; третьи лица; прокурор; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц), а также вступивших в процесс в целях дачи заключения (лица, участвующие в процессе с целью защиты интересов других лиц - органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации, а также граждане). Вступление или привлечение в гражданский процесс третьих лиц обусловлено их заинтересованностью в разрешении дела.

Третьи лица вступают в уже начавшийся спор между сторонами и подразделяются по характеру заинтересованности в исходе дела на: третьих лица, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора и третьих лиц, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вступает в процесс потому, что считает, что спорное право принадлежит ему, а не истцу или ответчику.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вправе вступить в процесс по собственной инициативе в течение всего производства, вплоть до удаления суда в совещательную комнату.

Рассмотрев вопрос о допущении в дело третьего лица, судья выносит определение о признании его третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование в рассматриваемом деле, или об отказе в этом.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, - это лицо, участвующее в деле на стороне истца или ответчика в связи с тем, что решение по делу может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон. Цель участия в процессе третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований - предотвратить неблагоприятные для себя последствия решения суда. Как правило, такие лица появляются там, где возможны регрессные требования.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступать в процесс по собственной инициативе, привлекаться к участию в деле по ходатайству сторон или по инициативе суда. Их вступление (или привлечение) допускается в течение всего производства по делу до постановления решения судом первой инстанции.

Отсутствие собственных требований не обозначает бесправия: эти лица обладают всеми процессуальными правами, необходимыми для защиты их прав и интересов, связанных с этим процессом. Однако, они не могут изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска, признать иск или заключить мировое соглашение, требовать принудительного исполнения судебного решения, а также предъявить встречный иск. Такой иск не может быть предъявлен и к ним.

В ходе данного исследования были выявлены некоторые процессуальные особенности участия третьих лиц при ведении трудовых дел. Так, при предъявлении работодателю требований о возмещении вреда, причиненного его работником другому лицу, работник должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика, так как в этом гражданском процессе будет решаться вопрос о совершении им виновных действий в рабочее время, что позволяет работодателю привлечь его к материальной ответственности.

Предлагается внести изменение в статью 248 Трудового кодекса РФ («. Порядок взыскания ущерба»). В предлагаемой редакции начало статьи звуч так: «При предъявлении работодателю требований о возмещении вреда, причиненного его работником другому лицу в судебном порядке, работник должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика».

В работе показано, что привлечение руководителей в качестве третьих лиц по делам об увольнении из государственных и муниципальных организаций сократит число нарушений трудовых прав работников этих организаций.

В ходе данного исследования были рассмотрены также проблемы участия третьих лиц в жилищных делах. Было выяснено, что случаи вступления в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета жилищного спора, на практике встречаются крайне редко.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, привлекаются в гражданский процесс по жилищным делам достаточно часто. В юридической литературе нет единой точки зрения, кто точно может выступать в качестве третьего лица по данной категории дел. Судебная же практика идет по пути признания в качестве третьих лиц без самостоятельных требований во-первых жилищных органов власти (в делах о выселении с предоставлением другого жилого помещения, а также без предоставления другого жилого помещения вследствие признания ордера недействительным по причине неправомерных действий получивших ордер лиц), во-вторых, граждан (членов семьи истца, которые не изъявили желания вступить в дело в качестве соистцов и не являются в споре ответчиками), а в-третьих, граждан, предоставляющих для обмена свою жилую площадь ,в делах, возникших по причине недостижения между членами семьи соглашения об обмене (принудительный обмен).

В ходе данного исследования установлена необходимость участия третьих лиц на стадии подготовки и брачно-семейных дел. Эта необходимость обусловлена наличием возможных с их стороны собственных притязаний на спорное имущество, а также правовой связью с имущественными правами и обязанностями супругов.

Участие третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, необходимо и по тем делам, в которых непосредственно фигурируют интересы несовершеннолетних (в частности, дела о лишении родительских прав, об отобрании ребенка, об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников и др.). По таким делам третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вступает в процесс в целях защиты собственного права на воспитание несовершеннолетнего, то есть его юридический интерес к исходу дела может быть противоположным интересам как истца, так и ответчика.

Представляется необходимым на законодательном уровне определить круг судебных семейных дел, по которым привлечение граждан в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, должно происходить по инициативе суда, прокурора, органов опеки и попечительства независимо от согласия указанных лиц. В соответствие с этим, предлагается внести изменения в пункт 2статьи 70 Семейного кодекса РФ, которая будет звучать в следующей редакции: «Дела о лишении родительских прав рассматриваются с обязательным участием прокурора и органа опеки и попечительства, а также граждан в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.»

Предлагается внести изменения в название и пункт 1 статьи 78 Семейного кодекса РФ, которая будет звучать в следующей редакции: «Статья 78. Участие органа опеки и попечительства, третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей. При рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства и третьи лица, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст]: [с поправками от 30.12.2008 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2009. - N 4. – Ст. 445.

2. Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон от 14 ноября 2002 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – №46.– Ст. 4532.

3. Российская Федерация. Законы. Трудовой кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 25.11.2009)] // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

4. Российская Федерация. Законы. Об ипотеке (залоге недвижимости) [Текст]: [федеральный закон от 16.07.1998 N102-ФЗ (ред. от 17.07.2009)] // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. - N 29. - Ст. 3400.

5. РСФСР. Законы. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР [Текст] // Ведомости ВС РСФСР. - 1964. - N23. -Ст.407.

6. Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложениями рассуждений, на коих они основаны. [Электронный ресурс] // Электрон. дан.- Режим доступа: http://civil.consultant.ru/reprint/books/115/3.html#img4.

7. Абознова, О.В. Суд в механизме реализации права на судебную защиту в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] /О.В. Абознова. - Екатеринбург:УГУ, 2006. -26с.

8. Аносова, С.В. Советский гражданский процесс [Текст] / Под ред. А.Ф. Клейнмана. - М.: Юридические науки, 1964. -578с.

9. Аргунов, В. Н. Об основаниях участия в гражданском процессе третьих лиц без самостоятельных требований [Текст] / В.Н. Аргунов // Советская юстиция. - 1983. - № 23.- С.12-19.

10. Аргунов, В.Н. Участие в гражданском процессе третьих лиц с самостоятельными требованиями [Текст] / В.Н. Аргунов //Советсткий юрист.- 1982. - №8. – с.22-29.

11. Викут, М. А. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук [Текст] / М.А. Викут. – М.: МГУ, 1953.- 24с.

12. Гапеев, В. Н. Третьи лица без самостоятельных требований и их участие в гражданском процессе [Текст] / В.Н. Гапеев, М.В. Джаникян // Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции: Сб. науч. тр. – Свердловск: УГУ, 1988.- С.43-49.

13. Гражданский процесс : учеб. для вузов [Текст] / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. - М.: Городец, 2007. - 783с.

14. Гражданский процесс Российской Федерации [Текст] / Под ред. А.А. Власова. – М.: Юрайт-Издат, 2003. – 584 с.

15. Гражданский процесс: Учебник [Текст] / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота.- М.: Юрайт-Издат, 2000.- 723с.

16. Гражданский процесс: Учебник [Текст] / Под ред. д.ю.н., проф. А.Г. Коваленко, д.ю.н. проф. А.А. Мохова, д.ю.н., проф. П.М. Филиппова. - М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; «ИНФРА-М», 2008. - 448 с.

17. Гражданское процессуальное право: Учебник [Текст]/ Под ред. М.С. Шакарян. -М.: Проспект, 2004.- 592 с.

18. Грицанов, А. С. К вопросу о понятии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора [Текст] / А.С. Грицанов // Проблемы гражданского и трудового права и гражданского процесса. – Томск: ТГУ, 1978. – С.80-87.

19. Грось, Л. О третьих лицах в гражданском и арбитражном процессах [Текст] / Л.О. Грось // Хозяйство и право. - 1999. - № 12. – С. 12-17.

20. Грось, Л. О. К вопросу о гражданской процессуальной правоспособности и дееспособности сторон и третьих лиц [Текст] / Л.О. Грось // Арбитражный и гражданский процесс. – 2002. - № 10. – С. 45 - 52.

21. Дехтерева, Л.П. Гражданский процесс: Учебное пособие [Текст]/ Л.П. Дехтерева. - М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2005. - 776 с.

22. Ильинская, И.М. Участие третьих лиц в гражданском процессе [Текст] / И. М. Ильинская. - М.: Юридическая литература, 1962. – 125 с.

23. Осокина, Г. Гражданская процессуальная право- и дееспособность [Текст] / Г. Осокина // Российская юстиция. - 1997. - N 5. - С. 36 - 42.

24. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ [Текст] / Под ред. П.В. Крашенинникова. – М.: Издательство «Статут», 2006. – 813 с.

25. Клейнман, А Ф Советский гражданский процесс [Текст] / А.Ф. Клейнман. – М: Знание, 1954. – 589с.

26. Клейнман, А.Ф. Участие третьих лиц в гражданском процессе [Текст] / А.Ф. Клейнман. // Сб. трудов Иркутского университета. Т. XIII. Власть труда. - Иркутск, 1927. – С. 8-14.

27. Клышев, В. Привлечение в процесс третьих лиц по делам о восстановлении на работе [Текст] / В. Клышев, М. Треушников // Советская юстиция. - 1982. - № 14. – С.22-29.

28. Козловская, Н.В. Процессуальные особенности судебной защиты жилищных прав граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук [Текст] / Н.В. Козловская. – Минск: БГУ, 2003.- 27с.

29. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) [Текст] / Под ред. М.С. Шакарян. - М., 2001. С. 130.

30. Коршунов, Н.М. Гражданский процесс: Учебник для вузов [Текст]/ Н.М. Коршунов. - М.: НОРМА, 2004.- 848 с.

31. Миронов В.И. Лекции по гражданскому процессу [Текст] / В.И. Миронов. - М.: Интел-Синтез, 2001.- 240с.

32. Моисеев С. О праве истца привлекать третьих лиц [Текст] / С.О.Моисеев //Арбитражный и гражданский процесс. - 2007. - № 8. – С.22-29.

33. Нефедьев Н.И. Учебник русского гражданского судопроизводства [Текст] / Н.И. Нефедьев. - М., 1904. -389с.

34. Новоструев А.Г. Участие в жилищных делах третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора [Текст] / А.Г. Новоструев // Юрист. – 2005. – № 6. – С. 49–51.

35. Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. [Текст] / Г.Л. Осокина. -Томск, 2002. -289с.

36. Постатейный комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ [Текст] / Под ред. Крашенинникова П.В. – М.: Статут, 2005. -893с.

37. Присоединение третьих лиц / Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. [Электронный ресурс] // «Все о праве»: Информационно-образовательный юридический портал. - Режим доступа: www.allpravo.ru.

38. Туманова, Л. В. Актуальные проблемы участия в гражданском судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и органов государственного управления, дающих заключение по делу: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. [Текст] / Л.В. Туманова. - Саратов: СГАП, 1985.- 27с.

39. Туманова, Л.В. Участие третьих лиц как процессуальная форма обеспечения защиты интересов государства и общества в гражданском судопроизводстве [Текст] / Л.В. Туманова // Материально-правовые и процессуальные средства охраны и защиты интересов государства и общества. - Калинин, 1988. – С. 50–60.

40. Цепкова, Т.М. Участие третьих лиц в судопроизводстве по урегулированию семейно-правовых конфликтов [Текст] / Т.М. Цепкова // Вестн. Саратовской гос. академии права. - 2006. - № 2. - С. 75 - 81.

41. Шевелевич, А. Третьи лица в трудовом споре [Текст] / А. Шевелевич // Кадровое дело. - 2007. - № 7. - С. 97-101.

42. Чечот, Д.М. Участники гражданского процесса [Текст] / Д.М. Чечот // Избранные труды по гражданскому процессу. - СПб.: Питер , 2005.- 327с.

43. Энгельман, И.Е. Учебник русского гражданского судопроизводства [Текст] / И.Е. Энгельман. - СПб., 1899. – 289с.

44. Яблочков, Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства [Текст] / Т.М. Яблочков. - Ярославль, 1912.

45. Ярков, В.В. Гражданский процесс: учебник для вузов [Текст] / В.В. Ярков.- М.: Волтерс Клувер, 2006. -734с.

46. Муром. Муромский городской суд. Новости Муромского городского суда [Электронный ресурс] // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Муромский городской суд. - Режим доступа: http://muromsky.wld.sudrf.ru/

47. Королев. Королевский городской суд. Решение Королевского городского суда от 03.04.2007 г по делу по иску Кислицына С.Н № 2 - 294/2007 г. [Электронный ресурс] // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Королевский городской суд Московской области. - Режим доступа:

http://korolev.mo.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&dtid=4

48. Решение Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 17.02.2009 г. № 2-171/2009 // Архив Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка.

49. Решение Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 26.03.2009 г. по делу по иску Васильевой Л. А. к Воложанину А. А. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета № 2-311/2009г. // Архив Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка.

50. Липецк. Правобережный районный суд г. Липецка. Решение Правобережного суда г. Липецка от 20.01.2005 г по делу по иску Слюсарева Ю.А. № №2-834/2005 г. [Электронный ресурс] // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Правобережный районный суд г. Липецка. - Режим доступа: http://pravsud.lpk.sudrf.ru/modules.php?name=gbook

51. Москва. Тимирязевский районный суд г. Москвы. Решение Тимирязевского районного суда г. Москвы. от 18.06.2005 г по делу по иску Инспекции Федеральной налоговой службы N 13 Северного административного округа города Москвы N 2-721/05. [Электронный ресурс] // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Тимирязевский районный суд г. Москвы. - Режим доступа: http://timiryazevsky.msk.sudrf.ru/


[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (ред. от 28.06.2009) // СЗ РФ. 18.11.2002. N46. Ст. 4532.

[2] Конституция Российской Федерации: [с поправками от 30.12.2008 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 4. Ст. 445.

[3] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 25.11.2009) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

[4] Федеральный закон от 16.07.1998 N102-ФЗ (ред. от 17.07.2009) «Об ипотеке (залоге недвижимости)» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 29. Ст. 3400.

[5] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. д.ю.н., проф. А.Г. Коваленко, д.ю.н. проф. А.А. Мохова, д.ю.н., проф. П.М. Филиппова. М., 2008. С. 223.

[6] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М., 2000. С. 60-61; Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. В. Яркова. М., 2006. С. 50.

[7] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. д.ю.н., проф. А.Г. Коваленко, д.ю.н. проф. А.А. Мохова, д.ю.н., проф. П.М. Филиппова. М., 2008. С. 225.

[8] Гражданский процесс Российской Федерации / Под ред. А.А. Власова. М., 2003.С. 49.

[9] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. д.ю.н., проф. А.Г. Коваленко, д.ю.н. проф. А.А. Мохова, д.ю.н., проф. П.М. Филиппова. М., 2008. С. 278.

[10] Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложениями рассуждений, на коих они основаны // Электронный ресурс, доступ в Интернет: http://civil.consultant.ru/reprint/books/115/3.html#img4.

[11] Клейнман А.Ф. Участие третьих лиц в гражданском процессе // Сб. трудов Иркутского университета. Т. XIII. Власть труда. Иркутск, 1927. С.34.

[12] Присоединение третьих лиц / Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. // «Все о праве»: Информационно-образовательный юридический портал / Электронный ресурс, доступ в Интернете: www.allpravo.ru.

[13] Гражданский процесс: учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. М., 2007. С.140.

[14] См, например, Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2004.С 321.

[15] Гражданский процесс : учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. М., 2007. С.140.

[16] Гражданский процесс Российской Федерации / Под ред. А.А. Власова. М., 2003. С. 50.

[17] Присоединение третьих лиц / Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. // «Все о праве»: Информационно-образовательный юридический портал / Электронный ресурс, доступ в Интернете: www.allpravo.ru.

[18] Нефедьев Н.И. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1904. С. 104 – 105.

[19] Энгельман И.Е. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб., 1899. С. 105

[20] Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 84.

[21] См, например, Гражданский процесс Российской Федерации / Под ред. А.А. Власова. М., 2003. С.51.

[22] Чечот Д.М. Участники гражданского процесса // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 173.

[23] Клейнман А Ф Советский гражданский процесс. М., 1954. С. 108.

[24] Чечот Д.М. Участники гражданского процесса // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 177.

[25] Аносова С.В. Советский гражданский процесс / Под ред. А.Ф. Клейнмана. М., 1964. С.345.

[26] Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 75.

[27] Присоединение третьих лиц / Учебник гражданского процесса. Е.В.Васьковский. - Москва, 1917 г. // «Все о праве»: Информационно-образовательный юридический портал / Электронный ресурс, доступ в Интернете: www.allpravo.ru.

[28] Нефедьев Н.И. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1904. С. 101.

[29] Абознова О.В. Суд в механизме реализации права на судебную защиту в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 6 - 8.

[30] Гражданский процесс : учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. -2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С.153.

[31] Гражданский процесс : учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. М., 2007. С.153.

[32] Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С.255.

[33] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2001. С. 130.

[34] Гражданский процесс : учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. М.: Городец, 2007. С.154.

[35] Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. Томск, 2002. С. 180.

[36] Гражданский процесс : учеб. для вузов / Под ред. М. К. Треушникова д.ю.н., проф., засл. деятеля науки РФ. М., 2007. С .154.

[37] Федеральный закон от 16.07.1998 N102-ФЗ (ред. от 17.07.2009) «Об ипотеке (залоге недвижимости)» // Собрание законодательства РФ. 20.07.1998. N 29. Ст. 3400.

[38] Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ. 03.05.1999. N 18. Ст. 2207.

[39] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 2000. С. 79.

[40] Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. М., 1980. С. 268.

[41] Новости Муромского городского суда // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Муромский городской суд. Режим доступа: http://muromsky.wld.sudrf.ru/

[42] Решение Королевского городского суда от 03.04.2007 г по делу по иску Кислицына С.Н № 2 - 294/2007 г. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Королевский городской суд Московской области. Режим доступа:

http://korolev.mo.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&dtid=4

[43] Миронов В.И. Лекции по гражданскому процессу. М., 2001. С.114.

[44] Решение Правобережного суда г. Липецка от 20.01.2005 г по делу по иску Слюсарева Ю.А. №2-834/2005 г. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Правобережный районный суд г. Липецка. Режим доступа: http://pravsud.lpk.sudrf.ru/modules.php?name=gbook

[45] Ильинская И.М. Участие третьих лиц в гражданском процессе. М., 1962. С. 6, 42.

[46] Козловская Н.В. Процессуальные особенности судебной защиты жилищных прав граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Минск, 2003. С. 12.

[47] Решение Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 26.03.2009 г. по делу по иску Васильевой Л. А. к Воложанину А. А. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета № 2-311/2009г. // Архив Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка.

[48] Решение Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 17.02.2009 г. по делу по иску по иску Б. к МУ «Д» г. Новокузнецка, Администрации города, Администрации района о признании членом семьи нанимателя жилого помещения № 2-171/2009. // Архив Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка.

[49] Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 58.

[50] Аргунов В.Н. Процессуальная форма участия в гражданском процессе нанимателей жилого помещения, предлагаемого в качестве варианта для обмена // Вопросы развития теории гражданского процессуального права. М., 1981. С. 89.

[51] Решение Тимирязевского районного суда г. Москвы. от 18.06.2005 г по делу по иску Инспекции Федеральной налоговой службы N 13 Северного административного округа города Москвы N 2-721/05. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Тимирязевский районный суд г. Москвы. Режим доступа: http://timiryazevsky.msk.sudrf.ru/

[52] Решение Правобережного суда г. Липецка от 22.10.2006 г по иску о разделе совместно нажитого имущества между Н.В. и А.В. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Правобережный районный суд г. Липецка. Режим доступа: http://pravsud.lpk.sudrf.ru/modules.php?name=рbook

[53] Решение Решение Боровичского городского суда Новгородской области от 27 октября 2008 года по делу по иску Максимовой Ирины Андреевны к Максимову Станиславу Викторовичу о расторжении брака и разделе имущества, и по иску Максимовой Валентины Владимировны об исключении квартиры № 32 дома № 88 по ул.С.Перовской г.Боровичи из числа совместно нажитого супругами Максимовыми Ириной Андреевной и Станиславом Викторовичем имущества. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Боровичский городской суд Новгородской области. Режим доступа: http://borovichsky.nvg.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&dtid=5&did=86

[54] Решение Шалинского районного суда Шалинского района Свердловской области от 11.02.2009 г по делу по иску Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Надежда» Шалинского района к В. о лишении родительских прав и взыскании алиментов №2-34/2009 г. // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Правосудие». Шалинский районный суд Шалинского района Свердловской области. Режим доступа: http://shalsud.svd.sudrf.ru/modules.php?name=gbook

[55] Тарусина Н.Н. О взаимодействии частных и публичных начал в сфере защиты субъективных семейных норм и интересов // Проблемы защиты субъективных гражданских прав: Сб. науч. трудов. Ярославль, 2000. С. 21.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему