регистрация /  вход

Проблемы использования специальных познаний при расследовании организованной преступной деятельности (стр. 1 из 7)

Проблемы использования специальных познаний при расследовании организованной преступной деятельности

Содержание

Введение

1. Современное понимание организованной преступной деятельности

2. Понятие специальные познания

3. Проблемы использования специальных познаний при расследовании организованной преступности и пути их решения

Заключение

Список использованной литературы

Введение

«Morte alla Francia, Italia anela» — «Смерть Франции, вздохни, Италия»[1] . Именно аббревиатурой этой фразы сегодня именуют одну из самых опаснейших социальных зол общества. Термин «мафия» первоначально означал конкретную преступную организацию, возникшую на основе существовавшего ещё в 1282 году подпольного антифранцузского вооружённого движения сопротивления в Сицилии (действовавшего под лозунгом «Morte alla Francia, Italia anela» — «Смерть Франции, вздохни, Италия», или конкретный тип преступной организации, основанный на кодексе молчания (омерты), стремящийся к установлению насильственными методами руководства или контроля над экономической и общественной деятельностью для получения незаконных прибылей или преимуществ.

Сегодня мафия или организованная преступность получила широкое распространение и является одним из наиболее опасных и труднопрогнозируемых социально-политических явлений современности. При этом она приобретает новые разнообразные формы и угрожающие масштабы. Об этом свидетельствует статистика: в 2001 году в стране было выявлено 33452 преступления, совершенных организованными преступными формированиями; в 2002 году – 26038; в 2003 году – 25671; в 2004 году – 28161; в2005 году – 28611; в 2006 году – 30209[2] .

По данным МВД, в 2000 году в России действовало 130 особо опасных преступных сообществ, в которые входили 964 организованные группы с общей численностью участников более 7,5 тысяч человек; при этом в 2001 году правоохранительными органами было привлечено к ответственности 11,5 тысяч лидеров и активных участников организованных преступных групп[3] .

Современная организованная преступность характеризуется возрастанием количества и качества преступных сообществ, стабильностью их положения и расширением сфер влияния, в том числе и международного уровня.

В стране нет устоявшегося мнения о количестве преступных групп, относимых к организованной преступности. Статистика противоречива, поскольку четкого критерия оценки у практиков нет. Отсюда их число колеблется в разных отчетах и публикациях от 5 до 11,6 тысячи, количество участников составляет 83 тыс. человек. Таким образом, в обыденном сознании наших граждан и зарубежных политиков сложилось мнение, что в России действует свыше 10 тыс. мафий. Это в корне неверно и вредит имиджу России.

Групповая преступность высокой всегда была, но речь шла о простом соучастии. Такой же подход обнаруживается и сегодня в погоне за показателями в работе. Реальная же ситуация такова: можно говорить о 300–400 группах среднего уровня и о 15 преступных организациях с сетевой структурой. Необходимо подчеркнуть, Россия сегодня – это полигон международной организованной преступности.

Мало того, что в мафиозных организациях имеют большое представительство преступники из бывших республик СССР, появились также чисто этнические – из граждан Вьетнама, Китая, Афганистана и других стран. По данным миграционной службы России, на нашей территории проживает более 800 тыс. иностранцев, находящихся на нелегальном положении.

В зарубежных странах, к сожалению, различий между украинскими, грузинскими, азербайджанскими преступными группами не делают и говорят о русской мафии, принимая за основу русский этнос. Это вредит России, да и им тоже, поскольку принимаемые без учета специфики меры не всегда достигают цели. Однако этнически русскую мафию не найти. Она либо из другого государства, либо интернациональна (сказывается братское прошлое народов СССР). Более того, из 1 800 выявленных лидеров организованной преступности русские составили лишь 30%. Неверная оценка по этническому признаку (речь идет не о национализме) приводит к неверным решениям.

Распространенность преступных групп и группировок весьма значительна. Средний и примитивный уровни организованной преступности, по данным руководителей органов внутренних дел, замечены повсеместно. Преступные организации с сетевой структурой превалируют в городах-гигантах, урбанизированных зонах и южных регионах России. При этом отношения между преступными группами приобрели форму криминальных союзов: явление, как для России, так и для мировой практики новое.

Лидеры организованной преступности вышли за пределы России и создали свои филиалы в зарубежных странах. В последние годы зафиксированы криминальные съезды в целом ряде стран Европы и Азии. Их цель – выработка международных отношений и связей с иностранными партнерами. Такое положение отмечают власти США, Израиля, Германии, Турции и других государств.

В России действовало и продолжает действовать несколько заметных преступных сообществ. Самым известным из них является сообщество «воры в законе», объединяющее лидеров уголовной среды, в основном ориентированных на совершение общеуголовных, а не экономических (коррупционных) преступлений: хищений, вымогательства, бандитизма и т. д.; существуют также сообщества организованные по этническому и другим признакам[4] .

Характер организованной преступности сегодня изменился: стали меньше убивать и грабить на улице, зато на первый план вышла коррупция, которая все прочнее срастается с уголовным миром. Организованная преступность всё больше влияет на экономическую сферу. Причём преступность пытается не просто кормиться около бюджетного пирога, она стремится встроиться в легальную экономическую структуру.

Сегодня лидер преступной группировки примерил образ преуспевающего бизнесмена с очевидными политическими и светскими амбициями. Теневые структуры подминают под себя сферу распределения, пытаются доминировать на рынке. Под криминальный контроль в 90-е годы отошло более 2 тысяч крупных объектов экономики, причем примерно шестая часть из них — бюджетообразующие и градообразующие предприятия. Это вызов, который вовремя не был принят.

В подавляющем большинстве случаев все резонансные преступления, носят экономический, коррупционный характер. Политических убийств практически нет. Общая причина, смысл этих злодеяний — стремление получить контроль над скопившимися огромными теневыми капиталами.

Организованную преступность привлекают регионы с развитой экономикой, транспортными узлами, мощной сырьевой базой. Здесь в одночасье можно успешно легализовать средства, добытые преступным путем. Поэтому наиболее сложная оперативная обстановка складывается в столичном регионе, на Дальнем Востоке, в Поволжье, на Северном Кавказе.

Цели организованных преступных структур всегда сосредоточены на извлечении преступным путем максимальных доходов, на обогащении в крупных и особо крупных размерах.

Способы совершения преступлений участниками организованных преступных структур характеризуется высоким профессионализмом. Это обстоятельство фиксирует близость понятий организованной и профессиональной преступности.

Признанно, что организованная преступность является одним из сложных опаснейших видов преступности, посягающим, прежде всего на экономические, политические, правовые и нравственные сферы общества.


1. Современное понимание организованной преступной деятельности

Организованная преступность является крайне сложным явлением, ввиду чего существует множество различных подходов к фиксации её основных содержательных элементов в нормативных и доктринальных определениях[5] . Такое количество определений обусловлено тем, что ни одна формулировка не в состоянии охватить всё многообразие видов организованной преступности, учитывая имеющиеся между ними экономические, региональные и этнические различия[6] .

Анализируя проблему организованной преступности, В. В. Лунеев отмечает, что понимание организованной преступности еще менее определенно, чем насильственной, корыстной или экономической[7] .

В основе выделения организованной преступности из общего противоправного поведения лежат характер и степень организованного взаимодействия нескольких преступников между собой при осуществлении своей пролонгированной криминальной деятельности. На основе этого критерия предложено множество определений данного явления.

В документах Секретариата ООН организованная преступность характеризуется как сложные уголовные виды деятельности, осуществляемые в широких масштабах организациями и другими группами, имеющими внутреннюю структуру, которые получают финансовую прибыль и приобретают власть путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг. Это преступления, часто выходящие за пределы государственных границ, связанные не только с коррупцией общественных и политических деятелей, получением взяток или тайных сговоров, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

"Унифицированного определения организованной преступности, - говорится в итоговом документе, — до настоящего времени не выработано, вместе с тем под организованной преступностью обычно понимается относительно массовая группа устойчивых и управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как промыслом и создающих систему защиты от социального контроля с использованием таких противозаконных средств, как насилие, запугивание, коррупция и крупномасштабные хищения".

Данное определение может пониматься и в более широком смысле: "любая группа или отдельные лица, организованные на постоянной основе для получения прибыли незаконным способом".