регистрация / вход

Применение специальных познаний в уголовном процессе

Роль и место специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Специалист и эксперт как лица, обладающие специальными познаниями. Основания, порядок назначения и производства экспертизы. Права участников уголовного судопроизводства.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СИБИРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра уголовного процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: ПРИМЕНЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ

В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Курсовая работа выполнена

слушателем __ курса ФЗО

________________________

(Ф.И.О., звание, должность)

________________________

Зачетная книжка № _______

Домашний адрес:

_________________________

Красноярск 2005


Содержание

Введение. 3

1. Роль и место специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Специалист и эксперт как лица, обладающие специальными познаниями. 4

2. Основания, порядок назначения и производства экспертизы. Права участников уголовного судопроизводства в связи с производством экспертизы.. 13

3. Правовые основания использования в уголовном судопроизводстве нетрадиционных специальных познаний. 20

4. Использование научно-технических средств в уголовном процессе. 22

Заключение. 23

Список используемой литературы.. 25


Введение

Термин «экспертиза» происходит от латинского «ехреrtus», что означает «опытный, сведущий». Когда говорят об экспертизе в широком смысле слова, имеют в виду любое исследование, проводимое сведущим лицом для ответа на вопросы. требующие специальных познаний. Судебные же экспертизы проводятся в связи с расследованием и рассмотрением гражданских и уголовных дел. Судебная экспертиза является важнейшей процессуальной формой применения специальных познаний в судопроизводстве в результате которого в распоряжении следствия и суда оказывается новая информация, имеющая доказательственное значение, которая не может быть получена другими процессуальными средствами.

При расследовании преступлений важно разграничивать два способа установления существенных для дела фактов: а) непосредственное восприятие; б) исследование скрытых свойств и иных взаимосвязей успешное установление скрытых свойств и взаимосвязей предметов и явлений требует применение специальных познаний, под которыми понимают познания, приобретаемые посредством специального, профессионального) образования и опыта.

Именно второму способу и посвящена данная работа, в которой раскрывается понятие специальных познаний в уголовном судопроизводстве, а также освещаются проблемы применения этих познаний. В работе автор опирается на действующее законодательство, работы отечественных ученых.


1. Роль и место специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Специалист и эксперт как лица, обладающие специальными познаниями

В криминалистической и уголовно-процессуальной литературе неоднократно предпринимались различные попытки конкретизировать понятие "специальные знания".

По мнению А. А. Эйсмана, "это знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, короче, это знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов, но... которыми не располагает адресат доказывания (следователь, суд, участники процесса и др.)", а "познания в области законодательства и науки права, иначе - юридические знания, не относятся к специальным познаниям в том смысле, в каком это понятие употребляется в законе (ст. 78 УПК РСФСР)".[1] Критикуя данную позицию, К.А. Букалов указывает, что этот аргумент (знания, "которыми не располагает адресат доказывания") "вряд ли можно признать бесспорным, так как любое сведущее в чем-то лицо, исходя из этой концепции, всегда будет располагать специальными познаниями, что, как правило, и должно быть, но только в общебытовом значении рассматриваемого понятия".[2]

З.М. Соколовский считает, что отнесение тех или иных знаний к числу "специальных зависит от того, в границах общего или специального образования изучаются закономерности, решаемые в конкретном случае".[3]

Ю.Г. Корухов относит к специальным знаниям их совокупность в определенной отрасли современной науки, техники или искусства, применяемых в целях доказывания.[4] Как и некоторые другие авторы, разделяющие эту точку зрения, он допускает в своем определении некоторую неточность, не включая в число специальных познаний умения и навыки в различных ремеслах, как это следовало из смысла уголовно-процессуального законодательства РСФСР (ст. 133.1 УПК РСФСР).

В.И. Шиканов определил специальные познания, применяемые в уголовном судопроизводстве, как знания и практический опыт, оказавшиеся необходимыми для всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Далее автор пояснил, что в "зависимости от конкретных обстоятельств дела специальные познания... могут относиться к самым различным отраслям естественных и технических наук, различным видам искусств и ремесла".[5]

И.Н. Сорокотягин утверждает, что специальные познания - это достоверные научные познания, отражающие современный уровень развития определенной отрасли науки, техники, искусства и ремесла, полученные в результате специальной подготовки или профессионального опыта, не являющиеся общедоступными и применяемые с целью установления истины по делу в случаях и в порядке, установленных законом.[6]

П. Пошюнас полагает, что в уголовном процессе к специальным познаниям относят знания в области естественных, технических, экономических и других наук, которыми не обладают (как правило) лица с профессиональной юридической подготовкой.[7]

П.П. Ищенко дал следующее определение специальных знаний, используемых в уголовном судопроизводстве: "...любые профессиональные знания, которые могут оказать содействие в обнаружении, фиксации и изъятии доказательств".[8] Данное определение, как, впрочем, и некоторые другие, имеет, по моему мнению, один серьезный недостаток. Если данное определение взять за основу, то получается, что использование специальных познаний при производстве судебных экспертиз не относится к уголовному судопроизводству. Как известно, одной из основных целей судебных экспертиз является оценка и анализ имеющихся доказательств (исследования доказательств), что упущено в рассматриваемом определении.

По мнению Г.Г. Зуйкова, специальные познания - "прежде всего основанные на теории и закрепленные практикой глубокие и разносторонние знания приемов и средств криминалистической техники, обеспечивающие обнаружение, фиксацию и исследование доказательств. К специальным познаниям в том же смысле относят познания в судебной медицине, судебной химии, физике, пожарном деле, автоделе, а также любые иные познания (педагогические, лингвистические, математические и др.), использование которых необходимо для полного, всестороннего и объективного расследования преступления".[9] Из данной трактовки следует, что все специальные знания, применяемые в уголовном судопроизводстве, основаны на знаниях криминалистической техники. Представляется, что данное утверждение не совсем правомерно. Как известно, специальные знания складываются из знаний, умений и навыков, которые используются во всех сферах человеческой деятельности. Специальные познания, используемые в уголовном судопроизводстве, в том числе и криминалистические знания, составляют лишь их незначительную часть. Таким образом, не все носители специальных познаний имеют отношение к уголовному судопроизводству и тем более не являются компетентными в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. Но привлечение носителей специальных познаний к расследованию преступлений способствует обнаружению, закреплению и изъятию доказательств. Так, в качестве специалиста можно привлечь лицо, не обладающее специальными познаниями в уголовном судопроизводстве, например бухгалтера и/или экономиста, при расследовании преступлений в сфере экономики и др.

Кроме того, вторая часть определения, на мой взгляд, незаслуженно усечена, так как в ней перечисляется лишь незначительный спектр специальных знаний, используемых при расследовании преступлений. Такое перечисление, думается, излишне. Одновременно следует заметить, что из действующего УПК РФ вовсе не вытекает, что специальные знания должны быть глубокими, разносторонними и основанными на теории.

Наиболее удачным мне представляется определение специальных знаний, данное Е.И. Зуевым, считавшим, что это любые познания в науке, технике, искусстве или ремесле (исключая область процессуального и материального права), применяемые для разрешения вопросов, возникающих при осуществлении правосудия.[10] Очень близко по содержанию определили специальные знания Р.С. Белкин, который к ним относит профессиональные знания и умения в области науки, техники, искусства или ремесла, необходимые для решения вопросов, возникающих при расследовании и рассмотрении в суде конкретных дел,[11] а также Е.Р. Россинская, которая под этим термином понимает систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем прохождения специальной подготовки или обретения профессионального опыта и используемых для решения вопросов, возникающих в процессе уголовного судопроизводства.[12] Причем к специальным не относятся общеизвестные, а также юридические познания.[13]

На последнем моменте следует остановиться отдельно. Ограничение общеизвестных и специальных знаний, а также однозначное утверждение, что юридические знания не могут быть специальными в уголовном судопроизводстве, являются весьма дискуссионными.

В этом ключе интерес вызывает мнение Ю.К. Орлова, полагающего, что специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки и житейского опыта, которыми обладает более или менее узкий круг людей.[14]

Нельзя не согласиться с мнением Е.Р. Россинской, что соотношение специальных и общеизвестных познаний по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития социума и степени интегрированности научных знаний в повседневную жизнь человека.[15] Не вызывает сомнений ни у кого, что человеческое знание об окружающем мире, в том числе связанное с деятельностью человека, расширяется и углубляется, становится более дифференцированным, системным, доступным все более широкому кругу лиц, то есть сфера обыденного сознания обогащается. Данным тенденциям в современном мире способствует в том числе и глобализация информатизации, связанной прежде всего с электронными средствами массовой информации, глобальной компьютерной сети Интернет. На возможность отнесения знаний к общеизвестным (обыденным) оказывают влияние следующие факторы: возможности доступа к источнику информации; общеобразовательного и интеллектуального уровня конкретного лица; его жизненного и профессионального опыта и т.п. Таким образом, при отнесении знаний к специальным, по моему мнению, следует исходить в каждом конкретном случае индивидуально с учетом критериев (характера) потребностей в таких знаниях.

К этим критериям следует относить, с одной стороны, уровень современного развития науки, техники, искусства и ремесла, устоявшиеся в обществе взгляды на те или иные стороны человеческой деятельности и т.п., а с другой - решаемые специфические задачи конкретного расследования, возможность решения таких задач на основе достижений науки, техники, искусства и ремесла и т.п.

Анализ научной литературы, а также до недавнего времени сложившейся практики показывает, что юридические знания в уголовном судопроизводстве не являются специальными. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 16 марта 1971 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам"[16] было указано, что "суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например: имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т.п.)".

Представляется, что такой подход на современном этапе является не совсем правильным. Действительно, если говорить о судебных экспертизах в уголовном судопроизводстве, невозможно не согласиться с тем, что эксперт в подавляющем большинстве случаев не должен разрешать правовые вопросы, появляющиеся в процессе производства экспертиз (например, криминалистические). Одновременно следует заметить, что органы расследования обладают глубокими знаниями, как правило, только в отдельных отраслях права (уголовного и уголовно-процессуального) и не могут так же хорошо ориентироваться в "узких" вопросах других отраслей (банковском, таможенном, валютном, налоговом и т.п.), которые к тому же постоянно находятся в динамике, т.е. претерпевают изменения. К тому же не секрет, что зачастую нормативные акты противоречат друг другу.[17] При этом органам расследования крайне необходимо знание всех тонкостей современного законодательства для полного, объективного и всестороннего расследования преступлений, и особенно совершаемых в сфере экономики (например, нецелевое использование государственных кредитов, мошеннические операции со средствами вкладчиков, налоговые преступления и т.п.). В связи с этим необходимо поддержать мнение Л. Гаухмана, который пишет, что без "правовых" экспертиз практически невозможно применять уголовно-правовые нормы с бланкетными диспозициями.[18]

Некоторые авторы полагают, что экспертиза в области права возможна только в практике Конституционного Суда Российской Федерации, но не в уголовном процессе.[19] Данная позиция не соответствует складывающейся практике, которая показывает, что специалистов в отдельных областях права давно уже привлекают для дачи консультаций, как письменных, так и устных, по материалам уголовных дел (непроцессуальная форма), а также для проведения юридических экспертиз. В случаях, когда специалист дает консультацию в письменной форме, как правило в виде справки, которая приобщается к материалам уголовного дела в качестве документа или письменных доказательств.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание, что использование специальных знаний органами расследования при расследовании преступлений, совершаемых в сфере экономики, в форме ревизий (проверок), а также в форме судебно-экономических экспертиз подразумевает анализ специалистом (ревизором или экспертом) соответствующих нормативных актов, регламентирующих финансово-хозяйственную деятельность организаций. При этом исследуются вопросы, связанные с соответствием (несоответствием) осуществления тех или иных операций (сделок) требованиям законодательства, с обязательным указанием в выводных документах (акт ревизии или заключение эксперта) положения тех нормативных актов, которым не соответствуют анализируемые (проверяемые) операции (сделки). И хотя судебно-бухгалтерскую экспертизу, тем более ревизии, нельзя признать правовой (юридической) экспертизой, но также, по моему мнению, нельзя согласиться и с доводами тех авторов, которые полагают, что содержание нормативных актов является сведениями специального характера, правовой является только форма инструкций, правил, положений.[20] Как было указано, проводимые исследования в рамках ревизий и судебно-экономических экспертиз основаны на положениях нормативных актов, их анализе и производстве выводов о соответствии (несоответствии) поведения конкретных лиц (руководителей, материально-ответственных лиц организации) этим положениям. Таким образом, в данных случаях правильней было бы говорить о производстве экономико-правовых исследований. Следует согласиться с мнением И.Л. Петрухина, который полагает, что если специальные правила являются одновременно и правовыми, то эксперт "не может прийти к заключению, не указав эти нормы, не разъяснив их смысл, не применив их для анализа обстоятельств уголовного дела, относящихся к предмету экспертизы".[21]

Таким образом, исходя из складывающейся практики и анализа уголовно-процессуальной и криминалистической литературы следует поддержать мнение тех ученых, которые предлагают узаконить производство правовых (юридических) экспертиз в тех случаях, когда для установления истины по уголовному делу необходимы исследования с применением специальных юридических познаний, которыми не обладают органы расследования.[22] К тому же уголовно-процессуальное законодательство не содержит запретов на их производство.

Возвращаясь к предмету исследования, следует отметить, что категорическое суждение о том, что к содержанию специальных познаний в уголовном судопроизводстве не относятся юридические знания, по меньшей мере некорректно. Представляется, что правильным было бы указать - не все юридические знания, а лишь те, которые относятся к уголовному и уголовно-процессуальному праву.

Обобщая имеющиеся толкования специальных знаний в уголовном судопроизводстве всех исследователей и положений уголовно-процессуального законодательства, можно констатировать:

– такие знания относятся к различным областям науки, техники, искусства и ремесла;

– их применение связано с определенным уровнем профессионального образования и/или подготовки, а также профессиональным опытом. При этом такие знания не относятся к общеизвестным, то есть к таким, которые входят в общеобразовательную подготовку граждан, а также к познаниям в области уголовного и уголовно-процессуального права;

– наличие таких знаний связано с умением пользоваться научно-техническими средствами и/или специальными методами (методиками);

– при соблюдении вышеуказанных условий возможность использования специальных знаний в целях содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов и их исследовании для постановки вопросов эксперту, а также оказании иной помощи органам расследования в выявлении, раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что понятие "специальные знания" в уголовном процессе возникло и существует как контрадикторное понятие "знание". Законодатель, применяя термин "специальные знания", исходит из "усеченного" его значения.


2. Основания, порядок назначения и производства экспертизы. Права участников уголовного судопроизводства в связи с производством экспертизы

Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 УПК РФ[23] , возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются:

1) основания назначения судебной экспертизы;

2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

3) вопросы, поставленные перед экспертом;

4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 УПК РФ. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 УПК РФ, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:

1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Следователь вправе присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий. Факт присутствия следователя при производстве судебной экспертизы отражается в заключении эксперта.

При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе:

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Свидетель и потерпевший, в отношении которых производилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с заключением эксперта.

При производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства.

Руководитель экспертного учреждения после получения постановления поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ.

Руководитель экспертного учреждения вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, представленные для ее производства, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы, по которым производится возврат.

Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ.

Эксперт вправе возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства.

Комиссионная судебная экспертиза производится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы.

Если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий каждый из экспертов, участвовавших в производстве судебной экспертизы, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие.

Судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, и составить протокол в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ, за исключением требования об участии понятых.

При получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

О получении образцов для сравнительного исследования следователь выносит постановление. В необходимых случаях получение образцов производится с участием специалистов.

Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.

Если при назначении или производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании подозреваемого или обвиняемого, то он может быть помещен в медицинский или психиатрический стационар.

Подозреваемый или обвиняемый, не содержащийся под стражей, помещается в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ.

В случае помещения подозреваемого в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено обвинение в соответствии со статьей 172 УПК РФ, прерывается до получения заключения экспертов.

В заключении эксперта указываются:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 УПК РФ, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Допрос эксперта до представления им заключения не допускается.

Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы. Протокол допроса эксперта составляется в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ.

Заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта предъявляются следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы.

Если судебная экспертиза производилась по ходатайству потерпевшего либо в отношении потерпевшего и (или) свидетеля, то им также предъявляется заключение эксперта.

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту.

В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту. Дополнительная и повторная судебные экспертизы назначаются и производятся в соответствии со статьями 195 - 205 УПК РФ.

3. Правовые основания использования в уголовном судопроизводстве нетрадиционных специальных познаний

Эффективность использования достижений науки и техники в расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел зависит от учета современных научных возможностей и различных факторов, обусловленных реалиями следственной и судейской работы. Большую роль при этом играет степень соответствия установленной процессуальной формы требованиям практики.

Судебная экспертиза является следственным действием, которое проводится на основании и в порядке, установленном УПК РФ, государственным судебным экспертом или иным лицом, обладающим специальными знаниями, в целях исследования вещественных доказательств, документов, предметов, животных, трупов и их частей, сравнительных образцов, а также живых лиц и материалов дела в целях получения ответов на вопросы, поставленные перед экспертом лицом, ведущим производство по делу, или сторонами.

Установленный в гл. 27 УПК РФ порядок назначения и производства судебной экспертизы является обязательным для всех участников уголовного судопроизводства. Заключение эксперта, полученное с нарушением требований УПК РФ, признается недопустимым доказательством и утрачивает юридическую силу.

Производство судебной экспертизы включает в себя назначение судебной экспертизы, проведение исследований и дачу заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, дознавателем, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Перечень обстоятельств, установление которых требует обязательного производства судебной экспертизы, содержится в ст. 196 УПК РФ.

Фактическим основанием назначения судебной экспертизы является необходимость специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле для исследования искомых обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

К юридическим основаниям относятся закрепленные в законе положения, предусматривающие условия и процедуру ее назначения и производства (ст. ст. 195 – 207, 269, 282, 283 УПК РФ).

Сведения, указывающие на возможность выявления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, с помощью специальных познаний, следователь, дознаватель, прокурор, суд описывают (раскрывают) в постановлении о назначении судебной экспертизы. Юридические основания назначения экспертизы указываются в постановлении в виде ссылок на ст. ст. 80, 165, 195, 196, 199 - 201 и 207 УПК РФ. Поэтому имеются все основания для применения нетрадиционных специальных познаний на практике. Другое дело, что суд может не принять полученные данные в качестве доказательств, поэтому на современном этапе применение нетрадиционных специальных познаний имеет скорее прикладное значение.

Таким образом, полученные результаты могут служить лишь ориентиром при дальнейшем осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, наподобие случаев испытания на полиграфе. В то же время факты раскрытия тяжких преступлений против личности с помощью этой методики свидетельствуют, что ее умелое использование повышает шансы на успех творчески мыслящих сотрудников правоохранительных органов.

Можно сделать закономерный вывод, что сфера применения специфических приемов и методов почерковедения далеко не ограничивается сферой уголовного судопроизводства, и это действительно так. Уже сегодня все большее применение эта наука находит и в гражданском, и в арбитражном судопроизводстве, продолжая в то же время развиваться.

4. Использование научно-технических средств в уголовном процессе

Возникновение криминалистических экспертиз – закономерный результат научно-технического прогресса. В ходе развития научных знаний дифференциация и интеграция наук диалектически взаимосвязаны. Первый процесс непрерывно приводит к все более узкой специализации научных знаний. Второй вызывает постоянное взаимодействие их различных областей, определяет взаимное проникновение и синтез наук.

На повышение эффективности обнаружения и закрепления доказательственной информации направлено разрешение применять при производстве следственного действия технические средства обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Эти средства и способы могут носить поисковый характер (щупы, металлоискатели, газовые анализаторы и т.д.) и удостоверительный характер (фото- и киносъемка, аудио- и видеозапись, изготовление слепков и оттисков и др.). Кроме того, вещественные доказательства могут быть изъяты в натуре и приобщены к протоколу следственного действия, как и результаты применения средств удостоверительной техники.

Технический прогресс не стоит на месте, появляются все новые и новые способы обнаружения и фиксации доказательств, поэтому УПК РФ допускает в качестве доказательств документы, которые могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 УПК РФ.


Заключение

Расширение сферы использования экспертизы в судопроизводстве обусловлено, во-первых, необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности; во-вторых, ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением противодействия расследованию со стороны организованных преступных групп. В-третьих, интеграция и дифференциация научного знания обусловливает возможность использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки.

Как известно, уголовно - процессуальная форма судебной экспертизы содержит наибольшее количество препятствий для полной реализации принципа состязательности. В стадии предварительного расследования так и не удалось обеспечить по отношению к экспертизе равные права граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства в качестве обвиняемых и потерпевших, хотя законодатель к этому стремился. Потерпевшему предоставлены некоторые права (например, заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о назначении экспертизы в другом учреждении), но на него не распространено даже право ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта конкретного лица или о производстве экспертизы в конкретном учреждении (ст. 198 УПК РФ).

О том, чтобы уравнять в правах по отношению к судебной экспертизе граждан и юридических лиц - участников процесса, а также адвокатов с органами, ведущими уголовный процесс, говорить и вовсе не приходится, поскольку большинство видов объектов экспертизы требуют особого процессуального режима, включающего в себя контроль за их состоянием, правила возможного повреждения их сведущим лицом в ходе исследования и т.п.

Объекты же являются и причиной тому, что не только воображаемый нами сейчас эксперт, но и реально допускаемый по закону специалист, привлеченный к участию в уголовном деле защитником, несмотря на номинальное право последнего "привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ" (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), реально участвовать в уголовном процессе наравне со сведущим лицом, привлеченным органами предварительного расследования или судом, не может. В следственном действии привлеченный защитником специалист, если он не принят следователем в качестве единственного, назначенного и следователем тоже, часто не сможет даже дублировать действия назначенного следователем специалиста и будет осуществлять лишь функцию квалифицированного контроля за действиями последнего.


Список используемой литературы

1. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 28.12.2004, с изм. от 11.05.2005) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921, СЗ РФ от 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 13.

2. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М., 1997.

3. Букалов К.А. Использование специальных товароведческих познаний на предварительном следствии. – М.: Издательство Саратовского университета, 1982.

4. Гаухман Л. Нужна правовая экспертиза по уголовным делам // Законность. – 2000. – № 4.

5. Зуев Е.Н. Непроцессуальная помощь сотрудника криминалистического подразделения следователю. – М., 1975.

6. Зуйков Г.Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования // Криминалистическая экспертиза. – М., 1966. – Вып. I.

7. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. – М., 1990.

8. Корухов Ю.Г. Допустимы ли правовые и юридические экспертизы в уголовном процессе // Законность. – 2000. – № 1.

9. Корухов Ю.Г. Правовые основы применения научно-технических средств при расследовании преступлений. – М., 1974.

10. Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. – Челябинск: Изд-во ЮурГУ, 2001.

11. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). – М.: Юристъ, 1995.

12. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. – М.: Юридическая литература, 1964. – С. 125.

13. Пошюнас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. – Вильнюс: МИНТЕС, 1977.

14. Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. – 2001. – № 5.

15. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М.: Спарк, 1995.

16. Соколовский З.М. Проблемы использования в уголовном судопроизводстве специальных знаний при установлении причинной связи явлений: Автореф. дис. д.ю.н. – Харьков, 1968.

17. Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Автореф. дис. д.ю.н. – Екатеринбург, 1992.

18. Тихомиров Ю.А. Коллизионное право. – М.: Юринформцентр, 2000.

19. Шиканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств: Учебное пособие. – Иркутск, 1976.

20. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. – М., 1967.


[1] Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. – М., 1967. – С. 89 - 91.

[2] Букалов К.А. Использование специальных товароведческих познаний на предварительном следствии. – М.: Издательство Саратовского университета, 1982. – С. 13.

[3] Соколовский З.М. Проблемы использования в уголовном судопроизводстве специальных знаний при установлении причинной связи явлений: Автореф. дис. д.ю.н. – Харьков, 1968. – С. 8.

[4] Корухов Ю.Г. Правовые основы применения научно-технических средств при расследовании преступлений. – М., 1974. – С. 17 - 18.

[5] Шиканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств: Учебное пособие. – Иркутск, 1976. – С. 4.

[6] Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Автореф. дис. д.ю.н. – Екатеринбург, 1992. – С. 4.

[7] Пошюнас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. – Вильнюс: МИНТЕС, 1977. – С. 10.

[8] Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. – М., 1990. – С. 8.

[9] Зуйков Г.Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования // Криминалистическая экспертиза. – М., 1966. – Вып. I. – С. 113 - 114.

[10] Зуев Е.Н. Непроцессуальная помощь сотрудника криминалистического подразделения следователю. – М., 1975. – С. 89.

[11] Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М., 1997. – С. 217.

[12] Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. – 2001. – № 5.

[13] См., напр.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М., 2000.

[14] Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). – М.: Юристъ, 1995. – С. 6 - 7.

[15] Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. – 2001. – № 5.

[16] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М.: Спарк, 1995. – С. 66 - 70.

[17] В литературе в связи с этим все чаще стали высказываться суждения о необходимости разработки концепции коллизионного права для разрешения противоречий между правовыми взглядами, правовыми актами и нормами, между действиями государственных, муниципальных и иных структур. (См., например: Тихомиров Ю.А. Коллизионное право. – М.: Юринформцентр, 2000. – С. 11.)

[18] Гаухман Л. Нужна правовая экспертиза по уголовным делам // Законность. – 2000. – № 4. – С. 24.

[19] Корухов Ю.Г. Допустимы ли правовые и юридические экспертизы в уголовном процессе // Законность. – 2000. – № 1. – С. 39.

[20] См., например: Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. – Челябинск: Изд-во ЮурГУ, 2001. – С. 190.

[21] Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. – М.: Юридическая литература, 1964. – С. 125.

[22] См., например: Россинская Е.Р. Специальные познания и современные проблемы их использования в судопроизводстве // Журнал российского права. – 2001. – № 5.

[23] Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 28.12.2004, с изм. от 11.05.2005) // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921, СЗ РФ от 03.01.2005, № 1 (часть 1), ст. 13.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий