регистрация / вход

Процессуальный статус прокурора на всех стадиях уголовного процесса

Процессуальный статус прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса: в стадии возбуждения дела, на дознании и предварительном следствии. Порядок подготовки прокурора к судебному разбирательству, степень его участия и значение в судебном следствии.

Курсовая работа

"Прокурор, его процессуальный статус и задачи в различных стадиях уголовного процесса"


Содержание

Введение

1. Процессуальный статус прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса

1.1 Прокурор в стадии возбуждения уголовного дела

1.2 Полномочия прокурора на дознании и предварительном следствии

2. Процессуальное положение прокурора на стадии судебного разбирательства

2.1 Подготовка прокурора к судебному разбирательству

2.2 Участие прокурора в судебном следствии

Заключение


Введение

Проблема обеспечения законности в уголовном судопроизводстве заслуженно привлекает пристальное внимание законодателей, правоприминителей, юридической общественности, граждан, поскольку законность является одной из важнейших составляющих безопасности государства, общества, граждан.

В пределах установленной УПК РФ компетенции прокурор осуществляет от имени государства не только уголовное преследование, но также и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

Новации в действующем уголовно – процессуальном законодательстве значительно изменили полномочия прокурора на всех стадиях уголовного судопроизводства, характер его правоотношений с судом и другими участниками процесса, обусловили определённые особенности в его правовом статусе и деятельности. Всё это вызвало настоятельную необходимость переосмыслить роль прокурора на всех стадиях уголовного процесса России. Рассмотреть осуществляемые им уголовно – процессуальные функции, оценить эффективность процессуальной деятельности прокурора, определить пути и средства увеличения вклада прокурора в решение задач уголовного судопроизводства.

В данной работе дается комплексный и системный анализ процессуального статуса прокурора на всех стадиях уголовного процесса.

Изложенными обстоятельствами обусловливается актуальность темы настоящей курсовой работы, ее основные цели и задачи, определяются объект и предмет исследования.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе деятельности прокурора.

Предметом исследования является система правовых норм, регулирующих порядок и условия осуществления прокурором уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, а также практики их применения.

Цель исследования состоит в определении правового положения и полномочий прокурора на всех стадиях уголовного судопроизводства согласно законодательству Российской Федерации.

В соответствии с поставленной целью предполагаю решить следующие задачи:

1. Определить полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела.

2. Выявить полномочия прокурора на дознании и предварительном следствии.

3. Изучить подготовку прокурора к судебному разбирательству

4. Рассмотреть участие прокурора в судебном следствии.

Методологической и теоретической основой исследования является диалектический метод познания, в рамках которого применялись частно-научные методы конкретно-исторического, формально-логического, сравнительно-правового, статистического и системного анализа.

В настоящей работе были использованы труды таких ученых как: Халиулин А.Г., Масленикова Л.Н., Коротков А.П., Тимофеев А.В. Якубович Н.А. и др.

1. Процессуальный статус прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса

1.1 Прокурор в стадии возбуждения уголовного дела

В настоящее время возбуждение уголовного дела – это первоначальная стадия уголовного судопроизводства, в ходе которой происходит получение, регистрация, проверка сообщения о преступлении, а в зависимости от результатов проверки содержания решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

В соответствии с положениями действующего уголовно – процессуального законодательства и теории российского уголовного процесса стадия возбуждения уголовного дела охватывает деятельность органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора с момента поступления сообщения о преступлении до вынесения процессуального решения о возбуждении уголовного дела или отказе в возбуждении дела.

Прокурор, как и другие субъекты уголовно – процессуальной деятельности, обязан принять, проверить поступившее к нему сообщение о любом готовящемся либо совершённом преступлении и в установленный законом срок решить вопрос о возбуждении, отказе в возбуждении уголовного дела, о передаче сообщения по подследственности, а по делам частного обвинения – по подсудности.

Особенности процессуального статуса прокурора, определяющие его самостоятельную и весьма значимую роль в стадии возбуждения уголовного дела, как и во всём досудебном производстве, заключается в наделении его полномочиями всех других участников. Это полномочия по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование.

Прокурорский надзор является важной гарантией обеспечения законности и прав граждан при принятии, проверке, разрешении сообщений о преступлениях. В его задачи входит предупреждение, выявление, устранение нарушений установленного законом порядка этой деятельности со стороны органов дознания, дознавателей, следователей, принятие в пределах своей компетенции мер к восстановлению нарушенных в результате несоблюдения данного порядка прав физических и юридических лиц.

Вся надзорная деятельность прокурора ограничена рамками закона. С одной стороны, это номы закона, за исполнением которых осуществляется надзор, с другой, нормы, регламентирующие полномочия прокурора при осуществлении надзора.

Исходя из важности факта своевременности и полноты регистрации и учёта сообщений о преступлениях, в пункт 1 части второй ст. 37 УПК РФ включено положение, согласно которому прокурор в ходе досудебного производства уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при осуществлении этих действий.

Поскольку порядок регистрации заявлений и иных сообщений о преступлениях регулируется в настоящее время не законом, а лишь ведомственными нормативными актами[1] , для определения объёма полномочий прокурора на начальном этапе стадии возбуждения уголовного дела важное значение имеет решение вопроса о том, входит ли в обязанность прокурора надзор за исполнением этих актов, или его обязанности ограничиваются надзором за исполнением законов.

Среди учёных – юристов, обращающихся в разное время к данной проблеме, отсутствует единый подход к её разрешению. Так, авторы монографии по проблемам эффективности прокурорского надзора, изданной в конце 70-х годов прошло века, писали, что эффективность надзора определяется степенью достижения прокурорами целей, поставленных не только в законе, но и в иных нормативных актах[2] . В других работах по прокурорскому надзору и уголовному процессу, как правило, надзорная деятельность прокурора связывается только с обеспечением средствами прокурорского надзора требований закона[3] .

Именно так решает этот вопрос Федеральный закон «О прокуратуре в Российской Федерации», в ст. 1 которого сказано: «Прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на её территории законов».

Прокурорами ежегодно выявляется и устраняется значительное число нарушений закона, допускаемых органами дознания следователями в ходе этой деятельности, путём отмены незаконно принятых решений о возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел, внесения представлений об устранении нарушений закона и обстоятельств, которые им способствуют, использование других мер прокурорского реагирования.

Это касается, в частности, предоставление прокурору права поручать органу дознания или следователю проверку сообщения о преступлении, распространённого в средствах массовой информации, требовать от последних передачи имеющихся в их распоряжении документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, а также данных о лице, предоставившем указанную информацию, права решения вопроса о продлении установленного законом 3-х суточного срока разрешения сообщений о преступлении до 10 суток, а при наличии предусмотренных законом оснований до 30-ти суток и пр.

Осуществляя надзор, прокурор, согласно п. п. 1, 2 ст. 37 УПК РФ, проверяет выполнение требований федерального закона при приёме, рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях. В отличие от ранее действовавшего УПК РСФСР, здесь отсутствуют указания о периодичности таких проверок (согласно п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК РСФСР: «не реже одного раза в месяц»). Этот вопрос теперь отнесён к компетенции органов прокуратуры. Исходя из положений УПК РФ, проверки могут проводиться в любое время по собственной инициативе прокурора, а так же при рассмотрении ходатайств о даче согласия на возбуждение уголовного дела, жалоб на действия и решения органов дознания, следователей, нижестоящих прокуроров.

При проверках, осуществляемых в порядке надзора, прокурор по сложившейся практике требует для ознакомления находящиеся в производстве органов дознания и следователей, а также разрешённые ими заявления и сообщения о преступлениях, книги, журналы регистрации и учёта, переписку и прочие документы. По возникающим в связи с проверкой вопросам прокурор получает объяснения соответствующих должностных лиц, а также заявителей и других граждан, истребует документы и необходимую информацию из учреждений, организаций, редакций средств массовой информации. Если есть основания полагать, что необходимые для правильного разрешения сообщения о преступлении сведенья содержаться в материалах того или иного уголовного дела, прокурор знакомится с этим делом.

Право прокурора требовать от органов дознания и предварительного следствия для ознакомления любые документы, материалы и иные сведенья о совершённых преступлениях ранее было специально оговорено в п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК РСФСР. Из УПК РФ прямые указания по этому вопросу исключены. Однако логически это право вытекает из анализа положений ст. 37 данного Кодекса: без изучения соответствующих документов практически невозможно реализовать предписания п. 1 ч. 1 ст. 37 УПК РФ о проверке исполнения законов при приёме, регистрации, разрешении сообщений о преступлениях.

Немало сложностей возникает у прокуроров, как и у дознавателей, органов дознания, следователей, при оценке законности и полноты проверок, проведённых по сообщениям о преступлениях, в связи с неурегулированностью в действующем законодательстве характера допустимых в стадии возбуждения уголовного дела проверочных действий. В УПК РФ указания на право органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора при проверке сообщений о преступлениях требовать производства документальных проверок, ревизий, привлекая к их участию специалистов, о других проверочных действиях неуказанно ничего. Это влечёт за собой массу вопросов и противоречий в рекомендациях по правоприменению[4] .

Частью 1 ст. 144 УПК РФ установлен 3-суточный срок рассмотрения сообщения о преступлениях. По ходатайству следователя или дознавателя прокурору предоставлено право его продления до десяти суток. Тем же правом наделены начальник следственного отдела, начальник органа дознания. Поэтому необходимость в продлении срока до 10 суток прокурором возникает, как правило, лишь применительно к ходатайствам следователей прокуратуры и обжалованию прокурору отказов в продлении сроков со стороны начальников следственных отделов или дознания. В порядке, установленном статьями 124, 125 УПК РФ, прокурору, как и в суд, может быть принесена жалоба на отказ уполномоченных на то органов в приеме сообщения о преступлении. Прокурор, соответственно, обязан принять и разрешить такую жалобу.

Исключительным правом прокурора как гаранта законности, впервые введенным УПК РФ, является продление срока рассмотрения сообщения до 30 суток в случаях, когда для установления признаков преступления необходимо проведение документальной проверки или ревизии.

Новеллой УПК РФ, являющейся предметом острых дискуссий на протяжении всего периода его действия, является предусмотренный ст. 146 порядок возбуждения уголовного дела следователем и дознавателем с согласия прокурора.

Постановление следователя, дознавателя о возбуждении дела незамедлительно после его вынесения подлежит направлению прокурору вместе с материалами проверки сообщения о преступлении, а также протоколами и постановлениями о проведении отдельных следственных действий: осмотра места происшествия, освидетельствования, назначения судебной экспертизы, если таковые проводились в целях закрепления следов преступления и установления лица, его совершившего. Никакие другие следственные действия до получения согласия прокурора (а именно с этого момента дело считается возбужденным) производиться не могут.

В публикациях ученых относительно целесообразности возбуждения уголовного дела с согласия прокурора высказываются диаметрально противоположные точки зрения[5] . Со стороны практических работников возражения против этого порядка исходят в основном от представителей дознания и предварительного следствия органов внутренних дел[6] .

Важным подтверждением укрепления законности при возбуждении уголовных дел, что неминуемо отражается в результатах их предварительного расследования, служат такие данные о рассмотрении уголовных дел в судах. В 2004 году при заметном увеличении по сравнению с 2003 годом числа дел, направленных в суд с обвинительным заключением, на 29,2% сократилось лицо оправданных лиц, в том числе содержащихся под стражей, дела о которых прекращены судом за отсутствием события, состава преступления и непричастностью к их совершению. В 2005 году сокращение этих показателей продолжалось. По сравнению с аналогичным показателем 2004 года оно уменьшилось на 9,6%[7] .

Названные выше и другие результаты проведённого Институтом при Генеральной прокуратуре РФ изучения позволяют сделать вывод, согласно которому введённый УПК РФ порядок согласования с прокурором возбуждения дознавателями и следователями уголовных дел в целом положительно сказался на законности и обоснованности принятия данного процессуального решения.

В случаях, когда рассмотренные сообщения о преступлении завершается вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, копия этого постановления, в соответствии с ч. 4 ст. 148 УПК РФ, в течение 24 часов должна быть направлена заявителю и прокурору. При этом заявителю должно быть разъяснено право обжалования постановления, а также порядок обжалования.

Прокурор, получив копию постановления, обязан проверить законность и обоснованность решения об отказе в возбуждении уголовного дела и в случае его незаконности – отменить постановление в соответствии с п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 123 УПК РФ и Постановлением Конституционного Суда РФ от 29.04.1998 г. №2 13-П[8] правом обжалования постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела наделён не только заявитель, но и другие лица, чьи интересы затронуты этим постановлением. В их числе лица, пострадавшие от преступления, но не заявившие о нём; лица, в отношении которых было отказано в возбуждении, уголовного дела и действиям, которым дана определённая юридическая оценка, иные.

Право указанных лиц на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела закон не ограничивает никакими сроками. При этом отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован ими не только прокурору, но и в суд. Порядок и сроки разрешения жалоб судом предусмотрен ст. 125 и ч. 7 ст. 148 УПК РФ. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения прокурору и уведомляет об этом заявителя.

Прокурор в ходе своей деятельности по исполнению решений суда, а также реализации результатов надзорных проверок, в том числе в связи с рассмотрением жалоб граждан в праве и обязан использовать при наличии оснований предоставленные ему УПК РФ полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений дознавателей и следователей о возбуждении и отказе в возбуждении уголовного дела, возвращению материалов для дополнительной проверки, даче по ним письменных указаний, внесению представлений об устранении выявленных нарушений закона и обстоятельств, которые им способствуют, и др.

Важной предпосылкой успешного выполнения задач прокурорского надзора в стадии возбуждения уголовного дела является его научно обоснованная организация. Планирование надзорных мероприятий должно строиться на результатах анализа данных о состоянии преступности и типичных нарушениях закона.

Одним из распространённых видов нарушений закона в стадии возбуждения уголовного дела, оказывающим негативное воздействие на состояние борьбы с преступностью, раскрываемость преступлений, защиту прав и законных интересов граждан, является укрытие преступлений от учёта.

Инерция лакировать действительность, как об этом писал ещё в 2000 году В. Статкус, столь велика, что попытки преодолеть её на протяжении многих лет не венчаются успехом[9] .

Неблагополучное положение с укрытием преступлений от учёта, как это видно из результатов анализа статистики и изучения практики прокурорского надзора, во многих регионах России наблюдается и теперь[10] .

Виной тому, по мнению учёных и практиков, является несовершенство организации порядка приёма и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях, а также критериев оценки деятельности правоохранительных органов[11] .

Однако принимаемые попытки преодолеть эти обстоятельства до сих пор оказываются недостаточными и потому, как представляется, безуспешными. Необходимо дальнейшее глубокое исследование причин данного явления с учётом изменившихся условий деятельности органов дознания и предварительного следствия и разработки на этой основе путей его искоренения. При этом использование средств прокурорского надзора для выявления и устранения нарушений закона, связанных с укрытием преступлений от учёта, не должно ослабевать.

Таким образом, основной функцией прокурора в стадии возбуждения уголовного дела является функция надзора соответствия требованиям законов действий и решений органов дознания и предварительного следствия, соблюдение прав и свобод человека и гражданина при приёме, рассмотрении и разрешении сообщений о преступлениях.

1.2 Полномочия прокурора на дознании и предварительном следствии

Прежде всего, прокурор выступает как орган надзора за исполнением законов.

Предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, законность принимаемых решений органами дознания и предварительного следствия[12] .

При осуществлении надзора за соблюдением законов при производстве дознания внимание прокурора, прежде всего, обращено на защиту прав и законных интересов, потерпевших от преступлений, обеспечение внимательного рассмотрения их жалоб и заявлений, принятие всех необходимых мер по восстановлению нарушенных прав, обеспечение личной безопасности потерпевших и членов их семей.

Уголовно – процессуальный закон предоставил прокурору достаточно широкий перечень полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

На первоначальном этапе расследования прокуроры, как правило, реализуют полномочия по даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства о производстве следственного и иного процессуального действия, которые в соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РФ допускаются только на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). К таковым следственным и иным процессуальным действиям в соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РФ относятся: избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и продление срока содержания под стражей; помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей. В медицинский или психиатрический стационар для производства, судебно – медицинской или судебно – психиатрической экспертизы; производства осмотра жилища при отсутствия согласия проживающих в нём лиц; производство обыска и (или) выемки в жилище; производство личного обыска, за исключением случаев, когда оно производится при задержании подозреваемого; производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счётах в банках и иных кредитных организациях; наложение ареста на корреспонденцию, дача разрешения на её осмотр и выемку в учреждениях связи, наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности; контроль и запись телефонных и иных переговоров; санкционированию производства следственных и иных процессуальных действий, которые допускаются только с согласия прокурора (ч. 4 ст. 96, ч. 3 ст. 183 УПК РФ).

Выявив нарушения закона, прокурор обязан своевременно принять меры по их устранению. В этих целях он может использовать различные формы реализации своих полномочий.

1. Вынесение мотивированного постановления об отмене незаконного и необоснованного постановления следователя о возбуждении уголовного дела в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, на основании которых было возбуждено уголовное дело.

Данное полномочие прокурора установлено ч. 4 ст. 146 УПК РФ и направлено на восстановление конституционных прав лиц, незаконно и необоснованно вовлеченных в уголовное судопроизводство без наличия достаточных оснований к возбуждению уголовного дела или уголовного преследования.

Руководители следственных органов, получив постановление прокурора об отмене решения о возбуждении уголовного дела, направляют его следователю для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо возобновлении проверки.

Обозначенное положение предусмотрено п. 10 Приказа председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ от 7 сентября 2007 г. №5 «О мерах по организации процессуального контроля».

2. Постановление о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных нарушений уголовного законодательства. Право вынесения такого процессуального решения является одним из основных полномочий прокурора по осуществлению уголовного преследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

После принятия Федерального закона от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» действующим УПК РФ за прокурором оставлена функция осуществления уголовного преследования (ст. 21, 37 УПК РФ). В то же время названным Федеральным законом в УПК РФ фактически упразднен существовавший процессуальный механизм реализации данной функции прокурора. Так, прокурор лишен права возбуждения уголовного дела в соответствии с нормами гл. 20 УПК РФ, права производства следственных действий в отношении подозреваемого, обвиняемого и др. Предусмотренные же новой редакцией УПК РФ отдельные полномочия прокурора, реализация которых в какой-то мере направлена на изобличение подозреваемого и обвиняемого, полноценного механизма не создают. В связи с этим, по существу, возникает внутриотраслевая коллизия уголовно-процессуального закона. Эта коллизия должна быть разрешена только законодательно. При этом возможно упразднение функции уголовного преследования, закрепленной за прокурором, либо, наоборот, восстановление соответствующих его полномочий.

С позиции доктрины уголовного процесса и содержания действующего уголовно-процессуального законодательства такое постановление прокурора следует признавать поводом к возбуждению уголовного дела наряду с рапортом должностного лица, правоохранительного органа, составившего его в связи с получением сообщения о совершенном преступлении.

Данное полномочие прокурора относится к числу тех, которые он вправе реализовать, осуществляя любые из принадлежащих ему функций, но, прежде всего в случае, если проверкой исполнения федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях установлено сокрытие преступления от учета.

3. Требование устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

Закон не регламентирует, в какой форме – письменной или устной – излагается данное требование прокурора. На наш взгляд, возможны оба варианта. При реализации прокурором своего полномочия по непосредственному организационному участию в расследовании преступлений путем присутствия при выполнении следственных действий (ст. 164 УПК РФ) он при установлении нарушений федерального закона вправе в устной форме выразить требование следователю об их устранении, которое следователь обязан в соответствии со ст. 166 УПК РФ отразить в протоколе следственного действия. Это требование прокурор вправе изложить в протоколе собственноручно. В любом случае содержание требования удостоверяется подписью прокурора, как это предусмотрено ч. 6 ст. 166 УПК РФ. При ознакомлении с материалами расследования по представленным материалам уголовного дела прокурор устанавливает факты нарушения федеральных законов. В этом случае требование об устранении нарушений федерального законодательства он выражает в письменной форме.

Независимо от формы выражения требование прокурора должно содержать конкретные факты нарушения федерального законодательства, в нем должны быть указаны должностные лица, допустившие нарушения. Мотивировка вынесения требования прокурора должна быть ясной, грамотной, аргументированной. В ней должны быть указаны нарушенные правовые предписания материального и процессуального федерального законодательства, последствия, которые наступили или могут наступить в результате допущенных нарушений (признание доказательств недопустимыми; возвращение уголовного дела на дополнительное расследование; постановка оправдательного приговора лицу, причастному к совершению преступления; незаконное возбуждение уголовного дела или привлечение к уголовной ответственности и т.д.). Наконец, в требовании прокурора должны излагаться конкретные предложения следователю, руководителю следственного органа (по уголовному делу, производство которого проводится в форме предварительного следствия), начальнику органа дознания, начальнику подразделения дознания (по уголовному делу, производство которого проводится в форме дознания) по устранению допущенного нарушения.

Следует иметь в виду, что письменные требования прокурора начальнику органа дознания, а также начальнику подразделения дознания являются для них обязательными к исполнению и обжалование ими требования прокурора вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения.

4. Письменные указания дознавателю о направлении расследования и производстве процессуальных действий.

Такие указания в пределах своей компетенции прокурор может давать по любому уголовному делу, находящемуся в производстве органа дознания, и по любому следственному действию, в частности, об избрании, изменении или отмене мер процессуального принуждения, о проведении судебных экспертиз, о составлении и вручении письменного уведомления о подозрении в совершении преступления в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ, о розыске преступников, о направлении дела в суд.

Указания прокурора должны даваться в письменной форме (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ) и быть конкретными. Письменные указания являются процессуальными документами и поэтому приобщаются к делу, а копии их хранятся в наблюдательном производстве. Согласно ч. 4 ст. 41 и ч. 4 ст. 40.1 УПК РФ дознаватель вправе обжаловать указания прокурора – вышестоящему прокурору, не приостанавливая их исполнения.

5. Решение по письменной информации следователя о несогласии с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

В УПК РФ в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ расширен институт процессуальной самостоятельности следователя и руководителя следственного органа. В частности, в случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь вправе не исполнять их, представив свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

Рассмотрев письменные возражения следователя по существу, прокурор вправе не согласиться с ними и, руководствуясь ч. 6 ст. 37 УПК РФ, а также п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, принять новое решение по устранению нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Принятие такого решения является самостоятельной формой осуществления надзорной деятельности прокурора.

В соответствии с ч. 6 ст. 37 УПК РФ прокурор, в случае получения им возражений на его требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, от следователя или руководителя следственного органа, направляет новое мотивированное требование об устранении нарушений федерального законодательства при расследовании уголовного дела руководителю вышестоящего следственного органа. В случае получения возражений на требование прокурора и данного руководителя следственного органа прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти), в зависимости от ведомственной принадлежности следственного органа, поддержавшего возражения на требование прокурора. При выраженном несогласии соответствующего руководителя федерального следственного органа прокурор вправе обратиться по существу сложившейся ситуации с информацией к Генеральному прокурору РФ, решение которого является окончательным.

Другим возможным решением прокурора в случае несогласия следователя с его требованием является изъятие им уголовного дела у следователя, допускающего нарушения федерального законодательства в ходе предварительного следствия, и передача его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с указанием оснований такой передачи.

6. Постановление об отмене незаконного или необоснованного постановления нижестоящего прокурора или дознавателя.

Право отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, предусмотренное п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, вытекает из принципа единства и централизации организации и деятельности органов прокуратуры Российской Федерации. Обеспечивая надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование, прокуроры руководствуются установленной иерархией ведомственных уровней органов прокуратуры, следственных органов и органов дознания при распространении компетенции на субъекты, поднадзорные нижестоящим прокурорам.

В связи с этим понятие «вышестоящий прокурор» может рассматриваться в двух вариантах. Первый вариант – это отношение соподчиненности внутри одного органа (структурное соподчинение), в котором процессуальными полномочиями наделены прокуроры – руководители и их заместители. Иные прокуроры в соответствии с ч. 5 ст. 37 УПК РФ этими полномочиями не наделены. Второй вариант соподчиненности – это соотношение вышестоящих и нижестоящих прокуратур и прокуроров в централизованной вертикали системы органов прокуратуры России, где компетенция вышестоящего органа прокуратуры (соответственно компетенция прокурора и его заместителя) имеет приоритетное по юридической силе отношение к компетенции нижестоящего органа прокуратуры (соответственно к компетенции нижестоящего прокурора и его заместителя).

Независимо от варианта соподчиненности вышестоящий прокурор вправе отменить постановление нижестоящего прокурора, если будет установлено, что данное постановление как акт правоприменения вынесено с нарушением норм процессуального и материального законодательства.

При производстве предварительного расследования в форме дознания дознаватель совершает разнообразные процессуальные следственные и иные действия, в том числе выносит постановления, т.е. принимает соответствующие решения в границах материалов расследуемого уголовного дела. Постановления дознавателя должны быть законными и обоснованными. Несоблюдение этого требования влечет за собой нарушение законности и прав граждан, препятствует успешному расследованию преступлений. Постановления дознавателя, не соответствующие закону, не могут оставаться в силе, и прокурор обязан отменить их своим мотивированным постановлением. В постановлении прокурора указываются причины отмены постановления дознавателя, а также что, как и в какой срок необходимо выполнить для устранения допущенных ошибок и нарушений закона.

7. Письменные указания дознавателю о направлении расследования, производстве процессуальных действий, утверждение постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу.

Полномочие прокурора давать дознавателю указания о направлении расследования и производстве процессуальных действий, с одной стороны, представляет собой способ процессуального руководства организацией проведения дознания, с другой – является средством принятия мер к полному, всестороннему и объективному проведению расследования и одновременно – особой правовой конструкцией, обеспечивающей законность принятия решения по результатам расследования. Для его реализации применяются следующие основные методы:

– систематическое ознакомление с материалами расследования уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя, путем непосредственной проверки и изучения материалов уголовных дел либо ознакомления с наблюдательным производством по уголовному делу;

– обобщение практики расследования преступлений за определенный период времени или по отдельным категориям уголовных дел, что позволяет прокурору выявлять типичные ошибки в правоприменительной деятельности органов дознания при осуществлении ими расследования и разрабатывать мероприятия по улучшению качества расследования преступлений.

Постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу подлежит утверждению прокурором, который проверяет материалы расследования на предмет полноты, всесторонности и объективности его проведения, точного, безусловного и единообразного исполнения требований уголовно-процессуального и уголовного законодательства органом дознания и его должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

При выявлении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания, которые не позволяют сделать обоснованный вывод о наличии оснований к прекращению уголовного дела и (или) уголовного преследования в соответствии с требованиями ст. 24 – 28 УПК РФ, прокурор не утверждает постановление дознавателя и принимает постановление о его отмене в связи с его незаконностью и (или) необоснованностью. Он также в данном случае, в соответствии с предоставленными ему правомочиями, обязан дать дознавателю письменное указание о направлении дальнейшего расследования, а также вынести требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания.

В случае утверждения прокурором постановления дознавателя о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям в отношении подозреваемых и обвиняемых по основаниям, установленным п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, прокурор обязан принять установленные УПК РФ меры по реабилитации этих лиц.

Такое сочетание системных, взаимосвязанных и взаимообусловленных процессуальных полномочий прокурора позволяет ему обеспечивать режим законности при принятии решения по результатам расследования уголовных дел органами дознания.

8. Решение об отстранении дознавателя от дальнейшего производства расследования в случае нарушения процессуального законодательства, допущенного в ходе дознания.

Прокурор, осуществляющий надзор за процессуальной деятельностью органов дознания, вправе отстранить дознавателя от дальнейшего расследования дела, если им будет допущено нарушение уголовно-процессуального закона (п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Вопрос о том, за какие нарушения закона дознаватель подлежит отстранению, прокурор решает в каждом отдельном случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела и характера нарушения.

Кроме того, прокурор отстраняет дознавателя в случае его отвода или самоотвода по основаниям, предусмотренным в законе. Рассматривая заявление об отводе, самоотводе, прокурор должен тщательно проверить его мотивы (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

9. Постановление об изъятии уголовного дела у органа дознания и передаче его следователю, об изъятии уголовного дела у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передаче его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ, а также о передаче уголовного дела от одного органа предварительного расследования другому по правилам ст. 151 УПК РФ.

Право прокурора изымать любое уголовное дело у органа дознания или органа предварительного расследования и передавать его в производство следователя Следственного комитета при прокуратуре РФ отчетливо показывает властно-распорядительный характер полномочий прокурора в данной отрасли прокурорского надзора. Такая необходимость возникает, как правило, вследствие грубого нарушения уголовно-процессуального закона при ведении уголовного преследования, установления прокурором обстоятельств предвзятого отношения к основным участникам уголовного судопроизводства на стадии расследования уголовного дела.

10. Утверждение обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу. Возвращение уголовного дела дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков.

Проанализировав полномочия прокурора на стадии дознания и предварительного следствия можно сделать следующий вывод: уголовно-процессуальный закон предоставил прокурору достаточно широкий перечень полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, прокурор выступает как орган надзора за исполнением законов. Внимание прокурора, прежде всего, обращено на защиту прав и законных интересов, потерпевших от преступлений.


2. Процессуальное положение прокурора на стадии судебного разбирательства

2.1 Подготовка прокурора к судебному разбирательству

В судебном разбирательстве процессуальное положение каждого из субъектов имеет свои особенности. Безусловно, центральной фигурой является суд, но и прокурор обладает широкими полномочиями практически на всех стадиях уголовного судопроизводства.

В судебном разбирательстве направление деятельности прокурора – поддержание государственного обвинения. Но это не значит, что прокурор во всех случаях и во что бы, то, ни стало должен поддерживать обвинение. Поддерживая обвинение, прокурор руководствуется требованиями закона и своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела. Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, он обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа.

Эффективность деятельности прокурора на стадии судебного разбирательства в существенной мере зависит от правильного определения самими прокурорами своего процессуального положения в суде. Вопрос этот имеет не только теоретическое, но и больше практическое значение. Когда создавалась прокуратура как государственный орган по надзору за точным и единообразным исполнением законности, В.И. Ленин указывал на необходимость увязать эту функцию прокуратуры с поддержанием государственного обвинения в суде.[13]

Процессуальное положение прокурора в уголовном процессе, формы и методы его деятельности, задачи, решаемые в каждой отдельной стадии и его полномочия, определены в Уголовно-Процессуальном Кодексе РФ. В судебных стадиях прокурор утрачивает властно-распорядителные полномочия и участвует в ином процессуальном качестве, а именно как государственный обвинитель сторона в процессе. Деятельность прокурора, с одной стороны предопределена ее функциональным назначением, с другой не может не испытывать на себе влияния психологического фактора судебного разбирательства. Прокурор как участник процесса призван осуществлять обвинение в рамках его более широкой функции надзора. Это налагает особый отпечаток на психологию поддержания им обвинения в суде.

Одним из факторов повышения качества поддержания государственного обвинения является подготовка к судебному заседанию. Только хорошо информированный и подготовленный прокурор может решить весь комплекс проблем, возникающих в ходе судебного процесса. Незнание или слабое знание материалов уголовного дела является причиной пассивной роли государственного обвинителя в судебном заседании, что в свою очередь, исключает его реальное влияние на ход и результат судебного процесса.

Выполнение функций обвинения при такой ситуации в той или иной степени ложится на суд, поскольку он вынужден самостоятельно, без участия обвинителя, исследовать и собирать доказательства, изобличающие подсудимого в совершении преступления. В некоторых случаях это может породить у подсудимого недоверие к суду и создать у него впечатление об обвинительном уклоне всего судебного разбирательства. В том случае, когда суд не компенсирует своей активностью недостатки поддержания государственного обвинения, не исключены судебные ошибки. Таким образом, становиться очевидным значение качественной подготовки прокурора к судебному заседанию.

В стадии подготовки не ставятся и не решаются вопросы доказанности обвинения и виновности обвиняемого. В силу презумпции невиновности – этот вопрос решается в центральной стадии и закрепляется в приговоре. Стадию подготовки проходят все дела, которые отправляются прокурору с обвинительным заключением.

Можно выделить следующие составные части подготовки прокурора к судебному разбирательству: применение определенных тактических приемов изучения материалов дела; изучение специальной литературы, нормативных материалов и судебной практики применительно к конкретной категории дел; обобщение и анализ материалов уголовного дела; прогнозирование различных ситуаций, могущих возникнуть в ходе судебного заседания, и комплекс тактических приемов, используемых для их решения; построение версий обвинения; комплексное планирование своей деятельности по поддержанию государственного обвинения.

Совершенно очевидно, что для качественной подготовки к судебному заседанию государственному обвинителю необходимо изучить все материалы уголовного дела, что не всегда имеет место на практике.

Подготовка к судебному разбирательству имеет много индивидуального, обусловленного личными качествами обвинителя, такими как память, способность к анализу, логическому мышлению и прогнозированию. Существует два наиболее характерных способа изучения материалов уголовного дела: первый – изучение материалов дела начинается с постановления о возбуждении уголовного дела и продолжается в том порядке, как его систематизировал следователь; второй – изучение начинается с обвинительного заключения, а затем изучаются прочие материалы.

В ходе изучения дела важно вычленить из всего комплекса документов, имеющихся в нем, наиболее важные, на прочтение и осмысление которых нужно отпустить больше времени. Для приобретения этих навыков требуется не только значительный опыт поддержания государственного обвинения, но и знания в области методики расследования отдельных видов преступлений и, соответственно, особенностей поддержания государственного обвинения по различным категориям уголовных дел.

Нужно четко представлять, что именно следует анализировать при изучении материалов уголовного дела. К предмету такого анализа можно отнести следующее: предмет и пределы доказывания по конкретному уголовному делу; доказательства, изобличающие лицо в совершении преступления; доказательства, свидетельствующие не в пользу обвинения; данные о личности обвиняемого; нормативный материал и судебную практику по конкретной категории дел.

Чрезвычайно важным в деятельности прокурора в стадии досудебной подготовки является прогнозирование возможных ситуаций, которые могут возникнуть в ходе судебного разбирательства. Оно позволяет прокурору активно влиять на ход судебного процесса, адекватно воспринимать происходящее в нем, грамотно и своевременно реагировать на поведение иных участников процесса.

Планирование деятельности государственного обвинителя представляет собой комплексный, непрерывный и довольно длительный процесс, который начинается с момента изучения материалов уголовного дела и заканчивается в конце судебного заседания. Поскольку планирование является индивидуальным и творческим процессом, который в определенной степени зависит от личных качеств прокурора, а также от категории, объема и сложности уголовного дела, то материалы, отраженные в планах, могут быть различными. Государственный обвинитель может иметь несколько планов, помогающих ему решать различные задачи. Количество планов и их содержание зависит от объема уголовного дела, числа привлекаемых по нему лиц, вида преступления и многих других факторов.

План должен помогать, его составителю свободно, ориентироваться в материалах уголовного дела, а в будущем стать основой для подготовки выступления в прениях сторон.

Таким образом, план постоянно дополняется и корректируется в ходе судебного разбирательства. Планирование поддержания государственного обвинения – это многоэтапный, динамичный и комплексный процесс, результатом которого являются различные планы, составляемые прокурором в зависимости от количества и характера задач, стоящих перед ним.

В части предварительной разработки предложений и содержания заключений по вопросам, подлежащим обязательному разрешению в подготовительной части судебного разбирательства, следует сказать, что судебное разбирательство должно проводиться динамично, а возникающие вопросы без промедления разрешаться с помощью сторон и иных участников судебного разбирательства. Имеется круг вопросов, которые непременно будут заданы судом государственному обвинителю. Например, вопрос о возможности рассмотрения дела по существу в отсутствие не явившихся участвующих в деле лиц, надлежащим образом извещенных о дне и времени судебного заседания. В данном случае прокурор при подготовке к участию в судебном разбирательстве должен заранее оценить важность показаний того или иного лица и в свете этого представить суду аргументированное заключение либо о продолжении судебного разбирательства в отсутствие неявившегося лица, либо о его отложении. Также заранее следует подготовить заключение относительно порядка исследования доказательств с поправкой на то обстоятельство, что данный вопрос задается судом после опроса подсудимых об отношении к обвинению, в частности, о признании или непризнании себя виновными.

Проанализировав данные нормы можно сделать вывод, что подготовка прокурора это безупречное знание материалов дела. Успех судебного рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к участию в процессе, от его настойчивости в установлении истины и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов дела. Безупречное знание материалов уголовного дела непременное требование, предъявляемое к прокурору, поддерживающему государственное обвинение. Тщательное изучение прокурором материалов уголовного дела представляет собою основу качественного поддержания государственного обвинения.

Анализ практики поддержания государственного обвинения убедительно подтверждает, что низкий уровень выступлений отдельных прокуроров результат слабой их подготовки к судебным процессам, недостаточного знания законодательства, а в ряде случаев отсутствия достаточного практического опыта.

2.2 Участие прокурора в судебном следствии

Судебное следствие – это самостоятельное, глубокое, полное, объективное, всестороннее исследование обстоятельств дела и доказательств, производимое судом с участием сторон в совершенно новых, по сравнению с предварительным расследованием, условиях и обставленное рядом гарантий, которыми не обладает предварительное следствие.

В связи с этим некоторые из её положений государственный обвинитель может использовать в суде без изменения, другие – с соответствующими коррективами, третьи не могут быть использованы вообще, так как судебное следствие происходит в иных условиях. При допросе в судебном заседании государственный обвинитель испытывает определённое противодействие со стороны защиты.

Эффективность допроса во многом зависит от установления психологического контакта с допрашиваемым. Можно выделить следующие приёмы, которые позволяют государственному обвинителю установить психологический контакт с допрашиваемым:

1. проявление интереса к личности допрашиваемого, индивидуальный подход к нему;

2. вежливое, корректное отношение к допрашиваемому;

3. уважительное отношение к позиции допрашиваемого;

4. заинтересованность в судьбе допрашиваемого;

5. постановка допроса в доступной форме;

6. демонстрация беспристрастности;

7. уважение прав участников судебного процесса;

8. формирование нормальных отношений с судьями и адвокатами;

9. умение выслушать допрашиваемого, не перебивая и не одергивая его;

10. одобрение определённого поведения допрашиваемого;

11. устранение дискомфортных для допрашиваемого ситуаций.

В судебном допросе можно выделить следующие стадии: вводную, свободного рассказа и вопросно-ответную.

Вводная стадия включает в себя получение данных о личности допрашиваемого, и, если речь идёт о допросе потерпевшего и свидетеля, он предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. По действующему законодательству председательствующий первым предлагает допрашиваемому дать показания по поводу предъявленного обвинения и известных ему материалов дела.

Государственному обвинителю необходимо помнить, что «вопрос должен быть сформулирован так, чтобы допрашиваемый не мог извлечь из него никакой информации, и вынужден был обращаться к своей памяти».[14]

Формы, в которых государственный обвинитель осуществляет допрос, являются специфическими по сравнению со стадией предварительного расследования. В суде может быть проведён основной, перекрёстный и шахматный допрос.

Обычно проводится допрос определенного лица судом и другими участниками судебного процесса. Перекрёстным допросом называется допрос одного лица, при котором стороны могут поочередно ставить ему вопросы по одному и тому же обстоятельству в целях проверки, уточнения или дополнения его показаний.

Для государственного обвинителя навыки владения перекрёстным допросом являются обязательными, поскольку они позволяют вскрыть противоречия, уточнить детали, уличить допрашиваемого в даче ложных показаний, наконец, существенно дополнить показания.

Не менее важной формой допроса, является шахматный допрос. Сущность его заключается в том, что при допросе одного лица допрашивающий попутно ставит вопросы другим лицам. Его цель состоит в том, чтобы подтвердить или опровергнуть показания иного лица.

Государственный обвинитель может проводить дополнительный и повторные допросы. При дополнительном допросе он выясняет обстоятельства, упущенные им в ходе основного допроса. Повторный допрос проводится в случаях, когда, в связи с исследованием других доказательств возникают сомнения в правильности полученных показаний, а также когда дело откладывается, и допрошенные лица вновь вызываются в суд.

В тех случаях, когда следователь не устранил противоречия, эту задачу решает в судебном процессе государственный обвинитель. Чаще всего эта проблема, разрешается путём оглашения ранее данных допрашиваемым показаний, после чего ставится вопрос о том, подтверждает ли он эти показания.

Большую сложность у прокурора, поддерживающего государственное обвинение, может вызвать конфликтная ситуация, складывающаяся при допросе, когда допрашиваемый даёт ложные показания. Чаще это относится к допросу подсудимых, реже потерпевших и свидетелей. При изменении показаний наиболее целесообразными тактическими приёмами, применяемыми государственным обвинителем, можно считать следующие:

1. побуждение допрашиваемого к раскаянию;

2. акцентировать внимание на первых ложных показаниях;

3. убеждение допрашиваемого в необходимости говорить правду;

4. детализация показаний;

5. использование противоречий;

6. оглашение ранее данных показаний;

7. повторное разъяснение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Одним из важных следственных действий в судебном разбирательстве является производство экспертизы.

Экспертиза в судебном заседании назначается в следующих случаях:

1. В ходе судебного разбирательства выявлены факты, для исследования которых требуется производство экспертизы (часто связано с неполнотой предварительного следствия);

2. Суд по ходатайству участников процесса или по собственной инициативе признаёт необходимым производство экспертизы в суде экспертом, осуществлявшими её на предварительном следствии;

3. Суд сочтёт заключение экспертизы проведённой на предварительном следствии или ранее в судебном заседании, недостаточно ясным или полным и выносит определение о проведении дополнительной экспертизы;

4. Суд признаёт имевшиеся в деле заключения экспертизы недостаточными или вызывающими сомнение в правильности и назначает повторную экспертизу.[15]

В указанных ситуациях прокурор вправе ходатайствовать о проведении экспертизы в суде или в судебном учреждении. При обсуждении вопроса о назначении экспертизы прокурору следует дать оценку возможности её проведения. Экспертиза может быть назначена в любой момент судебного следствия.

При назначении экспертизы прокурору необходимо обратить внимание на то, чтобы эксперту были представлены все необходимые материалы в пригодном для исследования виде, а также на то, чтобы предметы экспертного исследования были получены в соответствии с порядком, установленным уголовно-процессуальным законом, и с соблюдением разработанных криминалистикой методических рекомендаций.

При назначении экспертизы прокурор играет активную роль, и он должен подготовить вопросы, предлагаемые эксперту для разрешения.

Важное значение для установления фактических обстоятельств уголовного дела и правильного его разрешения имеет исследование вещественных доказательств, осмотр места происшествия, эксперимент. Судебный осмотр местности и помещения производится тогда, когда есть необходимость получить дополнительные сведения об обстановке, в которой произошло преступление. Судебный осмотр позволяет суду и участникам процесса непосредственно воспринять и изучить обстановку совершения преступления. Прокурору следует ходатайствовать о проведении осмотра в случаях, когда отдельные обстоятельства дела не могут быть правильно поняты без непосредственного ознакомления с обстановкой места происшествия, либо в суде выяснились новые обстоятельства, проверка которых невозможна без изучения определенной местности или помещения.

Ходатайствуя о проведении осмотра, обвинитель должен не только указать обстоятельства, требующие его проведения, но и сформулировать конкретные цели осмотра, а именно: изучить и оценить обстановку на месте; зафиксировать или изъять следы или иные вещественные доказательства, сохранившиеся на месте и не изъятые следователем; уяснить условия, способствовавшие совершению преступления.

Осмотр вещественных доказательств в ходе судебного разбирательства является обязательным процессуальным действием во всех случаях, когда к делу приобщены вещественные доказательства. Осматриваются вещественные доказательства в зале суда, либо, если они не могли быть доставлены в суд, по месту их нахождения. Вещественные доказательства индивидуального характера (орудие преступления, одежда потерпевшего, обвиняемого, слепки следов и т.п.) должны без исключения осматриваться и изучаться государственным обвинителем.

Государственный обвинитель вправе ходатайствовать о проведении осмотра вещественных доказательств в любой момент судебного следствия, когда в этом возникает необходимость. Следует учесть, что результаты осмотра могут быть использованы при производстве других следственных действий – допросах подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов.

Вопрос о целесообразности производства следственного эксперимента в ходе судебного заседания у государственного обвинителя может возникнуть в случаях, когда:

1. В материалах предварительного следствия имеются пробелы, для устранения которых нужен эксперимент;

2. При изучении и оценки результатов следственного эксперимента возникли сомнения в их достоверности;

3. В ходе судебного следствия выявлены новые обстоятельства дела, нуждающиеся в экспериментальной проверке.

Следственные эксперименты в ходе судебного заседания могут быть следующих видов:

1. Эксперименты возможности восприятия (видеть, слышать) какого-либо события;

2. Эксперименты по выяснению возможности совершения каких-либо действий;

3. Эксперименты по проверке наличия у лица определённых навыков.[16]

После рассмотрения всех доказательств председательствующий опрашивает участников процесса, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно.

Дополнение судебного следствия выражается в самых различных формах: в постановке вопросов допрошенным лицам и заявлении ходатайств об оглашении показаний, не явившихся свидетелей, документов, характеризующих личность подсудимого, в допросе новых свидетелей и представлении новых документов.

Обычно по окончании следствия прокурор ходатайствует перед судом об оглашении документов о прошлых судимостях подсудимого, заключения судебно-медицинского эксперта, документов, подтверждающих размер судебных издержек, а также сумм, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступления.

Если суд не принял решения по каким-либо заявленным ходатайствам, прокурор должен позаботиться, чтобы по окончании следствия они были надлежащим образом разрешены. Одновременно прокурор должен высказать своё мнение по поводу дополнения предлагаемых другими участниками процесса, оценивая их с точки зрения обеспечения полноты, всесторонности и объективности судебного следствия.

Таким образом, выполняя функции государственного обвинителя в судебном разбирательстве, прокурор должен и вполне может, как показывает практика, поддерживать обвинение со всей энергией, настойчиво и умело, делать это лишь в меру доказанности, не упуская фактов, говорящих в пользу подсудимого, обязан сам строжайше соблюдать закон, выступать против любых его нарушений.

Заключение

Проанализировав процессуальный статус прокурора, его функции, полномочия, а так же деятельность на всех стадиях уголовного процесса России можно сделать следующие выводы:

1. Прокурор является одним из основных участников уголовного судопроизводства, наделённый широким спектром полномочий во всех стадиях уголовного процесса.

Однако в законодательстве нет однозначного понятия определения статуса прокурора как участника уголовного процесса в рамках УПК РФ.

В этой связи функция обвинения возложена не на конкретного участника уголовного процесса, воплощающего в себе в рамках правосудия сторону обвинения, а на весь аппарат правоохранительных органов в целом, учитывая тот факт, что прокуратуре в соответствии с Законом о прокуратуре отдана главенствующая роль в организации работы правоохранительных органов. О том же свидетельствуют и конкретные полномочия прокурора, названные непосредственно в УПК РФ.

2. Основной функцией прокурора наряду с функциями координации деятельности правоохранительных органов, процессуального руководства, выступает функция надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного расследования, а функция уголовного преследования на данном этапе является дополнительной. В стадии возбуждения уголовного дела центральное положение в деятельности прокурора занимает функция надзора соответствия требованиям законов действий и решений органов дознания и предварительного следствия, соблюдение прав и свобод человека и гражданина при приёме, рассмотрении и разрешении сообщений о преступлениях.

3. Уголовно-процессуальный закон предоставил прокурору достаточно широкий перечень полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, прокурор выступает как орган надзора за исполнением законов. Внимание прокурора, прежде всего, обращено на защиту прав и законных интересов, потерпевших от преступлений.

4. Выполняя функции государственного обвинителя в судебном разбирательстве, прокурор должен и вполне может, как показывает практика, поддерживать обвинение со всей энергией, настойчиво и умело, делать это лишь в меру доказанности, не упуская фактов, говорящих в пользу подсудимого, обязан сам строжайше соблюдать закон, выступать против любых его нарушений.

Анализ деятельности прокурора на всех стадиях уголовного процесса выявил ряд проблем связанных с несовершенством уголовно процессуального законодательства: нет детальной регламентации порядка работы по приёму, регистрации и рассмотрению сообщений о преступлениях и надзора за исполнением законов при её осуществлении.

В этой связи представляется необходимым повысить уровень правового регулирования указанных проблем путём принятия соответствующих законодательных актов с целью их устранения.

Таким образом, выбранная тема курсовой работы весьма актуальна, так как определение правового положения и полномочий прокурора на всех стадиях уголовного судопроизводства является неотъемлемой частью обеспечения законности в уголовном процессе.


[1] Совместный приказ «О едином учёте преступлений» Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации по следствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Министерства службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков №39/1070/1021/253/780/353/399 от 29 декабря 2005 г.

[2] Скворцов К.Ф. и др. Эффективность прокурорского надзора. М., 1977. С. 84

[3] Ястребов В.Б. Прокурорский надзор. Учебник. М., 2001. С. 8, 9, 12; Российский прокурорский надзор. Учебник для ВУЗов / Под ред. А. Я. Сухарева. М., 2001. С. 60; Уголовный процесс. Учебник. / Под ред. В. П. Божьева. М., 2004. С. 117 – 118.

[4] Коротков А. П., Тимофеев А. В. Прокурорско – следственная практика М., 2005. С. 144 – 146.

[5] Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. М.,2005. Ч.2. С. 29-30; Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М., 2004. С. 501-502.

[6] Гаврилов Б.Я.Актуальные проблемы теории и практики применения УПК в досудебном производстве //Сб. ст. «Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики». М.: Академия управления МВД России, 2004. Ч.1. С.23-24; Попов И. Мониторинг продолжается //Журнал «Милиция». 2002. №12. С.32.

[7] Савчин М.М. «Проблемы согласования возбуждения уголовного дела на практике и возможности их решения». М., 2005. С. 32.

[8] «Собрание законодательства РФ», № 19. 11.05.1998. с. 2142.

[9] Статкус В. Когда откажемся от процентомании // Журнал «Милиция». 2000. № 11. С. 42 – 45.

[10] Доклад Генерального прокурора РФ на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ // Российская газета. 2006. 6 февраля. № 23 (3989). С. 5.

[11] Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М., 2004. С. 504 – 505.

[12] ФЗ «О прокуратуре РФ» ст. 29.; В.И. Басков. «Курс прокурорского надзора» .М., 1998г. с.429.

[13] Чернов Р.П. О фигуре и статусе прокурора в уголовном процессе «Адвокат».-N 12.-2005.-С.47.

[14] Ароцкер Л.Е. «Тактика и этика судебного допроса», М. 1985г. с.19

[15] Уголовно – процессуальное право Российской Федерации. Учебник. Изд. 2 / Отв. Ред. И.Л Петрухин. М., 2006. - С. 74.

[16] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. СПб.: Питер.-2006.-С.82.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий