регистрация / вход

Признаки организованной группы. Отличие от группы лиц по предварительному сговору и преступного сообщества

Признаки организованной преступности. Предварительный сговор. Основные признаки организованной группы. Осуществление планирования и подготовки преступления. Отличие организованной группы от преступного сообщества. Применение статей уголовного закона.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

«ЧитГУ»

Институт переподготовки и повышения квалификации

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине

Уголовное право (общая часть)

Вариант № 4

(Признаки организованной группы. Отличие от группы лиц по предварительному сговору и преступного сообщества).

Выполнил:

студент

группы № ЮВ-07-3

Чита 2008


Содержание:

Введение

1. Признаки организованной группы

2. Отличие организованной группы от группы по предварительному сговору

3. Отличие организованной группы от преступного сообщества

Заключение

Список используемых источников и литературы


Введение

В науке уголовного права уже давно идет дискуссия о признаках организованной группы. Это связано с тем, что правильное понимание в теории уголовного права и следственно-судебной практике этих признаков должно предотвратить необоснованное и незаконное использование совершения преступлений организованной группой как квалифицирующего признака, что влечет за собой по уголовному закону значительное усиление для виновных лиц наказания.

При решении вопроса о том, является ли преступная группа организованной, следует исходить из положений п. 3 ст. 35 УК РФ, где указывается, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Уголовный закон определяет только два обязательных признака организованной группы: первый - устойчивость личного состава группы и второй - целью объединения лиц в группу является совершение одного или нескольких преступлений. Однако указанных двух признаков организованной группы явно недостаточно, чтобы отграничить ее, например, от группы лиц по предварительному сговору, так как и та и другая обладают определенной устойчивостью и все лица, входящие в группу, также объединились с целью совершения преступления. В данной работе мы постараемся раскрыть признаки организованной группы и отличить ее от группы по предварительному уговору и преступного сообщества.


1. Признаки организованной группы

В соответствии со статьей 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа характеризуется высоким уровнем организованности, планирования и тщательной подготовки преступлений, распределением ролей между соучастниками. Признаками организованной группы являются устойчивость и предварительное объединение членов группы для совершения одного или нескольких преступлений

В специальной литературе существует мнение, что одним из основных отличительных признаков организованной группы является предварительная соорганизованность для совершения одного или нескольких преступлений. Так, В. Осин говорит о разных уровнях соорганизованности преступных групп[1] . Р.Р. Галиакбаров характеризует организованную группу как "формирование, сорганизовавшееся для более успешного совершения преступления"[2] . Предварительный сговор выступает лишь как один из элементов предварительной соорганизованности. Сговор заключается в достижении определенной договоренности на согласованное направление усилий в процессе общественно опасного посягательства. К сожалению, в судебно-следственной практике, как правило, констатируется лишь сам факт предварительного сговора и не выясняются все обстоятельства, имеющие отношение к предварительной соорганизованности. Сговор налицо в тех случаях, когда совместная деятельность участников организованной группы, объединение их сил и возможностей в процессе непосредственного совершения преступления обусловлены соглашением между ними, согласно которому у участников группы возникают взаимные обязательства по выполнению определенных функций, на "согласованную часть единого группового посягательства". Кроме этого, налицо также возможность требовать от других участников группы исполнение их обязательств как в процессе непосредственного преступления, так и по вопросу использования преступных результатов.

При совершении преступления организованной группой сговор должен носить характер предварительного, т.е. соглашение должно быть достигнуто до начала совершения преступления. В этом случае каждый участник выполняет с самого начала более или менее конкретное обязательство, взятое им в результате сговора. Существование сговора является одним из проявлений приготовления к совершению преступления в соучастии и свидетельствует о том, что умысел на совершение преступления у участников группы является заранее обдуманным и что осуществляется предварительная подготовка к организованному общественно опасному посягательству.

В одном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ - N 6 от 10 февраля 2000 года "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" - предлагается еще один набор признаков организованной группы. Авторы Постановления указывают: "В соответствии с законом (статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя"

Это Постановление вводит новый признак организованной группы - наличие в группе организатора и руководителя. В этом случае Верховный Суд РФ высказал весьма верную позицию. Действительно, наличие в преступной группе лидера (организатора) является важным признаком организованной группы, так как только в преступных группах высокого психологического развития - организованных преступных группах и преступных организациях - феномен лидерства представлен в его классическом виде. В этих группах лидер проходит путь от лица, обладающего склонностью к лидерству и проявляющего эти склонности от случая к случаю, к подлинному руководителю, организатору преступной группы.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ - N 29 от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" содержит новые указания о признаках организованной группы.

"Организованная группа, - указывается в Постановлении, - характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла"[3] .

Пленум Верховного Суда РФ предпринял попытку разъяснить, что понимать под устойчивостью организованной группы. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ указывается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства, например специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

Таким образом, к основным признакам организованной группы следует отнести:

- устойчивость;

- наличие организатора, руководителя;

- осуществление планирования и подготовки преступления;

- распределение ролей при совершении преступления между членами группы.

2. Отличие организованной группы от группы по предварительному сговору.

Как уже отмечалось выше статья 35 УК РФ устанавливает четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация).

Рассмотрим, чем же организованная преступная группа лиц отличается от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору?

Первое различие связано с тем, что в группе лиц по предварительному сговору общее соглашение о совершении преступления достигается заранее, до его реального совершения. Сговор на совершение группового преступления отличается от простого согласия, решения на совместное совершение преступления именно тем, что носит предварительный характер, т.е. существует временной промежуток между принятием решения о совершении группового преступления и его реальным выполнением.

Второе различие заключается в психологическом характере самих групп. Группа лиц - это во многом случайная, ситуативная группа, члены которой приняли решение о совершении совместного преступления во многом в силу того, что оказались вместе в данном месте, в результате внезапно возникшей ситуации. Некоторые члены такой группы принимают участие в совершении преступления из чувства солидарности, в то время как объединение их в группу носило совсем другие, часто не преступные цели.

В преступных группах рассматриваемого вида отсутствуют четкие психологическая и функциональная структуры, не выделился лидер, решения принимаются коллективно, в основном на фоне конкретной ситуации и нередко под влиянием эмоций. Целью объединения первоначально может быть не совершение преступления, а удовлетворение потребностей в общении. Роли при совершении преступления в группе лиц, как правило, не распределяются - соучастники совершают преступление совместными действиями, сообща. Многие действия соучастников осуществляются без продуманного плана, в соответствии с ситуацией, под влиянием эмоций и сиюминутных порывов.

Степень сплоченности таких групп небольшая, взаимная зависимость, поддержка и защита в случаях задержания проявляется слабо. На допросах участники преступных групп такого вида обычно дают правдивые показания.

Иной психологический характер носит преступная группа лиц, совершающих преступления по предварительному сговору. Она более организованна, состав ее в определенной степени стабилизирован, ярко выражена антиобщественная установка, группа переходит к совершению серии часто однородных преступлений, однако пока нет еще четких планов совместной деятельности.

Здесь также нет лидера, но сформировалось, как правило, руководящее ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Обычно его составляют самые деморализованные ее члены, с явно выраженной антиобщественной установкой. Деловые отношения по поводу совершения групповых преступлений приобретают все большее значение. Но в то же время межличностные отношения, личные симпатии продолжают играть главную роль.

В целом группа лиц по предварительному сговору является как бы промежуточной между группой лиц и организованной группой, поэтому по конкретным уголовным делам в группах этого вида могут быть обнаружены отдельные признаки, как группы лиц, так и организованной группы.

Один из основных признаков организованной группы - ее устойчивость, на что прямо указано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Группа лиц по предварительному сговору тоже достаточно устойчива, поскольку между сговором ее членов до совершения группового преступления существует определенный промежуток времени, в течение которого группа не распадается. И все же это разного уровня, разного качества устойчивость.

Устойчивость группы лиц по предварительному сговору отличается от устойчивости как признака организованной группы тем, что в первом случае формирование преступной группы еще не завершено, состав ее не стабилизировался, члены группы свободно выходят из нее, так же легко появляются новые члены. Изучение уголовных дел показывает, что очень редки случаи, когда группа совершает преступление в полном составе. Однако всегда участвуют в преступлениях лица, составляющие активное и руководящее ядро преступной группы.

Устойчивость организованной группы как ее основной признак носит несколько иной характер: имеет место стабильность, постоянство ее состава, вхождение в группу новых членов затруднено, а к выходу кого-либо из группы остальные члены относятся резко отрицательно. Но самое главное отличие заключается в том, что совместная преступная деятельность рассчитана на длительное время. Как правильно заметила Н. Кузнецова, "в судебной практике вывод об устойчивости группы часто обосновывается длительностью или многоэпизодностью преступной деятельности"[4] .

С этих позиций не выдерживает критики указание ч. 3 ст. 35 УК РФ о том, что организованная группа - это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся, в частности, для совершения одного преступления. На наш взгляд, нет оснований говорить об организованной группе, если она создана только для совершения одного преступления, а совершив его, прекращает свое существование.

Кроме устойчивости организованная группа характеризуется такими признаками: формирование психологической структуры группы, выдвижение лидера - ее организатора и руководителя; распределение ролей при совершении преступлений; тщательная подготовка к совершению преступления; возможность использования сложных способов преступления; поддержание в группе строгой дисциплины; замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; выработка единой ценностно - нормативной ориентации; распределение преступных доходов в соответствии с положением лица в структуре группы; создание специального денежного фонда.

Установление большинства указанных признаков позволяет весьма надежно квалифицировать преступную группу как организованную и отграничить ее от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору.

3. Отличие организованной группы от преступного сообщества

Современное понимание организованной преступной группы позволяет определять ее как устойчивую группу из трех или более лиц, предварительно объединившихся для совершения нескольких преступлений либо одного преступления, требующего тщательной подготовки. Такая трактовка соответствует нынешним криминологическим реалиям.

Среди признаков организованной группы обозначаются: устойчивость, тщательная подготовка и планирование преступления, распределение ролей между соучастниками, жесткая дисциплина, наличие в ее составе организатора и руководителя. Что касается устойчивости как главного конструктивного признака организованной группы, то ее объективное проявление составляет в первую очередь длительный или интенсивный короткий период преступной деятельности, складывающейся из значительного числа преступлений или образующей в своей совокупности единое преступное поведение, осуществляемое участниками такой группы.

В отличие от организованной группы, преступное сообщество - это в первую очередь более совершенная в организационно-структурном плане форма соучастия, а именно структурированное, состоящее из двух или более организованных групп иерархическое объединение, созданное для систематического совершения преступлений. Согласно закону, такие преступления должны быть тяжкими или особо тяжкими.

Однако по этому признаку на практике бывает трудно разграничить преступное сообщество и организованную группу, поскольку и она довольно часто характеризуется направленностью на совершение тяжких и особо тяжких криминальных посягательств.

В большинстве случаев на практике имеет место перерастание организованной группы в преступное сообщество (с одновременным совершенствованием организационно-структурного уровня), реже - объединение нескольких самостоятельных группировок в целях консолидации, перераспределения сфер влияния. На это обстоятельство обращал внимание и Верховный Суд РФ[5] .

Важнейшими (уголовно-правовыми и криминологическими) признаками преступного сообщества являются: сложная (многоуровневая) структура преступного формирования; наличие в рамках криминального образования структурных подразделений (бригад, звеньев, блоков и т.д.); руководство преступным формированием сильным, авторитарным лидером; разделение функций управления сообществом и участия в конкретных преступлениях; устойчивость преступной структуры и сплоченность ее участников, достигаемая посредством иерархии подчинения, строжайшей дисциплины, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного "устава" сообщества, круговой поруки, разработки специальных мер защиты и конспирации и т.д.; установление контактов с должностными лицами государственных и муниципальных, в том числе правоохранительных, органов (коррупционные связи); стремление в максимальной степени обезопасить криминальное формирование от разоблачения и ликвидации, придать противоправной деятельности внешне легальный характер.

Можно выделить следующую важную закономерность, позволяющую отграничивать организованную группу от преступного сообщества. Если в организованной группе ее лидер - организатор и (или) руководитель - зачастую сам участвует в совершении преступлений, для которых создается криминальное формирование, то в преступном сообществе функции руководства обычно отделены от участия в конкретных преступлениях. Лидер сообщества лишь отдает распоряжения "подчиненным", осуществляет общее руководство преступной деятельностью, обычно через своих приближенных, руководителей соответствующих подразделений (блоков, звеньев, бригад), другими словами, обладает полным объемом организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций по руководству и управлению сообществом.

Еще одно характерное отличие организованной группы от преступного сообщества - способность последнего к своеобразной "регенерации". Преступное сообщество даже после ликвидации правоохранительными органами одного или нескольких структурных подразделений и привлечения их членов к уголовной ответственности может возобновить криминальную деятельность: в ряды сообщества рекрутируются новые участники; возможно, происходит слияние с другими группировками; одновременно с этим осваиваются и новые пути извлечения преступных доходов. Исключение - лишь нейтрализация руководящего звена ("мозгового центра") преступного сообщества, что, как правило, влечет его полную ликвидацию[6] .

Верховный Суд РФ в качестве атрибутов преступного сообщества выделяет и иные обстоятельства, которые позволяют разграничить его и организованную группу. В частности, таким обстоятельством, которому высший судебный орган придает обязательное значение при квалификации содеянного по ст. 210 УК, выступает наличие общей денежной кассы.


Заключение

Из изложенного можно сделать закономерный вывод о том, что одна из причин недостаточно эффективной борьбы с организованной преступной деятельностью - низкий уровень законодательной техники в нормах об ответственности за совершение преступления организованной группой (ч. 3 ст. 35 УК) и преступным сообществом (преступной организацией) (ч. 4 ст. 35 и ст. 210).

Между тем от точного определения признаков организованных преступных форм зависит возможность их доказывания в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, и, как следствие, применение соответствующих статей уголовного закона.

Практика показала, что, несмотря на обилие новелл в институте соучастия по действующему уголовному законодательству, многие вопросы правоприменения по отношению к различным формам совместной преступной деятельности вызывают определенные трудности, что свидетельствует о недостаточной проработанности ряда указанных норм, отсутствии их системного восприятия, внутренней противоречивости.

Работа над проблемой организованной преступности в разных формах ее проявления в теории уголовного права позволяет сделать вывод, что каждое типичное проявление организованной преступности обладает определенным сочетанием объективных и субъективных свойств, определяющих характер совместности, а также степень сплоченности и организованности лиц, объединивших свои усилия в целях совершения преступления. Материализуясь в объективных и субъективных признаках конкретного деяния, они образуют ту или иную форму соучастия, характеризующую уровень (степень) общественной опасности самого преступного объединения и, соответственно, степень общественной опасности совместно совершенного преступления и можно повториться, что от точного определения признаков организованных преступных форм зависит возможность их доказывания и, как следствие, применение соответствующих статей уголовного закона.


Список используемых источников и литературы

Нормативные правовые акты:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации, от 13.06.96. № 63-ФЗ, в ред. от 22.07.08., принят ГД ФС РФ 24.05.96. Опубликован: Собрание Законодательства РФ, 17.06.96., № 25, ст. 2954;

2. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 10.02.2000 № 6, в ред. от 06.02.07. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Опубликован: Российская газета, № 38, 23.02.2000.

3. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.12.2002 № 29, в ред. от 06.02.07 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». Опубликован: Российская газета, № 9 18.01.2003.

4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 10.06.2008 № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)». Опубликован: Российская газета, № 128, 18.06.08.

5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003 № 8.

Литература:

6. Галиакбаров Р.Р. Уголовный кодекс РФ. Научно-практический комментарий. Ярославль, 1999.

7. Кузнецова Н.Ф. Соучастие в преступлении // Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева и проф. А.В. Наумова. М., 1997.

8. Осин В. Квалификация бандитизма // Законность. 1993. N 7.

9. Кругликова Л.Л. Уголовное право России. Часть общая: Учебник для Вузов, Волтерс Клувер, 2005 г.


[1] Осин В. Квалификация бандитизма // Законность. 1993. N 7. С. 39.

[2] Галиакбаров Р.Р. Уголовный кодекс РФ. Научно-практический комментарий. Ярославль, 1999. С. 63.

[3] П. 4 Постановление Пленума Верховного Суда РФ - N 29 от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

[4] Кузнецова Н.Ф. Соучастие в преступлении // Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева и проф. А.В. Наумова. М., 1997. С. 207

[5] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8. С. 20

[6] Кругликова Л.Л. Уголовное право России. Часть общая: Учебник для Вузов, Волтерс Клувер, 2005 г. С. 121.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий