Прокурорская этика

Гласность и нравственные начала в деятельности прокуратуры. Этика в прокурорской деятельности. Участие прокурора в заседании суда надзорной инстанции, его заключение. Участие прокурора в пересмотре судом дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Гласность, нравственные начала в деятельности прокуратуры. Прокурорская этика

2. Участие прокурора в заседании суда надзорной инстанции, его заключение. Участие прокурора в пересмотре судом дел по вновь открывшимся обстоятельствам

Список использованных источников


1. Гласность, нравственные начала в деятельности прокуратуры. Прокурорская этика

Принцип демократии и гласности в деятельности органов прокурату­ры стал действовать с 1987 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 июня 1987 г. в ст. 4 Закона «О прокуратуре СССР», посвященную принципам организации и деятельности органов прокуратуры, было вне­сено важное дополнение, касающееся внедрения в деятельность органов прокуратуры принципа демократии и гласности. «Принцип гласности в действующем Законе о прокуратуре закреплен следующим образом: Прокурорский работник действует гласно и открыто в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства о защите прав и законных интересов граждан и организаций, а также законодательства о защите государственных секретов и иной охраняемой законом тайны» [4. с. 4].

Важность принципа гласности определяется тем, что его реализация способствует информированности органов государственной власти и об­щества о состоянии законности и правопорядка в стране, повышению пра­восознания населения и, в конечном счете, укреплению законности. По­следнее имеет важное значение для самой прокуратуры. Отчетность про­куратуры о проделанной работе по укреплению законности в целом, дос­тупность информации о работе прокуратуры по конкретным уголовным и гражданским делам, разрешению материалов о преступлениях и право­нарушениях для средств массовой информации способствуют недопуще­нию нарушений законности в работе самой прокуратуры. Реализация принципа гласности обеспечивается созданием в респуб­ликанской прокуратуре структурного подразделения - пресс-центра, от­вечающего за связь со средствами массовой информации, организующего эту работу на местах. Анализ деятельности органов прокуратуры в прошлые годы подтвер­ждает, какой вред приносила «засекреченность» в деятельности следова­телей и прокуроров во всех направлениях, а в особенности в раскрытии и расследовании преступлений. Отсутствие гласности вело к изоляции пра­воохранительных органов от органов государственной власти и управле­ния, различного рода общественных формирований, населения.

Принцип гласности означает открытость деятельности органов прокуратуры, доступность для граждан, средств массовой информации Посредством его реализации общество осуществляет контроль за деятельностью органов прокуратуры. В порядке обратной связи обеспечение принципа гласности повышает уровень информированности населения законности и деятельности прокуратуры по обеспечению прав и свобод граждан, недостатках в этой работе и, как одно из следствий, позволяет им обращаться в органы прокуратуры. При этом и граждане, и средства массо­вой информации сообщают органам прокуратуры об известных им фактах правонарушений. В результате этого последовательное соблюдение прин­ципа гласности активно работает на процесс укрепления законности. Однако не вся информация о работе прокуратуры может быть предана гласности. Нормативное ограничение принципа гласности в деятельности органов прокуратуры определяется конституционными требованиями, а также нормами законодательства. Согласно ст. 28 Конституции Республи­ки Беларусь каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспон­денции, телефонных и иных сообщений, па его честь и достоинство.

Указом Президента Республики Беларусь от 12 апреля 2004 г. № 186 утвержден Перечень сведений, составляющих государственную тайну Рес­публики Беларусь в области внешних сношений, экономики и финансов, науки и техники, в военной области, в области разведывательной, контр­разведывательной и оперативно-розыскной деятельности, в области нацио­нальной безопасности.

Приказом Генерального прокурора Республики Беларусь от 21 апре­ля 1999 г. № 14 утвержден Перечень сведений, относящихся к служебной информации ограниченного распространения, которым должны руко­водствоваться в своей деятельности все работники органов прокуратуры Республики Беларусь.

Этот Перечень должен применяться совместно с Республиканским перечнем сведений ограниченного распространения, утвержденным по­становлением Совета Министров Республики Беларусь от 15 февраля 1999 г. № 237 «О служебной информации ограниченного распространения». При­казом Генерального прокурора Республики Беларусь от 30 ноября 1998 г. № 61 утверждено Положение о порядке обращения с документами, содер­жащими служебную информацию ограниченного распространения в про­куратуре Республики Беларусь. Согласно п. 1.2 этого Положения служебная информация ограниченного распространения — сведения, распрост­ранение которых прокуратура Республики Беларусь считает нежелатель­ным в интересах обеспечения своей деятельности.

Не могут быть отнесены к служебной информации ограниченного распространения: - описание структуры, прокуратуры республики, ее функций, направ­лений и форм деятельности, а также адреса нижестоящих проку­ратур; - порядок рассмотрения и разрешения обращений граждан и юриди­ческих лиц; - решения по обращениям граждан и юридических лиц, рассмотрен­ные в установленном порядке; - сведения о нарушениях законности, неправомерности действий или бездействии государственных органов и должностных лиц, кримино­генной ситуации, правонарушениях; - сведения, сокрытие которых искажает реальную ситуацию в области правоохранительной деятельности.

Практика подтверждает, что нередко на «волне гласности» средства массовой информации разглашают обстоятельства совершенного преступ­ления, имеющие важное доказательственное значение, в связи, с чем этих доказательств впоследствии органы предварительного следствия лишаются. С принятием Закона от 12 ноября 1992 г. «Об оперативно-розыскной деятельности в Республике Беларусь» была легализирована деятельность органов внутренних дел и общественной безопасности и снят покров таин­ственности с этой деятельности органов внутренних дел. Возникает про­блема о возможной информации публичного характера о ходе и результа­тах применения различного рода оперативно-розыскных мероприятий. В этой связи прокурорам и следователям, использующим результаты опе­ративно-розыскной деятельности, необходимо руководствоваться прика­зом Генерального прокурора Республики Беларусь «Об организации над­зора за исполнением Закона "Об оперативно-розыскной деятельности"», согласно которому прокурор при санкционировании указанных мероп­риятий принимает меры по сохранению государственной и служебной тай­ны и несет установленную законом ответственность за разглашение извес­тных ему сведений. На практике в каждой прокуратуре персонально определены долж­ностные лица, осуществляющие надзор за законностью производимых опе­ративно-розыскных мероприятий. Этим должностным лицам оформлен допуск к работе с секретными и совершенно секретными документами. Такое исключение из общего правила одного из важнейших принци­пов преследует цель способствовать успешному и быстрому раскрытию и расследованию преступлений, установлению истины по делу и сохране­нию в неизменности установленных по уголовным делам доказательств. Следует отметить, что в производстве органов расследования нахо­дится определенная категория уголовных дел, так или иначе связанных с государственной тайной. Расследование по таким делам осуществляется в порядке секретного производства, а их рассмотрение происходит в за­крытых судебных заседаниях. Согласно ч. 2 ст. 23 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь разбирательство уголовного дела в закрытом су­дебном заседании допускается лишь в интересах обеспечения охраны го­сударственных секретов и иной охраняемой законом тайны, а также по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнад­цатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жиз­ни участвующих в деле лиц либо сведений, унижающих их достоинство, и в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности по­терпевшего, свидетеля или иных участников уголовного процесса, а также членов их семей или близких родственников и других лиц, которым они обоснованно считаются близкими. В соответствии с ч. 4 ст. 23 УПК по делам, рассмотренным в закрытом судебном заседании, публично оглашается только резолютивная часть приговора, определения, постановления суда [3. с. 45].

Сведения, составляющие государственную тайну и государственные секреты, могут быть также в сфере гражданского судопроизводства. Со­гласно ст. 17 Гражданского процессуального кодекса Республики Бела­русь в целях охраны сведений, содержащих государствен­ную тайну или тайну усыновления либо других сведений, разглашение ко­торых запрещено законом, проводится закрытое судебное заседание. Для предотвращения разглашения информации, которая касается интимных сторон жизни граждан или порочит их честь, достоинство или деловую репутацию, суд может слушать дело в целом или совершать отдельные про­цессуальные действия в закрытом судебном заседании. По просьбе сторон или одной из них при отсутствии возражении юридически заинтересован­ных в исходе дела лиц суд может рассмотреть в закрытом судебном заседа­нии любое дело. При рассмотрении дела или совершении отдельных про­цессуальных действий в закрытом судебном заседании присутствуют толь­ко юридически заинтересованные в исходе дела лица, а в необходимых случаях - свидетели, эксперты, специалисты, переводчики. Закрытое су­дебное заседание проводится с соблюдением всех процессуальных правил, установленных ГПК. Резолютивная часть решения суда в любом случае оглашается публично. О рассмотрении дела в закрытом судебном заседа­нии суд выносит определение. Генеральный прокурор периодически докладыва­ет Президенту Республики Беларусь о работе органов прокуратуры по глав­ным направлениям ее деятельности, о состоянии законности по отраслям надзора, о проведенных и проводимых прокурорских проверках в различных отраслях экономики, министерствах, на конкретных пред­приятиях республиканского значения, о ходе расследования уголовных дел особой категории, имеющих широкий резонанс в стране и за рубежом. Доклады Генерального прокурора Президенту страны каждый раз транс­лируются по первому каналу национального телевидения. Положительный опыт работы Генерального прокурора был распро­странен на нижестоящих прокуроров, что полностью отвечает требовани­ям Закона о прокуратуре.

В настоящее время прокуроры выступают с докладами и сообщениями на собраниях трудящихся об очном и единообразном исполнении законов на предприятиях, стройках, в органах государственной власти и управления. Распространены выступления следователей в трудовых коллективах с докладами о результатах расследования уголовных дел и по обсуждению причин и условий, способствовавших совершению преступ­лений членами указанных коллективов. Проводя в жизнь принцип гласности, работники прокуратуры Рес­публики Беларусь тем самым способствуют воспитанию у граждан честно­го отношения к труду, уважения к законам и правилам общежития, соблю­дению норм морали и нравственности [8. с. 114].

Нравственность определяет духовные и душевные качества, необходи­мые человеку в обществе, а также выполнение этих правил поведения. Нравственные начала, нравственные основы в жизни и деятельности человека вообще — это тот фундамент, основа, стержень, на котором держится все. Результаты аттестаций работников районных, городских прокуратур показали, что они обладают не только профессиональными качествами, которые соотносятся с общими требованиями, предъявляемыми к проку­рорским работникам, но и нравственными качествами. Это: добросовестность, дисциплинированность, принципиальность, внимательное и уважительное отношение к гражданам, корректность, вежливость и тактичность скромность, трудолюбие, требовательность к себе и самокритичность, ис­полнительность, прилежность и аккуратность, объективность и отзывчивость. Кроме того, при установлении соответствия прокурорского работни­ка определенной должности оцениваются профессиональные качества, определяемые функциональными задачами, особенностями профессио­нальной деятельности, с учетом уровня органа прокуратуры в прокурор­ской системе.

В Законе «О прокуратуре Республики Беларусь» законодательно закреплены требования как профессионального, так и нравственно-этического характера относительно лиц, назначаемых на должности следователя или прокурора. Согласно Закону на должности прокурорских работников могут назначаться граждане Республики Беларусь, имеющие высшее юридическое образование и обладающие необходимыми личными деловыми и моральными качествами.

В приказе Генерального прокурора Республики Беларусь от 26 ноября 2003 г. № 19 «О работе с кадрами в органах прокуратуры Рес­публики Беларусь» указано, что работа по подбору профессионально под­готовленных, инициативных прокуроров и следователей рассматривается как эффективное средство повышения авторитета органов прокуратуры, их роли в борьбе с преступностью, укреплении законности. В целях повышения личной ответственности каждого прокурорского работника за порученное дело лицо, впервые назначаемое на должность прокурорского работника, принимает присягу работника Прокуратуры Республики Беларусь. В присяге содержатся требования к должностным лицам, которые берут на себя обязанность по осуществлению надзора заточным и единообразным исполнением законов, бескомпромиссно вес­ти борьбу с преступностью. Принятие присяги происходит в торжественной обстановке, в усло­виях широкой гласности. Присяга с подписью поступающего в прокурату­ру работника хранится в его личном деле, в котором будет отражена вся его последующая деятельность. Высокая профессиональная подготовка работников прокуратуры должна сочетаться с их гражданским мужеством, непримиримостью к нарушениям закона, честностью и справедливостью. Сле­дователи и прокуроры должны быть способными по состоянию здоровья выполнять физически трудные обязанности, в особенности в борьбе с уго­ловной преступностью. Следует отметить, что подавляющее большинство прокуроров и сле­дователей, проявляя необходимые профессиональные и личные качества, добросовестно трудятся на порученном участке.

Президент Республики Беларусь и Генеральный прокурор Республики Беларусь, определяя программу подбора, расстановки и воспитания кадров органов прокуратуры, ставят задачу, чтобы все участки прокурорского надзора, предварительного следствия были укомплектованы поли­тически зрелыми, принципиальными, неподкупными, компетентными и добросовестными работниками, способными творчески и целеустрем­ленно проводить в жизнь требования по укреплению законности и право­порядка, государственной и трудовой дисциплины. В то же время среди работников прокуратуры имеются и недобросо­вестные работники, которые становятся на путь нарушения законности, невыполнения своего служебного долга, нарушения государственной и служебной дисциплины, злоупотребления своим служебным положени­ем. К таким лицам применяются дисциплинарные взыскания, вплоть до увольнения из органов прокуратуры. При поступлении на работу в органы прокуратуры у отдельных следо­вателей и прокуроров возникает вопрос, почему к ним предъявляются та­кие высокие требования. А.Ф. Кони говорил: «Как для врача нет и не мо­жет быть болезней и больных хороших и плохих, а есть человек, который от этой болезни страдает и нуждается в помощи, и долг врача помочь ему, облегчить его страдания, так и для юриста, в том числе прокурора и следо­вателя, не говоря уже об адвокатах, нет «хороших» и «плохих» дел, про­стых и сложных, а есть конкретный случай, конфликт, ситуация, в кото­рых надо разобраться и решить по закону и справедливости!»

Закон наделил прокуроров и следователей широкими полномочиями властно-распорядительного характера: возбудить уголовное дело; предъ­явить подозреваемому обвинение в совершенном преступлении; избрать в отношении обвиняемого меру пресечения, в том числе содержание под стражей; произвести в его жилище обыск, осмотр или выемку; наложить арест на почтово-телеграфную корреспонденцию и их выемку; отстранить обвиняемого от занимаемой должности; производить прослушивание и запись переговоров, ведущихся по техническим каналам связи, и иных переговоров и др. Неправильное пользование такими полномочиями, а тем более зло­употребление служебным положением могут повлечь и влекут за собой последствия. В качестве примера можно привести случаи, когда по вине прокурорских и следственных работников были привлечены к уголовной ответственности невиновные лица и осуждены к исключительной мере на­казания. Трагические последствия повлекли за собой грубейшие нарушения законности, злоупотребления служебными полномочиями прокурорами, следователями, судьями в период культа личности. Тысячи невиновных граждан незаконно были привлечены к уголовной ответственности и осуж­дены к высшей мере наказания — расстрелу, пожизненному заключению и длительным срокам лишения свободы. В прошлые годы в погоне за пока­зателями среди работников прокуратуры и других правоохранительных органов бытовало мнение, что для раскрытия преступления применимы любые средства и методы и отступления от норм уголовно-процессуально­го закона, и допущенные нарушения закона при расследовании уголовных дел оправдывались достигнутой целью — раскрытием преступления путем «выбивания» от подозреваемых признательных показаний в отношении преступлений, которые они не совершали. Злоупотребление прокурорами и следователями своими властно-рас­порядительными полномочиями отрицательно влияет на формирование личности этих лиц: они перестают видеть исключительность и тяжелые по­следствия процессуальных действий, у них появляется черствость, форма­лизм, невнимание к людям, к их горю и страданиям, чрезмерная суровость, уверенность в своей непогрешимости. Наступает перерождение не только как специалиста, прокурора или следователя, но и как человека. Чтобы этого не случилось, необходим повседневный строгий конт­роль со стороны руководителя прокуратуры и вышестоящего прокурора за каждым процессуальным действием. Каждый работник прокуратуры призван действовать не только в рамках закона, но и руководствоваться в своей работе нормами гуманизма, проявлять доброжелательность, чут­кость, заботу и внимание к людям. Граждане нашей страны каждый день обращаются в прокуратуру за защитой своих прав и свобод, увязывая должности прокурора и следовате­ля с понятием справедливости. Зачастую обращение их к прокурору — это последняя надежда на законное разрешение вопроса. Поэтому от проку­роров и следователей требуется в их работе проявлять объективность, не­предвзятость и справедливость, своим отношением к исполнению должностных обязанностей ежедневно утверждать верховенство закона.

Определяя роль прокурорского надзора в укреплении законности и правопорядка, Генеральный прокурор Республики Беларусь в своих приказах руководящего характера (№ 1 от 14 февраля 2002 г., № 3-У от 23 марта 2002 г., № 33 от 25 ноября 2002 г.) требует от прокуроров и следо­вателей не допускать предвзятости и произвола при расследовании уголовных дел, объективно рассматривать заявления, жалобы и сообщения и другие обращения граждан, уделяя особое внимание всесторонности ис­следования доводов заявителей. В случае установления фальсификации про­цессуальных документов, применения или совершения незаконных дей­ствий при производстве предварительного расследования, превышения власти и других нарушений законности привлекать виновных к уголовной либо иной установленной законом ответственности. Для прокурора и следователя важно и такое качество, как умение выслушать человека. Большинство прокуроров обладают достаточным красноречием и ораторским искусством. В то же время некоторые не уме­ют выслушать пришедшего к ним с жалобой человека, стараются освобо­диться от него, в лучшем случае направляя в другой государственный орган. У посетителя остается осадок от такого приема, он теряет веру в справед­ливость. В свою очередь, такие случаи приема у прокурора или следовате­ля подрывают авторитет прокуратуры в глазах граждан. Прокуроры и следователи при поступлении на работу в органы про­куратуры обладают определенными теоретическими знаниями, с годами становятся профессионалами с высоким уровнем профессиональной куль­туры. В то же время прокуроры и следователи должны постоянно попол­нять свои теоретические знания, повышать квалификацию и профессио­нальный уровень. С этой целью необходимо организовывать и проводить занятия по правильному применению законодательства, изучать новинки юридической литературы, новые нормативные правовые акты, методики проведения общенадзорных мероприятий, методики расследования раз­личных категорий уголовных дел, изучать другие вопросы.

Таким образом, можно дать следующее определение прокурорской этики. Прокурорская этика - наличие у прокуроров и следователей высо­кого уровня общеобразовательной и теоретической подготовки, облада­ние глубокими знаниями в различных областях, духовными и душевными качествами, проявление высочайшего профессионализма при выполне­нии своих функциональных и должностных обязанностей, неуклонное со­блюдение при этом правил нравственности, принципов деятельности орга­нов прокуратуры и гуманное отношение к людям.


2. Участие прокурора в заседании суда надзорной инстанции, его заключение. Участие прокурора в пересмотре судом дел по вновь открывшимся обстоятельствам

Судебные акты общих судов, вступившие в законную силу, также мо­гут быть незаконными и (или) необоснованными. В таком случае их можно пересмотреть в порядке надзора. При этом объектом надзорного пере­смотра становятся решения, определения, постановления как не обжало­ванные (не опротестованные) в кассационном порядке, так и проверен­ные кассационной инстанцией. В число проверяемых в порядке надзора попадают и судебные акты, не подлежащие кассационному обжалованию (опротестованию), решения Верховного Суда Республики Беларусь, кас­сационные определения, постановления судов надзорных инстанций. Возможность проверки законности и обоснованности судебных ак­тов не только в кассационном, но и в надзорном порядке является дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов граждан и юри­дических лиц. Кроме того, пересмотр судебных актов в порядке надзора способствует формированию единообразной судебной практики, оказы­вает влияние на практику прокурорского надзора. Применительно к надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам к непосредственным задачам прокурора относится проверка законности и обоснованности, вступивших в законную силу ак­тов, в случае несоответствия их закону или материалам дела — принесение надзорного протеста или представления вышестоящему прокурору либо составление мотивированного заключения. Генеральный прокурор обязывает подчиненных прокуроров правиль­но и своевременно проверять и разрешать надзорные жалобы, в необходи­мых случаях приостанавливать исполнение незаконных и необоснованных решений и опротестовывать такие решения. Действующий ГПК не содержит правовых норм о задачах судебного надзора. В нем (ст. 22), как и в Законе «О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь», имеются только отсылочные нормы об осущест­влении судебного надзора со стороны Верховного Суда Республики Бела­русь, областных судов в соответствии с законами. При пересмотре гражданских дел в порядке надзора в деятельности вышестоящих прокуроров и судов схожи только первоначальные стадии: истребование дела, проверка законности и обоснованности судебных ак­тов, подготовка протеста. В дальнейшем оценку как доказательств по делу, так и доводов принесенного надзорного протеста дает соответствующий суд. У прокурора таких полномочий нет. При осуществлении надзора за вступившими в законную силу судеб­ными актами органы прокуратуры выполняют и такую задачу, как форми­рование направления практики прокурорского надзора. Проверяя в по­рядке надзора гражданское дело, вышестоящий прокурор оценивает за­конность и обоснованность не только судебных решений, но и мнения прокурора, принимавшего участие в деле, а также возможные причины отсутствия прокурорского реагирования на судебные ошибки по делу. Пра­вильно налаженный учет пересмотренных в порядке надзора судебных актов и информация вышестоящих прокуроров о допущенных по конк­ретным делам нарушениях и ошибках, как судов, так и прокуроров помога­ет нижестоящим прокурорам правильно применять закон при формиро­вании в суде по гражданским делам, подготовке кассационных и надзор­ных протестов, представлений и других документов. К непосредственным задачам прокурора при пересмотре гражданских дел в порядке надзора относятся его активная позиция при изучении и рассмотрении дел судом надзорной инстанции, высказывание законного и аргументированного мнения.

Право на принесение протеста в порядке надзора предоставлено:

- Генеральному прокурору Республики Беларусь, его заместителям - на судебные постановления любого суда Республики Беларусь, за ис­ключением постановлений Президиума Верховного Суда;

- прокурорам областей, города Минска и приравненным к ним проку­рорам - на решения, определения районных (городских) судов и кас­сационные определения судебных коллегий по гражданским делам областных, Минского городского суда;

- Белорусскому военному прокурору - на решения и определения меж­гарнизонных военных судов, которые не были обжалованы или опро­тестованы в кассационном порядке.

Прокурор, не обладающий правом принесения надзорного протеста, вносит соответствующее представление вышестоящему прокурору, пра­вомочному это сделать. Предметом надзорного опротестования могут быть решения, опреде­ления суда первой инстанции, а также определения суда кассационной инстанции, а также постановления президиумов областных, Минского го­родского судов [9. с. 34].

ГПК предоставляет прокурорам право истребовать из суда граждан­ское дело для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора. При этом следует иметь в виду, что граждан­ское дело может быть истребовано только после вступления решения в законную силу. Поводом для истребования может быть жалоба сторон, треть­их лиц, результаты проверки деятельности суда, а также усмотрение само­го прокурора. В результате проверки жалобы и изучения материалов дела прокурор принимает решение о принесении протеста или отказе в прине­сении протеста. Следует отметить, что процессуальное законодательство не в полной мере регулирует взаимоотношения суда и прокурора при осуществлении прокурором деятельности по надзору за соответствием закону вступивших в законную силу судебных постановлений. Так, предоставляя прокурору, право в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым судебные решения вступили в законную силу, закон не содержит нормы, обязывающей суд выслать требуемое дело. Не установлен и срок, в течение которого суд должен ответить на запрос прокурора или другого уполномоченного должностного лица либо выслать дело. Это обстоятельство может приводить к ущемлению прав физических и юридических лиц. Несовершенной и ущемляющей права прокуратуры является норма, указывающая, в каких случаях прокурор может истребовать из суда дело. Согласно ст. 441 ГПК соответствующие должностные лица, как органов про­куратуры, так и судов имеют право истребовать из судов гражданские дела для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора. Буквальное толкование этой правовой нормы означает, что для других целей, например для обобщения судебной практики, дела из суда не могут быть истребованы. Представляется, что этот вопрос должен быть решен в действующем ГПК таким образом, чтобы предусмотреть пра­во прокурора истребовать из суда любое дело или категорию дел, по кото­рым решение, определение, постановление вступили в законную силу. Неудачной является редакция ст. 441 ГПК и в части предоставления права истребования дела только тем должностным лицам органов проку­ратуры и суда, которые вправе принести надзорный протест, а также рай­онным (городским) и межрайонным прокурорам. Практика требует со­вершенствования данной нормы. Во-первых, руководители органов про­куратуры и суда, т.е. лица, которым предоставлено право принесения над­зорного протеста, как правило, выражают свою волю (в том числе и об истребовании дел) в резолюциях при рассмотрении поводов для проверки дела (жалоб, заявлений, представлений). Во-вторых, в этой норме делается исключение для районных (городских), межрайонных прокуроров при истребовании дел, хотя права надзорного опротестования они не имеют. Таким образом, должностные лица органов прокуратуры, непосредствен­но проверяющие гражданские дела в порядке надзора (прокуроры и на­чальники отделов вышестоящих прокуратур), ставятся в неравное поло­жение с прокурорами районов (городов), межрайонными прокурорами, которые также могут только проверить дело и поставить вопрос перед вышестоящим прокурором об опротестовании судебных актов в порядке надзора. Кроме того, у должностных лиц органов прокуратуры и вышестоящих судов может возникнуть необходимость ознакомиться с делом (категорией дел) непосредственно в суде. Действующий закон такой возможности не предусматривает, а предоставляет лишь право истребовать дело из суда.

На мой взгляд, необходимо соответствующие нормы ГПК привести в соответствие с требованиями практики, изложив их в следующей редакции.

В случае необходимости прокурор вправе приостановить исполнение реше­ний, определений и постановлений до окончания производства в порядке надзо­ра. Указание прокурора о приостановлении решения дается в письменном виде и направляется в суд, принявший решение по делу.

При принесении надзорного протеста прокурор исходит из требова­ний закона об основаниях отмены в порядке надзора решений, определе­ний и постановлений судов. Основаниями к опротестованию являются их необоснованность или существенные нарушения норм материального и процессуального права. Существенными нарушениями норм процессу­ального закона являются:

- нарушение порядка рассмотрения заявления об отводе судьи;

- рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из юридически заинтере­сованных в исходе дела лиц, не извещенных о времени и месте судеб­ного заседания;

- подписание решения не тем судьей, который рассматривал дело;

- отсутствие в деле протокола судебного заседания и др.

Нарушение норм материального права заключается в неприменении судами закона, подлежащего применению, в применении закона, не под­лежащего применению, неправильном толковании закона. К надзорному протесту прокурора предъявляются те же требования, что и к кассационному. Его содержание должно быть объективным, с подроб­ным изложением фактических обстоятельств дела, выводы должны быть мо­тивированными; предложения о судьбе опротестованных решений основа­ны на нормах материального и процессуального права. Протест в порядке надзора представляется в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле. Должностное лицо, принесшее протест в порядке надзора, вправе отозвать его до начала рассмотрения дела судом. Об отзыве протеста изве­щаются юридически заинтересованные в исходе дела лица. Прокурор участвует при рассмотрении дела по протесту соответству­ющей надзорной судебной инстанцией, при этом проверяет полномочия данного состава суда на рассмотрение конкретного дела. Если кто-либо из судей неправомочен, участвовать в рассмотрении дела, прокурор заяв­ляет ему отвод. Участвуя в рассмотрении дела судом надзорной инстанции, он поддерживает протест, принесенный им или вышестоящим прокуро­ром, или высказывает мнение по делу, рассматриваемому по протесту пред­седателя суда или его заместителя. При этом прокурор указывает мотивы, по которым считает протест обоснованным или необоснованным. Суд над­зорной инстанции не связан доводами протеста и обязан проверить дело в полном объеме [5. с. 76].

Надзорное производство по гражданским делам включает в себя це­лый комплекс процессуальных документов и действий должностных лиц судов и органов прокуратуры:

- рассмотрение обращений о проверке в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов;

- принятие по ним соответствующих решений, в том числе о приоста­новлении исполнения;

- истребование гражданского дела и его изучение;

- опротестование судебного акта по делу или составление мотивиро­ванного заключения об отказе в опротестовании;

- рассмотрение дела в суде надзорной инстанции.

Если постановление или определение надзорной инстанции незакон­но или необоснованно, прокурор входит с предложением к вышестояще­му прокурору на предмет его отмены или изменения.

Согласно ст. 452 ГПК основаниями для пересмотра судебных поста­новлений по вновь открывшимся обстоятельствам являются:

- существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

- установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложные заключение эксперта или вывод специалиста, заведомо неправильный перевод, подложность документов либо вещественных доказательств, повлекшие за собой вы­несение незаконного или необоснованного судебного постановления; установленные вступившим в законную силу приговором суда преступ­ные действия сторон, других юридически заинтересованных в исходе дела лиц или преступные деяния судей, повлекшие за собой вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления;

- отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления иного государственного органа, послужившего основа­нием к вынесению данного решения, определения или постановления. Закон имеет в виду не новое, а именно вновь открывшееся обстоя­тельство, т.е. имеющий существенное значение юридический факт, кото­рый во время рассмотрения дела объективно существовал, но не был и не мог быть известен заявителю, а, следовательно, и суду. Под существенными для дела обстоятельствами, указанными в п. 1 ст. 452 ГПК, следует понимать как юридические факты, составляющие ос­нования требований и возражений сторон, так и любые другие факты, име­ющие существенные значения правильного разрешения спора. От этих обстоятельств нужно отличать так называемые новые и изме­нившиеся обстоятельства. Новыми являются такие обстоятельства, которые не существовали в момент рассмотрения дела судом и появились после вынесения решения, определения и постановления. Изменившиеся — юридические факты, поло­женные в основу решения, определения и постановления, но впоследствии изменившиеся.

Изменение обстоятельств, на которых основано решение, а также появление новых обстоятельств по делу может служить основанием для предъявления нового иска, но не для пересмотра дела по вновь открыв­шимся обстоятельствам. От вновь открывшихся обстоятельств следует отличать доказательства, обнаруженные после разрешения дела судом. Под обстоятельствами дела понимаются юридические значимые факты, обосновывающие требования и возражения сторон. Доказательствами являются фактические данные, при помощи кото­рых устанавливаются обстоятельства дела. Если после вынесения решения и вступления его в законную силу будут выявлены доказательства, свиде­тельствующие о том, что суд неправильно установил обстоятельства дела, то это может повлечь пересмотр решения в порядке надзора. Если же эти доказательства устанавливают факты, о которых не было известно суду и которые влекут иное решение по делу, то основанием к пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам являются не доказательства, а юри­дические факты, хотя и те, и другие — вновь открывшиеся.

Вновь открывшиеся обстоятельства — факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, поэтому их надо четко отличать от доказательств, целевое значение которых ограничивается установлением таких юридических фактов. Обнаружение новых доказательств, ставящих под сомнение обосно­ванность вынесенного решения, создает повод для пересмотра его в по­рядке судебного надзора. Для пересмотра решения необходимо, чтобы вновь открывшееся обстоятельство имело существенное значение для дела. Пункт 2 ст. 452 ГПК предусматривает в качестве основания для пере­смотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам подложность доку­ментов. Для этого необходим вступивший в законную силу приговор, подтвер­ждающий виновность свидетеля, эксперта или переводчика в заведомо лож­ном показании либо заведомо неправильном переводе. Такое же значение имеет приговор, подтверждающий факт использования кем-либо из участ­вующих в деле лиц подложных документов. Фальсификация вызывает пересмотр решения при условии, что она повлекла постановление незаконного или необоснованного решения. Преступные действия сторон, других юридических заинтересованных в исходе дела лиц или преступные деяния судей (п. 3 ст. 452 ГПК) являются основанием для пересмотра судебных постановлений по вновь открыв­шимся обстоятельствам, если они повлекли вынесение незаконного или необоснованного решения, определения, постановления. Преступные деяния членов суда должны относиться к производству данного пересматриваемого дела. Основанием к пересмотру судебных постановлений по вновь открыв­шимся обстоятельствам в силу п. 4 ст. 452 ГПК является отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления ино­го государственного органа, послужившего основанием к вынесению дан­ного решения, определения или постановления. Для пересмотра решения, определения, постановления по этому ос­нованию суд должен располагать соответствующим постановлением суда или иного органа, подтверждающим факт отмены постановления суда либо иного государственного органа, и убедиться в том, что отмененное поста­новление суда или иного органа действительно было положено в основа­ние решения суда по данному делу ввиду преюдициального характера уста­новленных судом фактов. Согласно ст. 454 ГПК производство о пересмотре судебного поста­новления по вновь открывшимся обстоятельствам может быть начато по заявлению юридически заинтересованных в исходе дела лиц либо пред­ставлению прокуроров или других лиц, наделенных правом принесения протеста в порядке надзора, указанных в ст. 439 ГПК.

Заявления или представления подаются в суд, вынесший судебное постановление. Заявления подаются в течение трех месяцев со дня установления вновь открывшихся обстоятельств. Подача представлений сроком не ограничена. В заявлении либо представлении о пересмотре дела по вновь открыв­шимся обстоятельствам должны быть указаны доказательства, подтвер­ждающие наличие вновь открывшихся обстоятельств. В случае пропуска указанного строка по уважительной причине он может быть по просьбе заявителя восстановлен судом. Заявление о восста­новлении срока подается одновременно с заявлением о пересмотре судеб­ного решения, определения, постановления по вновь открывшимся об­стоятельствам.

В соответствии со ст. 455 ГПК срок для подачи заявления исчисляется:

- в случаях, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 452 ГПК, - со дня открытия этого обстоятельства;

- в случаях, предусмотренных п. 2 и 3 ч. 2 ст. 452 ГПК, - со дня вступле­ния в законную силу приговора по уголовному делу;

- в случаях, предусмотренных п. 4 ч. 2 ст. 452 ГПК, — со дня вступления в законную силу приговора, решения, определения, постановления суда или вынесения иным государственным органом акта, противо­положного по своему содержанию приговору, решению, определе­нию или постановлению, на которых было основано пересматривае­мое судебное постановление.

Должностные лица суда и прокуратуры не ограничены каким-либо сроком на подачу представления о пересмотре гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам, но необходимо наличие определенных ус­ловий:

- заявление должно исходить от лиц, пользующихся правом ставить воп­рос о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2 ст. 54 ГПК);

- должен быть соблюден срок, в течение которого такое обращение возможно. В заявлении (представлении) о пересмотре гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам должно быть указано: в какой суд оно по­дается и кто является заявителем; какие судебные решения, определения или постановления предлагается пересмотреть и по каким основаниям; доказательства, подтверждающие наличие вновь открывшихся обстоя­тельств; время, когда заявителю стало об этом известно; перечень прилага­емых письменных материалов. Несоблюдение формы заявления может привести к оставлению заявления без движения (ст. 111 ГПК). Государственной пошлиной заявление о пересмотре дел по вновь от­крывшимся обстоятельствам не облагается. Заявление (представление) о пересмотре решений, определений или постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам рассматривается судом в судебном заседании по общим правилам гражданского судопроиз­водства. В судебном заседании суд заслушивает объяснения сторон и других, юридически заинтересованных в исходе дела лиц, исследует представлен­ные доказательства и по результатам рассмотрения дела удовлетворяет за­явление, представление и отменяет решения, определения или постанов­ления либо отказывает в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоя­тельствам.

Определение суда об удовлетворении заявления или представления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоя­тельствам опротестованию в кассационном порядке не подлежит. На оп­ределение суда об отказе в пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам может быть подана частная жалоба (про­тест), поскольку такое определение препятствует возможности дальней­шего движения дела.

После отмены судебного постановления по вновь открывшимся об­стоятельствам дело рассматривается судом на общих основаниях.


Список использованных источников

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями). Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года. Минск «Беларусь» 1997.

2. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь от 10 декабря -1998 г. // Мн.: Амалфея, - 1999.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. № 295-З. Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года. Введен в действие с 1 января 2001 г. - Закон Республики Беларусь от 16 октября 2000 г. № 430-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 100, 2/205).

4. Закон Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь» от 8 мая 2007 г. № 220-З. Принят Палатой представителей 11 апреля 2007 года. Одобрен Советом Республики 20 апреля 2007 года. (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 21.05.2007, № 119, рег. № 2/1317 от 15.05.2007).

5. Борико С. В. Уголовный процесс. Учебник. Минск, 2002.

6. Бибило В. Н. Судоустройство в Республике Беларусь. Мн., 2000.

7. Борико С. В. Судоустройство. Учебник. Мн., 2000.

8. Кеник А.А. Прокурорский надзор: Учебное пособие / А.А. Кеник. – Мн.: Амалфея, 2005г. – 512с.

9. Судоустройство: Учебник / А. А. Данилевич, Л. Л. Зайцева, И. И. Мартинович, Е. К. Острога, А. В. Солтанович; Под ред. А. А. Данилевича, И. И. Мартинович. – Мн.: Амалфея, 2002. – 480с.