регистрация / вход

Правовые основы политики украинизации 20-х годов ХХ столетия

Причины, условия, методы коренизации и украинизации, их суть и соотношение. Нормативное обеспечение, политика и решения партийных органов. Проявление и методы украинизации государственного аппарата, причины сворачивания процесса, последствия и итоги.

МВД УКРАИНЫ

НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ЕВПАТОРИЙСКИЙ УКП ХЭПУ

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине

«История государства и права Украины»

На тему «Правовые основы политики украинизации 20-х годов 20 столетия»

Выполнил студент 1 курса 105 группы

Евпаторийского УКП ХЭПУ

г. Евпатория

2008


План

Введение

1. Причины и сущность украинизации

1.1. Коренизация и украинизация, их суть и соотношение

1.2. Причины и условия осуществления политики украинизации

2. Нормативное обеспечение проведения украинизации

2.1. Решения партийных и государственных органов

2.2. Методы осуществления украинизации

2.3. Украинизация государственного аппарата

2.4. Проявление украинизации в ходе кодификации прав УССР в 20 годы

3. Сворачивание украинизации, её последствия

3.1. Причины сворачивания украинизации

3.2. Итоги осуществления политики украинизации

Заключение

Список использованных источников

Введение

Предметом изучения в курсовой работе служит предмет истории государства и права Украины.

Объектом исследования служат правовые основы политики коренизации и украинизации в 20х годах 20 столетия.

Цель работы - всесторонне на основании изучения методической и учебной литературы провести изучение объекта в соответствии с предметом.

Для достижения поставленной предполагается решить следующие задачи:

- перечислить причины и сущность украинизации;

- определить соотношение коренизация и украинизаци;

- дать описание нормативного обеспечение проведения украинизации;

- охарактеризовать решения партийных и государственных органов по вопросу коренизации и украинизации;

- описать основные методы осуществления украинизации;

- дать оценку степени украинизация государственного аппарата;

- привести примеры проявление украинизации в ходе кодификации прав УССР в 20 годы;

- охарактеризовать основные причины сворачивания украинизации;

- описать итоги осуществления политики украинизации.

Для нас современных граждан Украины вопросы национальной принадлежности и статуса родного языка играют большое значение.

Не могли недооценить важность правового решения прав коренного населения Украины и коммунисты, пришедшие к власти в результате Октябрьской революции. Вначале провозглашенная политика украинизации всецело соответствовала нуждам коренного населения, а затем сталинские политики исказили процессы в обществе, определив их, как потакание национализму.

Политика коренизации началась после XII съезда РКП(б) в апреле 1923 года. На этом съезде были осуждены "великороссийский шовинизм и колонизаторские тенденции".

В целом, политика коренизации способствовала общему подъему национального самосознания, которое активировалось среди украинцев во время революции и гражданской войны. Процесс украинизации не только распространял среди народа достижения культуры, но и, по словам О. Субтельного, отождествлял украинскую культуру, которая раньше была чисто народной, с образованием, модернизацией общества и экономики и даже с государством как таковым.

1 Причины и сущность украинизации

1.1 Коренизация и украинизация, их суть и соотношение

Еще Председатель Совнаркома Украины X, Раковский, выступая на заседании Киевского горсовета, утверждал: «Декретирование украинского языка как языка государственного является реакционным, никому не нужным мероприятием»[1] . А через четыре года он резко критиковал второго секретаря ЦК КП(б)У Д. 3. Лебедя за игнорирование украинского языка и культуры. Чтобы завоевать доверие украинских масс и национальной интеллигенции, в резолюции VIII Всероссийской партийной конференции «О советской власти на Украине» говорилось о долге членов РКП(б) гарантировать право трудящихся учиться и разговаривать в советских учреждениях на родном языке. Неудивительно, что X. Раковский честно признал: «Если село не с нами, то виновато не село, виноваты мы»[2] . В марте 1920 года, являясь фактически наместником Ленина в Украине, он инициировал задачу создания национального рабочего класса, украинизацию школьного образования, организацию Центральной школы червоных старшин, где обучение шло на украинском языке.

При существовании почти сплошь украинского села (среди национальных меньшинств крестьянскими по природе оставались также молдаване, немцы, болгары, греки и белорусы — в отличие от евреев и русских) и русифицированного города (в семи губернских центрах Украины, кроме Подолии и Волыни, проживало всего 14% украинцев, зато 44% русских, 35% евреев) овладение крестьянской массой означало — нести идеи коммунизма на их родном языке[3] . Характерно, что даже украинские эсеры с марта 1919 года требовали не украинизации городов, а создания культурно-национальных учреждений в деревне и соответствующей школьной политики.

Либерализация советского общества во времена нэпа, стабилизация национально-государственного процесса путем образования Союза ССР содержание сопровождалась самоуправством большевиков в национальной политике.

Взбудораженное в годы революции украинское национально-освободительное движение оставалось реальным фактором, с существованием которого должна была считаться коммунистическая власть.

В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) провозгласил политику коренизации , предусматривавшую вовлечение представителен коренных национальностей в партийный аппарат и государственные органы, применение национальных языков в партийной, хозяйственной работе, образовании, прессе, издательской сфере. Украинский вариант этой политики вошел в историю под названием украинизации. Большевики всячески стремились доказать, что главной целью новой национальной политики является содействие развитию культур и языков бывших угнетенных народов. Но на первый план государственной власти выступило расширение социальной базы большевиков за счет местного коренного населения.

Так, в 1922 г. украинцы составляли только 23% членов КП(б)У. Удельный вес украинцев в составе государственного аппарата не превышал 35%. Чтобы обеспечить себе благосклонное отношение местного населения, необходимо было придать партийным и государственным структурам УССР более национальный характер[4] .

Популярный в 1917—1920 годах среди национально-демократических сил термин «украинизация» после «завоевания Украины большевиками» (высказывание В, Ленина весны 1919 года) означал формирование национального по составу административного аппарата, который бы безусловно подчинялся московскому центру, и вынужденное ослабление контроля за национально-культурными процессами.

В условиях «диктатуры пролетариата» сам ход национально-культурного возрождения давал возможность постепенной большевизации сферы просвещения (учительство республики перешло на платформу советской власти в 1923—1924 годах), науки и культуры, воспитания «нового человека», выявления национально сознательных граждан с целью их дальнейшей нейтрализации.

В Украине политика коренизации сводилась к украинизации общественно-политической жизни. Сущность ее была в следующем[5] :

· украинский язык начал широко использоваться в публичных выступлениях, государственной и партийной деятельности, внешних атрибутах власти (в том числе в различных надписях, вывесках, печатях)

· на украинский язык также были переведены судопроизводство, общеобразовательные и высшие учебные заведения, театры, периодическая пресса

· для служащих был установлен срок (в пределах одного года) для перехода на украинский язык, появилась даже сеть государственных курсов по его изучению

· произошла украинизация отдельных воинских частей

· появилась Украинская Автокефальная Церковь

Большую роль в проведении украинизации сыграли Всеукраинская Центральная комиссия при СНК УССР и наркомат образования, который возглавлял Скрыпник.

1.2 Причины и условия осуществления политики украинизации

После событий Украинской революции 1917—1920 гг. большая часть украинских этнических территорий вошла в состав формально независимой Украинской Советской Социалистической Республики. УССР была провозглашена на Всеукраинском съезде советов рабочих и солдатских депутатов, с участием крестьянских депутатов, который проходил в Харькове 25 декабря 1917 г. Съезд был конституирован как высший орган власти Украинской ССР. В его состав вошел 41 человек, 35 из которых представляли большевистскую партию. Было сформировано первое правительство Советской Украины — Народный Секретариат.

Это "правительство" действовало в эмиграции, вначале в Таганроге, затем в Москве. В июле 1918 г. состоялся I съезд Коммунистической партии (большевиков) Украины. Осенью 1918 г. руководство КП(б)У приняло уникальное в мировой практике государственного строительства решение: оно распустило органы советской власти УССР, сформированные в конце 1917 г., и всю полноту власти передало чисто партийному органу — Повстанческому бюро. Однако такой подход подвергся критике даже со стороны В. Ленина.

В марте 1919г. в столице Советской Украины — г. Харькове (до 1934 г.) была принята первая советская Конституция УССР. Этот документ создавался на основе Конституции РСФСР 1918 г. и носил крайне идеологизированный классовый характер.

УССР называлась даже не государством, а "организацией диктатуры трудящихся и эксплуатируемых масс пролетариата и беднейшего крестьянства над вековыми угнетателями и эксплуататорами" В документе была сформулирована задача перехода от буржуазного общества к социиализму. Конечной целью государственного строительства виделось вхождение в состав некой Единой международной социалистической республики. Центральными органами советской власти в УССР считались Всеукраинский съезд рабочих,солдатских и крестьянских депутатов, созываемый не реже одного раза в год, постоянно действовавшие Всеукраинский Центральный Исполнительней Комитет (ВУЦИК) и Совет Народных Комиссаров (СНК). Разделения власти между этими органами не существовало. Фактически все они могли издавать нормативные акты, имевшие силу закона[6] .

Органами советской власти на местах были советы рабочих и крестьянских депутатов, также волостные, уездные и губернские съезды советов.

Существовала многоступенчатая система выборов делегатов на Всеукраинский съезд.

Конституция УССР 1919 г. содержала перечень категорий лиц, которые не могли выбирать и быть избранными в органы власти. К ним относились: лица, использовавшие наемный труд, имевшие нетрудовые доходы, занимавшиеся частной торговлей, торговым и коммерческим посредничеством, осужденные за корыстные и порочные преступления, бывшие служащие и агенты полиции, жандармерии, члены царской семьи, а также духовные лица — монахи и служители различных культов. В то же время избирательные права в УССР предоставлялись рабочим и крестьянам из других государств.

До 1922 г. УССР теоретически считалась независимым государством, выступала в качестве субъекта международного права. Однако эта независимость была формальной, ибо на всей территории бывшей Российской империи, контролируемой большевиками, обладали реальной властью только РКП(б) (Российская коммунистическая партия большевиков)— при этом Компартия Украины считалась региональной организацией РКП), РККА (Рабоче-крестьянская Красная Армия), ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия) и др.

Сразу после образования СССР главной линией национальной политики стала коренизация. Ее украинскую разновидность назвали "украинизацией".

Политику советской украинизации не следует идеализировать. Ее целью было укоренение властей в украиноязычной среде. Коренизация должна была заставить чекистов, учителей, профессоров и пропагандистов перейти на язык того населения, которое они "обслуживали" - каждый в рамках своей профессии. Компартийная диктатура держалась на трех китах - терроре, воспитании и пропаганде.

Однако советская кампания коренизации не могла не сближаться в определенных измерениях с политикой украинизации, проводимой национальными правительствами. Преследуемый в течение сотен лет родной язык украинцы теперь услышали в школах, культурных и государственных учреждениях. Украинизация осуществлялась даже за пределами УССР - в местах компактного проживания украинцев.

В отличие от других национальных республик, где коренизация ограничивалась преимущественно задачами укрепления власти, в Украине она способствовала духовному возрождению. УССР владела таким экономическим и человеческим потенциалом, как все остальные национальные республики вместе взятые. Именно поэтому в Кремле уделяли ей повышенное внимание[7] .

Политика коренизации призвана была устранить языковый барьер между крестьянством, составлявшим здесь большинство населения республики, и рабочим классом, всеми органами советской власти, приблизить последние к крестьянам, сделать их более доступными народу.


2 Нормативное обеспечение проведения украинизации

2.1 Решения партийных и государственных органов

С начала основания УССР провозглашался курс на рост национального самосознания украинского народа, его национальное возрождение, на расцвет культуры. Уже в первой Конституции Советской Украины 1919 г. было акцентировано внимание на широкое применение трудящимися республики родного языка.

Национальный вопрос на Украине начал решаться в соответствии с постановлениями, сформулированными в резолюции ЦК РКП (б) «О Советской власти на Украине», одобренной VIII Всероссийской партийной конференцией в декабре 1919 г. В ней указывалось на необходимость всячески проводить в жизнь право трудящихся масс учиться и разговаривать во всех советских учреждениях на украинском языке[8] .

Первым законодательным актом, который касался развития политики национального развития было Постановление Цк ВКПб «О применении во всех организациях украинского языка наравне с русским языком» от 21 февраля 1920 года. Это постановление заложило изменение отношения партийных и хозяйственных работников в Украине в делопроизводстве стали использоваться документы на родном языке страны.

Совершенствованию межнациональных отношений, национально-культурному возрождению народов страны способствовало осуществление разработанной XII съездом РКП (б) (апрель 1923 г.) политики коренизации. Это означало усиление внимания к подготовке, воспитанию и выдвижению кадров коренной национальности прежде всего в партийный аппарат и государственные органы, введению обучения, организации культ просветных заведений, изданий книг, газет и журналов на языках коренных национальностей. В нашей республике политика коренизации осуществлялась путем украинизации и создания политических и экономических условий для всестороннего культурного развития национальных меньшинств, которые здесь проживали.

В директивах октябрьского (1922 г.) пленума ЦК КП(б)У по национальному вопросу говорилось следующее: «Полное абсолютное равноправие украинского и русского языков, решительная борьба против всякой искусственной украинизации и русификации и вместе с тем устранение тех препятствий, которые задерживали бы естественное развитие украинской культуры или которые отрезали бы украинскому крестьянству доступ к ознакомлению с русской культурой. Борьба против какого-либо стремления сделать из украинского языка средство обособления и противопоставления украинских рабочих и крестьян — русским. Употребление того или другого языка есть воля каждого, и государство не должно делить свои учреждения на такие, в которых влияние было бы за русским языком, и такие, в которых влияние было бы за украинским языком»[9] .

Постановление СНК от 16 апреля 1925 года «О практических мероприятиях по украинизации советского аппарата» служило прямым руководством для партийной и хозяйственной верхушки советской Украины к тому, чтобы в ряды партийных и хозяйственных работников привлекалось как можно больше коренного населения, производство и распространение официальных бумаг и директив местных и верховных органов власти должно было осуществляться только на украинском языке.

2.2 Методы осуществления украинизации

До декабря 1922 года обучение в школах Волынской, Подольской, Полтавской губерний, селах Киевщины без всяких указаний сверху шло на украинском языке, в остальных губерниях — на русском или обоих языках параллельно. К тому же до конца 1918 года гетманские власти украинизировали 5400 (более четверти) начальных школ, частично украинизировали 262 высшие начальные (74%), а также 55 средних школ[10] .

Через три месяца после завершения работы XII съезда РКП(б), 27 июля 1923 года, вышел декрет Совета народных комиссаров Украины «О мерах по украинизации учебно-воспитательных и культурно просветительных учреждений» На его базе к 1 августа были разработаны мероприятия по обеспечению равноправия языков и содействию развитию украинского жилки. Хотя в них предусматривалось выполнить задачу украинизации в течение года, содержалось указание о запрете брать на руководящую работу лиц, не овладевших украинским языком, первый секретарь ЦК КП(б)У (с марта. 1925-го — Генеральный секретарь) Э. Квиринг почти два года тормозил процесс украинизации[11] .

И только с прибытием в УССР Л. М. Кагановича, заменившего Э. Квиринга, пленум ЦК КПбУ в экстренном порядке создал в апреле 1925 года комиссию по украинизации.

Это решение 30 апреля продублировал ВУЦИК, сформировав Всеукраинскую Центральную комиссию по украинизации советского аппарата (председатель — В. Я. Чубарь) и издав грозное постановление «О мерах незамедлительного проведения полной украинизации советского аппарата».

Но форсированное проведение фактически украинизации вызвало сопротивление как партийно-советского аппарата, так и части населения. Центральное руководство в Москве по-разному реагировало на трудности, появившиеся при проведении национальной политики: Сталин требовал преодолеть иронию и скептицизм в вопросе об украинской культуре», а И. Зиновьев считал, что украинизация «бьет по нашей линии относительно данного вопроса, помогает петлюровщине» Но Генеральный секретарь ЦК КП(б)У Л. М. Каганович настойчиво выполнял указания И. Сталина, правда, для него не имело решающего значения, что проводить в жизнь или украинизацию.

Созданные для государственных служащих трех- четырехмесячные курсы изучения украинского языка в большинстве городов функционировали формально, хотя над слушателями довлела угроза увольнения с работы в случае, если на экзамене они получат неудовлетворительную оценку. Многие слушатели посещали занятия эпизодически, общались между собой, как правило, на русском языке или на смеси украинского и русского, доклады тоже зачастую произносились не на украинском языке.

К примеру, в Артемовске из 8323 служащих различного ранга 3680 (44,2%) вообще их не посещали, и 796 человек были освобождены от занятий, хотя подавляющее большинство из них украинским языком владели крайне слабо. Не хватало и учителей, потому что с 1921 по 1923 год учительский корпус Украины уменьшился почти вдвое — с 85 до 45 тысяч. Для многих чиновников (совбуров, как их называло население) украинизация была мимикрией, несерьезным и конъюнктурным мероприятием[12] .

Кроме того, символы «украинизации» и «борьбы с украинским буржуазным национализмом» являлись двумя сторонами единой политики. Параллельно украинизации шла пролетаризация обучения, а это усложняло социальные отношения, приводило к третированию дореволюционных педагогов. Процветали упрощенчество, полуграмотность, хронически не хватало средств на культурно-просветительскую работу. Крайне медленно проходила украинизация в комсомоле Украины, где на 1 мая 1924 года насчитывалось украинцев 21,1 процента, русских — 10,5, евреев — 65,8, других национальностей— 2,6 процента. Не лучше обстояло с украинизацией и в дислоцированных на территории УССР воинских частях, особенно среди комсостава. Причина здесь тоже лежала на поверхности: из 42 начдивов и военных комиссаров лишь два человека были украинцами, 21 — русскими, 10 — евреями, 9 — латышами, а в штабе Украинского военного округа из 246 работников украинцев насчитывалось 6 человек[13] .

В 1924 году 66 видных украинских деятелей-эмигрантов одобрили украинизацию, заявив в связи с этим о проявлении лояльности к советской власти. Однако фактически украинизация внедрялась наиболее активно лишь в сфере начального образования, имела двойственную теоретическую базу, многие решения при этом были явно непродуманными, а удовлетворение культурных запросов превращалось в советизацию, ликвидацию национальных традиций. В Киевской, Волынской, Полтавской губерниях ее результатом стал украинизированный русский язык — «суржик».

В 1925 г. Эммануила Квиринга, находившегося на посту первого секретаря ЦК КП(б)У, сменил Лазарь Каганович, который принялся по-чиновничьи усердно воплощать в жизнь официальный курс партии. При нем политика украинизации достигла больших успехов. Своеобразным форпостом усиленной украинизации в 20-х гг. стал наркомат просвещения, которому была подчинена вся культура. Наркомом просвещения в 1924-1927 гг. был Александр Шумский, а после него - Николай Скрыпник[14] .

Вместе с тем нельзя отрицать, что благодаря усилиям украинской интеллигенции, в том числе вернувшейся из эмиграции в УССР, а также национал-коммунистов типа А. Шумского или Н. Хвылевого (Фитилева), в республике произошел расцвет национальной культуры, процесс украинизации городов. Прогресс был виден и в количественном отношении: на украинский язык преподавания к 1927 году перешли четверть вузов, около половины техникумов, 80% периодических изданий стали «украиноязычными», более 92% первоклассников начинали учебу в украинских классах. Еще в 1931 году 79% вузовских учебников издавались на украинском языке.

Реальные перемены имели место и на той территории Сдобожанщины, где компактно проживало украинское население, но которая административно относилась к Российской федерации — на части Курской, Воронежской и Брянской губерний. Здесь к 1927 году работали восемь украинских педагогических техникумов, Воронежский университет готовил учителей украинского языка и литературы, в трех техникумах ввели украиноведение, до 1932 года 13 районных газет выходили на украинском языке. В этих регионах планировалось украинизировать 26 районов, где большинство населения составляли украинцы. Не отставала и Кубань: до 1930 года здесь открыли 240 украинских школ, украинский педагогический институт, два педагогических техникума, украинские отделения в сельскохозяйственном институте и на рабфаке[15] .

Партийные инстанции, сам Л. Каганович постоянно напоминали, что в процессе украинизации не прекращается идейная борьба, причем буржуазно националистическая идеология, антисоветская культура по темпам развития якобы опережают пролетарскую идеологию и советскую культуру. Уже с апреля 1926 года начались нападки на наиболее последовательного сторонника дерусификации и подлинной суверенности Советской Украины, особенно в подборе и расстановке кадров, наркома просвещения А. Шумского. Его политическую травлю ни в последнюю очередь организовал Н.А. Скрыпник, добившись при поддержке И. Сталина и Л. Катановича высылки А. Шумского на работу в Россию (в сентябре 1927 г.). Кроме жупела «шумскизм», который верхи партии трактовали как «национальный уклон», появились также «хвылевизм» и «волобуевщина», особенно напугавшая догматиков. В одной из своих статей 1927 года 24-летний коммунист М.С. Волобуев-Артемов, не отрицая партийной программы, рассматривал Украину как исторически сформировавшийся народнохозяйственный организм, имеющий собственные пути развития[16] . Опираясь на официальные данные советской статистики, он показал потребительское отношение центра к Украине, требуя обеспечить за ее национальными учреждениями права и возможности настоящего, а не формального руководства всей экономикой республики, без всяких исключений в пользу союзных инстанций, ликвидировать провинциальный статус украинского языка, литературы и культуры в целом.

2.3 Украинизация государственного аппарата

Весной 1919 года в УССР на все украинское население приходилось 10,8 процента средних школ, зато русские имели их 84,7 процента. Из 5000 профессоров украинцы составляли ничтожное меньшинство — полпроцента.

В составе КП(б)У, не без оснований окрещенной Н. Бухариным и Г. Зиновьевым русско-еврейской партией, в 1923 году только 11 процентов коммунистов знали украинский язык[17] .

Руководящая верхушка ГПУ Украины в январе 1923 года насчитывала 18 человек, но лишь два чекиста являлись украинцами, к тому же практически обрусевшими. И не случайно в апреле 1923 года заместитель председателя Совнаркома Украины И. В. Фрунзе с тревогой говорил: может сложится так, что рабочие и крестьяне республики не будут понимать друг друга из-за разности культур и языка.

Еще до принятия XII съездом РКП(б) и IV совещанием по национальному вопросу идеи И. Сталина о «национализации государственных и партийных учреждений в республиках и областях» руководство УССР в сентябре 1920 года приняло закон об обязательном изучении в школах украинского языка, истории и географии Украины. Через два года эту задачу уточнил пленум ЦК КП(б)У: «необходимо советизировать народную школу, борясь с искусственной украинизацией и русификацией», что несколько запутало исполнителей.

В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) объявил «коренизацию» официальным курсом партии в национальном вопросе. В том же месяце VII конференция КП(б)У заявила о политике «украинизации», что украинские ЦИК и Совнарком сразу же оформили декретами.

Украинизации отныне подлежали служащие всех учреждений и предприятий, вплоть до уборщиц и дворников. Нежелавшие украинизироваться или не сдавшие экзамены по украинскому языку , увольнялись без права получения пособия по безработице и с волчьим билетом.

Курсы по украинскому языку и культуре проводились 2 часа в день после работы, причем отстающие сами оплачивали обучение, эти курсы были 5-месячными для тех, кто не знал украинского языка и 3-месячными для тех, кому было нужно улучшить знания языка и культуры.

Проверку на предприятиях принимала комиссия из представителей власти, профсоюзных и партийных органов, отделов Укрликбеза и преподавателей украинского языка.

2.4 Проявление украинизации в ходе кодификации прав УССР в

20-е годы

Право Украинской ССР в 20-30-е гг. С первых месяцев после установления советской власти в Украине на территории республики практически повсеместно действовали так называемые нормы "революционной законности", выработанные на основе мифического "революционного правосознания" и закрепленные органами власти РСФСР. К началу 20-х гг. встала острая необходимость проведения комплекса кодификационных работ, ибо большинство законов Российской империи были, в принципе, неприменимы в условиях диктатуры пролетариата. Под контролем Президиума ВЦИК и СНК РСФСР разрабатываются проекты кодексов по основным отраслям права. В течение 1922—1923 гг. в РСФСР принимаются Гражданский, Гражданско-процессуальный, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Земельный и др. кодексы[18] .

Перед руководством УССР не стояло особых проблем при подготовке соответствующих документов для своей республики. Аналогичные сборники в Украине принимались примерно в то же время, что и общесоюзные нормативные документы, спустя буквально несколько месяцев. Все они носили вторичный характер по отношению к кодексам РСФСР, порой полностью их дублируя.

Гражданский кодекс УССР 1922 г. состоял из четырех частей и в целом опирался на традиционные категории римского цивильного права. Однако в наследственном праве разрешалось получать по завещанию денежную сумму не более 10 тыс. рублей. В 1927 г. гражданское законодательство дополняется положениями об авторском праве[19] .

Гражданско-процессуальный кодекс УССР 1922 г. регламентировал характер производства гражданских дел.

Кодексом законов о труде УССР были предусмотрены вопросы найма рабочей силы, коллективных договоров, норм выработки, вознаграждения за труд, охраны труда и т. д. Он устанавливал сокращенное рабочее время для несовершеннолетних, а также лиц, занятых конторским трудом и на подземных работах. В 1927 г. началось осуществление перехода на 7-часовой рабочий день и 6-дневную неделю (5 рабочих дней, 1-й — выходной). В Земельном кодексе УССР безапелляционно констатировалось, что частная собственность на землю отменена навсегда.

Кодекс законов УССР о народном образовании вводил достаточно стройную систему обучения, состоявшую из социального воспитания детей, профессионального образования юношества и молодежи, научной работы и политического просвещения взрослых. В 1930 г. было введено обязательное начальное обучение.

Принятие Кодекса законов УССР о браке и семье в 1925 г. вызвало наибольшие трудности. Женский отдел ЦК КП(б)У решительно противился обязательной регистрации брака специальными органами, но здравый смысл взял верх[20] . Первой отечественной попыткой кодифицировать административные правоотношения стало принятие в 1927 г. Административного кодекса УССР.

В уголовном законодательстве (Уголовный кодекс УССР принят в 1922 г.) наряду с традиционной классификацией преступлений появляются новые категории: контрреволюционные (в 1927 г. их перечень был значительно расширен), а также связанные с нарушением правил отделения церкви от государства. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу УССР 1922 г. принципами проведения судебных расследований назывались гласность, устность, непосредственность и состязательность. В 1925 г. впервые появился Исправительно-трудовой кодекс УССР.


3 Сворачивание украинизации, её последствия

3.1 Причины сворачивания украинизации

Отрицательное влияние оказала сталинская политика на проведение национальной политики в республике. В осуществлении такого важного, сложного и деликатного дела, как украинизация, безусловно, не могло быть определенных трудностей, а то и ошибок.

Они проявлялись в отношении к темпам украинизации, роли в ней коммунистов-украинцев и т. п. Однако под влиянием деформаций, которым подвергалась национальная политика со стороны Сталина и его ближайшего окружения, руководство республики не смогло противостоять противодействию украинизации, проявлявшемуся в традиционных обвинениях в национализме и сепаратизме, искусственных поисках национал-уклонистов как в своей среде, так и среди низового партийного и государственного аппарата, представителей интеллигенции.

Партийно-государственный аппарат, состоявший из неукраинской пли русифицированной верхушки, активно противодействовал политике украинизации, всячески тормозил внедрение украинского языка. Так, секретарь ЦК КП(б)У Д. Лебедь выступил одним из основателей теории "борьбы двух культур", по которой "передовая пролетарская российская культура" должна была победить "отсталую, связанную с крестьянством украинскую". Впрочем, подобные шовинистические идеи, маскировавшиеся под лозунгами "пролетарского интернационализма" и разделявшиеся многими партийными функционерами, политически были преждевременными[21] .

Правильное решение национального вопроса в стране не соответствовало сталинскому подходу к этим проблемам. Сохраняя по форме ленинские формулировки национальной политики, Сталин, по существу, ее извращал. Более того, национальные отношения он также использовал в своих корыстных интересах — для достижения абсолютной личной власти.

Еще находясь на должности наркома по делам национальностей, он позволял себе оскорбительные выпады в адрес суверенитета Украины, что вызвало резкий отпор со стороны таких партийных и государственных деятелей республики, как В. П. Затонский, Ю. М. Коцюбинский, Н. А. Скрыпник, А. Я. Шумский и др.

Бескомпромиссным оппонентом сталинского понимания национальных отношений был X. Г. Раковский. Хотя он и сам не всегда занимал взвешенную позицию в отношении украинизации, но открыто и смело выступал против централизаторской политики Сталина в нациинальном вопросе на XII съезде партии, вступив с ним в полемику по принципиальным проблемам. В своих письмах, адресованных Сталину и большевикам-ленинцам, X. Г. Раковский постепенно, по мере утверждения сталинизма, расширял критику действий генерального секретаря.

На Украине активным проводником национальной политики по-сталински был Каганович. Под видом борьбы с национализмом он шельмовал авторитетные, но неугодные ему партийные и советские кадры, выискивал различные национальные уклоны.

Одной из первых жертв этой зловещей политики стал А. Я. Шумский. Он отстаивал свою точку зрения на темпы осуществления процесса украинизации и роль партии в этом деле. Не раз, в том числе и в беседах со Сталиным, он прямо и открыто поднимал вопрос о замене Кагановича на должности генерального секретари ЦК КП(б)У. В ответ началась широкая кампания травли А. Я. Шумского, компрометация его деятельности, и в итоге он был снят с должности наркома просвещения УССР. Даже не сделан попытки разобраться в сущности обвинений, февральско-мартовский объединенный пленум ЦК и ЦКК КП(б)У 1927 г. расценил взгляды А. Шумского как «националистический уклон», хотя это не соответствовало действительности[22] .

Деятельность Кагановича отрицательно отразилась на всей общественно-политической жизни республики. В 1928 г. он был отозван из республики, а генеральным секретарем ЦК КП(б) У стал С.В. Косиор — известный партийный и государственный деятели, прошедший сложный путь революционера, внесший значительный вклад в победу Великого Октября. Но в процессе социалистического строительства он был также одним из активных проводников политики на Украине. С одной стороны, прилагал много усилий к смягчению, с другой — к утверждению административно-командных методов управления, к поискам так называемых националистических уклонов, расширению беззаконий, жертвой которых впоследствии стал и сам.

В связи с тем что административно-командной системе, сложившейся в стране, нужна была ничем не ограниченная централизация власти и всех ее структур, интересы национального развития народа все более игнорировались. Отсутствие же ясной, национальной позиции партийного и государственного руководства Украины, как и других республик, приводило к тому, что их суверенитет становился все более формальным.

Таким образом, внутрипартийная борьба становилась как формой идеологического столкновения различных точек зрения на пути методы социалистического строительства, так и стремлением лидерству в партии. В процессе этой борьбы происходило отчуждение трудящихся от власти, ограничение демократии и утверждение административно-командной системы управления. Первые успехи в решении национального вопроса в республике, проведении украинизации сосуществовали с широкими компаниями поисков всяческих националистических уклонов и других якобы враждебных деяний среди различных слоев населения.

3.2 Итоги осуществления политики украинизации

В результате политики коренизации украинский язык получил официальное признание. Государственное (с 1925) и партийное делопроизводство осуществлялось в УССР на украинском языке.

В результате политики украинизации в республике, 80% населения которой составляли украинцы, к концу 1927 г. действовало четыре пятых школ, свыше половины техникумов и более четверти институтов с украинским языком обучения. На украинском языке издавалось свыше половины книг и журналов, работала четверть театров, выпускались все или почти все кинофильмы, полностью осуществлялось радиовещание. До 52% увеличился удельный вес украинцев в составе КП(б)У, возросла также их доля среди партийных, комсомольских, советских и хозяйственных работников различного масштаба[23] . Правда, еще весьма значительным оставался удельный вес служащих (прежде всего республиканских и особенно союзных ведомств), не владеющих украинским языком, немало таких было и среди рабочих.

Украинский язык превращался в основное средство общения. Украинизация распространялась также на те регионы страны, где компактно проживали много украинцев (Кубань, отдельные территории Казахстана и Дальнего Востока). Здесь также открывались школы с украинским языком обучения, издавались украинские газеты, работало украинское радиовещание. Одновременно создавались возможности для всестороннего развития национальных меньшинств, проживающих на Украине. Еще в октябре 1924 г. в составе Украинской ССР была образована Молдавская автономная республика.

В результате национально-территориального районирования в республике были выделены национальных районов, образованы 954 сельских и 100 местечковых Советов национальных меньшинств, работали сотни школ с немецким, еврейским, татарским, болгарским, польским и другими языками обучения. На этих национальных языках действовали теаатры, функционировали сотни библиотек, клубов (сельбудов), читален. Все большее значение для межнационального общения приобретал русский язык.

Результаты украинизации 20-х гг. были действительно весомыми. Количество украинцев среди служащих государственного аппарата с 1923 но 1927 г. возросло с 35 до 54%. Доля коренной национальности среди членов КП(б)У в то же время увеличилась с 23 до 52%. Украинский язык, несмотря на противодействие противников украинизации ("русотяпов"), превратился в основное средство общения, язык официального делопроизводства и образования. В 1929 г. в УССР действовало 80% школ, свыше 60% техникумов н 30% институтов с украинским языком обучения[24] .

Расширялась сеть украиноязычной прессы и издательств: свыше половины книг, газет и журналов начали издаваться на украинском языке. По инициативе Н. Скрыпника национальный язык внедрялся в школах командного состава, в красноармейских частях. Процесс украинизации охватил регионы других республик, где компактно проживали украинцы (Северный Кавказ, Казахстан, Дальний Восток). Здесь также открывались украинские школы, издавались украинские газеты, работало украинское радиовещание. Все это способствовало росту национального сознания украинского народа.

В то же время осуществление политики украинизации сопровождалось созданием благоприятных условий для национальных меньшинств, компактно проживавших на территории Советской Украины. Происходил интенсивный процесс национально-территориального районирования: были выделены 13 национальных районов, существовали сотни национальных сельсоветов и поселковых советов, работали сотни школ с немецкнм, еврейским, болгарским, польским, татарским и другими языками обучения[25] .

Из тактических соображении официальная власть позволила осуществить украинизацию даже в церковной жизни, что было обусловлено деятельностью Украинской автокефальной (независимой) православной церкви (УАПЦ). Официально она возникла в октябре 1921 г. на Всеукраинском православном соборе в Киеве и возглавлялась митрополитом Василием Лыпкивским. Религиозная служба в ней проходила на украинском языке, церковная организация определялась демократическими изменениями, активным участием мирян в управлении. УАПЦ критически относилась к советской власти и в условиях разворачивания бурной "атеистической пропаганды" была официально ликвидирована в 1930 г.

20-е гг. были периодом небывалого подъема украинской культуры и науки. Важным направлением возрождение правлением культурного строительства в это время стала ликвидация неграмотности населения.

В 1923 г. в Украине было создано общество "Долой неграмотность", которое возглавлял председатель ВУЦИК Г. Петровский. В результате активной просветительской кампании до 1927 г. в республике научились читать и писать 2 млн человек. В конце десятилетия количество неграмотных сократилось с 76 до 43% взрослого населения[26] .

Интенсивно развивалась сеть просветительских заведений. В 1925 г. в УССР насчитывалось около 18 тыс. школ, 145 техникумов, 35-институтов, 30 рабфаков. Важным условием успешного развития образования явилась украинизация, открывавшая массам украинцев доступ к знаниям с помощью родного языка. Этот же фактор, а также стабилизация социально-экономической жизни во времена нэпа отразились на важных достижениях в научной сфере[27] .

Главным научным центром в республике стала Всеукраинская академия наук (ВУАН). В 20-х гг. в ВУАН существовали три отдела: историко-филологический, физико-математический и социально-экономический. Наиболее плодотворно работал первый отдел, в котором ведущую роль играл Михаил Грушевский, в 1924 г. вернувшийся из-за рубежа и избранный академиком ВУАН (с 1929 г. - академик АН СССР). Его коллегами являлись выдающиеся историки Дмитрий Багалей, Михаил Слабченко, Александр Оглоблип, Дмитрий Яворницкий[28] .

В физико-математическом отделе ВУАН работало наибольшее количество академических кафедр - 30, где проводили свои исследования математики Дмитрий Граве и Николай Крылов, химики Владимир Кистяковский и Лев Писаржевский. В социально-экономическом отделе трудились географ Константин Воблий, статистик и демограф Михаил Птуха.

Яркое и неудержимое развитие украинской литературы и искусства в 20-е гг. дало основание исследователям сравнивать его с эпохой Возрождения. Главными особенностями этого времени стало разнообразие литературных направлений, течений, возникновение и распад многих писательских групп. Некоторые из них находились под влиянием Пролеткульта – советской литературно-художественной и просветительской организации, для которой было характерно нигилистическое отношение к культуре прошлого, "культуре эксплуататоров". Пролеткультовские идеи исповедовали литературные организации "Плуг" и "Гарт". Модернистские концепции отстаивали группы "непролетарских писателей": неоклассики (Николай Зеров, Максим Рыльский), символисты (Павел Тычина, Юрий Мсжепко), футуристы (Михаил Семенко)[29] .

В 1925 г. возникла наиболее известная литературно-художественная организация республики - Вольная академия пролетарской литературы (ВАПЛИТЕ), которая состояла из 22 писателей и поэтов. Среди них IП. Тычина, В. Сосюра, Ю. Смолич, Н. Бажан, Ю. Яновский, А. Довженко, Л. Курбас и др. Идейным руководителем ВАПЛИТЕ был Николай Хвылсвый (Фитилев), а первым ее президентом М. Яловый.

Это было время относительной либерализации литературного и художественного процесса, когда большую популярность получили произведения прозаиков И. Микитенко, Н. Хвылевого, А. Шияна, Ю. Яновского, поэтов Н. Бажана, В. Сосюры, драматургов И. Кочерги, М. Кулиша. В области изобразительного искусства плодотворно работали Н. Бойчук, Ф. Кричевскпй, Г. Нарбут, А. Петрицкий и др., в музыкальном искусстве - Г. Веревка, М. Всриковский, Б. Лятошинекий, А. Ревуцкий. Получили признание театральные коллективы "Березиль" во главе с Л. Курбасом, им. И. Франко под руководством Г. Юры. Мировое признание получили фильмы А. Довженко.

Заключение

В процессе работы над темой курсовой мной сделаны следующие выводы и обобщения.

В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) провозгласил политику коренизации, предусматривавшую вовлечение представителен коренных национальностей в партийный аппарат и государственные органы, применение национальных языков в партийной, хозяйственной работе, образовании, прессе, издательской сфере. Украинский вариант этой политики вошел в историю под названием украинизации.

Большевики всячески стремились доказать, что главной целью новой национальной политики является содействие развитию культур и языков бывших угнетенных народов. До 1922 г. УССР теоретически считалась независимым государством, выступала в качестве субъекта международного права.

Однако эта независимость была формальной, ибо на всей территории бывшей Российской империи, контролируемой большевиками, обладали реальной властью только РКП(б) (Российская коммунистическая партия большевиков)— при этом Компартия Украины считалась региональной организацией РКП.

Национальный вопрос на Украине начал решаться в соответствии с постановлениями, сформулированными в резолюции ЦК РКП (б) «О Советской власти на Украине», одобренной VIII Всероссийской партийной конференцией в декабре 1919 г. Продолжение развития национальной политики произошло в директивах октябрьского (1922 г.) пленума ЦК КП(б)У по национальному вопросу. Благодаря этому решению развитие национального вопроса, привлечение коренного населения к решению государственных дел стало реальной возможностью.

Однако, в осуществлении такого важного, сложного и деликатного дела, как украинизация, безусловно, не могло быть определенных трудностей, а то и ошибок.

Они проявлялись в отношении к темпам украинизации, роли в ней коммунистов-украинцев и т. п. Однако под влиянием деформаций, которым подвергалась национальная политика со стороны Сталина и его ближайшего окружения, руководство республики не смогло противостоять противодействию украинизации, проявлявшемуся в традиционных обвинениях в национализме и сепаратизме, искусственных поисках национал-уклонистов как в своей среде, так и среди низового партийного и государственного аппарата, представителей интеллигенции. Поэтому процессы реальной украинизации постепенно стали нивелироваться.

Одновременно в условиях политики коренизации создавались возможности для культурного развития национальным меньшинствам. В октябре 1926 года в составе УССР была создана автономная Молдавская Республика. В то же время, когда в Украине проводилось территориальное районирование, было образовано 8 русских, 7 немецких, 3 греческих, 3 болгарских и 1 польский национальный районы. Создавались городские и поселковые Советы национальных меньшинств. Было создано множество национальных школ и библиотек.

Однако в осуществлении этой политики были и трудности. Некоторые руководители партии (во главе со Сталиным) считали, что нельзя предоставлять республикам полной самостоятельности в проведении этой политики, т.к. она стимулирует самосознание нации и может вызвать стремление к реальному суверенитету. Поэтому уже в конце 20-х годов начались серьезные искривления политики коренизации. Генеральный секретарь ЦК КП(б)У Л. Каганович с 1925 года, опираясь на поддержку Сталина, под видом борьбы с национализмом начинает притеснения авторитетных и неугодных ему партийных работников.

Таким образом, постепенно под давлением Сталина украинизация стала рассматриваться как проявление национализма против которого необходимо бороться. Эту борьбу стали вести местные партийные и государственные органы. Уже в начале 30-х годов начался процесс русификации.

Безусловным плюсом политики украинизации в республике, 80% населения которой составляли украинцы, стало то, что к концу 1927 г. в стране четыре пятых школ, свыше половины техникумов и более четверти институтов было с украинским языком обучения. На украинском языке издавалось свыше половины книг и журналов, работала четверть театров, выпускались все или почти все кинофильмы, полностью осуществлялось радиовещание. Почти половина чиновников и партийных работников были коренными украинцами. Это лишь часть завоеваний того периода.


Список использованных источников

1. Гунчак Т, Украина, первая половина 20-го столетия. Зарисовки политической истории, Киев: 2001;

2. История государства и права/под ред. Тация В., Рогожина А., К: 2000;

3. История государства и права Украины, курс лекций, Харьков, 2005;

4. Историография истории Украины, Киев: 2006;

5. История государства и права Украины, курс лекций, Киев, 2007;

6. История Украины// под ред. Крипьякевича И., - К: Либидь, 2002;

7. История/ под ред. Русановский В.М., Гончаренко Н.В., - К: Либидь, 1994;

8. Король В., История Украины, Киев: 1995;

9. Костормаров И., История Украины в жизнеописаниях знаменитых ее деятелей, Киев: 2001;

10. Копыленко О.Л., Копыленко В.Л., Государство и право Украины в 1917-1920-х, Киев : 2007;

11. Коваль М.В., История Украины, - К: Освита,2007;

12. Малик Я, Вол Б., Чуприна В, История украинского государства, Львов.

13. Моця О., Рычко В., История политических и правовых учений, - М: Юридическая литература,2005;

14. Политическая теория и политическая практика. Словарь –справочник/ Под ред. Миголатьева А.А., М: Высшая школа, 2000;

15. Рыбалка И., История Украины, Харьков: 1997;

16. Нагаевский И., История украинского государства 20 века, Киев: 2008;

17. Национальные отношения в Украине в 20 веке/Сборник документов и материалов, Киев: 1994;

18. Украинская государственность в ХХ столетии. Историческо-политологические зарисовки, Киев: 1996;

19. Украинская Центральная Рада. Документы, материалы, Киев: 1997;

20. Хрестоматия по истории государства и права Украины/под ред. Гончаренко В.Д., К: Юрэ, 1997.р.


[1] Украинская государственность в ХХ столетии. Историческо-политологические зарисовки, Киев: 1996

[2] Там же

[3] Нагаевский И., История украинского государства 20 века, Киев: 1994

[4] Нагаевский И., История украинского государства 20 века, Киев: 1994

[5] Рыбалка И., История Украины, Харьков: 1997

[6] Украинская Центральная Рада. Документы, материалы, Киев: 1997

[7] Моця О., Рычко В., История политических и правовых учений, - М: Юридическая литература,1997

[8] Копыленко О.Л., Копыленко В.Л., Государство и право Украины в 1917-1920-х, Киев : 1997

[9] Хрестоматия по истории государства и права Украины/под ред. Гончаренко В.Д., К: Юрэ, 1997

[10] История государства и права Украины, курс лекций, Киев, 1996

[11] Костормаров И., История Украины в жизнеописаниях знаменитых ее деятелей, Киев: 1991

[12] История/ под ред. Русановский В.М., Гончаренко Н.В., - К: Либидь, 1994

[13] История государства и права Украины, курс лекций, Харьков, 1993

[14] Костормаров И., История Украины в жизнеописаниях знаменитых ее деятелей, Киев

[15] Гунчак Т, Украина, первая половина 20-го столетия. Зарисовки политической истории, Киев: 1993

[16] История/ под ред. Русановский В.М., Гончаренко Н.В., - К: Либидь, 1994

[17] История государства и права Украины, курс лекций, Киев, 1996

[18] Копыленко О.Л., Копыленко В.Л., Государство и право Украины в 1917-1920-х, Киев : 1997

[19] История государства и права Украины, курс лекций, Харьков, 1993

[20] Копыленко О.Л., Копыленко В.Л., Государство и право Украины в 1917-1920-х, Киев : 1997

[21] Малик Я, Вол Б., Чуприна В, История украинского государства, Львов: 1995

[22] Украинская государственность в ХХ столетии, Киев: 1996

[23] История/ под ред. Русановский В.М., Гончаренко Н.В., - К: Либидь, 1994

[24] История государства и права Украины, курс лекций, Киев, 1996

[25] Малик Я, Вол Б., Чуприна В, История украинского государства, Львов: 1995

[26] Рыбалка И., История Украины, Харьков: 1997

[27] Гунчак Т, Украина, первая половина 20-го столетия. Зарисовки политической истории, Киев: 1993

[28] Рыбалка И., История Украины, Харьков: 1997

[29] Украинская государственность в ХХ столетии. Историческо-политологические зарисовки, Киев: 1996

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий