Прокурорский надзор за защитой прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе

Сущность и задачи прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве. Полномочие прокурора по надзору за рассмотрением гражданских дел по существу. Прокурорский надзор и судебная практика. Полномочия прокурора в надзорной инстанции по гражданским делам.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.А. КУЛЕШОВА»

Факультет экономики и права

Кафедра правоведения

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Прокурорский надзор за защитой прав и

законных интересов субъектов в гражданском процессе

Выполнила студентка 5 курса

дневного отделения

группы П-021

Научный руководитель

ст. преподаватель

Решение кафедры о допуске дипломной работы к защите в ГЭК

(протокол № от 2007г.)

Могилев 2007

СОДЕРЖАНИЕ

Перечень используемых сокращений

Введение

1.Понятие, сущность, задачи и правовые основы участия прокурора в гражданском судопроизводстве

1.1 Исторические аспекты развития прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

1.2 Сущность и задачи прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

1.3 Правовые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве

2. Полномочия прокурора в гражданском процессе

2.1 Полномочие прокурора по надзору за рассмотрением гражданских дел по существу

2.2 Прокурорский надзор в кассационном производстве

2.3 Полномочия прокурора в надзорной инстанции по гражданским делам

2.4 Прокурорский надзор по вновь открывшимся обстоятельствам

2.5 Надзор прокурора за исполнительным производством

3. Проблемы обеспечения законности и правопорядка в процессе реализации в жизни норм и принципов гражданского процессуального права

3.1 Проблемы реализации полномочий прокурора в гражданском процессе

3.2 Прокурорский надзор и судебная практика

3.3 Совершенствование прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

Заключение

Список использованных источников

Приложения


ПЕРЕЧЕНЬ ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ

1. ГПК Республики Беларусь – Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь № 238-З от 11 января 1999 г. (в ред. от 20.10.2006) // Консультант Плюс Беларусь, технология 3000 /ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь – Минск, 2007.

2. ХПК Республики Беларусь – Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь № 219-З от 15 декабря 1998 г. (в ред. от 12.11.2003) // Консультант Плюс Беларусь/ООО «ЮрСпектр», Национальный центр правовой информации Республики Беларусь – Минск, 2007.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в нашем государстве проводится обновление всех отраслей национального законодательства, в том числе и гражданско-процессуального. Оно приводится в соответствие с Конституцией Республики Беларусь, международными договорами и должно отвечать требованиям, предъявляемым к законодательству правового государства.

Сама же проблема прокурорского надзора в гражданском процессе заслуживает самого серьезного исследования, как с теоретической, так и с практической стороны.

Суть ее заключается в том, что состояние законности и правопорядка зависит не только от норм материального, но еще в большей степени от претворения в жизнь норм и принципов гражданско-процессуального права. Обеспечение правовых гарантий юридических и физических лиц является одной из задач прокурорского надзора. Поэтому участие прокурора с одной стороны в процессе может способствовать укреплению законности. С другой стороны, Основной Закон страны возвел суд — и это правильно — в ранг единственного органа, окончательно разрешающего гражданские правовые споры, независимого при осуществлении правосудия, подчиняющегося только закону. Конституция Республики Беларусь (ч. 2 ст. 125) подчеркивает, что прокуратура осуществляет надзор за соответствием закону судебных решений по гражданским делам.

В наше время особенно остро стал вопрос о защите прав и свобод человека и гражданина как министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органами Республики Беларусь, органами местного самоуправления, органами контроля, их должностными лицами, так и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Защита прав и свобод человека и гражданина с помощью юридических средств – задача огромной общественной и политической значимости. Решение этой задачи требует больших и разноплановых усилий со стороны государства, многообразия форм и методов его взаимодействия с гражданским обществом. Определенную роль в этом процессе играют суды, но реально здесь есть огромное пространство и для внесудебной, контрольной и надзорной деятельности, и особенно – для органов прокуратуры.

Многочисленные нарушения прав и свобод человека и гражданина, допускаемые в последнее время, недостатки в работе судов (волокита) вследствие возросшего количества рассматриваемых дел, недоступность для многих граждан услуг адвокатов ввиду отсутствия средств и, следовательно, ослабление правовой защищенности граждан подчеркивают необходимость совершенствования и активизации прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

В этой связи тема выбранной дипломной работы представляется наиболее актуальной, так как прокурорский надзор за защитой прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе способствует укреплению законности и восстановлению справедливости.

Объектом исследования дипломной работы является: прокурорский надзор за исполнением закона в гражданском судопроизводстве.

Предмет исследования: сущность, задачи и правовые основы участия прокурора в гражданском судопроизводстве, особенности, полномочия прокурора в гражданском процессе, проблемы обеспечения законности и правопорядка.

Цели данной дипломной работы: исследовать сущность прокурорского надзора, определить полномочия прокурора в гражданском процессе, выявить проблемы обеспечения законности и правопорядка в процессе реализации в жизни норм и принципов гражданского процессуального права на современном этапе, найти возможные меры их преодоления.

Выполнение данных целей позволит более полно исследовать выбранную тему, что поможет не только овладеть теоретическим материалом, но и использовать приобретенные знания на практике.

Задачами данной работы являются: исследование исторических аспектов развития прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве, сущности и задач прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве, правовых аспектов участия прокурора в гражданском судопроизводстве, полномочий прокурора по надзору за рассмотрением гражданских дел по существу, прокурорского надзора в кассационном производстве, полномочий прокурора в надзорной инстанции по гражданским делам, прокурорского надзора по вновь открывшимся обстоятельствам, надзора прокурора за исполнительным производством, проблем реализации полномочий прокурора в гражданском процессе, прокурорского надзора и судебной практики по данному вопросу, возможных путей совершенствования прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве.

В данной работе будут использованы следующие методы исследования: статистический анализ, синтез, сравнение, оценка и так далее.

Автором настоящей курсовой работы будут исследованы и проанализированы нормативные правовые акты по состоянию на 29.03.2007 года, а также различные литературные источники.

В процессе исследования темы: «Прокурорский надзор за защитой прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе», будут использованы труды ученых таких как, Г. Вербловского, Трубникова П.Я., Мусина В.А., Чечиной Н.А., Чечота Д.М., Муравьева Н.В.и т.д.

При написании работы будут использованы: Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями), Гражданский кодекс Республики Беларусь № 218-З от 7 декабря 1998 г. (в ред. от 29.12.2006), Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь № 238-З от 11 января 1999 г. (в ред. от 20.10.2006), Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь № 219-З от 15 декабря 1998 г. (в ред. от 12.11.2003), Кодекс Республики Беларусь о браке и семье № 278-З от 9 июля 1999 г. (в ред. от 20.07.2006), Закон Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь», № 2139-XII от 29 января 1993 г. (в ред. от 20.06.1996), так же, приказ Генерального прокурора Республики Беларусь №3 от 31 марта 1995 г. «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам».

Работа состоит из введения, трех глав с подразделами к ним, заключения, списка использованных источников и приложения.

Первая глава посвящена рассмотрению понятия, сущности, задач и правовых основ участия прокурора в гражданском судопроизводстве. Во второй главе детально исследуются полномочия прокурора в гражданском процессе на различных стадиях производства, в третьей главе внимание уделяется основным проблемам реализации полномочий прокурора в гражданском процессе.


1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ, ЗАДАЧИ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

1.1 Исторические аспекты развития прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

Формы участия и полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве на протяжении истории существования прокуратуры изменялись неоднократно.

Как известно, прокуратура в России была создана Петром I. До судебной реформы 1864 года она была органом надзора за администрацией на местах. «Собственно судебная обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике» [19, с.359].

После названной реформы концепция участия прокурора в гражданском судопроизводстве радикально изменилась. Авторы российского Устава гражданского судопроизводства считали, что «состязательный процесс не представляет достаточного обеспечения в достижении истины, если бы при суде не было кроме судей представителей точного разума действующих узаконений и защитника во имя закона тех лиц, юридических и физических, которые по естественному порядку вещей не могут, по положению своему, принимать участие в деле. Кроме того, прокурор обязан «одинаково защищать не права лиц или ведомств, а самую силу закона и только в том смысле, в коем судья по своему значению в состязательном процессе не имел бы права сделать непосредственно от себя какого-либо указания» [25, с.178].

Устав гражданского судопроизводства предусматривал обязанность прокурора давать заключения в суде:

• по делам казенного управления;

• делам земских учреждений, городских и сельских обществ;

• делам лиц, не достигших совершеннолетия, безвестно отсутствующих, глухонемых и умалишенных;

• вопросам о подсудности и пререканий о ней;

• спорам о подлоге документов и вообще в тех случаях, когда в гражданском деле выясняются обстоятельства, влекущие возбуждение уголовного дела;

• просьбе об устранении судей;

• делам брачным и законности рождений;

• просьбам выдачи свидетельств на право бедности (ст. 343). Однако на практике заключение прокурора быстро превратилось в большинстве случаев в пустую формальность, тягостную для прокуроров и не нужную для суда. Видный русский судебный деятель Г. Вербловский писал в 1905 году: «В таком виде, в каком участие прокурора в гражданском процессе проявляется в действительности, оно совершенно бесполезно»[10, с.86].

Прокурорский надзор в гражданском судопроизводстве — это одна из характерных особенностей советского государства и советского гражданского процесса.

Данная отрасль прокурорского надзора существует буквально с первых дней образования советской прокуратуры, в том числе и в Белорусской ССР. В Положении о прокурорском надзоре, утвержденном ЦИК БССР 26 июня 1922 года, непосредственных указаний об осуществлении прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве не было. Однако, принята вслед за этим 4 августа1922 года Инструкция НКЮ БССР о правах и обязанностях помощников Прокурора БССР, регулировала деятельность прокуратуры и в этом направлении.

Развитие прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве получило дальнейшее воплощение в нормах Гражданского процессуального кодекса, принятого в 1923 году. Этот кодекс, распространенный постановлением ЦИК БССР от 26 июля1923 года на территории Беларуси, предусматривал возможность участия прокурора во всех стадиях гражданского процесса.

Кроме того, еще 30 марта 1923 года постановлением 2-й сессии ЦИК Советов БССР 6-го созыва было утверждено положение о судоустройстве Белорусской ССР, которое отнесло к обязанностям прокуратуры в области непосредственного отправления правосудия выполнение функций, возлагаемых на нее Гражданским процессуальным кодексом, в том числе опротестование решений и определений по гражданским делам во всех случаях, когда этого требует охрана интересов государства и трудящихся.

Утвержденные ЦИК СССР 29 октября 1924 года Основы судоустройства СССР и союзных республик предоставили право прокурорам союзных и автономных республик опротестовывать в кассационном и надзорном порядке решения и определения, вынесенные судами.

Представляет интерес история развития права прокурора на опротестование в порядке надзора судебных актов по гражданским делам. Документы подтверждают, что такое право у прокурора возникло в первые дни создания советской прокуратуры.

Днем образования прокуратуры считается 28 мая 1922 года, когда 3-я сессия ВЦИК 9-го созыва утвердила Положение о прокурорском надзоре. 26 июня 1922 года и ЦИК БССР утвердил аналогичное положение. В этих положениях отражена возможность прокурора осуществлять надзор за законностью действий судов во всех стадиях гражданского судопроизводства. В подпункте «ж» пункта 13 названного положения предусматривалось право прокурора «...опротестовывать в порядке высшего судебного контроля вошедшие в законную силу приговоры судов первой инстанции и кассационные решения Советов Народных Судей». Советы Народных Судей выступали тогда в роли кассационных инстанций по гражданским делам.

Уже в изданной 29 июля 1922 года Временной инструкции губернским прокурорам об общих задачах, возлагаемых на прокурора, подписанной наркомом юстиции и прокурором республики Д.И. Курским, прокурорам губерний предоставлялось право опротестовывать судебные постановления по гражданским делам в кассационном и надзорном порядке[11, с.54].

7 июля 1923 года ВЦИК было издано постановление, которое дополнило Положение о судоустройстве специальной главой «О государственной прокуратуре». Этим документом на прокуратуру было возложено участие в судебных заседаниях по любым делам, истребование производства по ним в порядке надзора и опротестование вынесенных по этим делам судебных решений и кассационных определений.

С организацией Верховного Суда функция судебного надзора перешла к нему. Централизованный порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных актов был сохранен и в первоначальной редакции статьи 254 ГПК РСФСР 1923 года, согласно которой право принесения протеста в порядке надзора имел только Прокурор республики [24, с.364].

В то же время в Положении о судоустройстве, введенном в действие ВЦИК с 1 января 1923 года, право надзорного опротестования было предоставлено и другим лицам. Пленарные заседания Верховного Суда имели право рассматривать, отменять и изменять решения судебных и кассационных коллегий Верховного Суда и любого иного суда республики по предложению Президиума ВЦИК, Прокурора республики, Президиума Верховного Суда и по протестам председательствовавших в заседаниях этих коллегий или их прокуроров, т.е. помощников прокуроров Верховного Суда. Аналогичное положение было закреплено в Положении о судоустройстве БССР от 30 марта 1923 года. В Белорусской ССР право судебного надзора имел, кроме Верховного Суда БССР и Высший Суд республики.

Дело в том, что в истории советской прокуратуры 1923-1933 годы представляют собой своеобразный период. В эти годы наряду с государственной прокуратурой, централизованной в масштабе каждой из входящих в СССР союзных республик и подчиненной высшим органам их власти, была организована и действовала Прокуратура Верховного Суда СССР. Она входила в систему центральных органов Союза ССР и непосредственно подчинялась ЦИК СССР и его Президиуму.

Полномочным решающим органом конституционного надзора являлся Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР. При ЦИК СССР были учреждены Верховный Суд СССР и Прокуратура Верховного Суда СССР. Учреждение этих органов предопределялось необходимостью дополнения действовавших до образования Союза ССР судебной системы и системы органов прокуратуры судебной и прокурорской инстанциями, имеющими общесоюзное значение и обеспечивающими точное и неуклонное проведение в жизнь на всей территории СССР общесоюзного законодательства. В этих целях Прокурору Верховного Суда СССР и Верховному Суду СССР были предоставлены права надзора за соответствием решений, определений и постановлений судов союзных республик (в том числе постановлений пленумов верховных судов союзных республик) общесоюзному законодательству и опротестования их.

Более подробно функции и права Верховного Суда СССР и Прокуратуры Верховного Суда СССР были определены в Положении о Верховном Суде СССР, утвержденном ЦИК СССР 23 ноября 1923 года, которое в дальнейшем было переработано и заменено Положением о Верховном Суде СССР и Прокуратуре Верховного Суда СССР, утвержденным постановлением ЦИК и СНК СССР от 24 июня 1929 года.

Согласно этому положению Прокурору Верховного Суда СССР было предоставлено право:

• надзора за соответствием общесоюзному законодательству постановлений пленумов верховных судов союзных республик с внесением в Пленум Верховного Суда СССР представлений об опротестовании этих постановлений в Президиум ЦИК СССР в случаях противоречия их общесоюзному законодательству или нарушения ими интересов других союзных республик;

• надзора за правильным и единообразным применением общесоюзного законодательства в судебной практике с внесением в Пленум Верховного Суда СССР представлений о даче руководящих разъяснений верховным судам союзных республик;

• надзора за правильностью применения действующего законодательства в решениях и определениях коллегий и специальных присутствий Верховного Суда СССР с правом опротестования этих приговоров, решений и определений в Пленум Верховного Суда СССР. В соответствии с этими функциями Прокурор Верховного Суда СССР имел право:

• требовать через прокуроров союзных республик копии постановлений, решений и определений по отдельным делам, находящимся в производстве судебных учреждений союзных республик, а в случае необходимости — и подлинные производства по делам, судебные акты по которым вступили в законную силу;

• предлагать прокурорам союзных республик опротестовывать в порядке надзора решения судов союзных республик, вступившие в законную силу, в случае обнаружения нарушений общесоюзного законодательства или интересов других союзных республик;

• приостанавливать через прокуроров союзных республик исполнение судебных актов в случае опротестования их.

Таким образом, дополняя систему органов прокуратуры союзных республик, но не объединяя и не подчиняя себе эти органы, Прокуратура Верховного Суда СССР являлась органом конституционного надзора и общесоюзным органом судебно-прокурорскогонадзора.

Однако Верховный Суд СССР и Прокуратура Верховного Суда СССР имели весьма ограниченные полномочия в деле руководства работой судебно-прокурорских органов союзных республик. Фактически в этот период существовали две параллельные судебно-прокурорские системы: с одной стороны, союзные органы в лице Верховного Суда СССР и Прокуратуры Верховного Суда СССР, а с другой — верховные суды и прокуратуры союзных республик. Деятельность прокуроров союзных республик, организационно и функционально не подчиненных единому общесоюзному прокурорскому центру, не обеспечивала в полной мере проведение и укрепление на всей территории СССР единой законности. Отсутствие единого для всей федерации судебного центра приводило к нарушению координации в борьбе с преступностью и в укреплении законности при рассмотрении судами гражданских дел. Одинаковые гражданско-правовые споры разрешались совершенно противоположно в разных республиках. В связи с отсутствием полноправного судебно-прокурорского центра в масштабах СССР на практике это привело к тому, что вопросами контроля и проверки решений судов и действий прокуратур занимались многие центральные органы[18, с.464].

Далее в 1933 году была проведена реорганизация прокурорско-судебной системы Союза ССР и союзных республик. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года была учреждена Прокуратура СССР. На Прокуратуру СССР возлагалось, в частности, «наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями союзных республик с правом истребования любого дела в любой стадии производства, опротестования решения судов в вышестоящие судебные инстанции и приостановления их исполнения.

Специальным постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 мая 1934 года было утверждено Положение о Прокуратуре СССР, в котором были уточнены права Прокурора СССР при осуществлении надзора в судопроизводстве.

В соответствии с этими законодательными актами система органов прокуратуры приобрела строго централизованный характер. С усилением централизации были значительно расширены права Прокурора СССР.

Прокуроры союзных республик некоторое время еще находились в двойном подчинении: Прокурору СССР и народному комиссару юстиции республики. С принятием постановления ЦИК и СНК СССР от 20 июля 1936 года «Об образовании Народного Комиссариата юстиции Союза ССР» прокуратуры союзных республик были выведены из состава этого ведомства.

Как видим, для различных периодов существования органов прокуратуры характерны свои особенности при осуществлении прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве.

Так, на первом этапе (1922-1924 гг.) для прокурора, во-первых, было присуще наличие большого круга обязанностей, которые не всегда подкреплялись соответствующими правами. Опротестование судебных актов также рассматривалось как обязанность.

Во-вторых, эту обязанность прокурор должен был выполнять в порядке «высшего судебного контроля», т.е. прокурорский надзор рассматривался как составная часть судебной деятельности по контролю за работой нижестоящих судов.

В-третьих, следует отметить, что в этот период прокурорскому праву на принесение протестов по гражданским делам не придавалось современного значения. Обязанность прокурора опротестования «вошедших в законную силу... решений и кассационных определений по гражданским делам» рассматривалась как составная часть борьбы с преступностью и должна была реализовываться только по делам, «имеющим публичный интерес. Надо полагать, из этих соображений на данном этапе появилось и не присущее для прокурора право приостанавливать исполнение судебного акта, которое сохранилось до настоящего времени.

Своеобразен и период существования государственной прокуратуры союзных республик и Прокуратуры Верховного Суда СССР (1924-1933 гг.). Здесь наблюдается расширение полномочий прокуроров союзных республик в части надзорного опротестования (право истребовать гражданские дела в любой стадии процесса, приостанавливать исполнение судебных постановлений, давать указания нижестоящим прокурорам по этим делам, право обжалования этих указаний) и в то же время — опосредованные полномочия у Прокурора Верховного Суда СССР (право требования через прокуроров союзных республик копий судебных постановлений по гражданским делам, их опротестование в случае несоответствия союзному законодательству и т.д.). Для этого периода характерны децентрализация и определенная неупорядоченность отношений между прокуратурами, с одной стороны, и между прокуратурой и судом — с другой.

С изданием Положения о Прокуратуре СССР (1934 г.), а позже Положения о прокурорском надзоре в СССР (1955 г.) эти отношения стали более упорядоченными. Был очерчен круг субъектов и объектов прокурорского надзорного опротестования, более точно сформулированы его задачи. В последующем они были конкретизированы в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик (1961 г.) и Законе СССР «О прокуратуре СССР» (1979г.).

Характерно, что в Основах судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 года предусматривалась аналогичная функция прокурора в гражданском судопроизводстве: «ограждение интересов государства и трудящихся по гражданским делам». Затем эта функция трансформировалась и в статье 14 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик (в редакции от 9 октября 1979 г.) была изложена в следующей редакции: «надзор за точным и единообразным исполнением законов Союза ССР, союзных и автономных республик в гражданском судопроизводстве осуществляется Генеральным прокурором СССР и подчиненными ему прокурорами. Прокурор обязан во всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили». Более того, в этом законе отмечалось, что свои полномочия в гражданском судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, подчиняясь только закону, а руководствоваться при этом прокурор должен был указаниями Генерального прокурора СССР. Такая же формулировка содержалась в Законе СССР «О прокуратуре СССР», а также в соответствующем национальном законодательстве и предполагала обширные полномочия прокурора в гражданском процессе.

Однако уже в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР в редакции от 25 июня 1980 года эта функция прокурора вновь получает несколько иную интерпретацию. Указывается (ст. 15), что «Генеральный прокурор СССР и подчиненные ему прокуроры на основании и в порядке, установленных законодательством Союза ССР и союзных республик, осуществляют надзор за исполнением законов при рассмотрении дел в судах». Такую формулировку можно было понимать и как право прокурора надзирать за деятельностью суда по осуществлению правосудия, что означало бы нарушение принципа независимости суда. Поэтому в части второй названной статьи говорится: «Прокурор способствует осуществлению задач суда при строгом соблюдении принципа независимости судей и подчинении их только закону».

В Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик были также регламентированы формы участия прокурора в процессе и его полномочия (ст. 29). Прокурор был вправе:

• обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц;

• вступить в дело на любой стадии процесса, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав и охраняемых законом интересов граждан.

Предусматривалось обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве дела в двух случаях: когда это предусмотрено законом или когда необходимость участия прокурора в данном деле признана судом.

Прокурору, участвующему в деле, предоставлялось право: знакомиться с материалами дела; заявлять отводы; представлять доказательства; участвовать в исследовании доказательств; заявлять ходатайства; давать заключения по вопросам, возникающем вовремя разбирательства дела, и по существу дела в целом; совершать и другие процессуальные действия, предусмотренные законом (ст. 29 Основ); приносить кассационные протесты на незаконные и необоснованные решения суда, независимо от участия в деле (ст. 44); опротестовать в порядке надзора вступивший в законную силу судебный акт и приостановить его исполнение (ст. 49).

И так, обобщая материалы, можно сделать вывод:

1.Прокурорский надзор в гражданском судопроизводстве существует буквально с первых дней образования прокуратуры;

2.Для прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве на различных периодах развития государства характерны свои особенности.

1.2 Сущность и задачи прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

Прокурорский надзор - специфическая деятельность органов прокуратуры, которая осуществляется от имени государства и состоит в проверке точности исполнения законов, действующих на его территории. Рассматривая сущность прокурорского надзора, следует иметь в виду, что под термином «прокурорский надзор» следует понимать: а) специфический вид государственной деятельности; 6) самостоятельную отрасль юридической науки; в) учебную дисциплину.

Прокурорский надзор - самостоятельный, специфический вид государственной деятельности. Эту деятельность не могут осуществлять никакие другиегосударственные, общественные, самодеятельные или иные органы, организации, учреждения, должностные или физические лица.

Прокурор, осуществляющий надзор, представляет и защищает общественные интересы не от имени отдельных органов представительной, исполнительной или судебной власти, а в их совокупности, объединяемых общей системой государства, приводя интересы отдельных органов, организаций, учреждений, должностных и физических лиц в соответствие с интересами государства в целом.

Самостоятельность прокурорского надзора определяется содержанием этой деятельности, которая состоит в проверке точности соблюдения Конституции Республики Беларусь и исполнения требований законов, соответствия иных правовых актов закону и устранении (принятии мер к устранению) выявленных нарушений.

Органы прокуратуры занимают особое место в государственной системе Республики Беларусь. Имея функциональное отношение к каждой ветви власти, они, тем не менее, не относятся ни к одной из них. Это специфическое положение прокуратуры в системе государственного устройства, позволяющее уравновешивать ветви власти и обеспечивать их оптимальное функционирование, порождает и специфичность прокурорского надзора как основного вида деятельности прокуратуры.

Органы прокуратуры выполняют задачи, сформулированные в Конституции Республики Беларусь, Законе о прокуратуре, иных нормативных правовых актах, а также в приказах и указаниях Генерального прокурора.

Перед прокуратурой стоит задача основополагающего характера: осуществление надзора за точным и единообразным исполнением действующих на территории Республики Беларусь законов органами местного самоуправления, местными исполнительно-распорядительными органами, министерствами и комитетами, иными органами государственного и хозяйственного управления, предприятиями, организациями, учреждениями вне зависимости от их подчиненности, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами.

Эта задача, сформулированная в Законе о прокуратуре, охватывает в целом всю деятельность прокуратуры по отраслям надзора и основным направлениям деятельности прокуратуры.

Реализуя свои полномочия по осуществлению надзора, прокуроры следят за тем, чтобы все перечисленные органы государственной власти и управления, общественные объединения, должностные лица и граждане действовали на основе законности, обеспечивали в соответствии с предоставленными им правами и возложенными на них обязанностями охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан, соблюдение требований государственной и трудовой дисциплины.

В сфере надзора в гражданском судопроизводстве перед прокурорами стоят следующие задачи: обеспечить требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании судом обстоятельств гражданского дела и способствовать суду принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение; во всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили, принимать обязательное участие в рассмотрении судами гражданских дел в случаях, предусмотренных законом, и в случаях, требующих вмешательства прокурора; обратиться в суд с исковым заявлением о защите прав и законных интересов государственных органов, общественных объединений и отдельных граждан; своевременно опротестовывать в кассационном порядке каждое незаконное и необоснованное решение, а также давать в кассационной инстанции законное, обоснованное и мотивированное заключение по кассационной жалобе участников процесса и по кассационному протесту прокурора; глубоко и обстоятельно проверять жалобы на судебные решения, вступившие в законную силу, и в случаях отказа в принесении надзорного протеста составить обоснованное заключение, направляя лицу, обратившемуся с жалобой, мотивированный ответ, при принесении надзорного протеста строго руководствоваться требованиями закона о содержании протеста и заключении прокурора в суде надзорной инстанции.

Из вышесказанного следует:

1. Предмет прокурорского надзора составляют общественные отношения, возникающие между органами прокуратуры, осуществляющими прокурорский надзор, с одной стороны, и другими субъектами общественных отношений, вовлеченными в эту деятельность, — министерствами, государственными комитетами, органами исполнительной власти, представительными (распорядительными) органами, органами местного самоуправления, органами военного управления, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; физическими лицами.

2. Целями прокурорского надзора являются: обеспечение верховенства закона; обеспечение единства и укрепления законности; обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина; обеспечение защиты охраняемых законом интересов общества и государства.

1.3 Правовые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве

В Конституции Республики Беларусь, правовому положению прокуратуры посвящен раздел VI, в котором говорится, что «Надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных актов министерствами и другими подведомственными Совету Министров органами, местными представительными и исполнительными органами, предприятиями, организациями и учреждениями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами возлагается на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров.

Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов при расследовании преступлений, соответствием закону судебных решений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях, в случаях, предусмотренных законом, проводит предварительное следствие, поддерживает государственное обвинение в судах» (1, ст.125).

В Законе Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь» с изменениями и дополнениями от 20 июня 1996 года (далее — Закон о прокуратуре) глава 3 посвящена надзору за соответствием закону судебных решений. В статье 26 этого закона конкретизируется, что предметом надзора являются законность и обоснованность решений, приговоров, определений и постановлений по гражданским делам, а также соблюдение законодательства при их исполнении. Из этих правовых норм прямо вытекает, что само гражданское судопроизводство в целом не является предметом прокурорского надзора.

В то же время приказ Генерального прокурора Республики Беларусь (далее — Генеральный прокурор) № 3 от 31 марта 1995 года «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам» содержит такие формулировки: «прокурорский надзор за исполнением законов в гражданском судопроизводстве...» (п. 1), «не допускать фактов необоснованного снижения судом размера взысканий...» (п. 2), «прокурорский надзор за исполнением законов при осуществлении правосудия...» (п. 5). На наш взгляд, здесь предмет прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве необоснованно расширен.

Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь с изменениями и дополнениями от 10 июля 1998 года также предусматривал, что надзор за законностью и обоснованностью судебных постановлений по гражданским делам и соблюдением законодательства при их исполнении осуществляется Генеральным прокурором и подчиненными ему прокурорами (ст. 13).

Новый Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь называет прокурорский надзор в качестве одного из принципов гражданского судопроизводства (3, ст. 23). В соответствии с этим надзор за законностью и обоснованностью судебных постановлений по гражданским делам, а также за соблюдением законодательства при их исполнении осуществляется Генеральным прокурором Республики Беларусь и подчиненными ему прокурорами. Прокурор обязан на всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению любых нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили.

Итак, подводя итог, можно сделать следующие выводы:

1. С целью обеспечения реализации полномочий прокурора в гражданском судопроизводстве в настоящее время идет процесс усовершенствования законодательства.

2. В настоящее время основными правовыми актами, регулирующими организацию надзора прокурора за гражданским судопроизводством являются: Конституция Республики Беларусь, Закон о прокуратуре, ГПК, приказы, указания Генерального прокурора.

3. Свои полномочия в гражданском судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, руководствуясь только законодательными актами и подчиняясь указаниям Генерального прокурора Республики Беларусь.

2. ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

2.1 Полномочия прокурора по надзору за рассмотрением гражданских дел по существу

Порядок участия прокурора в судебном разбирательстве, его права и обязанности в гражданском судопроизводстве имеют свои особенности. Кроме того, не все вопросы участия прокурора достаточно полно регламентированы в действующих законодательных и иных правовых актах.

ГПКРеспублики Беларусь предусматривает, что участие прокурора в судебном разбирательстве обязательно:

• в случае направления им в суд заявления в защиту чьих-либо интересов,

• а также когда необходимость участия прокурора в данном деле признана судом (3, ст.83). Указанная норма устранила недостаток, имевшийся в прежнем ГПК Республики Беларусь (3, ст.105). В ней указывалось, что участие прокурора обязательно в случаях, когда это предусмотрено законом или когда такое участие признает необходимым суд. Не вносил ясности в этот вопрос и Закон о прокуратуре. Статья 28 названного закона обязывает прокурора участвовать в рассмотрении судом первой инстанции гражданских дел в тех случаях, когдаэто предусмотрено законом или признано необходимым самим прокурором. Таким образом, оба закона отсылали к третьему (неопределенному) закону и одновременно содержали возможность признания обязательным участие прокурора в гражданском процессе судом или самим прокурором.

Однако критерии, по которым суд может признать обязательным участие прокурора в деле, законы не определяли ранее, не определены они и сейчас.

Приказ Генерального прокурора № 3 от 31 марта 1995 года «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам» несколько конкретизирует ситуацию. Прокуроры должны принимать обязательное участие в судебном разбирательстве гражданских дел в следующих случаях:

1) когда такое участие предусмотрено законом;

2) когда такое участие признано необходимым судом;

3) по делам, возбужденным по инициативе прокурора;

4) о восстановления на работе;

5) о выселении без предоставления жилого помещения;

6) об освобождении имущества от ареста;

7) о жалобах на неправомерные действия органов государственного управления или должностных лиц, ущемляющие права граждан.

По делам иных категорий прокурорам предоставлено право решать вопрос об участии в делах исходя из их актуальности, сложности, общественного и социального значения.

Следует, однако, заметить, что ни ГПК Республики Беларусь , ни Закон о прокуратуре, ни приказ Генерального прокурора не определяют механизм вступления прокурора в процесс, когда он сам посчитает необходимым обязательно участвовать в деле. Если воспринять возможность прокурора по своей инициативе участвовать в деле как реальную, то такой механизм нужен. Тем более, что статья 81 ГПК Республики Беларусь предоставляет прокурору право вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требуют интересы государства, а также с целью защиты прав и охраняемых законом интересов граждан.

Прокурор рассматривается в ГПК Республики Беларусь как юридически заинтересованное в исходе дела лицо, участвующее в деле, и обладает широким кругом процессуальных прав. Он имеет право:

• подавать заявления;

• знакомиться с материалами дела и делать выписки из них;

• снимать копии с представленных документов и требовать их удостоверения;

• заявлять отводы;

• представлять доказательства и участвовать в их исследовании;

• задавать вопросы другим участникам судопроизводства по делу;

• заявлять ходатайства;

• давать устные и письменные объяснения суду;

• представлять свои доводы и соображения;

• возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц;

• опротестовывать судебные постановления;

а также совершать иные процессуальные действия, предусмотренные ГПК Республики Беларусь (3, ст.ст. 54 и 56).

Кроме того, прокурор, участвующий в деле, высказывает мнение по вопросам, возникающим во время разбирательства дела и по существу дела в целом (вместо заключения в прежнем ГПК Республики Беларусь).

В то же время прокурор обязан добросовестно пользоваться принадлежащими ему процессуальными правами.

Отказ прокурора от своего заявления не лишает лицо, в защитy прав и охраняемых законом интересов которого он обратился в суд, права требовать рассмотрения дела по существу. Если же истец отказывается от иска, заявленного прокурором, то суд вправе прекратить производство по делу.

Хозяйственный процессуальный кодекс несколько иначе решает вопросы участия прокурора в хозяйственном судопроизводстве при рассмотрении дела судом первой инстанции. В нем указывается (4, ст.47), что прокурор, предъявивший исковое заявление, несет обязанности и пользуется процессуальными правами истца, кроме права на заключение мирового соглашения. К сожалению, ХПК Республики Беларусь не содержит отдельной нормы о процессуальных правах истца. Поэтому с помощью анализа норм о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле, к которым относится и истец, можно прийти к выводу о том, что полномочия прокурора в хозяйственном судопроизводстве такие же, как и в гражданском (4, ст.39).

Подводя итог сказанному, следует отметить:

1. Прокуроры обязательно принимают участие в судебном заседании в гражданских делах в следующих случаях: когда такое участие предусмотрено законом; когда такое участие признано необходимым судом;по делам, возбужденным по инициативе прокурора;о восстановлении на работе;о выселении без предоставления жилого помещения;об освобождении имущества от ареста;о жалобах на неправомерные действия органов государственного управления или должностных лиц, ущемляющие права граждан.

2. Прокурор при рассмотрении гражданских дел имеет право: подавать заявления;знакомиться с материалами дела и делать выписки из них;снимать копии с представленных документов и требовать их удостоверения;заявлять отводы;представлять доказательства и участвовать в их исследовании;задавать вопросы другим участникам судопроизводства по делу;заявлять ходатайства;давать устные и письменные объяснения суду;представлять свои доводы и соображения;возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц;опротестовывать судебные постановления.

2.2 Прокурорский надзор в кассационном производстве

Кассационная практика общих судов Республики Беларусь показывает, что судебные ошибки при рассмотрении гражданских дел в судах первой инстанции имеют широкое распространение.

Только за период с 1993 г. по 1997 г. кассационными инстанциями отменено 6535 решений по гражданским делам (2,4% от числа рассмотренных). При этом количество отмененных решений за указанный период возросло с 1299 в 1993 г. до 1384 - в 1997 г., то есть на 6,5% (Архив Министерства Юстиции Республики Беларусь за 1993 - 1997 гг.). А в сравнении с 1980 г., когда в кассационном порядке было отменено 825 решений (Архив Министерства Юстиции Республики Беларусь за 1980 г.), количество отмененных решений в 1997 г. возросло на 67,7%.

В условиях дальнейшей демократизации общества, когда решающее значение приобретает человеческий фактор, проблемы законности социального комфорта личности приобретают новое политическое измерение. В настоящее время актуально утверждение Смоленцева Е.И. "Сейчас особенно важно сосредоточить внимание на ошибках, и на их преодолении. Ведь судебные ошибки буквально в каждом случае затрагивают человеческую судьбу, они способны заслонить в сознании как самих пострадавших от них людей, так и в общественном мнении все то положительное, что делается судами. В результате снижается авторитет правосудия и лиц, участвующих в его осуществлении, порождаются сомнения в способности суда надежно защищать интересы человека" [23, с.5].

При таких обстоятельствах возникает объективная необходимость в изменении системного подхода к улучшению качества правосудия по гражданским делам. Отрицать значение прокурорского надзора за законностью и обоснованностью судебных решений по гражданским делам на данном этапе нет никаких оснований. Проанализировать правоохранительную роль прокурора можно по следующим данным (Архивы Министерства Юстиции Республики Беларусь и Прокуратуры Республики Беларусь за 1993 - 1997 гг.):

Годы Количество отмененных судебных решений и определений в кассационном порядке В том числе по кассационным и частным протестам прокуроров Удельный вес протестов прокуроров (%)
1 2 3 4
1993 1299 472 36,3
1994 1254 511 40,7
1995 1258 457 36,3
1996 1340 621 46,3
1997 1384 537 38,8

А так в среднем за последние десять лет в кассационном порядке ежегодно отменялось по 1260 решений, из них по кассационным протестам прокуроров - в среднем по 430 решений, или 34,1% (Архивы Министерства Юстиции Республики Беларусь и Прокуратуры Республики Беларусь за 1988 - 1997 гг.).

Что касается настоящего времени, то, к примеру, в течение 2006 года было отложено слушанием 4 866 гражданских и З 675 уголовных дел, на 27 % возросли остатки нерассмотренных гражданских дел, больше чем в два раза увеличились нарушения сроков по таким очень актуальным категориям дел, как дела по жалобам на действия государственных органов и их должностных лиц, ущемляющих права граждан, о взыскании алиментов (расходов) на содержание несовершеннолетних детей. По сравнению с предыдущим периодом на 14% возросло количество гражданских дел, находящихся в производстве судов от двух до шести месяцев, на 40% - дел, находящихся в производстве от шести месяцев до одного года. Бесспорно, что такие остатки серьезно осложняют процесс осуществления правосудия в текущем году [27, с.3].

Поэтому на данном этапе развития системы общих судов, гражданского процессуального законодательства с учетом уровня подготовки и текучести судейских кадров следует признать, что прокурорский надзор за законностью судебных решений необходим. Можно согласиться, что «сложившаяся система процессуальных гарантий в целом отвечает задачам и принципам гражданского судопроизводства. Во всяком случае, в действующей гражданско-процессуальной системе нет гарантий, от которых можно было бы отказаться, изъять их, исключить как лишние, ненужные. Существующие процессуальные гарантии необходимы, но недостаточны» [20, с.10].

Интересный подход к этой проблеме содержится в приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 5.01.97 г. N 1 "Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве". В пункте 5 приказа содержится указание о том, что прокуроры должны своевременно реагировать на допущенные судом ошибки. Незаконные и необоснованные судебные постановления по делам, рассмотренным с участием прокурора, опротестовывать в кассационном порядке. По другим делам использовать право принесения кассационных и частных протестов, в первую очередь в интересах пострадавших, которые по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не могут лично отстаивать в суде свои права и свободы (Архив Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь).

Конечно, в качестве концепции для дальнейшего развития гражданского процессуального законодательства можно рассматривать и иной подход. Прокурор обязан принести кассационный (частный) протест на незаконное и необоснованное решение (определение) суда по гражданскому делу, когда речь идет о защите государственных или общественных интересов, а также интересов лиц, имеющих по объективным причинам ограниченные возможности для кассационного обжалования судебных актов. Приносить кассационные протесты в других случаях - это право прокурора, поскольку другие лица имеют реальную возможность обжаловать решение суда в кассационном порядке. Юридические лица, как правило, имеют соответствующие юридические службы. Граждане могут получить необходимую помощь через институты адвокатуры и представительства. Такая концепция соответствовала бы принципу диспозитивности.

Более того, принесение надзорных протестов должностными лицами судов и органов прокуратуры можно поставить в определенную зависимость от того, обжаловало ли лицо судебное решение в кассационном порядке.

Действующий ГПК Республики Беларусь предусматривает возможность кассационного обжалования и опротестования не вступивших в законную силу решений всех судов Республики Беларусь. Исключение составляют лишь решения Верховного Суда Республики Беларусь, вынесенные в качестве суда первой инстанции, которые кассационному обжалованию и опротестованию не подлежат.

Право на принесение кассационного протеста на незаконное или необоснованное решение принадлежит прокурору или заместителю прокурора, независимо от того, участвовал ли он в данном деле. Помощники прокуроров, прокуроры управлений и отделов могут приносить протесты лишь по делам, в рассмотрении которых они участвовали (статья 268 ГПК Республики Беларусь). Аналогично сформулирована и статья 397 ГПК Республики Беларусь.

Анализ приведенных правовых норм позволяет сделать вывод, что под термином "прокурор или заместитель прокурора" подразумеваются руководители органов прокуратуры, независимо от их уровня. Кассационный протест может быть принесен прокурором района, города, межрайонным прокурором или их заместителями, прокурором области и его заместителями, Генеральным прокурором Республики Беларусь и его заместителями.

Однако в системе органов прокуратуры находятся также Белорусский военный прокурор и его заместители, Белорусский транспортный прокурор и его заместители. Кроме того, в состав как военной, так и транспортной прокуратуры входят их областные структуры, имеющие соответственно прокурора и заместителя. Вправе ли они беспрепятственно приносить кассационные протесты по делам, рассмотренным общим судом? ГПК Республики Беларусь на этот вопрос ответа не дает. В Законе о прокуратуре указывается только, что право принесения в вышестоящий суд частных и кассационных протестов на не вступившие в законную силу судебные решения, приговоры, определения и постановления принадлежат соответствующему прокурору, его заместителю в пределах их компетенции (6, ст.30). Что означают слова "соответствующий прокурор" и "в пределах его компетенции" можно только догадываться. Ответ на заданный вопрос не содержится и в приказе Генерального прокурора от 31.03.95 г. № 3 "О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам".

Следует также упомянуть, что в систему общих судов включены военные суды, которые рассматривают уголовные и гражданские дела. Возникает вопрос, кто из должностных лиц органов прокуратуры вправе опротестовывать решения военных судов (только ли военные прокуроры)?

Представляется, что все эти вопросы требуют надлежащего правового регулирования на уровне законов. Можно предложить следующий вариант. Соответствующие транспортные прокуроры могут принести кассационный протест на решение общего суда только в случае, если дело было возбуждено по заявлению транспортного прокурора или когда он принимал участие в деле. При этом право на кассационный протест необходимо сохранить и за вышестоящим транспортным прокурором. Такой же принцип можно распространить и на военных прокуроров. А в отношении решений военных судов узаконить общее правило на принесение кассационных протестов.

Не совсем точно урегулировано в приведенных законах и приказе Генерального прокурора право на принесение кассационных протестов помощниками прокуроров, прокурорами управлений и отделов. Во-первых, в приказе Генерального прокурора целесообразно конкретизировать, прокуроры каких управлений и отделов, в зависимости от отрасли прокурорского надзора, вправе принимать участие в деле и приносить кассационные протесты на решения по гражданским делам. Во-вторых, не упоминаются в указанном перечне начальники отделов и их заместители прокуратур областей и республиканской прокуратуры. Названные должностные лица могут не относиться к категории помощников прокурора соответствующего уровня. Получается парадокс: прокурор управления или отдела вправе принести кассационный протест, а заместитель начальника управления не имеет такого права, даже если он принимал участие в деле. Закон о прокуратуре содержит более удачное решение вопроса: право на принесение кассационных протестов обладают и прокуроры, принимавшие участие в рассмотрении дел судом первой инстанции (6, ст.30). ГПК Республики Беларусь же сохраняет прежнюю неточную формулировку.

ГПК Республики Беларусь предоставляет прокурору неограниченное право знакомиться с материалами дела, по которому решение обжаловано в кассационном порядке, в том числе и в том случае, если он в деле не участвовал. В то же время приказ генерального прокурора от 31.03.95 г. № 3 не обязывает прокуроров изучать все дела, рассмотренные судом без участия прокурора. Прокуроры должны проверить в кассационные сроки гражданские дела, рассмотренные без участия прокурора, в трех случаях: при наличии кассационной жалобы стороны по делу; при поступлении сообщений по причине незаконного и необоснованного решения; исходя из состояния законности в районе или городе. Такой подход не совсем понятен, поскольку в преамбуле к данному приказу одной из целей этой отрасли прокурорского надзора называется исполнение требований законодательства о вынесении по каждому делу обоснованных судебных актов.

Порядок подачи кассационного протеста прокурора (как и кассационной жалобы) в ГПК Республики Беларусь остается прежним: протест адресуется в суд кассационной инстанции, но подается в суд, вынесший решение. Новеллой является установление оснований к отказу в принятии кассационного протеста (3, ст.406).

В принятии протеста может быть отказано:

• если протест принесен лицом, не имеющим право на опротестование;

• если судебный акт не подлежит кассационному опротестованию в силу закона;

• если лицо, принесшее кассационный протест, пропустило установленный законом срок для опротестования, а в восстановлении этого срока отказано.

Отказывать в принятии кассационного протеста, надо полагать, будет судья, вынесший опротестованное решение, что можно признать спорным.

С введением такой нормы еще больше возрастает необходимость точного определения круга должностных лиц органов прокуратуры, которые вправе приносить кассационные протесты.

В ГПК Республики Беларусь вводятся повышенные требования к содержанию кассационного протеста. Прокурор должен будет, в частности, не только указать, в чем заключается неправильность решения, изложить свою просьбу, но и обосновать ее, а по имущественным делам - конкретизировать оспариваемую сумму.

Несколько уточнен в ГПК Республики Беларусь срок для принесения кассационного протеста. Теперь кассационный протест подается в десятидневный срок со дня вынесения решения или вручения кассатору по его требованию этого решения с мотивировочной частью (3, ст.410). Дело в том, что мотивировочная часть (обоснование) решения по новому ГПК Республики Беларусь составляется не по каждому делу, а только в случаях, установленных ГПК Республики Беларусь. К таким случаям законом отнесены, в частности, требование юридически заинтересованных в исходе дела лиц, а также обжалование или опротестование решения в кассационном порядке(3, ст. 305). Требование о составлении мотивировочной части решения может быть заявлено до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения и в течение десяти дней после его оглашения. В свою очередь мотивировочная часть решения составляется в семидневный срок со дня подачи заявления об этом и поступления кассационной жалобы или кассационного протеста (3, ст.312). Прокурор, независимо от его участия в рассмотрении дела, относится к числу юридически заинтересованных в исходе дела лиц и имеет право па принесение кассационного протеста. По любому делу он может потребовать составления мотивировочной части решения. Таким образом, ГПК Республики Беларусь фактически увеличил срок для принесения кассационного протеста на семь дней.

Конкретизирован в ГПК Республики Беларусь и срок, в течение которого судья первой инстанции обязан направить юридически заинтересованным в исходе дела лицам копии кассационной жалобы или кассационного протеста. Он должен это сделать не позднее следующего дня после принятия кассационной жалобы или кассационного протеста. Впервые ГПК Республики Беларусь определил, что судья первой инстанции по истечении срока, установленного для подачи кассационной жалобы или принесения кассационного протеста, обязан не просто направить дело и кассационную инстанцию, но и назначить его рассмотрение в суде кассационной инстанции в пределах месячного срока со дня направления (3, ст. 413).

На кассационный протест прокурора, как и на кассационную жалобу, юридически заинтересованные в исходе дела лица могут представить свои возражения, а не объяснения, как было ранее. Эти возражения могут быть поданы либо в суд первой инстанции до направления дела в суд кассационной инстанции, либо непосредственно в кассационную инстанцию до начала или в процессе рассмотрения дела (3, ст.414).

Только прокурору, принесшему кассационный протест, предоставлено право отозвать этот протест (3, ст.416). Вышестоящему прокурору новый ГПК Республики Беларусь такого права не предоставляет. Указанную норму надo понимать так, что кассационный протест, принесенный, например, помощником прокурора района, не вправе отозвать ни прокурор района, ни вышестоящие должностные лица органов прокуратуры.

Существенным в плане защиты прав и законных интересов является в указанной выше норме ГПК Республики Беларусь и нововведение, предусматривающее, что протест прокурора может быть отозван в суде кассационной инстанции. Следовательно, до направления дела в суд кассационной инстанции, т.е. из суда первой инстанции, кассационный протест прокурора не может быть отозван никем.

Необходимо знать, что ранее действовавший ХПК Республики Беларусьвообще не предусматривал кассационного производства, а, следовательно, и кассационного протеста прокурора.

Новый ХПК Республики Беларусь ввел кассационное производство. Кассационной инстанцией в отношении решений хозяйственных судов областей и приравненных к ним судов выступает кассационная коллегия этого же хозяйственного суда, назначаемая председателем суда или его заместителем по каждому делу либо созданная на постоянной основе. В состав такой коллегии не может входить судья, вынесший решение в качестве суда первой инстанции.

Право на кассационную жалобу предоставлено сторонам и другим лицам, участвующим в деле, а также лицам, не привлеченным к участию в деле, но в отношении которых хозяйственный суд вынес решение, затрагивающее их права и обязанности. Прокурор имеет право принести кассационный протест, если он принимал участие в деле.

В отличие от порядка подачи кассационного протеста, установленного ГПК Республики Беларусь, ХПК Республики Беларусь обязывает прокурора направить копии кассационного протеста и прилагаемых документов лицам, участвующим в деле. Срок для подачи кассационного протеста равен десяти дням содня принятия решения.

ХПК Республики Беларусь предполагает возможность подачи как первичного, так и дополнительного кассационного протеста (4, ст.178).

Далее ХПК Республики Беларусь не предусматривает права прокурора знакомиться с материалами дела, в котором он не участвовал; вступать в дело в любой стадии процесса и высказывать мнение по возникающим в процессе вопросам и по делу в целом.

Названные и другие особенности процессуального положения прокурора в хозяйственном судопроизводстве сказываются и на активности его позиции. Например, если в первом полугодии 2000 года кассационными инстанциями хозяйственных судов Республики Беларусь по кассационным жалобам отменено и изменено 115 судебных актов, то по кассационным протестам прокуроров — ни одного.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции ранее действовавший ГПК предоставлял прокурору следующие права;

• дополнительно представить материалы, свидетельствующие о незаконности и обоснованности судебного решения;

• выступить первым в случае принесения кассационного протеста;

• отозвать протест из кассационной инстанции;

• дать заключение о законности и обоснованности решения. Такие полномочия прокурора были названы в статьях 276, 280ГПК Республики Беларусь, но они не являлись исчерпывающими. Прокурор, принимающий участие в рассмотрении дела кассационной инстанцией, вправе был ознакомиться с материалами дела.

Ведь, как правило, должностное лицо органов прокуратуры, внесшее кассационный протест, не совпадает с лицом, которое принимает участие в кассационном рассмотрении дела. Практически функцию участия в рассмотрении дел кассационной инстанцией выполняют прокуроры отдела по надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам прокуратур областей и города Минска. Целесообразно было бы отразить это в соответствующем приказе Генерального прокурора. Однако в приказе Генерального прокурора от 31.03.95 г. № 3 "О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам" такие вопросы не решены. В нем содержатся только общие требования "поддерживать в суде кассационной инстанции обоснованные кассационные и частные протесты", а также не совсем понятное - "принимать меры к отмене или изменению судебных решений и определений, вынесенных с нарушением или неправильным применением норм материального или процессуального права". Какие еще меры, кроме дачи заключения по делу, может предпринимать прокурор? Ни ГПК Республики Беларусь, ни Закон о прокуратуре других прав прокурору в суде кассационной инстанции не предоставляют. В связи с этим приведенная редакция приказа Генерального прокурора представляется не совсем удачной.

Не было, и нет четкой регламентации в действующем законодательстве, приказе Генерального прокурора и по вопросу об обязательном участии прокурора в суде кассационной инстанции. В статье 280 ГПК Республики Беларусь только указывалось, что прокурор дает заключение о законности и обоснованности решения после выступления всехдругих лиц, участвующих в деле. Эту правовую норму можно было понимать так, что прокурор вправе принимать участие при рассмотрении кассационной инстанцией любого дела. В названном выше приказе Генерального прокурора говорится об обязательном участии прокурора только в судебном разбирательстве, что применительно к ГПК Республики Беларусь означает разбирательство дела по существу в суде первой инстанции. Даже если распространить приведенный в приказе Генерального прокурора перечень дел для обязательного участия прокурора в кассационной инстанции, то он будет выглядеть не совсем логичным. В нем не предусматриваются в качестве обязательной категории даже дела, по которым прокурором принесены кассационные (частные) протесты.

Новый ГПК Республики Беларусь не содержит каких-либо принципиально отличительных норм об участии прокурора в кассационном производстве. Но некоторое упорядочение отношений в этой стадии процесса, в том числе по участию прокурора, имеется.

Во-первых, ГПК Республики Беларусь предусматривает, что производство по делам в судах кассационной инстанции ведется в соответствии с правилами, установленными для производства по делам в суде первой инстанции, с учетом особенностей для кассационного производства. Таким образом, перечень прав и обязанностей прокурора, которые он имеет на стадии разбирательства дела в суде первой инстанции, сохраняется и в суде кассационной инстанции.

Во-вторых, прокурор в кассационном производстве может выступать в нескольких ролях: как кассатор (лицо, принесшее кассационный протест), тогда он выступает первым; как прокурор выступивший в защиту интересов других лиц, тогда он выступает после лиц, имеющих непосредственный интерес в исходе дела (стороны и третьи лица). Правда, ГПК Республики Беларусь не указывает, в какой очередности и сколько раз будет выступать прокурор, если им предъявлен иск в интересах других лиц и принесен кассационный протест на решение суда.

Можно предполагать, что за прокурором сохраняется в кассационном производстве и право на заключение о законности и обоснованности решения суда, хотя прямого указания об этом в ГПК Республики Беларусь нет. Однако имеется общая норма: заслушав выступления юридически заинтересованных в исходе дела лиц, суд при необходимости приступает к исследованию собранных при подготовке дела письменных, вещественных доказательств по правилам производства в суде первой инстанции.

В-третьих, предусматривается возможность рассмотрения кассационного протеста прокурора, поступившего после рассмотрения дела судом кассационной инстанции. Такой протест рассматривается на общих основаниях. В случае принятия по нему иного определения, чем было принято кассационной инстанцией при первом рассмотрении, председателю суда направляется представление об опротестовании одного или обоих определений кассационной инстанции.

В-четвертых, иначе решен в новом ГПК Республики Беларусь вопрос о сроках рассмотрения дела в кассационной инстанции. В ранее действовавшем ГПК Республики Беларусь кассационная инстанция должна была рассмотреть дело с кассационной жалобой или кассационным протестом в день, назначенный судом первой инстанции, но не позднее десяти дней со дня поступления дела. При особой сложности дела или в других исключительных случаях председатель областного (Минского городского) суда имел право продлить этот срок, но не более чем на десять дней. Теперь при особой сложности дела, а также в случае необходимости принятия мер по сбору доказательств председатель суда кассационной инстанции и его заместители вправе назначить другую дату рассмотрения дела в пределах двух месяцев со дня принятия решения о назначении другой даты рассмотрения дела (3, ст.424). Таким образом, ГПК Республики Беларусь увеличил возможный срок рассмотрения дела в кассационной инстанции.

Перечисленные изменения, на первый взгляд, имеют преимущество в сравнении с ранее существовавшим порядком кассационного производства, поскольку содержат элементы апелляционного производства и сокращают время нахождения дела в суде. С другой стороны, следовало более полно отразить (подчеркнуть) права юридически заинтересованных в исходе дела лиц в кассационном производстве. В частности, они должны иметь право не только знакомитьсяс новыми доказательствами, но и представлять на них свои возражения и дополнения, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства и т.п. Но в этом случае мы будем иметь дело с апелляционным, а не с кассационным производством.

Вызывает сомнение и новая формула абсолютной истины, которую должна установить кассационная инстанция при изменении и вынесении нового решения: «если установлены все фактические данные, необходимые для разрешения спора в соответствии с законодательством». (Достаточно представить еще одно доказательство, чтобы поставить вопрос об отмене кассационного определения.)

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать следующий вывод:

1. В соответствии с ГПК Республики Беларусь прокурор обладает неограниченным правом ознакомления с материалами дела, по которому решение обжаловано в кассационном порядке, в том числе и в том случае, если он в деле не участвовал.

2. Основаниями для отказа в принятии протеста судом являются следующие случаи: если протест принесен лицом, не имеющим право на опротестование; если судебный акт не подлежит кассационному опротестованию в силу закона; если лицо, принесшее кассационный протест, пропустило установленный законом срок для опротестования, а в восстановлении этого срока отказано.

2.3 Полномочия прокурора в надзорной инстанции по гражданским делам

В соответствии с законодательством судебные акты общих судов, вступившие в законную силу, также могут быть незаконными и (или) необоснованными. В таком случае их можно пересмотреть в порядке надзора. При этом объектом надзорного пересмотра становятся решения, определения, постановления как не обжалованные (не опротестованные) в кассационном порядке, так и проверенные кассационной инстанцией. В число проверяемых в порядке надзора попадают и судебные акты, не подлежащие кассационному обжалованию (опротестованию): решения Верховного Суда Республики Беларусь, кассационные определения, постановления судов надзорных инстанций и т.п.

Возможность проверки законности и обоснованности судебных актов не только в кассационном, но и в надзорном порядке является дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

Кроме того, пересмотр судебных актов в порядке надзора способствует формированию единообразной судебной практики, оказывает влияние и на практику прокурорского надзора.

В гражданской процессуальной науке одним из актуальных остается вопрос о месте, роли прокурора, его задачах и надзорном производстве, соотношении судебных и прокурорских полномочий в этой стадии процесса. Не менее важной представляется и проблема развития прокурорско-надзорного правоотношения, его структуры, т.е. сочетания теоретических и практических аспектов названного института прокурорского надзора.

Правильное определение задач прокурора на этой стадии гражданского процесса имеет принципиальное значение, поскольку раскрывает сущность понятия «прокурорский надзор при пересмотре гражданских дел в порядке надзора».

Любая процессуальная деятельность прокурора должна носить целесообразный, целенаправленный характер. Целью прокуратуры как государственного правоохранительного надзорного органа является обеспечение верховенства закона, укрепление законности в целях защиты прав и свобод граждан, законных интересов государства, субъектов хозяйствования, учреждений, организаций, общественных объединений (ст. 2 Закона о прокуратуре). Осуществляя надзор за исполнением законов в определенной отрасли, прокурор выполняет как общие задачи (цели) прокурорского надзора, так и вытекающие из них непосредственные задачи, стоящие перед данной отраслью надзора.

Применительно к надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам задачи прокурора отчасти конкретизированы в известном приказе Генерального прокурора № 3 от 31 марта 1995 года «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам». К непосредственным задачам прокурора здесь относится проверка законности и обоснованности вступивших в законную силу судебных актов, в случае несоответствия их закону или материалам дела — принесение надзорного протеста или представления вышестоящему прокурору либо составление мотивированного заключения.

Прослеживается некоторое единство как общих, так и непосредственных задач, стоящих перед судом и прокуратурой при осуществлении надзора за вступившими в законную силу судебными актами по гражданским делам.

В то же время методы деятельности суда и прокурора в стадии надзорного производства, положение, занимаемое ими в процессе, различны. "Различие между судом и прокуратурой в области правосудия состоит не в наличии особых задач для каждого из этих органов, а в способах и методах достижения общей цели, присвоенных законом каждому из этих органов". При пересмотре гражданских дел в порядке надзора в деятельности вышестоящих прокуроров и судов схожи только первоначальные стадии: истребование дела, проверка законности и обоснованности судебных актов, подготовка протеста. В дальнейшем оценку как доказательств по делу, так и доводов принесенного протеста дает соответствующий суд. У прокурора таких полномочий нет.

Представляется, что ни в законодательстве, ни в литературе нашли отражения отдельные задачи прокурорского надзора, в том числе специфические, которые должны выполняться в надзорном производстве. При осуществлении надзора за вступившими в законную силу судебными актами органы прокуратуры выполняют такую задачу, как направление практики прокурорского надзора. Проверяя в порядке надзора гражданское дело, вышестоящий прокурор оценивает законность и обоснованность не только судебных решений, но и заключения прокурора, принимавшего участие в деле, а также возможные причины отсутствия прокурорского peагирования на судебные ошибки по делу. Правильно налаженный учет пересмотренных в порядке надзора судебных актов и информация вышестоящих прокуроров о допущенных по конкретным делам нарушениях и ошибках, как судов, так и прокуроров помогает нижестоящим прокурорам правильно применять закон при даче заключений в суде по гражданским делам, подготовке кассационных и надзорных протестов, представлений и других документов. К непосредственным задачам прокурора при пересмотре гражданских дел в порядке надзора относится его активная позиция при изучении и рассмотрении дела судом надзорной инстанции, дача законного и аргументированного заключения.

Итак, задачи прокурорского надзора (прокурора) в надзорном производстве можно подразделить на общие и непосредственные. К общим относятся - обеспечение верховенства права и укрепление законности в целях защиты прав и законных интересов граждан, организаций и государства. К непосредственным — проверка законности и обоснованности судебных актов; опротестование их в случае несоответствия закону или материалам дела; направление практики прокурорского надзора; дача законного и аргументированного заключения.

Существенным для понимания прокурорского надзора при пересмотре судебных актов вообще, и вступивших в законную силу — особенно, является определение его в качестве процессуальной деятельности. Именно поэтому законодатель облекает действия прокурора в процессуальную форму, устанавливая порядок, приемы и условия надзорного производства в целом, а также отдельных действий прокурора. Процессуальная форма, как показывают исследования, включает: 1) последовательность осуществления действий и полномочий, обеспечивающуюся процессуальными стадиями; 2) профессиональную осведомленность в разрешении дел, которая воплощается в процессуальных производствах и отражает, в свою очередь, характеристику организационной деятельности по предметному признаку. Представляется, что можно вести речь об этапах прокурорского надзора и при пересмотре судебных актов по гражданским делам, вступивших в законную силу. Этапы прокурорского надзора здесь можно определить как периоды деятельности прокурора в надзорном производстве, последовательно сменяющиеся и образующие определенный порядок прокурорского надзора. Каждому из этапов прокурорского надзора присущи самостоятельные задачи, особый круг субъектов, характерные для данного этапа действия и документы, отражающие содержание этих действий и принимаемых решений.

Этапы прокурорской деятельности при пересмотре гражданских дел в порядке надзора — важное средство обеспечения полноты, объективности и законности прокурорского надзора. Они помогают совершенствовать организацию прокурорской работы по выявлению судебных ошибок и других правонарушений, устранению их и предупреждению. На практике нередко недооценивается значение этапов прокурорского надзора, что приводит к неполноте исследования объекта последнего, принесению прокурорами необоснованных протестов и представлений. За последние 7 лет прокурорами отозвано около 100 принесенных надзорных протестов, кроме того, надзорными судебными инстанциями отклонено более500 протестов.

В самостоятельный этап прокурорского надзора и стадии надзорного производства по гражданскому делу можно выделить обнаружение (установление) поводов для прокурорского реагирования и принятие решения о начале прокурорского надзорного процесса. На данном этапе прокурор оценивает полученные сведения с точки зрения достаточности и принимает решение о начале прокурорско-надзорного процесса. Участниками этого этапа становятся прокурор, а также физические и юридические лица, которые сообщили прокурору о незаконности судебного решения. К документам, характерным для данного этапа, относятся жалобы и заявления граждан, юридических лиц, должностных лиц, представления прокуроров и т.п.

На этапе проверки полученных сведений прокурор истребует гражданское дело, проверяет законность и обоснованность принятых по делу судебных актов, а также заключений нижестоящих прокуроров, изучает законодательство и специальную литературу, в случае необходимости организует проверку для получения дополнительных материалов. Участниками этапа являются прокурор, суд, рассмотревший гражданское дело, организации и должностные лица, которым прокурор направляет запросы и поручения, граждане и организации, обратившиеся с жалобой. Характерные документы этапа — запросы и поручения прокурора, ответы на них, справки, заключения специалистов, ответ прокурора и т.п.

На завершающем этапе, который возникает вслучае обнаружения несоответствия судебного решения закону или материалам дела, прокурором приносится надзорный протест, представление, он принимает участие и рассмотрении своих процессуальных документов, оценивает эффективность выполненных на предыдущих этапах действий. Основные участники этого этапа — прокурор, суд, рассматривающий надзорные протесты, стороны по делу. Документы, которые присущи данному этапу,— это акты как прокурорского, так и ответного реагирования.

Этапы прокурорского надзора имеются во всей прокурорско-надзорной деятельности при пересмотре судебных актов, вступивших в законную силу. Но они не везде одинаково ярко проявляются. Это зависит от ряда обстоятельств, в том числе от характера сведений и способа их получения. В некоторых случаях этапы как бы сливаются друг с другом. Однако сказанное не противоречит общей структуре прокурорского надзора и его характеристике как процессуальной деятельности. Во всех случаях он должен осуществляться на основе последовательно сменяющих друг друга действий, относящихся к различным этапам. Такие этапы, несмотря на их неразрывную связь (она проявляется в их направленности на решение общих и непосредственных задач прокурорского надзора), в приведенной системе обладают известной самостоятельностью. Четкое представление этапов развития прокурорско-надзорного правоотношения является одной из гарантий реального понимания роли и повышения эффективности прокурорского надзора в судопроизводстве вообще и в стадии надзорного производства в частности.

Прокурорско-надзорное правоотношение, как и любое явление объективного мира, может быть охарактеризовано с точки зрения содержания и формы. К содержанию прокурорско-надзорного правоотношения следует отнести права и обязанности его участников, в том числе прокурора.

Права и обязанности участников прокурорско-надзорных правоотношений при пересмотре в порядке надзора гражданских дел реализуются в процессе их осуществления. Прокурор располагает следующими правами; истребовать дела из суда для проверки в порядке надзора, опротестовать незаконное решение, приостановить исполнение судебного акта, отозвать протест. Взаимосвязь прав и обязанностей участников рассматриваемых правоотношенийпредполагает, что праву одного должна соответствовать обязанность другого участника правоотношения. Однако действующее законодательство подтверждает либо полное отсутствие такого соответствия, либо его несовершенство. Исследование законодательства о прокурорском надзоре убеждает, что и для него характерна неотрегулированность многих вопросов», возникающих в процессе прокурорско-надзорной деятельности. Действительно, несмотря на то, что деятельность любого прокурорского работника, как бы она ни была многогранна, предполагает скрупулезную обоснованность законом, бедность регулирующего ее нормативного материала исключительна. Думается, что эти слова полностью относятся и к компетенции прокурора в гражданском судопроизводстве.

Так, закон предоставляет прокурору право в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым судебные решения вступили в законную силу. Соответствующей же обязанности суда, рассматривавшего дела, выслать требуемое дело законодательство не предусматривает. Не установлен и срок, в течение которого суд должен ответить на запрос прокурора или другого уполномоченного должностного лица либо выслать дело. На практике это может приводить к ущемлению прав физических и юридических лиц.

Как нам известно в ГПК Республики Беларусь (ст. 441) предусматривается, что соответствующие должностные лица как органов прокуратуры, так и судов имеют право истребовать из судов гражданские дела для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора. Буквальное понимание такой правовой нормы означает, что для других целей, например для обобщения судебной практики, дела из суда вообще не могут быть истребованы.

Остается неудачной редакция статьи 441 ГПК Республики Беларусь , так как право истребования дел предоставлено только тем должностным лицам органов прокуратуры и суда, которые вправе принести надзорный протест, а также районным (городским) и межрайонным прокурорам. Практика подсказывает необходимость совершенствования названной нормы. Во-первых, руководители органов прокуратуры и суд, т.е. лица, которым предоставлено право принесения надзорного протеста, как правило, выражают свою волю (в том числе об истребовании дел в резолюциях при рассмотрении поводов для проверки дел, жалоб, заявлений, представлений). Во-вторых, ГПК Республики Беларусь делает исключение для районных (городских) и межрайонных прокуроров при истребовании дел, но права надзорного опротестования они не имеют. Таким образом, должностные лица органов прокуратуры, непосредственно проверяющие гражданские дела (прокуроры и начальники отделов вышестоящих прокуратур) в порядке надзора, ставятся в неравное положение с прокурорами районов (городов) и межрайонными прокурорами, которые также могут только проверить дело и поставить вопрос перед вышестоящим прокурором об опротестовании судебных актов в порядке надзора.

Кроме того, у должностных лиц органов прокуратуры и вышестоящих судов может возникнуть необходимость ознакомиться с делом (категорией дел) непосредственно в суде. Действующий закон такой возможности не предусматривает, а предоставляет лишь право истребовать дело из суда.

Представляется возможным изложить соответствующие нормы ГПК Республики Беларусь (и ХПК Республики Беларусь ) в следующей редакции: «Должностные лица вышестоящих судов и органов прокуратуры, осуществляющие надзор за законностью судебных актов, вправе в пределах своей компетенции требовать в суде для проверки любое дело (категорию дел), по которому судебные акты вступили в законную силу. По письменному запросу указанных лиц суд должен выслать истребуемые дела или представить для проверки либо сообщить о невозможности представления дела не позднее трехдневного срока».

Все это свидетельствует о наличии в процессуальном законодательстве различий между тем, что должен делать прокурор, и тем, как он может это делать. Поскольку задачи прокурорской деятельности в стадии надзорного производства определяют средства их достижения, последние должны соответствовать поставленным задачам. В этом заключается одна из основных целей дальнейшего совершенствования процессуального законодательства относительно участия прокурора и процессе.

Критерии детализации полномочий прокурора при пересмотре гражданских дел в порядке надзора в законодательстве могут быть различны. Заслуживают внимания следующие направления:

• четкое определение общих и непосредственных задач прокурорского надзора в стадии надзорного производства;

• закрепление в законодательстве этапов прокурорского надзора в названной стадии гражданского процесса и указание задач, выполняемых прокурором на каждом этапе;

• обязательная взаимосвязь полномочий участников надзорных правоотношений по принципу: праву одного соответствуетобязанность другого;

• обеспечение полноты выполнения общих и непосредственных задач прокурорского надзора совокупностью действий прокуроpa и других участников надзорных правоотношений.

Приведенный перечень направлений детализации полномочий прокурора можно расширить. Несмотря на кажущуюся простоту, этот вопрос требует более детального исследовании. Однако и этот перечень позволяет говорить о необходимости более конкретного закрепления в законодательстве полномочий прокурора. Трудно не согласиться с мнением В.Н. Кудрявцева к Б.М. Лазарева, что «если нет четкости в определении компетенции, то обеспечить ответственность органов и должностных лиц невозможно» [16, с.70].

Можно дополнить эту мысль тем, что при отсутствии четкого определения прав и обязанностей прокурора, других участников исследуемых правоотношений нельзя говорить о повышении эффективности защиты прав и законных интересов в надзорном производстве.

Эффективность прокурорского надзора — это качественное состояние деятельности, при которой наиболее рациональным способом, с меньшими затратами усилий и большей результативностью достигается выполнение прокурором поставленных перед ним общих и непосредственных задач. В это определение эффективности прокурорского надзора в качестве составных частей включаются такие понятия, как результативность, действенность, активность и рациональность.

Эффективность прокурорского надзора в стадии надзорного производства является основополагающим началом этой деятельности. Поэтому заслуживают внимания и более конкретного изучения пути и условия ее повышения.

К существенным условиям повышения эффективности прокурорского надзора в исследуемой стадии гражданского процесса относится информационное обеспечение прокуроров. Имеется в виду своевременное поступление информации об изменении законодательства, о нормативных постановлениях пленума Верховного Суда Республики Беларусь, о юридической литературе. Важен также оперативный обмен необходимой информацией между прокуратурами разных уровней. Например, в органах прокуратуры Республики Беларусь до настоящего времени не налажено должным образом поступление информации о результатах нового рассмотрения гражданских дел после удовлетворения прокурорских надзорных протестов. Оценка же эффективности надзорных протестов прокурора только по их количеству или удовлетворяемости не отражает объективной реальности.

Отсутствие информации у прокурора района, города о причинах отмены судебных актов в порядке надзора и их количестве препятствует правильной организации кассационного опротестования.

Правоприменительная практика свидетельствует об отсутствии достаточной ясности в вопросе о характере и объеме информации, необходимой прокурорам. Избыток одних сведений и недостаточность других, несовершенство техники их получения и обработки — все это сказывается на эффективности прокурорского надзора, в том числе в надзорном производстве. Преодоление этих недостатков возможно путем разработки форм, включающих оптимальное количество сведений, объективно необходимых для обеспечения эффективности прокурорского надзора. Сюда же можно отнести внедрение в органах прокуратуры современных технических средств.

Тесно переплетается с улучшением информационного обеспечения прокурором совершенствование методики прокурорского надзора в стадии надзорного производства.

Проведенные исследования свидетельствуют о том, что не все прокуроры владеют методикой организации работы по кассационному и надзорному опротестованию незаконных судебных актов. Недостаточное методическое мастерство ряда прокурорских работников объясняется, в свою очередь, недостаточной методической оснащенностью органов прокуратуры и несовершенством некоторых существующих методических пособий.

Эффективность прокурорского надзора в изучаемой отрасли зависит и от уровня профессиональной подготовки прокурорских работников, ее направленности. Выполнение этого условия зависит от организации учебы, как юридическими вузами, так и органами прокуратуры.

Состав судебных актов, которые могут быть опротестованы прокурором в порядке надзора и новом ГПК Республики Беларусь несколько отличается от прежнего. В ранее действовавшем ГПК Республики Беларусь указывалось, что вступившие в законную силу решения, определения и постановления всех судов Республики Беларусь могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора (ст. 294). Теперь подчеркивается, что постановления Президиума Верховного Суда Республики Беларусь не могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора (3, ст.436). Объясняется это тем, что Президиум Верховного Суда является высшей судебной инстанцией в системе общих судов, которая вправе рассматривать дела в порядке надзора.

Уточнено также, что Белорусский военный прокурор может принести надзорный протест на решения и определения по гражданским делам межгарнизонных военных судов, которые не были обжалованы или опротестованы в кассационном порядке. Перечень должностных лиц органов прокуратуры, имеющих право на принесение надзорного протеста, также претерпел изменения. Таким правом обладают:

• Генеральный прокурор Республики Беларусь и его заместители — на судебные акты любого суда Республики Беларусь, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда Республики Беларусь;

• прокуроры областей, г. Минска и приравненные к ним прокуроры — на решения и определения районных (городских) судов и кассационные определения судебных коллегий, по гражданским делам областных, Минского городского судов. Заместители названных прокуроров но новому ГПК такого права не имеют, как и заместители председателей областных судов и г. Минска;

• Белорусский военный прокурор — на решения и определения межгарнизонных военных судов. Заместители Белорусского военного прокурора такого права не имеют.

Надзорное производство по гражданским делам включает в себя целый комплекс процессуальных документов и действий должностных лиц судов и органов прокуратуры. Сюда входит:

• рассмотрение обращений о проверке в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов;

• принятие по ним соответствующих решений, в том числе о приостановлении исполнения;

• истребование гражданского дела и его изучение;

• опротестование судебного акта по делу или составление мотивированного заключения об отказе в опротестовании;

• рассмотрение дела в суде надзорной инстанции.

Как в процессуальной литературе, так и в процессуальном законодательстве нет однозначного ответа на вопрос о моменте начала надзорного производства. Тем не менее, правильное решение этого вопроса имеет важное теоретическое и практическое значение. Правильная трактовка данного вопроса в теории должна обеспечить на практике своевременное разрешение заявлений и надзорных жалоб, точное определение правового положения лиц, обращающихся с заявлениями и жалобами, а равно и правового положения должностных лиц, рассматривающих таковые. Точное определение момента начала надзорного производства будет способствовать закреплению правовой природы не только поводов для возбуждения надзорного производства, но и процессуального характера деятельности должностных лиц органов прокуратуры и судов.

Одни ученые-процессуалисты высказывают мнение, что началом надзорного производства является принятие должностным лицом суда и прокуратуры заявления или жалобы или другого источника сведений, ставящего под сомнение законность и обоснованность вынесенного по делу судебного акта и служащего основанием для возбуждения надзорного производства.

Другие авторы началом надзорного производства считают момент истребования должностным лицом дела для его проверки в порядке надзора. При этом П.Я. Трубников предполагает существование надзорного производства по жалобе, которое после истребования дела должно перерегистрироваться в надзорное производство по делу [28, с.41].

Некоторые процессуалисты связывают начало надзорного производства с фактом принесения уполномоченным на это лицом повторного протеста.

Возбуждение надзорного производства, будучи начальным моментом пересмотра гражданских дел в порядке надзора, является одновременно его составной частью. Представляется, что не может быть самого надзорного производства без его возбуждения. Поэтому при действии должностных лиц органов прокуратуры и судов на начальном и на последующих этапах надзорного производства должны носить процессуальный характер, быть урегулированы законом. Деятельность по рассмотрению жалоб и заявлений следует рассматривать как процессуальную, которая должна регламентироваться уголовно-процессуальным законодательством так же, как и деятельность по рассмотрению жалоб, заявлений и сообщений в других стадиях уголовного процесса. Думается, что это замечание можно полностью отнести и к надзорному производству по гражданским делам.

Авторы, которые считают, что надзорное производство возбуждается с момента истребования гражданского дела либо принятия решения об истребовании дела, таким образом, не относят к процессуальной предшествующую этому деятельность должностных лиц органов прокуратуры и судов. Однако такая позиция не основана на законе. До истребования гражданского дела из суда может возникнуть необходимость приостановления исполнения судебного акта, а это действие отнести к внепроцессуальным нельзя. Поэтому нет достаточных оснований утверждать, что деятельность должностных лиц, предшествующая истребованию дела, не относится к сфере гражданского судопроизводства.

Долгое время в юридической литературе не было единого мнения о поводах, служащих основанием для возбуждения надзорного производства. Процессуальное законодательство также не содержало такого перечня.

Большинство процессуалистов сходились во мнении, что такими поводами являются:

• жалобы лиц, участвующих в деле, и их представителей; жалобы граждан, не участвующих в деле, но лично заинтересованных в его пересмотре;

• письма и заявления посторонних граждан о допущенной судебной ошибке;

• сообщения и ходатайства государственных учреждений и предприятий, трудовых коллективов и общественных организаций, а также должностных лиц;

• материалы, опубликованные в печати, сообщения радио и телевидения;

• представления прокуроров и судей, не имеющих права надзорного опротестования судебных актов;

• материалы проверок судов и изучения рассмотренных судом дел.

Другие авторы считали, что заявления и жалобы, ходатайства и представления вообще не являются процессуальными документами и не имеют правового значения.

Третьи полагали, что поводом для возбуждения надзорногопроизводства могут быть жалобы и заявления только определенных лиц. Поэтому предлагали ограничить число субъектов, которым предоставлено право обжаловать в порядке надзора вступившие в законную силу судебные акты.

Судебное заседание надзорной инстанции является центральным звеном в надзорном производстве, в котором реализуются основные цели и задачи этой стадии судопроизводства.

В надзорном производстве действуют все важнейшие признаки гражданского процесса: процессуальная форма, процессуальные правоотношения, процессуальные гарантии прав сторон и других лиц. Регулируемое процессуальным законодательством рассмотрение дела в порядке надзора проводится с учетом основных принципов гражданского процесса.

Сопоставление норм ГПК Республики Беларусь о кассационном и надзорном производстве позволяет сделать вывод о том, что порядок рассмотрения гражданских дел кассационной инстанцией урегулирован полнее, чем порядок рассмотрения дел судом надзорной инстанции. Более того, законодатель счел необходимым использовать нормы ГПК Республики Беларусь , регламентирующие рассмотрение дел в суде первой инстанции с изъятиями и дополнениями, предусмотренными для надзорного производства. Представляется, что такой способ регулирования процессуального порядка рассмотрения дел судом надзорной инстанции не является лучшим, поскольку не учитывает все особенности надзорного производства. Более логичным было бы сосредоточить вес правила о порядке рассмотрения дела в надзорной инстанции в нормах, регламентирующих надзорное производство.

В то же время и в этой стадии гражданского судопроизводства имеются новеллы, заслуживающие внимания.

Так, статья 300 прежнего ГПК Республики Беларусь предусматривала, что суд, и который поступил протест, направляет сторонам и другим лицам, участвующим в деле, копии протеста, принесенного по делу, и в необходимых случаях извещает этих лиц о времени и месте рассмотрения дела. Это требование закона не распространялось на прокурора, который обязан был участвовать в рассмотрении дел в порядке надзора.

Далее, статья 302 прежнего ГПК Республики Беларусь прямо определяла, что в рассмотрении дела в порядке судебного надзора принимает участие прокурор, который поддерживает принесенный им или вышестоящим прокурором протест или дает заключение по делу, рассматриваемому по протесту председателя суда или его заместителя.

Порядок и форма извещения прокурора о заседании суда надзорной инстанции ни ГПК Республики Беларусь, ни другое законодательство не регулировало. На практике (в частности, при рассмотрении дел коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь) нередко прокурор извещался по телефону или другим образом в устной форме. Говорить о высоком качестве заключений прокурора в суде надзорной инстанции по делам, особенно рассматриваемым не по протестам прокуроров, можно было с большой степенью относительности.

Кроме того, статья 300 прежнего ГПК Республики Беларусь была неудачной еще и потому, что даже стороны и другие лица, участвующие в деле, извещались о времени и месте рассмотрения дела лишь в необходимых случаях. Перечень таких случаев установлен не был.

Нами установлено, что новый ГПК Республики Беларусь несколько иначе подошел к этой проблеме. Теперь суд, в который поступил протест в порядке надзора, также обязан направить сторонам и другим юридически заинтересованным в исходе дела лицам (в том числе и прокурору) копии протеста и в необходимых случаях, а также по просьбе этих лиц известить их о времени и месте рассмотрения дела (3, ст.443). Однако прокурор не обязан, как прежде, участвовать в суде надзорной инстанции и давать заключение. Прокурор только вправе принимать участие в рассмотрении дела и высказывать свое мнение по делу. Более того, неявка в судебное заседание юридически заинтересованных в исходе дела лиц, которые извещались о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела (3, ст.445). Таким образом, законодатель снизил роль участия прокурора в процессе и подчеркнул, что прокурор в надзорном производстве, как и во всем гражданском судопроизводстве, только юридически заинтересованное в исходе дела лицо. Кроме того, надзорное производство — это исключительная стадия гражданского судопроизводства.

Однако неясности по этому вопросу остались и в новом ГПК Республики Беларусь . Например, остается непонятным, какому из прокуроров (Генеральному прокурору Республики Беларусь или прокурору соответствующей области) направляется копия надзорного протеста, принесенного в президиум областного суда Председателем Верховного Суда. А ведь для того, чтобы высказать квалифицированное мнение по такому протесту, прокурору необходимо подготовиться, т.е. ознакомиться с материалами дела, заключениями по делу нижестоящих прокуроров. Выступая в суде надзорной инстанции, прокурор выполняет двойную функцию:

• прокурора в судопроизводстве (высказывает мнение о законности и обоснованности судебных актов по делу) и

• вышестоящего прокурора по отношению к подчиненным прокурорам (проверяет законность и обоснованность мнений прокуроров, высказанных ими ранее по этому делу).

Имеется у прокурора и право представить дополнительные материалы по делу. Для всего этого прокурору необходимо достаточное время.

В то же время новый ГПК Республики Беларусь повторяет известную ранее формулу: извещение о времени и месте рассмотрения дела и копии протеста в порядке надзора подлежат направлению юридически заинтересованным в исходе дела лицам (и прокурору) с таким расчетом, чтобы они имели возможность представить и суд письменные объяснения на протест с приложением документов, подтверждающих эти объяснения, ко времени рассмотрения дела (3, ст.443). При этом срок для рассмотрения дела по протесту в порядке надзора установлен для всех надзорных инстанций - не позднее двадцати дней, а для Верховного Суда — не позднее одного месяца со дня поступления дела с протестом. Представляется, что участие прокурора в надзорном производстве при таких правовых нормах, особенно не по своим протестам, превращается в декларацию.

Для повышения эффективности участия прокурора в надзорном производстве представляется необходимым ввести в практику работы органов прокуратуры составление письменных заключений по делам, где судебные акты опротестованы председателем соответствующего суда. Изучая дело, прокурор в заключении отражал бы сущность гражданско-правового спора или иного дела, имеющиеся доказательства, недостатки и допущенные нарушения, осо6енности дела, представленные дополнительные материалы, упущения'' нижестоящих прокуроров по делу, свою позицию и сущность судебного акта надзорной инстанции. Имея такой документ, прокурору легче ориентироваться при высказывании мнения. Кроме того, письменное заключение придавало бы процессуальный характер действиям прокурора, повышало бы его персональную ответственность за качество подготовки к судебному разбирательству.

Рассмотрение дела по протесту в порядке надзора, в том числе по протесту прокурора, начинается, как правило, с доклада по делу. Статья 445 ГПК Республики Беларусь установила, что в Президиуме Верховного Суда; президиумах областных и Минского городского судов дело докладывается председателем или по его поручению заместителем председателя судьей. С учетом этой нормы, отсылающей к статье 284 ГПК Республики Беларусь , доклад должен содержать наименование истца и ответчика, изложение сущности заявленных требований, факты, на которых основаны требования, указания на возражение, если они известны, сущность требований по заявленному встречному требованию. Однако закон (ст. 445 ГПК Республики Беларусь ) только указывает на неопределенные особенности надзорного производства и не содержит требований, предъявляемых к докладу дела. Между тем эти недостатки имеют существенное значение. От того, насколько глубоко и всесторонне докладчиком были изучены и объективно доложены материалы дела, зависит законность и обоснованность судебного акта надзорной инстанции.

Изучая дело, докладчик не связан доводами протеста и обязан проверить все материалы дела, в том числе и дополнительно представленные. В этой связи можно предположить, что содокладчиком по делу, рассматриваемому по надзорному протесту прокурора, может быть прокурор. История развития надзорного производства в гражданском судопроизводстве показывает, что ранее в отдельных судах надзорных инстанций применялся такой порядок[28, с.67].

Как и ранее, в ГПК Республики Беларусь не определено, в каком месте судебного заседания выступает прокурор со своим мнением. Имеется только общее указание, что юридически заинтересованные в исходе дела лица дают объяснения после доклада дела (3, ст.445).

Не отрегулирован законодательно и вопрос о содержании мнения прокурора, которое он высказывает по делу. В правовой литературе ранее можно было встретить общие рассуждения, что оно должно быть убедительным, мотивированным и основанным на законе. Думается, что мнение прокурора должно содержать оценку всех атрибутов, которые излагались в докладе дела. В любом случае мнение прокурора не должно состоять из фраз о том, что он поддерживает протест или предлагает его отклонить. Содержание этого мнения может быть отражено в протоколе судебного заседания, который ведется в отдельных надзорных инстанциях.

Следует подчеркнуть особенности содержания мнения прокурора, когда рассматривается протест председателя суда. В этом случае прокурор может касаться не только законности и обоснованности судебных актов по делу, но и самого протеста.

Что касается положения прокурора при рассмотрении дела в порядке надзора в гражданском судопроизводстве, то он вправе принять участие в рассмотрении дела и дать объяснение после доклада дела и объяснений лиц, участвующих в деле. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к его рассмотрению.

Делая вывод по данному вопросу, можно отметить:

1. Объектом надзорного пересмотра становятся решения, определения, постановления как не обжалованные (не опротестованные) в кассационном порядке, так и проверенные кассационной инстанцией.

2. Основаниями для возбуждения надзорного производства являются: жалобы лиц, участвующих в деле, и их представителей; жалобы граждан, не участвующих в деле, но лично заинтересованных в его пересмотре; письма и заявления посторонних граждан о допущенной судебной ошибке; сообщения и ходатайства государственных учреждений и предприятий, трудовых коллективов и общественных организаций, а также должностных лиц; материалы, опубликованные в печати, сообщения радио и телевидения; представления прокуроров и судей, не имеющих права надзорного опротестования судебных актов; материалы проверок судов и изучения рассмотренных судом дел.

3. Доклад по делу, рассматриваемому в порядке надзора, помимо информации суда первой инстанции, должен содержать:сущность судебного акта суда первой инстанции;доказательства;сущность судебного акта суда кассационной инстанции;доводы надзорного протеста, приобщенные к нему дополнительные материалы.

2.4 Прокурорский надзор по вновь открывшимся обстоятельствам

Иногда после вступления приговора в законную силу возникают обстоятельства, в силу которых возникает необходимость пересмотра судебных актов.

Подобные обстоятельства приводят к тому, что уже вступившие в законную силу судебные акты становятся незаконными или необоснованными. В этих случаях соответствующие лица вправе ставить вопрос о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Например, решением суда Чашникского района Витебской области изыскано и пользу автотранспортного предприятия с Б. ущерб, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. В основу решения был положен обвинительный приговор суда, по которому Б. осужден. Позже приговор был отменен президиумом Витебского областного суда и Б. — оправдан. В связи с этим Б. после всего этого обратился в суд с заявлением о пересмотре решения о взыскании с него материального ущерба по вновь открывшимся обстоятельствам. После отмены решения суда в иске было отказано (дело№ 2-465. 2006 г. Архив суда Чашникского района Витебской области).

Производство по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, наряду с кассационным и надзорным производством, является одним из способов проверки законности и обоснованности судебных актов. Определенная общность стоящих перед ними задач не исключает существенного их различия. Для института пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам характерно, что незаконность или необоснованность судебного акта здесь является следствием открытия новых обстоятельств, которые в момент рассмотрения дела не были и не могли быть известны суду и лицам, участвующим в деле. До выявления этих обстоятельств судебный акт признавался правильным, так как соответствовал юридическим фактам, которые суд имел в своем распоряжении при рассмотрении дела.

Поэтому хочется отметить, что основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются частным вариантом оснований к применению института судебного надзора. Вновь открывшееся обстоятельство — юридический факт, существовавший в момент рассмотрения дела и имеющий существенное значение для его разрешения, который не был и не мог быть известен суду или другому лицу, участвующему в деле, впоследствии заявившему об этом.

Следует признать, что существенное различие между пересмотром дел по вновь открывшимся обстоятельствам и пересмотром их в порядке надзора заключается в первую очередь по основаниям. Основаниями для отмены судебных актов в порядке надзора являются их незаконность и (или) необоснованность в силу неправильного применения закона, неполноты исследования доказательств и т.д, т.е. как следствие ошибки суда. Для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам характерно, что здесь нет ошибки суда.

Однако различия между пересмотром дел в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам не ограничиваются только основаниями и способом пересмотра. Эти формы пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, различаются также по своим задачам. При пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам отсутствует задача контроля за деятельностью нижестоящего суда, направления судебной практики, в то время как именно эти задачи характерны для пересмотра дел в порядке надзора.

Различен и сам порядок производства, круг субъектов и объем прав судов, пересматривающих судебные акты. Право пересматривать дело по вновь открывшимся обстоятельствам предоставлено только суду первой инстанции, который вынес но данному делу судебный акт, или вышестоящему суду, который изменил или отменил судебный акт. Объясняется это тем, что основанием к пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является обнаружение новых фактов, влекущих за собой определенные правовые последствия. Возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам означает полную отмену всех вынесенных судебных актов и передачу дела на новое рассмотрение. В надзорном же производстве только вышестоящие суды пересматривают акты нижестоящих судов.

Наконец, пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам отличается от надзорного производства и по кругу лиц, имеющих право ставить вопрос о пересмотре судебных актов.

Надзорное производство может быть начато только по инициативе предусмотренных законом должностных лиц судов и органов прокуратуры. Пересмотр же дел по вновь открывшимся обстоятельствам может иметь место как по заявлениям лиц, участвующих в деле, так и по представлениям должностных лиц судов и органов прокуратуры.

Указанные отличия между этими двумя способами пересмотра судебных актов по основаниям, субъектам, процессуальному порядку и последствиям являются существенными и вызывают необходимость их разграничения на практике, чтобы не допускать подмены одного способа другим. Такая подмена может повлечь нарушение прав и законных интересов сторон и других лиц, участвующих в деле, ограничить возможность их непосредственного участия в пересмотре дела, а также лишить их ряда процессуальных средств защиты.

Не встречает возражений как у практикующих юристов, так и у ученых-процессуалистов довод о том, что производство о пересмотре дел по вновь открывшимся обстоятельствам возникает с момента подачи заявления лицами, участвующими в деле, либо представления должностными лицами судов или органов прокуратуры. С этого момента у соответствующего суда возникает обязанность рассмотреть заявление или представление. Таким образом, суд обязан дать оценку как представленным фактам, так и вынесенным судебным актам. В этой связи нелогичным выглядит содержание статьи 457 ГПК Республики Беларусь, в которой указывается, что суд, рассмотрев заявление или представление, либо удовлетворяет их и отменяет судебное постановление, либо отказывает в их пересмотре. Думается, что институт пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам не может закончиться вынесением определения об отказе и пересмотре. Отказать можно лишь в случае принятия заявления не о пересмотре судебного акта, а об отмене его либо о возобновлении производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам: если будет установлена необоснованность обращения.

По ГПК Республики Беларусь первую группу оснований для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам составляют существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (3, ч.1 ст.452). Подчеркивал существенность вновь открывшихся обстоятельств, закон имеет в виду, что в данном случае должны быть открыты такие факты, которые могли существенно повлиять на вывод суда о правах и обязанностях участвовавших в деле лиц. Вновь открывшимися будут считаться юридические факты, влекущие возникновение, изменение или прекращение спорного правоотношения, а не новые доказательства по отношению к фактам, уже бывшим предметом судебного исследования.

Однако ГПК Республики Беларусь не раскрывает значения существенности вновь открывшихся обстоятельств, которые могут служить основанием для пересмотра дел. Формулировка «существенные для дела обстоятельства» неконкретна и относится к категории оценочных понятий. Закон в таком виде можно толковать неоднозначно и применять его с учетом субъективного фактора, что недопустимо в правоприменительной практике.

Кроме того, вновь открывшиеся существенные обстоятельства могут не только ставить под сомнение законность и обоснованность судебного акта, но и, наоборот, подтверждать их. Однако такие обстоятельства не являются основанием для пересмотра дел и отмены судебных актов.

Далее ГПК Республики Беларусь говорит об обстоятельствах, которые не были и не могли быть известны только заявителю, т.е. за основу взяты неосведомленность заявителя и презумпция добросовестности суда, постановившего решение. Известно, однако, что решающее значение при разрешении спора имеет знание обстоятельств дела судом. Поэтому необходимым условием для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам применительно к пункту 1 статьи 452 ГПК Республики Беларусь , на наш взгляд, является и неосведомленность суда, который не знал и не мог знать в момент вынесения судебного акта об этих обстоятельствах. Трудно представить ситуацию, когда суд знает о доказательствах, которые могут повлиять на суть его решения по спору, и не принимает мер по их исследованию.

По вопросу неосведомленности суда об обстоятельствах, которые могли бы существенно повлиять на выносимый судебный акт, имеются различные точки зрения. Многие ученые-процессуалисты считают, что основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам могут являться только такие факты, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду. Другие авторы указывают, что для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам достаточно простой неизвестности об их существовании для суда. При этом нет необходимости выяснять, была ли у суда реальная возможность установить такие обстоятельства.

С учетом последних изменений в процессуальном законодательстве, освободивших суд от обязанности собирать доказательства, можно говорить о верности последней точки зрения.

Вторую группу вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебных актов, по ГПК Республики Беларусь и ХПК Республики Беларусь составляют обстоятельства, связанные с преступными действиями участников процесса. При этом заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложные заключения эксперта или вывод специалиста, заведомо неправильный перевод, подложность документов либо вещественных доказательств должны быть установлены вступившим в законную силу приговором суда.

Необходимым условием применения пункта 2 статьи 452 ГПК Республики Беларусь является также вынесение оспариваемого судебного акта на основании доказательств, признанных вступившим в законную силу приговором суда недоброкачественными. Но следует иметь в виду, что единичный факт установления недоброкачественности того или иного доказательственного материала еще не должен влечь отмены судебного акта, поскольку он может быть основан и на других, в том числе доброкачественных, доказательствах. Только в том случае, если судебный акт был основан лишь на недоброкачественных доказательствах, он подлежит пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам.

В качестве основания для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам по ГПК Республики Беларусь называется подложность документов. Однако в процессуальных законах следовало отразить, что под документами, подложность которых может вызвать пересмотр дела, следует понимать не только письменные доказательства, но и протокол судебного заседания, протоколы других процессуальных действий, если они повлекли вынесение незаконного или необоснованного судебного акта.

Заведомо неправильный перевод может явиться основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, если по этой причине суд не смог установить действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон и других лиц, участвующих в деле.

Установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия сторон, других юридически заинтересованных в исходе дела лиц или преступные деяния судей, повлекшие за собой вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления по ГПК Республики Беларусь, составляют третью группу оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам (3, п.3 ст.452). Указанные обстоятельства, как и предусмотренные в пункте 2 статьи 452 ГПК Республики Беларусь, характеризуются субъективным моментом, так как обусловлены виновным поведением определенных лиц, заинтересованных в рассмотрении дела не в соответствии с законом. Особенность этих обстоятельств заключается и в том, что они в любом случае вызывают сомнение в законности вынесенных по делу судебных актов. А преступные деяния судей, рассматривавших дело, лишают вынесенный судебный акт значения акта правосудия. Поэтому наличие таких обстоятельств, по мнению многих процессуалистов, независимо от последствий для вынесенного судебного акта является основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Можно заметить, что новый ГПК Республики Беларусь, во-первых, разделяет эту группу оснований на преступные действия сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц и преступные деяния судей (действия и бездействие). Следовательно, законодатель исходит из того, что преступное бездействие сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц не может быть основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. При этом ГПК Республики Беларусь почему-то не называет в числе лиц, чьи преступные действия являются основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, представителей. Статья 54 ГПК Республики Беларусь не относит представителей к числу юридически заинтересованных в исходе дела лиц. Надо полагать, что это упущение, которое требует корректировки. Ведь представитель стороны может совершить преступные действия (подделку документов, вещественных доказательств и т.п.), которые повлекут вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления.

Во-вторых, новый ГПК Республики Беларусь отказался от прежней формулы «преступные действия, совершенные при рассмотрении данного дела». Надо признать, что новая формулировка закона более точно отражает действительность. Старая редакция закона позволяла говорить, что преступные действия или бездействие, совершенные при подготовке дела к слушанию, не являются основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В-третьих, ГПК Республики Беларусь установил последствия совершения преступных действий и бездействий — они должны повлечь вынесение незаконного или необоснованного судебного постановления.

На основе вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Производство по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, наряду с кассационным и надзорным производством, является одним из способов проверки законности и обоснованности судебных актов.

2. Необходимость института пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам и соответствующей стадии гражданского судопроизводства объясняется тем, что иногда общему суду по независящим от него причинам не удастся установить всего круга фактов, относящихся к данному делу, или сделать правильные выводы из них.

3. Пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам необходим: вследствие неправомерного поведения участников процесса; в результате использования доказательств, ложность которых не могла быть выявлена на время судебного разбирательства в суде первой инстанции; когда судебные акты или акты иных органов, положенные в основу судебного акта по данному делу, впоследствии теряют свою законную силу.

2.5 Надзор прокурора за исполнительным производством

Перечень судебных постановлений и других актов, подлежащих исполнению, приведен в статье 461 ГПК Республики Беларусь . Среди них названы и постановления прокуроров о выселении в административном порядке. Последние отнесены также к числу исполнительных документов. Таким образом, при исполнении постановления прокурора о выселении в административном порядке, как и при исполнении других исполнительных документов, названных в пп. 2—9 ст. 462 ГПК Республики Беларусь , не требуется выдача исполнительного листа. При выдаче исполнительного листа на основании других актов (решений третейских судов, решении иностранных судов и решений товарищеских судов и других) районный (городской) суд обязан проверить их законность в пределах своей компетенции проверить правомерность исполнения на территории Республики Беларусь решений иностранных судов, в том числе арбитражных (третейских), и вынести мотивированное определение о выдаче или об отказе в выдаче исполнительного листа. На это определение могут быть принесены частная жалоба или частный протест прокурора, перечень которых весьма обширен (3, ст.463).

Столь подробный перечень определений приведен здесь в связи с тем, что определения суда первой инстанции могут быть обжалованы или опротестованы прокурором отдельно от решения суда первой инстанции в суд кассационной инстанции в случаях, предусмотренных ГПК Республики Беларусь, а также, если определение препятствует возможности дальнейшего движения дела (3, ст.433).

Представляется, что прокурор может заявить отвод судебному исполнителю, если последний лично прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо является родственником одной из сторон или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности. Такой вывод вытекает из смысла статьи 81 ГПК Республики Беларусь , где указано, что прокурор вправе вступить в дело в любой его стадии, если этого требуют интересы государства, а также с целью защиты прав и охраняемых законом интересов граждан.

ГПК Республики Беларусь предоставил прокурору также право опротестовывать действия судебного исполнителя по возвращению исполнительного документа, по исполнению или отказу в исполнении (3, ст.479). Протест приносится в суд, при котором состоит судебный исполнитель, в течение десяти дней со дня совершения действия судебным исполнителем или отказа в его совершении или со дня, когда прокурор, участвовавший и деле, но не извещенный о действии судебного исполнителя, узнал о таком действии. Протест рассматривается с участием прокурора, однако его неявка не является препятствием для разрешения поставленного перед судом вопроса.

На общих основаниях предъявления прокурором исков прокурор может также заявить иск об освобождении имущества от ареста к взыскателю и должнику в целях защиты прав и законных интересов другого лица при исполнении (3, ст.480).

ГПК Республики Беларусь прямо установил, что исполнительное производство может быть возбуждено по инициативе прокурора в соответствии со статьями 81 и 463 ГПК Республики Беларусь . Это значит, что прокурор вправе инициировать возбуждение исполнительного производства не по любому гражданскому делу, а только тогда, когда это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего, недееспособного, ограниченно дееспособного и иного гражданина, юридического лица негосударственной формы собственности, лишенных возможности самостоятельно защитить свои интересы, а также Республики Беларусь, ее административно-территориальных единиц и юридических лиц государственной формы собственности. Сторонами в исполнительном производстве в соответствии со статьей 478 ГПК Республики Беларусь являются взыскатель (лицо, в пользу которого производится исполнение) и должник (обязанная сторона). Взыскатель вправе требовать принудительного исполнения. Взыскатель и должник имеют право присутствовать при совершении судебным исполнителем действий по исполнению, обжаловать действия судебного исполнителя, получать от него справки, связанные с исполнением, а также пользоваться другими правами, предусмотренными ГПК Республики Беларусь для юридически заинтересованных в исходе делалиц (3, ст. 56).

Анализ норм главы десятой ГПК Республики Беларусь позволяет сделать вывод о том, что прокурор обладает такими же правами в исполнительном производстве по делам, возбужденным по его инициативе, что истороны.

Кратко остановимся на особенностях исполнительного производства по ХПК, которые нужно учитывать прокурору и другим лицам, ими являются:

• приказ хозяйственного суда, а также определение о судебном приказе могут быть предъявлены к исполнению не позднее шести месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу, или окончания срока, установленного при отсрочке либо рассрочке его исполнения, или вынесения определения о восстановлении пропущенного срока для предъявления приказа к исполнению (4, ст.235). Этот срок должен применяться и для всех иных исполнительных документов, кроме случаев, когда иные сроки установлены другим законодательством для некоторых оснований исполнения или исполнительных документов. Так, для исполнительных надписей он установлен в один год, если стороной не является гражданин (ст. 77 Закона «О государственном нотариате»). Для решений иностранных судов и арбитражей установлен трехлетний срок для их предъявления к исполнению (4, ст. 242 ХПК Республики Беларусь) [15, с.392]. В ГПК Республики Беларусь же установлен трехлетний срок предъявления исполнительных документов к исполнению с момента вступления судебного постановления в законную силу (3, ст.468);

• компетенция судебных исполнителей хозяйственных судов в исполнительном производстве несколько шире и подробнее освещена в ХПК Республики Беларусь, чем у судебных исполнителей общих судов.

• несколько шире, чем в ГПК Республики Беларусь, в ХПК Республики Беларусь дано определение места исполнения, что имеет существенное значение при совершении действий по исполнению. Исполнение осуществляется судебным исполнителем хозяйственного суда, в районе деятельности которого должник находится, проживает или осуществляет хозяйственную деятельность, или по месту нахождения его имущества (4, ст.253). ГПК же не включает в определение места исполнения хозяйственную деятельность юридического лица (3, ст.483);

• среди оснований, вызывающих обязанность хозяйственного суда и судебного исполнителя приостановить исполнительное производство, ХПК Республики Беларусь (4, ст. 259) называет возбуждение дела об экономической несостоятельности (банкротстве), чего в ГПК Республики Беларусь нет.

Следует, однако, отметить низкую активность прокуроров по участию в исполнительном производстве как общих, так и хозяйственных судов.

Из сказанного следует:

1. Задачами исполнительного производства по ГПК Республики Беларусь являются: обеспечение исполнения решений, определений и постановлений судов по гражданским делам; контроль за добровольным исполнением,а в необходимых случаях — их принудительное исполнение в целях охраны и защиты подтвержденных в установленном законом порядке прав граждан, юридических лиц и государства.

2. Частный или надзорный протест прокурора согласно ГПК Республики Беларусь может быть также принесен на определение:о выдаче или об отказе и выдаче дубликата исполнительного листа (3, ст.465);по вопросу о восстановлении срока данности предъявления исполнительного документа к исполнению (3, ст.471);по вопросу о повороте исполнения (3, ст.473);об отказе в отводе судебного исполнителя (3, ст.477);по вопросу о действиях судебного исполнителя (3, ст.479);о расходах по исполнению (3, ст.486);о розыске должника (3, ст.487);об отложении исполнительных действий (3, ст.488);о приостановлении или прекращении исполнительного производства либо о возвращении исполнительного документа взыскателю (3, ст.494);при обращении взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте при исчислении долга в иностранной валюте (3, ст.497);о признании торгов несостоявшимися (3, ст.519);об утверждении или изменении расчета судебного исполнителя по распределению взысканных денежных средств (3, ст.536); о наложении штрафа (3, ст.537).


3. ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА В ПРОЦЕССЕ РЕАДИЗАЦИИ В ЖИЗНИ НОРМ И ПРИНЦУИПОВ ГРАЖДАНСКО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

3.1 Проблемы реализации полномочий прокурора в гражданском процессе

Как установлено законодательством, возможность обращаться в общие и хозяйственные суды органы прокуратуры Республики Беларусь используют достаточно активно. Так в общие суды Республики Беларусь в 2006 году прокурорами направлено 10410 заявлений о взыскании около 2 трлн. рублей. Приведенные данные свидетельствуют о значительной роли прокуроров в защите интересов государства, юридических и физических лиц.

Гражданский процессуальный кодекс устанавливает право прокурора обратиться в суд с заявлением о возбуждении гражданского дела с одним уточнением: если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетнего, недееспособного, ограниченно дееспособного и иного гражданина, юридического лица негосударственной формы собственности (3, ст.81). В отношении указанной категории лиц ГПК определил дополнительное условие: если эти лица лишены возможности самостоятельно защищать свои интересы. Несоблюдение данного условия является основанием для отказа в возбуждении дела (3, п. 7 ст.246) или для оставления заявления без рассмотрения (3, п. 6 ст.165).

В отношении же защиты прав и законных интересов Республики Беларусь, ее административно-территориальных единиц и юридических лиц государственной формы собственности прокурор вправе обратиться в суд с заявлением без каких-либо ограничений.

В ранее действовавшем ГПК Республики Беларусь вообще не предусматривалось ограничений права прокурора на предъявление в суд иска (заявления) в интересах как государства и общества (публичный интерес), так и юридических или физических лиц, когда защищаемые правоотношения не затрагивают общественных и государственных интересов (частный интерес).

В то же время Закон о прокуратуре содержит императивную норму (ст. 22): «при установлении нарушений закона... прокурор предъявляет в суды иски и заявления». Из этого вытекает, что у прокурора, установившего нарушение закона, нет права выбора реагировать или не реагировать на такое нарушение. Он обязан использовать предоставленные законом полномочия: внести протест или представление в порядке общего надзора, вынести предостережение, возбудить уголовное дело или иное производство об ответственности, направить заявление в суд и т.д. У прокурора, в отдельных случаях, имеется только право выбора одной из указанныx мер реагирования. В других случаях может быть использовано одновременно несколько мер реагирования (например, возбуждение уголовного дела и направление заявления в суд), (возможно также последовательное их применение: прокурор направляет представление в порядке общего надзора, в котором предлагает, например, возместить убытки, причиненные правонарушением. Если такое представление отклоняется или остается без рассмотрения, то прокурор вправе направить заявление в суд. В этой связи представляется необходимым изменить редакцию статьи22 Закона о прокуратуре и отразить в ней все указанные возможности.

Устранится в этом случае и имеющееся противоречие между Законом о прокуратуре и Гражданским процессуальным кодексом.

Названная выше норма Закона о прокуратуре, устанавливая обязанность прокурора предъявить иски и заявления в защиту прав и законных интересов государства, предприятий, учреждений и организаций государственной формы собственности, одновременно ограничивает обязанность прокурора предъявить иск в интересах субъектов хозяйствования негосударственных форм собственности и граждан. Ограничение выражено, как и в Гражданском процессуальном кодексе, весьма абстрактной формулировкой: «если они лишены возможности самостоятельно защищать свои интересы». Такая же формулировка содержится и в приказе Генерального прокурора № 3 от 31 марта 1995 года «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам» (п. 3). Для всех прокуроров требования закона и приказа Генерального прокурора обязательны. Но поскольку они неконкретны, то на практике исполняются по-разному. Возникает вопрос: а как поступать, если в исковом заявлении прокурор не указал, каким образом истец лишен возможности защитить свои интересы? На этот вопрос ГПК Республики Беларусь ответа не дает.

Представляется, что названные коллизии и несовершенство приведенных законов требуют своевременного разрешения, поскольку практическое их применение вызывает серьезные затруднения. Можно предположить, что решение такого вопроса отдается на усмотрение суда. Тогда возникает необходимость принятия соответствующего постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

Действующий ГПК не называет конкретно, кто из должностных лиц органов прокуратуры вправе подписывать заявление, направляемое в суд. Говорится только о прокуроре. А Закон о прокуратуре разъясняет, что под наименованием «прокурор», если иное прямо не оговорено в настоящем законе, следует понимать: Генеральный прокурор Республики Беларусь и все нижестоящие прокуроры, их заместители, старшие помощники и помощники, начальники, заместители начальников, старшие прокуроры и прокуроры главных управлений, управлений и отделов (6, ст.50). В то же время в этом законе предусматривается, что прокурор или его заместитель вправе обратиться с иском (заявлением) в суд (6, ст.22), а также четко определен круг должностных лиц, имеющих право принесения протеста на не вступившие в законную силу судебные акты. Поэтому и данный вопрос требует регулирования в процессуальном законе.

Кстати, Хозяйственный процессуальный кодекс определяет, что в хозяйственный суд вправе обратиться прокурор или его заместитель (4, ст.47). Более того, в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь вправе направлять заявления только Генеральный прокурор, прокуроры областей и приравненные к ним прокуроры, а также их заместители; в другие хозяйственные суды — прокуроры городов, районов, приравненные к ним прокуроры и их заместители.

Ни в процессуальных законах, ни в Законе о прокуратуре, ни в ведомственных приказах Генерального прокурора Республики Беларусь не нашел своего решения и такой вопрос, как процессуальная правоспособность прокурора, участвующего в рассмотрении дела, возбужденного по иску прокурора. Суть проблемы заключается в том, что иски (заявления) вправе подписывать только прокуроры и их заместители. Участвуют же в рассмотрении таких дел, как правило, помощники прокуроров и другие оперативные работники прокуратуры. Возникают вопросы: вправе ли такой работник прокуратуры отозвать исковое заявление, изменить исковые требования, отказаться от иска и т.д.? Требуется ли подтверждение полномочий такого работника прокуратуры в процессе? Аналогичные вопросы возникают на практике, когда иск заявлен в суд одним территориальным прокурором (например, прокурором Могилевской области), а участвует в его рассмотрении другой территориальный прокурор например, прокурор Минской области).

Решить эти проблемы, как представляется, можно двумя путями.

Гражданский процессуальный кодекс рассматривает прокурора в качестве юридически заинтересованного лица, а Хозяйственно-процессуальный кодекс — в качестве лица, участвующего в деле, и процессуального истца (по процессуальным правам и обязанностям эти лица близки к сторонам). Поэтому должностные лица прокуратуры, имеющие право подписания искового заявления, должны наделять соответствующими процессуальными полномочиями других работников прокуратуры, которые будут принимать участие в рассмотрении дела. Оформление таких полномочий может производиться по аналогии оформления полномочий представителя истца и других лиц, участвующих в деле. В этом случае, учитывая специфику складывающихся правоотношений, следует внести изменения в процессуальное законодательство. Другой путь — внесение соответствующих изменений в Закон о прокуратуре или приказ Генерального прокурора Республики Беларусь.

Не ограничивает ХПК Республики Беларусь право прокурора на предъявление иска в зависимости от формы собственности юридического лица (истца) и его организационно-правовой формы. Исходя из конституционных правил о равенстве всех форм собственности, такие нормы ХПК Республики Беларусь представляются более правильными. Во всяком случае, в процессуальном законе вряд ли надо регулировать данные вопросы.

Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь № 3 от 26 января 1994 года «Об усилении прокурорского надзора за законностью разрешения хозяйственный споров» еще больше усложняет ситуацию. В нем отмечается, что некоторые прокуроры встали на путь подмены юридических и экономических служб предприятий и организаций, способствуя неоправданному освобождению истцов от уплаты государственной пошлины. Поэтому прокурорам предложено исключить из практики такие факты.

Не всегда прокурорами выполняются требования упомянутого приказа Генерального прокурора Республики Беларусь (п. 5) об обеспечении полноты материалов при обращении в хозяйственные суды, а также то положение, что заявления «должны базировать на материалах прокурорских проверок, соответствовать фактическим обстоятельствам и собранным доказательствам, основываться на действующем законодательстве».

Так, в ХПК Республики Беларусь эта позиция изложена более последовательна: право на обращение в хозяйственный суд в защиту государственных и общественных интересов, а также интересов юридических лиц, граждан-предпринимателей и других лиц имеют: прокурор, государственные органы, органы местного управления и самоуправления или иные органы в случаях, предусмотренных законодательными актами (4, ст.4). Кроме того, в статье 47 ХПК Республики Беларусь говорится о том, что прокурор или его заместитель вправе направить заявление в хозяйственный суд при установлении нарушений законодательства.

Возможно, следует заменить обязанность прокурора предъявлять иски в защиту прав и законных интересов юридических лиц, а также граждан и в Законе о прокуратуре, и в Хозяйственном процессуальном кодексе. Когда речь идет о защите государственных и общественных интересов, то можно говорить только об обязанности прокурора как представителя государства. Когда же мы говорим о судебной защите интересов юридических лиц и граждан, то следует учитывать волю истца в материально-правовом смысле. Направление прокурором заявления в защиту интересов конкретного лица вопреки его воле означало бы нарушение одного из основных принципов судопроизводства — принципа диспозитивности.

Хозяйственным процессуальным кодексом (ст. 47) это правило воспринято. Истцами здесь выступают лица, в чьих интересах прокурором предъявлен иск. Если иск заявлен прокурором в защиту государственных интересов, то истцом является Республика Беларусь или административно-территориальные единицы Республики Беларусь в лице соответствующих государственных органов. Прокурор же до направления заявления в суд должен иметь просьбу истца или его согласие (4, ст.124).

Аналогичное требование ХПК Республики Беларусь устанавливает и в отношении заявлений лиц (в том числе прокурора), обратившихся в защиту государственных или общественных интересов. Такое лицо в заявлении должно указать, в чем заключается государственный или общественный интерес, какое право нарушено, сделать ссылку на законодательство Республики Беларусь (4, ст.124).

ГПК такой нормы не имеет (хотя в проекте она имелась). В статье 82 ГПК Республики Беларусь указано, что при подаче прокурором заявления в защиту прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица последние являются истцами (заявителями). До подачи в суд заявления прокурор обязан выслать указанным лицам копию искового заявления, а при необходимости — и копии приложенных к нему документов. Направление копий названных документов, конечно же, нельзя отождествлять с получением согласия. Поэтому к данной части действие принципа диспозитивности в ГПК Республики Беларусь ослаблено. Непонятно также, как и кто должен определять необходимость высылки копии документов, прилагаемых к заявлению прокурора.

Нами установлено, что ГПК Республики Беларусь ограничивает право прокурора направить в общий или хозяйственный суд заявление о возбуждении дела только пределами подведомственности дел указанным судам. Это означает, что прокурор вправе поставить вопрос о возбуждении любого дела в рамках тех видов производства, которые предусмотрены соответствующим процессуальным кодексом (искового, особого, из административно-правовых отношений, приказного).

Применительно к хозяйственному судопроизводству приведенный выше тезис предполагает и право прокурора направить в хозяйственный суд исковое заявление о признании недействительным (полностью или частично) ненормативного акта государственного или иного органа, не соответствующего законодательству Республики Беларусь и нарушающего права и законные интересы юридических лиц, индивидуальных предпринимателей(4, ст.27).

Такой вывод следует также из анализа статьи 2 Закона о прокуратуре, где сказано, что деятельность прокуратуры направлена на обеспечение верховенства закона, укрепление законности в целях защиты прав и свобод граждан, законных интересов, государства, субъектов хозяйствования, учреждений, организаций, общественных объединений. Поэтому, если протест прокурора на ненормативный акт, принесенный им в порядке общего надзора, был отклонен соответствующим органом (должностным лицом), прокурор вправе обратиться с заявлением в хозяйственный суд о признании данного акта недействительным. Представляется, что с аналогичным заявлением прокурор вправе обратиться и в общий суд при необходимости защиты прав и законных интересов граждан.

Кроме того, надо учитывать совместное постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь и Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22 июня 2000 года «О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами». В нем подчеркивается, что хозяйственные суды рассматривают также дела по заявлениям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на неправомерные действия (бездействие) государственных органов, юридических лиц, а также организаций, не являющихся юридическими лицами, и должностных лиц об ущемлении их прав, если законодательством прямо не предусмотрена подведомственность таких споров общим судам. Право граждан и других лиц обратиться с аналогичной жалобой в общий суд предусмотрено статьей 353 ГПК Республики Беларусь. Следовательно, прокурор может направлять в общий или хозяйственный суд заявления и такого характера.

Эти предложения нуждаются в законодательном закреплении, для того чтобы соответствующие правовые нормы можно было эффективно использовать с целью защиты прав и законных интересов граждан и организаций.

На наш взгляд, возможность обращения прокурора с заявлением в суд после отклонения протеста органом или должностным лицом, издавшим этот акт, несмотря на нечеткость изложения этого вопроса в законе о прокуратуре, вытекает из смысла и духа закона, а также из анализа других законов, регулирующих вопросы пресечения незаконных действий в сфере издания правовых актов. Запрет же на обращение в суд после отклонения протеста неосновательно ограничил бы возможность исполнить обязанность и осуществить полномочия прокурора по надзору за исполнением законов, а суд лишил бы возможности пресечь нарушение закона. Однако можно добавить, что такой запрет лишил бы граждан и других лиц дополнительной гарантии в защите их прав и законных интересов.

В процессе исследования выявлены наиболее распространенные нарушения при принятии правовых актов прокурорского надзора и причины, их порождающие.

К нарушениям относятся: несоответствие содержания акта объему полномочий субъекта, его принявшего; нарушение процедуры подготовки и принятия акта; неправильное использование понятий и терминов; превышение допускаемой степени самостоятельности конкретизирующих и дополнительных норм; несоответствие содержания акта Конституции, законам или другим правовым актам высшей юридической силы.

В числе объективных причин незаконности правовых актов называются: сложность правовой природы регулируемых правоотношений; несовершенство законодательства, допускающего неясные, а иногда и противоречивые нормы; отсутствие полной определенности в разграничении полномочий соответствующих органов; низкий уровень информационного обеспечения процесса законотворчества.

К причинам субъективного характера относят: недостаточный профессионализм участников нормотворческой деятельности; противостояние ветвей власти; лоббирование интересов; амбиции представителей государственной власти и местного самоуправления [21, с.123].

Подводя итог сказанному, можно отметить:

1. В процессе исследования выявлены противоречия между ГПК Республики Беларусь и Законом о прокуратуре по вопросу предъявления в суды исков и заявлений, что вызывает необходимость изменения редакции статьи 22 Закона о прокуратуре.

2. Действующий ГПК Республики Беларусь не называет конкретно, кто из должностных лиц органов прокуратуры вправе подписывать заявление, направляемое в суд.

3. На процесс принятия актов, их содержание и законность влияют как субъективные, так и объективные причины.

3.2 Прокурорский надзор и судебная практика

Изучение судебной практики и практики прокурорского надзора за рассмотрением гражданских дел по спорам, связанным с предоставлением и использованием жилых помещений социального и служебного пользования, а также с выселением граждан, уклоняющихся от внесения платы за пользование жилым помещением и коммунальные услуги, свидетельствует о недостатках в осуществлении прокурорами надзора за законностью рассмотрения судами гражданских дел вышеназванных категорий.

Установлено, что с 2003 года по 1 квартал 2006 г. судами республики рассмотрено 825 гражданских дел, связанных с предоставлением и использованием жилых помещений социального и служебного пользования, из них 338 дел - в отношении жилых помещений социального пользования и 487 дел - в отношении служебных жилых помещений.

В течение последних лет наблюдается тенденция роста количества гражданских дел по спорам, увязанным с предоставлением и использованием жилых помещений социального и служебного пользования.

Количество таких исков в 2005 году в сравнении с 2003 годом возросло соответственно с 67 до 158 и со 135 до 181. Большинство из них удовлетворены (64,5% и 74,5%). Более всего дел указанных категории рассматривалось судами г. Минска.

Проверка показала, что имели место случаи, когда истцы по данной категории гражданских дел (исполнительные и распорядительные органы, предприятия, учреждения и организации) несвоевременно обращались в суды в защиту своих интересов.

Судом Каменецкого района Брестской области 19 октября 2005 г. вынесено решение об отказе государственному учреждению "Республиканский санаторий "Белая Вежа" для ветеранов войны, труда и инвалидов" в удовлетворении обоснованного иска о выселении Зенкина Р.С., Зенкиной С.Н., Буркаева Р.Р. из служебной квартиры без предоставления другого жилого помещения по формальному основанию - в связи с пропуском истцом срока исковой давности.

Прокурорами иски в основном готовились грамотно и качественно.

К примеру, из 5 гражданских дел, рассмотренных по искам Брестского межгарнизонного военного прокурора, удовлетворены требования по 4 делам.

Вместе с тем Полоцким межгарнизонным военным прокурором в суд были предъявлены 4 иска, из которых лишь один удовлетворен, в удовлетворении остальных исковых требований отказано. При этом один иск предъявлен им в суд по истечении срока исковой давности.

При вынесении решений судами допускались ошибки в применении норм материального и процессуального права. Нарушения имели место в судах Воложинского, Дзержинского районов, Молодечненского района и г.Молодечно Минской области, Лунинецкого района Брестской области, Советского и Центрального районов г. Гомеля, Городокского района Витебской области, Осиповичского и Костюковичского районов Могилевской области, Ленинского района г. Гродно, Лидского и Волковысского районов Гродненской области. При этом участвующие в судебных заседаниях по этим гражданским делам помощники прокуроров районов высказали ошибочное мнение по делу.

По гражданскому делу по иску СПК "Белынковичи" Костюковичского района к Мухаревскому А.Л. о выселении без предоставления другого жилого помещения, рассмотренному с участием помощника прокурора района, установлено, что работнику СПК Мухаревскому А.Л. 23.11.2004 на основании решения правления СПК выделено служебное жилое помещение в д. Белынковичи по ул. Речной, д.1. Основанием требования о выселении семьи Мухаревского А.Л. истец указал, что ответчик 07.07.2005 прекратил трудовые отношения с СПК. Однако в судебном заседании истец отказался от иска, мотивировав отказ тем, что Мухаревский А.Л. вновь принят на работу в СПК "Белынковичи". Определением суда Костюковичского района от 23.09.2005 производство по делу было прекращено в связи с отказом истца от иска.

При этом судом не был истребован приказ о приеме на работу ответчика, не проверена обоснованность отказа истца от иска. Из дополнительно представленной по запросу прокуратуры Могилевской области справки из СПК "Белынковичи" следовало, что после увольнения в 07.07.2005 ответчик вновь на работу в этот СПК не принимался. Притаких обстоятельствах отказ от иска необоснованно принят судом, так как он противоречит закону и ущемляет законные интересы СПК.

На определение суда Костюковичского района по настоящему делупрокурором Могилевской области принесен протест в порядке надзора,который постановлением президиума Могилевского областного судаудовлетворен, судебное определение отменено, дело направлено на новоерассмотрение. При повторном рассмотрении дела исковые требованияСПК "Белынковичи" удовлетворены.

Как правило, процессуальные сроки рассмотрения судами дел даннойкатегории соблюдались. Однако из-за ненадлежащей подготовкисудебных процессов и по другим причинам с превышениемустановленного законом срока рассматривались дела судами Минскогорайона и г. Заславля, Столбцовского района Минской области,Первомайского района г. Витебска.

Суды не всегда реагировали на выявленные в ходе судебныхразбирательств по изученным делам нарушения законодательства. По фактам указанных нарушений районными судами в их адрес вынесено всего 14 частных определений.

В кассационном порядке в проверяемый период судами республики по жалобам сторон были рассмотрены 107 гражданских дел, из них 19 жалоб удовлетворено, в удовлетворении 87 жалоб отказано. Прокурорами принесено 47 кассационных протестов, из них 15 удовлетворены.

Наилучшие показатели отмены решений судов по кассационным протестам прокуроров имеют место в Гомельской (66,6%) и Гродненской (55,5%) областях. В г. Минске удовлетворен лишь 1 протест из 16 принесенных.

Обобщение судебной практики и практики прокурорского надзора по гражданским делам по искам о выселении граждан, уклоняющихся от внесения платы за пользование жилым помещением и коммунальные услуги, показало, что судами республики в 2005 году и 1 квартале 2006 г. рассмотрено 185 гражданских дел этой категории, истцами по которым были в основном исполкомы и предприятия жилищно-коммунального хозяйства. Иски по изученным делам предъявлялись жилищно-коммунальными предприятиями и организациями - 117 (63,2%), иными предприятиями -29, исполкомами и администрациями районов - 25. Прокурорами предъявлены 14 исков.

Более всего таких дел рассмотрено судами Гомельской области и г. Минска - соответственно 44 и 41; менее всего в Брестской области - 7.

Удовлетворены судами иски по 105 делам (56,7%), отказано в их удовлетворении по 43 делам. По 36 делам производство прекращено в связи с отказом истцов от своих требований; по одному делу заявление оставлено без рассмотрения.

В г. Минске иски удовлетворены лишь по 10 из 41 рассмотренного дела (24,3%), более чем в других регионах отказано в удовлетворении исков (по 20 делам) и прекращено производство по делам в связи с отказом от исков (11).

Исковые заявления порой составляются истцами некачественно.Излагаемые в них требования не всегда соответствовали ст. 71Жилищного кодекса Республики Беларусь, истцами зачастую непредставлялись документы, характеризующие потребительские качествапредоставляемых ответчикам жилых помещений.

Наряду с выселением из квартиры и переселением в предоставляемое жилое помещение истцы просили выписать ответчиков из выселяемой квартиры и прописать в предоставляемой квартире (дело о выселении Лавриновичей, Октябрьский район г. Минска; дело о выселении семьи Богачевых, Центральный район г. Минска).

Исковое заявление администрации Центрального района г. Минска о выселении Кочетковой Н.В. вместе с братом, дочерью и супругом истцом не подписано.

Не соответствует содержанию ст. 71 Жилищного кодекса Республики Беларусь практика требований о переселении неплательщиков квартирной платы, занимающих комнаты в общежитиях, на койко-места в них.

Решением суда Молодечненского района и г. Молодечно Минской области от 14 февраля 2005 г. по иску РУП "Молодечненский завод металлоконструкций" злостная неплательщица квартирной платы Подберезская Л.Г. выселена из занимаемой ею комнаты в общежитии "с предоставлением жилого помещения по общей площади менее занимаемого - койко-места в том же общежитии и в той же комнате".

Не всегда качественно предъявлялись иски и прокурорами.

Прокурором Зельвецского района Гродненской области предъявлены исковые требования к Русакову А.И. и членам его семьи Русаковой И.А. и Русакову А..А., 1992 года рождения, о выселении из жилого помещения, расположённого в г.п. Зельва, ул. Шоссейная, 17а-109, с предоставлением жилого помещения в том же населенном пункте по ул. Пушкина, 92-2.

Данное жилое помещение представляет собой однокомнатную квартиру в деревянном доме общей площадью 26,69 кв. м, сданном в эксплуатацию в 1920 году и оборудованном лишь баллонным газоснабжением и электроосвещением. По заключению ГУ "Зельвенский райЦГЭ", оно непригодно для проживания семьи в составе 3 человек.

Выявлены многочисленные факты бездействия должностных лиц предприятий жилищно-коммунального хозяйства, которые обязаны незамедлительно предпринимать все меры к погашению задолженности, а при неоплате более шести месяцев обратиться с иском в суд.

Лишь по 28 из изученных дел имеются данные об оформлении до предъявления в суд исков о выселении исполнительных надписей в нотариальных конторах о взыскании с ответчиков задолженности.

Суды также не всегда выясняли, соответствуют ли предоставляемые для переселения жилые помещения типовым потребительским качествам. Обследования этих квартир зачастую производили работники ЖЭСов: инженеры, мастера, слесари-сантехники. Составляемые ими акты носят поверхностный характер (дело по иску администрации Октябрьского района г. Минска к Лисовской М.Г. о выселении).

В судах Хойникского и Гомельского районов Гомельской области, Солигорского района и г. Солигорска, Молодечненского района и г. Молодечно Минской области гражданские дела, по которым исковые требования о переселении затрагивали интересы несовершеннолетних детей, нередко рассматривались судами без участия или согласия органов опеки и попечительства.

Вместе с тем органами опеки и попечительства позиция при подготовке дел к рассмотрению и на стадии судебного разбирательства порой противоречила интересам несовершеннолетних детей.

Решением суда Волковысского района Гродненской области от 23 мая 2005 г. семья Иванюка С.М. в составе 4 человек, в том числе один несовершеннолетний ребенок, выселена из благоустроенной квартиры. состоящей из двух жилых комнат общей площадью 41,91 кв.м, в жилое помещение общей площадью 34,31 кв.м. Квартира, в которую переселены ответчики, не благоустроена, имеет печное отопление, туалет во дворе. Участвовавшая в рассмотрении дела представитель органа опеки и попечительства не возражала против переселения ответчиков, хотя этим существенно нарушались права несовершеннолетнего Иванюка Е.С.

В ряде случаев судами неправильно применялись нормы материального и процессуального права, не всегда всесторонне и объективно исследовались обстоятельства дел, что приводило к вынесению судами незаконных и необоснованных решений.

В исковом заявлении истец - УЖРЭП Октябрьского района г. Гродно просил выселить Милевского Е.Е. в жилое помещение меньшей площади с частичным благоустройством и взыскать задолженность по квартплате. Решением суда указанного района исковые требования удовлетворены. Однако, поскольку данное помещение не соответствует санитарно-техническим требованиям, судебное решение в этой части отменено президиумом Гродненского областного суда как необоснованное с направлением дела на новое рассмотрение.

С участием прокуроров рассмотрены 51,9% дел данной категории, но на допущенные судами нарушения должным образом они не реагировали.

По изученным гражданским делам отсутствует единая судебная практика в определении понятия уважительных причин неуплаты ответчиками квартирной платы.

Решением суда Калинковичского района Гомельской области от 15 апреля 2004 г. удовлетворены со ссылкой на ст.71 Жилищного кодекса Республики Беларусь исковые требования райисполкома к Ревяко В.В., Ревяко М.Н, и Ревяко А.Н. о выселении из занимаемого ими жилого помещения в квартире меньшей площади. Установив задолженность ответчицы по квартирной плате, суд не выяснил причин образования данной задолженности, не исследовал вопроса об уважительности причин этого, не дал оценки пояснениям ответчицы Ревяко В.В., в соответствии с которыми она ввиду длительной болезни и заработной платы в размере 107 000 рублей не имела возможности своевременно погасить образовавшуюся задолженность. Кроме того, ответчица частично ее погасила. Постановлением президиума Гомельского областного суда от 2 марта 2005 г. решение суда названного района отменено и направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суд Калинковичского района своим решением от 24 марта 2005 г. в удовлетворении исковых требований о выселении семьи Ревяко отказал.

Суд же Солигорского района и г. Солигорска Минской области решением от 24 мая 2005 г. удовлетворил исковые требования ЗАО "Калинка" о переселении ответчицы Басаранович B.C., проживающей с несовершеннолетней дочерью в комнате 911 площадью 21,46 кв.м в общежитии по ул. Заслонова,59 в г. Солигорске, в комнату 912М площадью 15,94 кв.м в том же общежитии, несмотря на ее доводы о том, что она не имела возможности внести плату за квартиру, т.к. временно оставалась без работы, и что она частично погасила задолженность. Определением судебной коллегии по гражданским делам Минского областного суда от 15 августа 2005 г. данное решение в этой части оставлено без изменения, а кассационная жалоба ответчицы - без удовлетворения.

Суды, принимая отказы от исков, не всегда предупреждали стороны о последствиях отказа (гражданские дела по искам РУП"Молодечненское ЖКХ" к Луцу В.А. и ОАО "Будавник-169" к Квач Е.В., Квач Ю.Н.).

Данные об исполнении судебных решений имеются лишь в 45 делах из числа рассмотренных с удовлетворением иска, а отдельные такие решения оказались неисполненными.

Решение суда Наровлянского района Гомельской области от 28 апреля 2005 г. о выселении Купченко А.И. из занимаемого жилого помещения, расположенного по ул. Мелиоративной впомещение по ул. Макаренко, 9-59 осталось неисполненным, поскольку решение Наровлянского райисполкома от 4 апреля 2005 г. квартира переведена в разряд служебных и выделена Адаменко Р.А.

Судебные решения отменены и изменены в кассационном и надзорном порядке по 3 делам из числа изученных, в том числе по протестам прокуроров - по 1.

О невысоком уровне прокурорского надзора по делам анализируемой категории свидетельствует тот факт, что в кассационном порядке принесены только 5 протестов на решения судов, 2 из которых оставлены без удовлетворения.

Прокуратурой Могилевской области обобщена судебная практика и практика прокурорского надзора по гражданским делам по заявлениям граждан Республики Беларусь об усыновлении (удочерении) детей, рассмотренным судами области за 8 месяцев 2006 года.

Для изучения в прокуратуру области поступило 65 дел указанной категории. По всем делам судами приняты решения об удовлетворении требований заявителей.

С заявлениями об усыновлении детей в суды обращались: опекуны - в 4 случаях, лица, не состоящие в родственных отношениях с ребенком - 40 (в их числе в 16 случаях лица, усыновляющие детей супругов от предыдущих браков).

Усыновлялись дети следующего возраста: до года - 8, от 1 года до 3 лет - 15, от 3до 10 лет - 17, свыше 10 лет - 7.

Аналогичным обобщением, проведенным прокуратурой области в 2005 году, были выявлены существенные недостатки в работе судов при рассмотрении гражданских дел об усыновлении детей, а также ненадлежащее осуществление прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам указанной категории.

Так, в силу ст. 393-1 ГПК Республики Беларусь , п. 2 постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь № 9 от 20.12.2000 года районным (городским) судам подсудны дела об усыновлении только по заявлениям граждан Республики Беларусь, проживающих на её территории. Поэтому при решении вопроса о возбуждении дела суду необходимо проверить, является ли лицо, обращающееся с заявлением об усыновлении гражданином Республики Беларусь, проживает ли на её территории, отвечает ли содержание такого заявления требованиям ч. 1 ст. 393-2 ГПК Республики Беларусь , приложены ли к заявлению документы, указанные в ч. 3 ст. 393-2 ГПК Республики Беларусь .

В нарушение требований указанной нормы закона в 7 делах или 15,9% в делах отсутствуют копии паспортов заявителей, на основании которых можно сделать вывод об их гражданстве и правильно определить подсудность дела, (суды Чериковского, Чаусского, Шкловского районов и Октябрьского района г. Могилева). Данные о том, что заявитель является гражданином Республики Беларусь содержатся в актах обследования, заключениях органов опеки и попечительства о возможности усыновления, однако эти данные подлежали проверке.

Как мы знаем, ст. 125 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье предусматривает основания, исключающие для заявителя возможность быть усыновителем и в частности, не могут быть усыновителями лица, признанные судом недееспособными или ограниченно дееспособными, лишенные судом родительских прав или ограниченные в родительских правах, отстраненные от обязанностей опекуна, попечителя за ненадлежащее выполнение возложенных на них обязанностей, бывшие усыновители, если усыновление отменено судом по их вине. Отсутствие оснований, исключающих возможность для заявителя быть усыновителем должно быть подтверждено соответствующими документами, выданными компетентными органами.

Так, в 25 делах или 56,8% указанные данные о личности заявителей отсутствуют (суды Горецкого, Осиповичского, Славгородского, Чаусского районов и Первомайского района г. Бобруйска).

Далее, в п. 5 постановления Пленума предусмотрено, что при подготовке дела к судебному разбирательству судье следует привлекать к участию в деле родителей (родителя) усыновляемого ребенка, если для усыновлениянеобходимо их согласие, представителей учреждения, в котором находится ребенок, оставшийся без попечения родителей, других заинтересованных лиц, а также самого ребенка, если он достиг десятилетнего возраста.

При рассмотрении судом Шкловского района гражданских дел об усыновлении Б., 29.07.1992 года рождения и об удочерении О., 09.10.1993 года рождения, дети в судебное заседание не вызывались и их отношение к усыновлению судом не выяснено (дела №№ 2-122, 2-273).

При этом, из имеющихся в делах заключений органа опеки и попечительства, письменных согласий детей невозможно сделать вывод добровольно ли получено такое согласие, а в судебных заседаниях этот вопрос не выяснен.

Практически по всем делам, за некоторыми исключениями, органами опеки и попечительства в пакете документов на усыновление предоставляется форма 11 «Информация о ребенке, предлагаемом на усыновление», на которой отсутствует фотография усыновляемого ребенка.

Согласно ч.ч 5,6 ст. 120 Кодекса разъединение братьев и сестер при усыновлении возможно в случае, когда усыновители не настаивают на сохранении тайны усыновления и обязуются не препятствовать общению усыновляемого ребенка с братьями и сестрами. В случае разъединениябратьев и сестер при усыновлении суд возлагает на усыновителя обязанность сообщать ребенку об имеющихся у него братьях и сестрах и их местонахождении.

Эти требования закона не всегда учитываются судами.

Так, из материалов гражданского дела об усыновлении Ш., 15.12.2005 года рождения, рассмотренного судом Бобруйского района и г. Бобруйска, следует, что у ребенка имеется два родных брата. Эти сведения содержатся в заявлении усыновителей, а также в письменном согласии матери на усыновление. При этом в деле отсутствует информация о ребенке, предлагаемом для усыновления (установлении опеки) установленного образца, где официально должны быть указаны сведения об имеющихся у Ш. братьях и сестрах. Также в заявлении об усыновлении нет указания заявителей о том, настаивают ли они на сохранении тайны усыновления, в судебном заседании этот вопрос не выяснен. Обязанность сообщать ребенкуоб имеющихся братьях и сестрах судом на усыновителей не возложена (дело №2-3187/06).

Не возложена такая обязанность на усыновителя несовершеннолетнего Ж., 28.06.2004 года рождения, у которого имеются брат и сестра. Усыновитель не настаивает на сохранении тайны усыновления. Дело рассмотрено судом Дрибинского района.

Не всегда судами выполняются требования ст. 136 Кодекса, п. 9 постановления Пленума, в которых указано, что в целях обеспечения тайны усыновления все дела об усыновлении рассматриваются в закрытом судебном заседании, включая оглашение решения. Участники гражданского судопроизводства (за исключением прокурора) должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также об уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления, что отражается в протоколе судебного заседания и удостоверяется подписью этих лиц.

Из изученных 44 дел по 9 делам отсутствуют предупреждения об уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления либо отсутствуют подписи участников судопроизводства в протоколах судебных заседаний, 7 дел рассмотрены в открытых судебных заседаниях (суды Климовичского, Шкловского районов, Ленинского и Первомайского районов г. Бобруйска, Октябрьского и Ленинского районов г. Могилева).

Так, п.25 постановления Пленума предусматривает, что при наличии исключительных обстоятельств по просьбе заявителя или по своей инициативе суд вправе применить ст. 314 ГПК Республики Беларусь о немедленном исполнении решения, указав причины по которым он пришел к выводу о необходимости обращения решения к немедленному исполнению (болезнь ребенка, нуждаемость в лечении и т.п.), что должно подтверждаться соответствующими документами.

В 9 делах, решения по которым обращены к немедленному исполнению, отсутствуют документы, подтверждающие необходимость применения ст. 314 ГПК Республики Беларусь (суды Осиповичского, Славгородского районов, Первомайского района г. Бобруйска, Октябрьского района г. Могилева). В ряде дел, решения по которым обращены к немедленному исполнению, отсутствуют просьбы заявителей о немедленном исполнении.

Так, обращено к немедленному исполнению решение суда Осиповичского района от 18.01.2006 года об удочерении Г., 10.09.2004 года рождения. В материалах гражданского дела отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие обоснованность применения ст. 314 ГПК Республики Беларусь, а также не имеется ходатайства заявителей о немедленном исполнении решения суда (дело № 2-117).

В соответствии со ст. 393-5 ГПК Республики Беларусь суд, рассмотрев заявление об усыновлении ребенка по существу, выносит мотивированное решение об удовлетворении заявления либо об отказе в его удовлетворении.

Решением суда Климовичского района от 14.03.2006 года удовлетворены исковые требования об усыновлении X., 16.05.1995 года рождения. В нарушение требований гражданско-процессуального законодательства решение суда немотивированно. Указанное нарушение закона в силу ст. 404 ГПК Республики Беларусь влечет безусловную отмену решения, однако прокурором кассационный протест принесен не был.

Учитывая особенности дел этой категории, то, что с момента вступления решения суда в законную силу прошло длительное время, дело по существу рассмотрено правильно и принимая во внимание интересы ребенка, принесение надзорного протеста нецелесообразно.

В силу ст. 122 КоБС Республики Беларусь суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об усыновлении ребенка направить выписку из этого решения суда в государственный орган, регистрирующий акты гражданского состояния, по месту вынесения решения, а также в орган опеки и попечительства по месту жительства усыновителей либо в Национальный центр усыновления.

Судом Славгородского района по гражданскому делу об удочерении Ж.О. и Ж.Ю., судебное решение направлено только в органы ЗАГСа (дело № 2-41), по 2 делам об удочерении К., 31.08.2005 года рождения и Г., 29.01.2005 года рождения копии решений в соответствующие органы не направлены (дела №2-224, 2-235).

Делая вывод, можно отметить:

1. Несмотря на наличие широкой законодательной базы, устанавливающей определенный порядок деятельности прокуроров, а также регламентирующей производство по гражданским делам с их участием, все-таки существуют определенные проблемы в процессе реализации норм и принципов гражданского процессуального права.

2. Обобщение судебной практики и практики прокурорского надзора по гражданским делам показало, что, несмотря на принятые меры, судами допускались ошибки, на которые было указано в предыдущем обобщении, а прокуроры на эти нарушения не реагировали, что свидетельствует о ненадлежащем исполнении указаний Генеральной прокуратуры.

3.3 Совершенствование прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве

Тема исследования, как можно было убедиться, довольно обширна и имеет множество своих особенностей. Изучение материалов по теме, как теоретических, так и практических, позволили достигнуть поставленных целей данной дипломной работы и сделать определенные выводы и предложения.

Как нами установлено, у прокурора есть право использовать только предоставленные законом полномочия при выявлении нарушения закона: внести протест или представление в порядке общего надзора, вынести предостережение, возбудить уголовное дело или иное производство об ответственности, направить заявление в суд и т.д. Однако у прокурора имеется право в отдельных случаях выбрать одну или несколько мер реагирования, применить их в определенной последовательности (например, внести представление или протест в порядке общего надзора, а в случае их отклонения направить заявление в суд) и т.п. Поэтому статью 22 Закона о прокуратуре необходимо изложить таким образом, чтобы подчеркнуть эти возможности прокурора.

Далее, законодательно, в постановлениях Пленумов Верховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, в ведомственных приказах Генерального прокурора следует разъяснить, что означает формулировка «если они самостоятельно лишены возможности защитить свои интересы», когда речь идет об исках прокуроров в интересах других лиц.

Таким же образом необходимо закрепить процессуальную правоспособность прокуроров, участвующих в рассмотрении дел, возбужденных по искам прокуроров (вправе ли, например, помощник прокурора отозвать исковое заявление, отказаться от иска, изменить исковые требования, требуется ли подтверждение его полномочий в процессе и т.д.).

Очевидно, что следует законодательно подтвердить право прокурора на предъявление в суды заявлений о признании неправомерными не только актов государственных и иных органов, но и действий (бездействия) государственных органов, юридических и других лиц, ущемляющих права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Необходимо также определить в ГПК Республики Беларусь критерии, по которым суд может признать участие прокурора в деле обязательным.

Целесообразно установить механизм предусмотренного права прокурора вступить в процесс, когда он сам посчитает необходимым, обязательно участвовать в деле или отказаться от этой декларации.

Так, в качестве концептуального подхода для дальнейшего развития гражданского процессуального законодательства можно рассматривать такой подход: прокурор обязан принести кассационный протест на незаконное и необоснованное решение суда по гражданскому делу, когда речь идет о защите государственных и общественных интересов, а также интересов лиц, имеющих по объективным причинам ограниченные возможности для кассационного обжалования судебных актов. В других случаях — это право прокурора. Юридические и физические лица имеют достаточную возможность получить квалифицированную юридическую помощь в этом вопросе. Такой подход соответствовал бы принципу диспозитивности.

Следует установить, вправе или обязан прокурор участвовать в суде кассационной инстанции, особенно по делам, когда в суде первой инстанции его участие было обязательным.

Как видим, критерии детализации полномочий прокурора при пересмотре гражданских дел в порядке надзора в законодательстве могут быть различны. Заслуживают внимания такие направления, как: четкое определение общих и непосредственных задач участия прокурора в стадии надзорного производства; закрепление в законе этапов прокурорского надзора в названной стадии гражданского процесса с указанием конкретных задач, выполняемых прокурором на каждом этапе; обязательная взаимосвязь полномочий участников надзорных правоотношений по принципу: праву одного соответствует обязанность другого.

Представляется возможным, что ни в законодательстве, ни в юридической литературе не нашли своего отражения отдельные задачи участия прокурора в надзорном производстве, в частности направление практики прокурорского надзора.

Далее в ГПК Республики Беларусь нужно предусмотреть, что дела из судов могут потребоваться не только для принесения протеста в порядке надзора, но и для изучения судебной (прокурорской) практики, внесения предложений по совершенствованию законодательства и определить точный момент начала надзорного производства, возможно через вынесение соответствующего определения.

Целесообразно исключить из ГПК Республики Беларусь норму (ст. 437), предусматривающую в качестве повода и основания для принесения протеста в порядке надзора инициативу должностных лиц, обладающих правом принесения надзорного протеста, как нарушающую принцип диспозитивности.

Необходимо предусмотреть в ГПК Республики Беларусь процессуальные последствия, если надзорный протест принесен без повода и оснований.

На законодательном уровне следует установить, кто из должностных лиц органов прокуратуры и суда рассматривает надзорные жалобы (правильнее их назвать ходатайства о принесении надзорного протеста). Тот факт, что надзорные протесты и ответы на ходатайства подписывают должностные лица, имеющие право принесения надзорного протеста, не является определяющим для рассмотрения самого ходатайства.

Гражданско-процессуальный кодекс необходимо дополнить нормой следующего содержания: «Должностные лица судов и органов прокуратуры, принявшие решение об отклонении ходатайства о принесении протеста в порядке надзора, обязаны сообщить об этом лицу, обратившемуся с ходатайством.

В сообщении об отказе в принесении протеста должны содержаться:

• наименование лица, которому адресуется сообщение;

• указание на судебные акты, в опротестовании которых отказано;

• вывод о законности и обоснованности обжалуемых судебных актов;

• мотивы, по которым отвергнуты доводы ходатайства и отказано в принесении протеста;

• указание о прилагаемых к сообщению документах;

• разъяснение, кому из должностных лиц может быть обжалован отказ в принесении протеста;

• наименование и подпись должностного лица;

• дата подписания сообщения.

• копия сообщения приобщается к делу.

Следует исключить из обоих кодексов право прокурора, приостанавливать исполнение судебных актов. В настоящее время прокуратура не относится к судебным органам. Сохранение этой функции за прокурором не вытекает из Конституции Республики Беларусь, а свидетельствует о несоответствии ее конституционному принципу независимости суда при осуществлении правосудия.

Законодатель счел необходимым в обоих кодексах частично использовать нормы, регулирующие рассмотрение дел в суде первой и кассационной инстанции, для регламентации надзорного производства. Более логичным было бы сосредоточить все правила о порядке рассмотрения дел в надзорной инстанции в нормах, регулирующих только надзорное производство.

ГПК не раскрывает существенности вновь открывшихся обстоятельств, которые могут служить основанием для пересмотра дела.

На наш взгляд, реализация этих и других предложений позволит более полно гарантировать судебную защиту прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе.

Итак, обобщая материалы, можно сделать вывод:

1. Одним из важнейших направлений совершенствования прокурорского надзора является принятие нового законодательства.

2. На совершенствование прокурорского надзора влияет практика прокурорского надзора в тесной связи с теорией.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прокурорский надзор — один из важнейших методов охраны законности. От его успешного проведения во многом зависит процесс построения правового государства в республике, поскольку законность — неотъемлемый, если не основной его атрибут.

Как мы выяснили ранее, органом надзора за защитой прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе является прокуратура. Как орган высшего надзора за точным и единообразным исполнением законов прокуратура направляет свою деятельность на всемерное укрепление законности и правопорядка, охрану прав и законных интересов граждан, на воспитание должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей.

Защита прав и свобод граждан прокуратурой как правоохранительным и правоприменительным органом всегда являлась глобальной задачей всех видов прокурорского надзора и всех прокурорских структур, функционирующих в стране. В подтверждение сказанного достаточно сослаться на многочисленные представления, протесты, иски, внесенные прокуратурой в суд, различные государственные и иные органы в целях охраны и защиты прав и законных интересов граждан.Осуществляя надзор, прокуратура занимает особое, свойственное специфики ее деятельности место, никоим образом не конкурируя с другими правоохранительными органами и в первую очередь с судами, действующими в качестве органа правосудия. По крайней мере, сегодня ситуация следующая: число обращений в прокуратуру превышает число заявлений о защите прав граждан, направляемых в суд. Прокуратура в своей деятельности удачно восполняет некоторые изъяны судебной формы защиты прав (усложненный порядок, длительные сроки рассмотрения дел, удорожание правовых услуг и др.). Граждане должны иметь выбор способа защиты, что прямо вытекает из идеи правового государства, конституционных положений о приоритете прав и свобод человека и гражданина.

В данной дипломной работе были достигнуты следующие цели: глубоко исследована сущность прокурорского надзора, исследованы полномочия прокурора в гражданском процессе, выявлены проблемы обеспечения законности и правопорядка в процессе реализации в жизни норм и принципов гражданского процессуального права на современном этапе и изучены возможные меры их преодоления.

В ходе проведенного исследования были решены следующие задачи: рассмотрены исторические аспекты развития прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве, сущность и задачи прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве, правовые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве, полномочия прокурора по надзору за рассмотрением гражданских дел по существу, прокурорский надзор в кассационном производстве, полномочия прокурора в надзорной инстанции по гражданским делам, прокурорский надзор по вновь открывшимся обстоятельствам, надзор прокурора за исполнительным производством, проблемы реализации полномочий прокурора в гражданском процессе, прокурорский надзор и судебная практика по данному вопросу, а также возможные пути совершенствования прокурорского надзора в гражданском судопроизводстве.

Были установлены следующие проблемы прокурорского надзора и практики: сложность правовой природы регулируемых правоотношений; несовершенство законодательства, допускающего неясные, а иногда и противоречивые нормы; отсутствие полной определенности в разграничении полномочий соответствующих органов; низкий уровень информационного обеспечения процесса законотворчества; недостаточный профессионализм участников нормотворческой деятельности; противостояние ветвей власти; лоббирование интересов; амбиции представителей государственной власти и местного самоуправления.

Нами установлено, что тема данного исследования довольно актуальна и значима перед построениями правового социального государства, что имеет, как теоретическую, так и практическую значимость.

Многочисленные нарушения прав и свобод человека и гражданина, допускаемые в последнее время, недостатки в работе судов (волокита) вследствие возросшего количества рассматриваемых дел, недоступность для многих граждан услуг адвокатов ввиду отсутствия средств и, следовательно, ослабление правовой защищенности граждан подчеркивают необходимость совершенствования и активизации прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Прокурорам особенно внимательно следует относиться к жалобам и заявлениям граждан об ущемлении их прав и свобод, своевременно рассматривать и разрешать подведомственные прокуратуре обращения граждан, принимая меры к восстановлению нарушенных прав и свобод.

Прокурор должен быть особенно нетерпим к фактам проявления бездушия к гражданам со стороны соответствующих органов и должностных лиц, к которым обратились граждане с просьбой о защите своих прав и свобод, непринятия ими мер по восстановлению нарушенных прав и свобод граждан.

Общество заинтересовано в совершенствовании прокурорского надзора за защитой прав и законных интересов субъектов в гражданском процессе.

Также в заключении хотелось бы отметить, что предупреждению нарушений прав и свобод человека и гражданина служит вся надзорная и иная деятельность прокурора, а также проводимая им предупредительно-профилактическая работа, выражающаяся в чтении лекций и проведении бесед на правовые темы, в выступлениях в средствах массовой информации, консультировании граждан и должностных лиц и в иных формах доведения до масс требований законов. Своевременное выявление прокурором нарушений законов и принятие им мер к их устранению пресекают противоправные действия, препятствуют их распространению. Большую роль в предупреждении нарушений прав и свобод граждан играет объявление должностным лицам предостережения о недопустимости нарушения закона, если прокурор обладал достоверными сведениями о готовящихся нарушениях.

Ни одно правонарушение не должно оставаться без надлежащего воздействия со стороны прокуратуры. Только при этом условии возможно реальное укрепление законности в нашем государстве.

Работа по надзору за соблюдением прав и законных интересов человека и гражданина находит отражение в текущих и перспективных планах работы прокуратуры. Мероприятия по защите их прав и законных интересов субъектов гражданского процесса включаются во все разделы планов работы. Эти мероприятия могут быть сгруппированы в самостоятельные разделы планов. Организация работы по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина не отличается заметной спецификой от организации работы по надзору за исполнением законов.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Список нормативных источников

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями принятыми на Республиканском референдуме 24 ноября 1996 года и 17 ноября 2004 года) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

2. Гражданский кодекс Республики Беларусь № 218-З от 7 декабря 1998 г. (в ред. от 29.12.2006) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

3. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь № 238-З от 11 января 1999 г. (в ред. от 20.10.2006) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

4. Хозяйственный процессуальный кодекс республики Беларусь № 219-З от 15 декабря 1998 г. (в ред. от 12.11.2003) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

5. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье № 278-З от 9 июля 1999 г. (в ред. от 20.07.2006) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

6. Закон Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь» № 2139-XII от 29 января 1993 г. (в ред. от 20.06.1996) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

7. Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь № 3 от 31 марта 1995 г. «О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам» // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

8. Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь № 3 от 26 января 1994 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

Список литературных источников

1. Аргунов В.Н. Арбитражный процесс / Под ред. Треушникова М.К. – М.: Дека, 1995. – 340 с.

2. Гражданский процесс / Под ред. Мусина В.А., Чечиной Н.А., Чечота Д.М. - М.: Проспект, 1999. – 387 с.

3. История советской прокуратуры в важнейших документах. – М., 1952. – 343 с.

4. Каменков В.С. Прокурор в гражданском и хозяйственном процессе (сравнительный анализ) // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

5. Коломыцев В., Громов В., Букина В. К совершенствованию судебной процедуры // Сов. юстиция. - 1988. - № 7. - С. 25.

6. Колядко И.Н. Участие прокурора в гражданском процессе // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2007.

7. Комментарий к Хозяйственному процессуальному кодексу Республики Беларусь / Ю.И. Лутченко; Отв. ред. Бойко В.В., Каменков B.C., Колядко И.Н. – Минск: Амалфея, 1999. – 567 с.

8. Кудрявцев В.Н., Лазарев Б.М. Дисциплина и ответственность: пути укрепления // Сов. государство и право. - 1981. - № 6. – С. 70 - 75.

9. Лутченко Ю. Прокурор в гражданском процессе. // Судовы весник. -2000. - №3. – С.58-59.

10. Мокичев К.Л. Советская прокуратура ни страже социалистической законности. - М., 1952. – 530 с.

11. Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности: В 2 т. – М., 1889. Т.1. – 765 с.

12. Мурадьян Э. О судебных процедурах // Сов. юстиция. - 1988. - № 9. – С. 10 – 12.

13. Парчевский В., Туманова Л. Заявления прокурора в суде о законности нормативных актов // Законность. - 1998. - № 7. – С. 123-127.

14. Прокурорский надзор в СССР. - М., 1973. – 197 с.

15. Смоленцев Е. Повышать уровень судебной деятельности // Сов. юстиция. - 1988. - № 1. – С. 5 – 10.

16. Советский гражданский процесс / Отв. ред. М.С.Шикарян. - М., 1985. – 453 с.

17. Судебные уставы с изложением рассуждений, на коих они основаны. - СПб.: Изд. гос. канцелярии, 1864. Ч. 1. - С. 178.

18. Сукало В. Задачи сложны, но они реальны для исполнения – при максимальной организованности и самоотдаче каждого работника нашей системы // Судовы весник. - 2007. - №1. – С. 2 – 5.

19. Тараненко В. Обжалование в порядке надзора: нужны изменения // Соц. законность. - 1989. - № 7. – С. 11 – 19.

20. Трубников П.Я. Надзорное производство по гражданским делам. - М., 1967. – 234 с.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

В суд Могилевского района Могилевской области

Прокурор Могилевского района

в интересах отдела образования

Могилевского райисполкома

Ответчики: Волкова Галина

Сергеевна, 1962 г.р.,

Коровацкий СергейВасильевич, 1955 г.р., проживающие по адресу:

Могилевский район, д. Лежневка, д. 145

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Решением суда Могилевского района Могилевской области от 11.09.1996г. Волкова Галина Сергеевна и Коровацкий Сергей Васильевич лишены родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына Каравацкого Дмитрия Сергеевича, 09.06.1988 г.р, и обязаны выплачивать алименты на содержание ребенка.

Решением Могилевского райисполкома № 9-38 от 25.09.2001 г. ребенок определен в опекунскую семью.

В соответствии с Законом Республики Беларусь от 19 июля 2005 года № 37-3 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь по вопросам возмещения расходов, затраченных на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении» граждане Волкова Г.С. и Каравацкий С.В. обязаны выплачивать средства на содержание ребенка.

Ежемесячному возмещению подлежат расходы на содержание детей на государственном обеспечении в составе и размерах, установленных пунктом 1.2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 22 октября 2005 г. № 1169.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 81 ГПК Республики Беларусь, положениями Инструкции о порядке возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении.

ПРОШУ:

1.Взыскивать с Волковой Галины Сергеевны и Каравацкого Сергея Васильевича в доход бюджета расходы, затрачиваемые на содержание ребенка Каравацкого Дмитрия Сергеевича, находящегося на государственном обеспечении, за период с 01 января 2006г. в сумме 132 000 рублей ежемесячно в доход бюджета.

2.Средства перечислять на р/с отдела образования 3604000000109 АСБ «Беларусбанк», ф-л 717, код 548, УНН 700124357.

З.О дне рассмотрения сообщить в прокуратуру Могилевского района.

Приложение:

- копия решения Могилевского райисполкома

- копия решения суда Могилевского района Могилевской области

- копия свидетельства о рождении

Прокурор Могилевского района

советник юстиции Б.Е. Сныткин

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Суд Могилевского района Прокурор Могилевского района

О принудительной госпитализации

и лечении

гр-на Ходановича Михаила

Васильевича, проживающего

по адресу: Могилевский район,

Дашковский сельский Совет,

д. Дашковка ул. Молодежная д. 8 кв.1

ЗАЯВЛЕНИЕ

в порядке ст. 81 ГПК Республики Беларусь

В д. Дашковка ул. Молодежная д. 8 кв. 1 Могилевского района проживает Ходанович Михаил Васильевич,

В феврале 2006 года у Ходановича М.В. выявлен туберкулез легких. С 24 февраля 2006 года по 30 мая 2006 года Ходанович М.В. находился на лечении в УЗ «Могилевский областной противотуберкулезный диспансер» с диагнозом «инфильтративный туберкулез левого легкого в фазе распада и обсеменения МБТ+» (микробактерии туберкулеза выделяет).

Согласно «Перечню заболеваний, представляющих опасность для здоровья населения», утвержденному Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 13.06.2002 года № 31, указанное заболевание - активный туберкулез органов дыхания с бактериовыделением (все нозологические формы) - является представляющим опасность для здоровья населения.

В период лечения Ходанович М.В. употреблял алкоголь, стационар покинул самовольно, не окончив курс лечения.

О наличии у него инфекционного заболевания и возможности заражения окружающих Ходанович М.В. предупреждался в стационаре 24.02.2006 года.

Согласно п.п. 6.3 и 6.4 пункта 6 «Положения о порядке принудительного медицинского освидетельствования граждан, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они имеют венерические заболевания или больны туберкулезом с бактериовыделением, и их принудительной госпитализации и лечении», утвержденного Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.12.1998 года № 2012 (далее Положение), указанные действия Ходановича М В. расцениваются как уклонение от лечения.

В соответствии со ст. 46 Закона Республики Беларусь от 18.06.1993 года № 2435-ХП «О здравоохранении» лица, имеющие заболевания, представляющие опасность для здоровья населения, в случае уклонения от лечения могут быть подвергнуты принудительной госпитализации и лечению в государственных организациях здравоохранения по решению суда.

Необходимость принудительной госпитализации и лечения Ходановича М.В. установлена решением врачебно-консультационной комиссии филиала «Поликлиника № 11 г. Могилева» УЗ «Могилевская центральная поликлиника» от 02.06.2006 года № 382 (согласно п. 8 Положения).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 46 Закона Республики Беларусь «О здравоохранении», п. 13 «Положения», ст. ст. 81, 391 ГПК Республики Беларусь,

ПРОШУ:

Подвергнуть Ходановича Михаила Васильевича, проживающего по адресу: Могилевский район д. Дашковка ул. Молодежная д. 8 кв. 1, принудительной госпитализации и лечению в УЗ «Могилевский областной противотуберкулезный диспансер».

В судебное заседание прошу вызвать Ходановича М.В., представителя филиала «Поликлиника № 11 г. Могилева» УЗ «Могилевская центральная районная поликлиника».

О дне рассмотрения прошу сообщить в прокуратуру Могилевского района.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1. ходатайство

2. решение ВКК

3. предупреждение

4. выписка из амбулаторной карты

Прокурор Могилевского

района советник юстицииБ.Е. Сныткин


ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Суд Могилевского района

Прокурор Могилевского района

В интересах

УЗ "Могилевекая областная больница "

212030, г. Могилев, ул.Б.Бирули, 12

р/счет 3604200330030

ГФ ОАО "Белинвестбанк", Могилев,

МФО 712 , УНН 700190752

ОТВЕТЧИК:

Хотько Денис Викторович,

Проживает по адресу:

г. Могилев, ул. 30 лет Победы, д.24-а, кв.27

О возмещении: 905 760 рублей

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

в порядке ст. 149 ч.6 УПК Республики Беларусь

Хотько Денис Викторович, 26 декабря 2006 года примерно в 19 часов, будучи в состоянии алкогольною опьянения, находясь в первом подъезде дома № 17-а по ул. Центральной в д. Подгорье Могилевского района, после совместного распития спиртных напитков с Красовским А.П., во время ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений действуя небрежно, без надлежащей предусмотрительности, схватил Красовского А.П. рукой за левое плечо, рывком потянув в сторону, не предвидя при этом наступления общественно опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Сделав один шаг, Красовский А.П. не устоял на ногах от данного рывка и упал на лестничную площадку первого этажа, ударившись левой задней боковой поверхностью тела.

В результате преступных действий Хотько Д.В. Красовскому А.П. причинена закрытая тупая травма грудной клетки, сопровождавшаяся повреждением левого легкого, с выходом воздуха из легкого в левую плевральную полость (пневмоторакс), которая относится к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни.

В результате полученных телесных повреждений Красовский Александр Петрович находился на лечении в УЗ " Могилевская областная больница".

Согласно справке, предоставленной УЗ "Могилевская областная больница", Красовский А.П. находился на лечении в отделении торакальной хирургии с 27.12.2006 по 05.01.2007г. (9 к/дней).

Сумма средств, затраченных на лечение, составила 905 760 (девятьсот пять тысяч семьсот шестьдесят) рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 149 ч.1 УПК Республики Беларусь ст.933 ГК Республики Беларусь,

ПРОШУ:

При вынесении обвинительного приговора в отношении Хотько Дениса Викторовича взыскать с него в пользу УЗ "Могилевская областная больница" 905 760 рублей, затраченных на лечение Красовского Александра Петровича.

Прокурор Могилевского района

советник юстиции Б.Е. Сныткин


ПРИЛОЖЕНИЕ 4

В суд Могилевского района Прокурор Могилевского района

В интересах МУКП «Жилкомхоз» 213135, Могилевский район,

п/о Селец, д. Салтановка,

р/с 3012000000108 ф-л 717 ОАО «СБ «Беларусбанк»

код 548 УНН 700303360

Ответчики: Уфимцева Наталья Анатольевна,

прож. Могилевский район, д.

Подгорье, ул. Центральная 8а, кв. 6,

Уфимцева Татьяна Исаковна, прож.

там же.

Сумма заявленных требований: 933 120 рублей,

О взыскании задолженности за оказываемые жилищно-коммунальные услуги.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Ответчики проживают в жилом помещении государственного жилищного фонда по адресу: Могилевский район, д. Подгорье, ул. Центральная, д. 8а, кв. 6. Статьей 65 Жилищного Кодекса Республики Беларусь на них возложена обязанность вносить плату за оказываемые жилищно-коммунальной организацией коммунальные услуги за каждый истекший месяц не позднее 15-го числа следующего за ним месяца.

Однако, ответчики обязанности, возложенные на них законодательством по оплате жилищно-коммунальных услуг исполняют ненадлежащим образом. Так, согласно выписки из лицевого счета «ответчики оплатили жилищно-коммунальные услуги по январь 2006 года включительно, с февраля 2006 года по декабрь 2006 года ответчиками оплата коммунальных платежей не произведена, в результате чего образовалась задолженность по оплате жилищно-коммунальных платежей в размере 410 040 рублей. Кроме того, ответчиками с июля 2005 года по декабрь 2006 года не производились отчисления на капитальный ремонт, в связи с чем, образовалась задолженность по оплате данного платежа в размере 173 540 рублей».

В соответствии с Постановлением Совета Министром Республики Беларусь от 25.08.1999 года за № 1332, за несвоевременную оплату жилищно-коммунальных платежей ответчикам также начислена пеня в размере 0,3 % от неуплаченной в установленный срок суммы этих платежей за каждый день просрочки: за несвоевременную оплату жилищно-коммунальных платежей - 226 340 рублей, за несвоевременное внесение отчислений на капитальный ремонт - 129 200 рублей.

ИТОГО общая сумма задолженности по оплате жилищно-коммунальных платежей и отчислений на капитальный ремонт составила -939 120 рублей.

Указанная сумма задолженности в добровольном порядке ответчиком не уплачена.

Согласно ст. 290 Гражданского Кодекса Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 290 ГК Республики Беларусь, п. 6 ст. 22 Закона Республики Беларусь «О Прокуратуре Республики Беларусь», -

ПРОШУ:

Возбудить производство по гражданскому делу.

Взыскать солидарно с Уфимцевой Натальи Анатольевны, Уфимцевой Татьяны Исаковны, проживающих по адресу Могилевский район, д. Подгорье, ул. Центральная, д. 8а, кв. 6, в пользу МУКП «Жилкомхоз» задолженность по оплате жилищно-коммунальных платежей и отчислений на капитальный ремонт и пеню за их просрочку в размере 939 120 рублей, а также государственную пошлину в местный бюджет.

В судебное заседание прошу вызвать ответчиков и представителя МУКП «Жилкомхоз».

О дне рассмотрения прошу сообщить в прокуратуру Могилевского района.

ПРИЛОЖЕНИЕ на 11 листах.

Прокурор Могилевского района

советник юстицииБ.Е. Сныткин

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Суд Могилевского района

Прокурор Могилевского района

В интересах

УЗ "Могилевская областная больница "

212030, г. Могилев, ул.Б.Бирули, 12

р/счет3604200330030 ГФ

ОАО "Белинвестбанк",

Могилев, МФО 712 , УНН 700190752

ОТВЕТЧИК: Гулевич Андрей Евгеньевич

Проживает: Могилевский район,

д. Буйничи, Ул. Орловского, общ. №2, к.97

Прописан: Могилевская область, г. Чериков,

Ул. Ленинская, д. 1-Е, кв. 3

О возмещении: 1 215 053 рублей

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

в порядке ст. 149 ч.6 УПК Республики Беларусь

Гулевич Андрей Евгеньевич, 30.08.1988 года рождения, будучи несовершеннолетним, являясь учащимся второго курса МГПАЛТК им. Орловского, 25.07.2006 года примерно в 12 часов 45 минут, во время производственной практики, находясь в боксе № 68, расположенном на территории вышеуказанного учебного заведения в д. Буйничи Могилевского района, при производстве работ учащимися, связанных с уборкой бокса, обнаружил шило. Намереваясь бросить его в деревянный столб, находящийся в боксе, он крикнул в адрес стоявших рядом со столбом несовершеннолетних Узкого М.А. и Коробкова Н.В. требование отойти в сторону, осознавая при этом возможные общественно опасные последствия своего действия, связанного с броском шила. Но, легкомысленно рассчитывая на то, что шило полетит по желаемой им траектории не задев никого из присутствующих, Гулевич А.Е. бросил шило в сторону деревянного столба, однако, соскользнув с руки, шило полетело по нежелаемой и непредполагаемой Гулевичем А.Е. траектории и воткнулось в голову Коробкову Н.В., находившемуся на расстоянии примерно 50 см от вышеуказанного столба.

В результате преступных действий Гулевича А.Е. у Коробкова Н.В. имело место колотое ранение левой скуло-височной области, сопровождавшееся повреждением левой скуловой кости, с проникновением в левую орбиту и левое глазное яблоко, с повреждением его оболочек (конъюктивы. склеры), стекловидного тела, с подвывихом хрусталика, кровоизлиянием в среды и оболочки глаза, снижением остроты зрения на левый глаз до 0,1» осложнившееся посттравматической катарактой (помутнением хрусталика) левого глаза, которые относятся к менее тяжким телесным повреждениям по признаку длительности здоровья на срок свыше 21 дня.

В результате полученных телесных повреждений Коробков Николай Викторович находилась на лечении в УЗ " Могилевская областная больница".

Согласно справке, предоставленной УЗ "Могилевская областная больница", Коробков Н.В, находился на лечении в отделении микрохирургии глаза с 25.07.2006 по 11.08.2006 г. /17 к/дней/.

Сумма средств, затраченных на лечение, составила 1 215 053 (один миллион двести пятнадцать тысяч пятьдесят три) рубля.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 149 ч.1 УПК Республики Беларусь ст.933 ГК Республики Беларусь.

ПРОШУ:

При вынесении обвинительного приговора в отношении Гулевича Андрея Евгеньевича с него в пользу УЗ "Могилевская областная больница" 1 215 053 рубля, затраченных на лечение Коробкова Николая Викторовича.

Прокурор Могилевского района

советник юстиции Б.Е.Сныткин

ПРИЛОЖЕНИЕ 6

В суд Могилевского района

Прокурор Могилевского района

в интересах несовершеннолетних

детей:

Полякова Олега Леонидовича

Киберова Никиты Леонидовича

Киберовой Кристины Леонидовны

Ответчики:

Киберова Наталья Валерьевна

прож: Белыничский район д. Малиновка д. 4

Поляков Леонид Рафаилович

прож: Могилевский район д. Лубнище д. 7

Заинтересованное лицо:

Княжицкая средняя школа

О лишении родительских прав

Исковое заявление

В д. Малиновка Бельшичского района проживает Киберова Наталья Валерьевна. Ранее Киберова Н.В. проживала в д. Лубнище Могилевского района вместе с Поляковым Леонидом Рафаиловичем. От совместного проживания у них имеются трое несовершеннолетних детей: Поляков Олег Леонидович, 21.12.1995 г.р., Киберов Никита Леонидович, 11.02Л996 г.р., Киберова Кристина Леонидовна, 19.02Л999 г.р.

Поляков Л.Р. и Киберова Н.В. воспитанием детей не занимаются, в настоящее время Олег находятся в социальном приюте при Княжицкой СШ, Никита в Чаусском доме интернате, Кристина в Мстиславской школе интернате для глухих детей. Киберова Н.В. бросила детей и проживает в д. Малиновка Белыничского района. Поляков Л.Р. проживает в д. Лубнище Могилевского района.

За время проживания на территории Княжицкого сельского Совета Поляков Л.Р. и Киберова Н.В. зарекомендовали себя с отрицательной стороны. Они на протяжении длительного времени нигде не работают, злоупотребляют спиртными напитками, ведут аморальный образ жизни, судьбой детей не интересуются, материальной помощи не оказывают, уклоняются от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей, по поводу злоупотребления алкоголем состоят на учете в областном наркологическом диспансере.

В соответствии ч.1 ст. 80 КоБС Республики Беларусь родители или один из них могут быть лишены родительских в отношении несовершеннолетних детей, если будет установлено, что они уклоняются от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей.

На основании изложенного, исходя из интересов малолетних детей, руководствуясь ст. ст. 80 КоБС Республики Беларусь, ст. 81 ГПК Республики Беларусь,

ПРОШУ:

Лишить родительских прав Киберову Наталью Валерьевну, 1972 года рождения и Полякова Леонида Рафаиловича, 1973 года рождения в отношении несовершеннолетних детей Полякова Олега Леонидовича, 1995 г.р., Киберова Никиты Леонидовича, 1996 г.р., Киберовой Кристины Леонидовны, 1999 г.р, которых передать органу опеки и попечительства. Взыскать с ответчиков алименты на содержание несовершеннолетних детей.

В судебное заседание прошу вызвать:

Ответчиков:

Киберову Наталью Валерьевну, 1972 года рождения, прож: д. Малиновка д. 4 Белыничского района

Полякова Леонида Рафаиловича, 1973 года рождения, прож: д. Лубнище д. 7 Могилевского района

Заинтересованное лицо:

администрация Княжицкой СШ

Свидетелей:

Штабная Тамара Антоновна, 1948 года рождения, прож: д. Лубнище д. 4 Могилевского района.

Халецкого Виктора Калистратовича, 1933 года рождения, прож: д. Лубнище д. 6 Могилевского района.

Болбас Светлану Петровну, 1976 года рождения, прож: г. Могилев ул. Профсоюзная д. 21 кв. 54

Кудрявцеву Елену Егоровну, 1970 года рождения, прож: д. Никитиничи ул. Полевая д. 26 Могилевского района.

Также в судебное заседание прошу вызвать представителей ИДН Могилевского РОВД, КДН, РОО Могилевского райисполкома,

О дне рассмотрения прошу сообщить в прокуратуру Могилевского района.

Приложение: на 30 листах.

Прокурор Могилевского района

советник юстицииБ.Е. Сныткин

ПРИЛОЖЕНИЕ 7

Надзор за соответствием закону судебных решений по гражданским и хозяйственным делам за 20 06 год
Таблица А. Участие прокурора в рассмотрении гражданских дел в суде В суде первой инстанции с вынесением решения а том числе по делам В суде кассацион. инстанции

в т.ч. по делам, по которым решения отменены, изменены

о восстанов лении на работе о выселении без предоставлен жилья

об

освобождении

имущества от ареста

о признании граждан недееспособными

о

лишении

родительских прав

о

признании граждан огранич

дееспособными

об усынов-лении
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Количество дел, рассмотренных судом1 1 145 3 2 6 4 53 5
в т.ч. с участием прокурора2 139 3 2 6 4 53 5
Количество решений, вынесенных в соответствии с мнением прокурора3 134 3 2 6 4 49 5
Таблица Б. Иски (заявления) прокурора Предъявлено исков (заявлен.) На сумму (в тыс руб.) Рассмотрено исков (заявлен) Прекращено дел

Дела, по

которым

отказ, в

иске

(заявлен.)

Из графы 3 Сумма, возмещенная доброе, (из графы 4)

Реально взысканная сумма из

графы 7)

Данные графы 3 равны сумме граф 5-6

Сумма чисел в строках 2.7-9,16-17 равна числу в строке 1

Сумма чисел в строках 19,25-28 равна числу в стр.18

Удовлетво-рено исков На сумму (в тыс. руб.) По удовл. привлечено к мат. ответ, лиц
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Всего 1 138 105 889 134 5 129 78 851 7 557 18 353
В интересах граждан 2 47 45 4 41
из них об ограничении дееспособности 3 8 8 8
о признании недееспособности 4
о лишении родительских прав 5 35 34 4 30
имущественного характера 6
В интересах государства 7 22 16 475 21 21 15 605 7 4 260
В интересах предприятий и организ. государ, формы собственности, в/частей и учреждений в 69 89 414 68 1 67 63 246 557 14 093
В интересах предприятий и организаций негосударственной формы собственности 9
из строк 7-8 Хищениями 10 2 2 865 2 2 1 902 1 902
Производственным травматизмом 11 2 1 168 2 2 1 168 1 158
Незаконными увольнениями 12
Незаконными забастовками 13
Нарушениями природоохранного законодательства 14 1 7 719 1 1 7 719 2119
Падежом скота 15 1 3 027 1 1 500 500
О прекращении деятельности партий и общественных объединений 16
Другое иски 17
Всего (хозяйственные суды) 18 12 578 700 7 2 7 156 713 11 728 156 713
в т.ч. По экономическим спорам 19 12 578 700 7 2 7 156 713 11 728 156 713
из них В интересах государства 20
В интересах предприятий и организаций гос. формы собствен., в/частей и учреждений 21 3 27 289 2 1 2 13 607 7400 13 607
В интересах предприятий и организаций негосударственной формы собственности 22 3 295 300 1 1 1 6 592 4 328 6 592
в интересах субъектов агропромышленного комплекса 23 6 256 111 4 4 136 514 136 514
В интересах банков по возврату кредитов 24
О возмещении ущерба, причиненного нарушением законодат-ва об охране природы 25
О признании сделок недействительными 26
О признании недействительными актов государственных и иных органов 27
Другие иски 28

Примечание: исковые требования, заявленные в валюте, представлять как приложение к таблице Б.

Проверено в кассац сроки дел. рассмотренных общими судами без участия прокурора с вынесением решения 1 794 Проверено дел в порядке надзора 2

Таблица В. Протесты прокурора

По гражданским делам Принесено Отозвано Отклонено Удовлетворено

В том числе на решения.

вынесенные в противоречии с мнением прокурора в суде первой инстанции (из графы 4)

1 2 3 4 5
Частные 1
Кассационные 2 2 1 1 1
В порядке надзора 3
в т.ч. после отклонения частных или кассационных протестов 4
Кассационные 5
в порядке надзора 6
в т.ч. принесенные после отклонения кассационных протестов 7

Таблица Г. Выселение в административном порядке с санкции прокурора

Дано санкций 1
Отказано в санкции 2

ПРИЛОЖЕНИЕ 8

ПРИКАЗ

29.11.2001 №38 г. Минск

Об организации надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам

В целях выполнения возложенных на органы прокуратуры задач при осуществлении надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам, а также за соблюдением законодательства при их исполнении ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Отделу по надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам Прокуратуры Республики Беларусь, прокурорам областей, города Минска, Белорусскому военному и Белорусскому транспортному прокурорам, горрайпрокурорам и приравненным к ним прокурорам организовать прокурорский надзор за исполнением законов в гражданском судопроизводстве в соответствии с нормами Конституции Республики Беларусь, Гражданского и Гражданского процессуального кодексов Республики Беларусь, Законом Республики Беларусь "О Прокуратуре Республики Беларусь". Особое внимание уделять защите конституционных прав и свобод граждан, интересов государства, юридических лиц государственной формы собственности, обеспечению законности при осуществлении правосудия по гражданским делам. При осуществлении надзора:

а) совершенствовать его стиль, формы и Методы на основе предметно-зонального принципа организации работы, взаимодействия с другими структурными подразделениями органов прокуратуры;

б) реально влиять на укрепление законности на всех стадиях судопроизводства;

в) максимально использовать гражданско-правовые средства в борьбе с правонарушениями и их предупреждении.

2. Защиту трудовых, жилищных и иных конституционных прав и охраняемых законом интересов граждан рассматривать как важное направление прокурорской дeятeльнocти. Предъявлять в суды иски и заявления в защиту прав и законных интересов граждан в случаях, если они лишены возможности самостоятельно их защитить.

3. Обеспечивать постоянное и своевременное использование средств гражданско-правового и прокурорского воздействия в целях защиты имущественных интересов Республики Беларусь, ее административно-территориальных единиц, юридических лиц государственной формы собственности и считать это важнейшей служебной обязанностью прокурорских работников.

Применять гражданско-правовые средства прежде всего в борьбе с хищениями, бесхозяйственностью, Нерациональным использованием топливно-энергетических ресурсов, иными нарушениями в сфере экономики, производственном травматизмом, а также с нарушениями природоохранного законодательства.

Добиваться привлечения каждого виновного в причинении ущерба к материальной ответственности.

Принципиально реагировать на факты необоснованного снижения судами размеров взысканий, уклонения должников от уплаты взыскиваемых сумм.

4. Активно использовать гражданско-правовые средства для укрепления трудовой дисциплины, борьбы с пьянством, алкоголизм.

Вовлекать органы опеки и попечительства, а также общественные объединения, уставом или положением которых предоставлено такое право, в работу по подаче заявлений о признании ограниченно дееспособными лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами.

5. Обеспечивать точное соответствие содержания исковых заявлений нормам материального и процессуального законодательства. В заявлениях в интересах юридических лиц негосударственной формы собственности, индивидуальных предпринимателей, граждан обосновывать невозможность самостоятельной защиты ими своих прав и законных интересов.

6. Принимать обязательное участие в судебном разбирательстве гражданских дел, если такое участие предусмотрено законом, признано необходимым судом, а также дел о восстановлении на работе, выселении без предоставления жилого помещения, об освобождении имущества от ареста (исключении из акта описи), дел, возбужденных по инициативе прокурора. Принимать участие и по делам иных категорий, исходя из их актуальности, сложности, общественной и социальной значимости, а также с целью защиты прав и охраняемых законом интересов граждан. О своем участии в разбирательстве гражданского дела в любой стадии процесса прокурор устно или письменно уведомляет судью (суд), рассматривающего (ий) дело.

Тщательно готовиться к участию в разбирательстве дел, проявлять инициативу в полном и всестороннем выяснении обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, высказывать обоснованные мнения по вопросам, возникающим во время разбирательства дела, и по его существу в целом, а также о вынесении частных определений на нарушения законности отдельными должностными лицами или гражданами либо на существенные недостатки или нарушения в деятельности юридических лиц.

7. Проверять в кассационный срок дела, рассмотренные судом без участия прокурора, при наличии кассационной жалобы, при поступлении сообщений о незаконности и необоснованности решений, а также исходя из состояния законности при разрешении судом гражданско-правовых споров. При наличии оснований к отмене не вступившего в законную силу решения суда, предусмотренных ст.ст.401-404 ГПК, приносить по делу протест.

Прокурор или заместитель прокурора приносит протест на решение суда независимо от того, участвовал ли он в данном деле. Начальники, их заместители, прокуроры управлений и отделов, помощники прокуроров могут приносить протесты на решение только по делам, в рассмотрении которых они участвовали.

Для составления мотивировочной части (обоснования) судебного решения в случаях, предусмотренных ст. 305 ГПК, прокурор направляет в суд, который вынес решение, заявление.

Участие прокурора в суде кассационной инстанции обязательно по делам, указанным в п.6 настоящего приказа, а также при рассмотрении судом частных и кассационных протестов.

8. В суде надзорной инстанции прокурор принимает участие при рассмотрении надзорных протестов.

Прокурор вправе представлять дополнительные материалы по делу, рассматриваемому в кассационном или надзорном порядке.

9. Надзорные жалобы на судебные постановления по гражданским делам подлежат рассмотрению в органах прокуратуры в срок не позднее одного месяца со дня поступления, а в случае истребования дела - не позднее одного месяца со дня поступления дела.

Истребовать из судов гражданские дела для проверки в порядке надзора только при наличии поводов и оснований, предусмотренных ст. 437 ГПК.

Прокуроры, имеющие право принесения протеста в порядке надзора, вправе приостанавливать исполнение соответствующих судебных постановлений до окончания производства в порядке надзора.

При отсутствии оснований для принесения протеста по изученному делу или исполнительному производству составлять заключения и давать заявителю мотивированный письменный ответ за подписью прокурора, имеющего право приносить протест в порядке надзора.

10. Заявления граждан о полном или частичном освобождении от уплаты государственной пошлины рассматривать прокурорам, имеющим право принесения надзорного протеста, при наличии документов, свидетельствующих о материальном и семейном положении заявителя. По заявлению выносить постановление об освобождении от уплаты государственной пошлины либо об отказе в освобождении от уплаты государственной пошлины.

11. Систематически осуществлять надзор за соблюдением законодательства при исполнении решений, определений и постановлений по гражданским делам и делам об административных правонарушениях, приговоров, постановлений и определений по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также других актов, подлежащих исполнению в порядке, определенном ГПК. Особое внимание придавать исполнению судебных постановлений и других актов по делам, связанным с возмещением ущерба государству, юридическим лицам государственной формы собственности, а также по искам прокуроров.

12. Вносить предложения о проведении судебного заседания или его части вне здания суда в целях воспитательного воздействия судебного разбирательства, снижения судебных издержек, достижения иной процессуальной экономии, а также если осуществление процессуального действия связано с определенным местом.

13. Отделу по надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам республиканской прокуратуры обеспечить:

- участие в рассмотрении судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь частных, кассационных и надзорных протестов;

- участие в рассмотрении Верховным Судом Республики Беларусь гражданских дел по первой инстанции, предусмотренных ст. 45 ГПК.

14. Прокуроры, имеющие классные чины (воинские звания), при рассмотрении гражданских дел в суде должны быть в судебном заседании в форменном обмундировании.

15. Регулярно анализировать практику прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам и их исполнением. Эту работу планировать с учетом общественной и социальной значимости, распространенности гражданско-правовых споров и судебной практики их разрешения. Итоги обобщений рассматривать на заседаниях коллегий и оперативных совещаниях. В зависимости от полученных результатов принимать меры к усилению надзора и его профилактической направленности.

16. Отделу по надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам республиканской прокуратуры, прокурорам областей и приравненным к ним прокурорам сосредоточитьвнимание на повышении эффективности работы прокуратур районов, городов и приравненных к ним прокуратур. Оказывать им необходимую практическую и методическую помощь, изучать и распространять положительный опыт, использовать индивидуальное обучение, стажировку и иные формы повышения деловой квалификации.

17. Ответственность за организацию исполнения данного приказа возложить на начальников отделов по надзору за соответствием закону судебных решений по гражданским делам и по надзору за исполнением законов в войсках и на транспорте республиканской прокуратуры, прокуратур областей и города Минска, Белорусской военной и Белорусской транспортной прокуратур, прокуроров районов, городов и приравненных к ним прокуроров.

18. Приказ Генерального прокурора Республики Беларусь от 31.03.1995 № 3 "О повышении эффективности прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по гражданским делам" считать утратившим силу.

19. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителей Генерального прокурора Республики Беларусь Ивановского А.В., Косуху СВ., прокуроров областей и приравненных к ним прокуроров.

Приказ направить во все органы прокуратуры.

Генеральный прокурор Республики Беларусь

государственный советник юстиции 2 класса В.В. Шейман

ПРИЛОЖЕНИЕ 9

В судебную коллегию по гражданским делам

Могилевского областного суда

Прокурора Октябрьского района г.Могилева

на решение суда Октябрьского района г.Могилева

по гражданскому делу по жалобе

Обергана Н.П. на постановление заместителя

главного государственного санитарного врача

г. Могилева по делу об

административном правонарушении

01.04.2005 г. № 16-2005

КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ

Оберган Н.П. обратился в суд с жалобой на постановление зам. главного государственного санитарного врача и г. Могилева от 04 марта 2005 года, которым он как заведующий общежитием № 3 УО «Могилевский государственный строительный колледж Республики Беларусь» привлечен к административной ответственности по ст. 42 КоАП Республики Беларусь и на него наложено взыскание в виде штрафа в размере 255 000 руб.

С указанным постановлением Оберган Н.П. не согласен, поскольку считает, что не совершал правонарушения, за которое привлечен к административной ответственности. Кроме того, он полагает, что согласно ст. 215 КоАП Республики Беларусь зам. главного санитарного врача не вправе был рассматривать протокол и привлекать его к административной ответственности. Оберган Н.П. просил отменить постановление от 04.03.2005 г. зам. главного государственного санитарного врача как незаконное.

Представитель государственного учреждения «Могилевский зональный центр гигиены и эпидемиологии» с жалобой Обергана Н.П. не согласился.

Решением суда от 25 марта 2005 года постановление заместителя главного государственного санитарного врача г. Могилева от 04.03.2005 г. о привлечении Обергана Н.П. к административной ответственности оставлено без изменения, а жалоба Обергана Н.П. без удовлетворения.

Данное решение суда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 401 ч. 1 п. 2 ГПК Республики Беларусь основанием к отмене решения суда в кассационном порядке является незаконность решения, то есть неприменение или неправильное применение судом подлежащих применению норм материального или процессуального права.

Согласно ст. 403 п.п. 1, 3 ГПК Республики Беларусь решение является незаконным, если суд применил не подлежащую применению норму материального права либо неправильно истолковал нормативный акт.

В соответствии с требованиями ст. 346 ч. 2 ГПК Республики Беларусь суд при рассмотрении жалобы на постановление государственного органа или должностного лица обязан проверить, наложено ли взыскание на основании закона об ответственности за административное правонарушение правомочным органом или должностным лицом.

Статья 215 КоАП Республики Беларусь предоставляет право рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания от имени органов и учреждений, осуществляющих государственный санитарный надзор, за нарушение санитарных норм и правил (в том числе по ст. 42 КоАП Республики Беларусь) на должностных лиц главным государственным санитарным врачам городов, не имеющих районного деления, и районов. Заместителям главных государственных санитарных врачей данного уровня право рассмотрения дел данной категории и наложения административных взысканий ст. 215 КоАП Республики Беларусь не предоставлено.

Вынося решение, суд сослался на то, что такое право предоставлено заместителям главных государственных санитарных врачей статьей 41 Закона Республики Беларусь от 23.11.1993 г. в редакции Закона от 23.05.2000 г. «О санитарно-эпидемическом благополучии населения» и поэтому посчитал, что в данном случае порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был не нарушен и постановление было вынесено правомочным должностным лицом.

Данный вывод суда является неправильным.

В ст. 10 ч. 6 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» от 10.01.2000 года с изменениями и дополнениями от 04.01.2002 г. и от 0l.11.2004 года указано, что кодексы имеют большую юридическую силу по отношению к другим законам.

Поскольку в данном случае имеется расхождение ст. 41 Закона Республики Беларусь «О санитарно-эпидемическом благополучии населения» и ст. 215 КоАП Республики Беларусь в части правомочности должностных лиц органов и учреждений, осуществляющих государственный санитарный надзор, рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания, то следует руководствоваться требованиями Кодекса об административных правонарушениях, который имеет большую юридическую силу. Кроме того, следует учесть также то обстоятельство, что Оберган Н.П. привлекался к административной ответственности и подвергался административному взысканию на основании Кодекса об административных правонарушениях, нормами которого и следует руководствоваться.

Поскольку ст. 215 КоАП Республики Беларусь не дает права заместителям главных государственных санитарных врачей данного уровня рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать взыскания на должностных лиц за нарушение санитарных норм и правил, поэтому в данном случае зам. главного государственного санитарного врача не вправе был рассматривать дело об административном правонарушении в отношении Обергана Н.П. и налагать на него административное взыскание.

В соответствии с ч. 2 ст. 347 ГПК Республики Беларусь, если будет установлено, что постановление вынесено государственным органом или должностным лицом, неправомочным решать данное дело, то такое постановление отменяется и дело направляется на новое рассмотрение компетентного государственного органа или должностного лица, а если истек срок для привлечения к административной ответственности, то суд прекращает производство по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401 ч. 1 п. 2, 403 п.п. 1, 3 и 425 п. 4 ГПК Республики Беларусь, -

ПРОШУ:

Отменить решение суда Октябрьского района и. Могилева от 25 марта 2005 года по жалобе Обергана Н.П. на постановление заместителя главного государственного санитарного врача г. Могилева по делу об административном правонарушении и вынести по делу новое решение, которым жалобу Обергана Н.П. удовлетворить, постановление заместителя главного государственного санитарного врача г. Могилева от 25.03.2005 г. о привлечении Обергана Н.П. к административной ответственности отменить.

Прокурор Октябрьского района г.Могилева

старший советник юстиции А.Н. Качанов

ПРИЛОЖЕНИЕ 10

В судебную коллегию по гражданским делам

Могилевского областного суда

на решение суда Быховского района от

28.02.2003 года о лишении родительских

прав

Косякову Г.Ф.

КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ

28 февраля 2003 года судом Быховского района рассмотрено гражданское дело по иску отдела образований Быховского районного исполнительного комитета к Косяковой Галине Федоровне о лишении ее родительских прав и взыскании алиментов.

В судебном заседаний истец указал, что Косякова Г.Ф. имеет несовершеннолетнюю дочь - Шендрикову Янину, 26.09.1995 года рождения и просил удовлетворить исковые требования о лишении родительских прав Косяков у Г.Ф. в отношении дочери и взыскать алименты на ее содержание.

Решением суда 28.02.2003года исковые требования отдела образования Быховского районного исполнительного комитета о лишении родительских прав Косякову Г.Ф. и взыскании алиментов на содержание дочери были удовлетворены.

Данное решение суда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствий с п.2 ст. 404 ГПК Республики Беларусь – решение подлежит отмене, если дело рассмотрено в отсутствие кого-либо из юридически заинтересованных в исходе дела лиц, не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Ответчица осуждена на 10 лет лишения свободы за убийство и находится в местах лишения свободы. Сведений о том, что она надлежащим образом извещена о рассмотрении дела не имеется, из мест лишения свободы не получено письменное объяснение о том, что против она лишения ее родительских прав в отношении дочери или нет, на запросе в места лишения свободы нет исходящего номера судаБыховского района.

Также в соответствии с п.12 Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 26.09.2002 года № 7 « О судебной практике по делам о лишении родительских прав» - осуждение родителя за совершение преступления, предусмотренного ст.173 УК Республики Беларусь, может являться основанием для лишения родительских прав. Осуждение родителя за совершение иного преступления может влечь лишение родительских прав, если оно оказало вредное воздействие на детей.

Считаю, что судом при рассмотрении данного дела не установлено то, что преступление, совершенное Косяковой Г.Ф. оказало вредное воздействие на ребенка.

В момент совершения преступления ребенок отсутствовал и не мог видеть, как пронзошло преступление.

Косякова Г.Ф. не страдает хроническим алкоголизмом и не состоит на учете у врача нарколога.

На основании изложенного и руководствуясь ст.399 ГПК Республики Беларусь, -

ПРОШУ

Решение суда Быховского района от 28.02.2003 года отменить. Дело направить на новое судебное заседание, в тот же суд в ином составе судей.

Прокурор Быховского

района советник юстиции В.Н. Погребной


ПРИЛОЖЕНИЕ 11

В судебную коллегию по гражданским делам

Могилёвского областного суда

по иску прокурора в интересах государства

к Чижову В. М.

о взыскании 570 000 рублей ущерба,

причинённого природной среде

КАССАЦИОННЫЙ ПРОТЕСТ

Решением суда Белыничского района от 30 сентября 2004 года отказано прокурору Белыничского района в удовлетворении иска в интересах государства о взыскании с Чижова Василия Михайловича ущерба в сумме 570 000 рублей, причиненного природной среде.

Отказывая в иске прокурору, суд мотивировал своё решение тем, что отсутствует причинная связь между гибелью косули и действиями ответчика Чижова М. В. Суд также ссылался на неадекватное поведение косули, что она неожиданно бросилась на движущуюся автомашину, что Чижов В.М. предотвратить наезд не мог. В решении имеется ссылка на заключение инспектора ДПС ОГАИ Белыничского РОВД от 21.07. 2004 года, из которого усматривается, что вины ответчика не имеется.

Решение суда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям

- предъявляя иск о взыскании с Чижова 570 000 рублей, прокурор руководствовался требованиями ст. 948 ПС Республики Беларусь и п. 24 Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь № 13 от 18 декабря 2003 года о применении судами законодательства об ответственности за правонарушения против экологической безопасности и природной среды , в соответствии с которыми в случае причинения вреда лицом, деятельность которого связана с повышенной опасностью для окружающей среды, ответственность наступает независимо от вины, если причинитель вины не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы;

- суд необоснованно сослался на п. 2 ч. 2 ст. 252 ПС Республики Беларусь , которая предусматривает грубую неосторожность потерпевшего, поскольку в данном случае потерпевшим является государство, которому нанесен вред действиями Чижова;

- в ходе судебного разбирательства не установлено, что вред возник вследствие непреодолимой силы.

При таких обстоятельствах суд в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 952 ПС Республики Беларусь, а так же п. 24 вышеуказанного постановления пленума суд вправе был уменьшить возмещение вреда, а не отказывать в иске.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 33 Закона « О Прокуратуре Республики Беларусь », ст. 268 ГПК Республики Беларусь,

ПРОШУ:

Решение суда Белыничского района от 30 сентября 2004 года по иску прокурора Белыничского района к Чижову Василию Михайловичу о взыскании 570 000 рублей ущерба, причиненного природной среде отменить, направив дело для рассмотрения в тот же суд в ином составе судей.

Зам. прокурора

Белыничского района

советник юстиции Ракицкая Т. Н.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ