Принудительные меры медицинского характера

Основания и цели применения принудительных мер медицинского характера. Виды принудительных мер медицинского характера. Продление, изменение, прекращение и зачет времени применения принудительных мер медицинского характера. Исполнение наказания.

Министерство общего и профессионального образования РФ

Тихоокеанский государственный университет

Дальневосточный юридический институт

“УГОЛОВНОЕ ПРАВО”

Курсовая работа по теме

«Принудительные меры медицинского характера и их содержание»

Выполнил студент

III курса Угрин Е. П.

Проверил:_______________________

Хабаровск

2007


Содержание

Введение

Основная часть:

1. Общая характеристикапринудительных мер медицинского характера:

1.1. Понятие и правовая природа принудительных мер медицинского характера

1.2. Основания и цели применения принудительных мер медицинского характера

1.3. Лица, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера

2. Виды принудительных мер медицинского характера и их исполнение:

2.1 Виды принудительных мер медицинского характера

2.2. Продление, изменение, прекращение и зачет времени применения принудительных мер медицинского характера

2.3. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания

3. Заключение

4. Список литературы

Введение

Актуальность темы исследования . Человек, его права и свободы Конституцией РФ провозглашены высшей ценностью общества, а их признание, соблюдение, защита - обязанностью государства. Пристальное внимание к правам человека обусловлено стремлением России к строительству правового государства, принятыми международно-правовыми обязательствами в этой области, проводимой в стране правовой реформой. Этим вызваны и происходящие преобразования в сфере уголовного судопроизводства, направленные на совершенствование системы гарантий прав и законных интересов граждан.

Именно в данной связи Конституция РФ закрепила тезис о том, что защита прав, свобод и законных инте­ресов личности - одна из центральных и приоритетных задач, строящегося демократического государства и гражданского общества (ст. 2, 17,3 8, 46, 52 Конституции РФ). Поэтому, и применение при­нудительных мер медицинского характера призвано служить не только наиболее полной реализации целей и задач уголовного судопроизводства, но и эффективному обеспечению прав, сво­бод и законных интересов граждан.

Лица, страдающие психическими расстройствами, являются самой уязвимой в правовом отношении категорией населения страны. Об этом говорится и в международных актах, где одним из показателей уровня социально-экономического развития, гуманизации и демократизации общества называется соблюдение и обеспечение прав человека в сфере психического здоровья.[1]

В Принципах защиты лиц с психическими заболеваниями и улучшения психиатрической помощи и Декларации о правах умственно отсталых лиц (приняты соответственно 18.02.1992 г. и 20.12.1971 г. Генеральной Ассамблеей ООН) предусмотрено, что каждый человек с психическим заболеванием должен иметь право пользоваться всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами, ограничения в осуществлении этих прав допускаются только в рамках закона и в случае необходимости защиты здоровья и безопасности самого лица, других лиц или в случаях защиты общественной безопасности, порядка, здоровья или нравственности.

Общее количество лиц с психическими расстройствами, совершающих преступления, ежегодно остается весьма значительным и в общей массе преступников составляет от 20 до 50-60%.[2] По данным О.Д. Ситковской, доля лиц, признанных вменяемыми, но имеющих выраженные психические расстройства, среди всех лиц, направляемых на экспертизу, еще выше – около 65%.[3]

В этой связи особую актуальность приобретают законность и обоснованность применения принудительного лечения, поскольку принуждение всегда связано с существенным ограничением прав человека. Поэтому важным является решение задачи обеспечения законности при осуществлении расследования и рассмотрения дел о применении принудительных мер медицинского характера, неуклонного соблюдения гарантий охраны прав личности при применении к ним принудительных мер. Указанные обстоятельства обуславливают своевременность и актуальность настоящего исследования.

Степень разработанности темы . К вопросам, связанным с темой исследования, обращались такие ученые, как Ю.М. Антонян, Ю.Н. Ар­гунова, Г.Н. Борзенков, С.В. Бородин, В.М. Быков, С.Е. Вицин, А.И. Галаган, Л.Д. Гаухман, В.С. Зеликсон, Н.Г. Иванов, А.Н. Игнатов, В.В. Кальницкий, Л.М. Карнеева, С.Г. Келина, Н.Н. Ковтун, П.А. Колмаков, В.П. Котов, В.Н. Кудрявцев, А.М. Ларина, А.В. Ленский, В.Д. Ломовский, В.З. Лукашевич, В.В. Лунеев, Е.А. Матевосян, Р.И. Михеев, А.В. Наумов, С.И. Никулин, B.C. Орлов, Н.И. Пикуров, В.П. Портнов, А.И. Рарог, Ф.С. Сафуанов, О.Д. Ситковская, Н.С. Таганцев, В.Т. Томин, А.Н. Трайнин, А.И. Чучаев, М.Д. Шаргородский, С.Н. Шишков, О.Ф. Шишов, Б.В. Шостакович, С.П. Щерба, Ю.С. Якимович и др.

В последние годы научный интерес к проблемам принудительных мер медицинского характера значительно усилился. Этой тематике посвящены кандидатские диссертации М.Ш. Буфетовой «Производство о применении принудительных мер медицинского характера» (Иркутск, 2004), Б.А. Спасенникова «Принудительные меры медицинского характера» (Архангельск, 2004), Р.М. Шагеевой «Проблемы применения принудительных мер медицинского характера в уголовном процессе» (Уфа, 2005) и др.

Цель и задачи исследования . Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе уголовного и уголовно-процессуального законодательства, научной литературы и судебной практики комплексно исследовать предпосылки и правовые последствия применения принудительных мер медицинского характера. Для достижения указанной цели автором поставлены задачи:

- уточнить понятие, принципы и правовую природу принудительных мер медицинского характера;

- проанализировать цели и основания применения принудительных мер медицинского характера;

- рассмотреть проблему правового статуса лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера;

- изучить виды принудительных мер медицинского характера и выявить их различия.

Объект и предмет исследования . Объектом исследования в рамках курсовой работы выступают общественные отношения, связанные с применением принудительных мер медицинского характера. Предметом исследования являются нормы уголовного и уголовно-процессуального права, регулирующие вопросы применения принудительных мер медицинского характера; теоретические воззрения на разрабатываемые проблемы; судебная практика.

Методы проведенного исследования . В качестве общенаучных методов исследования применялись: формально-логический и системный методы научного познания, описание, наблюдение, сравнение, анализ и синтез.

Структура работы . Курсовая работа состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы (основная часть), заключения, списка литературы.

Основная часть представляет собой детальное изучение соответствующей теме данной курсовой работы главы Уголовного кодекса (глава 15 УК РФ).

1 Общая характеристика принудительных мер медицинского характера.

1.1. Понятие и правовая природа принудительных мер

медицинского характера.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. не дает определения понятия "принудительные меры медицинского характера". Вместе с тем Кодекс содержит специальный раздел (VI) под названием "Принудительные меры медицинского характера". В данном разделе указаны основания применения принудительных мер (ст. 97), цели применения (ст. 98), виды принудительных мер медицинского характера (ст. 99), а также сформулированы нормы, определяющие порядок продления, изменения и прекращения применения таких мер (ст. 100 - 104).

Ранние определения принудительных мер медицинского характера отражают стремление авторов охватить как главные (существенные), так и второстепенные (несущественные) признаки названных мер. Типичное определение такого рода предложил в 1979 г. в диссертации Протченко Б. А.:

"Принудительные меры медицинского характера - это установленные законом медико-судебные меры, назначаемые судом представляющим опасность для общества по своему психическому состоянию и характеру содеянного невменяемым, а также заболевшим после совершения преступления хронической или временной душевной болезнью вменяемым лицам. Принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, они преследуют цели восстановления психического здоровья указанных лиц и предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний, обусловленных расстройством психической деятельности, а в отношении совершивших преступление вменяемых лиц и предупреждения новых преступных действий". [4]

Большинство современных авторов характеризуют принудительные меры медицинского характера как меры государственного принуждения, сочетающие "юридическое и медицинское начало".[5] При этом, верно отмечается, что указанные меры являются юридическими, потому что, во-первых, их основание, виды, порядок применения и прекращения определяются уголовным законом, во-вторых, процедура назначения этих мер регламентирована уголовно-процессуальным кодексом, в-третьих, реализация принудительных мер медицинского характера предусмотрена уголовно-исполнительным законодательством.

Медицинскими принудительные меры, применяемые к психически больным лицам, являются потому, что имеют строго медицинский характер: рекомендации по их назначению даёт комиссия врачей-психиатров, судебно- психиатрическая экспертиза либо судебно-наркологическая экспертиза, а содержание этих мер в соответствии с медицинскими показаниями определяется медицинским персоналом психиатрических учреждений, где проводится принудительное лечение.

Принудительные меры являются уголовно-правовыми мерами государственного принуждения, поскольку они предусмотрены уголовно-правовыми нормами материального, процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. Указание на юридическую принадлежность таких мер является явно недостаточным, так как для правоприменителя в лице судебных правоохранительных органов и медицинских учреждений важна их отраслевая принадлежность, знание которой позволяет обратиться к соответствующим нормам УК, УПК, УИП и других федеральных законов.

Таким образом, принудительные меры медицинского характера – это предусмотренные уголовным законом меры, направленные на лечение невменяемых, совершивших общественно опасные деяния, лиц, страдающих психическими расстройствами, исключающими назначение им наказания, а также лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, и лиц, нуждающихся в лечении от наркомании и алкоголизма и совершивших преступления.[6]

Вопрос о правовой природе принудительных мер медицинского характера есть вопрос об их сущности, содержательной стороне и, в конечном итоге, о правовой значимости принудительных мер медицинского характера.

Принудительные меры медицинского характера, не будучи уголовным наказанием, имеют с ним некоторое сходство. Прежде всего, они являются мерами принуждения. Во-вторых, это меры государственного принуждения, ибо назначаются государственными органами, от имени государства и обеспечиваются принудительной силой государства. В-третьих, они назначаются судом. Здесь, однако, заканчивается сходство и начинается различие.

1. Наказание назначается приговором суда, тогда как принудительные меры медицинского характера – определением суда.

2. Наказание назначается на основании совершенного преступления. Основание применить принудительные меры медицинского характера нельзя охарактеризовать столь однозначно.

Во-первых, необходимо наличие у лица психического расстройства либо таких заболеваний, как хронический алкоголизм или наркомания.

Во-вторых, совершенное лицом общественно опасное, противоправное деяние, предусмотренное статьями Особенной части УК, может быть не преступно, поскольку характер и степень психического расстройства таковы, что исключают вменяемость субъекта. Подобного рода деяния именуются общественно опасными деяниями невменяемых. Однако характер и степень психического расстройства могут не исключать вменяемость; в таком случае принудительные меры медицинского характера назначаются лицам, совершившим преступления.

В-третьих, есть необходимость лечения лица, вызванная его психическим расстройством, вследствие чего оно представляет собой общественную опасность. Часть 2 ст. 97 УК указывает, что принудительные меры медицинского характера назначаются только в тех случаях, когда психические расстройства связаны с опасностью для себя или других лиц либо с опасностью причинения иного существенного вреда. К лицам, которые имеют психические расстройства, но не представляют опасности, принудительные меры медицинского характера не применяются. В отношении них суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении. Вопрос о том, представляет ли лицо общественную опасность и нуждается ли в применении принудительных мер медицинского характера, решается судебно-психиатрической экспертизой.

Таким образом, основанием применения к лицу подобных мер служит совокупность всех трех отмеченных обстоятельств..

3. Наказание и принудительные меры медицинского характера преследуют различные цели.

В соответствии сост. 43 УК цели наказания – восстановить социальную справедливость, исправить осужденного, предупредить совершение новых преступлений.

Цели принудительных мер медицинского характера – излечить лицо, страдающее психическим расстройством, либо улучшить его психическое состояние, а если это невозможно – физически изолировать, чтобы предупредить совершение опасных деяний. В последнем случае цели совпадают, однако достигаются они совершенно разными способами. Больного в первую очередь пытаются излечить и лишь в том случае, когда в силу характера или степени психического расстройства излечение (улучшение психического состояния) невозможно, принудительные меры медицинского характера служат способом физической изоляции больного в целях предупреждения с его стороны новых общественно опасных деяний.

4. Наказание по своей сущности является карой и заключается в совокупности предусмотренных уголовным законом правоограничений. Принудительные меры медицинского характера не несут в себе отрицательной оценки со стороны государства и не являются карой. Содержание этих мер зависит от вида психического расстройства, медицинских показаний.

5. Принудительные меры медицинского характера, в отличие от наказания, не влекут судимости.

6. Наказание всегда носит срочный характер, тогда как сроки применения принудительных мер медицинского характера в определении суда не указываются. Их длительность полностью зависит от психического состояния больного.[7]

Уголовной ответственности и наказанию подлежит только психически полноценное лицо, осознающее фактический характер происходящего и способное руководить своим поведением. Поэтому если общественно опасное деяние осуществляется в состоянии невменяемости, индивид не является субъектом преступления и не может нести уголовную ответственность.
В ситуации, когда преступное деяние совершается вменяемым гражданином, который после его завершения начинает страдать психическим расстройством, обусловившим наступление невменяемости, он признается субъектом преступления. Однако такое лицо не подлежит уголовному наказанию в силу неспособности воспринимать карательное и воспитательное воздействие. Следовательно, применение к нему наказания и иных мер, образующих содержание уголовной ответственности, становится бессмысленным и даже вредным, ибо воспитательное воздействие такой индивид не воспринимает, а состояние его здоровья может ухудшиться.
В то же время наличие у лица душевного заболевания требует применения к нему мер лечения, направленных на его выздоровление и предупреждение новых общественно опасных деяний. Это обусловлено тем, что больной представляет реальную угрозу для общества, что подтверждается фактом совершения им посягательства. Кроме того, душевное расстройство является мощным десоциализирующим фактором, препятствующим нормальной жизни и способствующим утрате индивидом социальных связей, профессиональных навыков, ухудшению его психического и физического здоровья.

Заметим также, что лицо, совершившее преступление и страдающее психическим расстройством, не исключающим вменяемости, подлежит уголовной ответственности и наказанию. Вместе с тем наличие такого заболевания требует применения к нему мер лечения, направленных на улучшение его состояния.

На этом основании уголовный закон предусматривает возможность назначения лицам, страдающим психическими заболеваниями, принудительных мер медицинского характера.[8]

Обязательной предпосылкой применения мер медицинского характера является совершение лицом общественно опасного деяния. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" от 26 апреля 1984 г. указывает: "Применение принудительных мер медицинского характера возможно лишь при доказанности совершения лицом, в отношении которого рассматривается дело, общественно опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления".[9]

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что по правовой природе принудительные меры медицинского характера являются уголовно-правовыми мерами безопасности, сущность которых заключается в принудительном лечении лиц, совершивших уголовно-противоправные деяния и представляющих по своему психическому состоянию опасность для общества.

1.2. Основания и цели применения принудительных мер

медицинского характера.

Уголовный кодекс РФ содержит ст. 97 "Основания применения принудительных мер медицинского характера". В связи с этим в юридической литературе высказывается мнение, что в законе "даны четкие предписания об основаниях и порядке применения принудительных мер медицинского характера"[10] .. Однако действующее уголовное законодательство по существу не формулирует, что является основанием применения принудительных мер медицинского характера. В ст. 97 УК дан перечень лиц, к которым суд может применить принудительные меры медицинского характера (ч. 1); указаны условия применения этих мер (ч. 2); имеется ссылка на уголовно-исполнительное законодательство и другие федеральные законы, в соответствии с которыми определяется порядок исполнения принудительных мер медицинского характера (ч. 3), а также содержится положение о том, какие меры медицинского характера применяются к лицам, не представляющим общественной опасности (ч. 4).

В соответствии с комплексным подходом "в основании применения принудительных мер медицинского характера можно выделить три элемента, совокупность которых является достаточной для применения мер медицинского характера, а отсутствие хотя бы одного из них исключает применение этих мер: факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, либо преступления, наличие у этого лица психического заболевания либо алкоголизма, либо наркомании и необходимость лечения такого лица вследствие его психического состояния, вызывающего опасность причинения им вреда себе или окружающим".[11]

Аналогичный вывод делают авторы Комментария к Уголовному кодексу. Они предлагают отнести к основаниям применения принудительных мер медицинского характера три обстоятельства:

1. совершение лицом преступления (общественно опасного деяния);

2. наличие у лица, его совершившего, психических аномалий различной степени тяжести;

3. такой характер психических аномалий, который связан с возможностью причинения этим лицом иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Разные авторы ведут речь о юридических и медицинских показателях общественной опасности психически больного лица, совершившего преступление либо общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. Важнейшим основанием применения принудительных мер медицинского характера является общественная опасность психически больного лица, совершившего уголовно-противоправное деяние. Общественная опасность такого лица характеризуется двумя критериями: юридическим (совершение деяния, предусмотренного уголовным законом) и медицинским (наличие психического расстройства, делающего такое лицо опасным для себя либо для других).

Общественная опасность психически больного лица представляет собой пролонгированное состояние. Это означает, что общественная опасность лица выходит за рамки совершенного им деяния, то есть предшествует деянию, совпадает со временем его совершения, но главное, существует как потенциальный фактор после совершения деяния. Первая стадия, предшествующая совершению уголовно-противоправного деяния, протекает незаметно от окружающих либо манифестирует в виде психических отклонений вялотекущего или внезапного характера. Вторая стадия, совпадающая со временем совершения опасного деяния, протекает наиболее остро и проявляется в отклоняющемся социально опасном поведении. Третья посткриминальная стадия психического заболевания может иметь дальнейшее неблагоприятное развитие. Последнее обстоятельство свидетельствует о потенциальной общественной опасности психически больного лица, то есть о вероятности совершения им новых преступлений. В связи с этим законодатель указывает, что "принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя либо для других лиц" (ч. 2 ст. 97 УК).

Для применения принудительных мер необходимо установить, что лицо совершило деяние, предусмотренное УК. Речь идет о совершении этого деяния в состоянии невменяемости. При отсутствии в деянии признаков состава преступления либо совершении лицом малозначительного деяния, или недоказанности совершения деяния данным лицом дело должно быть прекращено, а следовательно, нет оснований для назначения принудительных мер медицинского характера.

Так, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10.04.1997 обоснованно отменено Определение Ульяновского областного суда в отношении Васина (дело направлено на новое рассмотрение). Васин совершил ряд общественно опасных деяний. На основании п. "г" ч. 1 ст. 99 УК ему было назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, так как он страдает реактивным истерическим психозом. Однако суд, в нарушение ст. ст. 20, 408 УПК РСФСР, судебное разбирательство провел поверхностно, не проверил обстоятельства, имеющие существенное значение для решения вопроса о доказанности совершения данным лицом общественно опасных деяний, а, следовательно, и о применении к Васину принудительной меры медицинского характера.

Если суд установит, что лицо все же представляет угрозу окружающим или самому себе, больному оказывается медицинская помощь органами здравоохранения.

При этом, для решения вопроса о выборе средств уголовно-правового воздействия необходим учет признаков состава уголовно-противоправного деяния, но еще в большей степени требуется учет свойств личности, ее социальной опасности, то есть признаков, находящихся за рамками состава общественно опасного деяния.

Впервые УК РФ закрепляет цели принудительных мер медицинского характера . В соответствии со ст. 98 к ним относятся: излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Исходя из содержания данной статьи эти цели можно разделить на медицинские и правовые (юридические).[12] Цель медицинского характера определяется альтернативно: "излечение" либо "улучшение психического состояния" психически больных лиц. Целью правового характера является предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний.[13]

Очевидна иерархия указанных целей: медицинские цели являются ближайшими задачами, а правовые - перспективными. Подобное разграничение целей имеет важное методологическое значение, необходимое для более глубокого уяснения социального назначения института принудительных мер медицинского характера. Реализованные медицинские цели служат средством достижения правовых целей.
Несмотря на нормативное закрепление целей принудительных мер медицинского характера в УК РФ, в науке уголовного права в настоящее время нет единства мнений относительно целей этих мер.
В юридической литературе отмечается, что перечень целей, закрепленный в ст. 98 УК РФ, является неполным. В учебниках по судебной психиатрии указывается, что принудительные меры медицинского характера, с одной стороны, направлены на лечение психически больных, а с другой - имеют цель защитить общество от общественно опасных действий, совершаемых этими лицами по болезненным мотивам.[14]

Рядом ученых высказывается предложение отнести к целям принудительных мер медицинского характера "проведение мер социальной реабилитации" (выработка у больных навыков жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.[15] Предлагается выделять и такую цель, как "обеспечение безопасности больного для самого себя".[16]

Определяя цели принудительных мер медицинского характера, соединенных с наказанием, следует учитывать, что они являются "этапом" в достижении целей уголовной ответственности. Таким образом, при достижении целей уголовной ответственности наказание является основным, а принудительные меры медицинского характера - дополнительным средством ее реализации. Признавая, что наказание направлено на достижение единственной цели - предупреждение преступлений, представляется, что целями принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц или улучшение их психического состояния.

Таким образом, цели принудительных мер медицинского характера гармонично сочетают интересы лица, страдающего психическим расстройством, и интересы общества. Достижение цели предупреждения совершения новых общественно опасных деяний тесно связано с излечением лица или улучшением его психического состояния, иными словами, достижение двух последних может служить гарантией достижения первой цели.

1.3. Лица, к которым могут быть применены принудительные

меры медицинского характера.

Уголовный закон называет три категории лиц, страдающих психическими расстройствами, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера (п. п. "а", "б", "в" ч. 1 ст. 97 УК):

а) совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

В случаях, когда больные по своему психическому состоянию не представляют общественной опасности, суд вправе не назначать принудительного лечения, а передать их в соответствии с законом (ч. 4 ст. 97) на попечение органов муниципального здравоохранения для решения вопроса о помещении в интернат собеса либо на попечение родственников (при обязательном врачебном наблюдении).

К первой категории закон (ч. 1 ст. 97 УК) относит лиц, которым суд может назначить принудительные меры медицинского характера в связи с совершением ими общественно опасных деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости.

Невменяемые - это лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии психического расстройства хронического, временного, стационарного либо иного болезненного состояния психики, вследствие которого такое лицо не могло действовать осознанно либо руководить своими действиями во время совершения опасного деяния.

Формула невменяемости (ст. 21 УК) включает в себя два критерия: юридический и медицинский. Юридический (психологический) критерий характеризует степень расстройства сознания и воли лица во время совершения им общественно опасного деяния. Юридический критерий отражает два момента: когнитивный (интеллектуальный) признак невменяемости и волевой признак. Когнитивный признак невменяемости законодатель определяет как неспособность "осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)"; волевой признак невменяемости обозначен как неспособность "руководить ими". В юридической и судебно-психиатрической литературе когнитивный признак традиционно именуется интеллектуальным как имеющий отношение к интеллекту. Это связано с тем, что речь идет о функционировании познавательных (когнитивных) способностей интеллекта индивида. В случае невменяемости имеет место явная патология познавательных способностей: лицо не может отдавать отчет в своих действиях, то есть осознавать их фактический характер и социальную значимость.

В содержание медицинского (психиатрического) критерия законодатель включает четыре формы болезненных расстройств психической деятельности: хроническое психическое расстройство; временное психическое расстройство; слабоумие, а также иное болезненное состояние психики.

В соответствии с принятой в Российской Федерации Международной классификацией психических болезней (МКБ 10) указанные формы психического расстройства могут быть рассмотрены следующим образом:

1. Хроническое психическое расстройство представляет собой процессуальное психическое заболевание эндогенного (внутреннего) либо экзогенного (внешнего) происхождения. К процессуальным заболеваниям эндогенного характера относят шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, эпилепсию и другие психические заболевания, в возникновении которых основное значение имеют внутренние факторы. К процессуальным заболеваниям экзогенного характера относят такие органические заболевания, как мозговые травмы, различные интоксикации (отравления), в происхождении которых основную роль играют внешние факторы.

2. Временное (по англоязычной терминологии "транзиторное")расстройство является так называемым исключительным состоянием. К исключительным состояниям относят группу скоротечных психических нарушений, возникающих, как правило, у психически здоровых лиц в виде патологического опьянения, патологического аффекта, просоночных состояний с сумеречным нарушением сознания, а также такие реактивные состояния, как неврозы и психозы.

3. Слабоумие является непроцессуальным заболеванием, которое обусловлено патологией развития и представляет собой стойкое снижение интеллектуальной деятельности. Слабоумие может быть врожденным (олигофрения) либо приобретенным (деменция). По степени выраженности умственной недостаточности различают три вида олигофрении: дебильность (легкая), имбецильность (средняя), идиотия (глубокая). Основанием для признания лица невменяемым является средняя степень малоумия либо осложненная дебильность. Случаи тяжелого малоумия в судебной практике не встречаются, так как идиоты совершенно беспомощны.

4. Иным болезненным состоянием психики признаются такие психические аномалии, которые, как и слабоумие, не имеют процессуальной основы. Классическим примером таких аномалий являются психопатии, представляющие собой врожденные (ядерные психопатии) либо приобретенные (краевые психопатии) уродства характера. В отечественной психиатрии психопаты рассматриваются как лица, имеющие отклонения в эмоционально-волевой сфере, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество. В МКБ-10 психопатии определяются как личностные аномалии (расстройства личности и поведения), свойственные лицу на протяжении всей жизни.

Ко второй категории лиц, к которым согласно п. "б" ч. 1 ст. 97 УК могут быть применены принудительные меры медицинского характера, относятся лица, совершившие общественно опасные деяния, будучи вменяемыми, но у которых психические расстройства наступили после совершения преступления. Характер глубины психического расстройства лица (хронический, необратимый или временный) определяет ряд правовых последствий уголовного и уголовно-процессуального содержания.

Психические расстройства могут наступить у лица на стадии предварительного следствия, в ходе судебного разбирательства, до вынесения приговора, после его вынесения, на стадии исполнения наказания.

В связи с неспособностью лица осознавать смысл и значение действий, общественную опасность содеянного, смысл наказания цели наказания не могут быть достигнуты, поэтому наказание к ним не может применяться.

Если у лица после совершения преступления наступило хроническое психическое расстройство, характеризующееся длительностью течения, тенденцией к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, сифилис мозга, старческие психозы и др.), и с самого начала ясно, что оно носит необратимый характер, то лицо освобождается от наказания либо от дальнейшего его отбывания и решается вопрос о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Дело может быть прекращено судом при неприменении таких мер (в случаях, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении (ч. 2 ст. 443 УПК РФ).

В случае наступления временного психического расстройства (различного по продолжительности его протекания - от нескольких часов до нескольких недель, месяцев и даже лет: реактивные состояния, большинство алкогольных психозов и т.д.), оканчивающегося выздоровлением, принудительные меры применяются до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими. Приостановленное дело возобновляется (ст. 446 УПК РФ), если не истекли сроки давности (ст. ст. 78, 83 УК). Время принудительного лечения (в психиатрическом стационаре) засчитывается в срок назначенного или возобновляемого наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

Лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а не от уголовной ответственности.

Суд признал, что Моржухина совершила общественно опасные деяния - соучастие в форме подстрекательства к убийству по предварительному сговору, из корыстных побуждений и покушение на соучастие в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Установив вину Моржухиной в содеянном, суд первой инстанции пришел к выводу о ее невменяемости на момент рассмотрения дела в суде и освободил ее от уголовной ответственности, применив меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Кассационная инстанция оставила определение суда без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений, поскольку судом неправильно применен уголовный закон, вследствие чего Моржухина без достаточных на то оснований была освобождена от уголовной ответственности.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 21, п. "а" ч. 1 ст. 97 УК РФ, на которые сослался в определении суд первой инстанции, не подлежит уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний с возможным применением мер медицинского характера лишь лицо, которое во время совершения этих деяний находилось в состоянии невменяемости.

Между тем суд установил, что Моржухина страдает хроническим психическим расстройством в форме расстройства личности истерического (диссоциативного) типа. Данное психическое расстройство не исключало вменяемости на период правонарушения и явки с повинной. Она могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Вслед за правонарушением развилась психотическая симптоматика в форме реактивной депрессии с псевдодементными расстройствами у психотической личности (истерический вариант).

Следовательно, Моржухина, признанная виновной в совершении преступлений в состоянии вменяемости, но лишенная возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие наступившего после совершения преступлений психического расстройства, не подлежала освобождению от уголовной ответственности за содеянное ею в состоянии вменяемости.

Согласно ч. 1 ст. 81 УК РФ лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. В случае выздоровления указанное лицо в соответствии с ч. 4 ст. 81 УК РФ может подлежать уголовной ответственности и наказанию.

Принудительные меры медицинского характера таким лицам могут назначаться судом в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 97 УК РФ.

Президиум отменил определение, по которому Моржухина была освобождена от уголовной ответственности, и передал дело на новое судебное рассмотрение.[17]

Принципиально иной характер имеет применение принудительных мер медицинского характера в отношении третьей категории лиц, перечисленных в п. "в" ч. 1 ст. 97 УК. Прежде всего, это связано с тем, что эти лица совершили преступление в состоянии вменяемости, и они подлежат уголовной ответственности и наказанию. Но наряду с наказанием к ним могут быть применены меры медицинского характера в связи с тем, что они признаны нуждающимися в лечении от психических расстройств, не исключающих вменяемости (ч. 2 ст. 99 УК).

К третьей категории уголовным законом (согласно п. "в" ч. 1 ст. 97 УК) отнесены лица, которые страдают определенными отклонениями в психической сфере (психопатии различной степени, слабоумие в степени дебильности и др.), однако они отдают отчет в своих действиях и способны руководить ими, поэтому признаются вменяемыми, хотя не в полной мере осознают фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Длительные дискуссии в психиатрической и юридической литературе по вопросу оценки подобных состояний как "уменьшенной" или "ограниченной" вменяемости нашли свое закрепление в формулировке п. "в" ч. 1 ст. 97 УК, правовые последствия которых выражаются в учете их судом при назначении наказания и возможности назначения принудительного лечения. Кроме того, в юридической литературе высказывалось мнение о целесообразности наименования лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК) - лицами с психическими аномалиями. Понятие "психические аномалии" толкуется психиатрами как отклонение от нормы, включающее как патологию, так и отклонения, не носящие болезненный характер, что, по сути, и охватывает круг лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

2. Виды принудительных мер медицинского характера и их исполнение.

2.1 Виды принудительных мер медицинского характера.

Часть 1 ст. 99 УК предусматривает четыре вида принудительных мер медицинского характера, которые могут быть назначены судом:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Вид принудительных мер медицинского характера назначает суд, учитывая при этом заключение судебно-психиатрической или судебно-наркологической экспертизы. Заключение экспертизы не является для суда обязательным, как и любое доказательство, оно подлежит проверке и оценке, однако несогласие с выводом экспертов должно быть мотивировано (ст. ст. 80, 88 УПК РФ). В действующем УК произошла дальнейшая дифференциация принудительных мер медицинского характера, в частности впервые закон предусматривает (п. "а" ч. 1 ст. 99 УК) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, т.е. меру, не связанную с помещением лица в психиатрический стационар. Кроме того, предусмотрено три типа психиатрических стационаров (вместо принудительного лечения в психиатрических больницах общего типа или специального типа): общего типа, специализированного типа, специализированного типа с интенсивным наблюдением. Названные в законе три вида психиатрических стационаров различаются с учетом критериев обеспечения безопасности помещенных туда лиц и других лиц, находящихся на лечении в психиатрическом стационаре, при различиях в режиме содержания, степени интенсивности наблюдения за этими лицами.

Критерием назначения судом конкретного вида принудительного лечения служит прежде всего психическое состояние лица, степень его опасности для себя, окружающих, возможность совершения иного общественно опасного деяния.

Наряду с психическим состоянием лица, характером совершенного им общественно опасного деяния нельзя не учитывать принцип необходимости и достаточности принудительной меры для эффективности достижения целей применения этих мер . Лечение определяется состоянием больного, диагнозом заболевания, а не видом принудительных мер медицинского характера.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в соответствии с законом (ст. 100 УК) "может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар".

Законодатель в качестве обстоятельства, позволяющего суду назначить амбулаторное принудительноенаблюдение и лечение у психиатра, предусматривает такое психическое состояние, в котором лицо, совершившее опасное деяние, не нуждается в помещении в психиатрический стационар. Уголовный кодекс не дает критериев этого психического состояния. Судебные психиатры считают, что амбулаторный вид принудительного лечения может применяться к лицам, которые по своему психическому состоянию способны самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности, имеют достаточно организованное и упорядоченное поведение и могут соблюдать назначенный им амбулаторный режим лечения. Наличие указанных признаков позволяет сделать вывод о том, что психически больное лицо не нуждается в стационарном принудительном лечении.

Однако, юридическими критериями психического состояния, в котором больной не нуждается в стационарном лечении, являются:

1. способность правильно понимать смысл и значение применяемого амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра;

2. способность руководить своим поведением в процессе принудительного лечения.

Медицинскими критериями рассматриваемого психического состояния являются:

1. временные психические расстройства, которые не имеют отчетливой тенденции к повторению;

2. хронические психические расстройства в стадии ремиссии, обусловленной принудительным лечением в психиатрическом стационаре.

Место проведения принудительного амбулаторного лечения зависит от вида наказания, назначенного судом:

- лица, осужденные к лишению свободы, проходят амбулаторное лечение по месту отбывания наказания, то есть в исправительных учреждениях;

- лица, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, получают принудительное лечение у психиатра или нарколога по месту жительства.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре назначается судом при наличии законных оснований (ст. 97 УК), "если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре" (ч. 1 ст. 101 УК).

Закон по существу предусматривает два обстоятельства, при наличии которых суд вправе назначить принудительное лечение в психиатрическом стационаре:

1. опасность лица, совершившего общественно опасное деяние, для себя или других лиц и возможность причинения таким лицом иного существенного вреда;

2. невозможность осуществить необходимое лечение, уход, содержание и наблюдение вне условий психиатрического стационара.

Психиатрические стационары для принудительного лечения психически больных лиц, совершивших деяния, предусмотренные Уголовным кодексом, в зависимости от режима делятся на три типа:

1. стационары общего типа;

2. стационары специализированного типа;

3. стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 101 УК) "принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения".

Психиатрический стационар общего типа - это обычная психиатрическая больница (отделение) или другое медицинское учреждение, оказывающее стационарную психиатрическую помощь.

Необходимость принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа обуславливается вероятностью рецидива психотического состояния и возможностью совершения нового общественно опасного деяния в неблагоприятной обстановке.

Об отсутствии необходимости в интенсивном наблюдении за такими больными свидетельствуют их несклонность к нарушению режима содержания, неконфликтность с окружающими и неагрессивный характер поведения.

Таким образом, в психиатрические стационары общего типа помещаются больные, совершившие общественно опасные деяния, не связанные с посягательствами на жизнь граждан, не представляющие опасность для окружающих, но нуждающихся в больничном содержании и лечении в принудительном порядке, психическое состояние и поведение которых не требует интенсивного наблюдения.

В соответствии с законом (ч. 3 ст. 101 УК) "принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения".

Принудительное лечение в специализированном стационаре суд вправе назначить лицу, которое представляет опасность для себя или других лиц либо может причинить иной существенный вред (ч. 2 ст. 97 УК) и в силу общественной опасности, обусловленной психическим расстройством, требует постоянного наблюдения.

Психиатрические стационары специализированного типа создаются в крупных психиатрических больницах, где имеется опыт специализации. Обычно специализированный стационар формируется из одного - двух отделений на регион с общим количеством коек 150-200 мест. Порядок работы таких стационаров регулируется "Временным положением об отделении с усиленным наблюдением в психиатрической больнице" 1988 г. и приказом Минздрава России от 28 августа 1990 г. № 240, а также приказом от 24 марта 1993 г. № 49.

Постоянное наблюдение в специализированных стационарах обеспечивается дополнительным медицинским персоналом и наружной охраной, которая осуществляется службой обеспечения безопасности. К числу контрольно-наблюдательных мер относятся:

- использование охранной сигнализации;

- организация прогулок в строго изолированных местах;

- контроль за передачами;

- проведение необходимых мероприятий в строгом соответствии с инструкцией.

В соответствии с законом (ч. 4 ст. 101 Ук) "принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения".

Принудительное лечение в специализированном стационаре с интенсивным наблюдением - это наиболее строгая принудительная мера медицинского характера, так как предполагает постоянное и интенсивное наблюдение, а также принятие специальных мер безопасности. В подобных стационарах осуществляются наружная охрана больниц и надзор за поведением больных внутри отделений, в местах проведения прогулок, культурных мероприятий и занятий трудом. Охрана таких стационаров осуществляется силами контролерского состава МВД с помощью специальных средств контроля и сигнализации.

"Всего в России пять таких больниц, которые легче назвать тюрьмами, где на настоящий момент в камерах содержится около 12 тысяч больных… Охрана не дает гарантии, что ни один преступник не выберется на волю. Например, только в этом году из психиатрических клиник было совершено два побега".[18]

Уголовно-криминологическими показателями особой опасности служат:

1. характер совершенного деяния (убийство, разбой, изнасилование и тому подобное);

2. неоднократное совершение общественно опасных деяний, несмотря на применение принудительных мер медицинского характера;

3. вероятность совершения деяний, отнесенных Кодексом к категории особо тяжких (ст. 15 УК).

В настоящее время в России имеется всего семь больниц такого типа. Эти учреждения предназначены для сравнительно небольшого контингента психически больных лиц, нуждающихся в постоянном и интенсивном наблюдении. Однако проблема транспортировки больных, представляющих повышенную опасность, настоятельно диктует необходимость организации отделений с интенсивным наблюдением в психиатрических больницах регионального подчинения.

2.2. Продление, изменение, прекращение и зачет времени

применения принудительных мер медицинского характера.

В ходе применения принудительных мер медицинского характера, учитывая цели их применения, может изменяться психическое состояние лиц, подвергнутых этим мерам. В интересах соблюдения прав этих категорий лиц, названных в ч. 1 ст. 97 УК, исходя из факта невозможности прогнозирования времени, достаточного для излечения или улучшения их психического состояния, уголовное законодательство регламентирует вопросы продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера (ст. 102 УК). Принципиальными в этом вопросе следует считать положения закона о том, что только суд принимает решение о продлении, изменении и прекращении применения принудительных мер медицинского характера (ч. 1 ст. 102 УК), а также об осуществлении регулярного комиссионного освидетельствования лиц, находящихся на принудительном лечении, что позволяет не только решать, но и осуществлять судебный контроль за ходом применения этих мер. Освидетельствование лиц, страдающих психическими расстройствами, находящихся на принудительном лечении, осуществляет комиссия врачей-психиатров, которая проводит такие освидетельствования не реже одного раза в 6 месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. В УК Федеральным законом от 20.03.2001 внесены изменения, касающиеся положения о том, что освидетельствование может осуществляться и вне зависимости от установленных в законе сроков, с учетом психического состояния лица, по инициативе лечащего врача, по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника через администрацию учреждения. Такое ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. Закрепление в уголовном законе регулярности комиссионного освидетельствования лиц, страдающих психическими расстройствами и находящихся на принудительном лечении, является дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов этих лиц.

Представление в суд заключения комиссии врачей-психиатров осуществляет администрация стационара.

Первое заключение комиссии врачей-психиатров о продлении применения принудительной меры медицинского характера направляется в суд по истечении 6 месяцев после его начала, а в дальнейшем комиссионные освидетельствования проводятся по общему правилу, а заключение о необходимости продления этих мер направляется в суд один раз в год.

Суд продляет принудительные меры медицинского характера при отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера (ч. 2 ст. 102 УК), иными словами, врачи-психиатры в заключение должны прийти к выводу об отсутствии существенных изменений либо отсутствии данных о стойкости состояния больного и учесть это состояние с точки зрения опасности для него и других лиц. Изменение принудительных мер медицинского характера может произойти как в сторону смягчения, так и в сторону перехода к более жесткому его виду. Для изменения принудительной меры медицинского характера необходимо, чтобы не только отпала необходимость в применении ранее назначенной меры, но и возникла необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 102 УК). Имеются в виду основания применения различных видов принудительного медицинского характера, раскрытых в ст. ст. 100, 101 УК. Практика показывает, что улучшение психического состояния психически больного позволяет врачам-психиатрам в заключение ставить вопрос о переводе этого лица из стационара специализированного типа в стационар общего типа, а возможно, и использовании перехода к амбулаторному принудительному наблюдению и лечению; а при ухудшении психического состояния - наоборот.

Основанием для прекращения применения принудительных мер является либо выздоровление лица, либо такое изменение его психического состояния, при котором отпадает его общественная опасность, а, следовательно, отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры. Наиболее ярким показателем прекращения применения принудительного лечения является выздоровление, хотя чаще психиатры имеют дело с улучшением клинического состояния, а нередко его ухудшением, но результатом является уменьшение опасности этих лиц. В случае если эти изменения расцениваются как достаточно стойкие, есть основания ставить вопрос перед судом об отмене принудительных мер. Суд может передать органам здравоохранения необходимые материалы в отношении этих лиц для дальнейшего лечения или направления в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении.

Зачет времени . Законодатель использует понятие "зачет", однако определение этого понятия в законе отсутствует. По смыслу закона (ст. 103 УК) уголовно-правовой зачет представляет собой включение в срок наказания времени пребывания в психиатрическом стационаре лицам, совершившим преступление в состоянии вменяемости. Вопрос о зачете времени применения принудительных мер медицинского характера встает в случае выздоровления лиц, в отношении которых применялось принудительное лечение в связи с наступлением психического расстройства после совершения преступления.

В соответствии с законом (ч. 1 ст. 81 УК) "лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания". Однако такое освобождение не является бессрочным, так как уголовный закон предусматривает возможность назначения принудительной меры медицинского характера, если субъект представляет общественную опасность (ч.1 ст. 81УК), а в случае выздоровления до истечения сроков давности лицо, совершившее преступление, подлежит уголовной ответственности и наказанию (ч.4 ст. 81 УК). Выздоровление лица, совершившего преступление, является основанием для принятия судом решения о прекращении принудительного лечения и одновременно служит поводом для возобновления производства по уголовному делу либо решения судом вопроса о продолжении отбывания наказания.

В случае возобновления приостановленного уголовного дела или исполнения ранее назначенного наказания производство предварительного расследования, судебного разбирательства, назначения и исполнения наказания осуществляются в общем порядке, установленном действующим законодательством. При этом правоохранительным органам, осуществляющим указанные функции, следует определить, нет ли обстоятельств, препятствующих возобновлению производства по делу или исполнению наказания, таких, как сроки давности (ст. 78, 83 УК), и других оснований для освобождения от уголовной ответственности и наказания (ст. 75-77, 82,84,85,91,93 УК).

Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера в срок наказания осуществляется из расчета 1 день пребывания в психиатрическом стационаре за 1 день лишения свободы (ст. 103 УК). Совершенно иной подход законодатель демонстрирует к такой мере медицинского характера, как принудительное наблюдение и лечение у психиатра: правило зачета на данный вид принудительного лечения не распространяется.

Закон (ст. 103 УК) не содержит указаний о порядке зачета при назначении других видов наказания, нежели лишение свободы. Вместе с тем представляется вполне обоснованным в соответствии с правилами исчисления сроков наказания и зачета наказания, установленными в ст. 72 УК, засчитывать 1 день пребывания в психиатрическом стационаре за 1 день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части, 2 дня ограничения свободы, 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе, 8 часов обязательных работ. Правило о равенстве 1 дня лишения свободы 1 дню пребывания в психиатрическом стационаре никоим образом не противоречит принципу законности, закрепленному ст. 3 УК, ибо зачет времени принудительного лечения в срок наказания представляет собой не только техническую процедуру, но и уголовно-правовое последствие, определяемое Уголовным кодексом в связи с прохождением курса принудительного лечения лицом, подлежащим наказанию.

2.3. Принудительные меры медицинского характера, соединенные

с исполнением наказания.

Реализация принудительных мер медицинского характера, соединенных с исполнением наказания, имеет свою специфику, обусловленную тем, что принудительное лечение наряду с наказанием применяется к особым категориям лиц, совершивших преступления.

В соответствии с законом (ст. 104 УК) комплекс мер принудительного воздействия, включающий в себя принудительное лечение в сочетании с наказанием, применяется в отношении лиц, совершивших преступления и страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. К ним относятся ограниченно вменяемые субъекты, то есть лица, которые во время совершения преступления в силу психического расстройства (медицинский критерий) не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (интеллектуальный признак) либо в полной мере руководить своими действиями (волевой признак юридического критерия).

При вынесении обвинительного приговора ограниченно вменяемым лицам, совершившим преступления, суд в соответствии с законом (ч. 2 ст. 99 УК) вправе назначить наряду с наказанием только принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра, поскольку стационарное психиатрическое лечение применяется в отношении лиц, не способных в силу своего психического состояния отбывать наказание.

Принудительная мера медицинского характера может быть назначена при осуждении к любому виду наказания. Закон (ч. 1 ст. 104 УК) предусматривает, что принудительные меры медицинского характера, связанные с лишением свободы, применяются по месту отбывания наказания, а в отношении осужденных к иным видам наказаний - в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.

В целях проведения принудительного лечения по месту отбывания наказания в уголовно-исполнительной системе создаются специализированные лечебно-профилактические учреждения психиатрического профиля для принудительного лечения лиц, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости (ст. 101 УИК РФ 1996 г.).

В системе медицинских учреждений для проведения амбулаторного лечения по месту жительства осужденных имеются отделения психиатрических и психоневрологических больниц, психоневрологические диспансеры и поликлиники.

В связи с тем, что изменение психического состояния осужденного может потребовать помещения в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение, закон (ч. 2 ст. 104 УК) предусматривает такую возможность. Если наказание не связано с лишением свободы, то лицо, отбывающее наказание, обычно помещается в психиатрический стационар общего типа. Лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, подлежит помещению в стационарное учреждение медицинской службы ГУИН МВД РФ. В соответствии с законом (ч. 3 ст. 104 УК) время пребывания таких лиц в стационарных лечебных учреждениях засчитывается в срок отбывания наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Ряд авторов при рассмотрении длительности принудительного лечения, соединенного с исполнением наказания, высказывают мнение, что срок принудительного лечения, сопряженного с исполнением наказания, ограничен сроком назначенного судом наказания.

Однако данное утверждение не согласуется с законом. Уголовный кодекс содержит норму (ч. 4 ст. 104 УК), которая вполне определенно указывает на отсутствие связи между длительностью принудительного лечения и сроком назначенного наказания. Закон гласит: "Прекращение применения принудительной меры медицинского характера, соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров".Формулируя данную норму, законодатель исходит их того, что сроки наказания, особенно сроки лишения свободы, могут значительно превышать продолжительность амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра. В связи с этим законодатель не ограничивается установлением шестимесячных сроков переосвидетельствования психически больных, необходимых для решения вопроса о прекращении принудительного лечения, а прямо указывает, что принудительная мера медицинского характера, соединенная с исполнением наказания, прекращается на основании заключения комиссии врачей-психиатров в период исполнения наказания. Содержание нормы, закрепленной ст. 104 УК, свидетельствует о стремлении законодателя сформулировать правило, согласно которому срок принудительного лечения определяется медицинскими показаниями, а не сроком назначенного наказания.

Заключение.

В ходе проведённого курсового исследования был сделан ряд выводов. В первую очередь нужно отметить, что принудительные меры медицинского характера связаны с особыми отношениями, которые являются объектом не только уголовного права, но и медицины. Соответственно и регулируются они не только правовыми нормами, но и нормами медицинскими.

Специфика производства по применению принудительных мер медицинского характера определяется тем, что оно касается лиц, страдающих психическими расстройствами и требующих в этой связи повышенной защиты их прав, свобод и законных интересов в рамках уголовного процесса. В этих случаях болезненное состояние человека лишает его возможности осуществлять эту защиту самостоятельно.

Вторая специфическая черта рассматриваемого явления - реакция уголовного и уголовно-процессуального закона на деяние, совершенное психически больным человеком. Деяние это должно быть предусмотрено Уголовным кодексом, почему и называется в законе общественно опасным. В случае выздоровления лица, заболевшего психической болезнью после совершения преступления, суд вправе вынести определение об отмене назначенной этому лицу принудительной меры медицинского характера, что влечет возобновление уголовного преследования.

Специфику применения принудительных мер медицинского характера определяют и нормы УК РФ 1996 г. (ст. 97104), где отражены основания применения, содержание, виды принудительных мер медицинского характера.

Заметим, что практическое применение принудительных мер медицинского характера по-прежнему имеет некоторые проблемы.

Конституция Российской Федерации (1993) отразила фундаментальные изменения в правовой политике нашего государства. Впервые в истории отечественного государства и права человек с его правами и свободами декларируется как высшая ценность. Вопросы законодательного обеспечения системы прав и свобод человека рассматриваются в качестве основных, подлежащих разработке. Между тем в следственной, судебной и пенитенциарной практике встречаются случаи игнорирования закреплённых в Конституции России прав и свобод, которые применительно к уголовному праву определяют смысл и содержание материального закона. Уголовная ответственность и уголовное наказание, принудительные меры медицинского характера, в том числе - соединенные с исполнением наказания, должны соотноситься с правами и свободами человека и не противоречить международным стандартам. Это будет соответствовать приоритетам и общим принципам уголовной политики государства, декларирующего готовность де-юре и де-факто реализовать в законодательной и правоприменительной практике принцип справедливости правового воздействия.
По мнению автора, гуманистические цели уголовной ответственности и наказания, принудительных мер медицинского характера, в том числе - соединенных с исполнением наказания, предусмотренные действующим законодательством, останутся лишь бессодержательной декларацией, если они не будут основываться на всестороннем учёте всех значимых сторон лица, характеризующих его во время совершения преступления или общественно опасного деяния, исполнения наказания и (или) принудительных мер медицинского характера.

Эти правовые проблемы невозможно обсуждать без понимания сущности психических расстройств. Только юридическая разработка проблем принудительных мер медицинского характера неэффективна, поскольку при этом не учитываются закономерности психического «бытия». Без межотраслевого анализа, требующего, в свою очередь, системно-методологической и содержательной комплексной разработки целостной концепции принудительных мер медицинского характера, сложно обеспечить реализацию уголовного законодательства в соответствии с современными требованиями развития общества, его основными ценностями.

Решение этих проблем имеет основополагающее значение для всей конструкции уголовного права. Межотраслевые основы целостной концепции принудительных мер медицинского характера принадлежат к числу наиболее значимых, включающих базовые закономерности правового регулирования на уровне формирования принципов законодательства, практики в сфере уголовно-правовых мер борьбы с преступностью и общественно опасными деяниями.


Список используемой литературы:

1. Конституция РФ – М., Издательство "Щит-М", 1997.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля 2007 г.)

3. Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. № 3165-1//Ведомости Съезда народных депутатов Верховного Совета РФ. 1992. № 33.

4. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. Изд. 2-е. М., 2000.

5. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 82п2002пр
по делу Моржухиной

6. Защита прав человека в местах лишения свободы: сборник нормативных актов и официальных документов. М., 2003.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации. Научно-практический комментарий. / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 1998.

8. Комментарий к УК РФ. /Отв. ред. Бойко А. И. РНД, 1996.

9. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996.

10. Российское уголовное право. Общая часть. Под редакцией Кудрявцева В.Н. и Наумова А.В. - М.: 1997 г.

11. Истомин А.Ф. Общая часть уголовного права. Учебное пособие. М.: 1997.

12. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. / Под ред. А.И. Рарога. М., 2001.

13. Уголовное право России (Общая часть): Учебное пособие. Диаконов В.В. // Allpravo.ru – 2003.

14. Уголовное право России, Общая и Особенная часть: учебник для ВУЗов. / Под общей редакцией Н.Г.Кадникова. – М.: Книжный мир , 2006.

15. Уголовное право, Общая часть, учебник для ВУЗов. / Под общей редакцией Акименко – М.: Книжный мир, 2006.

16. Уголовный процесс: Учебник для вузов. Под общей ред. проф. П. А. Лупинской.- М.: Юристъ, 1995.

17. Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве. Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. М.,2000.

18. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987.

19. Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1999.

20. А.П. Рыжов. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М. 1997.

21. Бородин С. В. Принудительные меры медицинского характера/ Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие. М.,1995.

22. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М., 1998.

23. Протченко Б. А. Принудительные меры медицинского характера по советскому уголовному праву. Автореф. Дисс. На соискание степени канд. юрид. наук. М., 1979.

24. Судебная психиатрия: Учебник. / Под ред. Г.В. Морозова. М., 1986.

25. Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. А.С. Дмитриева, Т.В. Клименко. М., 1998. С.

26. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник. - М.: Юристъ, 1998.

27. Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера // Законность. 2000. N 1.

28. Голоднюк М. Некоторые вопросы применения принудительных мер медицинского характера // Уголовное право. 2001. N 4.

29. Столярова А. "На свободу с чистой карточкой"// "Версия", 15-21 апреля 2002 г.

30. Максимов С.В. Цели принудительных мер медицинского характера. Российский следователь, N 12, 2002.

31. Егоров В.С., Медицинское право, 2005, N 4


[1] Ст. 25, 29 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7, 9, 10 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ст. 5-8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 3, 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека и др. // См.: Защита прав человека в местах лишения свободы: сборник нормативных актов и официальных документов. М., 2003.

[2] Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М., 1998. С. 6.

[3] Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1999. С.29.

[4] Протченко Б. А. Принудительные меры медицинского характера по советскому уголовному праву. Автореф. Дисс. На соискание степени канд. юрид. наук. М., 1979. С. 15

[5] Бородин С. В. Принудительные меры медицинского характера/ Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие. М.,1995. С.156

[6] Уголовное право России , Общая и Особенная часть : учебник для ВУЗов. / Под общей редакцией Н.Г.Кадникова. – М. : Книжный мир , 2006. – 827 с.

[7] Уголовное право, Общая часть , учебник для ВУЗов / Под общей редакцией Акименко – М. : Правовед , 2006.

[8] Егоров В.С., Медицинское право, 2005, N 4

[9] Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. Изд. 2-е. М., 2000. С. 109.

[10] Комментарий к УК РФ /Отв. ред. Бойко А. И. РНД, 1996. С. 241

[11] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 208

[12] Уголовный кодекс Российской Федерации. Научно-практический комментарий. / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 1998. С. 225.

[13] Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве. Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. М., 2000. С. 14.

[14] Судебная психиатрия: Учебник. / Под ред. Г.В. Морозова. М., 1986. С. 61; Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. А.С. Дмитриева, Т.В. Клименко. М., 1998. С. 85; и др.

[15] Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера // Законность. 2000. N 1. С. 50.

[16] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 243.

[17] Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 82п2002пр
по делу Моржухиной

[18] Столярова А. "На свободу с чистой карточкой"// "Версия", 15-21 апреля 2002 г., С. 16.