регистрация / вход

Преступления против собственности

Криминологическая характеристика преступлений против собственности. Понятие хищения. Современное состояние преступлений против собственности. Личность корыстного преступника. Причинный комплекс преступлений. Профилактика хищений.

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

Дипломная работа

по специальности Юриспруденция.

на тему: «Преступления против собственности»

Студент Ремизов Ярослав Владимирович

(Ф.И.О.)

Резензент _________________________________

(Ф.И.О., ученое звание)

Москва 2002г.

ПЛАН:

Введение

Глава I.

Криминологическая характеристика преступлений против собственности

§ 1. Понятие хищения

§ 2. Современное состояние преступлений против собственности

§ 3. Личность корыстного преступника

§ 4. Причинный комплекс преступлений против собственности.

Глава 2.

Профилактика хищений

§ 1. Общая профилактика

§ 2. Индивидуальная профилактика

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

ВВЕДЕНИЕ

Нынешняя криминогенная ситуация в России - качественно новый феномен, как по масштабам преступных проявлений, так и по степени разрушительного влияния на жизнедеятельность общества, безопасность государства, права и свободы его граждан. Ныне за один год регистрируется почти столько же преступлений, сколько их было в прошлом за целое десятилетие. И главным плацдармом, на котором разворачиваются криминальные сражения, служит экономика. Масштабы криминологической преступности достигли такого уровня, что они способны определять характер и направленность самих реформ. Государство столкнулось с крупными мошенническими авантюрами, нанесшими непоправимый ущерб экономике страны и десяткам миллионам граждан.

Расположение главы 21 в Особенной части УК непосредственно после раздела о преступлениях против личности отвечает современным представлениям о месте собственности в системе социальных ценностей. Право собственности принадлежит к числу важнейших социальных благ личности. Поэтому представления против собственности по степени их опасности для общества следует непосредственно за преступлениями против личности.

Приличная одной стороной к преступлениям против личности, имущественные преступления другой стороной приличная к хозяйственным преступлениям в традиционном понимании. С точки зрения юридической техники было признано удобным объединить преступления против собственности в одном разделе VIII с преступлениями в сфере экономической деятельности. Однако это не означает создание какого-то надродового объекта преступления. Преступления против собственности имеют свой родовой объект.

Кроме того преступления против собственности представляют главную головную боль правоохранительных органов, так как их удельный вес в общем количестве зарегистрированных преступлений составляет примерно 59,3%.

Из этой схемы видно, что в : 1994г. преступления против собственности от общего количества преступлений составляют 63,3% ; в 1995г. – 62,2% ; в 1996г. – 56,8% ; в 1997г. – 57,1% ; в 1998г. – 57,2% . Как видно из этих цифр удельный вес преступлений против собственности падает, но по прежнему составляет большую часть всех преступлений.

Не подлежит сомнению, что кривая преступности в российском обществе достигла своего апогея именно в период радикальных политических и экономических преобразований. Об этом свидетельствуют не только более внушительные и опасные масштабы криминализации страны, но и изменившийся характер преступных проявлений, социальные источники их формирования. Сам характер и «почерк» нынешнего российского криминала во многом несет на себе печать эпохи первоначального накопления капитала с ее известными социальными недугами: безработицей, резким имущественным расслоением населения, падением нравственности. Так, произошел рост преступлений не только в экономической сфере, но и других групп преступлений. Особого внимания сегодня заслуживает преступления против собственности, и, в частности, разбои. По-прежнему на состояние преступности оказывает пьянство. На долю правонарушителей, находящихся в состоянии опьянения, приходится 600,1 тыс. преступлений, совершенных в 1998 году (51,7%). Более половины всех раскрытых криминальных проявлений, совершены преступниками, находящимися в состоянии опьянения. Несмотря на снижение уличной преступности (15,1%), оперативная обстановка в общественных местах, на улицах городов и других населенных пунктов остается напряженной. В 1998 г. здесь совершено почти 283,1 тыс. преступлений. Обоснованное беспокойство населения вызывает возросшее число грабежей, разбоев Из всех источников видно, что преступное насилие растет и становится опаснее. Помимо отношений собственности, являющихся основным объектом разбоя, их дополнительным объектом выступают интересы личности – здоровье, телесная неприкосновенность, честь и достоинство человека.

Все выше изложенное и повлияло на выбор темы моей дипломной работы, целью которой является криминологическая характеристика и профилактика преступлений против собственности. Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

- определить современное состояние преступлений против собственности;

- охарактеризовать причины и условия, способствующие совершению преступлений против собственности;

- раскрыть особенности личности преступника:

- определить мероприятия по профилактике преступлений против собственности.

При подготовке дипломной работы мной использовались статистические данные МВД РФ, ИЦ УКВ Ставропольского края, а также отчеты Криминологической Ассоциации России.

Глава I. Криминологическая характеристика преступлений против собственности

§ 1. Понятие хищения

Понятие хищения впервые было закреплено в примечании к статье 158 УК РФ в1996г., в которой под хищением понимается совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездные изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Поскольку понятие хищения имеет основополагающее значение для решения многих вопросов квалификации преступления против собственности, целесообразно рассмотреть его основные признаки.

Одно из центральных мест в законодательном определении хищения занимает понятие имущества. Хищение – это всегда имущественное преступление. Имущество представляет собой предмет хищения. Он всегда материален, является частью материального мира, то есть обладает признаком вещи. Это так называемый физический признак предмета хищения.

Не могут быть предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявление человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в фигуральном смысле, имея в виду, к примеру, плагиат (ст.146,147 УК РФ) или неправомерное использование компьютерной информации (ст.272 УК РФ). Не может быть предметом хищения (ввиду отсутствия вещного признака) электрическая или тепловая энергия. Незаконное самовольное использование в корыстных целях этих видов энергии может образовать состав иного преступления против собственности, предусмотренного ст. 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверия).

Второй признак предмета хищения – экономический. Предметом хищения может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное выражение ценности вещи – ее стоимость, денежная оценка. Поэтому деньги, валютные ценности и другие ценные бумаги (акции, облигации, ваучеры и т.п.), являющиеся эквивалентом стоимости, тоже могут быть предметом хищения. И, напротив, не могут быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, или природные объекты, в которые не включен труд человека. Последнее обстоятельство имеет значение для ограничения хищения от ряда экологических преступлений.

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а так же документы, которые не являются носителями стоимости, а лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладные, квитанции и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего получения по нему имущества представляет собой приготовление к мошенничеству.

Ответственность за хищение документов, штампов, печатей, не связанное с за владением имуществом, наступает по ст.325 УК РФ.

Третий признак предмета хищения – юридический. Таким предметом может выступать лишь чужое имущество, о чем прямо сказано в определении. Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 25 апреля 1995года разъяснил, что предметом хищения является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество.

Суммируя сказанное, можно сказать, что имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы ценного мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Признак недвижности имущества не имеет значение для определения хищения. Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам практически не могут быть похищены тайно (дом, квартира, земельный участок), но могут быть похищены путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время участились случаи похищения приватизированных квартир. Кроме того, как показывает практика, «недвижимое» имущество в отдельных случаях может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома; снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи).

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Но если похищается имущество, владение которым и оборот которого представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, яды, наркотические средства, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как имущественное преступление, а по соответствующим статьям главы 24 УК РФ, «Преступления против общественной безопасности». Так хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств будет квалифицироваться не по ст. 158 и 163 УК РФ, а по ст.226 УК РФ.

Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика действия, которая предполагает изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то за владение таким предметом не образует хищения. Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ – на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а так же в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не утрачено собственником.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, которое фактически уже находится в его обладании. Однако, присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному.

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, которое еще не поступило в фонды собственника.

Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, то есть установлением фактического обладания вещью, «господство над вещью». Похитивший имущество владеет, пользуется, распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы ставит себя фактически на место собственника, но юридически собственником не становится. Нельзя приобрести право собственности преступным путем. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим права собственности на похищенную вещь.

Этим можно объяснить, почему в законодательном определении хищения говорится об обращении чужого имущества не в собственность виновного, а в пользу виновного или других лиц. Однако это не означает, что хищением следует считать и временное корыстное использование чужой вещи. Такие действия могут квалифицироваться (при наличии соответственных признаков) по ст. ст. 165, 166 УК РФ

Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу обычно происходит одномоментно, т.е. совершается одним действием. Если же процесс хищения имеет протяженность во времени, то именно указание на обращение имущества в пользу виновного характеризует момент окончания преступления, когда виновный противоправно приобретает фактическую возможность распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Если виновный не имел возможности распорядиться по своему усмотрению или пользоваться изъятым имуществом, т.е. не довел преступление до конца по независящим по его обстоятельствам, содеянное подлежит квалифицировать как покушение на хищение.[1]

Для признания хищения оконченным, не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью. Исключение составляют разбой и вымогательство, вопрос о моменте окончания которых, решается иначе.

Определенные трудности возникают в практике при установления момента окончания хищения с охраняемых объектов и территорий. Верховный Суд РФ в постановлениях указывал, что хищение не может считаться оконченным, пока имущество не вынесено с территории охраняемого объекта, даже если это имущество было обособлено и подготовлено для последующего выноса или состоялся сговор с работником охраны.[2] Нельзя также считать оконченным хищение, если вынесена часть имущества при наличии умысла на хищение целого.[3] Перебрасывание похищенного имущества через забор соучастнику, который тут же был задержан, тоже расценивается как неоконченное хищение, поскольку виновные не получили возможности распоряжаться похищенным.[4]

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб состоит в уменьшении объема наличного имущества потерпевшего. Поэтому размер ущерба определяется стоимостью похищенного

Размер ущерба является одним из оснований для дифференцирования ответственности за хищение путем формулирования соответствующих квалифицирующих признаков.

Включение в законодательное определение хищения указание на причинение ущерба не означает необходимости учитывать субъективное мнение собственника о том, причинен ли ему ущерб и требует ли он в связи с этим привлечения виновного к уголовной ответственности. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995г. «О некоторых вопросов применения законодательства об ответственности за преступление против собственности» указал, что дела о преступлениях против чужой, в том числе и государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не требуют для их возбуждения, производства предварительного следствия и судебного разбирательства согласия собственника или законного владельца имущества, ставшего предметом преступного посягательства».

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность). Отсюда следует, что за владение имуществом, на которое субъект имеет право, не является хищением, даже если оно совершено одним из способов, названных в ст. ст. 158-163 УК РФ. Такие действия могут быть расценены как самоуправство.[5]

Безвозмездным считается изъятие имущества без представления взамен эквивалентного (а не произвольно заниженного) возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д. Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением, поскольку они не причиняют имущественного ущерба. Сказанное, однако, не распространяется на хищения предметов или являющихся памятниками (и поэтому уникальными) для владельца.

Об отсутствии признака безвозмездности можно говорить лишь при двух условиях: во-первых, предоставление соответствующего возмещения должно происходить одновременно с изъятием имущества (в процессе его изъятия или непосредственно после его изъятия, когда не было намерения уклониться от возмещения); во-вторых, возмещение должно быть полным. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствия состава хищения, но может быть учтено при определении размера хищения.[6]

Среди признаков хищения в законодательном определении прямо названа корыстная цель. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою пользу или пользу третьего лица. Корыстная цель в хищении реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения.[7]

Субъектом хищения является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста. Возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, неодинаков для различных форм хищения. Согласно ст.20 ответственность за кражу, грабеж, разбой, вымогательство наступает с четырнадцати лет, а за мошенничество, присвоению и растрату (а так же иные преступления против собственности) – с шестнадцати лет.

§ 2. Современное состояние преступлений против собственности .

Для анализа преступности необходимо исследовать статистические данные за несколько лет. Так, при проведении дипломного исследования нами анализировались статистические данные преступности против собственности совершенные на территории РФ в период с 1993 г. по 1999 г.

Исследования показали, что, в указанный период количество преступлений против собственности снизилось. Но динамика преступлений все время меняется.

Кража, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство относятся к так называемым традиционным преступлениям против собственности, среди них наиболее распространены кражи и грабежи.

Из этой схемы видно, что самым распространенным преступлением против собственности является кража.

Из статистических данных видно, что динамика краж очень похожа на динамику преступлений против собственности вообще.

Так удельный вес краж в общем количестве всех зарегистрированных преступлений составил: в 1994 г.-49,9%; в 1995 г. - 49,6 %, в 1996 г. – 45,9%; в 1997 г. – 49,3%; в 1998 г. – 44,2%

Так по степени распространенности кражи можно разделить на:

1) квартирные с проникновением в жилище (25,2% от общего числа краж, и 11,2% от общего числа зарегистрированных преступлений на 1997 г.)

2) уличные

3) автотранспорта

4) карманные

5) на транспорте

6) скота в сельской местности

7) у совместно проживающих лиц в общежитиях, гостиницах, пансионатах, домах отдыха. Кражи личного имущества на улицах составляют около 40% всей уличной преступности.

Возрастает число краж транспортных средств, темпы прироста за два года (1996,1997 гг.) составили 80%, удельный вес в общем числе уличных преступлений около 9%.

Кражи квартирные, карманные совершаются преимущественно /до 80%/ в дневное время. Анализ же преступлений, связанных с кражами, разукомплектованиями, угонами автомототранспорта в крупных городах показал, что 85% из них совершаются в вечернее и ночное время в непосредственной близости от жилых домов пострадавших.

Способы совершения краж, с одной стороны, остаются традиционными: вхождение в доверие, подбор ключей, использование отмычек и другого воровского инструмента, проникновение через форточки, открытые окна, чердаки, двери балконов, разрезание карманов и дамских сумочек, а с другой – приобретают черты агрессивности: взлом дверей, срывание замков и запоров, проломы стен и потолочных покрытий, а в сельской местности – разбор печных труб.

Аналогична картина с разбоями и грабежами, которые в структуре преступности составляют в последние годы примерно 6,1%/4,7% грабежи и около 1,4% разбои. Они также совершаются в большинстве своем в городах и поселках городского типа (≈80,6% по данным на 1997 г. разбоев и ≈84,2% грабежей).

В отличии от кражи, грабеж- открытое хищение чужого имущества. Закон считает открытое хищение чужого имущества более опасным, чем тайное. Как правило, открытые преступные действия носят более дерзкий характер по сравнению с тайным. Преступник при грабеже идет на риск быть задержанным. Он нередко бывает психологически подготовлен даже к возможности использовать насилие в целях завладения имуществом.

Темпы прироста (снижения) грабежа в период с 1993 по 1997 гг. схематически выглядит так:

В законе выделяют 3 вида грабежа:

а) совершенный без насилия и без иных отягчающих обстоятельств

б) соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья, либо совершенный по предварительному сговору группой лиц

в) совершенный в крупных размерах или организованной группой.

Общественная опасность грабежа намного возрастает когда он сопровождается применением насилия.

Посягательство в этом случае уже направлено не только против чужой собственности, но и против неприкосновенности или свободы лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество.

Второй вид грабежа – это грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья. Этот признак очень важен. Он служит своего рода «водоразделом» между грабежом и разбоем. Ведь при разбое преступник также совершает чаще всего открытое хищение имущества с применением насилия, но опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Остановимся на характеристике признаков насилия, присущих грабежу.

Физическое насилие в данном случае не только создает опасности для жизни, но и не должно причинять никакого реального вреда здоровью потерпевшего. Физическое насилие при грабеже подчас выражается в нанесении отдельных ударов и побоев. Следствием подобных действий могут быть незначительные повреждения, кровоподтеки, ссадины и иные телесные повреждения, не причинившие расстройства здоровья. Физическое насилие при грабеже может вылиться в посягательство на свободу человека: например, потерпевшего связывают, насильно запирают в помещении и т.п.

Статьи закона о грабеже имеют в виду и случаи применения так называемого психического насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Иное дело, когда посягательство на имущество сопровождается применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Здесь уже речь идет не о грабеже, а о разбое – одном из наиболее тяжких преступлений.

Разбой начинается с нападения на личность, но нападение это не является самоцелью. Чтобы понять сущность этого преступления, надо обратиться к статье 162 УК, где дано определение разбоя: «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Значит, разбой – это преступление, в основном и в первую очередь направленное против чужой собственности. Оно с наибольшей яркостью и наглядностью свидетельствует о стремлении виновного к наживе за счет чужой собственности. Именно поэтому законодатель включил в ту главу уголовного кодекса, в которой речь идет о преступлениях против собственности. Но вместе с тем разбой – преступление не только имущественное. Оно посягает также на жизнь либо здоровье граждан, и закон придает этой стороне дела большое значение, оценивая общественную опасность преступления.

Обращаясь к статистическим данным за период с 1993 по 1997 гг. посмотрим темпы прироста (снижения) разбоев в РФ

В статье 162 УК не называют конкретно тех лиц, нападение на которых свидетельствует о совершении разбоя. И это не случайно. Разбойное нападение может быть совершено на непосредственного владельца имущества. Жертвами насилия при разбое могут быть лица, охраняющие материальные ценности, но не владеющие ими (например, сторожа). Потерпевшими при разбое подчас становятся посторонние по отношению к имуществу лица, которые пытаются помешать совершению преступления или, по мнению нападающего, намерены воспрепятствовать ему в достижении цели. Наконец, насильственные действия могут быть применены и к тем лицам, в безопасности которых заинтересован обладатель имущества или тот, кому поручена его охрана (дети, родители, родственники, близкие и т.п.). В последнем случае применяя насилие, преступник преследует цель вызвать страх за судьбу дорогого человека и таким образом оказать воздействие на владельца или хранителя вещей, парализовать его волю, сломить сопротивление и тем самым обеспечить себе возможность захвата материальных ценностей.

Разбой считается оконченным преступлением уже в момент совершения нападения, даже если преступнику не удалось по какой-то причине фактически завладеть чужим имуществом. Такова законодательная конструкция данного состава преступления. Этим разбой существенно отличается, например, от грабежа и кражи. Кража и грабеж считаются оконченными с того момента, когда виновный завладел предметом и получил возможность распоряжаться им как своим собственным.

УК подчеркивает тем самым особую общественную опасность разбоя и для более эффективной борьбы с ним устанавливает, что даже за один факт нападения преступник несет ответственность в полной мере как за оконченное преступление.

Насилие при разборе может быть физическим и психическим.

Физическое насилие, свойственное этому преступлению, включает в себя, таким образом, довольно широкий круг телесных повреждений, начиная от легких телесных повреждений с расстройством здоровья (ст. 115 УК) и кончая тяжкими телесными повреждениями (ст. 111УК).

Для признания действий преступника разбоем не обязательно, чтобы здоровью потерпевшего был причинен реальный ущерб. Достаточно, как это подчеркнуто в законе, и такого насилия, которое в момент совершения преступления создавало опасность для жизни или здоровья, если даже оно фактически и не повлекло никаких вредных последствий для состояния здоровья потерпевшего. К такого рода насилию можно отнести, например, сдавливание горла потерпевшему, попытки нанести тяжелые удары или ранения в жизненно важные органы человека и т.п. Как физическое насилие опасное для жизни, следует также расценивать те случаи, когда преступник приводит свою жертву в бессознательное и беспомощное состояние при помощи различного рода сильнодействующих ядовитых или одурманивающих веществ.

Психическое насилие при разбое предполагает, что потерпевшему угрожают немедленной расправой – убийством, причинением телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья. На эти обстоятельства следует обратить особое внимание и не смешивать разбой с вымогательством, специально предусмотренным в большинстве уголовных кодексов в качестве самостоятельного преступления (ст. 163 УК). Вымогательство определяется в законе как, «требование передачи чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких». Таким образом, в отличии от разбоя и грабежа сопряженного с насилием, при вымогательстве, даже когда оно выражено в угрозе насилием, преступник намерен его осуществить не немедленно, а в будущем, спустя определенное время после того, как потерпевший не выполнит требований вымогателя. Поскольку потерпевший в такого рода ситуациях имеет возможность прибегнуть к помощи органов власти или общественности, вымогательство сравнительно с разбоем и даже грабежом представляет меньшую опасность. При разбое, как и при грабеже, когда потерпевший оказывается лицом к лицу с преступником, угрожающим немедленной расправой над потерпевшим, опасность содеянного и самого преступника очень значительна.

Форма выражения угрозы при разбое может быть различной: слова, жесты, демонстрация оружия, могущего причинить тяжкий вред лицу, на которое напали.

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе не воображаемой а реальной, действительной.

Угроза эта должна создать у потерпевшего убеждение, что при противодействии преступнику или невыполнении его требований она быдет реализована.

Решать вопросы в случае, когда при разбое применено физическое насилие, как правило, проще: здесь юристам большую помощь оказывают специалисты – врачи. У них всегда можно получить квалифицированное судебно-медицинское заключение.

Чтобы не ошибиться в оценке нападения, сопровождающегося психичес­ки насилием, следователи и судьи стараются внимательно изучить обста­новку, в которой совершалось нападение, орудия и предметы, которые при этом использовались, способ их применения и т.п. Например, даже словес­ная угроза "убить", «изувечить», "выколоть глаза" и т.п. обычно рассматривается как угроза применить насилие, опасное для жизни и здоровья, и содеян­ное квалифицируется как разбор при наличии других признаков этого прес­тупления.

Как разновидность разбойного нападения надо рассматривать случаи, когда преступник с помощью опасного для жизни потерпевшего физического

впоследствии изъять оттуда веши или деньги. Такая квалификация основана на законе, в котором указано, что насилие при разбое применяется в целях завладения имуществом и является средством для достижения этой цели. Фактическое же завладение может или вообще по какой-то причине не наступить, или же наступить спустя некоторое время после того, как виновный устранил с помощью насилия препятствия к получению имущества. В связи с участившимися случаями применения психотропных и сильнодействующих веществ, в 1990 г. было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О внесении изменений и дополнений».

Продолжая анализ хищений, мы должны обратиться к еще одной их разновидности, описанной в статье 159 УК РФ: «Хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием».

Из этой формулировки видно, что в данном случае речь идет по существу об одной из опасных разновидностей хищения чужого имущества. Обман или злоупотребление доверием названы в кодексе в качестве обобщающей формулировки способа похищения. Своеобразие такого способа завладения имуществом, неразрывно связанное со многими социальными и психологическими особенностями лиц, совершающих такие деяния, обусловило необхо­димость отделить данный состав преступления от других видов хищений и посвятить ему специальную статью в уголовном кодексе.

Судебная практика показывает, что чаше всего совершаются хищения путем мошенничества, в различных общественных и государственных органах, производящих выплату заработной платы, пособии, пенсии и т.п.

Именно деньги и составляют главный предмет посягательств при мошенничестве. По имеющимся данным, 75,9% подобных преступлений связано непосредственно с получением денег, 20,1% - с завладением вещами и 4% продуктами.

Чтобы незаконно получить деньги, преступник обычно сообщает потенциальному потерпевшему сведения о событиях и обстоятельствах, которые якобы имели место в действительности, или же о фактах, хотя реально и существовавших, но извращенных. В этих целях используются подчас весьма ловкие приемы.

Едва ли не самой главной и характерной чертой этого преступления является то, что с помощью обмана преступник добивается добровольной передачи ему имущества, денег и т.п. А раз так, то получается, что в глазах окружающих мошенник выглядит честным человеком. Маска внешней порядочности помогает ему жить более или менее спокойно. В этом немалый вред мошенничества.

При мошеннических хищениях наиболее распространенным явлением является обман, совершаемый посредством подложных документов. Представляя фиктивные документы, мошенник подтверждает существование тех мнимых фактов или обстоятельств, которые якобы дают ему право на получение чужого имущества. Таким образом, он вводит в заблуждение лицо, в веде­нии которого находится это имущество.

Заведомо подложные документы нередко выдаются преступнику долж­ностными лицами, заведомо сознающими незаконный характер своих дейст­вий. Чаще всего целью приобретения таких документов оказывается получение государственной пенсии. В подобных случаях виновные в должностное под­логе несут уголовную ответственность одновременно и за это преступле­ние по должности /ст.292/, ч за мошенничество /ст.159/ УК РФ.

Обман как способ совершения хищения может заключаться не толь­ко в сообщении ложных сведений, то есть в активных действиях. Есть случаи, когда лицо обязано сообщить государственному органу опреде­ленные сведения. И если они умышленно не сообщены, скрыты в целях неза­конного получения материальных благ, появляются основания для обвинения такого лица по ст. 159 УК РФ. Так, мошенническое хищение следует считать установленным, если гражданин умалчивает о смерти лица, по доверенности которого он получает пенсию, и продолжает получать государственные средства. Такое же преступление совершает и тот, кто, воспользовавшись ошибкой должностного лица, систематически незаконно получает от государственного или общественного органа какие-либо платежи.

Возвращаясь к ст. 159 УК РФ, обратим внимание, что здесь речь идет не только об обмане как способе хищения при мошенничестве, но еще и о злоупотреблении доверием.

Злоупотребление доверием есть одна из разновидностей обмана. Но статья закона специально упоминает о ней, чтобы подчеркнуть особенно­сть поведения преступника в данном случае: он не совершает действий, способных ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится иму­щество, не обманывает, чтобы заставить передать ему это имущество. Ма­териальные ценности попадают в руки преступника либо в силу заключения договора, либо благодаря вполне естественным отношениям доверия, возни­кающим между людьми. Так бывает, когда владелец имущества передает его своему знакомому без соблюдения необходимых предосторожностей и без надлежащего оформления, а тот, воспользовавшись, случаем, присваивает полученное, или когда нечестный человек приходит в ресторан и заказывает дорогой ужин, намереваясь потом скрыться и не оплатить его стоимость. Рассмотрим одну из разновидностей мошеннического хищения- присвоении предметов, полученных по договору бытового проката. Это преступление считается совершенным, если виновный заранее, до получения вещей, имел намерение безвозмездно обратить в свою собственность взятое напрокат имущество и осуществил данное намерение. Но может случиться, что в cилу стечения определенных обстоятельств виновный решает продать либо иным способом реализовать вещи, полученные в прокатное пункте. Если это решение пришло после того, как вещи были получены, и притом человек намеревался возвратить их стоимость государству, преступления нет. В этом случае соответствующие организации обращаются с иском в суд и взыскивают причиненный ущерб в гражданское порядке.

Другое дело, когда лицо пытается злостно уклониться от возмещения стоимости полученного имущества. И хотя умысел на присвоение возник у виновного после заключения договора проката и получения вещей, но если он обманным путем стремиться избежать уплаты, как того требуют условия договора проката, такие действия считаются хищением, совершенным путем злоупотребления доверием.

Обман и злоупотребление доверием при мошенничестве можно различать еще и потому, что при обмане имущество передается чаще всего в собственность преступника, а при злоупотреблении доверием - обычно во временное факти­ческое владение. Но во всех случаях привлечения к ответственности за хищение путем мошенничества необходимо установить, что похищенное иму­щество в момент совершения преступления уже являлось чужой собственностью а преступник завладел им, имея цель обратить это имущество в свою пользу. Именно этим хищение мошенническим способом отличается от сходного, но юридически самостоятельного корыстного посягательства на чужую собст­венность, предусмотренного ст. 165 УК РФ - причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

По ст.165 УК РФ преступник извлекает выгоду путем обданного уклонения от необходимой уплаты денег государству или общественной организации, либо в результате незаконного использования чужого имущества, находящегося в ведении виновного в силу его служебного положения /например: шофер использует в корыстных целях вверенную автомашину для незаконной перевозки людей или грузов/.

Другим видом хищения чужого имущества является присвоение или растрата /ст.160 УК РФ/.

Присвоение - это удержание чужого имущества лицом, которому это имущество было вверено, то есть передало во владение соответствующий государственной или общественной организацией.

Речь идет о незаконной безвозмездном обращении в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений либо специального поручения государственной или общественной организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению.

В отличии от кражи, грабежа и разбоя присвоении имущества означает пере­ход его из правомерного владения виновного в неправомерное. Чаще всего присваивают имущество должностные лица: кладовщики, экспедиторы, агенты по снабжению, торговые работники, кассиры и др. Именно им, как правило, дано право владеть государственным или общественным имуществом, распо­ряжаться, управлять, хранить его и т. п.

Следует обратить внимание на то, что отвечают по ст. 160 УК РФ за прис­воение не только должностные, но и другие лица, которым имущество было передано по договору или специальному поручению. Так, получают материаль­ные ценности те, кому поручены их временное ответственное хранение, пере­возка и т.п.

Растрата отличается от присвоения тем, что виновный не только удержива­ет у себя чужое имущество, но и неправомерно расходует его, продает, потребляет либо в корыстных целях передает другим лицам и т.п. Имеется в виду имущество которое в момент совершения преступления находилось в ведении виновного или было вверено ему. Таким образом, растрата по сравнению с присвоением представляет собой как бы следующий этап развития преступной деятельности расхитителя.

Темпы прироста (снижения) в период с 1993 по 1997 гг. фактов присвоения и растраты

Из схемы видно, что факты присвоения или растраты, в отличии от других видов преступлений, преступления против собственности, резко пошли вверх, что говорит о слабой системе предупреждения преступлений.

Известно, что в определенную криминальную ситуацию человек попадает таким, каким он сформировался в результате предшествовавшего его взаимодействия с внешней средой. От этого же зависит и роль, которую играет человек в криминальной ситуации.

В числе субъектов преступлений можно встретить несовершеннолетних и престарелых, мужчин и женщин, людей сознательно ориентированных на преступную деятельность, и тех, кто совершил преступление по неосторожности; тех на ком лежит глубокая печать социальной деградации, и тех, кто до совершения преступления характеризовался в основном положительно. В число людей, применительно к которым предстоит оперировать понятие «личность преступника», входят и бродяги, и рабочие, и бизнесмены и даже сотрудники правоохранительных органов, т.е. представители почти всех слоев общества.

Вместе с тем рассматриваемое понятие – это не отражение конкретного преступника, а абстрактное операционное понятие, включающее в себя главные черты и свойства, присущие тем, кто совершил уголовное наказуемое деяние. Различные юридические науки изучают (и соответственно определяют через понятия) человека в разных правовых состояниях: уголовное право оперирует понятием «субъект преступления»; уголовный процесс – «подозреваемый», «обвиняемый», «подсудимый»; уголовно-исполнительное право – «осужденный» и т.д. Специфические для каждой науки цели обуславливают пределы, в которых необходимо изучение личности.

Криминология нуждается в комплексном, системном взгляде на личность именно человека, социальная и правовая специфика которого связывается с фактом совершения преступления, а не с конкретным процессуальным положением его на разных стадиях уголовного процесса. Криминология изучает: как личность формировалась, как взаимодействовала с внешними условиями в конкретной ситуации, что привело ее к совершению преступления.


§ 3. Личность корыстного преступника

Особую значимость в изучении современного состояния преступности имеет характеристика личности преступника.

Личность преступника – это абстрактное понятие, означающее совокупность социальных и социально значимых, духовных, морально-волевых, психофизических, интеллектуальных свойств, качеств человека, совершившего преступление вследствие взаимодействия его взглядов, ориентацией с криминогенными факторами внешней среды, включая конкретную криминальную ситуацию.[8]

Структура личности преступника, представляет собой сложную систему признаков, которые могут быть интегрированы в соответствующие группы.[9]

Первую группу составляют социально-демографические признаки (пол, возраст, социальное, семейное и должностное положение национальная и профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности, признаки, связанные с наличием или отсутствием места жительства, и т.п.)

Анализ статистических данных показывает, что в числе выявленных лиц, совершивших преступления против собственности в России, абсолютное большинство традиционно составляют мужчины. Так, в1993 г. их удельный вес составлял примерно 89,4%, а в 1997г.- 88,75 %, что свидетельствует о росте доли женской преступности. Данные исследований свидетельствуют, что по всем видам преступности женщины более активно стали участвовать в совершении преступлений.

Наблюдается опасная тенденция интенсивного омоложения лиц, совершивших преступление против собственности. Так, в 1997г. на долю лиц в возрасте 30 лет и старше приходилось 39,8%, а в возрасте 18-29 лет - 42,2%, в 1993 г. эти показатели были ниже, например, доля лиц в возрасте 30 лет и старше составляла 38,7%, в возрасте 18-29 лет - 37,8%. Особое место среди лиц, совершивших преступления против собственности составляют несовершеннолетние. Их удельный вес в 1993 г. составил 25,25%, а в 1997г. – 20,49%, что на первый взгляд, указывает на их снижение. Однако, практика показывает, что здесь имеется высокий уровень латентности, а также ряд преступлений против собственности совершается лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности. В числе несовершеннолетних преступников, как и из взрослых, абсолютное большинство – лица мужского пола.

Во вторую группу признаков структуры личности преступника можно включить уровень: образование, знания, умственного развития и т.п., другими словами социальные функции личности.

Если раньше для преступников был характерен низкий уровень образования, то теперь он несколько повысился. Абсолютное большинство преступников имеет среднее образование. Среди лиц, совершающих должностные преступления, соответственно, уровень образования выше.

Результаты конкретных криминологических исследований свидетельствуют о том, что среди преступников ценится информированность, а не образованность. При этом в такой среде важно владение информацией, полезной с точки зрения занятия преступной деятельностью и общения в неформальных группах. Интерес к достижениям культуры у значительной части преступников невелик. Хотя соответствующие показатели у лиц, совершающих так называемые интеллектуальные преступления (мошенничество, компьютерные преступления), могут быть достаточно высоким.

Важно отметить и высокий образовательный и квалификационный уровень лиц, виновных в хищениях. По этому признаку они заметно отличаются от большинства других преступников, что также имеет значение для предупреж­дения подобных преступлений, проведения в отношении конкретных лиц индивидуальных воспитательных мероприятий. Этот фактор значим и в аспекте расследования совершенных хищений.

Образовательный уровень лиц, совершающих кражи, примерно такой же, что и основной массы преступников, но ниже, чем расхитителей. Надо отме­тить в связи с этим, что данные об уровне образования рассматриваемой гру­ппы носят, как правило, формальный характер, т.е. фактическое образование, знания далеко не соответствуют тому уровню, который зафиксирован в соответ­ствующих документах.

Низкому уровню культуры лиц, совершающих кражи, обычно сопутствуют примитивные интересы и запросы, стремления к удовлетворению низменных удовольствий, особенно к пьянству, что отмечается рядом исследований.[10] А.Б. Сахаров отмечает: "Низкое образование, недостаточная развитость и культура приводят к значительному снижению и упрощению интересов, к ог­рублению нравов, развитию индивидуалистических тенденций и эгоистических инстинктов, У подобных людей хуже развито чувство коллективизма, сла­бее критика собственного поведения; они обычно не считаются с тем, что их потребности, и желания могут противоречить интересам других лиц, элементарным условиям общественного существования человека. В результате такие люди относительно легко совершают различные посягательства про­тив личности: телесные повреждения, изнасилования, хулиганство, кражи, разбой и т.п[11]

Многие исследования говорят о том, что по возрасту виновные в кражах моложе (иногда значительно) расхитителей, взяточников и представителей других категорий корыстных преступников. Как известно, кражи относятся к числу наиболее распространенных преступлений несовершеннолетних[12] . Более того, по данным, в частности, В.В. Панкратова, М.И. Арсеневой и Н.И. Куличевой, большинство несовершеннолетних еще до совершения преступлений, ставших поводом для возбуждения уголовного дела, совершали множество краж как государственного и общественного, так и личного имущества граждан. На той или иной стадии развития или изменения личности у таких подростков может проявиться «моноклепизм», т.е. совершение краж только определенного вида или краж определенных предметов.

Вообще лица, совершающие кражи, во многом отличаются от расхитителей тем, что нравственная деградация их личности и развитие ее антиобщественной направленности начались задолго до совершения преступления. Так, по результатам исследования личности квартирных воров, проведенного В.А. Кузнецовым, свыше половины их в течение года, предшествующего началу преступной деятельности, совершали мелкие хулиганства или иные нарушения общественного порядка, 45,8 %- вели паразитический образ жизни, 47,6%- систематически употреб­ляли спиртные напитки, 6,5%- доставлялись в мед вытрезвитель, причем многие по два. раза и более. [13]

Перечисленные обстоятельства во многом определяют последующее устой­чивое противоправное поведение лиц, совершающих кражи, и является одной из наиболее существенных причин рецидива, в том числе специального. В тесной связи с этими обстоятельствами следует рассматривать данные об их семейном положении, занятости, уровне квалификации и образовании и т.д., поскольку понятно, что дезадаптированные личности, столь характернее для контингента воров, имеют значительно меньше объективных и субъективных возможностей для ведения социально одобряемого существования.

К третьей группе признаков в структуре личности преступника можно отнести нравственные качества. Ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и связи, интересы, потребности, привычки.

Преступники склонны неверно истолковывать, либо не хотят следовать требованиям, предъявленным обществом к каждому своему члену. Многим из преступников свойственна повышенная чувствительность (и даже ранимость) в сфере межличностных отношений. Однако эти черты проявляются в основном, в отношении собственной личности. Что же касается других людей, то преступники склонны демонстрировать эмоциональную холодность, равнодушие, злобу, агрессивность.

Эти качества не просто соседствуют, а вытекают из общего низкого уровня духовных притязаний лиц, совершающих преступления, их нравственной неразвитости, эгоизма. Отсюда же приверженность к алкоголю, который все чаще становится спутником досуга и «помощником» в преступной деятельности. Статистика свидетельствует, что в числе лиц, выявленных в связи с совершением преступлений против собственности, существенно снизился вес находившихся в состоянии алкогольного опьянения: с 40,6% в 1993 г. до 33,6% в1997 г. Весьма показательны цифры и по отдельным видам преступлений этой группы: грабежам с 11,5% до 9,7%; по фактам присвоения или растраты с 5,3% до 3,7%. Но по таким видам как кража и разбой наблюдается рост, так: кражи с 78,8% до 82%; разбой с 4,5% до 4,8%.

Неразвитость навыков полноценного культурного межличностного общения влечет преувеличение со стороны таких лиц значения алкоголя. На самом же деле происходит нравственное и физическое разрушение человека, что способствует усилению его социальной и психологической деградации, конфликтности, развивает предрасположенность к попаданию в криминогенные ситуации, решению конфликтов с помощью насилия.

Как алкогольные напитки, так и наркотические средства, потребление которых все чаще отмечается у преступников, становится не просто средством, облегчающим контакты, дающим состояние эйфории, но вызывает коренное всей ранее сложившейся системы мотивов и потребностей, а со временем превращается в один из главных стимулов поведения. Неудивительно, что для преступников характерна ненадежность моральных ориентацией, а современная преступность становится все более дерзкой и жестокой.

Дефекты воспитания, антиобщественная направленность личности преступника не способствует наличию у нее всех общественно полезных взаимодействий, характерных для законопослушной личности, соответствующей по возрасту, полу, уровню образования, профессии и т.п. Не получив полноценного воспитания, многие преступники испытывают затруднения в построение собственной семьи, взаимоотношениях с супругом, детьми. Личность лишенная нормальных взаимоотношений, ориентируется на группу единомышленников, для которых так же характерна антиобщественная ориентация.[14]

К четвертой группе признаков структуры личности преступника можно отнести психические процессы, свойства и состояния личности.

Исследования показывают, что неблагоприятные условия формирования личности преступника обуславливают наличие таких характерных для современного преступника черт его личности, как эмоциональная неустойчивость и недисциплинированность, конфликтность, неадекватное реагирование на внешние раздражители, несовпадение субъективного восприятия и оценки опасностей, исходящих от внешнего окружения, с реальным состоянием; легкая внушаемость, подверженность негативному воздействию как со стороны сверстников, так и старших по возрасту, особенно обладающих близкими по системе ценностей.

В этой связи для таких личностей очень важно самоутверждение как в собственных глазах, так и на социально психологическом уровне (одобрение со стороны членов референт ной группы).[15]

При анализе признаков личности преступника большое значение имеет состояние психики личности. Как показывает исследование, часть преступников страдают психическими аномалиями, тем не менее, не исключающими вменяемости. По данным разных авторов, доля лиц с психическими нарушениями и прошедших судебно-психиатрическую экспертизу, колеблется от 30 до 68,8%. [16]

В этой связи в числе лиц, имеющих психические аномалии, учитываются так же лица, страдающие алкоголизмом; без последних удельный вес преступников с психической патологией составляет около 30%.[17] Развитие этих черт обуславливает закрепление в личности преступника такого качества, как невосприимчивость к любым формам социального контроля.

Лица, совершающие корыстные преступления имеют множество общих черт. Это относится к мотивации и целям корыстных преступных действий, образу жизни таких лиц, значительная часть которых совершает хищения чужого имущества

Подавляющее большинство изученных расхитителей ранее к уголовной от­ветственности не привлекалось. Доля ранее судимых лиц наиболее велика сре­ди расхитителей, представляющих третью группу, причем в прошлом они под­вергались уголовному наказанию как за совершение корыстных, так и насильственных преступлений и хулиганства. Однако доля многократно судимых лиц среди них весьма невелика. Меньше всего ранее судимых лиц было среди расхитителей, относящихся к первой группе.

Преступная деятельность расхитителей обычно продолжается длительное время - от нескольких месяцев до нескольких лет, причем основная масса преступ­лений совершается в группе /около 70%/. Длительный характер большинства хищений приводит к тому, что в орбиту преступной деятельности втягивают­ся новые лица, в трудовых коллективах создается неблагополучная нравственно-психологическая атмосфера, и конечно, возрастают размеры наносимого этими преступниками материального и морального ущерба.

Немалое число хищений включает в себя 1-2 эпизода, после чего винные были изобличены. Лидерами преступных групп чаще были бывшие руководители и рядовые инженерно-технические работники,. Реже - лица, занятые физическим трудом, как правило, похищали то, к чему имели непосредственный доступ, и то, что производилось с их участием.

Следует остановиться на одной важной особенности, присущей многим рас­хитителям и имеющей непосредственное отношение к объяснению их преступ­ного поведения. Эта особенность заключается в том, что, как показали

беседа с ними, у большинства из них почти полностью отсутствует какой либо самоупрек нравственного характера по поводу совершенного хищения. Боль­шинство опрошенных ни в коей мере не признает, что они совершили аморальные действия и считают себя неспособным к совершению корыстных преступле­ний. Создается впечатление, что чужое имущество воспринимается ими как некая природная среда, никому в целом не принадлежащая и не имеющая хозяина, из которого поэтому можно брать что и сколько угодно, а единственный ограничителем или препятствием является наказание или страх подвергнуться ему. Особенно это характерно для тех, кто совершал хищения в сельском хозяйстве, на рыбных промыслах и т.д.

Размыванию контуров субъекта собственности в представлении расхитителей способствует и то, что данный предмет, похищаемый данным лицом, был создан его же руками и тем самым субъективно воспринимается как частично принадлежащий ему как производителю. Это их примитивизированноеотношение к по­хищаемому имуществу существенно отличается от отношения к чужому имуществу, лиц, совершающих кражи. В глазах последних такое имущество имеет «хозяина», поскольку, в частности, не создается с приложением их труда. Мы полагаем, что подобное отношение расхитителей к социалистическому имуществу являет­ся следствием серьезных упущений и недостатков в нравственном и правовом воспитании трудящихся, в работе по преодолению чуждой психологии. Именно поэтому многие виновные в хищениях не попинают, в чем их вина и за что их наказали.

Эдвин М.Шур приводит интересные результаты одного исследования, в котором был затронут вопрос о том, что отношение публики к хищению зависит от представления о гипотической организации, против которой направлено прес­тупление. Опрашиваемые говорили, что они меньше всего колебались бы, если бы речь шла о хищении в крупной частной фирме, несколько больше - если бы перед ними оказалось правительственное ведомство и еще больше - если бы это было мелкое частное заведение.[18] Как мы видим, здесь отношение к преступлению меняется и чисто психологически в зависимости от того, насколько «отчетлив» и «ясен» тот или те, кому принадлежит организация. Больше всего колебаний было в отношении мелкого частного заведения, имеющего вполне определенного хозяина.

В целом верно мнение, что расхитителям свойственны частноспособственнические устремления, корыстно-потребительские взгляды на жизнь, отношение к государственной собственности как к «ничейному», к «казенно-отчужденному» имуществу, что порождает иждивенческие настроения, приводит к игнорированию основополагающего социалистического принципа распределения материальных благ по труду. Эти черты и свойства у разных расхитителей выражены по разному. По степени стойкости среди них можно выделить до 100% лиц, которые наряду с паразитическими отношением к государственной собственности обнаруживают отрицательное отношение к некоторым другим сторонам общественной жизни, весьма циничны, аполитичны, легко приспосабливаются к условиям, способствующим хищениям, и сами создают таковые; в достижении цели весьма активны, инициативны, предприимчивы, изобретательны, используют подкуп, взяточничество, связи, протекционизм.[19]

По многим объективным и субъективным признакам лица, совершающие кражи, составляют весьма социальную запущенную категорию правонарушителей. Они представляют собой одну из наиболее рецидивоопасных, устойчивых в антиобщественных взглядах, привычках и поведении часть преступников, весьма значительную по численности и активную по силе негативного влияния на других, в том числе тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы.

Преступная деятельность воров начинается раньше, чем у многих других правонарушителей. Следовательно, они уже в более молодом возрасте включаются в соответствующие отношения как с обществом в лице его правоохранительных органов, так и теми, кто также нарушает уголовно-правовые запреты. У них рано накапливается значительный антиобщественный опыт. формируются соответствующие взгляды и представления, склонности и привычки к антисоциальному образу жизни, разрешению возникающих жизненных трудностей противоправным путем. Раннее включение в противоправную деятельность приводит к тому, что воры по сравнению с расхитителями и даже многими насильственными преступниками и хулиганами более дезадаптированы, находятся в большей социально-психологической изоляции: от микросреды, ее ценностей, позитивного общения.

При всей важности всестороннего учета криминогенных качеств личности с их помощью невозможно полностью раскрыть причины совершения, в частности, корыстных преступлений хотя бы по тому, что большинство лиц с низким уровнем образования и культуры вообще не совершает никаких преступлений. Следовательно, надо искать иные возможности объ­яснения, в психологическом анализе, дополняемом сведениями уголовно правового и социологического характера.

Одной из существенных характеристик правонарушителей является наличие или отсутствие у них постоянного места жительства, Этот фак­тор, как известно, существенно характеризует личность, ее отношения. содержание и направленность потребностей и интересов, уровень культу­ры и социальные притязания. Он непосредственно связан со способом по­лучения средств к существованию. Лица, не имеющие постоянного песта жительства, как правило, дезадаптированы, выключены из сферы нормаль­ных социальных связей и общения, отчуждены от ценностей общества.

Среди лиц , виновных в совершении краж, особенно личного имущества, значительно больше чем среди всех других групп преступников /кроме бродяг/ доля лиц, не имеющих такого жительства, что опять-таки связано с наличием среди них большого чис­ла рецидивистов и их общей дезаптацией. Это обстоятельство нужно всемерно учитывать как при профилактике краж со стороны таких лиц, так и при подготовке к их освобождению из мест лишения свободы, поскольку их возможности к успешной адаптации в силу указанного фактора серьезно ограничены. С ним связана и другая особенность жизнедеятельности многих воров: среди них весьма велик по сравнению с другими процент тех, кто не имел определенных занятий, а также специальности. Поэтому совершение имущественных преступлений для большинства. таких преступников как бы компенсировало отсутствие законных источников по­лучения средств к существованию.

Проявлением антиобщественного образа жизни воров частое употребление ими спиртных налитков, более того, как хорошо извес­тно, многие кражи совершаются для получения средств на их приобретение. Лиц, совершивших кражи личного имущества в нетрезвом состоянии почти столько же, сколько и тех, кто в подобном состоянии совершил кражи государственного и общественного имущества, но меньше по сравнению с теми кто признан виновным в убийствах, нанесении, тяжких телесных повре­ждений, изнасилованиях, грабежах и разбоях. Однако среди воров немало лиц, которые нуждаются в принудительном лечении от алкоголизма, что является существенным препятствием их успешной ресоциализации в будущем.

Авторы монографии "Личность преступника" считают, что коры­стным преступникам свойственны гипертрофированные, извращенные, пороч­ные потребности. Расхититель, например: претендует на материальные блага в размерах, не соответствующих его общественно-полезному тру­ду. На данной основе и возникает конфликт между ними и обществом.[20]

Изучение личности корыстного преступника, как и личности преступника, вообще, беспредельно и не беспредметно и всегда должно преследо­вать строго определенные цели. Самой важной целью нам представляется объяснение преступного поведения, в данном случае корыстного. Поэтому, на мой взгляд, проблема преступного поведения, при всей ее значимости не является самостоятельной, а составляет часть более глобальной проб­лемы личности преступника. Это мнение тем более верно, что причины так­ого поведения коренятся в личности. Поэтому мы считаем не только возмож­ным, но и необходимым в данной работе рассмотреть вопросы мотивации ко­рыстных преступлений как их источника.

Проблема личности корыстного преступника должна включать в себя и изу­чение их образа жизни, поскольку именно с большей полнотой, необходимостью и объективностью, чем в поведении, выражаются их существенные особенности. Познание образа жизни таких преступников дает возможность охватить все многообразие их жизнедеятельности, их активность, обеспе­чить системный анализ этой личности, ее формирования, поведения, связей. Образ жизни - одно из самых многогранные социальных явлений, в котором, как в фокусе, преломляются экономические и общественные, психологические и идеологические, нравственные и иные отношения людей. Подобный подход осо­бенно важен в отношении той весьма значимой части расхитителей и воров, которые длительное время совершают корыстные преступления. Их преступное поведение не просто оказывает влияние, обычно определяющее, на образ жи­зни, но и, как правило, составляет его неотъемлемую часть.

Изучение преступного поведения и образа жизни корыстных преступников необходимо не только потому, что они являются частью проблемы личнос­ти преступника, но и как источника, участвующего в формировании этой личности. Совершение кражи или хищения, особенно ряда таких преступлений, связанное с этим активное включение в преступную среду, жизнь от одного преступления к другому, постоянная боязнь разоблачения, наконец, нахож­дение под судом и следствием, отбывание наказания в местах лишения сво­боды также влияют на личность корыстного преступника, на ее психологию, часто изменяя личность в нежелательном направлении. Влияние собственного поведения на личность тем сильнее, чем продолжительнее преступая деятельность.

Изучение личности корыстного преступника на эмпирическом уровне должно включать в себя анализ его индивидуальной жизни, условий социализации и воспитания, особенно на ранних этапах развития. Результаты по­добного изучения дают возможность прийти к теоретическим выводам, значимым в плане раскрытия причин дальнейшего преступного поведения. Это, по существу, социолого-психологическое исследование происхождения мотивов и иных субъективных детерминантов корыстных преступлений. Его полезность и целесообразность для науки убедительно продемонстрированы, например Е.Г. Самовичевым при объяснении причин насильственного поведения. Так, он особое внимание уделяет условиям семейного воспитания, отмечая, что формирование личности ребенка, совершившего в будущем на­сильственное преступление, начинается с ситуации неприятия его своими ро­дителями. Это приводит к тому, что его потребности остаются хронически неудовлетворенными, что и влечет за собой постоянную зависимость ребенка от ситуации, в которой он находится.[21]

Непосредственную связь между семенным и школьным воспитанием и преступлением провести трудно. Верно и то, что жизнь вносит коррективы представления и понятия личности, которые были сформированы в юношеском возрасте. Однако все внешние влияния попадают не на пустое место, а на те особенности, которые возникли л развились в детстве. Учитывая же сенситивность, повышенную восприимчивость этого периода в жизни человека, преуменьшать его значение не следует, тем более, что результаты многих воздействие в детстве носят непреодолимый характер.

Советский психолог П.М. Якобсон, рассматривая мотивы совершения преступлений, обоснованно указывает на то, что для их понимания необхо­димо изучить, например, то, каким было детство человека, его отрочество, юность, какие он получил жизненные впечатления, в чем они были благопри­ятными и неблагоприятными, как они влияли на формирование характера, сдержанности, на представление своем месте среди людей, на представление о своих правах и обязанностях и т.д. "Анализ направлен на то, что происхо­дил процесс формирования личности, мира, чувств, устремлений, помыслов, побуждений, чтобы понять. как он мог по определенным мотивам совершить подобный поступок. В истории его предшествующей жизни заложены причины такого поведения, в ходе его прошлой жизни заключена мотивация теперешнего поступка.[22] Думается, что эти соображения должны учиты­ваться при объяснении любых видов преступного поведения, в том числе корыстного.

Изучение личности корыстного преступника позволяет понять те внешние социальные факторы, которые приводят к формированию ее негативных черт /антиобщественной направленности, соответствующих взглядов, представлений, ориентации и т.д./, которые, в свою очередь, становятся непосредственной причиной преступного поведения, взаимодействуя с конк­ретными жизненными ситуациями. Следовательно, поскольку человек не рож­дается, а становится преступником, можно сказать, что уголовно наказуе­мые действия обусловлены прошлыми нежелательными влияниями и им могут способствовать актуальные условия. Однако все воздействия среды "проходят" через психику индивида, а поэтому недопустимо рассматривать его поведение лишь как результат такого воздействия ситуативного характера. Вое это дает крайне необходимым изучение как собственно личности, так и социаль­ных условий ее формирования, развития и деятельности. Не менее важен во­прос, почему данные условие породили именно такие ее нравственные и пси­хологические особенности.

Все способствующие корыстным преступлениям благоприятные ситуации действия конкретных лип, различного рода материальные соблазны и т.д. выступают лишь в качестве условий. Основная же причина преступления "находится " в самом субъекте, порождается присущими ему чертами. Даже если он поддается антиобщественным влияниям или ситуации, то де­лает это потому, что такова специфика его личности. Если было бы иначе, корыстные преступления мог бы совершить практически любой человек.

Личность корыстного преступника представляет собой чрезвычайно сложное социальное явление и в качестве такового должно выступать объектом комплексного научного познания. При всем том, что это явление теснейшим образом связано с корыстной преступностью и иными видами преступного поведения, иными социальными факторами, в том числе негативными, оно представляет собой самостоятельную научную проблему. Столь же закономерно выделение проблемы насильственного преступника и некоторых других типов правонарушителей.

То, что в данной работе основное внимание уделяется психологичес­ким проблемам личности корыстного преступника отнюдь не означает отказа от системного ее познания или преувеличения роли психологических факто­ров. Дело в том, что никакие уголовно-правовые, социально-демографические, биологические, нравственные и иные особенности личности не действу­ют напрямую, минуя психологию личности. Именно психология является той ареной, тем уровнем, на котором происходит взаимодействие всех назван­ных особенностей.

Мотивы корыстных преступлений важно знать потоку, что они дают необ­ходимую информацию о том, насколько восприняты и приняты личностью нравственные и правовые нормы, охраняющие государственное, обществен­ное и личное имущество, как оценивается ею соответствующая социальная практика. Следовательно, мотивы в этом смысле представляют собой одну из форм бытия нравственных и правовых норм, способ реализации их как регуляторов человеческого поведения, а также метод самоуправляемости личности через систему устойчивых побуждений, т.е. через мотивы[23] . Моти­вы свою устойчивость проявляют именно в корыстном преступном поведении, которое очень часто продолжается длительное время, невзирая на наказа­ние или угрозу его применения. Иначе говоря, устойчивость мотивов порож­дает повторные имущественные посягательства, их рецидив.

Для современной психологии уже давно стало аксиоматичным положение о том, что «не всегда реальные мотивы осознается субъектом актуаль­но, т.е. при подготовке и выполнении действий; нередко они обнаруживают себя лишь после того, как соответствующее действие уже совершено»[24] . Очень часто мотивы не сознаются и после окончания действий. Особенно часто ускользает от человека личностный смысл планируемых, совершаемых, или уже совершенных действий. «Дело в том, что для самого субъекта осознание и достижение им конкретных целей, ов­ладение средствами и операциями действия есть способ утверждения его жизни, удовлетворения и развития его материальных и духовных, потребнос­тей, опредмеченных и трансформированных в мотивах его деятельности. Безразлично, осознаются или не осознаются субъектов мотивы, сигнализиру­ют ли о себе в форме переживаний интереса, желания или страсти; их функ­ция, взятая со стороны сознания, состоит в той, что они как бы "оцени­вают" жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств, прида­ют им личностный смысл, который прямо не совпадает с понимаемым объективным их значением"[25] .

В этом плане не составляют исключения и мотивы многих преступлений, они часто тоже функционируют на бессознательном уровне, что находит сейчас все больнее признание среди криминологов.[26]

Личностный смысл корыстных преступлений часто не осознается, например при совершении карманных краж, иногда хищений чужого имущества, когда субъект уже завладел значительными материальными благами, но про­должает преступную деятельность. Однако бессознательный характер мотивов отнюдь не освобождает его от уголовной ответственности, поскольку он осознает противоправность и наказуемость в уголовном порядке своих прес­тупных действий.

Необходимо отметить, что далеко не каждое корыстное преступление порождается только корыстными побуждениями, если под такими побуждения­ми понимать лишь материальную выгоду. Так авторы "Курса советской криминологи" справедливо считают, что хищения могут совершаться и из ложно понятых интересов производственной, служебной необходимости либо хозяйственной

целесообразности.[27]

Личностный смысл как мотив некоторых хищений может заключаться не только в приобретении материальных благ, но и в удовлетворении какой-либо другой жизненно важной потребности. Чаще всего здесь корыстный мотив тоже имеется, однако он, как показывают проведенные психологические ис­следования, действует наряду, параллельно с другими, например, с такими, как завоевание или удержание признания и авторитета в эталонной для дан­ного лица группе.

При совершении корыстных преступлений субъект во всех случаях стремится к удовлетворению личных, хотя и не всегда корыстных потребнос­тей. Я исхожу также из того, что любое преступное поведение внутренне, субъективно детерминировано и закономерно для данного лица, хотя и имеется и другая точка зрения. Так, по мнению А.И. Долговой, существует и иной социальный тип личности – случайный преступник, чье преступное по­ведение определяется решающим воздействием крайне неблагоприятной соци­альной ситуации и которая не имеет существенный стойких личностных от­личий от тех, кто ведет себя правомерно. Отличия, таким образом, в основном касаются ситуаций, в которых оказываются лица, преступившие закон.[28]

Обсудив проблему закономерности для данного человека преступного поведения, в которой он решает свои субъективные задачи, следует отметить, что положение о случайном преступнике, а следовательно, случай­ном совершении преступления порождено тем, что оно оказалось неожидан­ным для окружающих, поскольку до этого не было информации о том, что субъект совершал какие-либо предосудительные действия. Однако личност­ные черты, приведшие к нарушению уголовно-правового запрета, могут быть глубоко скрыты, не осознаваться самим субъектом и не находить поведен­ческого выражения.

Мнение о решающем воздействии крайне неблагоприятной социальной ситуации недостаточно учитывает полученные в последние годы психологические данные о том, что имеется определенный тип личности, характер­ной особенностью которой является попадание в жесткую зависимость от актуальной ситуации. Это поведение избирательно, т. е. субъект попадает в указанную зависимость не от любой ситуации, а только от такой, которая актуализирует его глубинные и наиболее значимые, часто аффективно окрашенные переживания. Криминологией давно установлено, что из любой ситуации не может быть единственный выход в виде преступных действий, но если субъект избрал, пусть даже бессознательно, именно его, то, зна­чит, в его личности имеются черты, детерминирующие именно данное предпочтение. Противоположная точка зрения, хотя и отдаленно, но напоминает известную схему «стимул-реакция», при которой недостаточно учитывается или даже игнорируется личность.

Кроме того, следует отличать случайное совершение, например, краж от эпизодического. Действительно, человек может совершить только одну кражу, и это будет лишь эпизодом в его жизни, в целом нетипичным для него. Однако это отнюдь не свидетельствует о той, что такой посту­пок случаен, даже если он не повторится, т.е. кража представляет собой не случайный эпизод для данного субъекта, поскольку он порожден его лич­ностными особенностями. Но взгляд на преступное поведение как закономер­ное для данного лица отнюдь не означает фатальности и неизбежности та­кого поведения. Речь идет лишь о внутренней готовности к нему, но она может и не стать реальностью.

Вывод о внутренней закономерности совершения преступления конк­ретным лицом может быть сделан лишь на основе его глубокого и всестороннего психологического изучения, знания всего жизненного пути, особенно семейного воспитания на ранних этапах формирования личности. В ходе изучения преступника должны выявляться криминогенные, в том числе латентные черты, которые в действительности привели к преступлению, а не те, которые лежат на поверхности, создавая обманчивую видимость веду­щей криминогенной роли, например ситуации.

Установление мотивов имущественных преступлений на первый взгляд не представляет особой сложности, если ограничиваться суждением, что все они совершаются из корысти, ради удовлетворения материальных потребностей, для приобретения одежды, продуктов питания, спиртных напитков, ведения образа жизни, связанного со свободной тратой денег и т.д. Однако при таком подходе остаются неясными субъективные причины выбора именно корыстных преступлений как способа решения жизненно важных проблем. К точу же, очень существенно, далеко не каждый корыстные человек, пос­тоянно стремящиеся к накоплению материальных благ, способен совершить корыстное преступление и избирает иные пути удовлетворения своих потребностей в этих благах.

Чтобы вскрыть подлинные мотивы совершения рассматриваемых преступлений, необходимо, во-первых, обратиться к анализу жизненного пути преступников, условий их социализации, особенно в детстве, т.е. попытать­ся вскрыть происхождение мотивов корыстного преступного поведения. Во-вторых, нужно вскрыть иные личностные особенности, которые также способ­ны порождать посягательства на государственное, общественное и личное имущество.

Для решения первой задачи может быть предложена мысль о том, что поведение, в том числе преступное, взрослого человека во многое детерминируется неблагоприятными влияниями, которые оказывались на него в детс­тве. Эта гипотеза основывается на доказанном наукой положении, что влияния, оказываемые на личность в детстве, и в первую очередь психологичес­кое приятие родителями или, наоборот, отвергание ее, имеют для нее опре­деляющее значение, а последствия семейных воздействий по большей части необратимы. Эмоциональное отвергание ребенка матерью или отцом, а тем более обоими родителями, может самым отрицательным образом сказаться на всей его жизни, если не будут приняты специальные воспитательные меры компенсирующего характера.

Исходя из этого, можно полагать, что преступное доведение как бы воспроизводит содержание раннесемейных отношений, является как бы ответом на них, их продолжением или следствием. Но, по видимому, неблагоприятные условия формирования личности в детстве оказывают весьма существенное влияние на ее дальнейшую жизнедеятельность. Мож­но в связи с этим предположить, что и корыстные мотивы связаны с такими условиями как: дефицит эмоционального общения в детстве, не включение в стойкие эмоциональные контакты, эмоциональная матрица семьи в целом формируют общую неуверенность индивида в жизни, неопределенность его социальных статусов, тревожные ожидания негативного воздействия среды. Эти особенности закрепляются в нем и оказывают существенное влияние на его поведение.

Можно предположить, что совершение многих имущественных прес­туплений, в частности краж, является своеобразной компенсацией эмо­ционального дефицита, порожденного психологическим отчуждением в дет­стве. По-видимому происходит это по тому, что такие преступления предоставляют субъекту материальные средства для того чтобы проч­нее и увереннее ощутить свое место в жизни, тем самым преодолеть состояние неуверенности и тревожных ожиданий, генетически связанных с указанными неблагоприятными условиями раннего развития. Подтвержда­ют это и случаи совершения краж или хищений для приобретения спирт­ных напитков. Давно известно, что их употребление снижает, но лишь временно сказанные состояния. Затем они наступают вновь, опять поро­ждая потребность в алкоголе, и т.д.

Однако эти предположения еще не полностью, раскрывают причины того, почему общая неуверенность преодолевается именно с помощью совершения краж или других имущественных преступлений. Видимо, здесь необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Многие криминологические исследования показывают, что в очень редких случаях родители непосредственно втягивают детей в преступную деятельность, советуют им совершать преступления и т.д. Их негативное влияние обычно проявляется в том, что они подают личный пример отрицательного отноше­ния к законам и моральным запретам, ведут антиобщественное существова­ние, совершая правонарушения, что обычно не остается секретом для ребен­ка, юноши и девушки. Однако это не означает, что подросток обязательно воспримет соответствующие нормы и стандарты поведения. Этого не произой­дет, если у него нет необходимых эмоциональных контактов с родителями. Именно поэтому он не воспринимает их как тех, чьим взглядам и поведе­нию нужно следовать.

Чаще же всего родители будущего правонарушителя вообще не совер­шают никаких противозаконных действий. Напротив, они обычно предпринимают необходимые, по их мнению, усилия для нравственного воспитания сво­их детей, или как минимум, пытаются добиться внешне нравственно послуш­ного поведения. Но их усилия в большинстве своем не достигают цели, ес­ли исходят от лиц, с которыми у ребенка /подростка/ нет эмоциональных связей или они существенно ослаблении. Он, если и слушает их, то не слы­шит, так как не воспринимает именно от них нравственные нормы и представ­ления. Социально-психологическая изоляция от семьи, препятствуя развитию адаптационных возможностей и формируя общее отчуждение личности, затруд­няет обучение и воспитание в школе, установление и поддержание там позитивных отношений в формальных и неформальных группах.

Отсутствие необходимых психологических взаимосвязей в семье и школе, как правило, компенсируются их установлением в неформальных малых груп­пах, также обычно состоящих из лиц, не имеющих прочных связей в семье и школе. Если последние придерживаются антиобщественных ориентации в плане способов приобретения материальных благ, то при стремлении к идентификации с ними, обретению членства в них, постоянному общению с участника­ми таких групп, нормы и ценности которых сравнительно быстро и легко аккумулируются личностью, что и объясняет выбор именно корыстных действий как способа получения таких благ.

Если не лишено оснований предположение что обладание материальны­ми благами придает человеку уверенность, снижает беспокойство по поводу своей социальной определенности, то можно думать, что оно устраняет, час­то лишь временно, и чувство зависти. Он способен испытывать удовлетворение и удовольствие, особенно если с помощью похищенного может приоб­рести какие-либо вещи, в том числе престижные, в лучшую для него сто­рону изменить образ жизни или поддерживать существующий, который представляется ему наиболее предпочтительным, войти в состав эталонной для него группы, завоевать внимание интересующих его лип и т.д., а в целом для утверждения своей личности.

Необходимо иметь в виду и следующее. Многие дети и подростки, как показывают криминологические исследования, в силу невнимания роди­телей, пренебрежения к своим обязанностям, не имеют возможности удовлетворить свои потребности в игрушках, одежде, услугах и т.д. Другие не могут сделать это из-за экономической необеспеченности родителей, причем, что важно подчеркнуть, отсутствие материальных средств не ком­пенсируется ими эмоциональной близостью к ребенку, создание ему необ­ходимого психологического комфорта, переключением его интересов на дру­гое. Но во всех этих случаях неудовлетворенная потребность рождает психологическую потребность, порой жесткую, юношей и девушек от тех вещей или услуг, которые для них оказались не досягаемыми. При этом такая зависимость прочно фиксируется в психике на бессознательном уровне, приобретает характер личностной особенности и не исчезает даже тогда, когда соответствующие потребности начинают удовлетворяться. При неблагоприятном нравственном влиянии на индивида, такие особенности могут иметь криминальные последствия.

Такова, на мой взгляд, общая схема происхождения мотивов корыстных преступлений в индивидуальной жизни субъекта.

§4. Причинный комплекс преступлений против собственности.

Общая причина преступности в любом обществе – объективное социальное противоречие.

Общие причины корыстной и корыстно-насильственной преступности коренятся в противоречиях общественного развития, в крайне неблагоприятных тенденциях в экономике, и прежде всего, в силу реально существующих кризисных явлений, в недостатках социально-духовной сферы, в просчетах в воспитательной работе, в формально-демократическом отношении к людям, в товарном дефиците и других явлениях.

Причины преступности необходимо, прежде всего, искать в экономических отношениях, в их противоречиях, несбалансированности хозяйственного механизма, пороках и недостатках экономического планирования, а так же в системе распределительных отношений.

Как и все явления, экономические отношения имеют разный уровень. Однако в данных отношениях определяющим, для преступности, является высший их уровень, ибо «отзвуки» «верхних слоев» экономических отношений с неизбежностью вызывают их расбалансированность для самого низа, приводя, подчас, общество к тяжелым кризисным ситуациям, оказывающим влияние на все другие стороны общественного бытия.

Любые экономические отношения, их противоречивость рождает преступность. Рыночные отношения изначально «беременны» преступностью. Объясняется это тем, что основаны они на конкурентности, а значит – на подавлении конкурентов, причем зачастую отнюдь не джентльменскими способами, на запрограммированной избыточности рабочей силы, т.е. безработице, на выжимании прибыли в возможно больших размерах, на столь же запрограммированном имущественном и социальном расслоении людей. Экономически (с точки зрения производства товаров и услуг) рыночная экономика доказала свою жизнеспособность, хотя для этого потребовалось не одно столетие, однако многие негативные ее последствия, в частности, высокая преступность, в том числе в благополучных экономических странах – есть реальность. А погоня за деньгами значительно обескровила духовный потенциал человеческого общества.

Существовавшая в нашем обществе административно-командная экономическая система, вопреки прежним суждениям о ней, тоже рождала преступность и будет порождать ее там, где подобная система будет существовать. В ней, в определенных ее сторонах, тоже заложена преступность. Возьмем, например, жесткое планирование и распределение сверху. Они, будучи остовом этой системы , как правило, не стыковались друг с другом (что проявилось, например, в самостоятельном функционировании Госплана Госснаба). План нередко представлял собой желаемое, а состояние ресурсов – действительное. В жизни получалось, что под 100% плана могло быть выделено в лучшем случае 70-80% фондируемых материалов. Остальное надо было достать, что и рождало должностные злоупотребления, взяточничество, и другие преступления.

Криминологическая наука, несмотря на закрытость административно-командной системы, определила наиболее ясные причины экономической преступности в условиях той системы. Нарождающиеся рыночные отношения ставят новые задачи в изучении причин преступности, хотя основные их черты вырисовываются довольно четко, ибо рынок существует давно и западными криминологами причины преступности в его условиях исследованы достаточно подробно.

Рыночные отношения – это не только рынок товаров и услуг, но и рынок рабочей силы. А рынок рабочей силы – это и безработица. Если при административно-командной системе безработица была скрытой, что проявлялось в неполной занятости людей на рабочем месте, а отсюда в низкой, ниже прожиточного уровня заработной плате, в наличие людей без определенного места жительства, и занятий и т.д., то рыночные отношения – это безработица открытая, официальная. А безработица – резерв преступности. Нехватка продовольствия и товаров есть не только причина ухудшения материального уровня жизни людей, но и наиболее близкая к конкретным людям причина преступности, понимая, осознаваемая ими, а иногда и создающая атмосферу морального оправдания тех, кто их совершает. Но падение уровня жизни одних в тех же условиях создает базу для обогащения других на несчастьях первых, а при определенных условиях влечет и более серьезные преступления, что, в свою очередь сеет в обществе страх, злобу, всеобщее недоверие, и чревато политическими конфликтами, бандитизмом, насилием в разных его видах.

При определенных условиях экономическая преступность может перерасти и перерастает в корыстно насильственную и просто насильственную преступность. А вслед за этим возрастает и преступность должностных лиц, ибо экономические причины столь же затрагивает их, как все другие слои общества. Так называемые мелкие хищения, например, не просто преступления, зачастую вызываемое нехваткой товаров и продовольствия, но и зеркальное отражение преступности должностных лиц, наживающихся по крупному («каждый ворует что может и сколько может!»).

Экономические отношения определяют преступность, но не предопределяют ее в конкретных случаях, ибо все, что происходит в жизни, происходит через сознание человека, а он, хотя и зависит от общих закономерностей, не является их игрушкой. В то же время не случайно западные криминологи занимались и занимаются преступностью «белых воротничков» – тех, кто стоит на верхних ступенях общественной лестницы. Именно потому, что они, во-первых, обладают наибольшими возможностями для различных манипуляций с денежными и другими средствами, а во-вторых, распоряжаются, управляют ими, приумножая свое богатство. Причем психологически, а вероятно, и вследствие вписанности в систему, они привыкают к этому потоку жизни и престают преступное считать преступным. И либо побеждают, становясь в числе прочего и в ряды политических лидеров (хотя все знают , что состояние их нажито преступным путем, но все молчат), либо терпят крах, теряя все, что нередко ставит их в ряды преступников, но иного рода.

Так было и есть везде, в том числе в нашей стране. Однако, желая сделать экономические отношения более человечными, важно не идеализировать их, со всей серьезностью относится к криминологическому анализу причин преступности в обществе, в том числе к проблеме экономические отношения и преступность.

Причины преступности следует искать во всей палитре отношений человека с внешней средой, как социального существа, в том, что является содержание социального бытия человека во всех его сложностях и противоречиях. Социальные отношения, как и экономические, многообразны, разнообразны и разноуровневы. В общей форме можно сказать, что социальные отношения, в которых личность чувствует себя неравной с другими, ущемленной, всегда чреваты протестующим поведением, а в крайнем своем выражении – преступным.

Социальные отношения человека существуют на макро и микро уровнях. Макро уровень представляет собой и отношения человека с обществом и государством в целом, и его производственные отношения (включая образование, специальность, работу, общественную деятельность и т.п.) и его положения как личности, в том, что понимается под правами человека. Общество попранных человеческих прав неизбежно расплачивается высокой преступностью, либо им правят преступными методами.

Наиболее уязвимые проблемы социальных отношений в этом плане – национальные отношения и проблемы равенства.

В течении длительного времени в криминологии утверждалось, что преступность – явление сугубо социальное; в соответствии в рассуждениях о причинах преступности национальная тема почти не присутствовала. Между тем в западной криминологии об этом писали. Хотя некритически принять эти теории вряд ли можно , в частности потому, что американские криминологи, например, разграничивают преступность белых и преступность черных и цветных. Хотя, конечно, говорить надо не о биологическом разделении преступности на цвета, а о социальном статусе лиц, в силу своего цвета кожи оказавшихся на нижних ступенях социальной лестницы и не видящих, во многих случаях, иных средств борьбы за свои права, кроме преступных. Это не оправдывает преступления, но объясняет их причины.

И когда в отечественной криминологии утверждают, что национальные противоречия есть причины преступности, то речь идет не о разделении преступности (и ее причин) по цвету и по принадлежности к нации, национальности, а о тех конфликтных ситуациях, которые рождены противоречиями социального (и политического) плана, а виды преступности отражают, в числе прочего, и национальные особенности жизни людей.

В то же время до последних лет преступность на почве межнациональных конфликтов не было столь распространена и тем более столь политизирована, столь это имеет место ныне.

Проснувшаяся (или, точнее – разбуженная политиками) национальная вражда и ненависть, возникшие на почве лозунгов о «суверенизации», доведенных до абсурда, стали причинами многих тяжких преступлений , включая терроризм, массовые убийства, применение оружия и т.д. Они же разбудили обще уголовную преступность, подняв на поверхность волну краж, насилия, захвата оружия и т.п. Социальная жизнь людей в таких условиях становится невыносимой. Она вызывает не только различные эксцессы и ответные преступления, но и неуверенность и напряженность, влечет за собой, помимо преступности, постоянный страх, нервные стрессы и психические заболевания. Следствием национальных (в значительной своей части спровоцированных) конфликтов стала проблема беженцев, которые бегут с насиженных, ставших родными, мест не только под влиянием панического страха перед неизвестностью, но и потому, что угрозами и постоянным психическим давлением, их вынуждают к такому поведению.

Социальные конфликты общего плана, приводящие к совершению преступления, могут отражать так же недовольство человека своим социальным статусом, полученным (или неполученным) образованием, обстановкой в трудовом коллективе, в котором либо бурлят конфликты, либо творятся безобразия, процветает беззаконие, имеет место преступное поведение должностных лиц. Бывает и так, что сложившаяся социальная ситуация втягивает человека в преступную деятельность. Может быть, наиболее характерным в этом плане является получение человеком на производстве незаслуженного им поощрения один раз, затем второй, третий и т.д. Это то, что, например, называется приписками, рожденными, первоначально, несоответствием заработной платы выполняемому труду (экономические причины!), а затем ставшие привычным образом социального бытия и пришедшим убеждением в том, что раз человеку лучше (больше) платят, значит все правильно. Отними у человека это привычное (хотя и незаконное) – наступит конфликт. Ныне, в условиях перехода к рынку, когда ослаблен(если не разрушен) социальный контроль за тем, кто, кому и сколько платит (денежное вознаграждение), именно вознаграждение , а не зарплату (в кооперативах, смешанных предприятиях и фирмах и даже местных органах власти она устанавливается произвольно, с нарушением принципа социальной справедливости). Эта социальная справедливость его источник конфликтов и преступности.

Причем на преступность влияет(вызывает ее) не только конкретное проявление социальных несообразностей, конфликтов и несправедливости, но и общая атмосфера в обществе, когда провозглашенные лозунги опровергаются делами властей, в том числе пришедших к власти на волне критики несправедливости прошлого.

Социальная ткань общества состоит из разных слоев населения, разных его стран (слоев, групп), объединенных общими условиями функционирования общественного организма, но имеющих в этом общем свои, групповые, плановые и т.п. интересы.

Противоречия между групповыми интересами внутри общества – реальность, которую игнорировать нельзя. Конечно, вовсе не всегда эти конфликты рождают преступность, но наиболее острые формы их – безусловно. Причем не редко ненависть одних слоев населения к другим разжигается искусственно , например с помощью средств массовой информации. Лозунги типа: «Бей коммунистов!», как и бездымные призывы к расправам с буржуями или с кулаками, как было в конце 20-х годов, и т.п., которые привели страну к столь печальным последствиям, будоражили общество. Социальный климат в обществе, разогретый подобными призывами, приводит к неустойчивому, конфликтному положению между различными социальными слоями и неизбежно ведет к преступлениям.

Нельзя при этом игнорировать неприязнь одних слоев общества к другим, например, по поводу большей заработной платы, наличия дач или больших квартир, возможностей ездить за рубеж и т.д. Людям веками вбивали в головы идеи равенства (вбивают, вопреки тому, что происходит в обществе и сейчас) хотя абсолютного равенства нет и быть не может. Но следует добиваться в обществе наиболее полного соблюдения принципа социальной справедливости и обеспечения нормального, обеспеченного в правовом отношении существования людей.

Вот почему, когда люди совершали акты вандализма и кражи из дач, скажем, представителей творческой интеллигенции , они говорили, что грабят советских буржуев, а когда воры очищают квартиры торговых работников (или отъезжающих за границу), они говорят, что восстанавливают социальную справедливость, ибо крадут у тех, кто сам обкрадывает государство и людей. Так или иначе, но эти действия приоткрывают нам причины конфликтов между различными социальными группами и причины многих проявлений преступности.

Низшим звеном в причинах преступности, определяемых социальным бытием человека, являются межличностные отношения (конфликты) – в семьях, между близкими и знакомыми, наконец, случайно возникающие на почве конкретной ситуации, когда сталкиваются между собой интересы людей, не нашедших иного способа, разрешения конфликта, кроме как через преступление.

Итак, социальные конфликты весьма многообразны и подавляющее большинство их может выявляться в процессе практической деятельности как обществом и его социальными ячейками на разном уровне, так и правоохранительными органами, в первую очередь милицией и следствием. Однако меры предупреждения преступлений в подобных случаях должны по преимуществу носить обще социальный характер.

Глава 2.

Профилактика хищений

§ 1. Общая профилактика

Современные условия развития общества требуют пересмотра устоявшихся подходов к определению понятий, отражающих сущность тех или иных социальных явлений и процессов. Не является исключением и общая профилактика преступлений.

Долгое время применительно к существовавшему строю она определялась как деятельность, конечной целью которой является искоренение не только преступности , но и ее причин.

Мировой опыт показывает, что объективно, с точки зрения возможностей и условий развития любого общества, следует вести речь о сдерживании преступности, контроля за процессами, ее детерминирующими. Многие страны идут сейчас именно этим путем, отдавая предпочтение тем специальным мерам общей профилактики, которые в первую очередь имеют характер защиты личности, общества и собственности от преступных посягательств. Современные показатели и тенденции преступности во всех демократических государствах сегодня таковы, что говорить об испарении этого явления, даже в достаточно отдаленном будущем, значит впадать в утопию.

Объективный подход требует более сдержанных оценок. С учетом этого специальную профилактику можно представить как целенаправленную деятельность государственных органов, должностных лиц, общественных и других негосударственных организаций, учреждений и их представителей и осуществлению мер, направленных на их устранение либо нейтрализацию действия.

Раскрывая содержание предложенной дефиниции, следует остановиться на рассмотрении субъектов этой деятельности . К ним относятся:

1. Представительные и исполнительные органы власти

2. Правоохранительные органы

3. Должностные лица органов власти и управления

4. Администрация предприятий всех форм собственности

5. Трудовые коллективы

6. Общественные организации и добровольные формирования граждан, участвующие в борьбе с правонарушениями

7. Предприятия частной детективной и охранной деятельности

8. Средства массовой информации

Представленный перечень субъектов обще профилактической деятельности не является исчерпывающим и может быть дополнен другими органами, организациями, учреждениями и их представителями.

Объектами общей профилактики являются:

1. Преступность, ее виды и группы преступлений

2. Причины преступности, ее видов и групп преступлений

3. Условия, обстоятельства, ситуации, поводы, другие факторы, способствующие либо облегчающие совершение преступлений

4. Криминогенные группы населения

5. Виктимогенные (в наибольшей степени подверженные опасности стать жертвами преступлений) группы населения

Объективными целями общей профилактики в современных условиях следует считать сдерживание негативных тенденций преступности, снижение общественной опасности ее наиболее тяжких разновидностей, сокращение отдельных видов и групп преступлений.

Меры общей профилактики преступлений должны отвечать соответствующим требованиям, диктуемым современными условиями и самой действительностью. Среди них, в первую очередь следует назвать:

- объективность, отражающую как адекватную реалиям потребность в осуществлении этих мер, так и возможности соответствующих субъектов по их исполнению;

- комплектность, предполагающую обязательное объединение усилий различных субъектов обще профилактической деятельности;

- актуальность, обеспечивающую планирование и исполнение мер, в наибольшей степени отвечающих как криминологической ситуации, так и интересам населения;

- оптимальность (эффективность), способствующую при наименьших кадровых, финансовых,, материальных затратах достижению наибольших результатов;

- приоритетность, обеспечивающую выбор из множества задач главной и определяющей – примат общегосударственных интересов над ведомственными.

Особого внимания в современных условиях заслуживает требование обеспечения законности при осуществлении мер общей профилактики преступлений, поскольку речь идет о правовой основе этой деятельности.

Первостепенное значение в данном смысле имеет Конституция Российской Федерации. Во многих ее формах заключен юридический потенциал, обеспечивающий надлежащую регламентацию всей предупредительной деятельности, включая общую профилактику. Важную роль играют так же принятые Россией международные правовые акты . В рассматриваемом аспекте следует прежде всего назвать Всеобщую декларацию прав человека, Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотреблений властью, Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия.

Основополагающий характер носят законы, а так же другие нормативные акты, направленные непосредственно на борьбу с преступностью (Законы РСФСР «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», «Об оружии», Указы Президента Российской Федерации «О защите прав граждан, охране правопорядка и усилении борьбы с преступностью», «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» и др.).

Особенность общей профилактики состоит широкой адресности и одновременно неперсонифицированности профилактических мероприятий.

Общая профилактика тесно смыкается с обще социальным предупреждением, поскольку причины преступлений коренятся во всей системе общественных отношений. Вместе с тем ОВД имеют достаточно ограниченные возможности воздействия на весь причинный комплекс преступности. Поэтому в практической деятельности ОВД преобладают меры по устранению причин и условий, способствующие совершению конкретных преступлений.

С учетом комплектации ОВД, определенных Конституцией РФ, Законом РСФСР «О милиции», другими нормативными актами, основные направления общепрофилактической деятельности ОВД включает в себя : информирование властных структур о выявленных причинах и условиях преступлений и возможных мерах по их ликвидации; участие в разработке и реализации федеральных, региональных и местных программ борьбы с преступностью; изучение и формирование общественного мнения о преступности и профилактической деятельности ОВД; проведение криминологической экспертизы правовых и социально-экономических проектов и решений; правовое воспитание, оказание консультационной помощи населению по вопросам защиты от преступных посягательств и др.

Выявление и анализ детерминантов преступности, ее видов и групп преступлений являются логически и практически исходными моментами общей профилактики преступлений. Невозможно сколько-нибудь эффективно воздействовать на преступность, не зная причин, ее порождающих, и тех объективных и субъективных условий, которые помогают развертыванию действия причин.

Концептуальный анализ причин преступлений и условий, им способствующих, позволяет говорить о сложной многофакторной природе этих явлений. Они модифицируются специфическими особенностями разных регионов, видоизменяются вместе с изменениями в социальной и правовой жизни общества. Поэтому попытки создать универсальную модель причинного комплекса преступности, годную для всех времен и народов, являются малопродуктивными.

Главным методологическим требованием при изучении причин преступлений и условий, им способствующих, является учет зависимости качественных и количественных характеристик преступности от состояния социальной среды.

Поэтому на первом этапе необходимо установить круг тех социальных явлений и процессов, которые наиболее тесно связаны с преступностью (рост группового криминального сознания, коррупция, неэффективность правоохранительной и правоприменительной деятельности, пьянство, алкоголизм, наркомания, люмпенизация и маргинализация определенных групп населения, деформация духовной жизни общества, невротизация и психопатизация представителей некоторых слоев населения и т.д.)

На втором этапе необходимо выявить статистические корреляционные связи между криминогенными видами преступлений, которые определяют основной массив преступности (кражи, телесные повреждения, грабежи, хулиганство, разбойные нападения и др.)

На третьем этапе выявляются те причины и условия, которые находятся в определенной зависимости от деятельности ОВД (система охранных мероприятий, организация надзора и контроля, технические средства защиты объектов, уровень правовой информированности населения и др.). Именно третий этап аналитической деятельности создает реальные информационные предпосылки для выработки целенаправленных и конкретных мер общей профилактики преступлений, реализуемых ОВД.

Результатом анализа причин преступности и ее видов должно быть принятие мер по их устранению или ограничение действия. Особенность деятельности ОВД в данном направлении состоит в том, что их возможности в этом деле весьма ограничены.

Общепрофилактическая деятельность органов внутренних дел по защите общественной и личной собственности достаточ­но многообразна и многопланова. Сущность этой деятельности состоит в создании условий, объективно препятствующих со­вершению преступления на определенной территории или объ­екте. В распоряжении органов внутренних дел для этого име­ются организационные, технические, информационные и дру­гие меры, которые наиболее активно реализуются в повседнев­ной деятельности подразделении милиции общественной безо­пасности.

Милиция общественной безопасности реализует общепрофи­лактические функции на основе анализа криминальной ситуа­ции и состояния преступности на улицах, в общественных ме­стах и жилых микрорайонах. Наиболее распространенными ви­дами «уличной» преступности являются преступления против жизни, здоровья и собственности граждан. Предупреждение этих категорий преступлений достигается целым комплексом разнообразных методов и средств. Прежде, сюда следует отнести методы наблюдения, проверки н контроля, которые реа­лизуются в ходе несения патрульно-постовой службы. В наибо­лее сложных в оперативном отношении районах и городах не­обходимо регулярно проводить оперативно-поисковые и надзорно- профилактические операции, а также учащенный режим проверки мест концентрации граждан с антиобщественной на­правленностью (притоны, рынки, зоны коммерческой торговли, гостиницы, общежития).

Весьма актуальной задачей для общепрофилактической дея­тельности милиции общественной безопасности является вос­становление и развитие сети общественных формирований пра­воохранительной направленности, налаживание и укрепление деловых связен милиции с населением, общественным активом, организация и проведение выступлений работников милиции (прежде всего участковых инспекторов) перед жителями и в трудовых коллективах но вопросам борьбы с преступностью и обеспечения общественного порядка.

Одним из наиболее актуальных направлений (с учетом пе­рехода к рыночным отношениям) является общепрофилактиче­ская деятельность по предупреждению экономических преступ­лений. Важное значение это направление имеет для деятельно­сти криминальной милиции. Так, подразделения по борьбе с экономическими преступлениями призваны анализировать раз­витие криминогенных процессов в ведущих хозяйственных сфе­рах (кредитно-финансовая, внешнеэкономическая, конверсия военно-промышленного комплекса, аграрное производство и др.) и на этой основе вырабатывать меры по их нейтрализа­ции. Используя гласные и негласные методы работы, они должны выявлять причины и условия экономических преступ­лений, обеспечивать своевременное информирование органов власти и управления; хозяйственных руководителей о необхо­димости устранения выявленных криминогенных факторов; раз­рабатывать и осуществлять совместно с другими подразделе­ниями органов внутренних дел комплексные меры по преду­преждению экономических преступлений.

Предупреждение экономических преступлений сопряжено со значительными трудностями. Дело в том, что эти преступления, как правило, совершают работники, занимающие определенное положение в сфере народного хозяйства либо частного пред­принимательства, связанные с выполнением различного рода экономических отношений, участниками которых они являются, а также должностными лицами органов власти и управления, имеющими отношение к функционированию определенных эле­ментов хозяйственного механизма. Другими словами, экономи­ческая преступность тесно связана с коррупцией, т. е. подку­пом, продажностью общественных и политических деятелей и должностных лиц.

В сферу коррумпированных связей нередко вовлекаются и работники милиции. На органы внутренних дел наряду с выяв­лением конкретных лиц, оказывающих «услуги» криминальным структурам, возлагается задача определения механизмов и ме­тодов экономических преступлений и разработки соответствую­щих мер по блокированию этих механизмов.

Весьма уязвимым местом для всех преступных групп явля­ется финансовая база. Своевременное выявление и изъятие 'преступных денег—эффективное средство в руках органов внутренних дел. Потеряв финансовую базу, преступники лиша­ются возможности активно заниматься противоправной дея­тельностью. Поэтому следует больше уделять внимания выяв­лению имущества главарей, актива и членов преступных организаций, выявлять их связи и каналы легализации денег.

В последнее время в целях общей профилактики все актив­нее применяются технические средства. Промышленность ос­воила и предлагает в магазинах «Безопасность» пуленепроби­ваемые материалы, затемненное остекление, специальные окна, балконные двери, сейфы, решетки, исключающие проникнове­ние и взлом. В этой связи органам внутренних дел целесооб­разно собирать сведения о том, как преступники преодолевают технические средства защиты, анализировать эту информацию и доводить ее до сведения промышленности, чтобы она могла внести соответствующие конструктивные изменения в свою про­дукцию. Кроме того, органы внутренних, дел весьма заинтере­сованы в разработке и принятии на законодательном уровне минимальных стандартов криминальной безопасности, что уже практикуется за рубежом. Правовое воспитание и пропаганда, оказание консультативной помощи населению по вопросам за­щиты от преступных посягательств, издание специальной лите­ратуры по этим вопросам—еще одно важное направление общепрофилактической деятельности органов внутренних дел.

Проблема правового воспитания в силу исторических и Дру­гих причин стоит в нашей стране достаточно остро. Слишком часто «революционное право» и целесообразность заменяли за­конность, что в итоге привело к правовому нигилизму и пра­вовой инфантильности. Совершенно очевидно, что органы внут­ренних дел самостоятельно эту проблему решить не могут, это задача для многих социальных институтов общества. Но вне­сти свой посильный вклад в это общее дело органы внутрен­них дел могут и должны.

Специфика их деятельности в этом направлении состоит в том, что реализуются главным образом административно-пра­вовые и уголовно-правовые механизмы правового воспитания. Общепрофилактический эффект достигается здесь как приме­нением уголовных и административных мер воздействия и со­ответствующим информированием об этом населения, так и разъяснением норм права различным слоям общества с целью позитивного воздействия на правосознание людей. Такая дея­тельность осуществляется практически всеми подразделениями органов внутренних дел, но более всего следователями, участ­ковыми инспекторами милиции, работниками подразделений по предупреждению преступлений среди несовершеннолетних. Суть этой деятельности состоит в предупреждении граждан о недопустимости совершения противоправных поступков ин­формирования их о правовых и социальных последствиях на­рушения правовых норм. Наиболее эффективно эта работа осу­ществляется через средства массовой информации. Оказание консультационной помощи по вопросам защиты от преступных посягательств, издание специальной литературы по этим воп­росам стало практиковаться в нашей стране относительно не­давно, хотя в других странах виктимологической профилакти­ке уделяется большое внимание. Учитывая возникновение у нас частных детективных и охранных организаций, консульта­ционная работа органов внутренних дел приобретает широкое поле деятельности. Перспективность этого направления обус­ловлена общей тенденцией расширения контактов милиции с населением.

Большую роль здесь могут сыграть подразделения лицензионно-разрешительной работы и контроля за частной детектив­ной и охранной деятельностью.

Конкретные формы этой работы состоят в создании и рас­пространении плакатов, памяток, буклетов по профилактике преступлений, демонстрации соответствующих теле- и радиопе­редач. Необходимо, по опыту других стран, издавать доступ­ную специальную литературу, содержащую рекомендации по обеспечению личной безопасности граждан, защите их жилищ, транспортных средств, имущества и т. д.

§ 2. Индивидуальная профилактика

Индивидуальная профилактика—это прежде всего воздей­ствие на тех лиц, от которых можно ожидать преступного по­ведения. Этот вид профилактики рассчитан на конкретную ра­боту с конкретным человеком и его ближайшим окружением.

Когда речь идет о лицах как объектах профилактики име­ются в виду индивиды, поведение и образ жизни которых сви­детельствуют о реальной возможности совершения ими пре­ступлении. В данном случае взгляды личности, равно как и мо­тивы, порождающие ее поступки, т. е. усвоенная этой личностью система ценностных ориентации, могут стать основанием для оказания на нее профилактического воздействия лишь постоль­ку, поскольку эти взгляды, мотивы и т. д. проявились в пове­дении личности, в том числе и антиобщественном.

Исходя из описанного ранее механизма преступного пове­дения, индивидуальная профилактика должна быть направлена на личность, на ее отрицательные черты, а также на, среду, формирующую эту личность, условия, обстоятельства, ситуации, способствующие или облегчающие совершение уголовно нака­зуемых деянии (криминогенные факторы).

Таким образом, индивидуальная профилактика преступле­ний — это деятельность государственных и негосударственных органов, организаций и их представителей по выявлению лиц, от которых можно ожидать совершения преступления, оказа­нию воздействия на них и окружающую их среду с целью по­зитивной коррекции поведения этих лиц, ликвидации либо ней­трализации криминогенных факторов, действующих в данной среде.

В деятельности органов внутренних дел индивидуальная профилактика приобретает особую значимость в настоящее вре­мя. В связи с известными процессами в обществе, изменением уголовной политики резко увеличивается количество лиц, осуж­даемых к мерам наказания, не связанным с лишением свобо­ды, а также освобождаемых от уголовной ответственности с применением мер административного воздействия.

В то же время нормативные предписания ориентируют орга­ны внутренних дел на более целенаправленный профессиональ­ный подход к индивидуальной профилактике. Так, в соответ­ствии с Наставлением о деятельности служб и подразделений органов внутренних дел по предупреждению преступлений про­филактика в отношении конкретных лиц и их окружения долж­на носить более конкретный «милицейский» характер. Это зна­чит, что объектами такой профилактики должны быть лица и социальная микросреда с наиболее выраженными кримино­генными свойствами. Содержанием же индивидуально-профи­лактической деятельности органов внутренних дел являются не абстрактно «первоочередные» в прошлом меры ранней про­филактики, а активное непосредственное воздействие на ука­занные объекты с использованием всех прав и возможностей, предоставленных законом.

В этой связи необходимо помнить, что отбор лиц, требующих профилактического воздействия, при отсутствии конкретных оснований может повлечь за собой произвольные решения, а тем самым—ущемление прав и законных интересов граждан. При­менительно к индивидуальной профилактической работе орга­нов внутренних дел такие основания—это прежде всего факты противоправного поведения. Именно они дают право постанов­ки лица на профилактический учет. А поскольку постановка лица на профилактический учет органов внутренних дел (на­пример, при установлении административного надзора) влечет за собой определенное ущемление прав и свобод граждан, то категории лиц и виды их антиобщественного поведения специ­ально указываются в законодательных и нормативных актах, чем определяются и пределы индивидуальной профилактиче­ской работы органов внутренних дел.

В отношении лиц меры индивидуальной профилактики вы­полняют роль социального инструмента, призванного нейтра­лизовать или устранить внутренние негативные черты личности и ее поведения. Когда же речь идет о профилактическом воз­действии на конкретную социальную среду, то подразумевают нейтрализацию либо устранение внешних негативных элемен­тов материального и духовного порядка, которые деформируют личность в социальном плане. Сюда входят неблагоприятные материальные и бытовые условия жизни индивида, нравственно неблагополучная микросреда, отрицательные межличностные отношения и др.

К предмету рассматриваемой профилактики следует отнести:

— антиобщественное поведение и образ жизни лица, совер­шение преступлений которым достаточно вероятно;

— социальные элементы структуры этой личности, отра­жающие и одновременно определяющие искаженное ее содер­жание (антиобщественную направленность);

— социально значимые психофизические особенности (в меру их подверженности исправлению, изменению, лечению)

— условия неблагоприятного формирования личности и кри­миногенного влияния на нее в семье, ином бытовом окружении, в сферах труда, учебы, досуга, в иных микросоциальных груп­пах, в первую очередь антиобщественного содержания, а также неблагополучные условия индивидуального бытия;

— Элементы неблагоприятной жизненной ситуации, которые в данный момент проявляют себя, объективно имеют кримино­генный характер и существуют достаточно продолжительное время, чем определяется возможность выявления и воздействия на них.

Личность—главное звено в причинной цепочке преступного поведения. Она взаимодействует с криминогенной микросредой, через нее преломляется влияние последней. На личность поэто­му в первую очередь и должно направляться профилактическое воздействие.

Целью индивидуальной профилактики является позитивная коррекция личности, влекущая изменение ее поведения от антиобщественного к законопослушному.

Достижение этой цели требует решения ряда конкретных задач. Применительно к деятельности органов внутренних дел к ним относятся:

а) выявление лиц, чье поведение свидетельствует о реаль­ной возможности совершения преступлений;

б) изучение этих лиц и источников отрицательного воздей­ствия на них;

в) прогнозирование индивидуального поведения;

г) постановка на учет. в органе -внутренних дел;

д) планирование, мер. индивидуальной профилактики;

е) непосредственное профилактическое воздействие;

ж) контроль за поведением и образом жизни этих лиц;

з) систематическая проверка результатов проведенных про­филактических мероприятий.

В целях обеспечения эффективности индивидуальной профи­лактической работы важно соблюдать следующие основные тре­бования.

1.Своевременность. Несвоевременное выявление и принятие профилактических мер к правонарушителям и их окружению приводит к их сильной нравственной запущенности, а порой и деградации, укоренению привычки к антиобщественному пове­дению, глубокому втягиванию, в отрицательную среду. Все это резко снижает эффективность применения профилактических мер и увеличивает вероятность совершения лицом преступления. (Исследования показывают, что 2/3 семей, которые были явно неблагополучными и из которых вышли несовершеннолетние правонарушители, до момента совершения преступления оста­вались вне поля зрения правоохранительных органов.)

2 .Соответствие применяемых мер состоянию объекта профи­лактического воздействия. Чем выше криминогенная пораженность объекта профилактического воздействия, тем интенсивнее должны быть принимаемые к нему меры. Криминогенная пораженность проявляется как в поведении лица, на которое на­правлено индивидуально-профилактическое воздействие, так и в степени влияния на него криминальной среды.

3. Последовательность. Индивидуальное профилактическое воздействие должно быть последовательным (или ступенчатым). Острота и интенсивность воздействия должны или последова­тельно нарастать (если недостаточно применяемых мер), или убывать (если есть позитивные изменения). Как правило, при индивидуальной профилактической работе вначале используют­ся такие меры, как профилактические беседы, оказание помощи в бытовом и трудовом устройстве, организация досуга, нейтрализация влияния отрицательной микросреды. Если это не помо­гает, то используют влияние трудового коллектива, родственни­ков, других лиц, чаще посещают лицо по месту жительства, учебы, работы, организуют встречи с руководством ГРОВД, обсуждение поведения несовершеннолетнего на комиссии по де-, лам несовершеннолетних, представляют материалы для огра­ничения дееспособности, направляют на лечение в наркологи­ческие кабинеты. В случае же совершения правонарушений при­меняют в соответствии с законом меры принуждения.

4. Комплексность. Деятельность субъектов профилактики должна быть скоординированной, а меры—взаимодополнять, не дублируя, друг друга. Например, роль координатора в дея­тельности субъектов профилактики преступлений несовершенно­летних призваны играть комиссии но делам несовершеннолетних, и это их главная роль, а вести учет несовершеннолетних право­нарушителей им нет необходимости, поскольку этим должны заниматься органы внутренних дел.

5. Реальность: соответствие профилактических мер объектив­ным возможностям их реализации. Так, в настоящее время до­статочно сложно реализовать такие меры, как трудовое и бы­товое устройство лиц, освобожденных из мест лишения свободы ввиду развала старой административной системы, способной решать эти проблемы, а также отсутствия необходимых стиму­лов у руководителей предприятий брать на работу ранее суди­мых. В этих условиях вопросы трудоустройства в некоторых регионах решаются путем экономического стимулирования та­ких предприятий (например, снижают процент отчисления от прибыли предприятия в местный бюджет).

6. Законность. Индивидуальная профилактика связана с ограничением прав, например, при установлении администра­тивного надзора, поэтому важно иметь правообеспеченность ее, т. е. законодательно должно быть регламентировано, какие лица и за что могут быть взяты на профилактический учет и какие меры принуждения могут быть к ним применены.

Задачи индивидуальной профилактики преступлений реша­ются органами внутренних дел различными мерами, содержа­ние которых имеет свои особенности.

Индивидуальная профилактика начинается с выявления лиц, могущих быть объектами профилактического воздействия. Обеспечение полного выявления этих лиц требует системати­ческого и своевременного поступления информации из всех воз­можных источников. К основным таким источникам могут быть отнесены следующие:

— оперативно-профилактические учеты;

— книги и журналы учета происшествий, задержанных и доставленных в дежурные части;

— уголовные дела, материалы об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении;

— материалы об административных или других правонару­шениях;

— приговоры суда;

— сообщения, извещения, другие материалы, поступающие из ИТУ, специальных учебно-воспитательных учреждений, дру­гих служб и подразделений органов внутренних дел, суда, про­куратуры;

— заявления и письма граждан;

— сообщения государственных, негосударственных органов и организаций;

— сообщения в печати, по радио, телевидению и т. д.

Кроме того, необходимую информацию можно получить при сверке данных учетов различных служб органов внутренних дел, при оперативном наблюдении за местами возможного появле­ния и концентрации антиобщественного элемента, при проведе­нии профилактической отработки административных участков, различных рейдов, операции и т.д.

Выявление неразрывно связано с изучением тех лиц, ко­торые могут быть объектами индивидуальной профилактики. Прежде всего оно необходимо для прогнозирования дальней­шего поведения этих лиц, решения вопроса о взятии их на учет и выборе необходимых мер воздействия.

При этом необходимо в первую очередь изучить следующие данные о. личности профилактируемого:

1. Преступное и иное противоправное поведение (когда, где и за что привлекался к уголовной или административной ответ­ственности, какая мера наказания или взыскания была назначена, где отбывал наказание и как характеризовался в этот период).

2. Факторы, детерминирующие преступное и иное противо­правное поведение (что было причиной каждого правонаруше­ния, в отношении кого они были совершены и по каким моти­вам, были ли связаны эти правонарушения с пьянством или употреблением наркотиков, конфликтом в семейно-бытовой сфе­ре, какие условия способствовали либо облегчали совершение правонарушений и т. п.).

3. Социально-демографические свойства: сведения об обра­зовании, возрасте, семейном положении, составе семьи, месте жительства (общежитие, дом, бомж, мигрант); культурный уро­вень, социальное положение, специальность, должностное поло­жение, трудовой стаж, отношение к труду, к собственности, к исполнению общегражданских обязанностей, семье, детям и т. д.

4. Индивидуально-психологические особенности: развитие ин­теллекта (уровень умственного развития, запас знаний, жизнен­ный опыт, широта и уровень взглядов и т. п.); черты характера (замкнутый или общительный, эгоистичный, легкомысленный, безответственный, деятельный или ленивый, правдивый или лживый, мстительный, жестокий, наглый, хитрый, завистливый и т. д.): волевые качества (настойчивость, решительность, не­организованность, способность подчинять себе других или под­даваться чужому влиянию и др.); интересы (к чтению, спор­тивным играм, охоте, рыбной ловле, техническому творчеству и др.).

5. Особые склонности антиобщественного характера (к упо­треблению спиртных напитков или наркотиков, азартным иг­рам, развратному паразитическому образу жизни, агрессивно-конфликтному поведению и т. п.).

6. Признаки преступного опыта (особые навыки подготовки, совершения и сокрытия преступлений, осведомленность о мето­дах оперативной работы, участие в преступных группировках и т. п.).

7. Физиологические особенности и заболевания (алкоголизм, психопатия, отклонения в половой сфере и др.).

8. Условия жизни и ближайшее окружение (характеристика членов семьи, семейно-бытовых отношений, жилищные условия, месторасположение работы и морально-психологический климат в трудовом коллективе, взаимоотношения с сослуживцами, условия работы, материальная обеспеченность, круг общения,

кто из ближайшего окружения может оказать положительное влияние, пользуется авторитетом и т. п.).

В целях всестороннего изучения личности могут применять­ся следующие основные методы: ознакомление с различными документами (в том числе и обобщение независимых характе­ристик); анализ поступков профилактируемого, беседы с граж­данами, хорошо знающими его, изучение окружающей его сре­ды и т. д.

В процессе изучения личности осуществляется индивидуаль­ное прогнозирование преступного поведения. Индивидуальное прогнозирование — задача большой сложности, и решена она может быть на основании оценки всей совокупности внутренних и внешних факторов. Индивидуальный прогноз может быть только вероятным: это прогнозирование лишь возможного преступного поведения. Чем точнее и полнее прогностическая информация о лице, тем эффективнее меры профилактики пре­ступления. Возможность предсказать поведение человека зави­сит от того, насколько мы знаем определяющие его факторы, а также «программу», по которой оно развертывается вовне. Трудности, возникающие при этом, связаны с тем, что нет еще точных методов измерения всех внешних и внутренних факто­ров, влияющих на преступное поведение.

Задача состоит в том, чтобы на основе эмпирически сложившейся системы признаков, используемых в прогнозе, раз­работать научно обоснованные программы его осуществления. Информация о прошлом и настоящем личности, ее действиях, социальных связях и ближайшем окружении является основой для прогноза будущего поведения. Причем необходимо учиты­вать динамику этих характеристик. Факторы, могущие поло­жительно повлиять на человека в будущем, должны быть под­держаны, а возможно, и активизированы; факторы, могущие оказать отрицательное влияние на человека, станут объектом предупредительного воздействия, т. е. индивидуальная профи­лактика должна быть направлена на то, чтобы прогноз, ука­зывающий на возможное совершение преступления данным лицом, не оправдался.

Прогнозирование преступного поведения и индивидуальная профилактика — во многом единый процесс. Индивидуальная профилактика преступлений сама по себе предполагает постоянное, всестороннее и глубокое изучение личности, ее поведе­ния, связей и намерений. Полученные в результате этого све­дения и осуществляемый по ним прогноз влияют на коррекцию плана индивидуальной профилактической работы.

Следующая задача — постановка лица на профилактический учет—должна решаться в строгом соответствии с нормативны­ми предписаниями. При этом важно всесторонне оценить всю имеющуюся информацию и убедиться в достаточности факти­ческих оснований для постановки того или иного лица на учет, поскольку это порой очень влияет на судьбу человека, может накладывать на него определенные ограничения, а также иметь достаточно серьезные последствия для дальнейшей его жизни.

Планирование призвано упорядочить сложный и многогран­ный процесс индивидуально-профилактического воздействия, сделать его целеустремленным, определить наиболее рацио­нальные пути индивидуально-профилактической работы с дан­ными лицами, выбрать такие тактические методы и приемы, которые обеспечили бы эффективное достижение целей инди­видуальной профилактики в сложившейся конкретной ситуации. Конкретность планирования индивидуально-профилактиче­ской работы, его обусловленность свойствами каждой данной ситуации не исключают возможности программирования по не­которым параметрам соответствующих действий сотрудников милиции. Конечно, трудно рассчитывать на возможность разра­ботки типового плана индивидуальной профилактики, пригод­ного для всех без исключения случаев, различных категорий лиц и отвечающего всем требованиям, предъявляемым к такого рода планам. Вместе с тем нельзя отрицать определенного прак­тического значения примерных планов индивидуальной профи­лактики, разработанных с учетом некоторых типичных ситуа­ций, складывающихся в этой сложной деятельности. Применение методов индивидуальной профилактики пред­полагает достаточно длительное и систематическое воздействие. Но при этом должен комплексно применяться весь арсенал ме­тодов, все силы и средства воздействия на личность, соответ­ствующие демократическим принципам отношения к личности.

При этом можно выделить следующие методы индивидуаль­но-профилактического воздействия: убеждение, помощь, при­нуждение. Убеждение как метод профилактики—это комплекс вос­питательных, разъяснительных мероприятий, осуществляемых в целях изменения антиобщественной направленности профилактируемых и закрепления положительной социальной ориентации. Убеждение как метод профилактики применяется в пе­риод нахождения лиц на профилактическом учете для преодо­ления или нейтрализации основных антиобщественных ориен­тации, могущих привести к совершению преступлений.

Перевоспитание же субъектов, предполагающее сформированность убеждений, взглядов, т. е. когда он не из страха, а по убеждению не нарушает законов и норм морали, достигается в процессе дальнейшего воспитания граждан всеми методами, имеющимися в распоряжении общества.

Основными формами реализации метода убеждения явля­ются индивидуальные и коллективные беседы, обсуждение по­ведения лица, установление над ним индивидуального и кол­лективного шефства, совместное участие (воспитателя и воспитуемого) в общественно полезной деятельности и т. д.

В процессе применения методов убеждения, т. е. оказания воспитательного воздействия на профилактируемых лиц, необ­ходимо применять разнообразные психологические и педагоги­ческие приемы воздействия на его разум, чувства и волю.

Основной организационно-тактической формой применения различных приемов воспитательного воздействия на профилактируемых лиц является беседа.

В индивидуальной профилактике используются беседы трех видов: предварительная (или ознакомительная), предупреди­тельная и воспитательная. Предварительная беседа проводится в индивидуальном порядке работником милиции. От ее содер­жания и результатов во многом зависит ход дальнейшей воспи­тательной работы с профилактируемым. Психологическая атмо­сфера предварительной беседы, ее тон должны отражать общую линию индивидуально-профилактической работы — сочетание доброжелательности, заинтересованности в судьбе профилактируемого с требовательностью к нему, его поведению. Предвари­тельная беседа проводится при постановке лица на учет. По­этому, чтобы эта беседа была эффективной и предметной, не­обходимо собрать как можно больше информации о самом лице, его поведении, окружении, связях и т. д.

Предупредительная беседа проводится либо при наличии фактов антиобщественного поведения лица, взятого на профи­лактический учет, либо без каких-либо внешних поводов, т. е. в порядке повседневной работы. Предупредительная беседа на­ряду с главной ее задачей—оказанием непосредственного вос­питательного воздействия на профилактируемого — преследует цель контроля за его поведением, а также используется для информационного обеспечения индивидуальной профилактики и иных мер борьбы с преступностью.

Воспитательная беседа по цели, основному содержанию, способам воздействия близка предупредительной беседе. Пути воздействия на сознание, чувства и волю профилактируемого, используемые в ходе предупредительных и воспитательных бе­сед, во многом сходны. Однако воспитательные беседы прово­дятся, как правило, в неофициальной обстановке, чаще пред­ставителями общественности, по месту жительства, учебы или работы профилактируемого.

Наряду с беседой к числу основных организационно-такти­ческих форм непосредственного воспитательного воздействия на профилактируемых относятся вовлечение их в интересные соци­ально полезные занятия трудового, общественного, спортивно­го, самодеятельного и иного характера, используя при этом воз­можности благотворительных фондов, помощь спонсоров и т. и. Специфической формой воспитательного воздействия явля­ется шефство представителей общественности (для несовершен­нолетних — закрепление общественных воспитателей). Важно правильно использовать положительную помощь тех лиц, которые могут положительно влиять на профилактируе­мого в неформальном окружении и нейтрализовать или устра­нить отрицательное влияние. Меры помощи, как правило, являются одними из самых эффективных в профилактической деятельности органов внут­ренних дел. Они касаются трудового устройства, улучшения бытовых условий, поступления на учебу, организации досуга, установления социально полезных контактов, планирования денежных расходов, выбора жизненных целей и т. д.

Наибольшую значимость для профилактической деятельно­сти представляют первые два вида оказания помощи, особенно для лиц, освобожденных после отбытия наказания. Регламен­тация этой работы осуществляется в специальных нормативных актах МВД. Однако на сегодняшний день применение этих мер является самым проблематичным вопросом для органов внут­ренних дел, так как порой своевременность и эффективность применяемых мер помощи не обеспечиваются объективными возможностями органов внутренних дел. Вместе с тем необхо­димо использовать возможности церкви, меценатов, различных фондов, службы социальной защиты населения, центров соци­альной реабилитации и других подобных структур для оказа­ния помощи профилактируемым.

Меры помощи реализуются также путем оказания воздей­ствия на окружающую профилактируемого микросреду. Отри­цательные источники могут быть во всех сферах микросреды:

в семье, в школе, трудовом коллективе, в ближайшем окру­жении.

Для исключения отрицательного влияния:

а) с носителями такого влияния проводится индивидуально-профилактическая работа (беседы, предупреждение, принуждение);

б) профилактируемый изолируется от носителей (переводит­ся в другой класс, школу, трудовой коллектив, организуется досуг, носители привлекаются к ответственности за правона­рушения, направляются на лечение от алкоголизма, нарко­мании);

в) отрицательное влияние нейтрализуется более сильным воздействием, развенчанием носителя вредного, разлагающего влияния и т. д.

Особую специфику имеет и работа по прекращению отри­цательного влияния со стороны антиобщественных групп. Здесь наряду с профилактическими применяются и оперативно-ро­зыскные меры.

Метод принуждения является одним из основных в индивидуально-профилактической деятельности органов внут­ренних дел. Основанный на законе, этот метод дает возмож­ность своевременно предотвратить противоправную преступную деятельность лиц, находящихся под профилактическим контро­лем органов внутренних дел; защитить граждан от их противо­правных посягательств. Ранее этому методу уделялось недоста­точно внимания, поскольку декларировалась обязанность орга­нов внутренних дел в основном использовать методы убежде­ния и помощи. Однако при этом профилактическая функция вы­ходила за пределы функциональных обязанностей органов внутренних дел, подменяя и дублируя профилактическую рабо­ту других субъектов профилактики. Кроме того, органы внут­ренних дел не обладали необходимыми правами и возможно­стями для реализации в полной мере убеждения, а особенно помощи. Наиболее наглядно это проявлялось при реализации возло­женных на органы внутренних дел обязанностей по трудовому, бытовому устройству подучетных лиц, разрешению семейных конфликтов, в работе с несовершеннолетними, систематически уходящими из дома, пропускающими занятия в школе, и их родителями.

Метод принуждения реализуется в индивидуальной профи­лактике путем применения различных по своей юридической природе, содержанию и направленности мер воздействия. Однако они, как правило, должны регламентироваться соответ­ствующими правовыми нормами различных отраслей права, на­пример, гражданско-правовые, семейно-правовые, администра­тивно-правовые, процессуальные меры. В частности, к основным таким мерам, имеющим профилактическое значение и наиболее часто применяемым органами внутренних дел, относятся сле­дующие:

— административный арест и административное задержа­ние для предотвращения антиобщественного поведения лица и защиты граждан, членов семьи от противоправных посяга­тельств;

— административный надзор, преследующий цель осуще­ствлять жесткий профилактический контроль за лицами, осво­бодившимися из мест лишения свободы и не вставшими на путь исправления;

— штраф—это мера, реализующая материальную ответ­ственность лица за сноп антиобщественные проступки и при­званная предупредить более серьезные правонарушения;

— принудительное направление лиц без определенного ме­ста жительства, ведущих бродяжнический образ жизни, в цент­ры социальной реабилитации;

— принудительное лечение пьяниц и наркоманов, которое наряду с медицинскими целями преследует цель уберечь лицо от дальнейшей деградации, от совершения преступления на почве этих пагубных пристрастий и защитить семью и окру­жающих граждан от его пагубного влияния и хулиганских по­сягательств;

— наложение и ужесточение ограничений в отношении ра­нее судимых позволяет установить барьеры на пути противо­правной деятельности, способствует социализации личности. Возложение на лицо обязанности прибывать периодически в орган внутренних дел для регистрации и другие подобные меры дают возможность более четко контролировать его поведение и показать ему бесперспективность дальнейшего антиобщест­венного поведения.

К мерам принуждения, применяемым в отношении несовер­шеннолетних правонарушителей, наряду с вышеперечисленны­ми относятся также и такие, как направление подростков в спе­циальные учебно-воспитательные учреждения и приемники-рас­пределители для несовершеннолетних (центры временной изо­ляции). Эта мера применяется уже в том случае, когда другие не принесли результатов и подросток совершил преступление, однако ввиду недостижения возраста уголовной ответственно­сти или но другим каким-либо причинам в возбуждении уго­ловного дела было отказано, а также при систематическом со­вершении лицом административных правонарушений. Так же, как крайняя мера, применяется возбуждение ходатайства перед судом о лишении родительских прав и дееспособности в отно­шении родителей, которые явно отрицательно влияют на своих детей.

Анализ индивидуальной профилактики позволяет сделать вывод о больших возможностях индивидуальной профилактики. Поэтому необходим поиск новых форм, тактических приемов реализации мер индивидуально-профилактического воздей­ствия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Хищения – это всегда имущественное преступление, следовательно имущество представляет собой предмет хищения. Имущество является частью материального мира. Имущество является одним из основных признаков в законодательном определении хищения.

Второй признак предмета хищения – экономический. Этот признак уточняет, что предметом хищения может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное выражение ценности вещи – ее стоимость и денежная оценка.

Третий признак предмета хищения – юридический. Таким предметом может выступать лишь чужое имущество.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Для определения хищения не имеет значения признак подвижности имущества, т.е. предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество.

При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица под охраной которого оно находится. Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц.

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб состоит в уменьшении объема наличного имущества потерпевшего.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом, но и при отсутствии у виновного прав на это имущество. Отсюда следует, что завладение имуществом, на которое субъект имеет право, не является хищением, даже если оно совершено одним из способов, названных в статьях 158-163. Такие действия могут быть расценены как самоуправство.

Безвозмездным считается изъятие имущества без представления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д.

С субъективной стороны любое хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. В содержание умысла входит и сознание виновным формы хищения.

Среди признаков хищения прямо названа корыстная цель, которая при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою пользу или пользу третьего лица. Корыстная цель в хищении реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным.

Преступления против собственности имеют больший удельный вес по отношению ко всем остальным преступлениям в сумме (около 60%).

Наиболее распространенным хищением является кража, удельный вес которых составляет около 74%. В период с 1993 года по 1998 год количество краж сократилось на 5,7%.

По степени распространенности кражи можно разделить на:

1) квартирные

2) уличные

3) автотранспорта

4) карманные

5) на транспорте

6) скота в сельской местности

7) у совместно проживающих лиц в общежитиях, гостиницах и т.д.

Следующим по степени распространенности среди хищений является грабеж, удельный вес которого составляет около 7,9%. В отличии от кражи грабеж является открытым хищением. Закон считает, что открытое хищение чужого имущества более опасным, чем тайное.

В законе выделяют 3 вида грабежа:

1) совершенный без насилия и без иных отягчающих обстоятельств

2) соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья, либо совершенный по предварительному сговору группой лиц

3) совершенный в крупных размерах или организованной группой.

При грабеже посягательство направлено не только против чужой собственности, но и против физической неприкосновенности или свободы лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество.

Второй вид грабежа – это грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья. Этот признак очень важен для разделения грабежа и разбоя. Ведь при разбое преступник также совершает чаще всего открытое хищение имущества с применением насилия, но опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Физическое насилие в данном случае не только не создает опасности для жизни, но и не должно причинять никакого реального вреда здоровью потерпевшего.

Иное дело, когда посягательство на имущество сопровождается применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Здесь уже речь идет не о грабеже, а о разбое – одном из наиболее тяжких преступлений

Разбой – преступление не только имущественное, оно посягает на жизнь либо здоровье граждан. Разбой составляет 2,4% от общего числа преступлений против собственности.

Разбой считается оконченным преступлением уже в момент совершения нападения, даже если преступнику не удалось по какой-то причине фактически завладеть чужим имуществом. Этим разбой существенно отличается, например, от грабежа и кражи, которые считаются оконченными с момента завладения имуществом и получил возможность им распорядиться.

Для признания действий преступника разбоем не обязательно, чтобы здоровью потерпевшего был причинен реальный ущерб. Достаточно такого насилия, которое в момент совершения преступления создавало опасность для жизни или здоровья, если даже оно фактически и не повлекло никаких вредных последствий для состояния здоровья потерпевшего.

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе не воображаемой а реальной, то есть создать у потерпевшего убеждение, что при противодействии преступнику или невыполнении его требований она будет реализована.

Следующим по распространенности является мошенничество, удельный вес которого составляет около 5,5% от общего количества преступлений против собственности.

Главным предметом посягательства при мошенничестве являются деньги (≈75,9%). Виновный завладевает имуществом не только путем обмана: активного или пассивного; но и при злоупотреблении доверием. При злоупотреблении доверием материальные ценности попадают в руки преступника либо в силу заключения договора, либо благодаря вполне естественным отношениям доверия, возникающим между людьми.

Другим видом хищения чужого имущества является присвоение или растрата.

Присвоение - это удержание чужого имущества лицом, которому это имущество было вверено.

В отличии от кражи, грабежа и разбоя присвоение имущества означает переход его из правомерного владения виновного в неправомерное.

Растрата отличается от присвоения тем, что виновный не только удерживает у себя чужое имущество, но и неправомерно расходует его. В отличии от других хищений чужой собственности факты присвоения или растраты участилась и их количество продолжает расти.

Для наиболее эффективного предупреждения преступлений необходимо изучить личность преступника.

Структура личности преступника представляет собой сложную систему признаков, которые подразделяются по группам:

1)социально-демографические признаки (пол, возраст, социальное, семейное и должностное положение национальная и профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности , признаки, связанные с наличием или отсутствием места жительства, и пр.)

2)социальные признаки:

Сюда можно включить уровень: образование, знания, умственного развития и т.п

3)духовное развитие личности:

Включающее в себя: нравственные качества, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и связи, интересы, потребности, наклонности, привычки.

4) К этой группе признаков структуры личности преступника можно отнести психические процессы, свойства и состояния личности.

Сюда входят: эмоциональная неустойчивость и недисциплинированность, конфликтность, неадекватное реагирование на внешние раздражители, несовпадение субъективного восприятия и оценки опасностей, исходящих от внешнего окружения, с реальным состоянием; легкая внушаемость, подверженность негативному воздействию как стороны сверстников, так и старших по возрасту, особенно обладающих криминальным опытом; стремление к объединению с лицами, близкими по системе ценностей.

Важное место в изучении личности корыстного преступника занимает анализ воспитания, особенно на ранних этапах развития. Результаты подобного изучения дают возможность прийти к теоретическим выводам, значимым в плане дальнейшего преступного поведения.

Общие причины корыстной преступности коренятся в противоречиях общественного развития, в крайне неблагоприятных тенденциях в экономике и, прежде всего, в силу реально существующих кризисных явлений, в недостатках социально-духовной сферы, в просчетах в воспитательной работе, в формально-бюрократическом отношении к людям, в товарном дефиците и других явлениях.

Любые экономические отношения, их противоречивость рождают преступность. Рыночные отношения изначально «беременны» преступностью, так как они основаны на конкуренции, а значит на подавлении конкурентов.

Экономические отношения определяют преступность, но не предопределяют ее в конкретных случаях, ибо все что происходит в жизни, происходит через сознание человека.

Социальные отношения, как и экономические, многообразны и разнообразны. В общей форме можно сказать, что социальные отношения, в которых личность чувствует себя неравной с другими, ущемленной, всегда чреваты протестующим поведением, а в крайнем своем вторжением – преступным.

Наиболее уязвимые проблемы социальных отношений в этом плане – национальные отношения и проблемы равенства. Социальные конфликты общего плана, приводящие к совершению преступлений, могут отражать также недовольство человека своим социальным статусом, полученным (или неполученным) образованием, обстановкой в трудовом коллективе, в котором либо бурлят конфликты, либо творятся безобразия, процветает беззаконие, имеет место преступное поведение должностных лиц.

Нельзя не учитывать и противоречия между групповыми интересами внутри общества. Также нельзя игнорировать неприязнь одних слоев общества к другим, в связи с идеями равенства, хотя абсолютного равенства нет и быть не может.

Низшим звеном в причинах преступности являются межличностные отношения.

Многие станы, в настоящее время, отдают предпочтение тем специальным мерам общей профилактики, которые в первую очередь имеют характер защиты личности, общества и собственности от преступных посягательств. Современные показатели и тенденции преступности во всех демократических государствах сегодня таковы, что говорить об искоренении этого явления, даже в достаточно отдаленном будущем, значит впадать в утопию.

Специальную общую профилактику можно представить как целенаправленную деятельность государственных органов, должностных лиц, их представителей по выявлению детерминантов видов и групп преступлений и осуществлению мер, направленных на их устранение либо нейтрализацию действия.

Объектами общей профилактики являются : преступность и ее причины, их виды и группы преступлений; условия, обстоятельства, ситуации и т.п. облегчающие совершения преступлений; криминогенные и винтимогенные группы населения.

Целью общей профилактики являются: сдерживание негативных тенденций преступности , снижение общественной опасности ее наиболее тяжких разновидностей, сокращение отдельных видов и групп преступлений.

Из этих целей вытекают следующие задачи:

- выявление главных детерминантов преступности, ее видов и групп преступлений

- анализ и обобщение информации об этих детерминантах

- разработка и реализация мер, направленных на устранение или нейтрализацию действия выявленных детерминантов.

Анализ причин преступлений и условий, им способствующих, можно разделить на несколько этапов.

На первом этапе необходимо установить круг тех социальных явлений и процессов, которые наиболее тесно связаны с преступностью.

На втором этапе необходимо выявить статистические корреляционные связи между криминогенными факторами и теми видами преступлений, которые определяют основной массив преступности.

На третьем этапе выявляются те причины и условия, которые находятся в определенной зависимости от деятельности ОВД. Именно третий этап аналитической деятельности создает реальные информационные предпосылки для выработки целенаправленных и конкретных мер общей профилактики преступлений, реализуемых ОВД.

Результатом анализа причин преступности и ее видов должно быть принятие мер по их устранению или ограничения действия.

Конкретные мероприятия Федеральной программы по усилению борьбы с преступностью, принятой в июне 1994г., свидетельствует о широком использовании в ней мер общепрофилактического характера.

Одним из важных направлений общепрофилактической деятельности ОВД является деятельность по изучению и адекватному формированию общественного мнения о криминологической обстановке и деятельности ОВД по ее оздоровлению.

Относительно новым элементом общепрофилактической деятельности ОВД является их участие в проведении криминологической экспертизы проектов значительных экономических, социальных и правовых документов.

Цель криминологической экспертизы состоит в оценке возможных криминальных последствий принимаемых решений.

Ценность криминологической экспертизы состоит не только в прогнозировании криминальных последствий, хотя без этого невозможна сама экспертиза, но и в опережающей разработке профилактических мер, блокирующих или смягчающих возможные негативные последствия принимаемых решений.

Общепрофилактическая деятельность ОВД по защите общественной и личной собственности достаточно многообразна и многопланова. Сущность этой деятельности состоит в создании условий, объективно препятствующих совершению преступления на определенной территории или объекте.

Одним из наиболее актуальных направлений является общепрофилактическая деятельность по предупреждению экономических преступлений. Весьма уязвимым местом для всех преступных групп является финансовая база. Своевременное выявление и изъятие преступных денег – эффективное средство в руках ОВД.

Правовое воспитание и пропаганда, оказание консультативной помощи населению по вопросам защиты от преступных посягательств , издание специальной литературы по этим вопросам – еще одно важное направление общепрофилактической деятельности ОВД.

Индивидуальная профилактика – это прежде всего воздействие на тех лиц, от которых можно ожидать преступного поведения. Этот вид профилактики рассчитан на конкретную работу с конкретным человеком и его ближайшим окружением.

Отсюда следует, что при индивидуальной профилактике преступлений деятельность государственных и негосударственных органов, организаций и их представителей должна быть направлена на выявление лиц, от которых можно ожидать совершения преступления и оказать воздействие на них и окружающую их среду с целью позитивной коррекции поведения этих лиц, ликвидации либо нейтрализации криминогенных факторов, действующих в данной среде.

В отношении лиц меры индивидуальной профилактики выполняют роль социального инструмента, призванного нейтрализовать или устранить внутренние негативные черты личности и ее поведения.

Личность – главное звено в причинной цепочке преступного поведения. Она взаимодействует с криминогенной микросредой, через нее преломляется влияние личности. На личность поэтому в первую очередь и должно направляться профилактические воздействия.

Целью индивидуальной профилактики является позитивная коррекция личности, влекущая изменение ее поведения от антиобщественного к законопослушному.

В целях обеспечения эффективности индивидуальной профилактической работы важно соблюдать следующие основные требования:

1) своевременность,

2) соответствие принимаемых мер состоянию объекта профилактического воздействия,

3) последовательность,

4) комплектность,

5) реальность: соответствие профилактических мер объективным, возможностям их реализации,

6) законность.

Индивидуальная профилактика начинается с выявления лиц, могущих быть объектами профилактического воздействия. Выявление неразрывно связано с изучением тех лиц, которые могут быть объектами индивидуальной профилактики. Прежде всего оно необходимо для прогнозирования дальнейшего поведения этих лиц, решения вопроса о взятии их на учет и выборе необходимых мер воздействия.

При этом необходимо в первую очередь изучить следующие данные о личности профилактируемого:

1) преступное и иное противоправное поведение,

2) факторы, детерминирующие преступное и иное противоправное поведение,

3) социально-демографические свойства,

4) индивидуально-психологические особенности,

5) особые склонности антиобщественного характера,

6) признаки преступного опыта,

7) физиологические особенности и заболевания,

8) условия жизни и ближайшее окружение.

Прогнозирование преступного поведения и индивидуальная профилактика – во многом единый процесс. Индивидуальная профилактика преступлений сама по себе предполагает постоянное, всестороннее и глубокое изучение личности, ее поведения, связей и намерений. Полученные в результате этого сведения и осуществляемый по ним прогноз влияют на коррекцию плана индивидуальной профилактической работы.

Планирование призвано упорядочить сложный и многогранный процесс индивидуально-профилактического воздействия, сделать его целеустремленным, определить наиболее рациональные пути индивидуально-профилактической работы с данными лицами, выбрать такие тактические методы и приемы, которые обеспечили бы эффективное достижение целей индивидуальной профилактики в сложившейся конкретной ситуации.

Выделяются такие методы индивидуально профилактического воздействия: убеждение, помощь, принуждение.

Эти и другие меры принуждения несут в себе достаточно сильный профилактический потенциал, но и существенно ограничивают права граждан. Поэтому они должны быть регламентированы в законодательном порядке.


ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1) Конституция РФ

2) Уголовный кодекс РФ

3) Бышевский «Криминологическая характеристика квартирных краж» М. – 1987г.

4) Антонян Ю.М. «Личность корыстного преступника» Томск – 1989г.

5) Бабаев М.М. «На страже социальной собственности» М. – 1981г.

6) Бабаев М.М. «Социальное последствие преступности» М. – 1976г.

7) «Вопросы теории и практики предупреждения корыстных преступлений». Под редакцией Филимонова Томск – 1989г.

8) Кудрявцев С.В. «Конфликт и насильственное преступление» М.-1991г.

9) «Преступность и ее предупреждение». Издательство Ленинградского Университета. Под редакцией Н.П. Кана и проф. Шаргородского

10) «Причины преступности и меры борьбы с ней» о-во Знание РСФСР М – 1974г.

11) Кудрявцев С.В. «Генезис преступлений»

12) Конев А.А. «Преступность и ее реальное состояние» М – 1992г.

13) Бюллетень ВС РСФСР №8-1987г.; №3-1988г.; №6-1990г.; №5-1990г.; №10-1991г.; №6-1979г.; №2-1988г.; №6-1988г.; №8-1989г.; №11-1991г.

14) Бюллетень ВС РФ №1-1994г.; №4-1995г.

15) Законность №4 1996г.

16) Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. «Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения» М. – 1974г.

17) Антонян Ю.М., Гульдан В.В. «Криминологическая патопсихология»

18) Антонян Ю.М., Бородин С.В. «Преступность и психические аномалии» «Преступность и психические аномалии» М. – 1987г.

19) Антонян Ю.М. «Причины преступного поведения»

20) Побрызгаева Е.В. «Типология лиц, совершающие разбойные нападения. Криминологические проблемы преступного поведения» М- 1991г.

21) Эдвин М.Шур «Наше преступное общество. Социальные и правовые источники преступности в Америке» М – 1977г.

22) «Курс советской криминологии. Предупреждение преступности» М. -–1986г.

23) Панкратов В.В., Арсеньева М.Н., Кумичева Н.И. «Предупреждение квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними. Вопросы борьбы с преступностью» М – 1984г.

24) Кузнецов В.А. «Личность квартирного вора. Проблемы изучения личности правонарушителя» М – 1984г.

25) Сахаров А.Б. «О личности преступника и причинах преступности в СССР» М – 1961г.

26) Владимиров В.А. «Квалификация похищений личного имущества». М – 1974г.

27) Кудрявцев В.Н. «Личность преступника» М – 1975г.

28) Самовичев Е.Г. «Личность насильственного преступника и проблемы преступного насилия» М –1987г.

29) Якобсон П.М. «Психологические проблемы мотивации поведения человека» М 1969г.

30) Игошев К.Е. «Типология личности преступника и мотивация преступного поведения» М – 1983г.

31) Леонтьев А.Н. «Деятельность. Сознание. Личность» М – 1977г.

32) Кудрявцев В.Н. «Криминальная мотивация» М – 1986г.

33) Долгова А.И., Кудрявцев В.Н. «Понятие советской криминологии» М – 1985г.

34) Максимов С.В. «Эффективность общего предупреждения преступлений» М – 1992г.

35) «Концептуальные основы развития государственой системы социальной профилактики правонарушений и предупреждения преступлений» Академия Управления МВД России М – 1998г.

36) «Криминология и организация предупреждения преступлений» Академия МВД России М – 1995г.

37) «Концепция развития государственной системы профилактики правонарушений» (Проект)


[1] Бюллетень ВС РФ №1 1994 г.

[2] Бюллетень ВС РСФСР №8 1987 г., №3 1988 г., №6 1990 г.

[3] Бюллетень ВС РСФСР №5 1990 г.

[4] Бюллетень ВС РСФСР №10 1991 г.

[5] Бюллетень ВС РФ №4 1995 г., Законность №4 1996 г.

[6] Бюллетень ВС РСФСР №6 1979 г.

[7] Бюллетень ВС РСФСР №2 1988 г., №6 1988 г., №8 1989 г., №11 1991 г.

[8] Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. «Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения» М. 1974 г.

[9] Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. «Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения» М. 1974 г.

[10] Владимиров В.А. «Квалификация похищений личного имущества» М. 1974 г.

[11] Сахаров А.Б. «О личности преступника и причинах преступности в СССР» М. 1961 г.

[12] Панкратов В.В., Арсеньева М.И., Куличева Н.И. «Предупреждение квартирных краж, совершаемых несовершеннолетними// Вопросы борьбы с преступностью» М.1984 г.

[13] Кузнецов В.А. «Личность квартирного вора// Проблемы изучения личности правонарушителя» М.1984 г.

[14] Антонян Ю.М. «Причины преступного поведения» М. 1976 г. (с.94-95)

[15] Побрызгаева Е.В. «Типология лиц, совершающих разбойные нападения»// Криминологические проблемы преступного поведения» М. 1991 г. (с.27)

[16] Антоняе Ю.М., Гульдан В.В. «Криминологическая патопсихология» М. 1983 г. (с.4)

[17] Антонян Ю.М., Бородин С.В. «Преступность и психические аномалии» М. 1987 г. (с.13)

[18] Эдвин М. Шур «Наше преступное общество. Социальные и правовые источники преступности в Америке» М. 1977 г.

[19] «Курс советской криминологии. Предупреждение преступности» М. 1986 г.

[20] «Личность преступника» под ред. Кудрявцева В.Н. М. 1975 г.

[21] Самовичев Е.Г. «Личность насильственного преступника и проблемы преступного насилия» М. 1987 г.

[22] Якобсон П.М. «Психологические проблемы мотивации поведения человека» М. 1969 г.

[23] Игошев К.Е. «Типология личности преступника и мотивация преступного поведения» Горький 1974 г.

[24] Психологический словарь М. 1983 г.

[25] Леонтьев А.Н. «Деятельность. Сознание. Личность.» М. 1977 г.

[26] «Криминальная мотивация» под ред. Кудрявцева В.Н. М.1986 г.

[27] Курс советской криминологии. Предупреждение преступности. М. 1986 г.

[28] Долгова А.И., Кудрявцев В.Н. «Понятия советской криминологии» М. 1985 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий