регистрация / вход

Преступления против здоровья

Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью. Понятие, система и виды преступлений против здоровья. Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести, ставящие в опасность здоровье.

Оглавление

Введение

1. История развития и понятие преступлений против здоровья

1.1 Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью

1.2 Понятие и система преступлений против здоровья

2. Виды преступлений против здоровья

2.1 Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести

2.2 Преступления против здоровья, сопряженные с совершением неоднократных насильственных действий

2.3 Преступления, ставящие в опасность здоровье человека, не сопряженные с применением насилия

2.4 Иные преступления, ставящие в опасность здоровье человека

Заключение

Библиографический список

Приложение

Введение

Актуальность темы исследования. Права человека неотчуждаемы, они присущи ему с рождения. Никто не может лишить человека его естественных прирожденных прав — на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, честь и достоинство, на свободный выбор способов своей жизнедеятельности, на свободу совести, мнений, убеждений, автономию в сфере частной жизни и других прав. Современный мир невозможно представить без прав человека, которые основаны на принципах свободы, равенства, справедливости и носят универсальный характер. Учитывая значимость личности и ее прав в обеспечении нормальной жизнедеятельности общества, следует обратить особое внимание на механизмы и процедуры защиты личности и ее прав, показать правовое регулирование способов защиты.

Конституция РФ провозгласила, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Глава 2 Конституции РФ (ст. 17-64) полностью посвящена нравам и свободам человека и гражданина. О приоритетной защите указанных прав говорится также во многих международных актах.

Провозглашая этот принцип, государство нормативно закрепляет защиту личности, ее прав и свобод различными отраслями права, в том числе и уголовным законодательством. При этом уголовному законодательству отводится роль защиты основных, наиболее значимых и ценных прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств, к которым прежде всего относятся жизнь человека, его здоровье.

Процесс совершенствования законодательства, касающегося преступлений ставящих в опасность жизнь и здоровье человека личности, должен продолжаться с целью повышения эффективности форм и методов правового регулирования борьбы с преступностью и развития правовой теории.

Тематика дипломной работыобусловлена актуальностью и недостаточной разработанностью проблемы, ряда её специфических особенностей и значимости для обеспечения необходимой полноты вопроса.

Актуальность темы данной дипломной работы заключается в том, что в российской юридической науке вопрос по данной проблеме до сих пор является дискуссионным. Этой теме, как на практике, так и в юридической литературе уделяется достаточное внимание.

Степень научной разработанности проблемы. Известные работы по этой проблеме принадлежат таким правоведам как Безручко Е.В.. Бондаренко Д.В., Вермель И.Г., Галюкова М.И., Глашев А.А.. Ендольцева А.В.. Загородников Н.И., Красиков А.Н.. Кашепов В.П.. Козлов В.В.. Красиков А.Н.. Коновалов В.С., Левин П.Н., Никифоров А.С., Панкратов В.В., Расторопов С.В., Романова Л.И., Сергеев Ю.Д., Сердюков А.А., Тенчов Э.С., Тухбатуллин Р.Р. Фойницкий И.Я., Шарапов Р.Д., Шаргородский М.Д. и многие другие.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, возникающие в сфере применения уголовного законодательства в области охраны здоровья человека.

Целью исследования является рассмотрение и актуализация вопросов, касающихся состава преступлений ставящих в опасность здоровье человека по российскому уголовному законодательству.

Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

- рассмотреть историческое развитие норм о преступлениях против здоровья человека;

- рассмотреть общие положения о преступлениях против здоровья;

- проанализировать составы преступлений предусмотренных ст. 111-125 УК РФ;

- рассмотреть насильственные и ненасильственные преступления против здоровья человека;

- дать уголовно-правовую характеристику преступлений ставящих в здоровье человека;

- сделать собственные выводы.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются общенаучные методы познания, а также ряд частно-научных методов: историко-юридический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический и другие. Использовались социологические приемы в том числе - изучение материалов судебной практики.

Соответственно с учетом специфики темы, а также степени ее разработанности, построена и структура работы , которая состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка и приложения.

1. История развития и понятие преступлений против здоровья

1.1 Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью

Проблеме уголовно-правовой охраны права человека на здоровье в отечественной науке всегда уделялось значительное внимание. Исследование литературных источников показало, что авторами[1] изучены отдельные проблемы и конкретные моменты исторического развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью. Недостаточная разработка данного вопроса и отсутствие углубленного научного подхода к историческому анализу развития уголовно-правовой теории о понимании телесного повреждения и его критериев обусловили необходимость дальнейшего углубленного исследования.

В истории русского права впервые встречается упоминание о телесных повреждениях в договорах русских с греками.

Договор Олега 911 г. содержит статью о случаях, когда "Русин Хрестьяну или Хрестьян Русину, мучения образом искус творити и насилье Яве, или вьзьметь что-либо дружине, да вьспятить троичь" (ст. 7). Тот же Договор предусматривает удар мечом или другим предметом (сосудом), угрожая за это наказанием в пять литров штрафа, ссылаясь при этом на "закон русский" (ст. 5)[2] .

Соответствующее положение мы находим и в Договоре князя Игоря с греками в 945 г., где ст. 14 почти полностью соответствует рассмотренной выше статье Договора Олега. По греческим законам за телесные повреждения в это время полагалось не денежное взыскание, а талион и возмещение денег, уплаченных врачу за лечение[3] .

Одним из крупных правовых актов Древней Руси, содержавшим нормы уголовного права, является Русская Правда. Известно, что она дошла до нашего времени в разных списках.

Академический список Русской Правды предусматривает ответственность за нанесение побоев, телесных повреждений, синяков и кровоподтеков[4] .

В период Судебников (1497, 1550 гг.) за убийство уже назначается смертная казнь, за телесные повреждения сохраняются еще композиции. В ст. 26 Судебника 1550 г. указывается, что наказание должно назначаться в соответствии с размерами вреда и с тем, кому причинен этот вред: "А за увечье указывай крестьянину, посмотря по увечью и по бесчестью; и всем указывати за увечье, посмотря по человеку и по увечью"[5] .

Значительным событием в правовой жизни Московского централизованного государства стало утверждение Земским собором Уложения 1649 г. Кодифицированные в Соборном уложении законы были составлены для регулирования динамично развивающихся общественных отношений. Уголовное право приобретает резко выраженный государственно-публичный характер. Частноправовые элементы резко сужаются. Царская власть усиливается[6] .

Следует отметить, что Уложение 1649 г. различало увечья, раны, побои и удары. В случаях нанесения побоев, ударов, ран в качестве ответственности применялись имущественные санкции и штрафы. Как государственное преступление рассматривалось причинение вреда здоровью на государственном дворе[7] .

В петровские времена развитие уголовного законодательства предопределялось дальнейшим обострением противоречий между различными общественными группами, классами и проводимыми государственными преобразованиями. Решать вопросы уголовной политики с помощью Уложения Алексея Михайловича становилось делом безнадежным, а поэтому Петр I сам активно участвует в создании новых уголовных законов[8] .

Воинский Артикул Петра I назначает за телесные повреждения (увечья) членовредительские и телесные наказания, а за побои - тюремное заключение, денежные взыскания и испрашиваемое прощение (арт. 141 - 147)[9] .

С создания Свода законов Российской империи, том XV которого был посвящен уголовному праву, начался кодифицированный этап развития российского законодательства. Издание Свода стало подготовительной ступенью для составления Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Оно явилось последним звеном длинного ряда законодательных работ, в основе которых лежало Соборное уложение 1649 г.

Данная система просуществовала в уголовном праве до принятия Уложения 1903 г. Составители объяснительной записки к Уголовному уложению 1903 г. исходили из того, что в основу для разграничения различных видов телесных повреждений следует принять границы только по признаку анатомо-патологическому. Они полагали, что основным является наступление определенных последствий[10] . Критерии определения тяжести телесных повреждений были следующими: 1) определяющие степень повреждения по соотношению их с социальной деятельностью пострадавшего и добыванием им средств существования и 2) определяющее значение повреждений по соотношению их со здоровьем пострадавшего[11] .

В первом советском Уголовном кодексе - Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. - ответственности за причинение телесного повреждения был посвящена гл. 5, которая содержала нормы об уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Разработчики УК РСФСР 1922 г. дифференцировали телесные повреждения на тяжкие, менее тяжкие и легкие[12] .

К тяжким телесным повреждениям УК РСФСР 1922 г. относил такие, которые повлекли опасное для жизни расстройство здоровья, душевную болезнь, потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо неизгладимое обезображивание лица[13] . Менее тяжким признавалось телесное повреждение, не опасное для жизни, но причинившее расстройство здоровья или длительное нарушение функций какого-либо органа. Кодекс не давал определения легкого телесного повреждения. Мы можем сделать вывод, что к легкому телесному повреждению относились повреждения, не опасные для жизни, не причинившие длительного расстройства здоровья. Умышленное нанесение удара, побоев и иных насильственных действий, а также истязания и мучения были выделены в отдельные статьи.

Уголовный кодекс 1926 г. существенно изменил место и систему телесных повреждений в уголовном законодательстве. Был исключен из числа тяжких телесных повреждений такой вид, как "повреждения, повлекшие опасное для жизни расстройство здоровья". Вместо него предусмотрено "иное расстройство здоровья, соединенное со значительной утратой трудоспособности"[14] , т.е. введен экономический критерий. Одновременно законодатель отказался от трехчленного деления телесных повреждений, заменив его на двучленное: тяжкие и легкие телесные повреждения. При этом в данном законе впервые появилось деление легких телесных повреждений на два вида: причинившие и не причинившие расстройство здоровья.

Тяжким телесным повреждением в соответствии со ст. 142 УК РСФСР 1926 г. и п. 8 Правил для составления заключений о тяжести повреждений 1928 г.[15] признавалось повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо иного органа или утрату органом его функций, неизгладимое обезображивание лица, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное с потерей трудоспособности более чем на 1/3.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал три основные категории тяжести телесных повреждений: тяжкие телесные повреждения (ст. 108), менее тяжкие телесные повреждения (ст. 109) и легкие телесные повреждения (ст. 112). При этом легкие телесные повреждения также подразделяются на два вида: а) повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности и б) не повлекшие указанных последствий.

В отличие от Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. УК РСФСР 1960 г. содержит, по существу, четырехстепенную классификацию телесных повреждений (тяжкие, менее тяжкие и два вида легких). Разработанные на основе УК РСФСР 1960 г. Правила определения степени тяжести телесных повреждений от 4 апреля 1961 г. отличаются от предыдущих (1928 г.) прежде всего тем, что рассматриваемые в них критерии находятся в более точном соответствии с текстом закона. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. и Правила определения степени тяжести телесных повреждений от 4 апреля 1961 г. характеризуют ту или иную тяжесть телесного повреждения исходя из двух основных критериев: 1) опасности повреждения для жизни; 2) последствий повреждений, отражающих различную степень причиненного здоровью вреда. Эти критерии положены в основу оценки тяжести любого вида повреждения[16] .

Удары, побои и иные насильственные действия по Уголовному кодексу 1960 г. в отличие от Кодексов 1922 и 1926 гг. не были выделены в отдельный состав и охватывались признаками ст. 112 УК РСФСР 1960 г., которая в своем названии и в диспозиции части первой включала и побои.

Уголовный кодекс 1960 г. выделил новый специальный состав преступления - истязание (ст. 113), т.е. систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязаний, если они не повлекли за собой последствий (ст. ст. 108 и 109 УК РСФСР 1960 г.).

С 1 апреля 1979 г. определение степени тяжести телесных повреждений производилось согласно Правилам судебно-медицинского определения тяжести телесных повреждений, утвержденным Приказом Министра здравоохранения СССР от 11 декабря 1978 г. № 1208.

Уголовный кодекс 1960 г. действовал с 1 января 1961 г. до 1 января 1997 г. Уголовный кодекс Российской Федерации был принят 24 мая 1996 г., вступил в законную силу 1 января 1997 г. С 10 декабря 1996 г. по 14 сентября 2001 г. действовали Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, приложение 2 к Приказу Минздрава Российской Федерации от 10 декабря 1996 г. № 407.

Уголовный кодекс РФ заменил термин "телесные повреждения" на более емкий термин "вред здоровью". Согласно действующему УК РФ вред здоровью подразделяется на тяжкий, средней тяжести и легкий. Данную классификацию отражали и Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г., которые по сравнению с Правилами 1978 г. являлись более адаптированными к современному уголовному законодательству и отражали тенденции развития современной судебной медицины.

Следует отметить, что при разработке Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. не были учтены рекомендации ведущих судебно-медицинских экспертов по корректировке проблемных аспектов. И.Г. Вермель и П.П. Грицаенко рекомендовали внести ясность в трактовку и в принципы оценки новых понятий, введенных в Уголовный кодекс РФ: "полная утрата профессиональной трудоспособности", "заболевание наркоманией", "заболевание токсикоманией", расширить перечень повреждений, наносящих опасный для жизни вред здоровью, который являлся недостаточно полным[17] . Тем не менее по сравнению с Правилами судебно-медицинского определения тяжести телесных повреждений 1978 г. новые Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. содержали более четкие и конкретные формулировки определения тяжести вреда здоровью.

Такой исторический путь развития прошло отечественное уголовное законодательство об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью.

1.2 Понятие и система преступлений против здоровья

Интерес к системе преступлений против здоровья человека связан, главным образом, с принятием концептуально нового уголовного законодательства, которое содержит немало новелл, касающихся уголовно-правовой оценки действий насильственных преступников. Достаточно указать, например, на замену законодателем в диспозициях соответствующих статей термина «телесное повреждение» на более широкое понятие «вред здоровью», чтобы понять несколько иной подход законодателя при квалификации преступлений против здоровья.

Система преступлений против здоровья человека интересна также тем, что в действующем УК РФ появились составы преступлений, ранее неизвестные правоприменителю. В их числе в первую очередь следует назвать угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) и принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ). Оба состава преступлений, помимо того, что посягают сразу на два объекта уголовно-правовой охраны - жизнь и здоровье человека, требуют толкования указанных в них признаков, а также соотношения с уже имеющимися преступлениями в рамках рассматриваемой главы. Относительно новым по конструкции для уголовного законодательства России является состав побоев (ст. 116 УК РФ), который представлял собой, выражаясь терминологией УК РСФСР 1961 г., легкий вред без расстройства здоровья, теперь же характеризующийся не только нанесением собственно побоев, но и совершением иных насильственных действий, причиняющих физическую боль потерпевшему[18] .

В связи с вышеизложенным целесообразным представляется научное осмысление новых уголовно-правовых законоположений о преступлениях против здоровья человека на предмет их адекватности доктрине уголовного права, а также прогноз эффективности действия уголовно-правовых норм, посвященных рассматриваемым насильственным посягательствам. Актуальной указанную проблему делает также высокий процент статистической стабильности соответствующих преступлений в общей структуре преступности в стране за последние годы, который фиксирует официальная статистика, отмечают многие исследователи[19] .

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. преступления против здоровья человека размещены в главе 16 раздела 7 вместе с преступлениями против жизни, хотя по прежней традиции отечественного уголовного законодательства названные выше виды преступлений располагались раздельно. Несмотря на законодательное объединение этих преступлений в одной главе УК, все же, как нам представляется, преступные деяния, посягающие на здоровье человека, целесообразно рассматривать как самостоятельную группу преступлений.

В уголовно-правовой литературе, когда речь идет о совокупности норм, предусматривающих ответственность за посягательства на личность, в частности на здоровье человека, их именуют по-разному. Одни теоретики ее называют группой, другие - видами, третьи – системой. Так, А.С. Никифоров писал: «Телесные повреждения образуют самостоятельную группу преступлений, посягающих на здоровье потерпевшего как на свой единственный непосредственный объект»[20] . С такой трактовкой определенной общности преступлений против личности категорически был не согласен профессор Н.И. Загородников. По его мнению, в данном случае наиболее правильным является применение термина «система». В монографии «Преступления против жизни» при формулировании названия первого параграфа автор употребил следующее сочетание: «Преступления против жизни, их виды и система»[21] . Однако следует заметить, в тексте самого параграфа ничего не говорится о системе и о том, что она предполагает или означает. В связи с этим, думается, что название параграфа в работе Н.И. Загородникова есть лишь интуитивное отражение объективного процесса сосредоточения соответствующих уголовно-правовых норм в нечто целое.

Представляется, наименование той или иной однородной совокупности норм, в частности о преступлениях против здоровья, с помощью понятия «система» с научных позиций является наиболее удачным. Термин «система» отражает онтологические свойства входящих в ее сущность структур хотя бы уже потому, что «система» в переводе с греческого означает целое, составленное из частей[22] .

Если признать уголовное право в целом закономерно сложившимся системным образованием, то, как правильно отмечает профессор Э.С. Тенчов, его Особенная часть также будет представлять собой систему[23] , поскольку отвечает всем присущим в таком случае признакам. Во-первых, совокупность преступных деяний, включенных в Особенную часть, образует концептуальную сущность; во-вторых, представляет собой некое множество, в-третьих, характеризуется определенной упорядоченностью, в-четвертых, структурой; в-пятых, организацией.

Применительно к сказанному полагаем, что основой структурализации. Особенной части УК РФ должны выступать совокупности конкретных видов преступлений, одной из которых является система преступлений против здоровья человека.

В последнее время преступления против здоровья традиционно классифицируют на две большие группы: 1) посягательства, причиняющие тот или иной вред здоровью человека, а также; 2) посягательства, ставящие в опасность жизнь и здоровье потерпевшего, что имеет в своей основе определенную логику. При этом обычно к первой группе относят ст.ст. 111, 112, 113, 114, 115, 116. 117. 118, 121, 122 УК РФ, ко второй ст.ст. 119, 120, 123, 124, 125 УК РФ.

По мнению А.С. Никифорова целесообразность выделения в рамках преступлений против здоровья отдельно посягательств, ставящих в опасность жизнь и здоровье потерпевшего, обусловлено двумя причинами.

Во-первых, для уголовной ответственности за рассматриваемые преступления как за оконченное деяние не требуется причинения потерпевшему реального вреда. Достаточно того, что создается угроза жизни и здоровью потерпевшего, возникает опасность причинения ему смерти или расстройства здоровья. Во-вторых, опасные для жизни и здоровья преступления по своей природе таковы, что обычно их совершение создает опасность одновременно как для здоровья, так и для жизни потерпевшего[24] . Практически довольно трудно, а в отдельных случаях вовсе невозможно заранее сказать, к чему может привести такое опасное для жизни и здоровья преступление к лишению жизни или только к причинению вреда здоровью потерпевшего. Поэтому хотя и можно было бы попытаться теоретически выделить в этой группе преступления, угрожающие только здоровью, на практике такая дифференциация оказалась бы несостоятельной.

Справедливости ради надо сказать, что сама по себе классификация преступлении против здоровья на две большие группы по своей сути является далеко не бесспорной, хотя в ее основе лежит, как уже было сказано, достаточно универсальный критерий- реальность причинения вреда здоровью человека.

Что касается первого основания, то УК РФ различает три разновидности причинения вреда потерпевшему тяжкий вред здоровью, вред средней тяжести и легкий вред здоровью потерпевшего.

Уголовную ответственность за нанесение тяжкого вреда законодатель дифференцирует в зависимости от формы вины. С одной стороны, он различает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего и устанавливает наказание за его совершение в ст.ст. 111, 113 и 114, а с другой, предусматривает ответственность за неосторожное причинение тяжкого вреда и формулирует в связи с этим отдельную уголовно-правовую норму в ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ. Кроме того, среди умышленного причинения тяжкого вреда здоровью законодатель склонен различать основной состав (ч. 1 ст. 111 УК РФ), квалифицированный, т.е. состав с наличием отягчающих обстоятельств (ч. 2 и 3 ст. 111 УК РФ), особо квалифицированный, т.е. с наличием особо отягчающих обстоятельств (ч. 4 ст. 111 УК РФ) и привилегированный, т.е. состав с наличием смягчающих наказание обстоятельств (ст. 113, 114 УК РФ).

Следует заметить в этой связи, что «руг обстоятельств, отягчающих причинение тяжкого вреда здоровью, в УК РФ 1996 г. значительно расширен и сформулирован по некоей аналогии ч. 2 ст. 105 УК РФ, а вот круг смягчающих данное преступление обстоятельств пополнился лишь одним новым составом – умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, причиненным при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114 УК РФ).

Нельзя не обратить внимание на то, что УК РФ выделяет три разновидности умышленного причинения вреда здоровью средней тяжести. Имеется в виду, во-первых, основной состав (ч. 1 ст. 112 УК РФ), во-вторых, квалифицированный (ч. 2 ст. 112 УК РФ) и, в-третьих, привилегированный (ст. 113 и 114 УК РФ). Применительно к рассматриваемому преступлению, как и в случае с причинением тяжкого вреда здоровью, законодатель в УК РФ 1996 г. вводит значительное количество отягчающих обстоятельств, ранее неизвестных правоприменителю. Среди привилегированных составов умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью следует констатировать такие, как совершение рассматриваемого преступления в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ), превышения пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 114 УК РФ), а также при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114 УК РФ).

Нанесение легкого вреда здоровью человека в УК РФ не дифференцируется. Законодатель предусматривает лишь умышленную форму совершения данного преступления (ст. 115 УК РФ), не предлагая при этом градацию деяния на основной, квалифицированный и привилегированный состав. В этой связи, думается, что ненаказуемость причинения легкого вреда здоровью по неосторожности вполне обоснованна в сипу незначительной степени общественной опасности содеянного. По тем же мотивам не существует и вариантных особенностей (как в сторону смягчения, так и в сторону отягчения) рассматриваемого состава преступления.

Что касается выделения разновидностей преступлений ставящих в опасность жизнь и здоровье человека, то они могут быть классифицированы лишь в зависимости от наступления или не наступления тех или иных последствий в результате преступных действий виновного.

Так, к рассматриваемым преступлениям, не влекущим (согласно конструкции состава) никакого вреда здоровью относится угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ), незаконное производство аборта (ч 1 и 2 ст. 123 УК РФ), за исключением особо квалифицированного вида данного преступления, и оставление в опасности (ст. 125 УК РФ).

Полагаем, что существующая в действующем УК РФ система преступлений против здоровья человека является наиболее целесообразной для правоприменителя в силу ее прагматичности.

2. Виды преступлений против здоровья

2.1 Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является наиболее опасным преступлением из числа преступлений против здоровья. Законом оно отнесено к категории тяжких преступлений, а при наличии особо отягчающих обстоятельств - к категории особо тяжких преступлений (ст. 15 УК РФ). Повышенная общественная опасность этого преступления заключается в тяжести самого деяния, наступивших последствий и, наконец, в распространенности таких деяний. Совершая это преступление, субъект посягает на одно из самых ценных достоинств личности — его здоровье, причиняя порой непоправимый урон: лишая трудоспособности, делает инвалидом, прекращая тем самым его профессиональную карьеру, нередко все это приводит к смерти человека. В динамике преступности умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека занимает доминирующее место.

Понятие «тяжкий вред здоровью» характеризуется множеством признаков, указанных в диспозиции данной статьи. Эти признаки имеют исчерпывающий характер и не подлежат какому-либо дополнению или расширению. Наличие хотя бы одного из этих признаков дает основание для признания вреда здоровью тяжким. Но в принципе ст. 111 УК РФ предусматривает два вида тяжкого вреда: а) опасного для жизни человека в момент причинения, б) любого вреда, но повлекшего за собой указанные в законе последствия.

Таким образом, тяжким считается вред здоровью, если:

а) он опасен для жизни человека;

б) произошла потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа;

в) утрачена функция какого-либо органа;

г) наступило неизгладимое обезображивание лица;

д) причинено расстройство здоровью, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности;

е) повлекло за собой прерывание беременности;

ж) повлекло психическое расстройство либо заболевание наркоманией или токсикоманией.

Признаки тяжкого вреда, не опасного для жизни, но выразившиеся в конкретных последствиях, как указано выше, исчерпывающе перечислены в диспозиции ч. I ст. 111 УК и п. 29 Правил. Под потерей зрения, согласно Правилам, понимается полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения). Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и по этому признаку относится к тяжкому вреду здоровья, а потеря одного глазного яблока представляет собой потерю органа. Повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаление, квалифицируется в зависимости от длительности расстройства здоровья. Потеря речи означает потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потерю голоса.

Потеря слуха означает полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо относится к тяжкому вреду здоровья по признаку утраты органом его функций. При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывают возможности улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корректирующие очки, слуховые аппараты и т. п.).

Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций понимается потеря руки, ноги, т. е. отделение их от туловища (отделение от туловища всей руки или ноги либо ампутация на уровне не ниже локтевого или коленного сустава) или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Потеря наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивается к потере руки или ноги. Кроме того, потеря кисти или стопы влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку также относится к тяжкому вреду здоровья.

К рассматриваемому признаку относится повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности, под которой понимается способность к совокуплению либо потеря способности к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению.

К признакам тяжкого вреда здоровью относится его расстройство, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть (более чем на 33%). Размеры стойкой утраты общей трудоспособности устанавливаются медицинским экспертом после определившегося исхода с учетом специальной таблицы процентов утраты трудоспособности. Стойкой утрату общей трудоспособности следует считать либо при определившемся исходе, когда трудоспособность утрачена навсегда, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Степень утраты трудоспособности у детей определяется на основании общих положений и исходя из того, насколько будет утрачена ребенком трудоспособность в будущем. У инвалидов и стариков утрата трудоспособности в связи с полученным повреждением устанавливается так же, как и у практически здоровых людей, независимо от наличия старости либо инвалидности и ее группы.

Полная утрата профессиональной трудоспособности означает, что потерпевший из-за полученного повреждения не может выполнять профессиональные функции либо работу по избранной специальности (например, скрипач не может играть, балерина не может танцевать, машинистка - печатать, портниха - шить и т. п.). При этом потерпевший может выполнять любую другую работу. Если потерпевший имеет несколько профессий, например, закончил несколько учебных заведений, судебно-медицинский эксперт должен исходить из факта утраты трудоспособности по той профессии, которую он выполнял в момент причинения вреда здоровью. В литературе высказано и другое мнение: следует считать утраченной ту профессию, на которую указывает сам потерпевший. В последнем случае необоснованно расширяется применение этого признака на практике, поскольку основывается на субъективном усмотрении потерпевшего, а не на реальном и объективном причинении вреда. Правила 1996 г. этот вопрос не регулируют.

Утрата профессиональной трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой на основании Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789[25] .

Вменение ответственности виновному по признаку полной утраты профессиональной трудоспособности потерпевшим возможно в случае, когда виновный желал своими действиями полностью лишить потерпевшего профессиональной трудоспособности, поскольку закон специально указывает на заведомость для виновного наступления именно таких последствий (полной утраты профессиональной трудоспособности). Общая трудоспособность при этом может быть и сохранена.

Прерывание беременности как признак тяжкого вреда здоровью не ставится в зависимость от сроков беременности. Для квалификации действий виновного по ч. 1 ст. 111 УК виновный должен осознавать факт беременности потерпевшей. Условием ответственности также является причинная связь между деянием виновного и прерванной беременностью, не обусловленная индивидуальными особенностями организма потерпевшей. Судебно-медицинская экспертиза в этих случаях проводится комиссией с участием акушера-гинеколога.

Тяжким вредом для здоровья признается и психическое расстройство, независимо от его тяжести, продолжительности, излечимости. Психическое расстройство может быть следствием как физической травмы, так и психического потрясения при условии, что указанное расстройство находится в непосредственной причинной связи с полученной травмой или сообщением, приведшим к психическому потрясению, т.е. с любым по характеру деянием, причинившим этот вред. Установление психического заболевания относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы. Оценка же степени тяжести такого повреждения здоровья проводится с участием судебно-медицинского эксперта.

Заболевание наркоманией или токсикоманией как признак тяжкого вреда здоровью впервые введен в российское уголовное законодательство. Наркомания - это болезненное пристрастие к употреблению наркотических средств, а токсикомания - злоупотребление с целью одурманивания веществами, не признанными нормативными актами в качестве наркотических. Заболевание наркоманией или токсикоманией как признак тяжкого вреда здоровью может вменяться субъекту лишь в случае установления причинной связи между его действиями и наступившими последствиями. Заболевание возникает под влиянием противоправных действий виновного. Оно вызывает у потерпевшего непреодолимую тягу к употреблению наркотических средств, психотропных или токсических веществ. Способом доведения потерпевшего до такого болезненного состояния может служить неоднократное насильственное введение в его организм наркотиков или токсических веществ. Диагностика наркомании или токсикомании должна устанавливаться наркологической (токсикологической) экспертизой, а оценка степени тяжести их последствий и причинная связь определяется судебно-медицинской экспертизой.

Неизгладимое обезображение лица - это причинение такого вреда в области лица, которое придает ему крайне уродливый, отталкивающий, безобразный вид. Он не может быть устранен при обычных методах лечебного воздействия и не проходит сам по себе. Для его устранения или частичного улучшения вида требуется, как правило, проведение специальной косметической операции. Неизгладимое обезображение лица - оценочный признак. При отнесении данного признака к категории тяжкого вреда законодатель учитывает не столько степень серьезности вреда здоровью потерпевшего (он может быть отнесен к средней тяжести вреда или даже легкому), сколько те последствия, которые вызывает такое обезображение. Неизгладимое обезображение лица является юридическим, а не медицинским понятием.

Причинение тяжкого вреда здоровью в любом его проявлении считается оконченным преступлением при наступлении одного из перечисленных последствий. Между деянием и наступившим вредом в каждом конкретном случае должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме умысла. Виновный сознает, что своими действиями посягает на здоровье другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает этих последствий (прямой умысел) либо предвидит возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и относится к его наступлению безразлично или сознательно допускает этот вред (косвенный умысел). Умысел может быть как конкретизированным, так и неконкретизированным. Однако, как свидетельствует судебная практика, ответственность по ч. 1 ст. 111 УК РФ возможна лишь при установлении умысла на причинение тяжкого вреда здоровью[26] .

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Наиболее опасным видом рассматриваемого преступления являются деяния, предусмотренные ч. 1- 3 ст. 111 УК, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111УК). Наличие особо отягчающего обстоятельства относит данное преступление к категории особо тяжких (ч. 5 ст. 15 УК). В этом сложном для уяснения составе преступления как бы слиты воедино два самостоятельных деяния - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и причинение смерти по неосторожности. Это в какой-то мере создает трудности в квалификации деяний и необходимости отграничения их, с одной стороны, от умышленного убийства, а с другой - от причинения смерти по неосторожности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» подчеркивается необходимость отграничения убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея при этом в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности[27] . При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3 Постановления).

Продолжительный промежуток времени, прошедший с момента наступления смерти, не исключает умысла субъекта на лишение жизни другого человека. Точно так же мгновенно наступившая после нанесения тяжкого вреда здоровью смерть не всегда сама по себе свидетельствует о наличии умысла на убийство.

Причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть. Следовательно, признаками средней тяжести вреда здоровью являются:

а) отсутствие опасности для жизни человека в момент причинения;

б) отсутствие тех последствий, которые предусмотрены в ст. 111 УК в качестве признаков тяжкого вреда здоровью;

в) наличие длительного расстройства здоровья потерпевшего или значительной стойкой утраты общей трудоспособности менее чем на одну треть[28] .

Таким образом, для признания причиненного вреда здоровью средней тяжести необходимо установить отсутствие двух первых отрицательных признаков и наличие последнего признака или хотя бы одного из них.

Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. под длительным расстройством здоровья понимают временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня) (п. 45 Правил). Продолжительность заболевания обычно определяется сроком временной нетрудоспособности, зафиксированным в больничном листе. Значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть является стойкая утрата трудоспособности от 10 до 30% включительно (п. 46 Правил). Процент утраты трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой, когда уже определился исход заболевания, вызванного причинением вреда здоровью. К такого рода причинениям вреда здоровью, в частности, относятся трещины и переломы мелких костей, вывихи в мелких суставах, перелом ребра, ранения мягких тканей, сотрясение головного мозга средней степени и другие повреждения, не опасные для жизни и не вызвавшие последствий, указанных в ст. 111 УК. Это преступление признается оконченным, если наступили указанные выше последствия, и между деянием и наступившими последствиями была установлена причинная связь.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым и косвенным.

Субъектом данного преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Преступления, предусмотренные ст. 113 и 114 УК РФ, устанавливают привилегированные составы умышленного причинения вреда здоровью другого человека. Статья 113 УК устанавливает ответственность за «умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». Как видно из смысла закона, основанием смягчения ответственности в этом случае является прежде всего виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волнения (физиологического аффекта) у виновного[29] .

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только умышленной виной в форме прямого или косвенного умысла, внезапно возникшего и аффектированного. Мотивы преступления по ст. 113 УК РФ могут быть различными (месть, ревность), выяснение их является необходимым для решения вопроса, было ли у виновного состояние сильного душевного волнения.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

При совершении данного преступления не исключено причинение по неосторожности смерти потерпевшего или тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам. В судебной практике иногда такие преступления ошибочно квалифицируются либо как убийство в состоянии аффекта (ст. 107), либо как преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК или по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК[30] . При возникновении указанных ситуаций следует исходить из правил квалификации преступлений при конкуренции норм со смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Конкуренция специальных норм разрешается в пользу нормы, предусматривающей состав преступления со смягчающими обстоятельствами. Стало быть, квалификация указанных выше действий должна охватываться признаками ст. 113 УК[31] .

Статья 114 УК РФ предусматривает ответственность за два самостоятельных преступления, совершенных при смягчающих обстоятельствах. Это умышленное причинение:

1)тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1);

2)тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2).

Условия применения ст. 114 УК по своему содержанию те же, что и условия применения по ст. 108 УК, они различаются лишь характером последствий. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК, состоит в причинении тяжкого вреда здоровью посягающего при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т.е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 114 УК, состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью задерживаемого лица, совершившего преступление при превышении мер, необходимых для его задержания, т.е. когда такой вред явно не соответствовал характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания[32] .

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной виной в форме прямого или косвенного умысла, при этом умысел здесь всегда внезапно возникший. Причинение вреда здоровью при указанных обстоятельствах в результате неосторожности исключает уголовную ответственность по признакам как ст. 114, так и ст. 118 УК РФ.

Мотивом при превышении пределов необходимой обороны является защита от общественно опасного посягательства, а при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, доминирует цель задержания лица и доставления его соответствующим органам власти.

Субъектом преступления является лицо вменяемое и достигшее 16-летнего возраста.

Причинение вреда здоровью: тяжкого при превышении пределов необходимой обороны, двум или более лицам, а также тяжкого или средней тяжести при превышении мер, необходимых для задержания двух или более лиц, совершивших преступление, квалифицируется соответственно по ч. 1 и 2 ст. 114 УК РФ. По этой же статье квалифицируется и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть посягающего (при превышении пределов необходимой обороны) либо задерживаемого (при превышении мер, необходимых для задержания), на что неоднократно указывал Верховный Суд РФ в своих определениях по конкретным делам[33] . Умышленное причинение легкого вреда здоровью, побоев или иных насильственных действий при необходимой обороне либо при задержании преступника всегда с точки зрения закона укладывается в рамки правомерного поведения и не влечет за собой ответственности.

Признаками легкого вреда здоровью выступают: а) кратковременное расстройство здоровья; б) незначительная стойкая утрата трудоспособности. Для признания такого вреда наличным, а данного преступления оконченным необходимо установить хотя бы один из названных признаков. Согласно Правилам 1996 г. под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель (21 день) (п. 48), а под незначительной стойкой утратой трудоспособности - стойкую утрату общей трудоспособности, равную 5% (п. 49).

Судебная практика к легкому вреду здоровья относит: ослабление зрения и слуха, связанное с незначительной стойкой утратой трудоспособности; множественные ссадины; кровоподтеки; потерю одного пальца на руке (кроме указательного и большого) и т. д. Причинение вреда здоровью, имевшее незначительные, скоропроходящие последствия, которые длились не более шести дней и в связи с этим не выразились в кратковременном расстройстве здоровья или незначительной стойкой утрате общей трудоспособности, может в некоторых случаях квалифицироваться как побои или истязание (ст. 116, 117 УК).

При решении вопроса о продолжительности заболевания следует руководствоваться объективными данными, характеризующими тяжесть повреждения здоровья, а не только листком трудоспособности. При определении длительности расстройства здоровья в качестве критерия выступают лишь объективно необходимые сроки лечения, установленные заключением специалиста.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной, умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Цели и мотивы данного преступления разнообразны (месть, ревность, ссора и др.).

Причинение легкого вреда здоровью по неосторожности не влечет за собой уголовной ответственности.

Уголовная ответственность по ст. 115 УК наступает по достижении лицом 16 лет.

Закон устанавливает ответственность за причинение вреда здоровью по неосторожности, если он по своему характеру является тяжким (ч. 1 ст. 118 УК). Понятие тяжкого вреда здоровью рассмотрено выше, поэтому в данном случае нецелесообразно еще раз анализировать его.

Объективная сторона данного преступления выражается в определенном действии (бездействии), нарушающем те или иные правила предосторожности и причиняющем тяжкий вред здоровью другого человека. Как правило, это связано с грубым нарушением правил бытовой предосторожности или с несоблюдением правил предосторожности в сфере профессиональной деятельности. В последнем случае деяние отличается повышенной общественной опасностью. Поэтому в законе установлен квалифицированный состав причинения тяжкого (ч. 2 ст. 118 УК) вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Ответственность за данное деяние наступает, если неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью не охватывается составом иного преступления, сопряженного с причинением вреда здоровью в результате ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей и предусматривается специальными нормами (например, ст. 143, 216, 219, 263, 264, 266, 269 УК и др.).

Субъективная сторона данного преступления характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности. Действующим УК не предусмотрена уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью по неосторожности.

Тяжкий вред здоровью по неосторожности следует отличать от случайного (невиновного) причинения такого вреда. В таких случаях состав преступления отсутствует.

Субъект преступления может быть как общим, так и специальным. По ч. 1 ст. 118 УК - любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Часть 2 ст. 118 УК указывает на субъект специальный - по признаку исполнения лицом определенных профессиональных обязанностей.

2.2 Преступления против здоровья, сопряженные с совершением неоднократных насильственных действий

Побои относятся к группе преступлений против здоровья, однако последствия которых не предусмотрены законом в виде конкретных формализованных признаков. Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит, во-первых, в нанесении побоев, а во-вторых, в совершении иных противоправных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но которые не влекут последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, т.е. кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Побои не составляют особого вида повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по телу потерпевшего. В результате побоев могут возникнуть телесные повреждения (ссадины, царапины, кровоподтеки, синяки и т.д.), однако побои не всегда оставляют какие-либо объективно видимые повреждения, последствия же могут выражаться в физической боли как таковой. Физическая боль сама по себе также причиняет вред здоровью, поскольку всегда связана с изменениями в клетках и тканях организма, что дает основание относить побои к преступлениям против здоровья.

Для признания наличия состава побоев или совершения иных насильственных действий требуется причинение физической боли потерпевшему. Последний при этом может испытывать и психические, моральные страдания, но они самостоятельного значения не имеют и влияния на правовую оценку содеянного не оказывают.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. В качестве мотивов могут выступать месть, ревность, неприязненные отношения и т. д. Неосторожное причинение физической боли не влечет за собой уголовной ответственности.

Субъектом данного преступления может быть лицо, которому исполнилось 16 лет.

Истязание, как преступление, является традиционным для российского уголовного законодательства, так как оно было предусмотрено в УК РСФСР 1922 г. (ст. 157), в УК РСФСР 1926 г. (ст. 146), в УК РСФСР1960 г. (ст. 113). В настоящее время по проблемам пыток и других жестоких обращений действует Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., ратифицированный СССР в 1976 г. Статья 7 этого пакта гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию». Этому вопросу посвящена ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, а также Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Согласно ст. 117 УК РФ под истязанием понимается «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса». Наступление в результате истязания последствий, описанных в ст. 111 и 112, рассматривается как причинение умышленного тяжкого вреда здоровью или соответственно среднего вреда здоровью. Умышленное причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью охватывается ст. 117 УК, и дополнительной квалификации по ст. 115 УК не требуется.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в причинении потерпевшему физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иных насильственных действий. Таким образом, сущность истязания заключается в особом способе причинения физических или психических страданий потерпевшему путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий. Под систематичностью деяний на практике понимается многократное их совершение, не менее трех раз в течение фактического года. При этом каждый из эпизодов может складываться из многократных ударов. Систематичность нанесения побоев в истязании означает не только многократность периодически совершаемых насильственных действий, но их взаимосвязь, внутреннее единство, что образует определенную линию поведения виновного в отношении одной и той же жертвы. Нанесение побоев, не носящих характер истязания, во время, например, обоюдных ссор на почве личных неприязненных взаимоотношений не может быть квалифицировано по ст. 117 УК РФ[34] .

Другим способом истязания являются иные насильственные действия, причиняющие физические или психические страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях, а равно действия, связанные с многократным или длительным причинением боли: щипанием, сечением, причинением множественных небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия (п. 51 Правил).

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, когда виновный сознает, что систематическим нанесением побоев или иными насильственными действиями причиняет потерпевшему физические или психические страдания и желает их причинить. Мотивы преступления могут быть самые различные - месть, вражда, неприязненные отношения и др.

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

2.3 Преступления, ставящие в опасность здоровье человека, не сопряженные с применением насилия

В Уголовном кодексе РФ предусмотрены два состава преступления ставящих в опасность здоровья человека не сопряженные с применением насилия: заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ) и заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ).

Заражение человека венерической болезнью является особым преступлением против здоровья. Непосредственным объектом ею является здоровье человека. Объективная сторона преступления характеризуется как действием, так и бездействием виновного. Под заражением венерической болезнью в медицине понимается передача возбудителей этих инфекционных болезней через половое сношение (что чаше всего бывает) и иным путем. Как свидетельствует практика, заражение может иметь место и при других действиях — развратных действиях, поцелуях, бытовым путем (например, пользовании при еде и питье одной посудой и другими предметами быта). Инфекции могут передаваться и врожденным путем. К венерическим болезням относят сифилис (люэс), гонорею (перелой, триппер), мягкий шанкр, паховой (половой) лимфогранулематоз и др. Способ заражения и вид венерического заболевания для состава рассматриваемого преступления значения не имеет.

На квалификацию действий пост. 121 УК не оказывает влияния вид, характер, методы и продолжительность лечения венерического заболевания. Преступление является оконченным, когда потерпевший заболел венерической болезнью. Для квалификации данного преступления необходимо установить причинную связь между действиями (бездействием) виновного и заражением потерпевшего венерической болезнью.

Ответственность по ст. 121 УК наступает, если виновный знал о наличии у него венерической болезни. Этот факт может быть подтвержден, например, предостережением лечебного учреждения или иными данными, свидетельствующими об осведомленности виновного о наличии у него заразного венерического заболевания. В этой связи следует, что уголовная ответственность лица, больного венерической болезнью, по ст. 121 УК может иметь место не только в период болезни и лечения, но и контрольного наблюдения лечебным учреждением за больным до снятия его с учета. Согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и заразившего его.

С субъективной стороны это преступление характеризуется умышленной формой вины, оно может быть совершено и по неосторожности, но только в форме легкомыслия. Преступная небрежность при совершении анализируемого преступления невозможна, так как закон предусматривает ответственность лишь такого лица, которое знало о наличии у него венерической болезни. Чаще всего это преступление совершается с косвенным умыслом, когда лицо, знавшее о наличии у него венерической болезни, беспорядочно вступая в половые связи, безразлично относится к возможности заражения партнера. Неосторожная форма вины в виде преступного легкомыслия возникает в тех случаях, когда лицо занималось, например, самолечением и самонадеянно, без достаточных к тому оснований, считало себя здоровым и надеялось, что заражение другого лица не произойдет.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, страдающее венерической болезнью и знающее об этом.

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ). Общественная опасность данного вида преступления состоит в том, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция) является возбудителем опаснейшего заболевания, при котором поражается и разрушается иммунная (защитная) система организма человека. Его обоснованно называют «чума XX века» из-за скорости распространения, отсутствия эффективных лекарственных средств, а также тяжкого исхода заболевания.

Вирусоноситель порой не знает о своей болезни, так как инкубационный период длится годами. Нарушая правила гигиены и санитарии при контактах с другими людьми, он может заразить большое количество людей, обрекая их на смерть, поскольку до настоящего времени эффективных медицинских препаратов лечения ВИЧ-инфекции нет.

Передается это заболевание половым путем (отмечается преобладание при гомосексуальных контактах); через кровь, в случаях пользования нестерильными инструментами и шприцами (в том числе у наркоманов); системами при проведении операций; переливании крови и т.д. Отмечаются случаи, что заболевание передается от больной матери ребенку в процессе грудного вскармливания. Предупреждение этого заболевания является одной из серьезных социальных проблем, решению которой посвящен ряд нормативных актов. Так в 1995 г. был принят - Федеральный закон «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция)[35] . Статья 122 УК предусматривает ответственность за три самостоятельных преступных деяния:

1) заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1);

2) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни (ч. 2);

3) деяние, предусмотренное ч. 2 настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего (ч. 3);

4) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 4).

Объективная сторона этого преступления характеризуется лишь действием, поскольку способы, посредством которых передается вирус, исключают бездействие. Как отмечалось выше, вирус передается половым путем при непосредственном контакте, через кровь (содержащую вирус) при ее переливании или введении в организм, при пользовании медицинскими нестерильными препаратами, инструментами, с молоком матери. Как подтверждают медики, это практически исчерпывающий перечень способов, при которых происходит заражение ВИЧ-инфекцией. Это дает основание для вывода, что нельзя поставить другое лицо в опасность заражения ВИЧ-инфекцией через обычное общение (в том числе и бытовое) больного человека со здоровым. Поэтому нельзя привлечь к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 122 УК человека, больного ВИЧ-инфекцией, если он соблюдал все меры предосторожности. Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 122 УК, сконструирован по типу формального. Ответственность устанавливается за само заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Оконченным данное преступление будет считаться с момента поставления другого лица в опасность заражения независимо от самого факта заражения.

Статья 122 Кодекса в декабре 2003 г. дополнена примечанием, согласно которому «лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было-своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения»[36] . При этом следует четко установить, что согласие потерпевшего на совершение действий, создающих опасность заражения либо на влекущих таковое, дано путем свободного волеизъявления[37] .

С субъективной стороны преступление по ч. 1 ст. 122 УК характеризуется только прямым умыслом, лицо знает о наличии у него заболевания и заведомо ставит другое лицо в опасность заражения, т.е. желает совершить эти действии[38] .

С субъективной стороны рассматриваемое деяние может быть совершено умышленно, а также в результате преступного легкомыслия. Умысел может быть как прямым, так и косвенным, когда виновный сознает опасность своих действий, предвидит последствия в виде заражения другого лица и желает их наступления или сознательно их допускает. Заражение ВИЧ-инфекцией может иметь место и по легкомыслию, когда виновный предвидит возможность заражения другого лица в результате его действий, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение. Например, вступая в контакт с потерпевшим, субъект применяет особые меры предохранения, предосторожности, но надежда на эти обстоятельства оказывается неоправданной и наступает заражение потерпевшею. Совершить это преступление по небрежности невозможно, так как ч. 2 ст. 122 УК говорит о субъекте как о лице, знавшем о наличии у него заболевания ВИЧ-инфекции.

Квалификацию действий по ст. 122 УК следует отличать от умышленного убийства. Отличие состоит в том, что при заражении ВИЧ-инфекцией у виновного отсутствует цель на лишение жизни человека.

Заражение ВИЧ-инфекцией в процессе изнасилования квалифицируется только по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, поскольку это обстоятельство является квалифицирующим признаком указанного состава изнасилования и совокупности со ст. 122 УК не требуется.

2.4 Иные преступления, ставящие в опасность здоровье человека

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). Статья 119 УК РФ несколько изменилась и по своему содержанию. В частности, в ней отсутствует (по сравнению со ст. 207 УК РСФСР 1960 г.) упоминание об угрозе уничтожением имущества путем поджога, что явилось дополнительным фактором для перемещения нормы за угрозу в другую главу Особенной части УК РФ.

Диспозиция ст. 119 УК устанавливает ответственность за угрозу «убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы». Родовым объектом рассматриваемого преступления выступает личность человека, а непосредственным — жизнь и здоровье, поскольку именно эти ценности подвергаются опасности, ставятся под угрозу причинения им вреда при данном преступном посягательстве.

Объективная сторона состоит в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Угроза — это устрашение человека путем психического воздействия на него. Способы выражения угрозы могут быть самыми различными: в устной или письменной форме, адресованной непосредственно потерпевшему или через третьих лип, или через его близких; с использованием телефона, телеграфа, факса и т.п. Если угроза передается через других лиц, то о ней потерпевший должен быть осведомлен. Уголовно наказуемы по ст. 119 УК лишь два вида угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Иные виды угроз, например угроза применения насилия, угроза уничтожения или изъятия имущества, угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья, составляют при определенных условиях признаки преступлений, предусмотренных ст. 131 - 133, 162, 302 УК. В этих случаях угроза является способом совершения других преступлений (изнасилования, разбоя, принуждения к даче показаний и т.д.) и ст. 119 УК не применяется[39] .

Угроза может быть обращена в будущее или носить непосредственный характер. Обязательным признаком объективной стороны состава угрозы закон называет реальность устрашения, т.е. если у потерпевшего по объективной обстановке имеются основания опасаться осуществления угрозы. Реальность угрозы устанавливается исходя из конкретной обстановки с учетом характера взаимоотношений между виновным и потерпевшим, серьезности повода для угрозы, свойств личности угрожавшего. Угроза реальна, когда виновным используются те или иные средства, способы, предметы, дающие основания потерпевшему серьезно опасаться за свою жизнь или здоровье. Как показывает практика, в большинстве случаев при угрозе используется холодное или огнестрельное оружие либо иные предметы.

От покушения на убийство и на причинение тяжкого вреда здоровью данное преступление отличается тем, что виновный не имеет цели лишить жизни потерпевшего или причинить ему тяжкий вред и не совершает никаких действий, направленных к исполнению угрозы в действительности[40] .

С субъективной стороны угроза может быть совершена при наличии прямого умысла. Виновный сознает, что, угрожая потерпевшему убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, он стремится устрашить последнего. Совершая преступление, предусмотренное ст. 119 УК, виновный преследует цель - запугать потерпевшего, устрашить его, создать впечатление реальности приведения угрозы в исполнение. Мотивы совершения этого преступления могут быть самыми различными (месть, злоба, ревность и т.д.).

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ). Ранее действовавший УК РСФСР 1960 г. такого состава преступления не предусматривал. В настоящее время условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека определены Законом РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека»[41] . Принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и (или) тканей влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством (ст. 3 Закона). Донор свободно и сознательно в письменной форме должен выразить согласие на изъятие своих органов и (или) тканей (ст. 11 Закона). Учитывая достаточно широкое использование метода трансплантации в медицинской практике, следует признать обоснованным и оправданным включение данной нормы в УК РФ 1996 г.

Объектом этого преступления является здоровье человека. Предметом же преступления выступают органы и ткани человека, с целью добычи которых и совершается преступление. К органам и тканям человека как объектам трансплантации относятся: сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы и (или) ткани, перечень которых определяется Министерством здравоохранения РФ совместно с Российской академией медицинских наук (ст. 2 Закона). Органы и их части, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека (например, яйцеклетка, яичники, эмбрионы), в названный перечень не включены.

Статья 120 УК состоит из двух частей. Часть 1 ст. 120 УК предусматривает ответственность за «принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения». Объективная сторона этого преступления состоит в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для пересадки с применением физического насилия либо угрозы применения такого насилия. Принуждение - это воздействие на личность с целью добиться от нее согласия на донорство под физическим насилием или угрозой применения такого насилия. Реальное применение насилия выражается в нанесении ударов, побоев, причинении вреда здоровью различной степени тяжести. Угроза применения насилия означает недвусмысленно выраженное намерение прибегнуть к насилию. В тех случаях, когда органы или ткани изъяты путем физического насилия или угрозы его применения, ответственность наступает по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 120 УК и соответствующей статьей за причинение смерти или вреда здоровью, в зависимости от наступившего результата. Преступление считается оконченным, когда субъект осуществил домогательство путем физического насилия или высказал угрозы расправой над потерпевшим для достижения указанных целей, независимо оттого, достиг он этих целей или нет[42] .

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 120 УК, характеризуется только прямым умыслом — субъект действует с целью принудить потерпевшего к изъятию у него органов или тканей. Цель является обязательным признаком субъективной стороны преступления.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет. Это может быть лицо, нуждающееся. В трансплантации, его родственники и близкие, медицинские работники.

С 1955 г. в нашем государстве разрешено производство абортов при соблюдении определенных требований – проведение такой операции врачом и в соответствующем лечебном учреждении, до определенного срока беременности и при наличии согласия беременной женщины на операцию, а также соответствующих медицинских показаний о возможности проведения данной операции[43] . В действующем УК РФ эта ответственность более конкретизирована по сравнению с предыдущими кодексами.

Незаконным признается аборт, произведенный вне медицинского учреждения либо при наличии противопоказаний. Субъектом незаконного производства аборта (ст. 123 УК) является лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля[44] . Получается, что если незаконный аборт произведен специалистом (врачом-акушером, врачом-гинекологом), то он оказывается ненаказуемым, с чем вряд ли можно согласиться.

Искусственное прерывание беременности (аборт) может проводиться лишь в соответствии со специальными правилами, допускающими производство этой операции по желанию женщины, только в медицинском учреждении, получившем лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку, и при отсутствии противопоказаний. Согласно ст. 36 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, принятых 22 июля 1993 г., операция по искусственному прерыванию беременности проводится при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — до 22 недель[45] , а при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока ее беременности. Перечень медицинских показаний для прерывания беременности определяется Минздравом России, а перечень социальных показаний — перечнем, утвержденным Правительством РФ[46] . Во всех этих случаях согласие женщины на производство аборта является обязательным признаком данного преступления, что вытекает из смысла ст. 123 УК РФ. В противном случае виновные должны отвечать за причинение тяжкого вреда здоровью.

Объектом этого преступления является здоровье беременной женщины, так как аборт создает угрозу ее здоровью.

Объективная сторона преступления заключается в незаконном производстве аборта, с нарушением установленных правил. Незаконность данного вида аборта, как это вытекает из смысла диспозиции ч. 1 ст. 123 УК, обусловлена тем, что он производится лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, например врачом другого профиля (окулистом, педиатром, терапевтом) либо лицом, имеющим среднее медицинское образование (фельдшером), или лицом, вообще не имеющим медицинского образования. Буквальное толкование этой нормы приводит к выводу, что уголовную ответственность закон связывает не с самой по себе операцией при наличии противопоказаний для ее проведения (например, срок беременности превышает 12 недель), а с личностью виновного - врачом несоответствующего профиля. Следовательно, при отсутствии указанных в ч. 3 ст. 123 УК последствии производство аборта лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля, но, например, по истечении 12 положенных недель, состава преступления не образует. В литературе такая законодательная конструкция признается ошибочной и предлагается изменить диспозицию ч. 1 ст. 123 УК в соответствии с интерпретацией ст. 36 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан[47] . Представляется, что незаконность откосится не только к лицу, но и к производству аборта, его основаниям и способам, когда проведение такой операции очевидно опасно для здоровья потерпевшей[48] .

Преступление считается оконченным с момента производства аборта, т.е. изгнания плода, независимо от наступивших последствий[49] .

Субъективная сторона деяния характеризуется наличием прямого умысла у виновного. Мотив незаконного производства аборта может быть различным (желание помочь женщине избавиться от беременности, корысть и т.д.), но на квалификацию действий он влияния не оказывает[50] .

Законодательство РФ о здравоохранении, а также подзаконные акты предусматривают обязательное оказание срочной медицинской помощи медицинскими работниками всем лицам, пострадавшим от несчастных случаев или внезапно заболевшим. Эта помощь должна оказываться медицинским персоналом ближайшего лечебного учреждения[51] . Медицинские работники обязаны оказывать первую неотложную медицинскую помощь гражданам в дороге, на улице, в иных общественных местах и на дому, независимо от времени суток и факта пребывания в отпуске, на отдыхе и пр. В соответствии со ст. 38 и 39 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан первичная и скорая медицинская помощь оказывается гражданам безотлагательно при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства при травмах, отравлениях, несчастных случаях и других неотложных заболеваниях лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и форм собственности, бесплатно медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или по специальному правилу[52] . К этой категории лиц (кроме медицинских работников) относятся также, в частности, фармацевтические работники[53] и работники милиции, на которых согласно п. 13 ст. 10 Закона РФ «О милиции» возложена обязанность принимать неотложные меры по спасению людей и оказанию им первой медицинской помощи[54] .

Объектом анализируемого преступления является здоровье больного человека.

С объективной стороны рассматриваемое преступление выражается в бездействии - в неоказании помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать по закону или по специальным правилам. Виновный не совершает необходимых в сложившейся обстановке действий, направленных на спасение жизни человека, облегчение его страданий или на его лечение (например, субъект отказывается применить искусственное дыхание, провести массаж сердца, дать нужное лекарство, провести анализ крови, доставить в больницу или вызвать неотложную помощь). Уважительными причинами неоказания помощи больному является лишь те, которые связаны с непреодолимой силой или крайней необходимостью, например, болезнь самого медицинского работника, другие причины, лишающие его возможности оказать эту помощь: отсутствие необходимых лекарств, материалов, инструментов и т.д. Вопрос об уважительности причины решается индивидуально в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела.

Субъективная сторона преступления выполняется с двумя формами вины: прямым умыслом, направленным на неоказание помощи больному, и с неосторожностью по отношению к наступившим последствиям. Виновному известно о наличии болезни у другого лица, он сознает, что не оказывает неотложную помощь больному, будучи обязанным это сделать, и имеет к этому возможность и сознательно бездействует, т.е. не оказывает помощь больному. При этом должна быть установлена причинная связь между неоказанием помощи больному и наступившими последствиями. Эта связь устанавливается судом с учетом заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Субъект преступления - лицо, обязанное по закону или специальному правилу оказывать помощь больным. Прежде всего им могут быть медицинские работники - врачи, лица среднего медицинского персонала (фельдшер, акушерка, медицинская сестра) и другие лица, которые в силу закона обязаны оказывать помощь больным.

Оставление в опасности (ст. 125 УК РФ). Объектом данного преступления является жизнь или здоровье человека, находящегося в серьезной опасности, который не в состоянии проявить заботу о себе и принять меры к самосохранению.

Статья 125 УК предусматривает ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, болезни или вследствие своей беспомощности. Данное преступление имеет формальный состав и считается окончательным с момента начала невыполнения обязанности, независимо от наступивших последствий. Например, дочь оставила свою парализованную мать в кровати и ушла на продолжительное время из дома.

С объективной стороны это преступление характеризуется бездействием, т.е. невыполнением необходимых действий по оказанию помощи лицу, которое находится в опасном для жизни и здоровья состоянии. Это деяние проявляется в заведомом оставлении «без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние». Высокая опасность данного вида преступления прежде всего обусловлена физическими особенностями потерпевшего. Им является лицо, особенно нуждающееся в помощи (малолетний, престарелый, больной, беспомощный), поскольку потерпевший в силу указанных обстоятельств сам не в состоянии спасти себя от причинения вреда здоровью или жизни.

Обязанность оказать помощь может основываться на родственных отношениях (забота родителей о малолетних детях и взрослых детей о престарелых, больных родителях), опекунских и попечительских отношениях; служебных обязанностях (воспитатель в детском саду, учитель в школе, инструктор туристской группы), на договорах (сиделка у тяжелобольного, частный охранник, телохранитель, няня у ребенка).

Поставление потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние предполагает такое поведение виновного, когда он, не желая наступления смерти или причинения вреда здоровью, создает ситуацию, при которой наступление этих последствии становится реальным. Например, водитель автомашины, превышая скорость, сбил пешехода и, не оказав ему помощи, скрылся[55] .

Вместе с тем состав рассматриваемого преступления имеет место лишь в том случае, если улица была реальная возможность оказать помощь потерпевшему, поскольку закон прямо указывает на это обстоятельство, а также обязательно должны быть в наличии все условия, предусмотренные ст. 125 УК РФ.

Гаврилов и Григорьев были осуждены по ст. 125 УК РФ и признаны виновными в оставлении человека в опасности. В один т декабрьских дней жители села Афанасьев, Гаврилов, Григорьев и Татаринов на автомашине «ГАЗ-53» выехали из села для перевозки дров Машина забуксовала в глубоком снегу. Не сумев ее вытащить, они решили идти домой пешком. По дороге все, кроме Афанасьева, распили две бутылки водки Афанасьев быстрым шагом пошел впереди ее и дошел до дома. У Татаринова заболела нога, и, не дойдя четырех километров до села, он не смог идти дальше без помощи Гаврилова и Григорьева. Они несли его на плечах, а затем Григорьев пошел в село за машиной. Гаврилов и Татаринов должны были разжечь костер и ждать помощи. Григорьев, дойдя до села, не смог найти машину, не предпринял все меры к спасению односельчан, пришел домой и лег спать. Гаврилов не смог разжечь костер, и они с Татариновым вышли на дорогу. Услышав шум двигателя автомашины, Гаврилов пошел вперед, надеясь ее встретить. Не увидев машины, дошел до села и лег спать дома, оставив беспомощного Татаринова на тридцатиградусном морозе. От переохлаждения тот умер.

Григорьев не был обязан заботиться о Татаринове, и последний остался в опасном состоянии не по его вине, поскольку Григорьев не оставлял его одного. Он имел все основания полагать, что Гаврилов разожжет костер и останется с потерпевшим, т.е. добросовестно заблуждался в отсутствии опасности для жизни Татаринова. Данное обстоятельство исключает ответственность по ст. 125 УК РФ.

С учетом изложенного приговор и последующие судебные решения отменены и дело прекращено за отсутствием в действиях Григорьева состава преступления[56] .

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 125 УК, совершается только с прямым умыслом, поскольку содеянное, согласно закону, предполагает заведомость. Виновный сознает, что он, будучи обязан оказывать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни и здоровья состоянии, и имея такую возможность, не оказывает ее, т.е. сознательно не совершает этого действия.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста и обязанное заботиться о потерпевшем по указанным выше основаниям, либо лицо, поставившее потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние.

Таким образом российское законодательство весьма детально регламентирует ответственность за вред причиненный здоровью человека и иные действия поставляющие в опасность здоровье человека

Заключение

1. Понятие "вред здоровью" действующий УК РФ не раскрывает, вследствие чего оно стало предметом исследования науки уголовного права, а также объектом толкования ведомственных нормативно-правовых актов. В частности, Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. вред здоровью определялся как телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

Полагаем, подобное толкование вреда здоровью должно быть закреплено на уровне закона (как специального, определяющего критерии оценки тяжести вреда здоровью в целом, так и уголовного), чтобы обеспечить единообразное понимание данного термина не только в теоретической и практической юриспруденции, но и судебной медицине.

2. Одним из признаков нанесения тяжкого вреда здоровью является неизгладимое обезображение лица. Данное повреждение не причиняет существенного вреда здоровью человека, однако лицо потерпевшего при этом принимает уродливый, отталкивающий вид, что обрекает пострадавшего на постоянные переживания, которые "имеют в основе не только косметический дефект, но и опасность нарушения связи личности с обществом". Учитывая это, законодатель с полным основанием относит указанное повреждение к категории причинения тяжкого вреда здоровью человека.

Как показало проведенное исследование, правоприменители испытывают определенные трудности при квалификации тяжкого вреда по указанному признаку. Сущность проблемы сводится к следующему:

1) требуется уточнить соотношение признаков неизгладимости и обезображения;

2) наполнить содержанием понятие изгладимости с учетом возможности проведения пластических операций;

3) преодолеть "неопределенность" признака обезображения;

4) установить границы лица.

Думаем, что конкретизировать данный признак до уровня четкого определения вряд ли возможно, поскольку всякий раз при принятии судом решения об обезображении лица во внимание принимается целый ряд факторов: локализация повреждения, ряд эстетических представлений о нормальной внешности человека и т.д. Однако чтобы более точно выявить содержание данного признака, вполне можно выработать комплекс наиболее типичных признаков обезображения лица и закрепить их в соответствующем законе.

3. Среди признаков причинения тяжкого вреда здоровью человека некоторые проблемы квалификации вызывает такой признак, как значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть, т.е. не менее 33%. Между тем Правила к нанесению средней тяжести вреда здоровью относят значительную стойкую утрату общей трудоспособности от 10 до 30%. Получается, что значительная стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30%, но не свыше 33% не относится ни к тяжкому, ни к средней тяжести вреду здоровью человека. Думается, подобное несоответствие должно быть незамедлительно устранено применительно к тяжкому вреду округлением до 35%, учитывая кратность 5 всех значений, указанных в таблице определения степени утраты общей трудоспособности в зависимости от нанесенного вреда.

4. Заканчивая характеристику возможных последствий причинения тяжкого вреда здоровью человека, важно обратить внимание на такой признак, как заведомо полная для виновного утрата профессиональной трудоспособности потерпевшего. Сущность данного признака раскрыта в Правилах и в теоретической литературе, однако это не снимает всех возникающих проблем. Во-первых, указанный признак не вписывается в общую концепцию причинения вреда здоровью, поскольку не является ни телесным повреждением (в чистом виде), ни заболеванием, ни патологическим состоянием. Например, пианист, которому сломали пальцы рук, хотя и восстановил впоследствии работоспособность пальцев, однако навсегда утратил виртуозную технику владения инструментом. Таким образом, распространенное в настоящее время понятие "вред здоровью" требует переосмысления на социальном уровне. Во-вторых, говоря о полной утрате профессиональной трудоспособности потерпевшего, законодатель ни в одной статье УК РФ не упоминает о частичной потере такой трудоспособности, и в этом, по нашему мнению, состоит пробел правового регулирования. В целях его восполнения предлагаем ввести в действующую редакцию ст.112 УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение здоровью вреда средней тяжести, указанный признак, тем самым установив ответственность за частичную утрату профессиональной трудоспособности потерпевшего.

Библиографический список

Нормативно – правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. – 1993. – № 12.

2. Уголовный кодекс РФ № 63-ФЗ от 13 июня 1996 г. (в ред. от 05.01.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

3. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан№ 5487-1 от 22 июля 1993 // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. - № 33. - Ст. 1318.

4. Федеральный закон № 38-ФЗ от 30 марта 1995 года «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция)» // СЗ РФ. - 1995. - № 14. - Ст. 1212.

5. Законом РФ № 4180-1 22 декабря 1992 года «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ - № 2. - ст. 62.

6. Закона РФ № 1026-1 «О милиции» от 18 апреля 1991 года// Ведомости РСФСР. - 1991. - № 16. - Ст. 503; 1993. - № 10. - Ст. 360.

7. Постановление Правительства РФ № 567 от 8 мая 1996 года «О перечене социальных показаний для искусственного прерывания беременности» // Собрание законодательства РФ - № 20. - ст. 2355.

8. Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789// СЗ РФ. - 2000. - № 43. - Ст. 4247.

Научная литература и обзорная литература

9. Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2001.

10. Бондаренко Д.В. К вопросу о юридической ответственности медицинских работников//Медицинское право.-2006.- № 4.

11. Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Судебно-медицинская экспертиза. - 1997. - № 2.

12. Волкова Т. Правовая защита права на жизнь новорожденного // Законность. – 2004. - № 4.

13. Галюкова М.И. Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью// Социальное и пенсионное право.- 2006.- № 2.

14. Глашев А.А. Медицинское право: Практическое руководство для юристов и медиков - М.: Волтерс Клувер. 2004.

15. Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности в случае, предусмотренном законодателем в примечании к ст. 122 УК РФ // Российский следователь. - 2004.- № 4.

16. Источники права: Учеб. пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000.

17. Загородников Н.И. Преступления против жизни. – М., Юридическая литература. 1961.

18. Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, СГА, 1999.

19. Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности//Журнал российского права.- 2005.- № 12.

20. Козлов В.В. Судебно-медицинское определение тяжести телесных повреждений. Саратов, 1976.

21. Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь: в аспектах de lege lata и de lege ferenda. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999.

22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Лебедев В.М. - 3-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2004.

23. Коновалов В.С. Уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2002.

24. Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Борзенкова Г.Н., доктора юридических наук, профессора Комисcарова В.С. - М.: "Зерцало-М", 2002.

25. Левин П.Н. Проблемы отграничения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью от смежных преступлений//Российский следователь.- 2006.- № 7.

26. Никифоров А.С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. – М., Юрилитиздат. 1959.

27. Панкратов В.В. Добровольное согласие на заражение ВИЧ-инфекцией // Журнал российского права. – 2005. – № 5.

28. Преступность в России и проблемы борьбы с ней. / Под ред. проф. Долговой А.И. - М. Российская криминологическая ассоциация. 2001.

29. Расторопов С.В. Квалифицированные и особо квалифицированные виды составов преступлений против здоровья человека. // Законодательство. – 2003. - № 10.

30. Расторопов С.В. Признаки, характеризующие объективную сторону умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью //Законодательство.- 2005.- № 12.

31. Расторопов С.В. Разграничительные признаки преступлений против здоровья человека //Законодательство.- 2004.-№ 11.

32. Романова Л.И., Крайнова Н.А. Проблемы квалификации преступлений, связанных с умышленным заражением ВИЧ- инфекцией в исправительных учреждениях//Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.- 2005.- № 5.

33. Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В., Козырев В.А. Ненадлежащие оказание медицинской помощи социально-правовые аспекты // Адвокат.- 1999.- № 7.

34. Сердюков А.А., Халявин А.П. Экспертиза и освидетельствование для установления тяжести телесных повреждений. Рязань, 1976.

35. Тенчов Э.С. Подсистема Особенной части уголовного права (Вопросы теории и практики) // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства - М., 1994.

36. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., Юрайт, 1999.

37. Тухбатуллин Р.Р. Особенности объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ//Российский следователь.-2005.- № 3.

38. Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ//Российский следователь.- 2005.- № 7.

39. Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта//Российский следователь.- 2005.- № 8.

40. Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие / Под ред. к.ю.н., доц. Галаховой А.В. – М. Норма, 2005.

41. Уголовное право России. Часть общая: учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Кругликова Л.Л. – М., Волтерс Клувер. 2005.

42. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник (издание исправленное и дополненное) / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. – М., Контракт. 2006.

43. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.И. – М., Норма. 1998.

44. Философский энциклопедический словарь. – М., Наука. 1989.

45. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. СПб., Нева. 1999.

46. Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2001.

47. Шарапов Р.Д. Уголовный кодекс России не беспомощен перед криминальными абортами//Медицинское право.- 2006.- № 2.

48. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948.

Материалы юридической практики

49. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1999.-№ 3.- С.2-6.

50. Бюллетень Верховного Суда РФ. -2005. - № 4. - С. 12.

51. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2004. - № 8. - С. 8.

52. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 4. - С. 14.

53. Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003.- № 6. - С. 7- 9.

54. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - № 8. - С. 11.

55. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 4. - С. 10-11.

Приложение

ИЗВЛЕЧЕНИЕ

Правила

судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений (утв. приказом Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208, согласованы с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Минюстом СССР, МВД СССР, КГБ СССР)

Настоящие Правила применяются в части, не противоречащей новому Уголовно-процессуальному кодексу РФ, вступившему в силу с 1 июля 2002 г.

Приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407, которому отказано в государственной регистрации письмом Минюста РФ от 15 августа 2001 г. N 07/8280-ЮД, приказ Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208, утверждающий настоящие Правила, был признан утратившим силу

Раздел второй

Определение степени тяжести телесных повреждений

Глава первая

Тяжкое телесное повреждение

6. Признаками тяжкого телесного повреждения являются:

опасность для жизни ,

потеря зрения, слуха или какого-либо органа, либо утрата органом его функций,

душевная болезнь ,

расстройство здоровья , соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть,

прерывание беременности ,

неизгладимое обезображение лица .

Опасные для жизни повреждения

7. Опасными для жизни являются повреждения, которые сами по себе угрожают жизни потерпевшего в момент нанесения или при обычном их течении заканчиваются смертью. Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при оценке опасности для жизни таких повреждений.

К повреждениям, опасным для жизни, относятся:

а) проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения мозга;

б) открытые или закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа;

в) ушиб головного мозга тяжелой степени как со сдавлением так и без сдавления головного мозга; ушиб головного мозга средней тяжести при наличии симптомов поражения стволового отдела;

Примечание. При судебно-медицинской оценке степени тяжести сотрясения и ушиба головного мозга следует руководствоваться методическими рекомендациями "К трактовке и экспертной оценке клинического диагноза сотрясения и ушиба головного мозга", утвержденными Министерством здравоохранения СССР 21 ноября 1975 г.

г) эпидуральное, субдуральное или субарахноидальное внутричерепное кровоизлияние при наличии угрожающих жизни явлений;

д) проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга;

е) переломы-вывихи и переломы тел или обеих дуг шейных позвонков, а также односторонние переломы дуг I и II шейных позвонков, в том числе и без нарушения функции спинного мозга;

ж) вывихи шейных позвонков;

з) закрытые повреждения спинного мозга в шейном отделе;

и) перелом или перелом-вывих одного или нескольких грудных или поясничных позвонков с нарушением функции спинного мозга или с наличием клинически установленного шока тяжелой степени;

к) закрытые повреждения грудных, поясничных и крестцовых сегментов спинного мозга, сопровождавшиеся тяжелым спинальным шоком или нарушением функции тазовых органов;

л) проникающие ранения глотки, гортани, трахеи, пищевода;

м) закрытые переломы хрящей гортани и трахеи с разрывами слизистой, сопровождавшиеся шоком тяжелой степени либо расстройствами дыхания или иными угрожающими жизни явлениями;

н) ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов;

Примечание: Обнаруживаемая при ранениях грудной клетки подкожная эмфизема не может рассматриваться как признак проникающего повреждения в тех случаях, когда явления гемопневмоторакса отсутствуют, эмфизема имеет ограниченный характер и нет сомнения в том, что раневой канал не проникал в плевральную полость.

о) ранения живота, проникающие в полость брюшины, в том числе и без повреждения внутренних органов; открытые ранения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы и др.); проникающие ранения мочевого пузыря, верхнего и среднего отделов прямой кишки;

п) закрытые повреждения органов грудной или брюшной полости, полости таза, а также органов забрюшинного пространства при наличии угрожающих жизни явлений;

р) открытые переломы длинных трубчатых костей - плечевой, бедренной или большеберцовой;

Примечание: Степень тяжести открытых переломов лучевой, локтевой и малоберцовой костей, закрытых переломов плечевой, бедренной и большеберцовой костей, а также открытых и закрытых повреждений крупных суставов (плечевого, локтевого, лучезапястного, тазобедренного, коленного или голеностопного) устанавливается в зависимости от вызванной ими опасности для жизни либо по признаку стойкой утраты трудоспособности.

с) переломы костей таза, сопровождавшиеся шоком тяжелой степени или массивной кровопотерей либо разрывом перепончатой части уретры;

т) повреждение, повлекшее за собой шок тяжелой степени или массивную кровопотерю, вызвавшую коллапс; клинически выраженную жировую или газовую эмболию; травматический токсикоз с явлениями острой почечной недостаточности;

у) повреждение крупного кровеносного сосуда; аорты, сонной (общей, внутренней, наружной), подключичной, подмышечной, плечевой, подвздошной, бедренной, подколенной артерии или сопровождающих их вен;

Примечание: Повреждение других периферических сосудов (головы, лица, шеи, предплечья, кисти, голени, стопы) квалифицируется в каждом случае в зависимости от вызванной ими конкретной опасности для жизни, например массивной кровопотери, объективно установленного шока тяжелой степени.

ф) термические ожоги III-IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; ожоги III степени более 20% поверхности тела; ожоги II степени свыше 30% поверхности тела, а также ожоги меньшей площади, сопровождавшиеся шоком тяжелой степени; ожоги дыхательных путей с явлениями отека и сужением голосовой щели;

х) ожоги химическими соединениями (концентрированными кислотами, едкими щелочами, различными прижигающими веществами), вызвавшие, помимо местного, общетоксическое действие, угрожающее жизни;

ц) сдавление органов шеи и другие виды механической асфиксии, сопровождавшиеся выраженным комплексом угрожающих жизни явлений (расстройство мозгового кровообращения, потеря сознания, амнезия и др.), если это установлено объективными данными.

Не опасные для жизни повреждения, относящиеся к тяжким по исходу и последствиям

Потеря зрения, слуха или какого-либо органа либо утрата органом его функций

8. Под потерей зрения следует понимать полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии 2 метров и менее (острота зрения 0,04 и ниже).

Потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к тяжким телесным повреждениям.

Примечание: Повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаления, оценивается в зависимости от длительности расстройства здоровья.

9. Под потерей слуха следует понимать полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины.

Примечание: Потеря слуха на одно ухо влечет за собой стойкую утрату трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к менее тяжкому телесному повреждению.

10. Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций следует понимать:

а) потерю языка (речи), т.е. потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих;

б) потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность);

Примечание: Под анатомической потерей руки или ноги следует понимать как отделение от туловища всей руки или ноги, так и ампутацию на уровне не ниже локтевого или коленного суставов; все остальные случаи должны рассматриваться как потеря части конечности и оцениваться по признаку стойкой утраты трудоспособности.

в) потерю производительной способности, заключающуюся в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию и деторождению.

Душевная болезнь

11. Диагностика душевного заболевания и его причинная связь с полученной травмой устанавливается психиатрической экспертизой.

Оценка степени тяжести такого последствия телесного повреждения производится с участием судебно-медицинского эксперта.

Расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть

12. Размеры стойкой утраты общей трудоспособности при повреждениях устанавливаются после определившегося исхода повреждения, на основании объективных данных и с учетом таблицы процентов утраты трудоспособности, разработанной Главным управлением государственного страхования Министерства финансов СССР.

Примечания:

1. У детей утрата трудоспособности определяется, исходя из общих положений, установленных настоящими Правилами.

2. У инвалидов стойкая утрата трудоспособности в связи с полученным повреждением определяется как у практически здоровых людей, независимо от инвалидности и ее группы.

Прерывание беременности

13. Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким телесным повреждением, если оно не связано с индивидуальными особенностями организма, а стоит в прямой причинной связи с повреждением.

Судебно-медицинская экспертиза в этих случаях производится совместно с акушером-гинекологом.

Неизгладимое обезображение лица

14. Судебно-медицинский эксперт не квалифицирует повреждение лица как обезображение, т.к. это понятие не является медицинским. Эксперт устанавливает только характер и степень тяжести самого телесного повреждения, исходя из обычных признаков, и определяет, является ли повреждение изгладимым.

Под изгладимостью повреждения следует понимать значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения требуется оперативное вмешательство (косметическая операция), то повреждение лица считается неизгладимым.

Глава вторая

Менее тяжкое телесное повреждение

15. Признаками менее тяжкого телесного повреждения являются:

отсутствие опасности для жизни;

отсутствие последствий, предусмотренных уголовным законодательством в отношении тяжких телесных повреждений и указанных в главе первой настоящих Правил;

длительное расстройство здоровья;

значительная стойкая утрата трудоспособности менее чем на одну треть.

Длительное расстройство здоровья

16. Под длительным расстройством здоровья следует понимать непосредственно связанные с повреждением последствия (заболевания, нарушения функции и т.д.), продолжительностью свыше 3-х недель (более 21 дня).

Значительная стойкая утрата трудоспособности менее чем на одну треть

17. Под значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть следует понимать утрату общей трудоспособности от 10 до 33%.

Глава третья

Легкое телесное повреждение

18. Признаками легкого телесного повреждения являются:

кратковременное расстройство здоровья;

незначительная стойкая утрата трудоспособности.

19. Легкое телесное повреждение подразделяется на:

1) легкое телесное повреждение, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности;

2) легкое телесное повреждение, не повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности.

Легкое телесное повреждение, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности

Кратковременное расстройство здоровья

20. Кратковременным следует считать расстройство здоровья, непосредственно связанное с повреждением, продолжительностью более шести дней, но не свыше 3-х недель (21 дня).

Незначительная стойкая утрата трудоспособности

21. Под незначительной стойкой утратой трудоспособности подразумевается стойкая утрата общей трудоспособности до 10%.

Легкое телесное повреждение, не повлекшее за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности

22. К легкому телесному повреждению, не повлекшему за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, относится повреждение, имевшее незначительные, скоропреходящие последствия, длившиеся не более шести дней.

Глава четвертая

Причинение побоев, мучений и истязаний

23. Побои не составляют особого вида повреждений. Они характеризуются нанесением многократных ударов. Если после побоев на теле потерпевшего остаются повреждения, их оценивают по степени тяжести, исходя из обычных признаков. Если побои не оставляют после себя никаких объективных следов, то судебно-медицинский эксперт в своем заключении отмечает жалобы потерпевшего, указывает, что объективных признаков повреждений не обнаружено, и не определяет степени тяжести телесных повреждений. В подобных случаях установление факта побоев относится к компетенции органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

24. Судебно-медицинский эксперт не квалифицирует повреждения как мучения и истязания; решение этого вопроса относится к компетенции органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Однако судебно-медицинский эксперт должен установить:

1) наличие и характер повреждений;

2) различие в давности нанесения повреждений;

3) орудие и признаки способа причинения повреждений (по медицинским данным).

Под способами причинения повреждений понимают:

1) действия, причиняющие страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла, либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях и другие сходные действия (мучения);

2) действия, связанные с многократным или длительным причинением боли, - щипание, сечение, причинение множественных, но небольших повреждений тупыми или остроколющими предметами, воздействие термических факторов и иные аналогичные действия (истязание).

При разрешении вопроса о степени тяжести телесных повреждений в этих случаях эксперт руководствуется соответствующими положениями настоящих Правил.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ

Приказ Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407

"О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз" (с изменениями от 5 марта 1997 г.)

Приложение 2 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407

Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью (согласовано с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным судом РФ Министерством внутренних дел РФ)

1. Судебно-медицинское определение тяжести вреда здоровью производят в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и настоящими Правилами.

2. Под вредом здоровья понимают либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

3. Судебно-медицинская экспертиза тяжести вреда здоровью производят только на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или по определению суда.

При наличии письменного поручения органов прокуратуры, МВД и суда может производиться судебно-медицинское освидетельствование.

4. При судебно-медицинской экспертизе тяжести вреда здоровью составляют "Заключение эксперта", а при судебно-медицинском освидетельствовании - "Акт судебно-медицинского освидетельствования".

5. Судебно-медицинская экспертиза вреда здоровью производит судебно-медицинский эксперт путем медицинского обследования потерпевших. При этом обязательно устанавливают личность свидетельствуемого по паспорту или иному заменяющему его документу; предъявленный освидетельствуемым паспорт или заменяющий его документ указывают в "Заключении эксперта" ("Акте").

6. Производство экспертизы без обследования потерпевшего только по медицинским документам (карте стационарного больного, карте амбулаторного больного и др.) допускается лишь в исключительных случаях при невозможности проведения экспертом обследования потерпевшего и лишь при наличии медицинских документов, содержащих исчерпывающие данные о характере повреждений, их клиническом течении и иные сведения, необходимые для производства экспертизы.

7. Если необходимые, медицинские документы эксперту не предоставлены, он заявляет лицу или органу, назначившему экспертизу, ходатайство о предоставлении соответствующих материалов. В необходимых случаях судебно-медицинский эксперт, помимо непосредственного обследования потерпевших, может направлять их в лечебные учреждения для проведения консультаций, клинического и инструментального обследований.

8. Руководители и врачи лечебно-профилактических учреждений обязаны оказывать судебно-медицинскому эксперту, производящему судебно-медицинскую экспертизу, содействие в проведении консультаций, клинического и инструментального обследований. Полученные при этом данные эксперт отражает в "Заключении" и вправе использовать их при формулировании выводов.

9. При производстве судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью судебно-медицинский эксперт обязан дать ответы на все вопросы, содержащиеся в постановлении (определении суда), за исключением тех, для решения которых эксперт не располагает необходимыми данными.

10. При производстве судебно-медицинского освидетельствования судебно-медицинский эксперт должен выявить и описать имеющиеся повреждения, их характер с медицинской точки зрения (ссадины, кровоподтеки, раны и др.), локализацию и свойства, определить тяжесть причиненного вреда здоровью. Другие вопросы решают только при проведении судебно-медицинской экспертизы.

11. УК Российской Федерации различает: тяжкий вред здоровью, среднюю тяжесть вреда здоровью и легкий вред здоровью. Кроме того, УК РФ предусматривает особые способы причинения повреждений: побои, мучения, истязания, установление которых не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта. Решение этого вопроса относится к компетенции органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

12. Квалифицирующими признаками тяжести вреда здоровью являются:

- опасность вреда здоровью для жизни человека;

- длительность расстройства здоровья;

- стойкая утрата общей трудоспособности;

- утрата какого-либо органа или утрата органом его функций;

- утрата зрения, речи, слуха;

- полная утрата профессиональной трудоспособности;

- прерывание беременности;

- неизгладимое обезображение лица;

- психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией.

Для установления тяжести вреда здоровью достаточно наличия одного из квалифицирующих признаков. При наличии нескольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому признаку, который соответствует большей тяжести вреда здоровью.

Установление неизгладимого обезображения лица не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта, так как это понятие не является медицинским.

13. Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

14. Длительность расстройства здоровья определяют по продолжительности временной утраты трудоспособности (временной нетрудоспособности). При экспертизе тяжести вреда здоровью учитывают как временную, так и стойкую утрату трудоспособности.

15. С судебно-медицинской точки зрения стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

16. При определении величины стойкой утраты общей трудоспособности судебно-медицинский эксперт руководствуется прилагаемой таблицей. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности эксперт руководствуется специальным Положением *3).

17. У детей утрату трудоспособности определяют исходя из общих положений, установленных настоящими Правилами.

18. Длительность временной нетрудоспособности определяют с учетом данных, содержащихся в медицинских документах. Судебно-медицинский эксперт, оценивая характер и продолжительность заболевания или нарушения функций, связанных с причиненным вредом здоровью, должен исходить из объективных медицинских данных, в том числе установленных в процессе проведения экспертизы.

Судебно-медицинский эксперт должен критически оценивать данные медицинских документов, так как длительность лечения потерпевшего может быть необоснована характером травмы. С другой стороны, может иметь место отказ потерпевшего от листка нетрудоспособности и преждевременный выход на работу по личному желанию. Во всех этих случаях судебно-медицинский эксперт должен оценивать продолжительность заболевания и его тяжесть, исходя из объективных данных.

19. Ухудшение состояния здоровья потерпевшего в результате дефектов оказания медицинской помощи по поводу причиненных ему повреждений устанавливают комиссионно с участием соответствующих специалистов и не является основанием для увеличения степени тяжести вреда здоровью, вызванного травмой. В подобных случаях судебно-медицинские эксперты обязаны указать в заключении характер наступившего ухудшения или осложнения и в какой причинной связи оно находится с телесным повреждением, а также с дефектами оказания медицинской помощи.

20. Осложнения, возникшие при производстве операций или применении сложных современных методов диагностики, квалифицируются как вред здоровью, если они явились следствием дефектов при указанных врачебных вмешательствах. В этих случаях тяжесть вреда здоровью, обусловленную такими осложнениями, определяют в соответствии с положениями настоящих Правил. Установление дефектов медицинских вмешательств при этом осуществляют комиссионно.

Осложнения операций или примененных сложных методов диагностики при отсутствии дефектов их выполнения, являющиеся следствием других причин (тяжесть состояния больного, непредвиденные особенности реакции больного и др.), не подлежат судебно-медицинской оценке тяжести вреда здоровью.

21. При оценке тяжести вреда здоровью, причиненного лицу, страдающему каким-либо заболеванием, следует учитывать только последствия причиненной травмы. При этом эксперт должен определить влияние травмы на заболевание (обострение заболевания, переход его в более тяжелую форму и т.п.). Этот вопрос целесообразно решать комиссией экспертов с участием соответствующих специалистов клинического профиля.

22. При наличии повреждений, возникших от неоднократных травматических воздействий, тяжесть вреда здоровью, обусловленную каждым травмирующим воздействием, оценивают раздельно.

В случаях, когда множественные повреждения взаимно отягощают друг друга, производят совокупную оценку тяжести вреда здоровью.

При разной давности возникновения повреждений оценку тяжести каждого из них производят раздельно.

23. При повреждении части тела с полностью или частично ранее утраченной функцией учитывают только последствия травмы.

24. При повреждении здоровой парной части тела или парного органа оценке подлежат только последствия причиненной травмы, без учета нарушенной функции одноименной парной части тела или одноименного другого парного органа.

25. В случаях наступления смерти судебно-медицинский эксперт вправе произвести оценку тяжести вреда здоровью:

25.1. Вред здоровью оценивают как тяжкий:

- если он сам по себе явился причиной смерти или привел к наступлению смертельного исхода вследствие закономерно развившегося осложнения или осложнений;

- если он имеет хотя бы один признак опасного для жизни вреда здоровью;

- если в медицинских документах зафиксирована клиническая картина угрожающего жизни состояния, являющегося следствием причинения данного вреда здоровью;

- если имеются анатомические признаки потери зрения, речи, слуха, производительной способности, или в медицинских документах имеются сведения об утрате хотя бы одной из этих функций;

- если имеются анатомические признаки, указывающие на значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть, или на полную утрату профессиональной трудоспособности.

25.2. При отсутствии признаков, перечисленных в п.25.1 настоящих Правил, вред здоровью оценивают как средней тяжести:

- если смерть наступила в сроки, превышающие 21 день после причинения вреда здоровью (по признаку длительности расстройства здоровья);

- если имеются анатомические признаки значительной стойкой утраты трудоспособности менее одной трети.

25.3. Если смерть потерпевшего наступила ранее 21 дня после получения травмы, то при обнаружении заживших в этот период повреждений их оценивают по Признаку кратковременного расстройства здоровья как легкий вред здоровью. Так же оценивают вред здоровью и при наличии анатомических признаков, указывающих на незначительную стойкую утрату трудоспособности. Если к моменту смерти заживление повреждений не наступило, то эксперт в заключении указывает наличие признаков вреда здоровью средней тяжести или легкого вреда здоровью.

25.4. Небольшие немногочисленные повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие поверхностные раны), не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, не расцениваются как вред здоровью.

25.5. Если при исследовании трупа и изучении медицинских документов не находят объективных признаков для суждения об исходе причиненного вреда здоровью, то в заключении следует указать, что оценить тяжесть не опасного для жизни вреда здоровью не представляется возможным в связи с наступлением смерти до того, как определился исход вреда здоровью.

26. Тяжесть вреда здоровью не определяют, если:

- диагноз повреждения или заболевания (патологического состояния) потерпевшего достоверно не установлен (клиническая картина носит неясный характер, клиническое и лабораторное обследования проведены недостаточно полно);

- исход неопасного для жизни вреда здоровью не ясен;

- освидетельствуемый отказывается от дополнительного обследования или не явился на повторный осмотр, если это лишает эксперта возможности правильно оценить характер вреда здоровью, его клиническое течение и исход;

- отсутствуют документы, в том числе результаты дополнительных исследований, без которых не представляется возможным судить о характере и тяжести вреда здоровью.

В подобных случаях судебно-медицинский эксперт в своих выводах излагает причины, не позволяющие определить тяжесть вреда здоровью. Указывает какие сведения необходимы ему для решения этого вопроса (медицинские документы, результаты дополнительных, исследований и др.), а также определяет срок повторного освидетельствования.

Мотивированное объяснение невозможности определения тяжести вреда здоровью не освобождает эксперта от необходимости решения других вопросов, содержащихся в постановлении о производстве экспертизы.

27. Составление каких-либо предварительных выводов, содержащих предположительное суждение о тяжести вреда здоровью, не разрешается.

28. "Заключение эксперта", "Акт судебно-медицинского освидетельствования" выдают на руки лицу, назначившему экспертизу, или пересылают по почте.

Раздел второй.

Тяжкий вред здоровью

29. Признаком тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака - последствия причинения вреда здоровью:

- потеря зрения, речи, слуха;

- потеря какого-либо органа либо утрата органом его функций;

- неизгладимое обезображение лица;

- расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть;

- полная утрата профессиональной трудоспособности;

- прерывание беременности;

- психическое расстройство;

- заболевание наркоманией или токсикоманией.

Опасный для жизни вред здоровью

30. Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

31. Опасными для жизни повреждениями являются:

31.1. Повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти.

31.2. Повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера.

При экспертизе опасных для жизни повреждений с целью решения вопроса о том, являлось ли возникшее у потерпевшего состояние угрожающим его жизни, а также для оценки влияния оказанной медицинской помощи на состояние потерпевшего может быть проведена комиссионная экспертиза с участием врача (врачей) соответствующей специальности.

32. К первой группе опасных для жизни повреждений относятся:

32.1. проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения головного мозга;

32.2. открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа;

32.3. ушиб головного мозга тяжелой степени: ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов поражения стволового отдела;

32.4. проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга;

32.5. переломы-вывихи и переломы тел или двухсторонние переломы дуг шейных позвонков, а также односторонние переломы дуг I и II шейных позвонков, в том числе и без нарушения функции спинного мозга;

32.6. вывихи (в том числе подвывихи) шейных позвонков;

32.7. закрытые повреждения шейного отдела спинного мозга;

32.8. перелом или перелом-вывих одного или нескольких грудных или поясничных позвонков с нарушением функции спинного мозга;

32.9. ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы;

32.10. ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов;

32.11. ранение живота, проникающие в полость брюшины;

32.12. ранения, проникающие в полость мочевого пузыря или кишечника (за исключением нижней трети прямой кишки);

32.13. открытые ранения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы);

32.14. разрыв внутреннего органа грудной или брюшной полостей, или полости таза, или забрюшинного пространства, или разрыв диафрагмы, или разрыв предстательной железы, или разрыв мочеточника, или разрыв перепончатой части мочеиспускательного канала;

32.15. двусторонние переломы заднего полукольца таза с разрывом подвздошно-крестцового сочленения и нарушением непрерывности тазового кольца, или двойные переломы тазового кольца в передней и задней части с нарушением его непрерывности;

32.16. открытые переломы длинных трубчатых костей - плечевой, бедренной и большеберцовой, открытые повреждения тазобедренного и коленного суставов;

32.17. повреждение крупного кровеносного сосуда: аорты, сонной (общей внутренней наружной), подключичной, плечевой, бедренной, подколенной артерий или сопровождающих их вен;

32.18. термические ожоги III - IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела: ожоги III степени более 20% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 30% поверхности тела;

33. Ко второй группе опасных для жизни относятся повреждения, если они повлекли за собой угрожающее жизни состояние.

34. Опасными для жизни являются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состоянием, или сами представляющие угрозу для жизни человека.

35. К угрожающим жизни состояниям относятся:

35.1. шок тяжелой степени (III - IV степени) различной этиологии;

35.2. кома различной этиологии;

35.3. массивная кровопотеря;

35.4. острая сердечная или сосудистая недостаточность, коллапс, тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения;

35.5. острая почечная или острая печеночная недостаточность;

35.6. острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;

35.7. гнойно-септические состояния;

35.8. расстройства регионального и органного кровообращения, приводящие к инфаркту внутренних органов, гангрене конечностей, эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии;

35.9. сочетание угрожающих жизни состояний.

Не опасный для жизни вред здоровью, являющийся тяжким по последствиям

36. Вред здоровью, приводящий к потере зрения, под которой понимают полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения).

Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и относится к тяжкому вреду здоровью.

Потеря одного глазного яблока представляет собой потерю органа. Потеря слепого глаза квалифицируется по длительности расстройства здоровья.

37. Вред здоровью, приводящий к потере речи, под которой понимают потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо в результате потери голоса.

38. Вред здоровью, приводящий к потере слуха, под которой понимают полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины.

Потеря слуха на одно ухо, как утрата органом его функций, относится к тяжкому вреду здоровью.

При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывают возможность улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (коррегирующие очки, слуховые аппараты и т.п.).

39. Потеря какого-либо органа либо утрата органом его Функций, под которыми следует понимать:

39.1. Потерю руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивают к потере руки или ноги. Кроме того, потеря кисти или стопы влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку также относится к тяжкому вреду здоровью;

39.2. повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности, под которой понимают потерю способности к совокуплению, либо потерю способности к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению;

39.3. потерю одного яичка, являющуюся потерей органа.

40. Психическое расстройство, его диагностику и причинную связь с полученным воздействием осуществляет судебно-психиатрическая экспертиза.

Оценку тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой психическое расстройство, наркоманию, токсикоманию, производят после проведения судебно-психиатрической, судебно-наркологической и судебно-токсикологической экспертизы судебно-медицинский эксперт с участием психиатра, нарколога, токсиколога.

Тяжесть психического заболевания, являющегося самостоятельным проявлением вреда здоровью, определяет судебно-психиатрическая экспертиза.

41. К тяжкому вреду здоровью относят повреждения, заболевания, патологические состояния, повлекшие за собой стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть.

42. Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в прямой причинной связи с внешним воздействием, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями освидетельствуемой.

Судебно-медицинскую экспертизу в этих случаях производят комиссионно с участием акушера-гинеколога.

43. При повреждениях лица эксперт устанавливает их тяжесть в соответствии с признаками, содержащимися в настоящих Правилах. Кроме того, он должен определить, является ли повреждение изгладимым.

Под изгладимостью повреждения следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени, или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым.

Вред здоровью средней тяжести

44. Признаками вреда здоровью средней тяжести являются:

44.1. отсутствие опасности для жизни;

44.2. отсутствие последствий, указанных в статье 112 УК Российской Федерации и изложенных в разделе втором настоящих Правил;

44.3. длительное расстройство здоровья;

44.4. значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее, чем на одну треть.

45. Под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше 3-х недель (более 21 дня).

46. Под значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть следует понимать стойкую утрату трудоспособности от 10 до 30% включительно.

Легкий вред здоровью

47. Признаками легкого вреда здоровью являются:

47.1. кратковременное расстройство здоровья;

47.2. незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

48. Под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше 3-х недель (21 день).

49. Под незначительной стойкой утратой трудоспособности следует понимать стойкую утрату общей трудоспособности, равную 5%.

Побои, мучения, истязания

50. Побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями, характеризующимися многократным нанесением ударов. В результате побоев могут возникать телесные повреждения. Однако побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. Если в результате многократного нанесения ударов возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести.

Если после нанесения ударов у освидетельствуемого обнаруживаются повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности), их описывают, отмечая характер повреждений локализацию, признаки, свидетельствующие о свойствах причинившего их предмета, давности и механизме образования. При этом указанные повреждения не расценивают как вред здоровью и тяжесть их не определяют.

Если побои не оставляют после себя объективных следов, то судебно-медицинский эксперт в заключении отмечает жалобы свидетельствуемого, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определяет тяжесть вреда здоровью. В подобных случаях установление факта побоев осуществляют органами дознания, предварительного следствия, прокуратура или суд на основании немедицинских данных.

51. Мучения и истязания представляют собой действия, в результате которых может возникать вред здоровью.

Судебно-медицинский эксперт не устанавливает мучений и истязаний. Однако он должен определить:

51.1. тяжесть вреда здоровью, причиненного мучениями, под которыми понимают действия, причиняющие страдания (заболевание) путем длительного лишения пищи, питья или тепла: либо помещения (или оставления) потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные действия.

51.2. Наличие, характер повреждений, их локализация, орудие и механизмы возникновения повреждений, давность и неодновременность их нанесения, тяжесть вреда здоровью в случаях причинения его способом, носящим характер истязания.

Под истязанием понимают причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия).


[1] Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., Госиздат, 1948. - С. 293 - 296; Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2001. - С. 6 - 36; Коновалов В.С. Уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2002. - С. 44 - 55.

[2] Шаргородский М.Д. Указ. раб.- С. 293.

[3] Шаргородский М.Д. Указ. раб. - С. 293.

[4] Там же. - С. 294.

[5] Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., Юрайт, 1999. - С. 44 - 45.

[6] Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, СГА, 1999. - С. 8.

[7] Шарапов Р.Д. Указ. раб.. - С. 8.

[8] Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь: в аспектах de lege lata и de lege ferenda. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999. - С. 12.

[9] Титов Ю.П. Указ. раб. - С. 189.

[10] Шаргородский М.Д. Указ. раб. - С. 325.

[11] Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. СПб., Нева. 1999. - С. 239.

[12] Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону, 2001. - С. 22.

[13] Источники права: Учеб. пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000. - С. 3 - 40.

[14] Источники права: Учеб. пособие. Серия "Юриспруденция". Вып. 13 / Сост. Р.Л. Хачатуров. Тольятти: Волжский университет им. Татищева, 2000. - С. 42 – 84; Галюкова М.И. Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью// Социальное и пенсионное право.- 2006.- № 2.- С.30; Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности//Журнал российского права.- 2005.- № 12.- С.40.

[15] Правила для составления заключений о тяжести телесных повреждения НКЮ и НКЗ // Вопросы здравоохранения. - 1928. - № 3. - С. 85 - 86;

[16] Козлов В.В. Судебно-медицинское определение тяжести телесных повреждений. Саратов, 1976. - С. 16; Сердюков А.А., Халявин А.П. Экспертиза и освидетельствование для установления тяжести телесных повреждений. Рязань, 1976. - С. 3.

[17] Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Судебно-медицинская экспертиза. - 1997. - № 2. - С. 42 - 43.

[18] Расторопов С.В. Разграничительные признаки преступлений против здоровья человека //Законодательство.- 2004.-№ 11.- С.23.

[19] Преступность в России и проблемы борьбы с ней. / Под ред. проф. Долговой А.И. - М. Российская криминологическая ассоциация. 2001. – С. 235.

[20] Никифоров А.С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. – М., Юрилитиздат. 1959. – С. 7.

[21] Загородников Н.И. Преступления против жизни. – М., Юридическая литература. 1961. – С. 9 26.

[22] Философский энциклопедический словарь. – М., Наука. 1989. - С. 584-585.

[23] Тенчов Э.С. Подсистема Особенной части уголовного права (Вопросы теории и практики) // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства - М., 1994. – С. 75-76

[24] Никифоров А.С. Указ соч. - С. 8-9.

[25] СЗ РФ. - 2000. - № 43. - Ст. 4247.

[26] Бюллетень Верховного Суда РФ. -2005. - № 4. - С. 12 .

[27] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 3. - С. 2-6.

[28] Расторопов С.В. Признаки, характеризующие объективную сторону умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью //Законодательство.- 2005.- № 12.- С.32.

[29] Тухбатуллин Р.Р. Особенности объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ//Российский следователь.-2005.- № 3.- С.22.

[30] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2004. - № 8. - С. 8.

[31] Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта//Российский следователь.- 2005.- № 8.- С.14; Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ//Российский следователь.- 2005.- № 7.- С.34.

[32] Уголовное право России. Часть общая: учебник для вузов (издание второе, переработанное и дополненное) / Под ред. Кругликова Л.Л. – М., Волтерс Клувер. 2005. - С. 462 - 468.

[33] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 4. - С. 14; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003.- № 6. - С. 7- 9.

[34] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - № 8. - С. 11.

[35] СЗ РФ. - 1995. - № 14. - Ст. 1212.

[36] Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности в случае, предусмотренном законодателем в примечании к ст. 122 УК РФ // Российский следователь. - 2004.- № 4. - С. 32.

[37] Панкратов В.В. Добровольное согласие на заражение ВИЧ-инфекцией // Журнал российского права. – 2005. – № 5. – С. 26.

[38] Романова Л.И., Крайнова Н.А. Проблемы квалификации преступлений, связанных с умышленным заражением ВИЧ- инфекцией в исправительных учреждениях//Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.- 2005.- № 5.- С.25.

[39] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник (издание исправленное и дополненное) / Под ред. Иногамовой-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. – М., Контракт. 2006. – С. 242.

[40] Левин П.Н. Проблемы отграничения угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью от смежных преступлений//Российский следователь.- 2006.- № 7.- С.17.

[41] Ведомости СНД и ВС РФ - № 2. - ст. 62.

[42] Расторопов С.В. Квалифицированные и особо квалифицированные виды составов преступлений против здоровья человека. // Законодательство. – 2003. - № 10. – С. 33.

[43] Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 ноября 1955 г «Об отмене запрещения абортов» // Вестник Верховного Совета СССР. - 1955. - № 22. – Ст. 425.

[44] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Борзенкова Г.Н., доктора юридических наук, профессора Комисcарова В.С. - М.: "Зерцало-М", 2002. – С. 126.

[45] Глашев А.А. Медицинское право: Практическое руководство для юристов и медиков - М.: Волтерс Клувер. 2004. – С. 64.

[46] Постановление Правительства РФ № 567 от 8 мая 1996 г. «Перечень социальных показаний для искусственного прерывания беременности» // СЗ РФ - № 20. - ст. 2355.

[47] Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.И. – М., Норма. 1998. - С. 103.

[48] Бондаренко Д.В. К вопросу о юридической ответственности медицинских работников//Медицинское право.-2006.- № 4.- С.11.

[49] Волкова Т. Правовая защита права на жизнь новорожденного // Законность. – 2004. - № 4.– С. 32.

[50] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Лебедев В.М. - 3-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2004. – С. 234.

[51] Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В., Козырев В.А. Ненадлежащие оказание медицинской помощи социально-правовые аспекты // Адвокат.- 1999.- № 7. – С. 27; Шарапов Р.Д. Уголовный кодекс России не беспомощен перед криминальными абортами//Медицинское право.- 2006.- № 2.- С.19.

[52] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. - № 33. - Ст. 1318.

[53] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1993. - № 4. – С. 9.

[54] Ведомости РСФСР. - 1991. - № 16. - Ст. 503; 1993. - № 10. - Ст. 360.

[55] Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие / Под ред. к.ю.н., доц. Галаховой А.В. – М. Норма, 2005. – С 63.

[56] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 4. - С. 10-11.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему