регистрация / вход

Преступления, связанные с причинением вреда здоровью

Анализ понятия и виды умышленного причинения вреда здоровью. Уголовная ответственность за причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Особенность причинения вреда здоровью по неосторожности, при превышении пределов необходимой обороны.

План

Введение

Глава 1. Понятие и виды умышленного причинения вреда здоровью

§ 1. Уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»

§ 2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

§ 3. Умышленное причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью

Глава 2. Привилегированные виды причинения вреда здоровью

§1. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности

§2. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Заключение

Список использованной литературы

Введение

К преступлениям против здоровья прежде всего относятся причинение вреда здоровью человека той или иной тяжести. Причинение вреда здоровью – это противоправное, совершенное виновно причинение вреда здоровью другого человека, выразившееся в нарушении анатомической целостности его тела либо в нарушении функций органов человека или организма в целом.

В зависимости от тяжести вреда, причиненного здоровью в УК РФ установлена ответственность за причинение: тяжкого, средней тяжести, легкого вреда здоровью. Причинение вреда всегда должно быть результатом противоправного деяния.

Вред здоровью может состоять:

а) в причинении телесного повреждения, вызвавшего видимое нарушение анатомической целостности органов (тканей) организма человека или расстройство его физиологических функций;

б) в том или ином заболевании;

в) в особом патологическом состоянии (шок, кома, гнойно-септическое состояние).

Побои, мучения и истязания не составляют особого вида повреждений являются особым способом посягательства на здоровье человека. Субъективная сторона причинения вреда здоровью может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной виной.

Актуальность темы в настоящее время обусловлена тем, что посягательства на жизнь и здоровье граждан признаются наиболее тяжкими преступлениями, они относятся к числу тех преступных деяний, которые часто вызывают серьезные трудности при расследовании, юридической квалификации и назначении наказания. Эти трудности обусловлены многообразием различных ситуаций совершения таких преступлений, зачастую тщательной подготовкой к преступлению, сокрытием его следов, неясностью мотивов и целей, что нередко приводит к искажению действительных признаков преступления.

Практика свидетельствует, что квалификация деяний, сопряженных с причинением вреда здоровью, противоречива и объективно затруднительна, что требует комплексного исследования как уголовной практики, так и социально-экономических вопросов, оказывающих влияние на рассматриваемые преступления. В этом заключается необходимость дальнейшего углубленного исследования вопросов квалификации преступлений против личности, разработки научных рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства и улучшение следственной и судебной практики.

Степень разработанность темы. Отдельные вопросы уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с причинением вреда здоровью подвергались изучению в диссертациях, монографиях, научных публикациях и учебной литературе.

Среди ученых, уделивших особое внимание различным аспектам уголовно-правового исследования сущности причинения вреда здоровью можно назвать: Авдееыв М.И., Бедрина А.М., Безручко Е.В., Быстрова С.А., Коновалова В.С., Мирзаметову А.М., Ситковскую О.Д., Тухбатуллина Р.Р., Шарапова Р.Д. и др.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

Предмет исследования – Конституция РФ, уголовное и иное законодательство РФ, научная и учебная литература, судебно-следственная практика.

Целью настоящей дипломной работы является постановка и попытка рассмотрения наиболее значимых вопросов в этой области. Последовательно реализованный принцип соотношения теоретических знаний и правоприменительной практики, позволяет получить объективное представление о характере и основных видах преступлений, связанных с причинением вреда здоровью. Необходимо выявить понятие, сущность, отличительные черты и виды преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

Цель исследования поставила необходимость решения следующих задач :

1. дать уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»;

2. рассмотреть сущность умышленного причинения тяжкого вреда здоровью;

3. проанализировать особенности умышленного причинения средней тяжести и легкого вреда здоровью;

4. раскрыть сущность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта;

5. выявить особенность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Задачи исследования: более глубокое изучение и анализ причинения вреда здоровью и его видов.

Методология и методы исследования. Теоретико-методологическую основу дипломной работы составляет диалектический метод познания общественных процессов и явлений. При проведении исследования применялись такие частные и специальные методы научного познания, как методы статистического, логического, формально-юридического, функционального, сравнительно-правового и системно-структурного анализа, анкетирование, интервьюирование и обобщение следственной и судебной практики по расследованию и рассмотрению уголовных дел, связанных с преступлениями против личности, а именно с причинением вреда здоровью.

Структура дипломной работы : введение, основная часть, включающая в себя главы и параграфы, заключение, список использованной литературы.

Глава 1. Понятие и виды умышленного причинения вреда здоровью

§ 1. Уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»

В уголовном законодательстве Российской Федерации предусмотрена ответственность за причинение вреда здоровью человека. Соответствующий термин законодатель ввел в 1996 г., и более чем за десять лет его существования вокруг него не утихают споры. На наш взгляд, понятие «вред здоровью» - одна из противоречивых дефиниций в уголовном праве. Прежде всего это связано с тем, что оно относится к числу междисциплинарных понятий. Им оперируют судебная медицина, а также ряд смежных медицинских наук.

Признак «вред здоровью», которым оперирует законодатель, неоднозначен в своем понимании. «Здоровье есть состояние нормального функционирования органов и систем организма человека, проявляющееся в его физическом и психическом благополучии и обеспечивающее ему жизнедеятельность и социальную активность»[1] . Данное определение демонстрирует единство социального и медицинского аспектов в понятии здоровья. Но строго говоря, насильственные действия причиняют вред не какому-то состоянию, а организму человека как биологической системе (органам, тканям, их физиологическим функциям). Однако употребление термина «здоровье» в тексте закона более предпочтительно. Во-первых, «здоровье» заключает положительную оценку работы организма и потому является противоположностью болезни (патологии), которая выражает как раз суть причиняемого вреда. Во-вторых, понятие «здоровье» способствует раскрытию объекта преступления, поскольку является благом, обеспечивающим нормальную жизнедеятельность человека.

Таким образом, признак «вред здоровью» несет двойную нагрузку. С юридической точки зрения он выражает собственно преступный вред объекту уголовно-правовой охраны (утрата здоровья как блага, условия социальной активности субъекта, в связи с которым существуют общественные отношения по его охране). С медицинской точки зрения он характеризует результат преступного деяния в виде патологических изменений в организме человека.

Вред здоровью имеет количественную и качественную характеристики[2] . Количественная характеристика предусмотрена УК РФ и представляет собой тяжкий вред здоровью, средней тяжести и легкий вред здоровью. Рассматривая качественную характеристику, т.е. характер причиненного вреда здоровью на основании действующего законодательства, мы можем выделить следующие формы причинения такого вреда: телесное повреждение, заболевание, патологическое состояние, физическая боль, физические страдания, психические страдания.

«Телесное повреждение – это вред здоровью другого человека, наступивший в результате нарушения анатомической целостности тела или нарушения нормального функционирования организма либо его органов»[3] .

Исторически сложилось так, что термином «телесные повреждения» обозначаются «все виды насильственно причиненного вреда здоровью человека»[4] . Это положение было подвергнуто критике со стороны отдельных представителей судебно-медицинской и юридической науки[5] . Тем не менее ряд авторов до сих пор полагают, что понятия «телесное повреждение» и «вред, причиненный здоровью» являются идентичными[6] .

М.И. Авдеев высказывал весьма интересную точку зрения о том, что «термин «телесные повреждения» относится к уголовно-правовым понятиям, так как в медицине такого понятия нет, а есть термины «повреждение», «травма», что не принципиально»[7] . На наш взгляд, термин «телесное повреждение» является синонимом термина «травма». «Травма - воздействие на организм внешних факторов, вызывающих анатомические или физиологические нарушения, общую и местную реакции»[8] .

Современная судебная медицина все травмы классифицирует на следующие основные группы с учетом возрастающей интенсивности:

1) ссадины, т.е. нарушения целостности эпидермиса (верхнего слоя кожи);

2) кровоподтеки, т.е. различные по происхождению и интенсивности скопления крови в толще мягких тканей тела или в промежутках между ними;

3) раны, т.е. механические повреждения мягких тканей с нарушением целостности кожных покровов;

4) смещения, т.е. перемещения органов со своего обычного места (например, вывихи);

5) переломы, т.е. повреждение кости или хряща;

6) разрывы, т.е. повреждения мягких тканей, происходящие от внешнего насилия;

7) размозжение, т.е. полное уничтожение целостности органов[9] .

По виду агента, вызвавшего повреждение, травмы делятся на механические, термические, химические, электрические, лучевые и т.д..

Травма является наиболее распространенной формой причинения вреда здоровью (83%). Изучение локализации травм позволило выявить, что из всей совокупности наиболее частыми являются: 1) черепно-мозговые травмы; 2) проникающие ранения в грудную и брюшную полость; 3) закрытые повреждения полостных органов; 4) травмы позвоночника; 5) повреждения крупных кровеносных сосудов. Травма жизненно важных органов встречается в 34%, прочих органов - в 66% случаев криминального травматизма.

В связи с вышеизложенным полагаем, что взамен юридического термина «телесные повреждения» следует употреблять термин «травма», широко использующийся в практической медицине. Термин «телесные повреждения» является устаревшей юридической дефиницией, употреблявшейся в УК РСФСР 1960 г. и не отражающей механизма возникающих нарушений. Мы допускаем употребление термина «повреждение» в юридической литературе и в судебной практике в тех случаях, когда употребление термина «травма» стилистически нецелесообразно (например, повреждение крупного кровеносного сосуда.

Заболевание – болезнь у отдельного человека, случай болезни; возникновение болезни[10] . Соотношение понятий «болезнь» и «заболевание» не является строго определенным, так как объем их содержания произвольно изменяется в разных контекстах. Применительно к познанию природы и сущности процессов и состояний, отличных от здоровья, обычно употребляется более широкое понятие «болезнь», приобретающее значение философской категории, которая определяет болезнь как биологически-социальное явление на основе синтеза знаний философии и естественных наук. В то же время понятия «болезнь» и «заболевание» в узком смысле употребляются как синонимы. Общие закономерности возникновения и развития какой-либо болезни конкретизированы в отдельных заболеваниях. Если с изучением болезней связана разработка самых общих принципов их классификации, диагностики, профилактики и лечения, то изучение заболеваний устанавливает роль конкретных условий, определяющих различия в частоте, проявлениях и исходах разных болезней либо одной болезни у лица.

Заболевания «наркомания», «токсикомания» указаны в уголовном законе. Мы полагаем, что перечень заболеваний, с которыми сталкивается судебно-медицинский эксперт при определении тяжести вреда здоровью, более широк и вряд ли подлежит исчерпывающему толкованию.

Патологическое состояние - стойкое отклонение от нормы, имеющее биологически отрицательное значение для организма[11] . В медицинской литературе термин «патологическое состояние» используется и в более широком смысле – для обозначения имеющихся временных, преходящих отклонений независимо от их продолжительности. Часто патологическое состояние является следствием ранее перенесенных травм или заболеваний.

Патологические состояния, обозначенные в п. 6 Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г., не отвечают требованиям, предъявляемым Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10)[12] .

Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. в п. 35 давали перечень угрожающих жизни патологических состояний. Безусловно, данный перечень сложно было назвать исчерпывающим, что отмечалось в работах И.Г. Вермеля, П.П. Грицаенко[13] , Л.М. Бедрина[14] . Тем не менее, в настоящее время судебно-медицинские эксперты не имеют правовой возможности применять даже его.

Термин «физическая боль» употребляется в диспозиции ст. 116 УК РФ. Между тем ни УК РФ, ни Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г. не раскрывают содержание данного понятия. Наиболее часто в юридической литературе встречается следующее определение: «Боль - своеобразное психофизиологическое состояние человека, возникающее в результате сверхсильных или разрушительных раздражителей, вызывающих органические или функциональные нарушения в организме»[15] . Более корректное определение дает Международная ассоциация по изучению боли: «Боль - неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, сопровождающееся фактическим или возможным повреждением тканей, или состояние, словесное описание которого соответствует подобному повреждению»[16] .

По мнению Р.Д. Шарапова, «возникновение болевых ощущений сопровождается рядом объективных изменений в организме, которые затрагивают самые различные функциональные системы (например, дыхательную, сердечно-сосудистую системы). С медицинской точки зрения причинение физической боли является незначительным, но ухудшением состояния здорового организма. Следовательно, физическая боль представляет собой вред здоровью человека, крайней степенью которого может явиться болевой шок»[17] . В связи с этим представляет интерес определение телесных повреждений, данное Обществом русских врачей еще в 1883 г. По их мнению, «телесным повреждением в юридическом смысле называется всякое нарушение физиологических функций или анатомической целостности данного живого человека, начиная от причинения ему незначительной боли до потери важных для жизни органов»[18] . Если в соответствии с современной терминологией заменить в приведенном выше определении Общества русских врачей выражение «телесное повреждение» выражением «вред здоровью», то можно сделать вывод, что даже незначительная боль причиняет здоровью определенный вред. П.А. Дубовец утверждал, что «физическая боль имеет свою материальную основу, что она свидетельствует о нарушении правильного функционирования тканей человеческого организма и о нанесении определенного, хотя иногда и совсем незначительного, ущерба здоровью человека»[19] .

По нашему мнению, причинение боли означает причинение вреда здоровью человека. Следует отметить, что боль имеет четыре уровня:

· ноципцепция (т.е. уровень, с которого начинается формирование болевых ощущений),

· ощущение боли,

· переживание боли (или страдание от боли),

· болевое поведение.

Если буквально толковать уголовный закон, то причинение физической боли, соответствующей любому из вышеперечисленных уровней, является уголовно наказуемым деянием. Более того, объективная оценка физической боли представляет определенную трудность. Это связано со специфичностью болевых симптомов. Следует иметь в виду, что болевые процессы должны выражаться в неприятных ощущениях человека (а это сфера субъективных представлений самого потерпевшего), которые могут быть не всегда адекватны действительному результату деяния обидчика. Косвенным признаком того, что имело место причинение физической боли, может быть обнаружение судебно-медицинским экспертом у освидетельствуемого ссадин, кровоподтеков, небольших поверхностных ран (при условии что они не влекут за собой легкий вред здоровью).

На данный момент сложилась правовая ситуация, в которой лицо подлежит уголовной ответственности за совершение деяния, не имеющего четких границ и критериев его установления. В то же время нецелесообразно исключать уголовную ответственность за данное деяние, поскольку таким образом будет санкционировано причинение физической боли. Уголовное законодательство предусматривает ее причинение в ст. 116 УК РФ.

Учитывая особую природу преступления, ущемляющего не публичные, а частные интересы граждан в сфере особых общественных отношений (бытовых, семейных, дружеских), а также небольшую общественную опасность деяния, законодатель абсолютно верно отнес ст. 116 УК РФ к делам частного обвинения. Одним из оснований привлечения виновного к уголовной ответственности является жалоба (заявление) потерпевшего. Для установления наличия состава преступления имеет значение прежде всего мнение потерпевшего. Мы полагаем, что в данном случае остается полагаться на правильную оценку правоохранительными органами характера действия виновного на предмет установления их реальной способности причинять ощутимую физическую боль любому человеку.

В уголовно-правовой литературе под физическим страданием обычно понимают претерпевание потерпевшим особо мучительной (особенной) боли. Физическое страдание – это боль, которую человек испытывает постоянно в течение более или менее продолжительного времени. Насколько должна быть сильна боль, чтобы признать ее особо мучительной, авторы затрудняются ответить и полагают, что данное понятие в теории уголовного права является оценочным[20] . Выше мы приводили градацию интенсивности боли и полагаем, что она уже включает переживание «мучительной боли».

Р.Д. Шарапов полагает, что «к физическим страданиям относятся также психофизиологические нарушения, истощающие нервную систему человека, вызываемые многократным введением в его организм разного рода психостимуляторов, галлюциногенов, других средств и препаратов наркотического, токсического или психотропного свойства»[21] . На наш взгляд, психофизиологические нарушения – это общее понятие, которое в каждом конкретном случае может представлять собой либо заболевание, либо патологическое состояние.

Отсутствие единого подхода к определению физического страдания на практике нередко приводит к ошибкам в квалификации преступления. Физическое страдание не может иметь четких критериев определения, поскольку не является в отличие от травмы, заболевания, патологического состояния и боли медицинским термином, определяющим вред здоровью. Вследствие этого в компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит установление факта причинения физических страданий. Этот факт должны определять правоохранительные органы. Мы полагаем, что если здоровью человека причинен вред, то в любом случае будет иметь место физическое страдание.

Ряд авторов полагают, что физические страдания могут выражаться не только собственно в виде боли, но и в изнурительном физическом недомогании вследствие голода, жажды, охлаждения тела и т.д.[22] . В данном случае, на наш взгляд, термин «физическое недомогание» является более конкретным, нежели термин «физические страдания». Общепринятым является понятие физического недомогания как совокупности субъективных ощущений нездоровья. В том случае, если состояние физического недомогания возникло в результате незаконного воздействия на организм потерпевшего, можно говорить о причинении вреда здоровью. Мы полагаем, что термин «физическое недомогание» следует использовать взамен термина «физическое страдание». Установление физического недомогания должно входить в компетенцию судебно-медицинского эксперта.

Термин «психическое страдание» используется в диспозиции ст. 117 УК РФ. Тем не менее, его определение отсутствует не только на законодательном уровне и в теории уголовного права, но и в судебно-психологической литературе.

Р.Д. Шарапов полагает, что «психические страдания представляют собой концентрированное выражение всех других видов психического вреда с отметкой проявления виновным особой жестокости»[23] . Однако нам представляется спорной его точка зрения, согласно которой «понятие психического страдания является юридическим»[24] . На наш взгляд, понятие «психическое страдание» не должно употребляться в уголовном праве. Совершение любого преступления сопровождается таким страданием для потерпевшего. Выделять таковое только как признак преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ, представляется нецелесообразным. Вполне достаточно, что в гражданском праве существует институт возмещения морального вреда.

Ряд авторов недостаточно четко определяют тот момент, когда вред здоровью возникает не изолированно под воздействием факторов окружающей среды, а только в результате использования данных факторов человеком[25] . В большинстве случаев вред здоровью человека причиняется путем совершения активных действий, однако не исключается возможность причинения вреда здоровью и путем бездействия. В теории уголовного права принято считать, что причинение вреда здоровью человека путем бездействия возможно только в тех случаях, когда лицо было обязано и могло совершить определенные действия, направленные на предотвращение причинения вреда здоровью человека, но не выполнило их. Подобная обязанность следует из предписаний закона или подзаконного акта, устанавливающих соответствующие служебные или профессиональные обязанности, либо из предшествующего поведения лица, создавшего угрозу для здоровья потерпевшего, а также из других оснований. Однако за подобные общественно опасные деяния виновные привлекаются к уголовной ответственности не по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью человека, а по другим нормам УК РФ: ст. 124 УК РФ - за неоказание помощи больному, ст. 125 УК РФ - за оставление в опасности. Поэтому, как показало проведенное нами изучение юридической литературы и материалов уголовных дел, случаи причинения вреда здоровью человека путем бездействия на практике почти не встречаются. Проведенное нами исследование также показало, что вред здоровью, причиненный действиями невменяемых лиц, составил 5%.

Многие указанные противоречия были устранены в Постановлении Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522, в котором дается определение вреда, причиненного здоровью, под которым понимается «нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды»[26] . Однако, считаем, что данное определение вреда здоровью является поверхностным и не раскрывает все стороны и аспекты рассматриваемого понятия.

Таким образом, делая вывод по рассмотренному вопросу отметим, что учитывая негативные тенденции роста насильственной преступности, проблема законодательного закрепления понятия «вред здоровью» с целью единообразного толкования уголовно-правовых норм, использующих медицинские категории, приобретает все большую остроту и значимость. Само понятие «вред здоровью» является комплексным и межотраслевым. Это обусловливает существование различных подходов к изучению данной проблемы. Большинство авторов сходятся во мнении, что в основе определения исследуемого термина должны лежать фундаментальные положения не только юридической, но и медицинской науки.

В связи с этим на основе комплексного анализа понятия «вред здоровью» предлагаем следующую его формулировку.

Вред здоровью – это травма, заболевание или патологическое состояние, физическая боль, физическое недомогание, возникшие в результате действия (бездействия) человека с использованием факторов окружающей среды (механических, физических, химических, биологических, психических и т.д.).

§ 2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

В соответствии со ст. 41 Конституции РФ[27] здоровье человека как определенное физиологическое состояние организма, при котором его системы, части и органы нормально функционируют, является важнейшим социальным благом и охраняется государством.

В преамбуле Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан[28] здоровье провозглашается неотъемлемым условием жизни общества, а ст. 17 Основ закрепляет право граждан на охрану здоровья и устанавливает необходимые для этого гарантии. Учитывая, что жизнь и здоровье граждан являются высшей социальной ценностью нашего общества, охрана этих благ от преступных посягательств составляет одну из важнейших задач в нашем государстве. Преступное деяние является важнейшим элементом объективной стороны преступления. Теоретически умышленное причинение вреда здоровью может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Однако на практике трудно встретить причинение вреда здоровью в результате бездействия. В умышленных преступлениях начальным моментом преступного действия являются телодвижения, направленные на создание условий для совершения преступления либо непосредственно на причинение вреда субъекту социальной связи.

Конечным моментом преступного действия следует признать наступление вреда здоровью. Установление начального и конечного момента преступного действия необходимо для правильной квалификации содеянного, а следовательно - для дифференциации (особенно когда речь идет о неоконченной преступной деятельности) и индивидуализации ответственности для применения или неприменения уголовного закона, применения амнистии и давности уголовного преследования.

Диспозиция ч. 1 ст. 111 УК РФ относится к таким, которые описывают лишь запрещенные последствия, что позволяет сделать вывод: способ причинения тяжкого вреда здоровью, взятый вне связи с последствиями, не имеет юридического значения. Законодатель предусматривает лишь некоторые способы причинения тяжкого вреда здоровью в качестве квалифицирующих признаков данного преступления. Так, в п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего и в п. «в» - общеопасным способом - отнесено к квалифицирующим признакам, которые в совокупности с признаками основного вида преступления, описанного в ч. 1 ст. 111 УК, характеризуют повышенную опасность деяния сравнительно с основным видом преступления.

Одним из основных признаков тяжкого причинения вреда признается опасность его для жизни человека. Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. Анализ судебной практики свидетельствует, что большая часть причинения тяжкого вреда здоровью признается таковым по признаку его опасности для жизни человека. Опасность для жизни причинения тяжкого вреда здоровью должна определяться судебно-медицинской экспертизой.

Вред, опасный для жизни, может быть причинен человеку и без нарушения анатомической целостности организма. Такого рода случаи могут иметь место, когда для причинения вреда здоровью, например, используются радиоактивные вещества, спрятанные в рабочем или жилом помещении, разновидности биологического или токсинного оружия либо когда человек вводится в состояние длительного гипнотического или замещенного (зомбированного) сознания.

«Под потерей органа либо утратой им функций понимается:

а) потеря руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрата ими функций (например, в результате паралича). К потере руки или ноги приравнивается утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы). Кроме того, подобная потеря расценивается как тяжкий вред здоровью и потому, что влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети;

б) повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности (потерю способности к совокуплению, оплодотворению, вынашиванию и деторождению); в) потерю одного яичка, являющуюся утратой органа»[29] .

Положения УК РФ, определяя понятие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, указывают на потерю речи, слуха или какого-либо другого органа или утрату органом его функций.

Под потерей зрения следует понимать как постоянную и полную слепоту на оба глаза, так и постоянную утрату способности различать очертание предметов на близком расстоянии при сохранении глаз, т.е. такое состояние, когда имеется снижение зрения до остроты 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения), потеря зрения на один глаз является утратой органом его функций и относится также к тяжкому вреду.

Под потерей речи следует понимать необратимую утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо необратимую потерю голоса. Под потерей слуха следует понимать постоянную полную глухоту на оба уха или необратимую утрату способности слышать разговорную речь даже на близком расстоянии (3-5 см от ушной раковины). Односторонняя полная глухота на одно ухо, как утрата органом его функций, относится к тяжкому вреду здоровью.

Ранее действовавшие Правила производства судебно-медицинских экспертиз[30] содержали исчерпывающий перечень органов, утрата которых либо их функции подпадают под признаки тяжкого вреда. Здесь следует отметить, что в силу того, что Департаментом регистрации и контроля за ведомственными нормативным актами Минюста России отказано в государственной регистрации указанных Правил производства судебных экспертиз в связи с их противоречием действующему законодательству. Образовался правовой вакуум. Тем не менее судебная практика по-прежнему ориентируется на положения указанных Правил. В связи с этим считаем необходимым предложить законодателю разработать новые правила производства судебных экспертиз.

Продолжая анализ тяжкого вреда здоровью, отметим, что утрата внутренних органов должна рассматриваться как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Поэтому при причинении тяжкого вреда здоровью в связи с утратой тех или иных органов речь может идти о потере руки, ноги, половых органов, органов речи, слуха и зрения. Под потерей руки и ноги понимается как их полное отделение от туловища, так и утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы).

Относя прерывание беременности к тяжким телесным повреждениям, законодатель исходил из опасности этого деяния, из важности охраны интересов матери, учитывал, что прерывание беременности лишает женщину возможности быть матерью, причиняет ей моральный и физический вред, а иногда влечет утрату способности к деторождению. Для того чтобы прерывание беременности можно было квалифицировать по ст. 111 УК РФ, необходимо установить, что оно было обусловлено насильственными действиями; ему могут предшествовать причинение вреда средней тяжести, легкого вреда здоровью, побои, истязание. Но это могут быть и иные действия, направленные на изгнание плода из чрева матери, которые сами по себе не содержат признаков какого-либо преступления. Необходимо установить, что беременность была прервана именно этими действиями, а не какими-либо индивидуальными особенностями организма потерпевшей.

Законодатель в ч. 1 ст. 111 УК РФ ничего не говорит о заведомости для виновного состояния беременности; он говорит лишь о прерывании беременности как об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Из этого также следует, что беременность потерпевшей осознается на основе тех же данных, что и в случае посягательства на жизнь женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Психическое расстройство может быть следствием физической травмы, психического потрясения, инфекции, отравления и т.д. К психическим расстройствам следует отнести любое душевное заболевание независимо от тяжести, продолжительности, излечимости или неизлечимости. Однако к тяжкому вреду, причиненному здоровью, нельзя отнести расстройство нервной деятельности (неврозы, психастения, истерия и т.п.). Психическое расстройство должно находиться в причинно-следственной связи с полученной травмой. Заболевание наркоманией либо токсикоманией. Наркомания - болезненное пристрастие к потреблению наркотических средств, а токсикомания - злоупотребление веществами, не признанными в качестве наркотических, с целью одурманивания. Впервые законодатель заболевания наркоманией либо токсикоманией как результат противоправных деяний отнес к признакам тяжкого вреда здоровью. Для установления диагноза наркомании либо токсикомании необходима судебно-наркологическая или судебно-токсикологическая экспертиза.

Отнесение неизгладимости обезображивания лица к тяжким телесным повреждениям обусловлено тем, что оно придает лицу потерпевшего отталкивающий вид. Такие повреждения выражаются в удалении носа, губ, ушей, в ожогах лица горячей водой, кислотами, щелочью и т.д. Данные повреждения порой не причиняют серьезного вреда здоровью, однако обрекают потерпевших на душевные переживания.

Как признак тяжкого телесного повреждения эти повреждения должны быть, во-первых, неизгладимыми и, во-вторых, обезображивать лицо. Под неизгладимостью следует понимать такое повреждение, которое неустранимо обычными методами лечения. Нарушение симметрии лица, глубокие шрамы и т.д. на основе общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека также могут быть отнесены судом к обезображиванию лица. Приведем случай из практики: В сентябре 2007 года гр-н В. шел по улице, где его остановили трое подростков, которые без причин повалили его на землю и стаи наносить удары по всем частям тела, в том числе по лицу и голове, в результате чего у В. На лице остались глубокие шрамы. Была проведена судебно-медицинская экспертиза, по результатам которой было установлено, что гр-ну В. причинен тяжкий вред здоровью, на лице В. имеются неизгладимые шрамы[31] .

Итак, вопрос об обезображивании лица - не медицинский. В основе его лежат эстетические моменты, его решают органы правосудия. Медики решают вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения.

Расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности. Утрата трудоспособности - наиболее распространенное последствие тяжкого вреда здоровью. Стойкая утрата общей трудоспособности устанавливается по официальной таблице Минздрава России, используемой для определения утраты трудоспособности в результате различных травм (приложение к Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью). Эти размеры устанавливаются при окончательно определившемся исходе повреждения, как правило, после заживления (окончания лечения).

Под общей трудоспособностью принято понимать совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к деятельности, направленной на получение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги. Это способность лица выполнять различного рода трудовые операции, требующие как особой квалификации, так и неквалифицированного труда. Стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Наряду со стойкой утратой общей трудоспособности законодатель впервые к признакам тяжкого вреда здоровью относит полную утрату профессиональной трудоспособности.

Под профессиональной трудоспособностью следует понимать способность человека к выполнению определенного объема и качества работ по конкретной профессии. Полная утрата профессиональной трудоспособности является признаком тяжкого вреда здоровью. При полной утрате профессиональной трудоспособности лицо утрачивает возможность выполнять работу по избранной специальности, хотя оно может выполнять другую работу. Если лицо имеет несколько профессий, то в этом случае судебно-медицинская экспертиза исходит из факта утраты основной профессии (которую считает таковой сам потерпевший). Лицам, здоровью которых причинен вред в период обучения, степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается по той профессии, которой они обучались.

Наличие предумышленной направленности деяний на то, чтобы лишить человека профессиональной трудоспособности, - необходимое условие привлечения виновного по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого и косвенного умысла. Лицо осознает, что совершает деяние, опасное для здоровья другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает либо сознательно допускает причинение такого вреда или безразлично относится к факту его причинения.

При косвенном умысле ответственность наступает в зависимости от фактически причиненного вреда здоровью потерпевшего независимо от того, что виновный (при его совершении) допускал возможность наступления более тяжкого вреда здоровью. Аналогично следует решать вопрос о квалификации содеянного, если виновный действует с неконкретизированным умыслом. Если же умысел конкретизирован и направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, но по не зависящим от него обстоятельствам был причинен средней тяжести или легкий вред, то содеянное должно квалифицироваться как покушение (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 111 УК РФ). Мотивы, цель данного преступления могут быть разнообразными.

Субъект преступления - любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Законодатель в ч. 2, 3 и 4 ст. 111 УК РФ предусматривает квалифицирующие признаки, которые, дополняя основное преступление, дают основание повысить уровень ответственности.

К квалифицирующим признакам относятся:

Те же деяния, совершенные: а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; в) общеопасным способом; г) по найму; д) из хулиганских побуждений; е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего. (ч. 2 ст. 111 УК РФ).

А также, деяния, предусмотренные частями первой или второй ст. 111 УК РФ, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц (ч. 3 ст. 111 УК РФ).

В соответствии со ст. 4 ст. 111 УК РФ деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей ст. 111 УК РФ, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, также отнесены к квалифицирующим признакам.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. (п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ). Действующее законодательство предусматривает повышенную ответственность за причинение вреда здоровью в случаях, когда это преступление связано с посягательством на потерпевших двух категорий: на гражданина, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, либо на его близких.

Под служебной деятельностью следует понимать основанные на законе действия лица, входящие в круг его служебных полномочий. При этом не имеет значения, где работал потерпевший - в государственных или иных организациях. Незаконная деятельность потерпевшего исключает возможность привлечения виновного по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Общественный долг – это и специально возложенные обязанности, и добровольные действия в интересах общества или отдельных лиц (охрана порядка в общественных местах, пресечение нарушений порядка или норм морали, деятельность депутатов, их помощников, присяжных заседателей, сообщение властным структурам региона или Федерации о готовящемся либо совершенном тяжком преступлении и т.п.).

Под близкими (вторая категория потерпевших) следует понимать не только родственников по восходящей и нисходящей линиям, но и других лиц, близких потерпевшему по каким-либо иным причинам (дружба, любовь, уважение и т.п.). Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении рекомендует к близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, относить иных лиц, состоящих с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений[32] .

В отличие от ч. 2 ст. 108 УК РСФСР в п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ помимо мучения и истязания предусмотрено причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Понятие «особая жестокость» - более точное, более широкое; оно является родовым по отношению к понятиям «издевательство» и «мучения». Очевидно, поэтому в п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ законодатель говорит лишь об особой жестокости убийства. Признак особой жестокости проявляется и в случаях умышленного причинения вреда здоровью путем мучений, когда в процессе совершения преступления виновный применяет пытки, истязания жертвы, причиняет ей страдания (например, в течение длительного времени лишает пищи, воды, тепла, оставляет во вредных для здоровья условиях).

К особой жестокости следует отнести и случаи, когда виновный совершает преступление в присутствии близких потерпевшему лиц.

Причинение тяжкого вреда здоровью, сопряженное с издевательством над потерпевшим, означает, что виновный глумится над жертвой, сопровождает свои деяния оскорблениями и т.п.

Роль судебно-медицинской экспертизы - выявить причины наступления тяжкого вреда здоровью, количество и локализацию ранений, характер и время их нанесения, если речь идет о глумлении над жертвой. Заключение экспертов суд должен оценить наряду с другими доказательствами по делу. Вывод суда о возможности квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ должен базироваться на анализе всех объективных и субъективных признаках преступления. Необходимо установить умысел на особую жестокость, издевательство или мучения.

Совершение рассматриваемого преступления общеопасным способом (п. «в» ч. 2 ст. 111 УК РФ).

Под общеопасным способом следует понимать такой способ причинения тяжкого вреда здоровью, который «заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди)»[33] .

Законодатель в п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ предусматривает лишь совершение рассматриваемого преступления по найму, в то время как в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наряду с корыстными побуждениями к квалифицирующим признакам относится убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Дело в том, что в этих случаях причинение тяжкого вреда здоровью является отягчающим обстоятельством разбоя (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ) и вымогательства (п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ), а бандитизм охватывает корыстные и некорыстные посягательства на здоровье, и содеянное квалифицируется лишь по ст. 209 УК РФ.

Пункты «д» и «е» УК РФ предусматривают уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений и по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Впервые законодатель отнес к квалифицирующим признакам умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК). Данное преступление совершается для того, чтобы подавить сопротивление или изъять у него (против воли) какой-либо орган или ткань.

По объективным признакам данное преступление может совпасть с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и повлекшего за собой утрату какого-либо органа (ч. 1 ст. 111 УК РФ). Отличие их состоит в субъективном признаке: специальная цель использования органов или тканей потерпевшего. Под использованием следует понимать трансплантацию органов или тканей, т.е. их пересадку.

Данное преступление следует отличать от принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, предусмотренного ст. 120 УК РФ, которое охватывает не более чем побои, причинение легкого либо средней тяжести вреда здоровью.

В положениях ч. 4 ст. 111 УК РФ выделено в особо квалифицирующий признак причинение тяжкого вреда здоровью, предусмотренное ч. 1-3 ст. 111 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. На практике далеко не просто решить вопрос квалификации содеянного по ч. 4 ст. 111 УК РФ и отграничить данное преступление от умышленного убийства и неосторожного причинения смерти.

Анализ этого преступления показывает, что законодатель, моделируя его, прибегает к объединению умышленного и неосторожного преступления, учитывая существующие устойчивые связи и зависимости. Эти преступления могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом они образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием.

Вину в рассматриваемом преступлении можно определить как качественно определенное сочетание в рамках единого психологического процесса умышленного отношения лица к причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожного – к производному от него последствию – смерти потерпевшего.

«Преступления с двойной формой вины предполагают жесткую причинную связь между выполнением виновным действий, содержащих признаки основного преступления, и наступлением дополнительных, производных последствий»[34] . Эти последствия могут быть вменены в вину лицу лишь в случае, если они обусловлены совершением основного преступления. Если основное преступление - материальное (ч. 1 ст. 111 УК РФ), то причиной преступления является не само действие, а наступившие после его совершения последствия. В рассматриваемом преступлении причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, и является причиной смерти потерпевшего. Если эти последствия не укладываются в единую линию развития причинной связи, то содеянное следует квалифицировать по совокупности статей, а не по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может рассматриваться в качестве оконченного преступления (при наличии признаков, описанных в ч. 1, 2, 3 ст. 111 УК РФ) при причинении реальных вредных последствий. Но в ряде случаев развитие причинной связи в этих преступлениях не ограничивается причинением тяжкого вреда здоровью, и тогда наступает производное последствие - смерть потерпевшего, не входящая в содержательную сферу умысла виновного. Здесь первое последствие и причинная связь между ним и противоправным деянием субъекта находятся в рамках основного умышленного преступления, а дополнительные последствия и причинная связь его с основным преступлением - за пределами умысла, а следовательно, и за пределами основного преступления, и охватываются неосторожной формой вины. Эта характерная особенность сложного составного преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 111 УК РФ, отличает его от оценочных признаков, присущих идеальной совокупности преступлений.

Преступление с двумя формами вины (двойной формой вины) является умышленным, что предопределено умышленной формой вины в основном преступлении. В свою очередь, отнесение рассматриваемого преступления к умышленным обусловливает его характеристику как особо тяжкого, что меняет правовой статус лица. Двойная форма вины в рассматриваемом преступлении может проявиться в одном из четырех сочетаний: прямой умысел - преступное легкомыслие; прямой умысел - преступная небрежность; косвенный умысел - преступное легкомыслие; косвенный умысел - преступная небрежность. Из сказанного видно, что причинение тяжкого вреда здоровью может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Применительно к рассматриваемому преступлению предметом сознания как элемента умысла являются те фактические обстоятельства, из которых складывается общественно опасное деяние и его социальные свойства. Сознание виновного охватывает главный социальный признак преступного деяния - его общественную опасность. Общественно опасным будет такое деяние, которое по своим фактическим свойствам способно причинить противоправный тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего. Субъект данного преступления может лишь в общих чертах сознавать, что его деяния могут причинить такой вред. Разумеется, осознание лицом объекта преступления не равнозначно его юридической определенности, тем не менее важно, что оно понимает характер совершаемого деяния и хотя бы в общих чертах сознает, что посягает на здоровье и жизнь потерпевшего. Осознанию общественно опасного характера содеянного помогает и понимание социального значения всех фактических свойств совершаемого деяния (места, времени, способа, обстановки совершаемого преступления).

Вторым интеллектуальным признаком прямого умысла является предвидение причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Предвидение в этом случае - это мысленное представление о том вреде здоровью, который будет причинен его деянием, и осознание причинно - следственной зависимости между деянием и наступившими последствиями в виде тяжкого вреда здоровью. При совершении данного преступления с прямым умыслом виновный предвидит реальную, конкретную, а не абстрактную возможность причинения такого вреда. Так, если лицо советует другому лицу идти не через перевал, а опасной горной тропой, с надеждой, что этот человек упадет и покалечится, то в этом случае данные действия нельзя признать совершенными с прямым умыслом. Законодатель такое предвидение связывает с возможностью или неизбежностью наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент прямого умысла данного преступления - желание наступления вредных последствий для здоровья потерпевшего. Воля лица в этом случае выражается в регулировании им своего поведения, что требует определенных усилий для преодоления препятствий на пути к причинению вреда здоровью. Желание наступления вреда здоровью может выступать в качестве конечной цели, когда само причинение вреда (тяжкого вреда) здоровью является представлением о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, посягая на здоровье потерпевшего. Желание может выступать в рассматриваемых преступлениях также в качестве промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели (например, когда причиняется вред здоровью из корыстных побуждений).

В соответствии с ч. 3 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и, хотя не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Как видно из этого определения, сознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по своему содержанию не отличается от аналогичного признака прямого умысла. Характер предвидения, как интеллектуальный элемент косвенного умысла, отличается от интеллектуального элемента прямого умысла рассматриваемого преступления тем, что виновный предвидит только возможность, но не неизбежность причинения вреда здоровью.

В уголовно - правовой литературе возможность наступления последствий определяют как «реальную». О реальной возможности наступления вреда здоровью следует говорить в случаях, когда виновный считает этот вред закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Если же виновный осознает закономерность наступления вреда здоровью во многих других аналогичных случаях, но не распространяет ее на данную конкретную ситуацию, то здесь скорее всего должна идти речь лишь о предвидении абстрактной возможности причинения вреда здоровью. Сознательное допущение вреда здоровью совместимо только с предвидением реальной, а не абстрактной возможности причинения такого вреда.

В юридической литературе общепризнанным является отличие прямого и косвенного умысла в волевом элементе - сознательном допущении общественно опасных последствий либо в безразличном к ним отношении. При косвенном умысле воля лица пассивна по отношению к причинению возможного вреда здоровью. Это и позволяет определять посягательства на здоровье с косвенным умыслом как менее опасные.

Сознательное допущение наступления тяжкого вреда здоровью - специфическая форма положительного отношения к его последствиям. В этом случае у виновного отсутствует заинтересованность в причинении вреда здоровью, он лишь сознательно его допускает. Если был причинен тяжкий вред здоровью, то необходимо установить, что виновный сознательно, то есть намеренно допускал развитие причинной связи, которая обусловила наступление таких последствий. В этом наблюдается сближение волевых элементов прямого и косвенного умысла.

Изучение судебной практики показывает, что порой суды и следственные работники, исходя из наступившей смерти потерпевшего, квалифицируют содеянное без достаточных к тому оснований как убийство, хотя налицо признаки преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 УК РФ. Такая квалификация чаще обусловлена тяжким последствием – смертью потерпевшего, отсутствием тщательного анализа фактических обстоятельств дела и установления умысла, направленного на причинение смерти.

К. был осужден судом Кабардино - Балкарской Республики за убийство своей сожительницы М. по п. «г» ст. 102 УК РСФСР. Придя ночью к М., осужденный К. застал у М. А., оба были в нетрезвом состоянии. Ударив М. по лицу, К. пошел домой. Дома, взяв резиновый шланг, он вернулся к М., выгнал А. из квартиры М., стал ее избивать сначала шлангом, а потом - клинком кухонного ножа (плашмя). К. нанес М. 80 ссадин и 107 кровоподтеков, причинив легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. В ходе избиения К. ударил потерпевшую по голове, причинив тяжкое телесное повреждение. Виновный утверждал, что, когда он уходил из дома М., она была жива и что о ее смерти он узнал, придя к ней утром. О том, что К. не желал убить М., свидетельствует и то, что он не использовал нож как непосредственное орудие убийства, хотя этому ничто не препятствовало. Учитывая данные обстоятельства, заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации содеянного К. с п. «г» ст. 102 на ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР протест удовлетворил[35] .

В судебной практике можно встретить и ошибки обратного характера, когда содеянное квалифицируется как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, в то время как фактические обстоятельства дела свидетельствуют о наличии умысла, направленного на причинение смерти.

Б. был осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР за то, что он после совместного распития спиртного и очередной ссоры со своей сожительницей М. ударил ее несколько раз ломиком по голове, облил нитроэмалью и бросил на нижнюю часть тела спичку. В результате ей были причинены тяжкие, опасные для жизни телесные повреждения в виде ожогов, покрывших 70 процентов поверхности тела. Ожоги повлекли воспаление легких, печени, мягкой мозговой оболочки, ампутацию ног. На десятый день после случившегося потерпевшая скончалась.

Президиум Верховного Суда РСФСР по протесту заместителя Генерального прокурора отменил приговор, направив дело на новое рассмотрение. В протесте обращалось внимание на то, что Б. дважды ударил потерпевшую ломиком по голове, облил ее нитроэмалью и поджег - все это свидетельствует о том, что он желал смерти потерпевшей, то есть действовал с прямым умыслом на лишение жизни М[36] .

Со всей очевидностью можно сказать: ошибка в квалификации содеянного была обусловлена тем, что суд, решая вопрос о содержании умысла виновного, не учел, в частности, способ, характер орудия преступления, локализацию ранений и т.д.

Если смерть потерпевшего наступает в результате причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, то содеянное следует квалифицировать лишь как причинение смерти по неосторожности. Квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 111 УК РФ можно лишь в случае, если тяжкий вред здоровью был причинен умышленно.

В уголовно - правовой литературе уже значительное время отмечается, что ошибки в квалификации содеянного как причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности, либо как убийства вызваны неправильным представлением о моменте наступления смерти. Так, А.А. Пионтковский и В.Д. Меньшагин еще в 1955 г. отмечали, что порой содеянное квалифицируется как убийство только потому, что смерть потерпевшего от причиненного тяжкого телесного повреждения наступает немедленно, и, наоборот, - как тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, когда смерть наступает спустя какое-то время[37] . К сожалению, такой подход к решению вопроса о форме вины по отношению к наступлению смерти имеет место и в современной практике[38] . Необходимо помнить, что, признавая смерть потерпевшего вторичным, производным, дополнительным последствием, нельзя отдаленность его от деяния обусловливать обязательным разрывом во времени, - такого разрыва может и не быть, смерть может наступить немедленно. И, наоборот, ответственность за убийство может наступить после значительного разрыва во времени между нанесенным потерпевшему тяжким вредом здоровью и наступившей смертью. В этих случаях решение вопроса о правильной квалификации содеянного надо увязывать с установлением характера телесных повреждений, наносимых в жизненно важные органы человеческого тела, когда виновный сознает несовместимость причиняемых им повреждений с жизнью потерпевшего. О том, что телесные повреждения опасны для жизни человека и что это известно каждому вменяемому и достигшему определенного возраста, свидетельствуют, например, обширные повреждения головы. С.В. Бородин пишет, что «характер таких повреждений вполне понятен, так как по направленности, интенсивности и по примененным средствам (орудиям) исключается какой-либо иной, кроме смертельного, исход»[39] .

Определенную трудность представляет порой разграничение рассматриваемого преступления и причинения смерти по неосторожности, так как в этих случаях смерть наступает по неосторожности и ей предшествуют насильственные действия. Во-первых, такая ошибка может быть обусловлена тем, что предшествовавшие умышленные действия приобретают решающую роль в оценке содеянного. При этом забывается, что умышленные действия должны причинить умышленный тяжкий вред здоровью.

Характерной в этом плане является ошибка в квалификации по делу К., осужденного по ч. 2 ст. 108 и ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. К. был признан виновным в том, что, находясь в нетрезвом состоянии, из хулиганских побуждений нанес удар В. кулаком в лицо, отчего тот упал навзничь на бетонные плиты и получил легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. При падении, в результате удара о бетонную плиту, у потерпевшего образовался перелом костей свода основания черепа, что явилось причиной его смерти. Президиум Воронежского областного суда, удовлетворив протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, переквалифицировал действия К. с ч. 2 ст. 108 на ст. 106 УК РСФСР (неосторожное убийство), указал, что, нанося В. один удар по лицу, К. не желал и не предвидел возможности причинения тяжких телесных повреждений и смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть[40] .

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что вина по отношению к смерти потерпевшего абсолютного большинства осужденных по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР и п. 4 ст. 111 УК РФ выразилась в виде преступной небрежности, что обусловлено и содержанием умысла, направленного на причинение тяжкого вреда здоровью. Вряд ли можно представить, чтобы лицо, действуя с внезапно возникшим неопределенным умыслом, предвидев возможность наступления смерти, без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало предотвратить наступление смерти потерпевшего. В такой ситуации, в лучшем случае, виновный может рассчитывать на «авось», но его действия следует квалифицировать уже как убийство.

Небрежность, согласно закону, - это непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своих деяний, хотя при должной внимательности и предусмотрительности оно должно было и могло их предвидеть. Небрежность отличает то, что лицо не предвидит общественно опасных последствий своих действий (в рассматриваемом преступлении - смерти потерпевшего). Неосторожная вина в виде небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Первый признак представляет собой непредвидение лицом возможности наступления смерти потерпевшего. Это единственная разновидность вины, которая исключает предвидение последствий и в форме неизбежности, и в форме возможности их наступления.

Второй признак (положительный) состоит в том, что лицо должно было и могло предвидеть наступление смерти (в нашем случае). Долженствование означает, что лицо, причиняя тяжкий вред здоровью, обязано было предвидеть возможность наступления смерти, эта обязанность вытекает из закона, из Правил судебно - медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, из общепринятых мер предосторожности. Наличие обязанности не освобождает органы следствия и суда от установления реальной возможности в данном конкретном случае предвидеть наступление смерти, которую лицо не реализовало, и смерть наступила (субъективный критерий). Субъективный критерий в рассматриваемом преступлении означает способность лица в конкретной ситуации, с учетом его индивидуальных качеств, предвидеть возможность наступления смерти в результате причинения тяжкого вреда здоровью. Под индивидуальными качествами виновного понимаются его интеллектуальные возможности, физическое и психическое состояние, жизненный опыт, степень восприимчивости и т.п.

О преступном легкомыслии как разновидности неосторожной формы вины можно говорить, если лицо, причиняя умышленно тяжкий вред здоровью, предвидело возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение смерти. В этом случае лицо предвидит возможность наступления смерти, что отличает легкомыслие от небрежности. При легкомыслии предвидение наступления смерти отличается тем, что лицо не сознает действительного развития причинной связи между причинением тяжкого вреда здоровью и смертью потерпевшего, хотя при надлежащем напряжении психических сил могло осознать это. Виновный, не используя полностью свои интеллектуальные возможности, переоценивает значение тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны были без достаточных к тому оснований предотвратить наступление смерти. Наличие этого признака обусловливает специфику волевого элемента преступного легкомыслия. Виновный в этом случае относится отрицательно к смерти потерпевшего, его вполне удовлетворяет сам факт причинения тяжкого вреда здоровью, что отличает данное преступление от убийства. При убийстве у лица имеется положительное, одобрительное отношение к смерти жертвы.

Виновный рассчитывает, без достаточных к тому оснований, на предотвращение смерти потерпевшего, а не просто надеется избежать смерти. Но этот расчет оказывается легкомысленным, избранные виновным обстоятельства, якобы способные противостоять развитию причинной связи между причинением тяжкого вреда здоровью и смертью потерпевшего, оказываются не способными к такому противостоянию. Обстоятельства, на которые полагается субъект при преступном легкомыслии, могут быть самыми разнообразными (умение, знание, опыт, мастерство, дневное время, близость медицинского учреждения и т.д.).

Устанавливая неосторожное отношение виновного к смерти потерпевшего в виде легкомыслия, органы следствия и суд должны учитывать, на какие обстоятельства рассчитывало лицо, чтобы предотвратить наступление смерти потерпевшего. Это дает возможность правильно квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 111 УК РФ либо по ст. 105 УК РФ.

Таким образом, дела вывод по рассмотренному вопросу отметим, что наиболее опасный вид посягательства на здоровье человека - тяжкий вред здоровью, имеющий явную тенденцию к росту.

К тяжкому вреду отнесены:

а) опасный для жизни вред. Таковым признается вред здоровью, вызывающий угрожающее жизни состояние, которое может закончиться смертью; им могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. К числу опасных для жизни относятся, например, проникающие ранения черепа и позвоночника, открытые переломы длинных трубчатых костей, повреждение крупных кровеносных сосудов, ожоги второй степени, превышающие 30% поверхности тела, и т.п. Такого рода повреждения, относимые к первой группе, по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего. Ко второй группе относятся повреждения, которые вызывают развитие угрожающего жизни состояния (кома, массивная кровопотеря, шок тяжелой степени и т.п.);

б) неопасные для жизни, относящиеся к тяжкому по последствиям виду вреда. К ним относятся потеря зрения, речи, слуха, утрата какого-либо органа или утрата органом его функций; прерывание беременности; психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией; неизгладимое обезображивание лица.

Тяжкий вред составляет также причинение вреда, вызвавшее значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 1/3 или заведомо для виновного полную утрату потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Следует отметить, что ранее действовали Правила производства судебно-медицинских экспертиз, утвержденные Приказом Минздрава РФ от 10.12.1996 г. (в ред. от 05.03.1997 г.), в которых подробно были описаны все признаки причинения любого вреда здоровью. Однако, Департаментом регистрации и контроля за ведомственными нормативным актами Минюста России отказано в государственной регистрации указанных Правил в связи с их противоречием действующему законодательству. Образовался правовой вакуум. Тем не менее судебная практика по-прежнему ориентируется на положения указанных Правил. В связи с этим считаем необходимым предложить законодателю разработать новые правила производства судебных экспертиз, необходимых для законного ориентира судебной практики.

§ 3. Умышленное причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью

Статья 112 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.

Следует отметить, что среди посягательств на охраняемые уголовным законодательством права личности особое место занимают преступления, связанные с причинением вреда здоровью средней тяжести. В последние годы в стране наблюдается тенденция роста преступлений в виде причинения вреда здоровью средней тяжести. В 1997 г. в Российской Федерации зарегистрировано 24855 таких посягательств, в 1998 г. - 26995[41] , 1999 г. - 28393, 2000 г. - 29678[42] , 2001 г. - 32953, 2002 г. - 35100, 2003 г. - 40086[43] , 2004 г. - 44229; 2005 г. - 54551; 2006 г. - 54551[44] . В 2007 году таких преступлений совершено – 55217[45] .

Часть 1 ст. 112 УК РФ говорит об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть и предусматривает наказание в виде ареста на срок от трех до шести месяцев или лишением свободы на срок до трех лет.

В части 2 ст. 112 УК РФ описывается то же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Здесь уже предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Рассматриваемый вид преступления против здоровья имеет свои особенности. Однако многие объективные и субъективные признаки этого преступления связаны с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью. Прежде всего преступление, предусмотренное ст. 112 УК РФ, отличается от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью тем, что не является опасным для жизни человека в момент причинения и не влечет тех последствий, которые указаны в ст. 111 УК РФ. Вред здоровью в этом случае заключается в длительном расстройстве здоровья, а также в значительной стойкой утрате потерпевшим общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня).

К причинению средней тяжести вреда здоровью относят, например, трещины и переломы мелких костей, грудины, одного-трех ребер на одной стороне, сотрясение головного мозга средней степени и т.д.

Квалифицирующие признаки данного преступления во многом совпадают по содержанию с аналогичными признаками, предусмотренными в ст. 111 УК РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины. Умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Мотив и цель могут быть самыми разнообразными. Некоторые мотивы являются основанием относить причинение средней тяжести вреда здоровью к квалифицированным видам рассматриваемого преступления (п. «д», «е» ч. 2 ст. 112 УК РФ).

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Уголовная ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью предусмотрена ст. 115 УК РФ, в соответствии с частью 1 которой умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

Часть 2 ст. 115 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за то же деяние, совершенное:

а) из хулиганских побуждений;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, и наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Непосредственным объектом данного преступления является здоровье потерпевшего.

Объективная сторона умышленного причинения легкого вреда здоровью включает в себя:

1) действие (бездействие), направленное на причинение легкого вреда здоровью другого лица;

2) причинение легкого вреда здоровью потерпевшего как обязательный преступный результат;

3) причинную связь между действием (бездействием) виновного и наступившим преступным результатом. По конструкции объективной стороны умышленное причинение легкого вреда здоровью является преступлением с материальным составом. Оно окончено с момента наступления указанных последствий.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью, как правило, совершается путем активных действий виновного как с использованием различных орудий преступления (например, палка, камень), так и путем непосредственного физического воздействия на потерпевшего (нанесение ударов руками, ногами).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью путем бездействия имеет место лишь в тех случаях, когда виновный обязан заботиться о потерпевшем, должен и мог совершить определенные действия по обеспечению жизнедеятельности потерпевшего, но умышленно не делал этого, что привело к причинению легкого вреда здоровью потерпевшего.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и наступившим тяжким вредом здоровью потерпевшего.

Легкий вред здоровью заключается в причинении потерпевшему кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утрате общей трудоспособности.

Под кратковременным следует считать расстройство здоровья, непосредственно связанное с повреждением, продолжительностью не свыше трех недель (21 дня).

Под незначительной стойкой утратой трудоспособности подразумевается стойкая утрата общей трудоспособности, равная 5%.

Легким вредом здоровью признается, в частности, снижение остроты зрения до 0,6, значительные дефекты мягких тканей фаланг пальцев рук и ног, вызвавшие их деформацию, множественные или значительные кровоподтеки и ссадины, относительно глубокие раны, влекущие за собой кратковременное расстройство здоровья, и т.п.

Ссадины, кровоподтеки, небольшие поверхностные раны, которые не повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья, в уголовно-правовом значении не относятся к легкому вреду здоровью и не образуют состав рассматриваемого преступления. При определенных обстоятельствах подобного рода травмы могут квалифицироваться как побои (ст. 116 УК РФ) или истязание (ст. 117 УК РФ).

Факультативные признаки объективной стороны умышленного причинения легкого вреда здоровью (место, время, способ, орудия и средства, обстановка совершения) подлежат установлению по каждому уголовному делу, но квалифицирующего значения не имеют.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого или косвенного умысла. Обычно умысел неопределенный (неконкретизированный).

Для квалификации деяния виновного по ст. 115 УК РФ необходимо установить, что умысел виновного охватывал причинение именно легкого вреда здоровью человека. Если виновный имел намерение причинить смерть либо тяжкий (средней тяжести) вред здоровью потерпевшего, но по не зависящим от него обстоятельствам причинил только легкий вред, содеянное квалифицируется как покушение на убийство или на причинение тяжкого (средней тяжести) вреда здоровью.

Причинение легкого вреда здоровью по неосторожности не влечет за собой уголовной ответственности.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью, ответственность за которое предусмотрено ч. 1 ст. 115 УК РФ, может быть совершено по любым мотивам и с любыми целями, за исключением хулиганского мотива, которому закон придает квалифицирующее значение (ч. 2 ст. 115 УК РФ).

Субъект преступления - любое физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

Следует отметить, что упомянутая нами выше часть 2 ст. 115 УК РФ была дополнена Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. № 162-Ф3. Здесь отягчающее обстоятельство - совершение деяния из хулиганских побуждений - было введено в связи с декриминализацией такого признака хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК РФ), как применение насилия к гражданам.

Делая вывод по рассмотренному вопросу отметим, что УК РФ предусматривает умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК), не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительно стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня).Под зрительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть следует понимать стойкую утрату общей трудоспособности от 10 до 30%.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной (умысле может быть как прямым, так и косвенным).

Субъект преступления – лицо, достигшее четырнадцати лет.

Глава 2. Привилегированные виды причинения вреда здоровью

§1. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности

При определенных условиях людям свойственны сильные эмоциональные порывы, быстро возникающие, захватывающие человека целиком. Такие состояния называются аффектами (аффект происходит от латинского слова affectic - душевное волнение.

Ст. 113 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Совершение указанного преступления наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

«Аффект не является элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет определенное психическое состояние действующего лица, вызванное неблагоприятными внешними обстоятельствами, и имеет весьма ограниченное юридическое значение (при убийстве и умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью)»[46] . Следует отметить, что в уголовно-правовой науке существовало мнение, согласно которому аффект считался одним из факультативных признаков субъективной стороны преступления[47] .

Аффект определяется как «бурный и кратковременный эмоциональный процесс, оказывающий влияние на сознание и деятельность человека и сопровождающийся изменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечно-сосудистой и других систем организма»[48] . Хотя аффект, снижая возможности человека осознавать фактический характер и, что более важно, социальное значение своих действий (или) руководить ими, и накладывает определенную окраску на интеллектуальные и волевые процессы, протекающие в психике виновного, но элементом этих процессов, образующих вину, не является. Как писал в свое время известный русский психиатр А.Я. Боткин, «с научной точки зрения преступный аффект, будь он физиологический или патологический, должен составлять условие невменяемости, если доказано, что человек, находившийся в состоянии такого аффекта, не мог руководить своими поступками»[49] . Точно так же, как «патологический аффект исключает вменяемость, т.е. признак субъекта преступления, точно так же и физиологический аффект, свидетельствуя о пониженных интеллектуальных и волевых возможностях человека, характеризует субъекта, а не субъективную сторону преступления»[50] .

При аффекте происходит резкое сужение сознания и нарушение интеллектуального и волевого контроля за своим поведением с последующими возможными агрессивными действиями, направленными против источника эмоционального возбуждения. Так, между супругами Ахпайдеровыми произошла ссора из-за систематического злоупотребления спиртными напитками мужа и его возвращения с работы в нетрезвом состоянии. Во время ссоры пьяный Ахпайдеров В. с перерывами во времени несколько раз избивал Ахпайдерову, затем схватил ее за плечо со сломанной ключицей, причинив ей сильную боль. Она убежала на кухню, однако словесная ссора между ними с обоюдными оскорблениями продолжалась. Тогда Ахпайдерова взяла с плиты нож и умышленно нанесла мужу удар ножом в грудь в область сердца. От полученного повреждения Ахпайдеров В. скончался через несколько минут на месте происшествия. Как пояснила Ахпайдерова в своих первоначальных показаниях, она была сильно взволнована от оскорблений, боли и обиды, от волнения она не помнила своих действий, помнила только, что нож лежал на печке, видела падение мужа, его рану и кровь и поняла, что ударила ножом. Президиум Кировского областного суда квалифицировал действия Ахпайдеровой по ст. 107 УК[51] .

Недаром в судебной практике человека, совершившего преступление под влиянием аффекта, рассматривают или как невменяемого (при патологическом аффекте), или по крайней мере как заслуживающего снисхождения, признавая, что сильный аффект резко изменяет течение психических процессов. Аффекты, как правило, препятствуют нормальной организации поведения, его разумности. Они способны оставлять сильные и устойчивые следы в долговременной памяти.

«Основное в аффекте - это неожиданно для лица быстро наступающее потрясение, которое отличается глубиной и силой переживания, так как приобретает для человека большую значимость и захватывает его сознание настолько, что составляет доминирующее содержание»[52] .

В типичных случаях развития аффекта процесс переживания сопровождается стремительным ростом эмоциональной напряженности, заканчивающейся аффективным взрывом. «Но процесс переживания может носить и волнообразный характер, спонтанно усиливаться в определенный период под влиянием непроизвольных представлений перенесенного насилия, осознанием новых личностных слепков оскорбления, при повторной встрече с травмирующими элементами той же конфликтной ситуации. В этих случаях возможен «отставленный аффективный взрыв»[53] . Действительно, аффекту практически всегда свойственна внезапность возникновения, но субъективно и объективно аффективная реакция протекает по-разному. Во многом это зависит от остроты конфликтной ситуации, тяжести провоцирующего повода, психофизиологических качеств личности виновного. Поэтому однозначное для всех случаев определение конкретного промежутка времени между поводом и ответной реакцией не представляется возможным. Возможность разрыва во времени между неправомерным поведением потерпевшего и возникновением аффекта, который обусловлен причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, признается большинством ученых-криминалистов и судебной практикой.

Кратковременность аффекта связана с тем, что имеет место своеобразие течения эмоциональных переживаний. Являясь чрезмерно интенсивными, аффекты продолжаются буквально минуты и быстро себя изживают, т.к. это настолько сильное переживание, что длительное время человек не в состоянии его переносить.

Резкие изменения при аффекте происходят и в деятельности сознания. Аффект тормозит сознательную интеллектуальную деятельность, динамические моменты преобладают над смысловым содержанием и изобретательной направленностью действия. В таком состоянии человек может совершить такой поступок, которого в обычном состоянии никогда не совершил бы. "Человек под влиянием аффекта, преодолевающего высшее торможение, говорит и делает то, чего он не позволяет себе в спокойном состоянии и о чем горько жалеет, когда минует аффект.

Учитывая то, что аффект как психическое состояние человека относится к области психологии, и содержание этого понятия насыщается именно теми компонентами, которые выделены психологами, для целей настоящего исследования представляют повышенный интерес соответствующие взгляды представителей названной отрасли знаний. Так, степень сознания при аффекте понимается по-разному. Одни авторы считают, что в состоянии физиологического аффекта человек «не помнит себя». Этим выражением раскрывается отсутствие контроля сознания[54] . Большинство других авторов указывает, что аффект не устраняет сознательного контроля за своими действиями, но «сознание, способность представлять и мыслить суживается, подавляется»[55] .

Однако нельзя переоценивать роль темперамента и характера виновного, при определении внезапности аффекта, а также возможного при этом промежутка во времени между противоправными действиями потерпевшего и возникшим аффектом.

Конечно, холерик и сангвиник, отличающиеся высокой реактивностью и раздражительностью, могут отреагировать аффектированной вспышкой гнева, ненависти даже при однократном сильном воздействии, тогда как у флегматика такое состояние обнаруживается при многократных рассредоточенных во времени воздействиях.

Флегматик обладает высокой активностью, значительно преобладающей над малой реактивностью, малой чувствительностью и эмоциональностью; при больших неприятностях остается спокойным; отличается терпеливостью, выдержкой, самообладанием. Для него требуются более длительные оскорбительные или иные неправомерные действия для того, чтобы прийти в состояние волнения. Флегматик, как правило, аккумулирует, накапливает в себе оскорбительные и неправомерные действия потерпевшего, и наступает момент, когда очередное, иногда незначительное действие потерпевшего (ударил рубашкой по глазам, оскорбил в присутствии посторонних людей и т.д.) вызывает аффектированную вспышку, равную по силе вспышке холерика.

Указывая на некоторое влияние темперамента на психическую деятельность субъекта, мы все же не должны абсолютизировать его. Как правильно указывал И.П. Павлов: "Образ поведения человека и животного обусловлен не только прирожденными свойствами нервной системы, но и теми влияниями, которые падали и постоянно падают на организм во время его индивидуального существования, т.е. зависят от постоянного воспитания и обучения в самом широком смысле этих слов.

Таким образом, темперамент не есть что-то застывшее и неизменное. Путем упорных тренировок он может целенаправленно формироваться и изменяться в определенных пределах.

При аффекте все внимание концентрируется на раздражителе и возникших в связи с этим переживаниях. Сознание сужено раздражителем и охватывает только его, а все другие обстоятельства, которые в обычном состоянии осмысливаются лицом, в этот момент оказываются вне сознания, в результате чего во время аффекта человек может не замечать окружающего, не отдавать себе полного отчета в происходящих событиях.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта законодатель относит к менее опасным, так как это преступление совершается в состоянии психофизиологического аффекта, которое может быть вызвано негативными поступками потерпевшего.

Аффект оказывает значительное влияние на возникновение, динамику и реализацию умысла. Умысел возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Возникает внезапно аффект и тут же сразу, как бы в его «недрах», возникает умысел на причинение вреда здоровью. «Субъект, находясь в состоянии аффекта, не может одновременно находиться в состоянии покоя, поскольку психологическая природа аффекта такова, что ему в любом случае требуется немедленная «разрядка в действиях». Поэтому и умысел реализуется незамедлительно, что делает невозможным наличие стадии приготовления. Однако немедленное реагирование на действия потерпевшего не исключает возможности совершения виновным различных сложных длящихся действий (например, преследования потерпевшего). При этом следует иметь в виду, что умысел должен быть реализован в то время, пока субъект находится в состоянии аффекта. Умысел возникает в аффекте и изживает себя вместе с ним»[56] .

Аффект проявляется в виде бурной эмоциональной вспышки (достаточно короткой), в которой различаются три этапа.

Первый - возникновение своеобразного эмоционального импульса в ответ на внешний раздражитель, который резко взвинчивает всю психику человека, нарушает его нормальное состояние и правильную ориентацию в окружающем мире. Иногда этот этап может возникнуть внезапно, как вспышка, и быстро достичь своей крайней интенсивности. В других же случаях наблюдается постепенное нарастание интенсивности эмоционального переживания: внимание привлекается к объектам, вызывающим эмоцию, нарастает возбуждение в одних и соответственно торможение в других центрах коры, подкорка активизируется и уже начинает влиять на корковые процессы; в результате всего этого человек начинает терять самообладание и, наконец, полностью отдается охватившему его сильному чувству.

Второй, или, как его еще называют, основной, этап начинается, когда процесс суждения достигает наивысшей силы, особенно в подкорковых центрах. На данном этапе человека захватывает яркое и острое переживание, при котором вся его деятельность очень плохо контролируется. Глубокое торможение охватывает важнейшие центры коры, функции которых угнетаются, расстраивается деятельность мышления и речи.

Третий этап - заключительный. Он выражается в изживании аффекта, который переходит в подавленное настроение. Очень интенсивная трата энергии в момент аффективного взрыва определяет характерный симптом постаффективной стадии - наличие глубокой психической и физической астении с переживанием тяжелого потрясения, внутреннего опустошения, крайней усталости, растерянности, раскаяния, жалости к потерпевшему. Виновные, находясь в постаффективном состоянии, не могут совершать активных действий, в частности по сокрытию следов преступлений, или иных усилий, требующих большого физического и нервного напряжения.

Аффект, как правило, возникает при воздействии сильного внешнего раздражителя, при острых жизненных ситуациях (в экстремальных условиях). Физиологический аффект - чрезвычайная для личности реакция на исключительные обстоятельства.

Способность сдерживаться, не потеряв власть над собой, на первой стадии аффекта присуща каждому человеку. На дальнейших стадиях человек нередко утрачивает волевой контроль, совершает безотчетные движения и безрассудные действия.

Анализ психологического содержания аффекта позволяет выделить наиболее характерные для него признаки:

1) высокая степень эмоционального напряжения и интенсивность внутренних физиологических процессов;

2) внезапность и неожиданность возникновения;

3) бурное проявление и интенсивность переживания;

4) снижение уровня сознания, сужение поля восприятия окружающей действительности;

5) глубокая захваченность всей психики и организма в целом (диффузность);

6) кратковременность протекания

Необходимо отметить, что аффект следует отличать от распущенного поведения с демонстрацией душевного волнения. Против наличия аффекта говорят такие признаки:

- усиление раздражительности по мере нарастания конфликта, когда сила действия соответствует силе противодействия и происходит «накаливание эмоций»;

- колебания в степени выраженности душевного волнения, когда человек от сильного гнева переходит к сравнительно спокойной форме реагирования, а затем вновь демонстрирует свою бурную реакцию;

- отвлечение на посторонние детали вне основного направления эмоций, отсутствие "физиологического аккомпанемента" в виде ярко выраженных признаков неконтролируемых эмоциональных реакций;

- активная деятельность непосредственно после душевного волнения, направленная на самосохранение, иногда на сокрытие следов содеянного.

Однако следует отметить и то, что состояние аффекта в некоторых случаях приобретает такую форму, при которой лицо признается невменяемым.

Такое состояние называется патологическим аффектом. При патологическом аффекте расстройство психики характеризуется болезненным состоянием и человек не отдает отчета в своих действиях и не может руководить ими. Патологический аффект является временным расстройством психической деятельности человека.

Патологический аффект представляет собой кратковременное психологическое состояние, внезапное возникновение которого связано с психотравмирующими факторами. В данном случае всегда имеются проявления нарушения сознания.

Условия уголовной ответственности за это преступление во многом совпадают с теми, которые предусмотрены ст. 107 УК РФ. В этих случаях также необходимо установить, что сильное душевное волнение вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Необходимым условием для ответственности по ст. 113 УК является внезапность сильного душевного волнения. Умысел на причинение вреда здоровью также возникает внезапно.

Субъективная сторона причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта может выражаться только в умысле, что зафиксировано в тексте статьи. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Если в состоянии сильного душевного волнения причиняется неосторожно тяжкий вред здоровью, то виновный отвечает по ст. 118 УК РФ, а противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, должны учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Состояние сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие указанных выше обстоятельств, исключает квалификацию причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по ч. 2, 3, 4 ст. 111 УК РФ и по ч. 2 ст. 112 УК РФ, даже если они повлекли смерть потерпевшего или носили характер мучения, издевательства и т.д. Ответственность наступает, несмотря на наличие отягчающих обстоятельств, по ст. 113 УК РФ.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо 16-летнего возраста.

Уголовная ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности установлена в ст. 118 УК РФ (ранее в нее также был включен признак как причинение средней тяжести вреда здоровью, но ФЗ от 08.12.2003 г. данный признак был исключен).

Структурно ст. 118 УК РФ построена традиционно: в ч. 1 описывается основной состав преступления – причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью, а в ч. 2 ответственность дифференцирована посредством такого квалифицирующего признака, как причинение тяжкого вреда вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. По объективным признакам основной состав аналогичен рассмотренному в ст. 111 УК РФ, различие усматривается лишь в субъективной стороне: упомянутый вид предполагает неосторожную форму вины – либо легкомыслие, либо небрежность.

В тех случаях, когда нарушается не общее, а специальное правило предосторожности, оговоренное в соответствующих статьях УК РФ (правила безопасности движения, охраны труда, пожарной безопасности и т.д.), применению подлежит не ст. 118 УК РФ, а специальная норма (ст. 143, 219, 236, 269 УК РФ и др.).

Следует учитывать также, что немало статей в иных главах Особенной части УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующего признака причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Например, причинение по неосторожности тяжкого вреда при насильственных действиях сексуального характера влечет повышенную ответственность по ч. 3 ст. 132 УК РФ. В таких случаях в силу конкуренции части (ст. 118 УК РФ) и целого (ч. 3 ст. 132 УК РФ) достаточно квалифицировать деяние по последней из указанных статей; совокупности преступлений здесь нет.

Введение в ст. 118 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей как веской причины наступления предусмотренного в ч. 1 вреда здоровью продиктовано практикой. Вред причиняется в той сфере и тем лицом, которые призваны гарантировать безопасность здоровья граждан. Нередко при этом возрастает и объем (размер) вреда. Следовательно, предполагается наличие специального субъекта - лица, исполняющего профессиональные обязанности.

Ввиду того что о квалифицированном составе можно вести речь лишь при наличии всех признаков основного состава, нельзя вменять в вину ч. 2 ст. 118 УК РФ, где ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей особо предусмотрено в качестве уголовно наказуемого специальной нормой. Например, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 217 УК РФ, если причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего в результате нарушения специалистом правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах.

По ч. 2 ст. 118 УК РФ должны квалифицироваться, например, случаи ненадлежащего (непрофессионального) исполнения обязанностей инструктором по плаванию, медицинским или фармацевтическим работником, занимающимся на профессиональной основе перевозкой людей лодочником.

В этой связи возникает вопрос о соотношении ч. 2 ст. 118 УК РФ и ст. 124 УК РФ, когда речь идет о неисполнении профессиональных обязанностей медицинским работником. Различие между ними усматривается в объективной стороне: в одном случае помощь вообще не оказывается (преступное бездействие), в другом она оказывается, но ненадлежаще, не в полном объеме, не на должном профессиональном уровне.

Преступление, предусмотренное ст. 118 УК РФ относится к категории небольшой тяжести.

В соответствии с ч. 1 ст. 118 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Таким образом, делая вывод по рассмотренному вопросу отметим, что состав причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта по основным объективным и субъективным признакам аналогичен убийству, совершенному в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). Различие имеется, во-первых, в объекте, которым является не жизнь, а здоровье человека, во-вторых, в объективной стороне - последствиями выступает тяжкий или средней тяжести вред здоровью. Санкция одинакова в случае причинения и того и другого вида вреда, что вряд ли оправдано.

Субъективная сторона причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта может выражаться только в умысле, что зафиксировано в тексте статьи. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Неосторожное причинение тяжкого вреда в состоянии аффекта влечет уголовную ответственность по ст. 118 УК РФ. Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии аффекта влечет квалификацию по ст. 115 УК РФ. При назначении наказания учитывается обстоятельство, указанное в п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, - «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления», поскольку состояние аффекта в качестве общего смягчающего обстоятельства в ст. 61 УК РФ не фигурирует.

Если от причиненного умышленно в состоянии аффекта тяжкого вреда наступила по неосторожности смерть, содеянное должно квалифицироваться по ст. 113 и 109 УК РФ.

Рассмотренное преступление относится к категории небольшой тяжести.

§2. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

В ст. 114 УК РФ предусматривается ответственность за два вида преступлений против здоровья при смягчающих обстоятельствах:

1) при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1);

2) при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2).

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии необходимой обороны или при задержании лица, совершившего преступление, согласно ст. 37, 38 УК РФ признается правомерным поведением, исключающим уголовную ответственность. «Если вред причинен с нарушением условий правомерности обстоятельств, исключающих преступность деяния, такое поведение является общественно опасным и уголовно наказуемым, хотя и влекущим более мягкую ответственность, чем преступления, предусмотренные ст. 111 и 112 УК РФ»[57] .

Общественная опасность деяния в этих случаях обусловливается прежде всего тем, что здоровью посягающего или задерживаемого лица без необходимости причиняется явно чрезмерный, не соответствующий характеру и опасности посягательства либо совершенного преступления, не вызываемый обстановкой вред.

Признаки состава преступления (ч. 1 ст. 114 УК РФ):

Объективные: причинение вреда здоровью; тяжкий вред здоровью как последствие деяния; превышение пределов необходимой обороны; причинная связь.

Субъективные: вина в виде прямого или косвенного умысла; вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

«Непосредственным объектом этого преступления является не только здоровье другого человека, как естественное физиологическое состояние организма, характеризующееся его гармоничными взаимоотношениями с окружающей средой и отсутствием каких-либо серьезных болезненных изменений, но и общественные отношения, субъектом которых является человек. Потерпевшим от этого преступления является лицо, совершившее общественно опасное посягательство»[58] .

Объективная сторона как внешнее проявление состава преступления выражается в совокупности обязательных признаков, к числу которых относятся:

1) общественно опасное деяние виновного;

2) общественно опасные последствия в виде тяжкого вреда здоровью;

3) причинно-следственная связь между деянием и наступившими последствиями;

4) особая обстановка совершения преступления;

5) определенное время совершения преступления.

Общественно опасное деяние виновного выражается в поведении, направленном на нарушение функций или анатомической целостности органов или тканей потерпевшего. Причиняя вред здоровью, пресекая общественно опасное деяние, виновный совершает исключительно активные действия, так как сам процесс защиты и используемые для этого способы предполагают совершение комплекса взаимосвязанных телодвижений, образующих общественно опасное поведение субъекта. Бездействием причинить вред в подобной обстановке невозможно.

Вред здоровью, как и убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны, может быть причинен как непосредственным телодвижением виновного, так и посредством использования последним каких-либо предметов, орудий или средств.

Общественно опасные последствия в рамках рассматриваемого состава преступления выражаются в виде тяжкого вреда здоровью. Общие признаки тяжкого вреда здоровью описываются в диспозиции нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 111 УК РФ. Из ее содержания следует, что тяжкий вред здоровью - это вред, опасный для жизни человека, или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией, или выразившийся в неизгладимом обезображивании лица, либо вызвавший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

Теоретически уголовная ответственность наступит при причинении любого из перечисленных последствий, однако практически сложно себе представить причинение при необходимой обороне таких последствий, как психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией посягающего лица. В этих случаях установление прямой и необходимой причинно-следственной связи будет решающим фактором при определении признаков состава преступления.

В случае полной утраты профессиональной трудоспособности посягающим лицом следует установить, не является ли утраченная способность к труду уголовно наказуемой. Если вор-карманник объявит, что при необходимой обороне ему были сломаны пальцы руки, что привело к утрате его способности совершать карманные кражи, которая является его «профессией», то это обстоятельство однозначно не может означать наличие в деянии обороняющегося лица признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ.

В случае причинения средней тяжести или легкого вреда здоровью, побоев или причинения физической боли посягающему лицу деяние не образует состав данного преступления.

Необходимым условием наличия признаков состава преступления является установление причинно-следственной связи между действиями виновного и наступившими преступными последствиями. Требования к причинно-следственной связи, предъявляемые в рамках общего уголовно-правового учения о причинной связи, необходимо учитывать и при квалификации причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

Следующий обязательный признак объективной стороны состава преступления, который необходимо устанавливать при квалификации деяния, - особая обстановка совершения преступления. Ее особенности заключаются в том, что так же, как при убийстве, предусмотренном ч. 1 ст. 108 УК РФ, деяние виновного совершается в условиях необходимой обороны, с превышением пределов правомерности причинения вреда. Содержание этих условий в целом совпадает с содержанием обстановки, рассматриваемой при анализе ч. 1 ст. 108 УК РФ, однако превышение пределов необходимой обороны в исследуемом случае имеет определенные особенности.

Посягательство, порождающее состояние необходимой обороны, должно быть:

а) общественно опасным (это не только преступление, но и агрессивное поведение, например, невменяемых или лиц, не достигших возраста уголовной ответственности);

б) наличным (посягательство началось или возникает реальная угроза его осуществления, но еще не окончилось) и

в) действительным, а не мнимым (оно существует на самом деле, а не в мыслях защищающегося).

При мнимой обороне вред причиняется при отсутствии реального посягательства вследствие фактической ошибки, допущенной лицом, воспринимающим воображаемое нападение как реальное.

Не утратившее силу постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»[59] приравняло мнимую оборону к необходимой (т.е. уголовная ответственность исключается) в случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно должно нести уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны. Если лицо причинило вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, его действия подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности (п. 13).

К защите от общественно опасного посягательства при необходимой обороне также предъявляются соответствующие требования:

а) защищать можно личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества или государства;

б) защита должна осуществляться путем причинения вреда посягающему (в отличие от крайней необходимости, когда вред причиняется третьим лицам);

в) защита не должна допускать превышения пределов необходимой обороны.

Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица (в том числе и сотрудники правоохранительных органов) независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право возникает независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Правомерной является защита от общественно опасного посягательства, повлекшая причинение любого вреда посягающему (включая и его смерть), но при условии, что это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ).

Ответственность по ч. 1 ст. 114 УК ПФ наступает за причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. Признаки тяжкого вреда здоровью описаны при рассмотрении преступления, предусмотренного ст. 113 УК РФ.

Закон ограничивает преступность данного деяния рамками причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Причинение умышленного легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны не влечет уголовной ответственности. Предложения расширить основания криминализации деяний по ст. 114 УК РФ за счет включения причинения вреда средней тяжести не восприняты законодателем.

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс необходимой обороны) это умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК РФ). Тяжкий вред, причиняемый здоровью потерпевшего в такой ситуации, бесспорно не соответствует размеру вреда, которым угрожал посягающий, либо существует резкое различие между средствами нападения и средствами защиты.

Поскольку ч. 2 ст. 37 УК РФ дает оценочное определение превышения пределов необходимой обороны, установление его наличия зависит от позиции правоприменителя (судьи, следователя, прокурора) в каждом конкретном случае. Вследствие этого чем обстоятельнее будет информация об эксцессе необходимой обороны (личности посягающего и обороняющегося, средствах нападения и защиты, интенсивности защиты и посягательства, обстановке конфликта и т.д.), тем больше оснований для правильного решения по уголовному делу данной категории. Причем, признавая в действиях лица превышение пределов необходимой обороны, суд в приговоре должен указать, в чем конкретно выразилось это превышение.

Надо учитывать и то обстоятельство, что в этой ситуации обороняющийся часто действует в состоянии сильного душевного волнения, вследствие чего не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Необходимо также иметь в виду, что согласно ч. 2.1 ст. 37 УК РФ не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Нельзя оценивать действия обороняющегося как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался больше, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

Между наступившим последствием в виде тяжкого вреда здоровью и действиями, его причинившими, должна быть установлена причинная связь.

Рассматриваемое преступление имеет материальный состав и признается оконченным с момента причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 114 УК РФ, характеризуется умышленной формой вины в виде прямого или косвенного умысла. Лицо осознает, что, защищаясь от общественно опасного посягательства, переходит грань допустимого, совершает действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает его наступления (прямой умысел) либо, осознавая общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления такого вреда, не желает, но сознательно допускает наступление данных последствий либо относится к этому безразлично (косвенный умысел).

Специфика умысла проявляется в том, что он, как правило, является внезапно возникшим. Нередко это неопределенный умысел, т.е. лицо допускает наступление любых общественно опасных последствий, точно не представляя, в чем конкретно они выразятся (подобные ситуации возникают, например, когда обороняющийся для защиты своей жизни или здоровья использует случайно попавший ему в руки предмет: палку, камень, инструмент хозяйственно-бытового назначения).

Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны исключает ответственность по ст. 114 и другим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья (в том числе и по ст. 118 УК РФ).

Защита лица от общественно опасного посягательства с превышением пределов необходимой обороны, если при этом посягавшему был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть, также подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 114 УК РФ.

Субъект преступления – вменяемое, достигшее 16-летнего возраста лицо, как частное, так и должностное (например, сотрудник правоохранительного или контролирующего органа).

При наличии соответствующих условий, указанных в ст. 76 УК РФ (совершение лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести; его примирение с потерпевшим и заглаживание причиненного потерпевшему вреда), суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное дело на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон.

Признаки состава преступления ч. 2 ст. 114 УК РФ:

Объективные: причинение вреда; тяжкий или средней тяжести вред здоровью; превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление; причинная связь.

Субъективные: вина в виде прямого или косвенного умысла; вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Уяснение признаков состава данного преступления тесно связано с таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, является правомерным при соблюдении следующих условий:

а) вред может причиняться только лицу, совершившему преступление (а не административное, дисциплинарное или гражданско-правовое правонарушение), при условии, что не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или исполнения обвинительного приговора. Не имеет принципиального значения то обстоятельство, оконченным или неоконченным было это преступление, было ли оно совершено в соучастии;

б) вред причиняется только при наличии твердой уверенности, что именно данное лицо совершило преступление (т.е. когда есть бесспорные доказательства этого);

в) вред задерживаемому может быть причинен лишь при наличии реальных оснований полагать, что он уклоняется от уголовной ответственности (например, пытается скрыться от правоохранительных органов);

г) вред может причиняться лицу при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. Наличие других целей (например, мести, самочинной расправы, самосуда) исключает правомерность такого поведения, и ответственность наступает на общих основаниях;

д) причинение вреда лицу, совершившему преступление, должно быть вынужденной мерой, когда иными средствами задержать его не представлялось возможным (нельзя, например, говорить о правомерности причинения вреда, если задерживаемый не оказывает сопротивления или его сопротивление можно быстро преодолеть простым удержанием);

е) вред, причиняемый такому лицу, должен соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Соразмерность причиненного вреда характеру и степени общественной опасности совершенного преступления не означает, что он должен быть равным или даже меньше вреда, имевшего место в результате этого преступления. Нередко ситуация задержания быстротечна, динамична и не оставляет достаточного времени на поиск задерживающим, действующим к тому же в экстремальной психологической обстановке, оптимального варианта поведения. Поэтому от него нельзя требовать, чтобы средства задержания абсолютно соответствовали характеру и общественной опасности совершенного преступления. В связи с этим иногда причиненный задерживаемому вред может быть даже и большим по сравнению с вредом, который он нанес сам.

Вместе с тем одного лишь соответствия причиненного вреда характеру и степени общественной опасности совершенного преступления для признания его правомерности недостаточно. Необходимо, чтобы и обстановка задержания диктовала целесообразность использования такого "силового" решения (т.е. связанного с причинением вреда задерживаемому).

« Обстановка задержания включает в себя комплекс разнообразных условий, характеризующих, в частности, степень интенсивности и способ уклонения задерживаемого; время и место задержания (по общему правилу ночное время, гористая или лесистая местность дают основания для применения более решительных мер); личность преступника и силы задерживающих (нельзя признавать правомерным причинение тяжкого вреда здоровью задерживаемого, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление против личности, если он не был вооружен и не оказывал правоохранительным органам сопротивления при задержании))»[60] .

Согласно ст. 38 УК РФ правомерное причинение вреда задерживаемому в отличие от необходимой обороны может иметь место только после совершения последним преступления. Причинение вреда лицу в момент совершения им преступления оценивается по правилам необходимой обороны. По этим же правилам необходимо рассматривать факты причинения вреда задерживаемому, совершившему преступление, когда в процессе задержания последний оказывал задерживающим сопротивление, обладавшее свойствами общественно опасного посягательства.

Характеристика тяжкого или средней тяжести вреда здоровью аналогична рассмотренной в ст. 112 и 113 УК РФ. Причинение в аналогичной ситуации легкого вреда здоровью потерпевшего вообще исключает уголовную ответственность.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

В юридической литературе справедливо выделяют три типичные ситуации превышения мер по задержанию лица, совершившего преступление:

«1) в случае причинения преступнику такого вреда, который не вызывался необходимостью его задержания (когда задержание было возможно путем причинения гораздо меньшего вреда);

2) в случае, когда вред, причиненный лицу, совершившему преступление, хотя и был необходимым для его задержания, однако явно не соответствовал характеру и степени опасности совершенного преступления;

3) в случаях превышения пределов того и другого одновременно»[61] .

К подобным действиям, например, можно отнести случаи причинения тяжкого вреда здоровью вору-карманнику или средней тяжести вреда здоровью лицу, нанесшему побои в пьяной драке, при доставлении их в отдел внутренних дел; прицельный выстрел, повлекший тяжкое ранение браконьера, ловившего рыбу с применением самоходного плавающего средства и пытавшегося убежать при окрике рыбинспектора.

При расследовании, судебном разбирательстве уголовных дел по ч. 2 ст. 114 УК РФ необходимо также помнить, что для определенных категорий сотрудников правоохранительных органов задержание лиц, совершивших преступление, является профессиональной обязанностью. В связи с этим закон наделяет их дополнительными правами при задержании преступников по сравнению с обычными гражданами (соответственно и ответственность этих лиц за злоупотребление такими правами будет более строгой). Например, согласно п. 4 ст. 14, п. 4 ст. 15 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» [62] сотрудники милиции могут применять специальные средства, имеющиеся на вооружении милиции, в частности, для задержания лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться, а также применять огнестрельное оружие для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, или лица, оказывающего вооруженное сопротивление. С учетом поражающих свойств оружия это фактически означает, что тяжкое огнестрельное ранение может быть причинено при задержании лиц, совершивших, например, такое тяжкое преступление против собственности, как кража в крупном размере, грабеж с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище.

Правомерным является также применение огнестрельного оружия сотрудниками уголовно-исполнительной системы для задержания лица, совершающего побег.

Во всех приведенных выше случаях при соблюдении соответствующих условий применение оружия, а следовательно, и причинение вреда здоровью (в том числе тяжкого или средней тяжести) должно признаваться правомерным.

Обязательным признаком является наличие причинной связи между превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, и причинением вреда здоровью.

Анализируемое преступление имеет материальный состав и считается оконченным с момента причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 114 УК РФ, совершается с прямым или косвенным умыслом. Лицо осознает, что при задержании лица, совершившего преступление, оно нарушает пределы необходимости, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого или средней тяжести вреда задерживаемому и желает его наступления (прямой умысел) либо, осознавая общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления такого вреда, не желает, но сознательно допускает наступление указанных последствий либо относится к этому безразлично (косвенный умысел). Нередко умысел является неопределенным (например, когда сотрудники правоохранительных органов применяют без необходимости специальные средства при задержании лица, совершившего преступление небольшой тяжести, что влечет причинение вреда его здоровью). Неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не влечет уголовной ответственности.

Данное преступление совершается с целью задержания лица и доставления его в соответствующие органы власти.

Субъект преступления - вменяемое, достигшее 16-летнего возраста лицо, как частное, так и должностное, как правило, сотрудник правоохранительного органа.

Таким образом, делая вывод по рассмотренному вопросу отметим, что в ч. 1 ст. 114 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за причинение вреда здоровью при эксцессе обороны, а в ч. 2 - при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. От описанного в ч. 1 и 2 ст. 108 УК РФ данное преступление отличается объектом (им является здоровье, а не жизнь) и характером наступивших последствий (при эксцессе обороны таковым является причинение тяжкого вреда, а по ч. 2 - причинение тяжкого или средней тяжести вреда).

Следовательно, заголовок статьи не полностью соответствует ее содержанию. В действительности причинение вреда средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо, а уголовная ответственность за это наступает лишь в случае превышения мер по задержанию. Таким образом, предлагаем изменить заголовок ст. 114 УК РФ с действующего на следующий: «Статья 114. Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны; причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Субъективную сторону причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, составляет только умысел, что следует из текста ч. 1 и 2. Виды умысла - прямой или косвенный. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности уголовной ответственности не влечет. Если тяжкий вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, повлек за собой по неосторожности смерть посягающего или задерживаемого, содеянное надлежит квалифицировать только по ст. 114 УК РФ, поскольку неосторожное причинение смерти при превышении мер уголовной ответственности не влечет.

Деяния, указанные в ч. 1 и 2 ст. 114 УК РФ относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Заключение

В заключение изложенного в дипломном исследовании подведем итоги и сделаем следующие выводы:

Учитывая негативные тенденции роста насильственной преступности, проблема законодательного закрепления понятия «вред здоровью» с целью единообразного толкования уголовно-правовых норм, использующих медицинские категории, приобретает все большую остроту и значимость. Само понятие «вред здоровью» является комплексным и межотраслевым. Это обусловливает существование различных подходов к изучению данной проблемы. Большинство авторов сходятся во мнении, что в основе определения исследуемого термина должны лежать фундаментальные положения не только юридической, но и медицинской науки.

В связи с этим на основе комплексного анализа понятия «вред здоровью» предлагаем внести изменения в УК РФ, дополнив его отдельной статьей, закрепляющей понятие «вред здоровью», например в следующей формулировке: «Вред здоровью – это травма, заболевание или патологическое состояние, физическая боль, физическое недомогание, возникшие в результате действия (бездействия) человека с использованием факторов окружающей среды (механических, физических, химических, биологических, психических и т.д.)».

Причинение вреда здоровью человека наказуемо по многим статьям УК РФ. Общими нормами, дающими представление о понятии и видах вреда здоровью человека, являются ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ. Однако причинение вреда здоровью может быть не только основным деянием в объективной стороне состава преступления, но и выступать средством совершения какого-либо другого преступления. В последнем качестве причинение вреда здоровью часто не требует дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности. Например, всегда, когда в уголовном законе термин «насилие» употребляется без оговорки, что оно не опасно для жизни или здоровья, считается, что одним из его последствий является причинение вреда здоровью.

Таким образом, дела вывод по рассмотренному вопросу отметим, что наиболее опасный вид посягательства на здоровье человека - тяжкий вред здоровью, имеющий явную тенденцию к росту.

К тяжкому вреду отнесены:

а) опасный для жизни вред. Таковым признается вред здоровью, вызывающий угрожающее жизни состояние, которое может закончиться смертью; им могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. К числу опасных для жизни относятся, например, проникающие ранения черепа и позвоночника, открытые переломы длинных трубчатых костей, повреждение крупных кровеносных сосудов, ожоги второй степени, превышающие 30% поверхности тела, и т.п. Такого рода повреждения, относимые к первой группе, по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего. Ко второй группе относятся повреждения, которые вызывают развитие угрожающего жизни состояния (кома, массивная кровопотеря, шок тяжелой степени и т.п.);

б) неопасные для жизни, относящиеся к тяжкому по последствиям виду вреда. К ним относятся потеря зрения, речи, слуха, утрата какого-либо органа или утрата органом его функций; прерывание беременности; психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией; неизгладимое обезображивание лица.

Тяжкий вред составляет также причинение вреда, вызвавшее значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 1/3 или заведомо для виновного полную утрату потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Следует отметить, что ранее действовали Правила производства судебно-медицинских экспертиз, утвержденные Приказом Минздрава РФ от 10.12.1996 г. (в ред. от 05.03.1997 г.), в которых подробно были описаны все признаки причинения любого вреда здоровью. Однако, Департаментом регистрации и контроля за ведомственными нормативным актами Минюста России отказано в государственной регистрации указанных Правил в связи с их противоречием действующему законодательству. Образовался правовой вакуум. Тем не менее судебная практика по-прежнему ориентируется на положения указанных Правил. В связи с этим считаем необходимым предложить законодателю разработать новые правила производства судебных экспертиз, необходимых для законного ориентира судебной практики.

Объективная сторона причинение тяжкого вреда здоровью выражается в деянии, причинившем тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией, или выразившийся в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме умысла, прямого или косвенного. Виновный осознает, что посягает на здоровье потерпевшего, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда здоровью в виде одного из вышеуказанных последствий и желает их (при прямом умысле) или не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (при косвенном умысле).

УК РФ предусматривает умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК), не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительно стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня).Под зрительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть следует понимать стойкую утрату общей трудоспособности от 10 до 30%.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной (умысле может быть как прямым, так и косвенным).

Субъект преступления – лицо, достигшее четырнадцати лет.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК). Объективная сторона данного преступления характеризуется деянием, причинившим тяжкий или средней тяжести вред потерпевшему, при смягчающем обстоятельстве коим является аффект. Субъект преступления – лицо, достигшее шестнадцати лет. Наказывается это притупление ограничением или лишением свободы на срок до 2 лет.

Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых при задержании лица, совершившего преступление (ст. 114 УК). В ч. 1 ст. 114 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за причинение вреда здоровью при эксцессе обороны, а в ч. 2 - при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. От описанного в ч. 1 и 2 ст. 108 УК РФ данное преступление отличается объектом (им является здоровье, а не жизнь) и характером наступивших последствий (при эксцессе обороны таковым является причинение тяжкого вреда, а по ч. 2 - причинение тяжкого или средней тяжести вреда).

Следовательно, заголовок статьи не полностью соответствует ее содержанию. В действительности причинение вреда средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо, а уголовная ответственность за это наступает лишь в случае превышения мер по задержанию.

Таким образом, предлагаем изменить заголовок ст. 114 УК РФ с действующего на следующий: «Статья 114. Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны; причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Субъективную сторону причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, составляет только умысел, что следует из текста ч. 1 и 2. Виды умысла - прямой или косвенный. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности уголовной ответственности не влечет. Если тяжкий вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, повлек за собой по неосторожности смерть посягающего или задерживаемого, содеянное надлежит квалифицировать только по ст. 114 УК РФ, поскольку неосторожное причинение смерти при превышении мер уголовной ответственности не влечет.

Деяния, указанные в ч. 1 и 2 ст. 114 УК РФ относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ) имеет место только в случаях, когда оно вызывает кратковременное расстройство здоровья потерпевшего или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (21 день).

Под незначительной стройкой утратой трудоспособности следует понимать стойкую утрату общей трудоспособности. равную 5%. Наказывается причинение такого вреда штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами, ибо арестом.

Ответственность за это преступление установлена с шестнадцатилетнего возраста. Преступление отнесено к преступлениям небольшой тяжести, возбуждается оно не иначе как по жалобе потерпевшего, а в случае примирения его с обвиняемым дело подлежит прекращению.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. 1993. 25 декабря. № 237.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года (в ред. от 22.07.2008) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.

3. Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (в ред. от 02.10.2007) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 г. № 16. Ст. 503.

4. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года № 5487-I // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 33. Ст. 1318.

5. Постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 35. Ст. 4308.

6. Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений от 11 декабря 1978 г. (утратили силу) // Бюллетень Министерства юстиции СССР. 1979. № 1 - 2.

7. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 10.12.1996 г. № 407 (в ред. от 05.03.1997 г.) «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» (утратил силу в связи с изданием Приказов Минздрава РФ от 14.09.2001 № 361, от 21.03.2003 № 119) // Медицинская газета. 1997. № 23.

8. Авдеев М.И. Преступления против личности и уголовно-правовая терминология // Правоведение. 1979. № 2.

9. Бедрин А.М. О содержании и трактовке понятий «здоровье», «вред здоровью» и критериев степени их тяжести (применительно к проекту нового УК РФ) // Судебно-медицинская экспертиза. 1996. № 3.

10. Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью: Дис.... канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2001.

11. Большая медицинская энциклопедия. – М., 1978. Т. 8.

12. Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. – М., 1966.

13. Боткин Я.А. Преступный аффект как условие невменяемости: Вступительная лекция в курсе судебной психопатологии. – М., 1893.

14. Быстров С.А. Ответственность за причинение вреда здоровью при необходимой обороне // Российский следователь. 2007. № 3.

15. Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Судебно-медицинская экспертиза. 1997. № 2.

16. Винокуров И.В., Томилин В.В. Судебная медицина: Учебник. М., 2001.

17. Гродзинский М.М. Преступления против личности. – М., 1925.

18. Дагель П.С., Котов П.Д. Субъективная сторона преступления и ее установление. – Воронеж, 1974.

19. Дубовец П.А. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. – М., 1964.

20. Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / Под ред. А.И. Долговой. – М., 2001.

21. Зарегистрированные преступления и выявленные лица в 1997 - 1999 годах в разрезе статей Особенной части УК РФ (приложение 1) // Власть: криминологические и правовые проблемы. – М., 2001.

22. Зарегистрированные преступления и выявленные лица в 2002 - 2006 годах в разрезе статей Особенной части УК РФ (приложение 1) // Преступность, криминология, криминологическая защита. – М., 2007.

23. Иванов П.И. Психология. – М., 1959.

24. Игнатьев В.И., Громов М.Д., Лукин Н.С. Психология. – М.: Юрлитиздат, 1965.

25. Кадников Н.Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. – М.: Наука, 2008.

26. Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. – М., 1998.

27. Клинические лекции: Бесплатное приложение к «Врачебной газете». 1901. № 17.

28. Козлов В.В. О новой классификации и основных критериях оценки тяжести вреда здоровью по проекту УК РФ // Становление правового порядка в Российском государстве: Реальность и перспектива. – Саратов, 1995.

29. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). – Спб.: «Питер», 2007.

30. Кондрашова Т.А. Субъективная сторона преступления. Т. 2 // Уголовное право. Пределы и виды дифференциации уголовной ответственности. – Екатеринбург, 1992.

31. Коновалов А., Шарапов Р. Понятие вреда здоровью в условиях правовой дезориентации судебно-медицинской экспертизы живых лиц // Уголовное право. 2007. № 1.

32. Коновалов В.С. Уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью: Дис.... канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2002.

33. Константинов П. Уголовная ответственность за истязание // Законность. 2000. № 4.

34. Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. – М., 1999.

35. Мирзаметова А.М. Роль суда и прокуратуры в профилактике преступлений в виде причинения вреда здоровью // Российский судья. 2007. № 9.

36. Нестеренко Ю.А. Хирургические болезни. – М., 1978.

37. Пионтковский А.Л., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. – М., 1955. Т. 1.

38. Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. – М., 2004.

39. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб., 2003.

40. Самолюк И. Ответственность за истязание // Советская юстиция. 1965. № 12.

41. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления психологической экспертизы. – М.: Юрайт-Издат, 2007.

42. Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Особенная. – СПб., 1894.

43. Титов Б.Н. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: субъективныепризнаки преступления // Журнал российского права. 2001. № 12.

44. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. – М., 1957.

45. Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 УК РФ // Российский следователь. 2005. №

46. Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Российский следователь. 2005. № 8.

47. Читлов Д.С. Охрана здоровья граждан от тяжких насильственных посягательств. Уголовно - правовое и криминологическое исследование / Под ред. И.С. Ноя. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974.

48. Шарапов Р.Д. Психический вред в уголовном праве // Уголовное право. 2004. № 2.

49. Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. – СПб., 2001.

50. Hunfeld J.A.M., Passchier J. Боль и оценка степени боли у детей // Рус. мед. журнал. Т. 5. 1997. № 7.

Судебная практика

51. Материалы уголовного дела № 011 1227 2008 // Архив Центрального РУВД г. Тулы.

52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 (в ред. Постановления Пленума ФС РФ № 7 от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» // Российская газета. 1999. 9 февраля.

53. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // правовая система ГАРАНТ.

54. Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР // БВС РСФСР. 1992. № 8.

55. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 1.

Интернет-ресурсы

56. Официальный сайт МВД РФ // http://www.mvdinform.ru/.


[1] Коновалов А., Шарапов Р. Понятие вреда здоровью в условиях правовой дезориентации судебно-медицинской экспертизы живых лиц // Уголовное право. 2007. № 1. С. 15.

[2] См.: Коновалов В.С. Уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью: Дис. ... канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2002. С. 61; Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. – СПб., 2001. С. 116.

[3] Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений от 11 декабря 1978 г. // Бюллетень Министерства юстиции СССР. 1979. № 1 - 2.

[4] См., напр.: Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Особенная. – СПб., 1894. С. 139; Пионтковский А.Л., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. – М., 1955. Т. 1. С. 569; Гродзинский М.М. Преступления против личности. – М., 1925. С. 24.

[5] Козлов В.В. О новой классификации и основных критериях оценки тяжести вреда здоровью по проекту УК РФ // Становление правового порядка в Российском государстве: Реальность и перспектива. – Саратов, 1995. С. 225 - 256.

[6] Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Судебно-медицинская экспертиза. 1997. № 2. С. 42 - 43.

[7] Авдеев М.И. Преступления против личности и уголовно-правовая терминология // Правоведение. 1979. № 2. С. 89.

[8] Нестеренко Ю.А. Хирургические болезни. – М., 1978. С. 130.

[9] Винокуров И.В., Томилин В.В. Судебная медицина: Учебник. М., 2001. С. 23 - 90.

[10] Большая медицинская энциклопедия. – М., 1978. Т. 8. С. 273.

[11] Большая медицинская энциклопедия. – М., 1978. Т. 18. С. 417.

[12] Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) используется для преобразования словесной формулировки диагнозов болезней (травм) и других проблем, связанных со здоровьем, в буквенно-цифровые коды, которые обеспечивают удобство хранения, извлечения и анализа данных. Основывается на рекомендациях и принципах, разработанных ВОЗ.

[13] Вермель И.Г., Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового Уголовного кодекса РФ // Судебно-медицинская экспертиза. 1997. № 2. С. 42 - 43.

[14] Бедрин А.М. О содержании и трактовке понятий «здоровье», «вред здоровью» и критериев степени их тяжести (применительно к проекту нового УК РФ) // Судебно-медицинская экспертиза. 1996. № 3. С. 19 - 22.

[15] Большая медицинская энциклопедия. – М., 1978. Т. 3. С. 294.

[16] Hunfeld J.A.M., Passchier J. Боль и оценка степени боли у детей // Рус. мед. журнал. Т. 5. 1997. № 7. С. 420.

[17] Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. – СПб., 2001. С. 120.

[18] Клинические лекции: Бесплатное приложение к «Врачебной газете». 1901. № 17. С. 21.

[19] Дубовец П.А. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. – М., 1964. С. 8.

[20] См.: Константинов П. Уголовная ответственность за истязание // Законность. 2000. № 4. С. 8-10.

[21] Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. – СПб., 2001. С. 121.

[22] См., например Самолюк И. Ответственность за истязание // Советская юстиция. 1965. № 12. С. 21.

[23] Шарапов Р. Психический вред в уголовном праве // Уголовное право. 2004. № 2. С. 81.

[24] Там же. С. 81.

[25] См., например: Безручко Е.В. Уголовная ответственность за причинение вреда здоровью: Дис. ... канд. юрид. наук. – Ростов н/Д, 2001. С. 33.

[26] Постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 35. Ст. 4308.

[27] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. 1993. 25 декабря. № 237.

[28] Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года № 5487-I // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 33. Ст. 1318.

[29] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). – Спб.: «Питер», 2007. С. 229.

[30] Приказ Министерства здравоохранения РФ от 10.12.1996 г. № 407 (в ред. от 05.03.1997 г.) «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» (утратил силу в связи с изданием Приказов Минздрава РФ от 14.09.2001 № 361, от 21.03.2003 № 119) // Медицинская газета. 1997. № 23.

[31] Материалы уголовного дела № 011 1227 2008 // Архив Центрального РУВД г. Тулы.

[32] П. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 (в ред. Постановления Пленума ФС РФ № 7 от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» // Российская газета. 1999. 9 февраля.

[33] П. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 (в ред. Постановления Пленума ФС РФ № 7 от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» // Российская газета. 1999. 9 февраля.

[34] Титов Б.Н. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: субъективныепризнаки преступления // Журнал российского права. 2001. № 12. С. 55.

[35] Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР // БВС РСФСР. 1992. № 8. С. 9-10.

[36] Там же.

[37] См.: Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. – М.: Госюриздат, 1955. С. 584.

[38] См., например: Читлов Д.С. Охрана здоровья граждан от тяжких насильственных посягательств. Уголовно - правовое и криминологическое исследование / Под ред. И.С. Ноя. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974. С. 93.

[39] Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. – М., 1966. С. 223.

[40] См.: БВС РСФСР. 1995. № 5. С. 14.

[41] Зарегистрированные преступления и выявленные лица в 1997 - 1999 годах в разрезе статей Особенной части УК РФ (приложение 1) // Власть: криминологические и правовые проблемы. – М., 2001. С. 368.

[42] Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / Под ред. А.И. Долговой. – М., 2001. С. 533.

[43] Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. – М., 2004. С. 92.

[44] Зарегистрированные преступления и выявленные лица в 2002 - 2006 годах в разрезе статей Особенной части УК РФ (приложение 1) // Преступность, криминология, криминологическая защита. – М., 2007. С. 337.

[45] Официальный сайт МВД РФ // http://www.mvdinform.ru/.

[46] Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления психологической экспертизы. – М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 45.

[47] См.: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. – М., 1957. С. 288 - 289; Кондрашова Т.А. Субъективная сторона преступления. Т. 2 // Уголовное право. Пределы и виды дифференциации уголовной ответственности. – Екатеринбург, 1992. С. 41; Дагель П.С., Котов П.Д. Субъективная сторона преступления и ее установление. – Воронеж, 1974. С. 191.

[48] Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления психологической экспертизы. – М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 34.

[49] Боткин Я.А. Преступный аффект как условие невменяемости: Вступительная лекция в курсе судебной психопатологии. – М., 1893. С. 11.

[50] Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб., 2003. С. 59 - 61.

[51] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 1. С. 20 - 21.

[52] Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 УК РФ // Российский следователь. 2005. № 7. С. 29.

[53] Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. – М., 1999. С. 97.

[54] Игнатьев В.И., Громов М.Д., Лукин Н.С. Психология. – М.: Юрлитиздат, 1965. С. 228.

[55] Иванов П.И. Психология. – М., 1959. С. 276.

[56] Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Российский следователь. 2005. № 8. С. 37.

[57] Мирзаметова А.М. Роль суда и прокуратуры в профилактике преступлений в виде причинения вреда здоровью // Российский судья. 2007. № 9. С. 27.

[58] Быстров С.А. Ответственность за причинение вреда здоровью при необходимой обороне // Российский следователь. 2007. № 3. С. 19.

[59] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // правовая система ГАРАНТ.

[60] Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. – М., 1998. С. 41-42.

[61] Кадников Н.Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. – М.: Наука, 2008. С. 22.

[62] Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (в ред. от 02.10.2007) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий