регистрация / вход

Процессуальное правопреемство

Общая характеристика института процессуального правопреемства. Порядок вступления в процесс правопреемника и его правовое положение. Вопрос о замене стороны в исполнительном производстве правопреемником, переход процессуальных прав и обязанностей сторон.

Оглавление

Введение

Глава I. Общая характеристика и основания процессуального правопреемства

1.1 Институт правопреемства. Виды правопреемства

1.2 Особенности и основания процессуального правопреемства

Глава II. Порядок вступления правопреемника в процесс и его правовое положение

2.1 Порядок вступления правопреемника в процесс

2.2 Правовой статус правопреемника

Заключение

Список нормативных актов и литературы

Введение

Актуальность изучения данной темы весьма очевидна: мы живем в мире, где смерть гражданина, реорганизация юридического лица, да и просто уступка требования, перевод долга и другие аналогичные события не являются чем-то экстраординарным. Следовательно, каждый из нас может столкнуться с необходимостью процессуального правопреемства и это событие не такая уж редкость в отечественной юридической практике. И по мере того, как наше государство со всё большим основанием можно будет назвать действительно правовым, всё чаще будут встречаться случаи процессуального правопреемства, – хотя бы потому, что гораздо большее число проблем взаимоотношений как граждан, так и хозяйствующих субъектов будут решаться в правовом порядке, с применением норм гражданского судопроизводства.

Степень изученности темы, как показало предварительное ознакомление с доступными источниками, оставляет желать лучшего: тема процессуального правопреемства на сегодня скорее является «периферийной» для трудов по гражданскому процессу. Вместе с тем, как уже подчеркивалось, ее значение в обозримом будущем будет только возрастать.

Структурно работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе дается общая характеристика института процессуального правопреемства. Вторая глава посвящена порядку вступления в процесс правопреемника и его правовому положению.

При написании работы использовались как признанные общенаучные методы познания (прежде всего методы анализа и синтеза), так и частнонаучные методы – сравнительного правоведения, формально-юридической обработки нормативного материала, систематизации и классификации, анализа правоприменения и другие.

Цель настоящего исследования – проведение анализа института процессуального правопреемства в гражданском процессе.

Задачи исследования определены поставленной целью и могут быть сформулированы следующим образом:

· дать общую характеристику института процессуального правопреемства; с этой целью рассмотреть институт правопреемства, виды правопреемства; выделить основные особенности и основания процессуального правопреемства;

· проанализировать порядок вступления в процесс правопреемника и его правовое положение.

Положения, выносимые на защиту:

– поскольку процессуальное правопреемство представляет собой замену действующих в процессе лиц, когда одно лицо выбывает из процесса, а другое становится на место выбывшего, в научной литературе некоторые авторы называют процессуальное правопреемствовторой формой замены сторон, подразумевая под первой – замену ненадлежащих сторон. Такое мнение представляется недостаточно обоснованным, поскольку процессуальное правопреемство принципиально отличается от замены ненадлежащей стороны;

– формулировка ч. 1 ст. 44 ГПК РФ неудачна, так как фактически основанием процессуального правопреемства является не выбытие одной из сторон, а выбытие физического или юридического лица, участвующего в деле; в связи с этим следует предложить иную формулировку указанной нормы.

Глава I. Общая характеристика и основания процессуального правопреемства

1.1 Институт правопреемства. Виды правопреемства

Известно, что участниками гражданских правоотношений являются, по общему правилу, лица физические и юридические. Существование тех и других ограничено некоторыми временными рамками. Что же происходит с правоотношением при прекращении или изменении юридического качества его участника? Смерть гражданина, признание его недееспособным или безвестно отсутствующим, объявление умершим; реорганизация, ликвидация, банкротство юридического лица, - как все эти обстоятельства влияют на гражданские права и обязанности, принадлежавшие перечисленным лицам?

В процессе решения этих вопросов была создана конструкция универсального правопреемства - приобретения целиком всех прав и обязанностей, ранее принадлежавших другому лицу (правопредшественнику). Юристы Древнего Рима применяли данный институт в основном к правам вещным. Обязательственные же правоотношения первоначально трактовались как отношения строго личного характера и прекращались как со смертью кредитора, так и со смертью должника. Лишь с развитием товарного и денежного оборота римское право стало допускать возможность перемены лиц в отдельных обязательствах, то есть, частичное (сингулярное) правопреемство.

Универсальное правопреемство было изобретено прежде всего собственниками и исторически предназначалось для определения судьбы именно вещных, а не обязательственных прав на случай, если с собственником вещи произойдет что-то непредвиденное и непредотвратимое. Появилась эта конструкция в глубокой древности.

Сингулярное же преемство возникло вместе с появлением торговли. Созданная первоначально для преемства также лишь в отношении вещных прав (например, для перенесения права собственности на какой-либо конкретный предмет из имущественной массы известного субъекта), данная конструкция продолжала развиваться сообразно развитию товарного и денежного оборота до момента, когда возникла необходимость вместо перемещения товаров и денег производить операцию, которая сейчас именуется взаиморасчетом. Если А должен некоторую сумму В, а В должен эту же (или меньшую) сумму С, то незачем А нести деньги к В, а последнему передавать эти же деньги С; достаточно, чтобы В указал А на необходимость уплаты долга не ему, а третьему лицу - С.

Согласно юридической энциклопедии правопреемство (англ. legal succession) – это переход прав и (или) обязанностей от одного лица (правопредшественника) к другому лицу (правопреемнику) непосредственно в силу закона или договора. При правопреемстве новый субъект в правоотношении занимает место первоначального, а перешедшие к нему права совпадают с правами правопредшественника. Правопреемство распространяется только на имущественные права и обязанности; личные права считаются неотчуждаемыми от их субъектов и не могут передаваться другим лицам. При общем правопреемстве к правопреемнику от правопредшественника переходят не только все его права, но и обязанности. При сингулярном правопреемстве к правопреемнику переходит, как правило, отдельное правомочие правопредшественника или его права применительно к конкретному правоотношению[1] .

Универсальное правопреемство имеет место в случае наследования, реорганизации юридического лица. В порядке сингулярного правопреемства переходят права и обязанности в результате совершения сделок по отчуждению имущества, уступке прав (ст.382 ГК РФ) и переводу долга (ст. 391 ГК РФ), передаче имущества в аренду и т.п.[2]

Широко распространенными являются в Гражданском праве отношения наследственного правопреемства. Нормы главы 64 ГК о приобретении наследства регулируют отношения, складывающиеся в самом процессе наследственного правопреемства. Последний определяется тем правовым порядком, который обеспечивает, с одной стороны, осуществление наследниками и другими заинтересованными лицами своих прав и притязаний на имущество умершего, с другой - сохранение наследства в юридически неизменном виде как единого целого до завершения процесса универсального правопреемства и распределения его между наследниками[3] . Эти нормы применяются к отношениям наследования независимо от того, по какому основанию открылось наследство - по закону или по завещанию, и от того, какое имущество входит в состав наследства - вещи делимые или неделимые, движимые или недвижимые, ценные бумаги, права и обязанности по обязательствам, корпоративные права и др.

От наследственного правопреемства, определяемого статьей 1110 ГК, следует отличать процессуальное правопреемство[4] . Сходство между ними состоит, во-первых, в том, что процессуальное правопреемство также возникает вследствие смерти гражданина (п. 1 ст. 44 ГПК, п. 1 ст. 48 АПК); во-вторых, процессуальное правопреемство также является универсальным. Оба процессуальных кодекса устанавливают, что все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил (п. 2 ст. 44 ГПК, п. 2 ст. 48 АПК).

Но процессуальное правопреемство не является наследственным правопреемством, и, несмотря на отмеченное сходство, регулируется не гражданским, а гражданским процессуальным правом. Последнее, в частности, предусматривает, что оно не может наступать без специального судебного акта. На это прямо указывает АПК (п. 1 ст. 48). Такое же правило содержится и в ГПК (п. 1 ст. 44), хотя и в не столь четкой редакции.

В наше время институт правопреемства, установленный материальным и процессуальным законодательством, на основании ст. 32 Федерального закона от 21 июля 1997 г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (с изм. от 22 августа 2004 г.) введен и в исполнительное производство. Правопреемство допускается в случае смерти гражданина, реорганизации юридического лица, уступки требования, перевода долга, т.е. в тех случаях, когда права и обязанности одного из субъектов правоотношений в силу указанных причин переходят к другому лицу, которое до этого не принимало участия в исполнительном производстве.

Вопрос о замене стороны в исполнительном производстве правопреемником рассматривается по заявлению правопреемника выбывшей стороны, противоположной стороны в исполнительном производстве, или судебного пристава. Судебный пристав-исполнитель самостоятельно не может определить правопреемника стороны в исполнительном производстве. Это осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом судом или арбитражным судом, если исполнительный документ выдан последним. О месте и времени судебного заседания по вопросу замены стороны в исполнительном производстве правопреемником извещаются стороны в исполнительном производстве и судебный пристав-исполнитель. Определение суда, вынесенное по результатам рассмотрения такого заявления, обжалованию не подлежит[5] .

При замене одной из сторон в исполнительном производстве правопреемником процесс исполнения судебным приставом-исполнителем исполнительного документа продолжается, а не начинается заново, так как для правопреемника обязательны все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, в той мере, в какой они были бы обязательны для правопредшественника.

1.2 Особенности и основания процессуального правопреемства

Таким образом, институт правопреемства урегулирован гражданским правом. Согласно п. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

Процессуальное правопреемство регулируется нормами Гражданского процессуального кодекса РФ от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ (с изм. от 29 декабря 2004) и Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. №95-ФЗ (с изменениями от 28 июля, 2 ноября 2004).

В п. 1 ст. 44 ГПК РФ указывается, что «в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником».

Из этого можно сделать вывод, что процессуальное правопреемство представляет собой замену одной из сторон процесса (правопредшественника) другим лицом (правопреемником) в случаях выбытия из процесса субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения. При процессуальном правопреемстве происходит переход прав или обязанностей от одного лица к другому, которое не принимало участия в данном процессе.

Основа правопреемства - правопреемство, предусмотренное, в частности, нормами ГК, предусматривающими правопреемство в случаях общего (универсального) или сингулярного правопреемства в материальном праве.

Это не означает, что институт процессуального правопреемства применим только в отношении сторон, и только по делам искового производства. Нормы ГПК РФ предусматривают возможность правопреемства третьих лиц с самостоятельными требованиями (абз.2 ст.215, абз.2 ст.217). Положения ст атьи 44 ГПК РФ о процессуальном правопреемстве в соответствии с частью 1 статьи 246 и частью 1 статьи 263 ГПК РФ могут применяться при выбытии из процесса заявителей и заинтересованных лиц по делам, возникающим из публичных правоотношений и делам особого производства, если соответствующие правоотношения допускают правопреемство. Не имеется также оснований исключать возможность применения института процессуального правопреемства в отношении третьих лиц без самостоятельных требований, а в ряде случаев и иных лиц, участвующих в деле, например, в случае реорганизации юридического лица, обратившегося в суд в порядке ст.46 ГПК.

Суть гражданского процессуального правопреемства заключается в переходе процессуальных прав и обязанностей стороны (предшественника) к другому лицу, которое становится правопреемником этой стороны в гражданском деле[6] .

В качестве оснований процессуального правопреемства выступает переход материальных прав и обязанностей от стороны или третьего лица к другим лицам в течение процесса. Такими основаниями могут быть следующие юридические факты[7] .

· во-первых, смерть гражданина, бывшего стороной либо третьим лицом;

· во-вторых, реорганизация юридического лица (ст. 57, 58 ГК). Если юридическое лицо ликвидируется, то его деятельность в соответствии со ст. 61 ГК прекращается без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам;

· в-третьих, уступка требования;

· в-четвертых, перевод долга и в других случаях перемены лиц в обязательстве.

Рассмотрим каждое из оснований подробнее.

Смерть гражданина, бывшего стороной либо третьим лицом

Вопрос о том, является ли процессуальное правопреемство обязанностью суда или его правом, в литературе обычно не поднимается. По мнению А.П. Рыжакова, в случае выбытия стороны (смерти гражданина) гражданского процесса суд как минимум должен обсудить вопрос о возможности замены этой стороны ее правопреемником.

Процессуальное правопреемство может возникнуть в случае общего (универсального) правопреемства в материальном правоотношении. Универсальное правопреемство может иметь место в случае смерти гражданина и перехода его имущества по закону или по завещанию к его наследникам (ст. 1110 ГК): если у умершего имелись наследники, к ним в порядке правопреемства перейдут все материальные права и обязанности. Но здесь необходимо отметить, что действующее законодательство не допускает перехода от одного лица к другому таких субъективных прав, которые неотделимы от самой личности – носителя этих прав. Например, в случае смерти истца-гражданина, на содержание которого с ответчика должны быть взысканы алименты, производство по делу о взыскании алиментов подлежит прекращению, потому что субъективное право на получение содержания, т.е. алиментов, носит хотя и имущественный, но вместе с тем тесно связанный с личностью нуждающегося в содержании характер.

Реорганизация юридического лица (ст. 57, 58 ГК)

При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом. В случае присоединения одного юридического лица к другому к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица также в соответствии с передаточным актом.

При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом.

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом.

В случае преобразования юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом (ст. 58 ГК РФ).

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ). Рассмотрим в связи с этим пример из судебной практики.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области от 20 мая 2004 г. по делу N А41-К1-10255/03 отменено решение Арбитражного суда Московской области от 20 января 2004 г. по делу N А41-К1-10255/03 ввиду того, что ЗАО "Прогресс-Р", организация являющаяся стороной по делу, ликвидирована, что подтверждено представленной в материалы дела заверенной нотариусом копией свидетельства о внесении 12 мая 2004 г. записи в Единый государственный реестр юридических лиц о ликвидации ЗАО "Прогресс-Р" на основании решения суда.

Производство по делу N А41-К1-10255/03 прекращено.

В кассационной жалобе на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области от 20 мая 2004 г. по делу N А41-К1-10255/03 ЗАО "КамчатЭнергоТехОборудование" просит отменить указанный судебный акт и прекратить производство по делу. В обоснование доводов заявитель указывает на неправильное применение судом норм процессуального права (ст.ст. 150, 151, 170 АПК РФ), в силу которых прекращение производства по делу в апелляционной инстанции не влечет отмену вынесенного по делу решения суда первой инстанции. Ликвидация ответчика, по мнению заявителя, сама по себе не является основанием для отмены решения суда первой инстанции; суд должен был вынести определение о прекращении производства по делу, а не постановление об отмене решения суда первой инстанции и прекращении производства по делу.

Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В заседании кассационной инстанции представители ЗАО "КамчатЭнергоТехОборудование" и ООО НПП "Политон" поддержали доводы кассационной жалобы, представители ООО "Гирос", Колиш И.С., ОАО "Рыбак", АОЗТ НПП "Рыбак" в заседание не явились.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, явившихся в заседание, кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Ликвидация организации, являющаяся стороной в деле, означает, что юридическое лицо, занимающее процессуальное положение стороны, прекратило свое существование без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Вследствие этого исчезает одна из сторон спора, а, следовательно, и сам спор.

Как следует из материалов дела и установлено судом, факт ликвидации ЗАО "Прогресс-Р" подтвержден представленной в материалы дела заверенной нотариусом копией свидетельства о внесении 12 мая 2004 г. записи в Единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, судом правомерно, на основании п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ вынесено постановление о прекращении производства по делу.

Прекращение производства - это форма окончания процесса по делу без вынесения решения, применяемая судом, в частности, в связи с ликвидацией спора.

Поэтому судом апелляционной инстанции правомерно отменено решение суда первой инстанции, вынесенное при рассмотрении спора с участием ЗАО "Прогресс-Р" - ликвидированной организацией.

Кассационной инстанцией не усматривается нарушений применения норм материального и процессуального права, допущенных судом при принятии обжалуемого судебного акта и могущих служить основанием для его отмены.

Доводы кассационной жалобы внимательно изучены судом, однако, с учетом вышеизложенного, они подлежат отмене как несостоятельные, опровергаемые обстоятельствами дела и не основанные на надлежащем толковании действующего законодательства.

Руководствуясь ст.ст. 284, 286-289 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области от 20 мая 2004 г. по делу N А41-К1-10255/03 оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО "КамчатЭнергоТехОборудование" - без удовлетворения[8] .

Другой пример: в соответствии с п. 1 ст. 38 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» лицо, которое приобрело заложенное по договору об ипотеке имущество «в порядке универсального правопреемства, в том числе в результате реорганизации юридического лица или в порядке наследования, становится на место залогодателя и несет все обязанности последнего по договору об ипотеке, включая и те, которые не были надлежаще выполнены первоначальным залогодателем»[9] .

Согласно п. 1 ст. 1093 ГК в случае реорганизации юридического лица, ответственного за вред, причиненный жизни или здоровью, обязанность по выплате соответствующих платежей несет его правопреемник.

Уступка требования, перевод долга и в других случаях перемены лиц в обязательстве.

Основаниями процессуального правопреемства могут быть также уступка требования (ст. 382 ГК), перевод должником своего долга на другое лицо (п. 1 ст. 391 ГК) и другие случаи перемены лиц в обязательстве. При этом необходимо соблюдение правил оформления уступки требования и уступки долга. Уступка требования, основанная на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (п.3 ст.146 ГК).

Согласно ст. 387 ГК права кредитора переходят по обязательству к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом; вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству, и в других случаях.

При переводе должником своего долга на другое лицо следует иметь в виду, что такой перевод возможен только при наличии согласия на перевод долга самого кредитора: согласно п. 2 ст. 388 ГК не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Впрочем, обратимся к судебной практике на эту тему.

Предприниматель без образования юридического лица (ПБОЮЛ) Проводин Д.Н. обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Окамет" о взыскании 600000 рублей и 5000 долларов США задолженности по договорам оказания юридических услуг от 01.02.00 и 05.08.00.

Иск заявлен на основании статей 12, 309 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ).

До вынесения решения судом в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) произведена замена истца на ООО "Таокс" в связи с переуступкой последнему истцом права требования по договорам.

Решением от 27.11.03 иск удовлетворен.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что услуги, предусмотренные указанными договорами, оказаны в полном объеме, оплата ответчиком не произведена.

В апелляционном порядке законность и обоснованность решения не проверялись.

Не согласившись с решением, ответчик обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой ставится вопрос об его отмене, как принятого с неправильным применением норм материального процессуального права, и отказе в иске.

В обоснование кассационной жалобы ООО "Окамет" ссылается на незаконность процессуального правопреемства, неприменение судом исковой давности.

В отзыве на кассационную жалобу ООО "Таокс" просит оставить решение без изменения, указывая на его законность и обоснованность и ссылаясь на отсутствие в законе требования о необходимости согласия и уведомления должника об уступке права требования, заявление иска в пределах срока исковой давности.

В заседании суда кассационной инстанции представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Ответчик, извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы надлежащим образом, явку своего представителя в заседание суда кассационной инстанции не обеспечил, заявив ходатайство об отложении рассмотрения кассационной жалобы в связи с отсутствием в Москве адвоката. Рассмотрев ходатайство, судебная коллегия считает его не подлежащим удовлетворению, так как отсутствие адвоката не препятствует организации представлять свои интересы в судебном заседании.

Изучив материалы дела, выслушав представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Судом первой инстанции установлено, что между ООО "Окамет" и ПБОЮЛ Проводиным Д.Н. были заключены договоры от 01.02.00 и от 05.08.00, в соответствии с которыми последний принял на себя обязательства оказать ответчику юридическую помощь, а ответчик - принять и оплатить оказанные услуги.

Выполнение услуг, предусмотренных данными договорами, подтверждается актом от 20.02.01, подписанным сторонами договоров.

Согласно статьям 309-310 ГК РФ обязательство должно исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательства недопустим.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о правомерности заявленных требований и удовлетворил иск.

Довод кассационной жалобы о неправомерности процессуального правопреемства по причине неуведомления ответчика о произведении уступки требования подлежит отклонению как не основанный на законе, статье 382 ГК РФ, пункт 2 которой прямо предусматривает отсутствие необходимости согласия должника на переход прав кредитора к другому лицу. Законом или договорами иное не предусмотрено.

Ссылка на невозможность взыскания долга за оказание юридических услуг в пользу иного лица, нежели непосредственно оказавшего их, также является несостоятельной, так как ответчиком не представлено суду доказательств наличия между ним и ПБОЮЛ Проводиным Д.Н. таких особых правоотношений, связанных или возникших на основе договоров оказания юридических услуг, которые свидетельствовали бы о существенном значении для ответчика личности кредитора.

Довод кассационной жалобы о неприменении судом исковой давности подлежит отклонению, так как судом первой инстанции указанному обстоятельству дана надлежащая оценка, вывод суда соответствует положениям статей 200, 203 ГК РФ.

Суд первой инстанции полно и всесторонне в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ исследовал обстоятельства дела и принял законное и обоснованное решение.

Оснований к отмене принятого по делу решения, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 284, 286-289 АПК РФ, суд постановил:

Решение от 27.11.2003 г. Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-45305/03-23-487 - оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Исполнение решения, приостановленное определением Федерального арбитражного суда Московского округа от 29.01.2004 г., возобновить[10] .

Таким образом, утверждение о существенном значении для ответчика личности кредитора должно быть доказано.

В качестве примера иных случаев перемены лиц в материальном правоотношении может служить также правило п. 1 ст. 700 ГК, в соответствии с которым ссудодатель вправе произвести отчуждение вещи или передать ее в возмездное пользование третьим лицам. При этом к новому собственнику или пользователю переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя[11] .

Примером возникновения процессуального правопреемства в случае частичного (сингулярного) правопреемства в материальном правоотношении является также то, что в соответствии с п. 2 ст. 993 ГК в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, последний обязан немедленно сообщить об этом комитенту и по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (ст. 382–386, 388, 389 ГК).

Кроме того, процессуальное правопреемство возможно также в иных случаях перемены лиц в материальном правоотношении. Иногда возникают случаи, которые напрямую не урегулированы процессуальными нормами. В частности, в литературе описывается следующий пример из практики. Решение суда было обжаловано гражданином-акционером, который являлся стороной в споре с акционерным обществом относительно проведения общего собрания. Но вскоре он представил в кассационную инстанцию заявление о прекращении производства в связи с отказом от жалобы по мотиву, что после решения суда он продал свои акции. Однако гражданин, который эти акции купил, направил заявление о поддержке кассационной жалобы и настаивал на ее рассмотрении, ссылаясь на свое правопреемство. Судебная коллегия удовлетворила последнее заявление, поскольку покупатель был уже внесен в реестр акционеров ответчика[12] .

В тех же случаях, когда закон не допускает перехода прав и обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому, не допускается и преемство в процессуальных правах и обязанностях. Наиболее показательна в этом отношении ситуация, регулируемая ст. 581 ГК. В соответствии с п. 1 ст. 581 ГК права одаряемого, которому по договору дарения обещан дар, по общему правилу (если иное не предусмотрено договором дарения) не переходят к его наследникам (правопреемникам), а вот обязанности дарителя, обещавшего дарение, в соответствии с п. 2 ст. 581 ГК переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения. Таким образом, в случае возникновения судебного процесса по спору между одаряемым и дарителем судьба судебного процесса будет зависеть от того, кто умрет: истец-одаряемый или ответчик-даритель. Если умрет истец-одаряемый, то производство по делу подлежит прекращению. Если умрет ответчик-даритель, то судебное разбирательство дела будет продолжено с участием на стороне ответчика правопреемников (наследников) дарителя. Аналогичная ситуация возможна при рассмотрении дел о взыскании компенсации морального вреда, когда обязанность по выплате денежной компенсации за причиненный моральный вред как имущественная переходит к наследникам причинителя вреда, а вот право требовать взыскания компенсации морального вреда в силу тесной связи с личностью потерпевшего по наследству не переходит[13] . Таким образом, применительно к требованиям о компенсации морального вреда уступка требования может являться основанием для процессуального правопреемства только на стадии исполнительного производства, когда отношения по поводу компенсации морального вреда оказываются установленными вступившим в законную силу решением суда[14] .

Поскольку основанием процессуального правопреемства является преемство в спорном материальном правоотношении, то есть переход субъективных материальных прав или обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому, формулировка ч. 1 ст. 44 ГПК представляется крайне неудачной, потому что при процессуальном правопреемстве происходит замена не сторон, поскольку стороны остаются прежними, а лиц физических и юридических, участвующих в деле в качестве либо истцовой стороны (т.е. управомоченного субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения), либо ответной стороны (т.е. обязанного субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения). Можно предположить, что для того чтобы норма ч. 1 ст. 44 ГПК адекватно отражала сущность процессуального правопреемства, она должна быть сформулирована следующим образом: «В случае выбытия одного из лиц в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случая перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этого лица его правопреемником».

Глава II. Порядок вступления правопреемника в процесс и его правовое положение

2.1 Порядок вступления правопреемника в процесс

Процессуальное правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, как в суде первой инстанции, так и в апелляционном, кассационном, надзорном производстве, – то есть на той стадии, на которой выбывает правопредшественник.

ГПК детально не определяет процедуру рассмотрения судом вопроса о процессуальном правопреемстве. Вступление в дело процессуального правопреемника осуществляется по его инициативе, ходатайству истца или иного заинтересованного лица. При вступлении в процесс правопреемника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процессуальное правопреемство характеризуется тем, что правопреемникпродолжает участие в процессе правопредшественника. При этом действия суда будут различны в зависимости от того, в какой стадии процесса произошла замена стороны в порядке правопреемства. Например, если сторона выбыла из процесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, то суд в соответствии со статьей 215 и статьей 217 ГПК обязан приостановить производство по делу до вступления в него правопреемника.

Приостановление производства по делу – это урегулированный законом и оформленный определением суда временный перерыв в производстве по гражданскому делу, вызванный наличием одного из предусмотренных в законе обстоятельств, которые мешают продолжать его разбирательство[15] . В этот промежуток времени судья (суд) по мере его возможности принимает меры к выявлению факта устранения оснований приостановления производства по делу. Средством решения данной задачи является направление запросов и т. п.

Характер упомянутых обстоятельств таков, что не позволяет суду заранее установить продолжительность перерыва и назначить конкретную дату возобновления процесса, поскольку сразу невозможно определить, с какого момента отпадут указанные обстоятельства. Этим приостановление производства по делу отличается от отложения судебного разбирательства (ст.169 ГПК), при котором суд обязан назначить точную дату нового судебного заседания.

В период приостановления производства по делу судом не принимаются какие-либо процессуально-правовые акты и не совершаются процессуальные действия, за исключением тех, которые связаны с обеспечением иска (гл.13 ГПК) либо обеспечением доказательств (ст.64-66 ГПК). Одновременно с приостановлением производства приостанавливается течение всех процессуальных сроков (ст.110 ГПК), включая срок рассмотрения и разрешения дела (ст.154 ГПК).

Рассматривая материальное правопреемство как юридическое основание для процессуального правопреемства, следует иметь в виду, что переход прав и (или) обязанностей от одного субъекта материального правоотношения к другому не влечет автоматическую перемену лиц в процессуальном отношении. Дело в том, что в силу действия принципа диспозитивности вступление в дело (процесс) правопреемника истца зависит от его желания. Что же касается правопреемника ответчика, то он привлекается судом к участию в деле, если против этого не возражает истец. В противном случае производство по делу подлежит прекращению в связи с отказом истца от иска. Только после того, как будет определен правопреемник выбывшего лица, а от заинтересованных лиц поступит соответствующее заявление, приостановленное в результате смерти гражданина или ликвидации юридического лица производство по делу может быть возобновлено[16] .

Вступая в процесс в качестве правопреемника стороны или третьего лица, субъект обязан предъявить суду доказательства своего правопреемства в материальном правоотношении, например, договор о переводе долга или уступке требования, свидетельство о праве на наследство, свидетельство о государственной регистрации вновь созданного или реорганизованного юридического лица, выписку из единого государственного реестра юридических лиц с записью о прекращении деятельности присоединенного юридического лица, а также передаточный или разделительный акт (ст. 57, 58 ГК).

После того как правопреемник определен и просит допустить его в процесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение о его допуске. Новый ГПК РФ в отличие от ранее действующего, допускает подачу частной жалобы как на определение суда о замене выбывшего лица его правопреемником, так и на определение об отказе в такой замене.

Обратимся к судебной практике по этому вопросу.

ЗАО "Система-Инвест" обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ОАО "Квант", ЗАО "Мособлсистема" о признании недействительными решений общего собрания акционеров ОАО "Квант" от 15 февраля 2001 года.

Решением Арбитражного суда Московской области от 29 июня 2001 года по делу N А41-К2-7893/01, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 8 октября 2001 года и постановлением кассационной инстанции от 11 декабря 2001 года, иск удовлетворен.

ОАО "Акционерная финансовая корпорация "Система" (ОАО "АФК "Система") обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о произведении замены ЗАО "Система-Инвест" на ОАО "АФК "Система" в порядке процессуального правопреемства (ст. 48 АПК РФ) и заявлением о выдаче исполнительного листа и восстановлении пропущенного процессуального срока для предъявления к исполнению исполнительного листа по делу N А41-К2-7893/01.

Определением Арбитражного суда Московской области от 4 сентября 2003 года по делу N А41-К2-7893/01 удовлетворено заявление о замене истца его процессуальным правопреемником, поскольку суду были представлены доказательства реорганизации ЗАО "Система-Инвест" путем присоединения к ОАО "АФК "Система".

Определением Арбитражного суда Московской области от 20 октября 2003 года по делу N А41-К2-7893/01 было удовлетворено заявление о выдаче исполнительного листа и восстановлении пропущенного процессуального срока для предъявления к исполнению исполнительного листа по делу N А41 -К2-7893/01.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области от 19 января 2004 года по делу N А41-К2-7893/01 указанные определения оставлены без изменения.

Законность судебных актов проверяется в порядке статей 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ОАО "Квант", который считает принятые по делу определения и постановление апелляционной инстанции незаконными, просит их отменить и оставить заявления ОАО "АФК "Система" о правопреемстве и выдаче исполнительного листа без рассмотрения, ссылаясь на то, что арбитражным судом дана неверная правовая оценка фактических обстоятельств дела, которые, по мнению истца, свидетельствуют о том, что представитель ОАО "АФК "Система" Хроленко Н.И. не имеет полномочий на ведение дела в арбитражном суде, а также на то, что ОАО "Квант" не было уведомлено о месте и времени рассмотрения указанных заявлений в суде первой инстанции. Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В заседании кассационной инстанции представитель ОАО "Квант" поддержал доводы кассационной жалобы.

Представители ОАО "АФК "Система", ЗАО "Мособлсистема" в заседание не явились, о времени и месте слушания кассационной жалобы уведомлены надлежащим образом.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя ОАО "Квант", кассационная инстанция считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а заявления ОАО "АФК "Система" о процессуальном правопреемстве и о выдаче исполнительного листа подлежат оставлению без рассмотрения по следующим основаниям.

Из материалов дела (т. 4 л.д. 47 следует, что заявления о процессуальном правопреемстве, а также о выдаче исполнительного листа и восстановлении пропущенного срока для предъявления к исполнению исполнительного листа по делу N А41-К1-7893/01 (т. 4 л.д. 45, 46, 58, 59) были поданы от имени ОАО "АФК "Система" в арбитражный суд Хроленко Н.И..

Полномочия Хроленко Н.И. на ведение дела от имени ОАО "АФК "Система" оформлены доверенностью от 11 августа 2003 года (т. 4 л.д. 47), выданной в порядке передоверия Улыбиным Р.К.

Указанная доверенность не отвечает требованиям пункта 3 статьи 187 Гражданского кодекса Российской Федерации, которой установлено, что доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена.

Кроме того, в материалах дела отсутствует доверенность от 22 мая 2003 года, выданная Улыбину Р.К. из которой бы следовало, что последний наделен полномочиями на ведение дела в арбитражном суде от имени ОАО "АФК "Система", а также правом на передачу своих полномочий представителя другому лицу (ч. 2 ст. 62 АПК РФ).

Следовательно, Хроленко Н.И. подписала от имени ОАО "АФК "Система" заявления о процессуальном правопреемстве и о выдаче исполнительного листа, не имея соответствующих полномочий, поскольку действовала по доверенности, выданной в порядке передоверия с нарушением закона.

Однако обе инстанции арбитражного суда не дали этим обстоятельствам правовой оценки и неправомерно рассмотрели поданные заявления по существу.

Изложенные обстоятельства являются основанием для отмены обжалуемых судебных актов и оставления указанных заявлений без рассмотрения применительно к пункту 7 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 7 статьи 148, статьей 284, 286, пунктом 2 части 1 статьи 287, части 1 статьи 288статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

определение от 4 сентября 2003 г., определение от 20 октября 2003 г. и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Московской области от 19 января 2004 г. по делу N А41-К2-7893/01 отменить;

заявления ОАО "Акционерная финансовая корпорация "Система" о процессуальном правопреемстве, о выдаче исполнительного листа и восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа по делу N А41-К1-7893/01 оставить без рассмотрения[17] .

Необходимо иметь в виду, что замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадлежащей стороны надлежащей по основаниям и правовым последствиям. При процессуальном правопреемстве спорное или установленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу и именно поэтому производство по делу продолжается.

Кроме того, между ненадлежащей и надлежащей сторонами нет никакой материально-правовой связи. Предполагаемая связь по материальному правоотношению существует у надлежащей стороны с противоположной стороной и у ненадлежащей стороны также с противоположной стороной. Однако оба эти материальные правоотношения не связаны друг с другом. В связи с этим процессуальные действия, совершенные ненадлежащей стороной, не влекут последствий для надлежащей стороны и необязательны для нее. При одновременном участии в процессе ненадлежащей и надлежащей сторон в производстве по делу рассматриваются два самостоятельных и независимых друг от друга спорных материальных правоотношения. Правопредшественник и правопреемник одновременно участвовать в процессе не могут.

Кроме того, замена ненадлежащей стороны надлежащей возможна только в стадии разбирательства дела по существу, а процессуальное правопреемство имеет место по основаниям, возникающим в течение всего процесса.

Поскольку при замене ненадлежащей стороны надлежащей меняются сами стороны, то судебный процесс с момента вступления или привлечения в дело надлежащей стороны всегда начинается с самого начала. При замене ненадлежащей стороны надлежащей в отличие от процессуального правопреемства происходит обновление процесса по субъектному составу, т.е. возникновение нового процесса в рамках старого. По этой причине все процессуальные действия, совершенные ненадлежащей стороной, не имеют юридической силы с точки зрения их обязательности для надлежащей стороны, вступившей в дело. При процессуальном правопреемстве, когда меняются не стороны, а лишь физические и юридические лица, олицетворяющие собой ту или иную сторону, процесс с момента вступления в дело правопреемника продолжается, а не начинается с самого начала. Поэтому все процессуальные действия, совершенные правопредшественником, обязательны для правопреемника. При этом следует отметить одну особенность, присущую порядку возобновления приостановленного производства. Дело в том, что с момента приостановления производства по делу в связи с выбытием из дела физического или юридического лица и до вступления в дело его правопреемника может пройти достаточно много времени (так для вступления наследника умершего гражданина в права наследования статья 1154 ГК РФ устанавливает 6-месячный срок, исчисляемый со дня открытия наследства), в течение которого состав суда или судья, рассматривавший дело до выбытия из него правопредшественника, может быть уже другим (например, в связи со сменой места жительства, места работы, болезнью, нахождением в отпуске и т.п.). Поэтому дело подлежит рассмотрению с самого начала, но не потому, что в него вступил правопреемник, а в силу необходимости соблюдения требований принципа непосредственности. В соответствии с принципом непосредственности разбирательство дела должно происходить принеизменном составе судей. В случаях замены судей разбирательство дела должно быть произведено с самого начала (ч. 2 ст. 157 ГПК).

При анализе различий процессуального правопреемства и замены |ненадлежащей стороны следует учесть, что оба института имеют одну общую черту. Замена лиц при процессуальном правопреемстве, как и замена сторон происходят в рамках одного и того же процесса (производства), который, однажды возникнув по инициативе заинтересованного лица, не прекращается в связи с необходимостью замены лиц или сторон. В этой связи оба института – проявление принципа процессуальной экономии.

От процессуального правопреемства следует также отличать ряд случаев, когда после смерти лица возможно путем возбуждения нового гражданского дела в суде достижение для заинтересованных лиц необходимого правового результата. Например, в случае смерти ответчика по иску об установлении отцовства процесс прекращается. Однако мать ребенка вправе в порядке особого производства подать заявление об установлении факта отцовства, при удовлетворении которого будет достигнут искомый правовой результат. После смерти истца по иску о защите чести и достоинства в соответствии со ст. 152 ГК по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Во всех приведенных примерах процессуального правопреемства нет, однако имеются иные юридические возможности достижения необходимого правового результата в судебном порядке.

2.2 Правовой статус правопреемника

Правовой статус правопреемника определяется тем обстоятельством, что к нему переходят все процессуальные права и обязанности, которыми обладало участвовавшее в деле лицо. Правопреемник стороны либо третьего лица не заменяет, а замещает сторону в том положении дела, в котором ее застало событие, повлекшее переход спорных материальных прав и обязанностей. Все действия, в том числе распорядительного характера, совершенные до вступления в процесс правопреемника, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое заменил правопреемник (ч. 2 ст. 44 ГПК РФ).

Так, например, если правопреемство произошло после принятия судебного решения, но до вступления его в законную силу, то правопреемник имеет право обжаловать такое решение.

Замена правопредшественника правопреемником или отказ в такой замене оформляется определением суда. С учетом этого частная жалоба может быть подана на определение суда о замене или об отказе в замене стороны (правопредшественника) по делу правопреемником (ч. 3 ст. 44 ГПК). Обратимся, к примеру, к судебной практике по этому вопросу.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 29 января 2002 года АООТ ВО "Общемашэкспорт" признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

1 декабря 2003 года Коллегия адвокатов "V&P" г. Москвы обратилась в Арбитражный суд города Москвы с ходатайством, в котором просила признать коллегию процессуальным правопреемником конкурсного кредитора Юридической консультации N 26 Коллегии адвокатов г. Москвы (т. 16 л.д. 128). Данное ходатайство было оставлено без движения до 1 января 2004 года (л.д. 127).

Определением от 2 декабря 2003 года Арбитражного суда города Москвы конкурсное производство в отношении должника было завершено, суд обязал конкурсного управляющего в установленный законом срок направить копию определения в ИМНС N 7 по ЦАО г. Москвы для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника.

11 декабря 2003 года в единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией на основании решения суда (Свидетельство серии 77 N 002352123 от 11 декабря 2003 года). Определением Арбитражного суда г. Москвы от 23 декабря 2003 года ходатайство Коллегии адвокатов "V&P" было принято к производству и его рассмотрение назначено на 27 января 2004 года (л.д. 118).

Определением от 27 января 2004 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 2 марта 2004 года, производство по ходатайству Коллегии было прекращено в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ, поскольку организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована 11 декабря 2003 года.

Апелляционная инстанция дополнительно указала, что статья 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ не ставит прекращение производства по делу в зависимость от времени подачи заявлений и ходатайств в этом деле, и отклонила довод Коллегии о том, что ходатайство было подано до ликвидации должника (л.д. 200, 219).

Не согласившись с определением от 27 января 2003 года и постановлением апелляционной инстанции от 2 марта 2004 года, Коллегия адвокатов "V&P" г. Москвы обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные судебные акты и признать Коллегию адвокатов "V&P" г. Москвы процессуальным правопреемником Юридической консультации N 26 Коллегии адвокатов г. Москвы (т. 17 л.д. 4-7).

Заявитель указывает на то, что суд не учел, что ходатайство было подано 1 декабря 2003 года, то есть до вынесения определения о завершении конкурсного производства и ликвидации должника, поскольку согласно ч. 3 ст. 128 АПК РФ заявление считается поданным в день его первоначального поступления в суд, если обстоятельства, послужившие основанием для его оставления без движения, устранены в установленный срок.

Заявитель считает, что процессуальное правопреемство может быть произведено на любой стадии процесса, в том числе и после завершения конкурсного производства должника, если соответствующее ходатайство подано до аннулирования записи в государственном реестре юридических лиц о должнике.

В заседании суда кассационной инстанции представитель заявителя поддержал свою кассационную жалобу по изложенным в ней доводами, сослался на практику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу о процессуальном правопреемстве и пояснил, что обжалованные судебные акты нарушают права Коллегии адвокатов "V&P" требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами.

Изучив материалы дела, выслушав представителя заявителя, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции считает, что определение и постановление подлежат отмене в связи с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Коллегия адвокатов "V&P" г. Москвы мотивировала ходатайство тем, что преобразование конкурсного кредитора должника - Юридической консультации N 26 в Коллегию адвокатов "V&P" произведено на основании статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 43 Федерального Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" N 63 от 31 мая 2002 года, регламентирующей проведение реорганизации по приведению организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу ФЗ N 63 от 31 мая 2002 года, в соответствие с указанным законом. Коллегия адвокатов "V&P" является не вновь созданной организацией, а правопреемником существовавшей Юридической консультации N 26, требования которой к должнику в размере 32398800 рублей уже были включены в реестр требований кредиторов АООТ ВО "Общемашэкспорт".

Ходатайство заявителя было подано в Арбитражный суд города Москвы до внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации АООТ ВО "Общемашэкспорт", в связи с чем завершение конкурсного производства должника, а также последующие действия по его ликвидации не могут влиять на возможность решения вопроса о замене стороны в деле о банкротстве, поскольку кредиторы, чьи требования не были удовлетворены в ходе конкурсного производства, имеют право требования к третьим лицам, получившим незаконно имущество должника.

Данные обстоятельства не были исследованы и оценены судом ни первой, ни апелляционной инстанций. Суду необходимо было рассмотреть вопрос о замене стороны в процессе в порядке, предусмотренном статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции постановил:

определение от 27 января 2004 года и постановление апелляционной инстанции от 1 марта 2004 года по делу N А40-43423/00-88 (95-71) Б Арбитражного суда города Москвы отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда[18] .

Это касается и заявления о применении исковой давности. Суд применяет исковую давность, если ответчик, которого заменил правопреемник, сделал такое заявление до вынесения решения суда. Повторного заявления правопреемника в данном случае не требуется. Как уже говорилось, меняется не сторона, а ее субъектный субстрат, не истец либо ответчик, а Иванов на Сидорова в роли истца либо ответчика. Для противной стороны вследствие факта правопреемства ничего не меняется[19] . По этой причине, правопреемник не вправе требовать, например, повторного допроса свидетелей, повторной экспертизы, заявлять отвод судьям только на том основании, что он является правопреемником стороны или третьего лица.

Так, н а основании ст. 61 ГПК РФ, установленные вступившим в законную силу решением суда факты и правоотношения не могут быть оспорены сторонами и другими лицами, участвовавшими в рассмотрении дела, а также их правопреемниками в другом процессе, в котором участвуют те же лица, и этим фактам и правоотношениям не может быть дана иная оценка в решении по другому гражданскому делу.

Если указанные факты и правоотношения оспариваются иными лицами в новом процессе, суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств. В случае, когда это решение противоречит ранее постановленному решению по другому делу, суд принимает предусмотренные законом меры к обеспечению возможности обжалования (внесения представления) данного решения в порядке надзора[20] .

Заключение

Задачи и цели мною решены по положениям, выносимым на защиту.

По первому положению – сделан вывод о том, что замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадлежащей стороны надлежащей по основаниям и правовым последствиям.

По второму положению – указано, что формулировка ч. 1 ст. 44 ГПК неудачна; предложена иная формулировка: «В случае выбытия одного из лиц в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случая перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этого лица его правопреемником».

Правопреемство представляет собой переход прав и (или) обязанностей от одного лица (правопредшественника) к другому лицу (правопреемнику) непосредственно в силу закона или договора и может быть универсальным или сингулярным. Выделяют также наследственное, процессуальное, исполнительное правопреемство. При этом процессуальное правопреемство регулируется нормами Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Процессуальное правопреемство представляет собой замену одной из сторон процесса (правопредшественника) другим лицом (правопреемником) в случаях выбытия из процесса субъекта спорного или установленного решением суда правоотношения; при этом происходит переход прав или обязанностей от одного лица к другому, которое не принимало участия в данном процессе. Процессуальное правопреемство применимо как в отношении сторон, так и в отношении третьих лиц, по делам искового и особого производства.

В качестве оснований процессуального правопреемства выступает переход материальных прав и обязанностей от стороны или третьего лица к другим лицам в течение процесса. Такими основаниями могут быть следующие юридические факты: смерть гражданина, бывшего стороной либо третьим лицом; реорганизация юридического лица (ст. 57, 58 ГК); уступка требования; перевод долга и в других случаях перемены лиц в обязательстве. Действующее законодательство не допускает перехода от одного лица к другому субъективных прав, неотделимых от самой личности – носителя этих прав. При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом.

Процессуальное правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. При вступлении в процесс правопреемника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процессуальное правопреемство характеризуется тем, что правопреемникпродолжает участие в процессе правопредшественника. Если сторона выбыла из процесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, то суд обязан приостановить производство по делу до вступления в него правопреемника. Вступая в процесс в качестве правопреемника, субъект обязан предъявить суду доказательства своего правопреемства в материальном правоотношении.

После того как правопреемник определен и просит допустить его в процесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение о его допуске. При процессуальном правопреемстве спорное или установленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу и именно поэтому производство по делу продолжается.

Правовой статус правопреемника определяется тем обстоятельством, что к нему переходят все процессуальные права и обязанности, которыми обладало участвовавшее в деле лицо. Все действия, в том числе распорядительного характера, совершенные до вступления в процесс правопреемника, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое заменил правопреемник. Замена правопредшественника правопреемником или отказ в такой замене оформляется определением суда. С учетом этого частная жалоба может быть подана на определение суда о замене или об отказе в замене стороны (правопредшественника) по делу правопреемником.

Список нормативных актов и литературы

1. Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // «Российская газета» от 25 декабря 1993.

2. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ (ГПК РФ) (с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г.). // «Российская газета» от 20 ноября 2002.

3. Гражданский кодекс РФ. Ч. I, от 30.11.1994 г. // СЗ РФ, 1994, № 32, ст. 3301 (в ред. от 30.12.2004).

4. Гражданский кодекс РФ. Ч. II, от 26.01.1996 г. // СЗ РФ, 1996, № 5, ст. 410 (в ред. от 23.12.2003 г.).

5. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (с изменениями от 24 декабря 2002 г., 10 января, 8, 23 декабря 2003 г., 5 марта, 29 июня, 22 августа 2004 г.)

6. Федеральный закон от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». // СЗ РФ. 1998. №29. Ст.3400.

Комментарии нормативных актов

1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 2-е, испр. и доп., с использованием судебно-арбитражной практики. /Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА М, 2003.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей // Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. - М.: Юрайт-Издат, 2004.

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под. ред. Л.П. Ануфриевой. – М.: "Волтерс Клувер", 2004.

4. Научно-практический комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "Об исполнительном производстве" / Под редакцией М.К. Юкова, В.М. Шерстюка. - М.: Юридическое бюро "Городец", 2000.

5. Рыжаков А.П. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. – 2-е изд., перераб. – М.: Норма, 2004.

2. Учебная и специальная литература

1. Анисимов В. Действие принципа состязательности в кассационной инстанции // Российская юстиция, №3, март 2000. С. 21-23.

2. Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2003.

3. Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечериной, Д.М. Чечота. – М.: ПРОСПЕКТ, 2003.

4. Гражданский процесс: Учебник. / Отв. ред. В.В. Ярков. – М: Вольтерс Клувер, 2004.

5. Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: Учебник для вузов. – М.: Норма, 2004.

6. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М.: Юристъ, 2004.

7. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. Издание 5-е, дополненное и переработанное. – М., 2005.

8. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. – М.: Вольтерс Клувер, 2004.

3. Судебная практика

1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2000 г. // ВВС РФ. 2000. №9. С. 12.

2. О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. № 7 // Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. 1924-1986. – М., 1987. С. 240.

3. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 марта 2004 г. N КГ-А40/788-04 (извлечение)// СПС «ГАРАНТ»

4. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 марта 2004 г. N КГ-А41/2146-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ»

5. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 мая 2004 г. N КГ-А40/3041-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ»

6. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 августа 2004 г. N КГ-А41/6765-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ»


[1] Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. Издание 5-е, дополненное и переработанное. – М., 2005, с.678.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 2-е, испр. и доп., с использованием судебно-арбитражной практики. /Рук. авт. кол. и отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА М, 2003, с.315.

[3] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под. ред. Л.П. Ануфриевой. – М.: "Волтерс Клувер", 2004, с. 87.

[4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей // Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. - М.: Юрайт-Издат, 2004, с. 105.

[5] Научно-практический комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "Об исполнительном производстве" / Под редакцией М.К. Юкова, В.М. Шерстюка. - М.: Юридическое бюро "Городец", 2000, с. 123.

[6] Власов А.А. Гражданское процессуальное право: Учебник. – М.: ТК Велби, 2003, с.85.

[7] Гражданский процесс: Учебник. / Отв. ред. В.В. Ярков. – М: Вольтерс Клувер, 2004, с.95.

[8] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 августа 2004 г. N КГ-А41/6765-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ»

[9] Федеральный закон от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». // СЗ РФ. 1998. №29. Ст.3400.

[10] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 марта 2004 г. N КГ-А40/788-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ»

[11] Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М.: Юристъ, 2004, с.180.

[12] Анисимов В. Действие принципа состязательности в кассационной инстанции // Российская юстиция, №3, март 2000. С. 21-23.

[13] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2000 г. // ВВС РФ. 2000. №9, с. 12.

[14] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. – М.: Вольтерс Клувер, 2004, с. 95.

[15] Рыжаков А.П. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. – 2-е изд., перераб. – М.: Норма, 2004, с. 352.

[16] Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечериной, Д.М. Чечота. – М.: ПРОСПЕКТ, 2003, с.73.

[17] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 марта 2004 г. N КГ-А41/2146-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ».

[18] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 мая 2004 г. N КГ-А40/3041-04 (извлечение) // СПС «ГАРАНТ».

[19] Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс: Учебник для вузов. – М.: Норма, 2004, с. 126.

[20] См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. № 7 // Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. 1924-1986. – М., 1987, с. 240.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему