регистрация / вход

Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Анализ предмета, сущности и задач прокурорского надзора. Организация и основные направления прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Проблемы прокурорского реагирования.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «Сыктывкарский государственный университет»

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА ПО ПРОКУРОРСКОМУ НАДЗОРУ РФ

НА ТЕМУ:

Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Научный руководитель:

к.ю.н., ст.преподаватель

Бажукова Ж.А.

Исполнитель : Студентка гр. 641

Белоголова Н.В.

Сыктывкар 2010


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. Особенности прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

1.1 Предмет, сущность и задачи данной отрасли прокурорского надзора

1.2 Полномочия и пределы прокурорского надзора за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий

Глава II. Организация прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

2.1 Основные направления прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности

2.2 Проблемы прокурорского реагирования за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности

Заключение

Список использованных источников


Введение

Как известно, оперативно-розыскная деятельность затрагивает важные права и свободы человека и гражданина, следовательно, адекватным должен быть и прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью, что невозможно без выделения его в качестве самостоятельной отрасли прокурорского надзора.

К сожалению, законодатель в ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»[1] включил надзор за оперативно-розыскной деятельностью составной частью надзора за следствием и дознанием. Подобное положение ослабляет действенность прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью, исключает его из состава приоритетных направлений деятельности органов прокуратуры, тем самым, дезориентируя прокурора. Этому же способствует и организационная структура многих прокуратур субъектов федерации, в соответствии с которой прокуроры, осуществляющие надзор за оперативно-розыскной деятельностью, включены в состав отраслевых отделов по надзору за следствием и дознанием[2] .

Таким образом, в современных условиях функционирования прокуратуры всё более актуальной становится проблема изучения вопросов прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, которые могут быть нарушены или ограничены в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, так как сами граждане порой не могут отстаивать свои права в силу закрытости информации, потому как оперативно-розыскная деятельность осуществляется, в том числе и на негласных началах. Единственным гарантом соблюдения прав и свобод граждан при проведении оперативно-розыскной деятельности становится прокурор.

Объектом исследования в настоящей работе являются правоотношения, складывающиеся в связи с осуществлением прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а предметом – система действующих в настоящее время в Российской Федерации нормативно-правовых актов, регулирующих прокурорский надзор в этой области.

Целью настоящей работы является исследование сущности и задач прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, предмет прокурорского надзора, основные направления прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, а также пределы прокурорского реагирования за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРД).

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи :

· раскрыть понятие предмета, сущность и задачи прокурорского надзора в данном направлении;

· определить основные направления прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении ОРД;

· выявить основные проблемы прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Для написания курсовой работы использовались такие источники, как: российское законодательство, комментарии специалистов, учебная литература, монографии, статьи.

Ученые, занимавшиеся данным вопросом:

В.Н. Дранников, В.И. Капканов, Б.В. Коробейников, В.Ф. Крюков, В.Н. Осипкин, А.А. Чувилева и многие другие.

При написании данной работы были использованы следующие методы:

- анализ, синтез, системный подход (общенаучные);

- историко-правовой, формально-юридический, конкретно-социологический метод, государственного и правового моделирования (частные).

Данная работа состоит из введения, двух глав, разделённых на параграфы, заключения, списка использованной литературы.


Глава I . Особенности прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

1.1 Предмет, сущность и задачи данной отрасли прокурорского надзора

В соответствии со ст. 29 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» предмет прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью состоит из трех элементов:

1) Соблюдение прав и свобод человека и гражданина в процессе ее осуществления;

2) Соблюдение установленного порядка выполнения оперативно-розыскных мероприятий;

3) Законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

В пункте 3 приказа Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21 декабря 2007 № 207[3] закреплено, что к предмету прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью относится «Соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, а также прав и законных интересов юридических лиц, соблюдение установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях и установленных законом запретов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, обеспечение законность при проведении оперативно-розыскных мероприятий».

Таким образом, в приказе конкретизированы права и свободы человека и гражданина, которые могут нарушаться в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, прокуроры ориентированы на конкретные моменты, на которые следует обращать внимание в ходе проверок:

а) законность и обоснованность решений о производстве или прекращении оперативно-розыскных мероприятий, а также использования результатов оперативно-розыскной деятельности;

б) обязательность регистрации и заведения дел оперативного учета, законность постановки и снятия с оперативного учета лиц, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия;

в) соответствие оперативно-розыскных мероприятий целям и задачам оперативно-розыскной деятельности, а также недопустимость применения информационных систем и технических средств, наносящих ущерб жизни и здоровью людей и причиняющих вред окружающей среде;

г) наличие полномочий у лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

д) возможность осуществления только тех оперативно-розыскных мероприятий, перечень которых определен федеральным законом;

е) наличие оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе на проведение которых разрешение дано судом;

ж) соблюдение условий и порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий;

з) своевременность уведомления судей органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, о проведении без разрешения судьи в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности государства, оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также права на неприкосновенность жилища;

и) законность привлечения граждан к сотрудничеству на конфиденциальной основе и соблюдение принципа добровольного согласия с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность[4] .

Помимо перечисленного выше, в предмет прокурорского надзора входит законность решений, принимаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Речь идет о юридически значимых решениях, которые облекаются в форму постановления и порождают правовые последствия (возникновение, изменение и прекращение оперативно-розыскных правоотношений)[5] .

Анализ Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»[6] (далее – Закон об ОРД) позволяет сделать вывод, что в предмет прокурорского надзора входит законность следующих решений:

- о заведении и прекращении дела оперативного учета (ст. 10);

- о проведении и прекращении конкретных оперативно-розыскных мероприятий (ст. 8, 9, 15);

- о представлении результатов оперативно-розыскных мероприятий органу дознания, следователю или в суд (ст. 11);

- об уничтожении материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий; проведенных на основании судебного решения (ст. 5);

- о рассекречивании сведений об использованных или используемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о нештатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст. 12).

Прокурорский надзор не распространяется на законность решения судьи, содержащееся в постановлении об удовлетворении ходатайства органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о контроле почтово-телеграфной корреспонденции, о прослушивании телефонных переговоров, о снятии информации с технических каналов связи, об обследовании жилища.

В соответствии со ст. 2 Закона «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которой одним из направлений прокурорского надзора является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, надзор в сфере оперативно-розыскной деятельности юридически представляет собой часть указанного направления прокурорского надзора.

Выделение данной функции прокуратуры в качестве самостоятельной отрасли надзора необходимо, это обусловлено тем, что при осуществлении оперативно-розыскной деятельности затрагиваются (ограничиваются) основные права и свободы личности, определенные Конституцией Российской Федерации[7] . Ограничение прав и свобод возможно только по основаниям, установленным законом.

Так, провозглашая право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, ч. 2 ст. 23 Конституции РФ предусматривает ограничение этого права только на основании судебного решения. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права граждан, при отсутствии постановления судьи, является нарушением не только норм Закона Об ОРД, но также ч. 2 ст. 23 Конституции РФ.

При проведении проверок прокурорам необходимо обращать внимание на то, как соблюдаются другие права и свободы человека и гражданина, провозглашающее право на частную собственность и запрещающее лишать гражданина его имущества иначе как по решению суда[8] .

Обязанность прокурора в этой сфере — осуществлять надзор за соблюдением положений закона, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, а в случае выявления нарушений — принимать меры, в пределах своей компетенции, по устранению нарушений, восстановлению нарушенных прав и свобод.

Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью — это вид деятельности, осуществляемой уполномоченными работниками прокуратуры в пределах их компетенции посредством использования ими определенных законом методов проверки и средств реагирования в целях обеспечения исполнения на территории Российской Федерации законов всеми оперативно-розыскными органами[9] .

Прокурорский надзор за ОРД должен:

• способствовать выполнению органами, осуществляющими ОРД, обязанностей по предупреждению, своевременному выявлению, пресечению и раскрытию преступлений, изобличению виновных, розыску лиц, без вести пропавших, а также скрывающихся от органов дознания, следствия или суда либо уклоняющихся от уголовного наказания;

• содействовать комплексному и активному осуществлению оперативными подразделениями всего объема оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ), разрешенных Законом об ОРД;

• содействовать надлежащему документированию результатов ОРД и использованию их в процессе доказывания по уголовным делам.

Осуществление надзора за исполнением законов в сфере оперативно-розыскной деятельности предполагает, прежде всего, знание прокурорами ее содержания и нормативной основы. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» в ст. 1 определяет ее как вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченными на то законом в пределах их компетенции посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств[10] .

Содержание оперативно-розыскной деятельности составляют оперативно-розыскные мероприятия. Их исчерпывающий перечень дан в ст. 6 Закона об ОРД.

Одна из задач прокурорского надзора состоит в выявлении и предупреждении случаев проведения оперативно-розыскных мероприятий, не предусмотренных законом, и в слежении за тем, чтобы оперативно-розыскные органы действовали в пределах своей компетенции.

Наибольший объем в работе прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, занимает проверка соблюдения установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий[11] .

Правовой порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий определяется общими и специальными правилами, свойственными только конкретным видам этих мероприятий. Общими правилами порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий являются наличие для этого оснований, предусмотренных законом, и возможность применения технических и других средств, не наносящих ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющих вред окружающей среде (ст. 7 и ч. 3 ст. 6 Закона об ОРД).

К основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий закон относит:

- наличие возбужденного уголовного дела;

- ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения:

а) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточное данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

б) о событиях или действиях создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

в) о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

г) о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов;

- поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящихся в их производстве;

- запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

- постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации;

- запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации (ст. 7 ФЗ Об ОРД).

Помимо выяснения вопроса о том, имелось ли какое-либо из перечисленных оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, прокурор обращает внимание на соблюдение порядка, который определен для него законом.

Прокурор не в праве давать оценку тому, как организовано то или иное оперативно-розыскное мероприятие, целесообразности избранной тактики его проведения, достаточности задействовавшихся сил и средств.

Однако прокурор не должен оставлять без внимания факты явной противозаконной тактики проведения оперативно-розыскного мероприятия, например использование для организации засады или наблюдения квартиры без согласия на то ее владельца[12] .

Таким образом, сущность прокурорского надзора характеризуется рядом признаков:

1. Реальное обеспечение формами и средствами прокурорского надзора, соблюдение органами, осуществляющими ОРД прав и законных интересов граждан на личную свободу, тайну переписки, телефонных переговоров, неприкосновенность жилища, свободу передвижения и других прав, ограничение которых допускается только по основаниям и с соблюдением процедур, предусмотренных Конституцией РФ, имеющей прямое действие, а также уголовно-процессуальным и другим законодательством.

По этому признаку деятельность органов прокуратуры может быть охарактеризована как правозащитная, направленная на недопущение в отношении граждан в практике работы правоохранительных органов проведения незаконных оперативно-розыскных мероприятий и иных незаконных оперативно-розыскных действий, ущемляющих политические, личные, имущественные, социально-экономические права и свободы.

2. Обеспечение точного и безусловного исполнения указанными органами требований закона по принятию мер предупреждения и пресечения совершенных и готовящихся преступлений, выявлению и привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении преступных посягательств.

В основе данного признака лежит основополагающая задача уголовного судопроизводства: обеспечение быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных, а также правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности[13] .

Прокурорский надзор за исполнением уголовно-процессуального законодательства органами, осуществляющими ОРД является властно-распорядительным, так как вмешательство прокурора в деятельность правоохранительных органов, обеспечивающих борьбу с преступностью, имеет все признаки фактического управления с наличием властных полномочий по отношению к правоохранительным органам и их должностным лицам, обеспечивающим проведение оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ), рассмотрение и разрешение материалов и дел о совершенных и готовящихся преступлениях[14] .

3. Норма ст. 29 Закона о прокуратуре обязывает прокурора осуществлять постоянный надзор (наблюдение) за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, безусловным выполнением оперативно-розыскных мероприятий. Прокурор также обязан проверять законность и обоснованность решений, принимаемых органами, осуществляющими ОРД.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что сущность надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность заключается в обеспечении средствами прокурорского надзора безусловного соблюдения прав и свобод человека и гражданина правоохранительными органами при реализации их полномочий по предупреждению и пресечению преступлений; эффективного решения ими задач быстрого, всестороннего и полного раскрытия преступлений, изобличения лиц, виновных в их совершении[15] .

Сущность рассматриваемой отрасли прокурорского надзора характеризуют и стоящие перед ней задачи. Они предусмотрены нормами Закона о прокуратуре, УПК Российской Федерации[16] , других федеральных законов, регламентирующих деятельность правоохранительных органов, а также приказов и указаний Генерального прокурора РФ[17] .

В зависимости от значимости и функциональной направленности задачи надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, можно разделить на базовые, вытекающие из установленных федеральными законами обязательных направлений надзорной деятельности, и конкретно-функциональные, обусловленные конкретным историческим периодом и ролью органов прокуратуры в борьбе с преступностью на этом этапе. Последние определяются, как правило, Генеральным прокурором РФ в его приказах и указаниях[18] .

Первую группу составляют задачи:

1) обеспечения на досудебных стадиях уголовного судопроизводства реализации основного его назначения, смысл которого состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, равно как и в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

2) безусловного соблюдения прав и свобод человека и гражданина, в том числе точного исполнения закона, устанавливающего порядок разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях;

3) выполнения оперативно-розыскных мероприятий в порядке и по основаниям, установленным Законом об ОРД для выявления преступлений и лиц, их совершивших;

4) обеспечения законности и обоснованности задержания граждан по подозрению в совершении преступления и производства этих действий только в порядке и по основаниям, установленным уголовно-процессуальным законодательством (ст. ст. 91, 92 УПК); обеспечения законного и обоснованного привлечения к уголовной ответственности или иному ограничению в правах.

Указанные базовые задачи, стоящие перед прокурорами, дополняются требованиями Генерального прокурора Российской Федерации, вытекающими из его полномочий, предусмотренных ст. 17 Закона о прокуратуре, в части издания обязательных для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказов, указаний и других нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы организации деятельности системы прокуратуры Российской Федерации[19] .

К таким задачам следует относить:

1) соблюдение прав и законных интересов граждан, особенно жертв преступлений (потерпевших);

2) принятие личного участия в выездах на места происшествий по делам о бандитских налетах, террористических актах, массовых беспорядках, убийствах при отягчающих обстоятельствах, а также совершенных в условиях неочевидности;

3) осуществление надзора за законностью ОРД с тем, чтобы оперативно-розыскные мероприятия были направлены, прежде всего, на предупреждение, а затем уже на своевременное выявление, пресечение и раскрытие преступлений, добиваясь активности их проведения в ходе всего следствия с использованием результатов ОРД в качестве доказательств в соответствии с УПК Российской Федерации;

Все перечисленные задачи рассматриваемой отрасли прокурорского надзора органами прокуратуры решаются комплексно.

Решение указанных задач обеспечивается органами прокуратуры в их неразрывном единстве и составляет сущность рассматриваемой отрасли прокурорского надзора[20] .

Таким образом, сущность прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, заключается, с одной стороны, в надзоре за соблюдением должностными лицами соответствующих подразделений законов, что должно способствовать результативности в борьбе с преступностью, а с другой — в охране конституционных прав и свобод личности, вовлеченной в сферу этой борьбы.

Деятельность прокуроров должна способствовать успешному проведению ОРД по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, изобличению виновных и розыску лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда либо уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, а также розыску без вести пропавших граждан[21] .

1.2 Полномочия и пределы прокурорского надзора за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий

Согласно Приказу Генерального прокурора РФ от 21 декабря 2007 года № 207 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» обеспечение надзора возложено на прокуроров субъектов Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных военных и специализированных прокуроров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, а в Генеральной прокуратуре РФ - на заместителей Генерального прокурора РФ, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей, старших помощников, старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями. Эти прокуроры являются уполномоченными прокурорами, осуществляющими надзор за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД.

На уполномоченных прокуроров для обеспечения их доступа к материалам ОРД в установленном порядке оформляется специальный допуск. Перечень уполномоченных прокуроров доводится до соответствующих органов, осуществляющих ОРД.

Указанная организационная особенность прокурорского надзора вытекает из требований Закона об ОРД о том, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскных мероприятий, а также о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну[22] .

Так же данное положение закреплено в п. 4 ст. 5 Федерального Закона «О государственной тайне»[23] сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности входят в перечень сведений составляющих государственную тайну. К ним относятся сведения:

- о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;

- о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность;

- о методах и средствах защиты секретной информации;

Особенностью, характеризующей содержание прокурорской деятельности при осуществлении или организации надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, является обеспечение соблюдения ими установленных Законом об ОРД принципов этой деятельности: законности, уважения прав и свобод личности, конспирации выполнения каких-либо действий оперативно-розыскного характера, сочетания гласных и негласных методов[24] .

Соблюдение принципа законности заключается в безусловном исполнении правовой основы ОРД, которую составляют Конституция РФ, УПК РФ, УК РФ, Закон об ОРД и иные правовые акты, которые издают органы, осуществляющие ОРД в пределах своей компетенции. Указанные правовые акты не могут противоречить действующим законам.

Важным моментом в раскрытии содержания прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, является реальное обеспечение органами прокуратуры установленных Законом об ОРД прав граждан, в отношении которых применялись ОРМ, путем разъяснения их права на обращение с жалобой в суд или в вышестоящие органы ОРД, если граждане считают, что были допущены нарушения при ограничении их прав и свобод[25] .

Основания прокурорской проверки законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности изложены в п. 5 Приказа Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21.12.2007 № 207.

Проверки исполнения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» проводить:

а) по обращениям граждан, юридических и должностных лиц;

б) по результатам изучения материалов уголовных дел о нераскрытых преступлениях или при поступлении информации о ненадлежащем реагировании на поручение следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, а также в связи с ненадлежащим исполнением требований и поручений уполномоченного прокурора;

в) в плановом порядке, в том числе по указанию вышестоящего прокурора;

г) в других случаях, с учетом состояния законности в этой сфере деятельности и отсутствия положительных результатов по выявлению подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлений, при раскрытии преступлений, розыске обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам и лиц, без вести пропавших.

Уполномоченный прокурор вправе, не дожидаясь поступления к нему информации о нарушениях закона, допущенных органами, осуществляющими оперативно-розыскной деятельность, производить прокурорские проверки законности осуществления оперативно-розыскной деятельности (п. 5 Приказа Генерального прокурора № 207).

Характеризуя полномочия прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельностью, следует учитывать специфику этого вида прокурорско-надзорной деятельности. Дело в том, что прокурорский надзор, как отрасль права – прокурорско-надзорное право, включает в себя в качестве структурных элементов подотрасли права, правовые институты и правовые нормы. В свою очередь, прокурорский надзор за ОРД является подотраслью прокурорско-надзорного права, как надзор за исполнением законов и законностью правовых актов, надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, надзор за следствием и дознанием, надзор за законностью судебных постановлений, а также иных юридических норм, регулирующих специфические прокурорско-надзорные правоотношения в сфере прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью, участникам, которых выступают специально уполномоченные прокуроры и должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность[26] .

Таким образом, полномочия прокурора по надзору за ОРД можно разделить на пять групп[27] :

1. Полномочия, урегулированные правовыми нормами института прокурорского надзора за исполнением законов и законностью правовых актов. Данные полномочия прокурора закреплены в ст. 22 Закона о прокуратуре, согласно которым прокурор вправе:

- беспрепятственно входить на территорию и в помещения органов, осуществляющих оперативно-розыскной деятельностью, при предъявлении служебного удостоверения;

- получать доступ (при наличии соответствующего допуска к сведениям и материалам, составляющим государственную тайну) к их документам и материалам, в том числе ведомственным правовым нормативным актам, регулирующим осуществление оперативно-розыскной деятельности;

- проверять исполнение законов и ведомственных правовых нормативных актов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения;

- требовать от руководителей и других должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предоставления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений, выделения специалистов для решения возникших вопросов, проведения проверок, ревизии деятельности подконтрольных или подведомственных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

- возбуждать производство об административных правонарушениях;

- требовать привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности;

- делать предостережения о недопустимости нарушения закона должностным лицам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

- опротестовывать противоречащие закону правовые акты органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Например, постановления о заведении дел оперативного учета; постановления о продлении сроков производства оперативной проверки (разработки); постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий; постановления о возбуждении ходатайств о даче разрешений на прослушивание телефонных переговоров, обследование жилых помещений, контроль почтовых отправлений, телеграфных переговоров, снятие информации с технических каналов связи; постановления о прекращении дел оперативного учета; постановления о передаче результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд (судье);

- вносить представления об устранении нарушений закона в органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.

Протесты, обращения в суд, представления должны быть оформлены по правилам секретного делопроизводства.

2. Полномочия, урегулированные правовыми нормами института прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина (ст. 27 Закона о прокуратуре):

- право рассматривать и проверять заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности прав и свобод человека и гражданина;

- право разъяснять пострадавшим порядок защиты их прав и свобод;

- принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлекать к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба.

3. Полномочия, урегулированные правыми нормами института прокурорского надзора за следствием и дознанием (ст. 30 Закона о прокуратуре):

Статья 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» носит отсылочный характер, поэтому полномочия прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельности, урегулированные нормами института прокурорского надзора за следствием и дознанием, будут охарактеризованы при анализе полномочий прокурора, урегулированных иными правовыми нормами.

4. Полномочия, урегулированные правыми нормами института прокурорского надзора за законностью судебных постановлений (ст.ст. 35, 36 Закона о прокуратуре).

Прокурор имеет право:

- участвовать в рассмотрении судом жалоб граждан на нарушения их прав и свобод, допущенных в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности;

- участвовать в рассмотрении судьей ходатайств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о даче согласия на ограничение конституционных прав граждан (на обследование жилого помещения, прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телефонных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи);

- предъявлять в суды общей юрисдикции и арбитражные суды иски, как в интересах граждан, так и в интересах предприятий, учреждений, организаций;

- приносить кассационные и частные протесты на незаконные или необоснованные решения, приговоры, определения суда или постановления судьи;

- истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым решение, приговор, определение или постановление вступили в законную силу.

5. Полномочия, урегулированные иными правовыми нормами (ст. 37 УПК, ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», приказами Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21.12.2007 № 207).

Прокурор вправе проверять:

а) законность, обоснованность и соблюдение установленного порядка заведения и прекращения дел оперативного учета и иных оперативно-служебных материалов, сроков и порядка их ведения;

б) законность и обоснованность решений о проведении или прекращении оперативно-розыскных мероприятий, соблюдение установленных условий и порядка их проведения, а также использования результатов оперативно-розыскной деятельности;

в) соблюдение обязательности регистрации дел оперативного учета и других оперативно-служебных материалов, законность постановки и снятия с оперативного и иных видов учета лиц, в отношении которых заводились такие дела и материалы;

г) соответствие оперативно-розыскных мероприятий целям и задачам оперативно-розыскной деятельности, а также соблюдение недопустимости применения информационных систем и технических средств, наносящих ущерб жизни и здоровью людей и причиняющих вред окружающей среде;

д) наличие полномочий у лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также принимающих решения о заведении, продлении сроков и прекращении ведения дел оперативного учета и иных оперативно-служебных материалов, проведении оперативно-розыскных мероприятий, представлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю, руководителю следственного органа, органа дознания или в суд;

е) соблюдение определенного Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» перечня оперативно-розыскных мероприятий;

ж) наличие оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе тех, разрешения на которые даны судом.

Учитывать, что срок действия вынесенного судьей постановления о разрешении проведения оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права человека, исчисляется непрерывно в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. Дальнейшее продление допускается по новому судебному решению на основании вновь представленных материалов;

з) своевременность уведомления судей органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, о проведении без разрешения судьи в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности государства, оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, в том числе передаваемых по сетям электронной, электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища; наличие оснований для проведения таких оперативно-розыскных мероприятий в экстренном режиме.

Исходя из специфики характера ОРД, имеются определенные особенности и в методах прокурорского надзора, используемых уполномоченными прокурорами при выявлении, предупреждении, устранении нарушений законности при осуществлении ОРД[28] .

К полномочиям прокурора при осуществлении им проверки и восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, защите конституционных гарантий от нарушений со стороны должностных лиц, осуществляющих ОРД, следует относить такие формы и методы прокурорской деятельности, как:

1) ознакомление с документами, содержащими сведения об основаниях, порядке и объективности проведения ОРМ;

2) дача письменных указаний об осуществлении по уголовным делам оперативно-розыскных мероприятий, расширении их комплекса либо требования их прекращения;

3) отмена необоснованных постановлений органа дознания, следователя о возбуждении уголовного дела, вынесенных в соответствии со ст. 146 УПК РФ;

4) направление в суд жалоб, проверка которых относится к исключительной компетенции судей;

5) требование письменных объяснений от должностных лиц, осуществляющих ОРД и допускающих нарушение закона при проведении ОРМ;

6) опротестование противоречащих закону приказов и указаний руководителей органов, осуществляющих ОРД;

7) внесение представлений по поводу выявленных нарушений закона должностными лицами этих органов с выражением требования отстранения их от дальнейшего ведения оперативных разработок;

8) при обнаружении признаков преступления проведение проверок в соответствии с требованиями ст. 144 УПК РФ и принятие соответствующих решений (п. 9 Приказа Генерального прокурора № 207).

Руководители органов прокуратуры обязаны создать уполномоченным прокурорам при реализации ими своих полномочий по выявлению, предупреждению и устранению нарушений законности при осуществлении ОРД условия, обеспечивающие защиту от разглашения сведений, содержащихся в представляемых прокурору оперативно-служебных документах.

Согласно Инструкции об организации делопроизводства в органах прокуратуры по документам оперативно-розыскной деятельности, утвержденной Приказом Генерального прокурора РФ от 21.12.2007 № 207, документы ОРД не подлежат разглашению.

Приводя достаточно широкий перечень полномочий прокурора по надзору за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности, позволяющих эффективно осуществлять возложенные функции, следует отметить, что сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят. На это было регламентировано Генеральным прокурором РФ и МВД РФ в Указании от 29.09.2008 №№ 215/69, 1/7818 «О порядке представления органами внутренних дел оперативно-служебных документов с целью осуществления прокурорами надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»[29] .

Таким образом:

1. В пределы прокурорского надзора не входит контроль за исполнением внутриведомственных нормативно-правовых актов, принятых в развитие положений федерального законодательства об ОРД;

2. Прокурор не вправе своим указанием отстранить сотрудника оперативно-розыскного подразделения от выполнения им своих должностных обязанностей в связи с нарушением требований федерального законодательства, подзаконных нормативно-правовых актов или по иным причинам (например, вследствие обнаружившейся его некомпетентности);

3. Прокурор не вправе своим решением отменить незаконные или необоснованные решения сотрудника, осуществляющего ОРД, или отстранить сотрудника этого органа от выполнения оперативно-розыскного мероприятия. Прокурор не осуществляет надзор за исполнением органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, нормативных актов министерств и ведомств, Это является задачей ведомственного контроля. В случае выявления нарушения закона прокурор использует общие средства реагирования - вносит представление об устранении нарушения закона, направляет предостережение о недопустимости закона;

4. Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, предоставляются прокурору только на основании письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности;

5. Оперативно-служебные документы об осуществлении контрразведывательной деятельности органами Федеральной службы безопасности РФ и Службы внешней разведки РФ прокурор может истребовать только исключительно в случаях проведения проверок в порядке надзора по поступившим в прокуратуру материалам, информации и обращениям граждан, свидетельствующим о нарушениях этими органами законодательства Российской Федерации;

6. В ходе проведения надзорных мероприятий в органах внешней разведки Министерства обороны РФ прокурор должен изучать только те оперативно-служебные документы, которые заведены в связи с обеспечением собственной безопасности указанных органов[30] .

Поскольку прокурор в силу имеющихся полномочий ставит перед органами, осуществляющими ОРД, определенные задачи, постольку он вправе проверять своевременность и полноту их проведения.

Эффективность организации, методов и тактики осуществления оперативно-розыскной деятельности поднадзорных органов не является предметом прокурорского надзора. Однако в том случае, если в установленный законом срок или в срок, явно вышедший за обычные для таких действий пределы, поставленные задачи не были выполнены, прокурор должен выяснить причины задержки исполнения. Для этого он может ознакомиться с необходимыми в конкретном случае материалами дел оперативного учета, в том числе и с планами работы[31] .

Прокурор не вправе вмешиваться в принятие решений органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, об использовании тех или иных оперативно-технических средств. Однако он должен в необходимых случаях указать на недопустимость применения информационных систем и технических средств, наносящих ущерб жизни и здоровью людей или причиняющих ущерб окружающей среде. В случае же применения таких средств прокурор должен принять соответствующие меры реагирования.

Прокурор не вправе лично проводить оперативно-розыскные мероприятия или участвовать в их подготовке.

В компетенцию прокурора также не входит проверка законности решения судьи по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении таких оперативно-розыскных мероприятий, как прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телеграфных сообщений, снятие информации с технических каналов связи, негласное обследование жилища.

Пределы надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД в части обеспечения соблюдения прав и свобод человека и гражданина в досудебных стадиях производства по уголовному делу определяются объемом конституционных прав и свобод человека и гражданина, ограничение которых допускается по основаниям и в порядке, установленным УПК Российской Федерации, а также Законом об ОРД, регулирующим сферу правоотношений, возникающих при проведении оперативно-розыскных мероприятий[32] .


Глава II . Организация прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

2.1 Основные направления прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью является ведущим принципом российского права. В России, как гласит ст. 17 Конституции Российской Федерации, признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ.

Статья 45 Конституции РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов гocyдарственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суде (ст. 46 Конституции).

С указанным положением Конституции РФ корреспондирует закрепленное в ст. 5 Закона об ОРД право лица, полагающего, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность,привели к нарушению его прав и свобод, обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд.

Лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т.е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе потребовать от органа, осуществлявшего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны.

В случае если будет отказано в предоставлении запрошенных сведений или если указанное лицо полагает, что сведения предоставлены не в полном объеме, оно вправе обжаловать это в судебном порядке. В процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность отказа в предоставлении этому лицу сведений, в том числе в полном объеме, возлагается на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.

В целях обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье, по его требованию, оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (ст. 5 Закона Об ОРД).

В случае признания необоснованным решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении заявителю необходимых сведений судья может обязать указанный орган предоставить заявителю эти сведения, но с соблюдением требований конспирации и в пределах, исключающих возможность разглашения государственной тайны.

В целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина законодатель запретил органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность:

1) проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения;

2) принимать негласно участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и не запрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;

3) разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известны в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (ст. 5 Закона Об ОРД).

Особое внимание при осуществлении прокурорского надзора следует обращать на такие права человека и гражданина, как право на неприкосновенность частной жизни, жилища, личную и семейную тайны, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Нарушение указанных прав, возможно, в определенных случаях, законодательно определенных[33] .

Так, в соответствии со ст. 23 Конституции РФ и ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» ограничение права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений допускается только на основании судебного решения и при наличии информации:

- о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

- о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;

- о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Ограничение права человека и гражданина на неприкосновенность жилища возможно лишь в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции). Проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц допускается:

1. По возбужденному уголовному делу - при наличии достаточных оснований полагать, что в жилом помещении находятся орудия преступления, предметы или ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела, и, по общему правилу, на основании решения суда (ст. 182 УПК);

2. Вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело:

а) при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, и, по общему правилу, с разрешения судьи (ст. ст. 8, 9, 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»);

б) входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территорию и в помещения, занимаемые организациями, и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай, а также для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках - во всех случаях с обязательного уведомления в течение 24 часов прокурора[34] ;

в) при наличии достаточных данных полагать, что в жилище совершается или совершено преступление, дознание или предварительное следствие по которому отнесено к ведению органов ФСБ РФ, если промедление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан; в случае преследования лиц, подозреваемых в совершении указанных преступлений, если промедление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан - в обоих случаях с обязательным уведомлением в течение 24 часов прокурора[35] ;

г) беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от форм собственности при пресечении преступлений, создающих угрозу безопасности объектов государственной охраны, а также при преследовании лиц, подозреваемых в совершении таких преступлений, если промедление может создать реальную угрозу безопасности объектов государственной охраны. О всех случаях вхождения в жилые и иные помещения против воли проживающих в них граждан федеральные органы государственной охраны уведомляют прокурора в течение 24 часов[36] .

Таким образом, законодателем предусмотрен последовательный комплексный подход к реализации прав граждан как в виде их соблюдения со стороны субъектов ОРД, так и путем использования лицами права на защиту, применения (восстановления) прав вышестоящими органами, органами прокуратуры и судом, включая привлечение виновных к соответствующей ответственности.

2.2 Проблемы прокурорского реагирования за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности

За время существования прокурорского надзора за органами осуществляющими ОРД, сформировалась определенная правоприменительная практика. В прокуратурах субъектов Российской Федерации были выработаны различные способы его организации. Отношение к надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности как к второстепенному и незначительному влечет негативные последствия в виде увеличения количества нарушений прав граждан при производстве ОРМ, снижения результативности самой оперативно-розыскной деятельности [37] .

Таким образом, наиболее актуальными проблемами организации надзора за оперативно-розыскной деятельностью являются:

1. Отсутствие единой системы осуществления этого вида надзора в масштабах страны.

Прокуроры на местах остро нуждаются в установлении критериев оценки этой работы, обобщениях положительной практики, возможности сравнения с результатами работы коллег из других регионов и самое главное - в методических рекомендациях, основанных не только на собственном опыте проб и ошибок, но и централизованно обработанной информации, включающей оценку законности тех или иных вариантов решений, прошедших научный анализ и одобренных ведомственным руководством. От централизации и системности зависит оперативность внедрения положительного опыта. Однако, несмотря на предпринятые попытки разработать и использовать методические рекомендации по осуществлению надзора за законностью ОРД в ряде прокуратур субъектов Федерации, до настоящего времени единые методические указания, рекомендованные Генеральной прокуратурой РФ по данному надзору, отсутствуют, а научные изыскания в этой области прокурорской деятельности носят единичный характер.

2. Отсутствие четко сформулированных критериев оценки деятельности прокуроров, уполномоченных на осуществление надзора за исполнением законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

До последнего времени остается открытым вопрос предмета и пределов прокурорского надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности. Если предметом надзора является проверка соблюдения и исполнения закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, то, как тогда следует относиться к логике включения в обязанности уполномоченных прокуроров способствовать выполнению задач самой оперативно-розыскной деятельности?[38]

В частности, В. Осипкин указывает в числе задач надзора за законностью ОРД: содействие оперативным подразделениям в комплексном и активном осуществлении всего объема ОРМ, предусмотренных законодательством; содействие надлежащему документированию произведенных ОРМ; содействие использованию результатов ОРМ в процессе доказывания по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств[39] .

Подобный подход подвергнут критике в научной литературе, поскольку, по мнению специалистов, он противоречит сущности надзорной деятельности и нацеливает прокурора на подмену ведомственного контроля. Вместе с тем определенным обоснованием критикуемой позиции служит прямое указание на обязанность уполномоченных прокуроров способствовать как обеспечению

гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина, законности при проведении ОРМ, так и выполнению задач ОРД по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, изобличению виновных и розыску лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда либо уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, а также розыску без вести пропавших граждан, которое содержится в отраслевом Приказе Генерального прокурора РФ от 21 декабря 2007 г. N 207 (п. 4)[40] .

Неоднозначное отношение вызывает вменение в обязанность уполномоченных прокуроров способствовать деятельности правоохранительных органов по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений вызвано опасением дезориентации прокуроров от задач по надзору за соблюдением законов к сугубо ведомственным задачам, при решении которых сотрудниками правоохранительных органов, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, иногда умышленно, допускаются нарушения законодательства с целью достижения требуемых показателей раскрываемости преступлений. В этом случае важно, чтобы прокурор остался на стороне закона, не опасаясь наказания за низкие показатели работы поднадзорных ведомств. Отсюда критерий оценки деятельности прокуроров, уполномоченных на осуществление надзора за исполнением законодательства об оперативно-розыскной деятельности, нельзя формально отождествлять с показателями раскрываемости преступлений, поскольку прямо пропорциональной зависимости между надзорными проверками и раскрытыми преступлениями либо разысканными лицами нет.

Нельзя забывать о том, что на прокуратуру возложена обязанность координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Выявление и раскрытие преступления - единая цель, объединяющая прокурора и оперативно-розыскные подразделения, в связи, с чем именно прокурор должен обладать возможностью влиять на выбор средств для ее достижения. Таким образом, соглашаясь с тем, что нельзя оценивать деятельность уполномоченного прокурора формально и только по результатам работы оперативно-розыскных подразделений, следует принять необходимость оценки его деятельности в совокупности с показателями правоохранительных органов. В свою очередь, анализ показателей оперативно-розыскной деятельности должен стать первоначальным действием при оценке деятельности уполномоченного прокурора, исходя из которого необходимо оценивать и принятые меры реагирования[41] .

Таким образом, один из важнейших критериев оценки деятельности уполномоченного прокурора - количество выявленных прокурором незаконных действий и решений должностных лиц, допущенных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;

3. Отсутствие достаточно полных и подробно регламентированных полномочий у прокурора по осуществлению надзорных функций за исполнением законодательства об ОРД.

В соответствии со ст. 30 Закона о прокуратуре полномочия уполномоченного прокурора устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством и другими федеральными законами Российской Федерации. Ведомственные приказы могут только конкретизировать порядок и условия их реализации.

Однако УПК Российской Федерации в действующей редакции не устанавливает полномочий прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД. Других федеральных законов, на положения которых дается ссылка в ст. 30 Закона о прокуратуре, определяющих полномочия уполномоченных прокуроров, не принято. В свою очередь, ст. 21 ФЗ об ОРД определяет исключительно круг оперативно-служебных и учетно-регистрационных документов, которые могут быть истребованы и изучены уполномоченным прокурором, не раскрывая при этом способы выявления нарушений законности и акты реагирования на выявленные нарушения законности.

Прокурорский надзор за исполнением законодательства об оперативно-розыскной деятельности был бы гораздо более эффективным, если бы прокурор был наделен большим объемом законодательно установленных полномочий при осуществлении данного надзора. К сожалению, в рассматриваемой сфере он не наделен правом самостоятельной отмены незаконных и необоснованных решений органов, осуществляющих ОРД[42] .

4. Ограниченность актов прокурорского реагирования при осуществлении надзора за исполнением законодательства об ОРД и их низкая эффективность.

Сохранившийся арсенал средств воздействия на поднадзорные оперативно-розыскные службы, предоставленный уполномоченному прокурору, носит традиционный характер и формально выражен в трех составляющих: протест, представление и предостережение.

1. Принесение протеста используется как акт прокурорского реагирования в случае выявления необоснованного решения о заведении либо прекращении дела оперативного учета, другого незаконного решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. При этом вызывает сомнение правомерность применения данного акта реагирования на решения о заведении или прекращении дела оперативного учета, поскольку обозначенные решения не относятся к правовым актам. Следует признать, что большинством прокуроров этот вид реагирования на практике используется редко, что свидетельствует в том числе об их неподготовленности к осуществлению данного вида надзора и неумении выявить незаконные решения либо о формальном подходе к проверкам.

2. Внесение представлений на допущенные нарушения законодательства об ОРД - еще одна форма прокурорского реагирования. Представления, направляемые районными прокурорами руководителям районных управлений и отделов внутренних дел, порой остаются без должной реакции. Как правило, причиной внесения представлений является отсутствие надлежащей оперативно-розыскной работы, проводимой без использования всех имеющихся полномочий, сил и средств, предоставленных оперативным службам, отсутствие требуемого ведомственного контроля. Руководители поднадзорных органов, получив такие представления, обязаны устранить выявленные нарушения, решить вопрос о дисциплинарной ответственности виновных сотрудников и в месячный срок сообщить о принятых мерах прокурору, внесшему представление. Однако практика показывает, что руководители районных звеньев органов, уполномоченных на осуществление ОРД, не только не в полной мере выполняют требования прокурора, но и просто их игнорируют. В ответах на представления указывают, что ограничились обсуждением на оперативном совещании, а к виновным сотрудникам мер не приняли, так как те ранее уже были наказаны за аналогичные нарушения[43] .

3. Предостережение прокурора как акт прокурорского реагирования может быть объявлено руководителю оперативного подразделения в случае выявления обстоятельств, которые могут привести к нарушению законов. Этот акт реагирования используется достаточно редко. Однако практика знает примеры объявления предостережений в случаях отказа в предоставлении прокурору для проверки оперативно-розыскных материалов.

Отсутствие должной реакции на акты реагирования прокурора у поднадзорных служб вызвано рядом причин. Во-первых, многие руководители служб, осуществляющих ОРД, при обсуждении данного вопроса высказываются о ненужности прокурорского надзора, вообще считая его лишним, мешающим нормальной оперативно-розыскной деятельности, утверждая, что он, по сути, только подменяет ведомственный контроль. Во-вторых, у оперативных служб существует острая нехватка квалифицированных кадров.

В конечном счете, исполнению требований прокурора, которые содержатся в актах прокурорского реагирования, препятствует также наличие пробелов в ведомственной регламентации, поскольку ведомственные приказы по линии ОРД как МВД России, так и других правоохранительных ведомств не определяют механизма рассмотрения и реализации актов прокурорского реагирования. Изменить сложившееся положение только актами прокурорского реагирования невозможно, поскольку необходимо также понимание этой проблемы руководителями оперативных служб и желание с их стороны добиться позитивных перемен[44] .

Прокуратура как единственный государственный орган, уполномоченный осуществлять надзор за соблюдением прав и свобод человека, не всегда имеет возможность для своевременного реагирования на факты их нарушения зачастую в силу недостаточного законодательного регламентирования тех или иных сфер правоприменения либо в силу отсутствия необходимого объема полномочий.

Отсутствие четкой законодательной регламентации порядка и оснований проведения оперативных мероприятий, их чрезмерная засекреченность, невозможность исследования полного объема оперативных документов прокурорами и судом создают широкое поле для злоупотреблений, пресечь которые не всегда возможно.

Основные проблемы возникают при проверке обоснованности проведения того или иного оперативного мероприятия, соблюдения законности при его проведении и при определении пределов действий оперативных сотрудников с целью не допустить совершение последними провокации для достижения положительного результата[45] .

Прокуроры могут судить об обоснованности оперативного мероприятия только по его результату, определяя, таким образом, степень достаточности и обоснованности проверяемой информации, поступившей оперативному работнику.

Документы, именуемые всегда по-разному - актами и протоколами выдачи, актами и протоколами досмотра с привлечением понятых и представителей общественности и без их привлечения - судами в большинстве случаев учитываются в качестве доказательств обвинения. Вместе с тем постановления о проведении оперативного эксперимента и проверочной закупки не всегда содержат сведения о лицах, которым она поручается и в отношении кого данное мероприятие проводится, в описательно-мотивировочной части данных постановлений отсутствует достаточная информация - настолько шаблонными бывают некоторые документы. Суды не всегда способны устранить данные пробелы. Постановление о проведении оперативного эксперимента утверждается начальником органа, осуществляющего ОРД, однако перечень таковых законодательно не закреплен, и на практике случается, что подобные постановления утверждаются начальниками структурных подразделений органов. Восстановление прав, нарушенных при проведении ОРД, посредством указанных механизмов затруднительно в силу чрезмерной засекреченности оперативной деятельности[46] .

Материалы ОРД самостоятельными доказательствами не являются, но служат источниками доказательств, поскольку содержащиеся в них сведения имеют значение для уголовного дела.

Однако оперативный сотрудник имеет возможность исказить любую поступившую к нему информацию практически безнаказанно. Проверить это в порядке надзора невозможно. Представление же результатов ОРД не в оригиналах, а в сводных документах, справках и т.д. нарушает принцип непосредственного исследования доказательств, их соответствия допустимости, достоверности, относимости к рассматриваемому делу (например, прослушивали телефонные разговоры одних лиц, а выявили преступную деятельность других)[47] .

Невозможно подвергнуть проверке объективность информации, содержащейся в акте о наведении справок - изложенное отдается на полное усмотрение лица, проводившего данное мероприятие, которое может исказить, укрыть либо приукрасить полученные сведения.

Существо проводимого мероприятия на законодательном уровне не раскрывается.

Всего этого можно было избежать, если бы в Законе Об ОРД был закреплен механизм проведения вышеуказанных мероприятий.

Невозможно в полном объеме проверить целесообразность и обоснованность прослушивания телефонных переговоров. Удовлетворяя данные ходатайства, судьи чаще всего ограничиваются изучением формальной составляющей, без изучения фактической стороны. Более того, исходя из закрепленного в Законе об ОРД положения должностные лица могут обратиться с соответствующим ходатайством, как по месту нахождения органа, так и по месту проведения оперативных мероприятий. Иными словами, получив отказ суда в одном месте, оперативные сотрудники сохраняют возможность для повторного обращения.

Обоснованность заведения дел оперативного учета (ДОУ) никак не контролируется, основания их заведения проверить невозможно[48] .

В Определении Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. N 86-О по жалобе гр. Черновой указано следующее. Как было установлено судом, дело оперативного учета в отношении Черновой И.Г. было заведено на основании агентурного сообщения и впоследствии прекращено ввиду неподтверждения информации. Налицо необоснованное заведение дела оперативного учета и ограничение конституционных прав разрабатываемого лица[49] .

Как было отмечено судом, орган, осуществляющий ОРД, должен проверить поступающую к нему информацию и в случае, если она является заведомо ложной, принять соответствующие законные меры к участнику ОРД.

Однако привлечение к уголовной ответственности данного лица становится невозможным в силу того, что сведения о лицах, внедренных в преступную среду, отнесены к государственной тайне. Создается ситуация, при которой совершенное агентом преступление фактически укрывается от учета. Налицо правовая коллизия, подлежащая законодательному урегулированию.

Исходя из Закона Об ОРД у оперативных подразделений существует возможность для представления неполного перечня документов либо их представления не в оригиналах, а в сводных документах - актах, справках и т.д. Вместе с тем сведения о нарушениях прав и свобод граждан к государственной тайне не отнесены, однако методы, с помощью которых права были нарушены, защищены государственной тайной. Однако рассекречивание документов является исключительной прерогативой самих оперативных сотрудников, которые вряд ли захотят подставлять себя и «вытаскивать на свет» ими же допущенные нарушения[50] .

Таким образом, можно констатировать отсутствие четкого механизма контроля за ОРД, ее законностью и обоснованностью, отсутствие механизма для безусловного установления нарушений.

Гражданин, в отношении которого проводилась разработка, не может знать об изложенном даже постфактум и, как следствие, не может обжаловать действия оперативного подразделения в суд. Кроме того, обжалуя указанные действия, лицо не всегда располагает информацией об органе, проводившем мероприятия.

В открытом доступе отсутствует статистика, отражающая количество нарушений, допущенных при проведении оперативных мероприятий, статистика положительной реализации дел оперативного учета[51] .

Таким образом, прокурорский надзор за законностью при осуществлении ОРД имеет существенные проблемы в вопросах организации и осуществления данной деятельности, что может служить основанием для придании ему статуса самостоятельной отрасли надзора.

Заключение

Подводя итог необходимо отметить, что результативность оперативно-розыскной деятельности может иметь место лишь в случае проведения целенаправленной, активной работы, соблюдения всех необходимых законодательно закрепленных требований ее проведения, в противном случае полученные результаты будут признаны ничтожными и неприменимыми в качестве доказательств.

Именно предотвращению подобных нарушений, которые помимо прочего могут повлечь ущемление конституционных прав граждан, служит в первую очередь прокурорский надзор.

Таким образом, прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью — это вид деятельности, осуществляемой уполномоченными работниками прокуратуры в пределах их компетенции посредством использования ими определенных законом методов проверки и средств реагирования в целях обеспечения исполнения на территории Российской Федерации законов всеми оперативно-розыскными органами.

Однако данное направление прокурорского надзора, в соответствии в Федеральным Законом «О прокуратуре Российской Федерации» является составной частью надзора за предварительным следствием и дознанием, что в действительности осложняет полноту прокурорского надзора и реагирования на нарушения законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Поэтому, можно согласиться с мнением М.П. Полякова и А.Ф. Федулова в том что, выделение данного направления прокурорского надзора в качестве самостоятельной отрасли необходимо, прежде всего тем, что при осуществлении оперативно-розыскной деятельности в первую очередь затрагиваются (ограничиваются) основные права и свободы личности, определенные Конституцией Российской Федерации.

Отношение к надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности как к второстепенному и незначительному влечет негативные последствия в виде увеличения количества нарушений прав граждан при производстве ОРМ, снижения результативности сомой оперативно-розыскной деятельности.

Мы придерживаемся точки зрения Г. Дытченко и Е. Никитина в вопросе связанном с проблемами организации прокурорского надзора в данной отрасли.

Отсутствие единой системы осуществления этого вида надзора в масштабах страны значительно затрудняет внедрение положительного опыта между субъектами Российской Федерации.

Отсутствие достаточно полных и подробно регламентированных полномочий у прокурора по осуществлению надзорных функций за исполнением законодательства об ОРД. В соответствии с Законом о прокуратуре полномочия прокурора устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством и другими федеральными законами. Однако действующая редакция УПК РФ не устанавливает полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД. Поэтому прокурорский надзор в данной отрасли был бы гораздо более эффективным, если бы прокурор был наделен большим объемом законодательно установленных полномочий.

Для преодоления данных проблем необходимо устранить пробелы, существующие в законодательстве, четко закрепить механизм контроля за ОРД, ее законностью и обоснованностью. Отсутствие четкой законодательной регламентации порядка и оснований проведения оперативных мероприятий, их чрезмерная засекреченность, невозможность исследования полного объема оперативных документов, все это создает широкое поле для злоупотреблений, пресечение которых не всегда возможно.

Исходя из вышеизложенного, выделение данной отрасли прокурорского надзора как самостоятельной и устранение существенных пробелов в законодательстве, будет способствовать усилению прокурорского надзора за осуществлением оперативно-розыскной деятельности и, самое главное, за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. 1993. 25 декабря.

2. Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 № 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно - розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой» // Российская газета. 1998. 11 августа.

3. ФЗ РФ «О прокуратуре Российской Федерации» № 2201-1 от 17.01.1992 (в ред. от 28.11.2009) // Российская газета. 1992. 18 февраля.

4. ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» № 144-ФЗ от 05.07.1992 (в ред. от 01.01.2010) // Собрании законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. ст. 3349.

5. ФЗ РФ «Об органах федеральной службы безопасности в РФ» от 3.04.1995 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 2. Ст. 205.

6. ФЗ РФ «О государственной охране» от 27.05.1997 № 57-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 53. Ст. 5147.

7. ФЗ РФ «О милиции» от 18.04.1991 №1026-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

8. ФЗ РФ «О государственной тайне» от 21.07.1993 № 5485-1 (в ред. от 18.07.2009 № 180-ФЗ) // Российская газета. 2009. 21 июля.

9. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21.12.2007 № 207 (в ред. от 27.01.2009 №55) // Законность. 2009. № 4. С. 20-37.

10. Совместное Указание Генерального прокурора РФ и МВД РФ от 29.09.2008 №№ 215/69, 1/7818 «О порядке представления органами внутренних дел оперативно-служебных документов с целью осуществления прокурорами надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Опубликован в электронном варианте системы Консультант Плюс.

Научная литература:

11. Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. – М. 2008. 165 с.

12. Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С.12-15.

13. Капканов В.И. Проблемы осуществления надзора за оперативно-розыскной деятельностью // Адвокат. 2009. № 9. С. 24-28.

14. Капканов В.И. Проблемы разграничения пресечения преступлений и провокации их совершения // Уголовное право. 2007. № 6. С. 23-27.

15. Курс лекций по дисциплине «Прокурорский надзор». Общая часть: Учебное пособие / Дранников В.Н. М., 2004. 120 с.

16. Курс прокурорского надзора / Под ред. Коробейников Б.В. М., 2008. 457 с.

17. Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

18. Осипкин В.Н. Предмет прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью. Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 3. СПб., 2001. С. 34-40.

19. Осипкин В.Н. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью. СПб., 2001. 279 с.

20. Прокурорский надзор: Учебное пособие для вузов / Ласкина Н.В. М.: Юстиц, 2008. 346 с.

21. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью (понятие, организация, методика): Учебное пособие / Осипкин В.Н. СПб., 2007. 346 с.

22. Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А.А. М.: Юристъ, 2000. 400 с.

23. Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Ю.Е. Винокурова. М., 2008. 320 с.

24. Прокурорский надзор: курс лекций / М. П. Поляков, А. Ф. Федулов. 3-е изд. М.: Высшее образование, 2009. 165 с.

25. Прокурорский надзор за ОРД: Учебное пособие / Осипкин В.Н. СПб, 2001. 213 с.

26. Соловьев А.Б., Токарева М.Е, Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000. 258 с.

27. Трикс А.В. Справочник прокурора. СПб.: Питер Пресс, 2007. 144 с.

28. Фролова Т.А. Порядок проверки судом допустимости результатов ОРД и доказательств, сформированных на их основе // Уголовный процесс. 2008. № 1. С. 30-35.


[1] О прокуратуре Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 17.01.1992 г. № 2201-1 (в ред. от 28.11.2009г) // Российская газета. 1992. 18 февраля.

[2] См.: Прокурорский надзор за ОРД: Учебное пособие / Осипкин В.Н. СПб, 2001. С. 3.

[3] Об организации прокурорского надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности: Приказ Генерального прокурора РФ от 21 декабря 2007 № 207 (в ред. от 27.02.2009 № 55) // Законность. 2009. № 4. С. 20-37.

[4] См.: Осипкин В.Н. Предмет прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью. Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры РФ. № 3. СПб, 2001. С. 34

[5] См.: Прокурорский надзор: Учебное пособие для вузов / Ласкина Н.В. М.: Юстиц, 2008. С. 66.

[6] Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Российской Федерации от 05.07.1992. № 144-ФЗ (в ред. от 01.01.2010 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. ст. 3349.

[7] Конституция Российской Федерации: Федеральный закон Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. 1993. 25 декабря.

[8] См.: Прокурорский надзор: курс лекций / М. П. Поляков, А. Ф. Федулов. 3-е изд. М.: Высшее образование, 2009. С. 63.

[9] См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А.А. М.: Юристъ, 2000. С. 159.

[10] См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А.А. М.: Юристъ, 2000. С. 160.

[11] См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Чувилева А.А. М.: Юристъ, 2000. С. 160.

[12] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ. // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[13] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[14] См.: Курс лекций по дисциплине «Прокурорский надзор». Общая часть: Учебное пособие / Дранников В.Н. М., 2004. С. 117.

[15] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[16] Уголовно-Процессуальный Кодекс РФ от 18.12.2001 (в ред. от 09.03.2010) // Российская газета. 2001. 22 декабря.

[17] См., например:Об организации прокурорского надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности: Приказ Генерального прокурора РФ от 21 декабря 2007 № 207 (в ред. от 27.02.2009 № 55) // Законность. 2009. № 4. С. 20-37.

[18] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[19] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[20] См.: Курс лекций по дисциплине «Прокурорский надзор». Общая часть: Учебное пособие / Дранников В.Н. М., 2004. С. 120.

[21] См.: Там же. С. 120.

[22] См.: Прокурорский надзор: курс лекций / М. П. Поляков, А. Ф. Федулов. 3-е изд. М.: Высшее образование, 2009. С. 76.

[23] О государственной тайне: Федеральный Закон Российской Федерации от 21.07.1993 № 5485-1 (в ред. от 18.07.2009 № 180-ФЗ) // Российская газета. 2009. 21 июля.

[24] См.: Трикс А.В. Справочник прокурора. СПб.: Питер Пресс, 2007. С. 69.

[25] См.: Курс прокурорского надзора / Под ред. Коробейников Б.В. М., 2008. С. 73.

[26] См.: Осипкин В.Н. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью. СПб, 2001. С. 29.

[27] См.: Там же. С. 29.

[28] См.:Прокурорский надзор в Российской Федерации / Под ред. Ю.Е. Винокурова. М., 2008.С. 215.

[29] О порядке представления ОВД оперативно-служебных документов с целью осуществления прокурорами надзора за исполнением ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности: Совместное Указание Генерального прокурора РФ и МВД РФ от 29.09.2008 №№ 215/69, 1/7818 // Опубликован в электронном варианте системы Консультант Плюс.

[30] См.: Прокурорский надзор: курс лекций / М. П. Поляков, А. Ф. Федулов. 3-е изд. М.: Высшее образование, 2009. С. 69.

[31] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[32] См.: Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры РФ // Подготовлен для системы Консультант плюс. 2007.

[33] См.: Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. М., 2008 . С. 136.

[34] О милиции: Федеральный Закон Российской федерации от 18.04.1991 г. №1026-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР от 1991. № 16. Ст. 503.

[35] Об органах федеральной службы безопасности в РФ: Федеральный закон Российской Федерации от 3.04.1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 2. ст. 205.

[36] О государственной охране: Федеральный закон Российской Федерации от 27.05.1997 г. № 57-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 53. Ст. 5147.

[37] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С.12.

[38] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С. 13.

[39] См.: Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью (понятие, организация, методика): Учебное пособие / Осипкин В.Н. СПб., 2007. С. 26.

[40] См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е, Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000. С. 82.

[41] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С.14.

[42] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С.14.

[43] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С. 15.

[44] См.: Дытченко Г., Никитин Е. Проблемы организации надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2008. № 10. С. 15.

[45] См.: Капканов В.И. Проблемы разграничения пресечения преступлений и провокации их совершения // Уголовное право. 2007. № 6. С. 23.

[46] См.: Фролова Т.А. Порядок проверки судом допустимости результатов ОРД и доказательств, сформированных на их основе // Уголовный процесс. 2008. № 1. С. 32.

[47] См.: Там же. С. 32.

[48] См.: Капканов В.И. Проблемы осуществления надзора за оперативно-розыскной деятельностью // Адвокат. 2009. № 9. С. 24.

[49] По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно - розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой: Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 № 86-О // Российская газета. 1998. 11 августа.

[50] См.: Капканов В.И. Проблемы осуществления надзора за ОРД // Адвокат. 2009. № 9. С. 25.

[51] См.: Там же. С. 25.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий