регистрация / вход

Правовые основы Древнерусского феодального государства

История создания и общая характеристика "Русской Правды". Правовое положение населения (феодалы, зависимые люди). Гражданское и уголовное право Древнерусского феодального государства. Обязательства периода Киевской Руси, специфика процессуального права.

Содержание:

1. История создания и общая характеристика “русской правды”

2. Правовое положение населения (феодалы, зависимые люди)

3.Гражданское право

4. Уголовное право

5. Процессуальное право

Список литературы


1. История создания и общая характеристика "Русской Правды"

Во второй половине IX в. на территории Восточной Европы, где жили древние славянские племена, образовалось русское раннефеодальное государство Киевская Русь. Важную роль в укреплении феодального базиса играла правовая надстройка, созданная в период формирования феодальных отношений в Х в. и получившая окончательное закрепление в "Русской Правде"- памятнике феодального права.

Наличие в Древнерусском государстве соседской общины - верви, приводит нас к признанию того, что члены ее имели определенный круг прав и обязанностей как во взаимоотношениях между собой, так и вне общины. Об этом свидетельствуют ст. 3-8 "Русской Правды", которые законодательно закрепили порядок ответственности членов верви за убийство человека. Данные нормы возникли значительно раньше "Русской Правды", в период формирования феодальных отношений, и существовали в виде обычая. Следовательно, обычай был одним из основных источников создания "Русской Правды".

Изучение древнейших документов истории Древней Руси свидетельствует о самостоятельности исторического процесса возникновения и развития государства и права у восточных славян. Правовые нормы играли важную роль в укреплении раннефеодальной монархии; Наиболее ранними, дошедшими до нас памятниками древнерусского феодального права, были договоры киевских князей с Византией (911, 944, 971 гг.), в которых содержались сведения о "Законе Русском". Эти договоры содержали ряд статей о праве собственности и наследования, о пленных и "челяди" и т. д. К источникам "Русской Правды" следует отнести и договоры между отдельными русскими князьями. Иной характер носили договоры князей с народом. Такие до говоры заключались вечем от имени народа с князем. Условия княжения предлагались той или, другой стороной, а затем утверждались взаимным соглашением.

Так, новгородцы, приглашая к себе князя, ставили ему целый ряд условий, серьезно ограничивающих его власть: не судить без Суда посадника, не раздавать без него волостей и грамот, не приобретать самому, княгине, боярам и дворянам недвижимого имущества в пределах Новгородской земли и т. д.

К источникам относились и договоры с дружиной, которые заключались устно и содержали условия о сроках службы, раз мерах пожалований за службу и т. д.

Одним из источников "Русской Правды" является законодательная деятельность князей. Так, после подавления Древлянского восстания 945 г. княгиня Ольга установила характер нормы дани - "Уроки", создала на земле древлян новые административно- финансовые единицы (погосты, места). С целью установления регулярных поборов с населения ввела различные "виры", "продажи", "пошлины", что закреплено в статьях "Русской Правды".

Присоединяя к Киевскому государству новые земли, князья назначали на них своих посадников, наделяя их различными полномочиями по управлению, сбору дани с населения, совершению правосудия. Некоторые статьи "Краткой Правды" говорят нам о суде, но ни одна не упоминает о его составе, порядке образования. Суд выборных старейшин превратился в княжеский суд и был в руках князя средством борьбы с преступниками.

Большое значение для создания норм "Русской Правды" имели судебные решения, в которых содержались отдельные виды наказаний за преступления.

Следовательно, "Русская Правда" возникла не "на пустом месте", а явилась итогом развития Древнерусского государства. Нормы русского права, как и феодальные отношения, в Киевской Руси складывались неравномерно и по-разному. Сохранилось свыше ста списков, в которые включены различные нормы права. В соответствии с их содержанием историки сгруппировали списки "Русской Правды" в три основные редакции - Краткую, Пространную и Сокращенную.

Нормы раннефеодального права отражены в первой части "Краткой Правды", или "Древнейшей Правды", которая представляет сборник правовых норм, изданных в различное время князем Ярославом Мудрым для разрешения конфликтов, возникающих в дружинной среде. По происхождению и задачам "Краткая Правда" не могла отразить многих сторон феодального государства Руси. Она состояла из двух частей: "Правды Ярослава" и "Правды Ярославичей". Круг наказуемых преступлений, упоминаемых во всех 18 статьях, очень ограничен: убийство, побои до крови или до синяков, удары палками, нанесение увечий, вырывание усов и бороды, езда на чужом коне, порча чужого имущества. В "Краткой Правде" говорится и о таком пережитке патриархально-общинных отношений, как право родственников на кровную месть за убийство. В "Правде Ярославичей", возникшей в обстановке дальнейшего развития феодальных отношении, отражается процесс складывания на Руси крупной феодальной собственности и содержатся нормы, обеспечивающие защиту от посягательств па княжеское хозяйство. Запрещалась кровная месть, во всех случаях она заменялась вирой. Целой системой специальных штрафов охранялась от покушений со стороны крестьян жизнь княжеских слуг (огнищан, тиунов, мечников), защищалась незыблемость феодальной собственности (земля, амбары, скот и т. д.).

"Пространная Правда" состоит из двух частей: "Устава князя Ярослава" и "Устава Владимира Мономаха", изданных в разное время, а затем механически объединенных переписчиками. "Устав Владимира Мономаха" уточнил правовое положение закупов, установил ответственность за кражу ряда иных объектов, расширил раздел, посвященный наследственному праву, большое внимание уделил законодательству о холопах, принял меры по охране имущественных прав купечества. С распадом Древнерусского государства отдельные нормы находили применение в Московском государстве. Из "Пространной Правды" были выбраны и частично переработаны отдельные нормы, составлены более краткие списки, которые получили название сокращенной редакции "Русской Правды". "Русская Правда" является крупнейшим раннефеодальным кодексом Древней Руси, сложным по своему происхождению, составу и содержанию.

Кроме "Русской Правды", памятниками права Древнерусского государства, отражающими законодательную деятельность князей, являются церковные уставы и уставные грамоты. Князья жаловали различные привилегии отдельным лицам за их службу. На эти привилегии выдавались специальные грамоты в которых указывалось конкретное содержание привилегии: владеть землей, крестьянами, осуществлять суд, сбор пошлин и другие полномочия в зависимости от заслуг данного лица.

Часто князья составляли завещания с указанием сделанных пожалований тем или иным лицам о предоставлении определенных прав. Многие князья устанавливали привилегии русской церкви. До нас дошел целый ряд таких привилегий: Уставы князя Владимира, князя Ярослава, новгородского князя Всеволода; Уставная грамота, данная князем Всеволодом церкви Ивана на Опоках; Устав новгородского князя Святослава; Уставная грамота смоленского князя Ростислава и др.

Значение этих памятников права состоит в том, что они знакомят нас с отношениями, существовавшими между церковью и государством, с правовым положением духовенства, с делами, которые подлежали ведению и суду церкви. Кроме того, они знакомят с теми правовыми нормами, которые не нашли своего отражения в "Русской Правде".

В Древнерусском государстве, кроме собственных правовых источников, применялись сборники византийских церковных правил и законов, определяющих права церкви и указывающих на взаимоотношения церкви и государства. После принятия христианства, византийское духовенство всячески стремилось в своей деятельности проводить, основные принципы византийского феодального права. На Руси распространялись переводы сборников византийского церковного права. Ввиду зависимости русской церкви от Константинополя русское духовенство частично подчинялось правилам греческой церкви. Влияние византийских сборников на русское право обусловливалось подсудностью духовным судам вопросов семейно-брачного и наследственного права. Сборники византийского церковного права носили наименование номоканонов. Русские переписчики объединили номоканоны с правилами из других русских правовых источников, в результате вышли более полные сборники права, получившие название Кормчих книг. Источники "Русской Правды" убедительно свидетельствуют о том, что этот документ права возник на основе закономерного развития, русского общества, и рассуждения норманистов, дворянско-буржуазных историков, современных западноевропейских советологов о германском происхождении "Русской Правды" или о заимствовании ею норм из Саксонского, Салического или Фризского прав явно несостоятельны и не могут быть обоснованы никакими научными доказательствами. Этот древнейший кодекс является сборником русского феодального права. Содержание его дает представление о характере и устройстве феодальной вотчины, о правовом положении населения, о государственном строе Древней Руси, суде, преступлениях и наказаниях, наследовании и договорах.

2. Правовое положение населения (феодалы, зависимые люди)

В процессе развития феодальных отношении повсеместно происходил процесс превращения родоплеменной знати в собственников земля, феодалов. Прямые захваты общинных земель способствовали росту феодального землевладения и ускоряли формирование класса феодалов.Высшей социальной группой в Киевской Руси были великие и удельные князья. Они являлись крупнейшими землевладельцами Руси. В "Русской Правде" нет ни одной статьи, в которой бы прямо определялось правовое положение князя. И в этом, видимо, не было никакой необходимости. Сосредоточение в его руках законодательной, исполнительной, военной и судебной власти делало его и верховным собственником всех земель, входящих в состав княжества. Одним из начальных способов установления княжеской собственности на землю была финансово-административная реформа княгини Ольги. Отменив полюдье и заменив его определенными ставками дани и другими повинностями, она тем самым положила начало превращению дани в феодальную ренту. Другим способом установления собственности князя на землю являлось строительство городов на окраинах княжеских сел, где князья эксплуатировали холопов и обезземеленное крестьянство: закупов, изгоев и т. д.

Дальнейшее развитие княжеского домена шло по линии постепенной консолидации княжеских городов и волостей с города ми и волостями, находившимися в общей административной системе земли - княжений.

Киевские князья в процессе своей законодательной деятельности стремились создать нормы права, которыми закреплялось бы их право на землю, эксплуатацию крестьян, охрану и защиту собственности феодалов. Бояре, как верхушка класса феодалов, стремились оформить свое правовое положение, обеспечив за собой целый ряд привилегий.

Первоначально право владения землей предоставлялось вассалам князя на период службы, но со временем они добились превращения этого права в наследственное. Владение феодалов стали называться вотчинами. И "Русская Правда", как кодекс феодального права, чутко стояла на страже защиты феодальной собственности на землю. "Русская Правда" охране феодальной собственности на землю уделяла большое внимание. За порчу межевых знаков в бортных лесах, за перепахивание полевой межи (ст. 71, 72), за уничтожение дерева с межевым знаком (ст. 73) полагалась продажа в размере 12 гривен, в то время как за убийство крестьянина (смерда) штраф составлял всего лишь 5 гривен (ст. 18).

Очень много статей посвящено охране имущества феодалов. Так, ст. 83 назначала поток и разграбление (обращение преступника и членов его семьи в рабство и конфискация всего имущества) за поджог жилого и нежилого помещения (двора, гумна), ст. 35 - за конокрадство. За преднамеренное истребление скота по ст. 84 взыскивался штраф в пользу князя -12 гривен и возмещался вред хозяину (урок). За порубку бортного дерева (ст. 75) - 3 гривны штраф князю и полгривны - хозяину.

Из всех преступлений против имущественных прав основное внимание в "Русской Правде" уделялось краже (татьбе) (Татьба - тайное похищение чужого имущества). Наиболее тяжкими видами кражи считались кражи из закрытых помещений (ст. 41, 43). Классовая подоплека усиленной охраны имущества в закрытых помещениях закрепляется в ст. 41, 42, 43, 44 ответственностью за соучастие в краже.

В "Русской Правде" подробно говорится об ответственности за кражу самых" разнообразных видов имущества. Можно сказать, что закон охранял все; что было в хозяйстве феодала: коня, свинью, ястреба, пса, сено, дрова, хлеб, постройки, пашню и т.д. С исключительной подробностью регламентированы вопросы защиты права собственности феодалов на холопов, детально определяется порядок отыскания и задержания беглого холопа (ст. 32), его возвращение хозяину, а также ответственность за его укрывательство или оказание помощи (ст. 112, 113, 115, 144).

Классовая сущность древнерусского права особенно ярко выражена в нормах, охраняющих жизнь и здоровье представителей класса феодалов, выделяя их в качестве особого привилегированного сословия. В "Русской Правде" нет норм, определяющих ответственность за убийство князя. Но оно, безусловно, наказывалось смертной казнью. За убийство феодалов и лиц княжеской администрации была установлена вира в размере 80 гривен (ст. 3).

Очевидно, защита личности, чести бояр вообще обеспечивалась более строгими наказаниями, нежели наказания по "Русской Правде", которые часто устанавливались князем, исходя из каждого отдельно взятого случая. Так, "Правосудие Митрополичье" говорит, что "князю за бесчестье главу снята".

За убийство простого человека, младших княжеских дружинников и младших княжеских слуг - 40 гривен; за убийство свободной женщины - 20 гривен (ст. 88); за убийство пашенных и сельских тиунов, кормилец и ремесленников - 12 гривен (ст. 13. 15, 17). Убийство феодальнозависимых людей влекло за собой значительно меньшее наказание 5 гривен (ст. 14 и 15). За убийство холопов всех категорий вира вообще не взыскивалась, хозяину холопа уплачивалось денежное возмещение (ст. 89).

Штраф за убийство феодала был настолько велик, что уплатить его силами одного крестьянского хозяйства было невозможно (80 гривен равнялись стоимости 23 кобылиц пли 40 коров, или 400 баранов). Поэтому "Русская Правда" установила в некоторых случаях уплату виры всеми членами крестьянской общины - дикой виры (ст. 3 - 6). "Русская Правда" охраняла здоровье феодала, твердо соблюдая принцип феодального права, согласно которому нанесение побоев считалось более серьезным преступлением, чем нанесение ран оружием. Так, за нанесение мечом раны, даже самой тяжкой, взыскивался такой же штраф (ст. 30), как и за удар по лицу или удар палкой (ст. 31).

Установление подобных норм станет понятным, если учесть, что вооруженными чаще всего были представители класса феодалов, а крестьянин мог применить только свой кулак или палку.

Основной принцип феодального права - право привилегий - нашел отражение и в нормах, которые можно условно отнести к нормам гражданского права. Установлен различный порядок наследования имущества после смерти бояр и после смерти смердов. Если смерд не оставлял после себя сыновей, то его имущество шло князю (ст. 90). Имущество же дружинников и бояр князю не шло - при отсутствии сыновей его наследовали дочери (ст. 91).

С принятием христианства на Руси стало возникать духовенство. Церковь, монастыри обзаводились земельными участка ми и заселяли их зависимыми людьми. Духовенство освобождалось от уплаты дани, налогов, их правовое положение регулировалось различными церковными правами (Кормчие книги, номоканоны).

Другую группу составляло феодально-зависимое население, которое не являлось однородным по своему составу. Самой бесправной группой были холопы.

Правовому положению холопов посвящен целый раздел "Пространной Правды" (ст. 110-121). Ст. 110 указывает на три источника полного холопства: самопродажа в рабство при свидетелях, женитьба на рабыне без договора с ее господином и поступление в ключники без договора. Однако из других статей известно, что полным холопом мог оказаться закуп, если он совершил побег от своего господина (ст. 56) или был уличен в краже (ст. 64). Кроме того, источником холопства был, конечно, и плен, хотя в Русской Правде" о нем не говорится. Источником рабства было рождение от рабыни, а также осуществление высшей меры наказания - потока и разграбления. Все статьи о холопах свидетельствуют о их бесправном положении. Холоп не был субъектом права, он - вещь, которую можно продать, купить, избить, и даже убийство холопа (ст. 89) не являлось преступлением: виновный в убийстве только возмещал стоимость холопа- 5 гривен (за рабу - 6 гривен). Холоп не мог быть и послухом. (ст. 66)

Закупы по своему правовому положению близко примыкали к холопам. Статьи 56-62, 64 "Пространной Правды" содержат в себе так называемый "Устав о закупах". Закрепление закупа за господином определяется ст. 56 "Русской Правды", которая указывает, что закуп "крепок своему господину". Интересно за метить, что "Русская Правда" установила повышенную ответственность закупа за нанесенный ущерб'(ст. 64). Смысл этой статьи заключается в том, что если закуп совершит кражу, то господин имеет право поступить с ним по своему усмотрению. Важным моментом, определяющим характер зависимости закупов от господина, является подчинение их господской юрисдикции. В ст. 62 "Пространной Правды" говорится: ""Аже господин бьет закупа про дело, то без вины есть", т. е. решение вопроса о виновности закупа предоставляется самому господину. В случае кражи закупом у господина последнему предоставляется право самому установить меру наказания.

Большинство советских исследователей считает, что закупничество - одна из форм феодальной зависимости. Статья 57 "Пространной Правды" свидетельствует о том, что человек, решившийся определиться в закупы, приходил к господину без коня, плуга, земли. Но полностью лишенный средств производства, закуп сохранял личную свободу. Зависимость закупа, прежде всего личная зависимость, не связанная с прикреплением к земле.

Согласно нормам "Русской Правды" (ст. 59-62), определяющим правовое положение закупов, последние до возвращения долга проживали во дворе заимодавца. Ст. 64 содержит постановление о том, что превращение закупа в полного холопа могло наступить и в случае совершения им кражи независимо от раз мера стоимости украденного.

В отличие от холопа, закуп признавался субъектом прав и обязанностей, и по ст. 57, 58 он нес ответственность за хозяйский инвентарь, если потеряет его в поле, за скотину, если не загонит ее во двор или хлев. Закуп имел свое имущество (ст. 59), его нельзя было отдавать другому хозяину для работы (ст. 60), продавать как холопа (ст. 61). В последнем случае закуп получил свободу, а продавший его господин платил продажу 12 гривен. В небольшом иске закуп допускался послухом (свидетелем) при отсутствии свободного послуха, что свидетельствовало об ограничении его прав.

Говоря о положении закупов в Киевской Руси, С. В. Юшков писал: "Совершенно ясно, что на практике закуп порабощался, когда он шел отыскивать деньги для погашения долгового обязательства и для принесения жалобы на своего господина, очевидно, закуп принужден был отвечать и за потерю коня на войне и дома". И по всей вероятности, законодательству вряд ли удалось смягчить положение закупов. Для феодалов система закупничества была очень удобной формой закабаления свободного крестьянства, которое надеялось, что зависимость будет временной. Однако в распоряжении феодалов имелось много средств поставить крестьянина в такое положение, при котором он уже не смог бы вырваться из зависимости.

Закупничество получило на Руси широкое развитие как одно из распространенных средств вовлечения свободного населения в зависимое положение и способствовало массовому разорению смердов. Из числа зависимого населения "Краткая Правда" в ст. 11 и 16 упоминает челядина. О правовом положении этой категории людей существует несколько мнений. Наиболее близким к истине является объяснение понятия "челядин", данное В. Д. Грековым. Сопоставляя содержание ст. 13 и 16 "Краткой Правды" и ст. 27 и 28 "Правосудия Митрополичья", он убедительно доказал, что слово "челядин" является общим обозначением двух разновидностей зависимых людей: "В обоих памятниках говорится о рабе и закупе, причем в "Правосудии Митрополичьем" рабы и за купы считаются разновидностями одного родового понятия - челядь".

По мнению автора, наиболее правильное объяснение В.Д. Греков дает и другому понятию - "рядович", вызывающему разногласия среди историков. Рядовичем становился человек, который заключал "ряд" с господином в случаях, предусмотренных ст. 110 "Русской Правды". Смерды. К этой категории относились как свободные, так и зависимые крестьяне, все смерды платили дань. В период развития феодальных отношений на Руси шел процесс перехода смердов в зависимое состояние. "Русская Правда" указывает на наличие двух категорий смердов: свободных и зависимых.

Свободный смерд сам отвечает за свои преступления: "То ти урочи смердом оже платять кияжю продажаю" (ст. 45 "Пространной Правды"). Однако большую часть крестьян составляли зависимые смерды, которые но своему бесправному положению были близки к холопам: "А за убийство смерда или холопа платить 5 гривен"; "Если умрет смерд, то его наследство идет - князю, если у него в дому будут дочери..." (ст. 90).

Смерды - это основная масса феодально-зависимого населения, которое в большинстве своем состояло в общине. С развитием феодальных отношений часть смердов-общинников сохранила независимое от частных владельцев положение, а большая часть их попала под власть частных владельцев. Форма зависимости смерда от феодала определялась тем, на чьей земле он жил.

Наряду с холопами, закупами, смердами в документах упоминаются наймиты. Термин "наймит" применялся в Древней Руси к разным категориям людей и употреблялся в трех значениях: 1.Лицо, обязавшееся выполнять за вознаграждение определенную работу; 2. Арендатор; 3. Закладной человек (наймит - закуп).

Во всех случаях под наймом понимается договор между человеком, который обязуется трудиться, и человеком, который будет пользоваться результатами труда.

В процессе развития феодальных отношений па Руси унифицировалось правовое положение, феодально-зависимого крестьянства.

3.Гражданское право

"Русская Правда" - это механическое объединение в одном документе всех правовых норм Древнерусского феодального государства. Вновь издаваемые нормы включались в сборник по мере их издания. Законодателям и "кодификаторам" того времени не было известно, деление на нормы гражданского, уголовного и процессуального права, оно представляется весьма условно. Среди норм "Русской Правды" почти нет норм, прямо говорящих о защите права земельной собственности - основы феодального строя. Защищая собственность феодала на землю, "Русская Правда" установила строгую ответственность за порчу межевых знаков в бортных лесах и за перепахивание пашенной межи (ст. 71, 72, 73). О купле-продаже "Русская Правда" не упоминала, но из других источников мы знаем, что земли жаловались, покупались, продавались. Грамота Антония Римлянина Антопиеву монастырю говорит о том, что он купил "у Смехна да у Прохна у Ивановых детей у посадничих земли у Волхова", заплатив за нее большие деньги.

Отсутствие данных о порядке купли-продажи земельной собственности не позволяет сделать подробный анализ правового положения основного вида феодальной собственности. "Русская Правда" знает два вида возникновения оснований обязательств: договоры и причинение вреда. Причинение вреда по: "Русской Правде" называлось обидой, по своему характеру оно сливалось с преступлением и влекло за собой наказание. Система обязательств Киевского государства вследствие неразвитости оборота была несложной. Существовали следующие договоры: мены, купли-продажи, займа, найма имущества, личного найма, закупничества. Обязательства периода Киевской Руси имели ряд особенностей, отличающих их от периода позднего феодализма.

1. В более позднее время обязательства вели к установлению прав на действия обязанных лиц. В период же Киевской Руси они вели к установлению прав на личность обязанных лиц.

2. Обязательства возлагались не только на обязанное лицо, они падали и на лиц его семьи (т. е. на жену на детей).

3. Неисполнение обязательств могло иметь своим последствием превращение обязательного лица в холопа. Так, закуп, не желавший выполнить обязательство по этому договору или ушедший от своего хозяина, превращался в полного холопа (ст. 56).

4. Договоры, заключившиеся в Древнерусском государстве, были устные и сопровождались символическими действиями:

рукобитьем, магарычом, связыванием рук и т. п. Возможно, сделки о земле раньше других стали заключаться в письменной форме.

Договор займа. Ему посвящен ряд статей "Русской Правды". Предметом займа могли быть деньги, жито, мед, в зависимости от этого и проценты носили разные названия; так, проценты с денег - "рез", с меда - "настав", а с зернового хлеба - "присоп". В зависимости от суммы займа или стоимости полученных в заем ценностей предусматривался определенный порядок заключения договора займа. Если сумма займа не превышала 3-х гривен кунами, то при отсутствии у заимодавателя свидетелей сделки он мог подтвердить наличие долга присягой. Если же сумма долга превышала 3 гривны кунами и свидетелей сделки у заимодавца не было, то он не вправе был требовать возмещения долга (ст. 52). В ст. 52 говорилось: "Сам виноват, если не ставил свидетелей, давал деньги", а ст. 53 ограничивала взимание процентов двумя годами, после чего возврату подлежала только взятая сумма. Следовательно, заимодавец мог получить не более двойной суммы одолженных денег.

Для купцов был предусмотрен другой порядок признания до говора действительным. Если купец-должник отрицал долг, то для признания долга существующим достаточно было присяги купца - заимодавца (ст. 48). Для купцов была установлена льготная рассрочка платежа долга на несколько лет, если купец-должник потерпел кораблекрушение, подвергся ограблению, или его товар погиб при пожаре (ст. 54). Если купец сам был повинен в растрате денег, то купцы-заимодавцы имели право поступить с ним по своему усмотрению: продавать в рабство или предоставить отсрочку платежа (ст. 54). Статья 55 определяла последствия несостоятельности купца, обманом получившего то вар у иногороднего купца.

Проценты различались месячные, третные и годовые. Самый высокий процент - месячный, а самый низкий - годовой. В ст. 51 определялся размер долговых процентов при долгосрочном и краткосрочном займах.

"Месячный рост при краткосрочном займе брать заимодавцу по уговору; если же долг не будет уплачен в течение целого года, то считать рост с него на две трети (50%), а месячный отвергнуть".

Договор мены. В Киевском феодальном государстве он, безусловно, существовал, но ни в "Русской Правде", ни в других источниках о нем ничего не говорится, поэтому нет возможности установить лиц, участвующих в договоре. Договор купли - продажи "Русская Правда" упоминает несколько раз. Предметом купли-продажи могли быть холопы, одежда, кони, скотина и др. Закон не обусловливал обязательное наличие письменной формы договора, но зато требовал иметь свидетелей при купле-продаже для предотвращения невыгодных последствий, связанных с покупкой краденых вещей.

В ст. 37 "Пространной Правды" говорилось об одном из возможных случаев, когда краденое было куплено кем-либо на торгу, причем продавец его не был найден ("аще начнеть не знати, у кого купил").

Статья 118 указывала, что "если кто купил чужого холопа, не зная того, настоящему господину взять своего холопа, а покупщику возвратить деньги под присягой, что он купил холопа по незнанию. Если же окажется, что он купил заведомо чужого холопа, то он терял свои деньги. Упоминалась должность пятенщика, который ставил пятно на покупаемую лошадь и взимал "пятенный сбор", а мытник свидетельствовал факт совершения купли-продажи.

После принятия христианства на Руси вопросы заключения брака, его расторжения или признания недействительным подлежали юрисдикции церкви. Разрешалось заключать не более двух браков, даже смерть одного из супругов во втором браке не давала права оставшемуся в живых вступить в третий брак.

Родители но отношению к детям имели не только большие права, но и обязанности. "Устав князя Ярослава" предусматривал ответственность за обеспечение детей и устройство их в жизни. Так, невыдача дочери замуж каралась штрафом в пользу митрополита: если девушка из великих бояр не выходит замуж, родители платят митрополиту пять гривен золота, а простой чади - гривна серебра.

Развод супругов в Древней Руси допускался. Ему предшествовало судебное разбирательство с привлечением свидетелей.

"Если муж разводится с женой по своей воле и будучи они венчаны, то митрополиту - 12 гривен." Церковь решала и имущественные споры между мужем и женой. Однако некоторые стороны имущественных отношений супругов нашли отражение в "Русской Правде". Статьи 94 и 95 определяют правовое положение имущества, приносимого женой при ее вступлении в брак. Это имущество (приданое) сохранялось за ней и во время брака, а после ее смерти переходило наследникам, даже если муж вторично женился (ст. 94). Статья 95 .обязывала братьев из полученного ими наследства часть имущества выделить сестре для обеспечения ее приданым при выходе замуж. Статья 99 определяет, что имущество супругов является раздельным. Жена после смерти мужа является опекуном при детях, если не выходила замуж вторично. Если же она выходила замуж вторично, то имущество от первого мужа в присутствии свидетелей должно быть передано ближайшему родственнику детей, который становился их опекуном, или же отчиму. О раздельности имущества супругов свидетельствуют положения ст. 101 и 102. После смерти мужа жена имеет право управлять имуществом, жить в одном доме с детьми, если даже они этого не хотят. Но если мать "проживет имение и пойдет замуж, то обязана возвратить детям все прожитое".

Но раздельность имущества супругов не является препятствием для установления ответственности жены за вину и долги мужа. Статья 7 говорит именно об этом. Если муж совершил убийство с целью грабежа, то он выделяется князю на поток вместе с женой и детьми, а имение конфискуется князем. Но большинство вопросов семейного права регулировалось церковным законодательством.

В "Русской Правде" отражены нормы наследственного права, известно наследование по закону и наследование по завещанию. "Русская Правда" определила два различных порядка наследования по закону: один - для бояр, другой - для смердов. "Если умрет кто из бояр или дружинников, то князь не наследует, а получают наследство дочери, если сыновей не останется" - (ст. 9l). "Если смерд умрет бездетным, то наследует князь, если останутся в доме незамужние дочери, то выделить на них некоторую часть; если же будут замужем, то не давать и части (ст.90).

Смысл этих статей, ограничивающий право наследования смердов, заключается не в том, что дочери смерда не могут продолжить трудовой эксплуатации земельного участка. Все дело в стремлении князей к дальнейшему обогащению, в том числе и за счет выморочного хозяйства смерда. Бояре же, являвшиеся крупными землевладельцами, отстаивали право собственности на вотчины и право передачи их по наследству. Интересна по содержанию ст. 92, где в первой части воля умершего главы семьи выражена в форме завещания. Закон представлял завещателю полную неограниченную свободу распоряжения, он не был органичен кругом наследников. Наследователь мог лишать некоторых детей наследства вообще. Если завещания не было, то по закону имущество переходило детям (сыновьям). Статья 106 сформулирована более четко: "А мать (пусть) дает свое (имущество) тому сыну, который (был) добр (по отношению к ней, пусть он от первого мужа или от второго), а если все ее сыновья будут неблагодарны, то может отдать (свое имущество той) дочери, которая ее кормила". Русское право наследования имело еще некоторые особенности. Дочери при наличии сыновей наследства не получали (ст. 95). Младший сын имел преимущество перед своими старшими братьями в наследовании двора отца (ст. 100). "Меньшему сыну отцовский двор".

Дети одной матери, но разных отцов, наследовали имущество своих отцов. Но если умирал отчим, растратив имущество своих пасынков, то его дети были обязаны уплатить своим единоутробным братьям вес, что их отец утратил из имущества пасынков (ст. 104, 105). Жена не являлась наследницей основной массы имущества своего супруга (ст. 93), а получала только долю (выдел). "Русской Правде" известно деление детей па законных и незаконных. Под последними (ст. 98) подразумевались дети рабыни-наложницы, после смерти отца они не могли наследовать его имущество, но получали с матерью свободу. Нормами "Русской Правды" о наследовании закреплялись как права, так и обязанности наследников. Так, на наследников возлагалась обязанность выделить часть имущества церкви на помин души (ст. 92 и 93), а на наследников - сыновей - обязанность выдать сестер замуж, "как они могут".

В тесной связи с наследованием находится опека. Она назначалась в случае смерти отца, малолетства детей, вторичного замужества матери или в связи с се смертью. Опекун принимал нa себя известные юридические обязанности по сохранению имущества опекаемых до совершеннолетия, в противном случае он возмещал убытки.

4. Уголовное право

О системе уголовного права Древнерусского государства можно говорить, лишь понимая под ней те нормы "Русской Правды", за нарушения которых прямо предусматривались наказания. Основными причинами, повлиявшими на становление уголовного права, было дальнейшее развитие феодальных отношений, наличие антагонистических классов и обострение борьбы между ними. Именно они определяли направление карательной деятельности государства.

Одной из особенностей "Русской Правды" было отсутствие четкого разграничения между уголовными преступлениями и гражданскими правонарушениями. Все они объединялись понятием "обида", но не в смысле оскорбления чести, а в смысле причинения вреда (физического, материального и морального).

В понятие "обида" входило как убийство, так и неплатеж долга: "аще убиють огнищанина в обиду, то платить дань 80 гривен убийце". В порядки преследования обидчиков разницы не существовало: то и другое возникало по инициативе потерпевшего. Субъектами преступления по "Русской Правде" являлись феодалы, городские люди и феодально-зависимые крестьяне. Холопы не являлись субъектами права, и за свои преступления и поступки они подлежали наказанию иногда более жестокому, нежели остальные члены общества. Так, по ст. 65, раба, ударившего свободного мужа, можно было убить. Отсутствие имущества делало невозможным для них уплату денежных штрафов. Поэтому за совершение преступления холопы подлежали иной ответственности. Уплату денежного штрафа, возмещение ущерба причиненного холопом, производил его хозяин и наказание холопа за совершение преступления было делом уже не государства, а феодала. Статьей 121 предусматривалась ответственность за кражу, совершенную беглым холопом, господин бежавшего холопа обязан был заплатить за унесенное его холопом имущество по урочной цене. Он мог его бить, убить, а в случае кражи у третьих лиц хозяин холопа мог выдать его пострадавшим, от кражи лицам (ст. 121). Если же хозяин оставлял холопа у себя, то он обязан был уплатить пострадавшим урок. Свободный человек за кражу платил штраф в пользу князя и урок в пользу пострадавших (ст. 75, 79, 82 и др.). При соучастии в краже, т. е. когда субъектами одного преступления являются несколько человек, накладывалась одинаковая ответственность независимо от степени участия в совершении преступления (ст. 42,43, 44). В ст. 35-46, 69, 76, 81 законодатель предусматривал различные виды краж, прежде всего в зависимости от характера и ценности похищенного имущества - конокрадство, кражу скота, хлеба, одежды и т. д.

При определении наказания за кражу учитывалось, откуда было похищено имущество (со двора, хлева, поля и т. д.).

Если "Краткая Правда" (ст. 13) установила за конокрадство и кражу из закрытых помещений 3 гривны, то "Пространная Правда", защищая интересы феодалов, усиливает уголовную репрессию и предусматривает за аналогичные преступления высшую меру наказания - поток и разграбление (ст. 35). Статья 44 перечисляла денежные штрафы за хищение различных видов скота, устанавливала повышенную ответственность за хищение княжеского скота. Усиливая охрану феодальной собственности, статья имела в виду пресечение покушений на нее, в первую очередь, со стороны смердов. При определении наказания "Русской Правдой" учитывалось наличие умысла при совершении преступления: "Если кто по злобе зарежет чужого коня или другую скотину, тот платит 12 гривен штрафа, а хозяину за причиненный ущерб урочную цену".

Статьи 54, 55 подробно указывали злостное, неосторожное и случайное банкротство и в зависимости от значения субъективного момента определяли различные наказания. При случайном или неосторожном банкротстве купец получал рассрочку, платежа на несколько лет ("зане же пагуба от бога есть"), при злостном же банкротстве купец мог быть продан в рабство. Стадий подготовки и совершения уголовных преступлений "Русская Правда" не знает. В период существования Киевского государства в обществе еще не сложилось абстрактное представление о государстве и государственной власти, не было и понятия о государственных преступлениях. Всякие преступления против государства понимались как выступления против княжеской власти.

Преступления против личности. К ним относилось убийство, но "Русская Правда" подразумевала не всякое убийство чело века. Так, согласно "Правде Ярослава", убийство, совершенное в порядке кровной мести, не являлось преступлением и не подлежало наказанию. В "Правде Ярославичей" месть была заменена денежной вирой и головничеством, а убийство, совершенное в порядке кровной мести, стало преступлением и подлежало наказанию на общих основаниях (ст. 1). Статья 3 "Пространной Правды" за убийство "княжа мужа" устанавливала двойную виру (80 гривен), а за убийство всех других представителей княжеской администрации - простую виру (40 гривен). За убийство свободной женщины ст. 88 "Пространной Правды" взыскивала 20 гривен. Не являлось преступлением убийство ночного вора (ст. 40), застигнутого на месте преступления, но при условии, что в момент убийства вор не был связан, и это убийство произошло до наступления рассвета. Не являлось преступлением по "Русской Правде" и убийство холопа или рабыни (ст. 89). Закон расценивал это как нанесение хозяину холопа имущественного ущерба и обязывал убийцу возместить хозяину урочную цену, а князю - 12 гривен продажи лишь в случае убийства холопа или рабыни без вины. Если же холопа или рабыню убивал сам хозяин, то это преступлением не считалось, и виновный не платил не только урока, но и продажи.

Наиболее опасным преступлением считалось, по "Пространной Правде" убийство в разбое без всякой ссоры. За это преступление была установлена высшая мера наказания - поток и разграбление (ст. 7), Почти таким же опасным преступлением считалось убийство "княжа мужа" в разбое, если конкретный убийца не установлен и община не ищет убийцу. Вира в 40 гривен изымалась за убийство свободных людей, приближенных ко двору, а также за убийство боярских и младших княжеских слуг. Менее опасным для господствующего класса представлялось убийство других категорий, граждан, о чем свидетельствуют размеры продажи, взимаемой в пользу князя: за ремесленника и ремесленницу - 12 гривен (ст. 15), смерда и холопа - 5 гривен (ст. 16), рабы - 6 гривен. Более позднее происхождение имеет ст. 89, которая предусматривала за убийство холопа и раба 12 гривен продажи князю.

"Русская Правда" посвящала довольно много внимания и другим преступлениям против личных прав. Так, "Краткая Правда" за отсечение руки назначала штраф в 40 гривен, за побои до синяков и крови допускала кровную месть, а в случае невозможности мести - 3 гривны за обиду, и плату лекарю вносил преступник. За преступления против чести "Русская Правда" предусматривала 12 гривен штрафа. Все имущественные преступления обозначаются термином татьба. Важнейшим преступлением против прав собственности "Русская Правда" признает поджог двора и гумна - за это назначался поток и разграбление. Различные виды краж наказывались продажею. Установление денежного штрафа в сумме 17-18 гривен связано с повышением хозяйственного значения холопов, которых уже сажали на пашню и превращали в крепостных крестьян.

Таким образом, система преступлений и система наказаний в "Русской Правде" свидетельствуют о строгой охране законом феодальных отношений.

Наказания в Киевском государстве являлись средством осуществления карательной деятельности в отношении классовых врагов и уголовных преступников. Лишь в начальном периоде существования Киевского государства кровная месть была пережитком первобытнообщинного строя. Месть заключалась к причинении зла противнику. Мера зла, причиняемая мстителем обидчику, не определялась ничем другим, кроме его произвола. Кровная месть не соответствовала интересам класса феодалов. Основные принципы феодального права требовали ее отмены и установления норм, по которым жизнь, здоровье и честь феода лов, как и их имущество, охранялись бы несравненно строже, нежели жизнь, здоровье и имущество другого свободного чело века. Во второй половине XI в. кровная месть как наказание была заменена денежным взысканием. "Русская Правда" знает довольно сложную систему денежных штрафов (виру, продажу, урок).

Вира уплачивалась не за все преступления, а за убийство свободных людей и лиц княжеской администрации, за отсечение руки, ноги, носа или выкалывание глаз (ст. 1, 2, 3, 11, 12, 27 Кр. Пр.), за убийство "княжеского мужа" взыскивалась двойная вира - 80 гривен, а за убийство холопа (ст. 89) она не предусматривалась. В некоторых случаях "Русская Правда" назначала дикую виру, или повальную. Община оплачивала дикую виру, если при совершении убийства в разбое она отказывалась искать преступника (ст. 3). В этом случае уплата общиной виры предусматривалась в рассрочку на несколько лет (ст. 4). Дикая вира назначалась за убийство в ссоре (ст. 6), если преступник состоял с членами верви в круговой поруке. Обязанность общины помогать преступнику в уплате виры наступала только тогда, когда преступник ранее сам участвовал в платежах дикой виры.

Продажа назначалась за имущественные преступления в зависимости от количества похищенного и за некоторые преступления против личности (ст. 30, 68), предусматривающие материальную компенсацию за увечья. За нанесение материального ущерба виновные по "Русской Правде" уплачивали пострадавшим денежную компенсацию (урок). Он предусматривался за убийство холопов (ст. 14, 16, 89), нанесение увечья (ст. 27), побои (ст. 29). Статья 85 приводит весь прейскурант урочных цен, которые взыскивались в пользу потерпевших за украденный у них скот.

Высшей мерой наказания были поток и разграбление. Сущность этого наказания постепенно была сведена к физическому уничтожению преступника и его имущества. С.В. Юшков при водит яркий пример применения потока и разграбления неугодных Новгороду представителей администрации: "...заутра убища Семена Борисовича, и дом его весь разграбища, и села, и жену его яща". Налагалось это наказание за убийство в разбое (ст. 7), поджог (ст. 83) и конокрадство, которое, по всей вероятности, каралось потоком и разграблением в том случае, если совершалось неоднократно одним и тем же лицом. Иначе трудно понять смысл ст. 47, предусматривающей за кражу княжеского коня штраф 3 гривны; а за смердьего коня - 2 гривны".

Смертная казнь как наказание в "Русской Правде" не упоминается. Однако она широко применялась к восставшим против княжеской власти, к изменникам. Князь Владимир по совету епископов ввел смертную казнь для наказания разбойников, хотя спустя некоторое время были восстановлены виры, необходимые для пополнения княжеской казны. Сын киевского князя Святополка приказал Инека Федора, который не мог указать, где находится клад "мучити крепко, яко омочиться власяница от крови его и посем повеле в дыме велице повесити и привязати его". Обычными видами казни в Новгороде были повешение, сожжение и свержение с моста в реку Волхов. "В 1141 г. Якуна мало не до смерти убища, обнаживши яко мати родила и свергоща с моста, но бог избави прибреде к берегу".

В системе наказаний, установленных "Русской Правдой", получили ясное выражение принципы права привилегии и четкий классовые подход к наложению наказаний. Системой высоких денежных штрафов "Русская Правда" старалась внушить трудовому народу страх перед невозможностью его уплаты.

5. Процессуальное право

В период существования Древнерусского государства судебные функции исполнялись органами власти. По правилу, в чьих руках находилась власть, тот и творил суд, т. е. суд не был отделен от администрации. Князь считался высшим судьей, о чем свидетельствует ряд статей "Русской Правды". Ночного вора если его не убили до рассвета, утром вели на княжеский двор (ст. 40). Закуп имел право отлучаться для подачи князю жалобы на своего господина (ст. 56). Судебные решения князей по отдельным вопросам становились нормами права (решение Изяслава по случаю убийства дорогобужцами старого конюха у стада). Князь осуществлял судебные функции по наиболее важным делам, видимо, совместно с вече. Он же судил бояр и разрешал жалобы на местных судей.

На местах судебные функции осуществляли посадники и волостели. С развитием государства, обострением классовой борьбы увеличилось и количество преступлений, особенно имущественных. Это привело к появлению множества различных вспомогательных судебных должностей. Происходит усложнение и рост судебного аппарата. "Русская Правда" упоминает о представителях судебной власти мечнике, детском, вирнике, собиравшем виры и продажи с населения, метельнике, собиравшем судебные пошлины, ябедниках и др.

Наряду с судом посадников и волостелей на местах существовал и боярский суд, юрисдикция которого распространялась на население, находящееся в феодальной зависимости от боярина на основании имущественных пожалований. Боярин, как и князь, не все дела решал лично, часть судебных дел разрешали его помощники.

Кроме княжеского и боярского суда на Руси существовал церковный суд. Церковь сумела добиться передачи в ее ведение дел, связанных с самовольным расторжением брака, изнасилованием, похищением женщин, оскорблением, церковным воровством, "зелейничеством", по спорам между мужем и женой об имуществе и др. Церковь имела свои уставы, церковные феодалы осуществляли судебные функции по всем делам, подсудным церкви в отношении всего населения. Они же осуществляли судебные функции по всем делам в отношении лиц, подвластных церкви.

Поскольку в Древнерусском государстве не различалось уголовное и гражданское право, то не было различия и в судопроизводстве. Те дела, которые в позднейшем законодательстве признавались уголовными, и те, которые признавались гражданскими, решались в одинаковом порядке.

Судебный процесс по "Русской Правде" носил состязательный характер, т. е. проходил при активном участии сторон в форме своеобразного спора. Обе стороны назывались истцами, чаще всего они пользовались почти одинаковыми судебными правами.

На суде стороны обыкновенно окружались толпой родственников и соседей, которые являлись пособниками. Процесс осуществлялся средствами, требовавшими личного присутствия сторон, например, испытание железом, водой, принесение клятвы - "присяги", выступление в судебном поединке - "поле". В "Русской Правде" нет достаточных указаний о том, как начиналось судебное преследование и судебный процесс. Вместе с тем в "Русской Правде" содержатся статьи, которые говорят о немалой роли судебных органов, в установлении процессуальных отношений сторон. Обвиняемый, не явившийся в суд, мог быть за держан судебными органами и подвергнут аресту. По смыслу статей "Русской Правды" для ареста обвиняемого не требовалось каких-то определенных оснований. Он мог быть задержан по явлению обвинителя.

Роль государственных органов особенно активной была в преследовании за совершение особо тяжких преступлений (например, за убийство). Большая ответственность за отыскание преступника возлагалась и на крестьянские общины. В "Русской Правде" говорится об особой форме поиска преступника - гонение следа. Предполагалось, что там, где теряются следы, находится преступник. Если след терялся на большой дороге или в степи, то розыски прекращались. Гонение следа влекло за собой для общины (верви), в которой терялись следы убийцы, обязанность самой продолжать розыск преступника и выдать его властям или уплатить дикую виру. Если совершалось не убийство, а другое преступление, то вервь обязана была возместить ущерб и уплатить штраф (ст. 3, 77).

Защищая право собственности феодалов на различные вещи на холопов, "Русская Правда" большое внимание уделяла определению порядка отыскания пропавших вещей и холопов. В ней имеется ряд статей, посвященных своду - досудебной форме установления отношений между будущим истцом и ответчиком.

К своду прибегали при похищении вещи или холопа. Пострадавший должен был объявить о пропаже на торгу (базарной площади). Это объявление называлось закличем. Если по истечении трех дней после заклича вещь находилась, то лицо, у которого она была найдена, признавалось ответчиком. Ответчик должен был не только возвратить вещь, но и уплатить штраф. Если за клич не был произведен, или если вещь была найдена до истечения трех дней, или, наконец, если эта вещь была найдена не в своем городе или общине, а обладатель пропавшей вещи не сознался в хищении, то тогда приступали к своду.

Свод мог продолжаться до тех пор, пока не находился похититель. Но если .оказывалось, что похитителя нужно искать вне города, то собственник мог производить свод только до третьего лица, которое было обязано вручить собственнику вещи ее стоимость деньгами, а затем имело право продолжить свод. При отыскании похищенного холопа собственник не вел свод дальше третьего лица. Третий добросовестный приобретатель передавал холопа собственнику, а сам мог вести розыски похитителя и продолжать свод.

Если свод заканчивался отысканием вора, он должен был уплатить вознаграждение тому, кому он продал похищенную вещь, и уплатить штраф. Иногда свод заканчивался тем, что приобретатель вещи не мог доказать добросовестность ее приобретения. Наконец, свод мог привести к границам государства. В этих двух случаях добросовестный приобретатель очищался от обвинения указанием на двух свидетелей покупки, которые приносили присягу. При судебном разбирательстве стороны доказывали свою правоту при помощи судебных доказательств. Основными судебными доказательствами были собственное признание и наличие свидетелей - послухов. Если одна сторона не могла добиться признания другой стороны и если послухи и видоки давали одинаково благоприятные показания, то прибегали к ордалиям, т. е. испытанию водой и железом. Исследователи полагают, что испытание железом заключалось в схватывании руками раскаленного куска железа, Правым считался тот, кто не обжигался. Испытание водой заключалось в том, вероятно, что обвиняемого связывали веревкой и бросали в воду. Если он шел ко дну, то считался невиновным и вытаскивался. Средством доказательства был и судебный поединок (поле). Победивший на поединке выигрывал процесс. Очень часто применялась присяга. До принятия христианства присяга состояла в клятве богом Перуном, с принятием христианства она выражалась в словесной клятве, сопровождавшейся целованием креста.

В "Русской Правде" не содержится норм, которые определяли бы подробно процессуальный порядок деятельности сторон и судей. Но, как отмечалось, процесс носил состязательный характер, и стороны играли в нем активную роль. Надо полагать, что чаще всего процесс начинался и кончался самими сторонами, а суд, взвешивая значение доказательств, представленных сторонами, выносил решение, которое, вероятно, было словесным. В целом исполнение уголовных наказаний лежало на органах судебной власти. В "Русской Правде" нет постановлений о вторичном рассмотрении дела по жалобе недовольной стороны, но иногда по решению, князя оно проводилось заново.

Статья 74 предусматривала вознаграждение княжеской администрации за осуществление ими судебных функций, а ст. 86 устанавливала "железный урок": 40 гривен - в казну, 5 гривен - мечнику. Судебные пошлины законом рассматривались как плата судье за решение дела, и - ст. 107 предусматривала их размеры в зависимости от характера дела, указывала на круг должностных лиц, в пользу которых они поступали. Таковы основные черты судебного процесса, который свидетельствует об активной форме участия лиц, заинтересованных в разрешении конфликтов. Постановления "Русской Правды" полностью не исчерпывают сведений о судопроизводстве Древнерусского государства. Несомненно, что в делах о преступлениях, затрагивающих интересы господствующего класса, применялись и другие формы судопроизводства. "Русская Правда", как первый кодекс русского феодального права, последовательно отразила отдельные этапы развития феодальных отношений в русском обществе IX-XII вв. Процессы классообразования у славян проходили на фоне формирования племенных союзов, распада большой семьи и перерастания родовой общины в сельскую (соседскую). Известную роль в ходе образования государства играли неразвитые (по сравнению с Востоком или античным миром) рабовладельческие отношения. Форму общественных отношений, существовавших у славян в VII - VIII вв. можно определить как "военную демократию". Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблем; особая роль народного собрания как высшего органа власти; всеобщее вооружение населения (народное ополчение). Это означало общинников, равенство всех членов общества. Правящий слой формировался из двух слоев: старой родоплеменной аристократии (вождей, жрецов, старейшин) и из разбогатевших на эксплуатации рабов и соседей. Наличие соседской общины ("верви", "мира") и патриархального рабства (когда рабы входили в состав владевшей ими семьи) тормозило процесс социальной дифференциации.

Образование государственности у восточных славян совпало и было обусловлено разложением родоплеменных, кровнородственных отношений. Они заменялись территориальными, политическими и военными связями. К VIIIв. на территории, населенной славянскими племенами, было образовано 14 племенных союзов, возникших как военные объединения. Организация и сохранение этих образований требовали усиления власти вождя и правящей верхушки. В качестве главной военной силы и одновременно правящей социальной группы во главе таких союзов становились князь и княжеская дружина. Племенные союзы в военно-политических целях объединяются в еще более крупные формирования "союзы союзов". Центром одного из них стал Киев. В источниках упоминаются три крупных политических центра, которые могут считаться протогосударственными объединениями: Куяба (южная группа славянских племен с центром в Киеве), Славия (северная группа, Новгород), Артания (юго-восточная группа, Рязань). В IX в. большая часть славянских племен сливается в территориальный союз, получивший название "Русская земля". Центром объединения был Киев, где правила полулегендарная династия Кия, Дира и Аскольда.

В 882 г. два крупнейших политических центра древних славян, Киевский и Новгородский, объединились под властью Киева, образовав Древнерусское государство. С конца IX до начала XI вв. это государство включает в себя территории других славянских племен: древлян, северян, радимичей, уличей, тиверцев, вятичей. В центре нового государственного образования оказалось племя полян. Древнерусское государство стало своеобразной федерацией племен, по своей форме это была раннефеодальная монархия.


Список литературы:

1. История государства и права России / Под ред. С.А. Чибиряева. М., 1998. С. 155-158.

2. Каракин А.М. История государства Российского // М. - 1991

3. Ключевский В.О. Курс русской истории, том 2.// М. - 1999

4. Кобрин В.Б. История России с древнейших времен до 1861 г. // М. - 1999

5. Кудинов О.А. История отечественного государства и права: Учебное пособие / Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. – М.: МЭСИ, 2004.-306 с.

6. Рыбаков Б.А. История государства и права России // М. - 2005

7. Рыбаков Б.А. История права России //М. – 1999

8. Сафроненко К.А. Общественно-политический строй Галицко-Волынской Руси // М. - 1994

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий