регистрация / вход

Психология задержанного

Деятельность сотрудников правоохранительных органов. Юридическая психология как наука. Обыск как следственное действие, его эффективность. Психологические аспекты задержания правонарушителей. Особенности задержания вооруженных правонарушителей.

Оглавление

Введение.........................................................................................................3

1. Юридическая психология как наука......................................................5

2. Психология обыска и задержания.........................................................10

3. Психологические аспекты задержания правонарушителей...............25

Заключение..................................................................................................31

Список литературы.....................................................................................33


Введение

В деятельности сотрудников ряда правоохранительных органов, чаще всего органов внутренних дел, возникает необходимость задержания правонарушителей. Это бывает в ситуациях посягательства на объекты уголовно-правовой защиты, криминального конфликта, открытого физического и психологического противоборства правонарушителя с субъектом юридического труда. К таким ситуациям, во-первых, относятся случаи, когда правонарушители застигнуты при совершении преступлений (п. 1, ст. 122 УПК РСФСР). Сотрудники вправе при этом применять физическую силу и специальные средства (резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, светозвуковые средства, средства разрушения преград и др.) для отражения нападения, пресечения сопротивления массовых беспорядков, задержания лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они намерены оказать вооруженное сопротивление, тогда, когда правонарушителей не удалось убедить и ненасильственные способы не обеспечивают выполнение возложенных на сотрудников обязанностей, и др. Во-вторых, когда правонарушители застигнуты при совершении посягательств на исчерпывающий перечень объектов уголовно-правовой охраны, указанных в ч. I ст. 15 Закона о милиции, допустимо использовать все виды специальных средств, физическую силу, служебных собак, а также огнестрельное оружие. Наконец, в-третьих, когда сотрудники находятся в состоянии крайней необходимости, они вправе применять все виды предусмотренных законом средств. Особый вид следственных действий - процессуальное задержание, которое может производиться только после возбуждения уголовного дела или одновременно с возбуждением уголовного дела (ст. 418 УПК).

Эти ситуации криминальных конфликтов и инцидентов насыщены психологической напряженностью, эмоциональностью, волевым противоборством, опасностью, ответственностью, часто – скоротечностью и предъявляют высокие требования к профессионально-психологической подготовленности, устойчивости, самообладанию, быстроте и правильности ориентировки в обстановке, бдительности, готовности к немедленному реагированию, доведенным до автоматизма специальным действиям и др. Сотрудники, выполняющие их, не всегда оказываются на высоте этих требований, допускают промахи, нарушения, приводящие к различным, в том числе трагическим, последствиям. Юридическая психология призвана глубоко изучать такие ситуации и разрабатывать рекомендации по обеспечению безукоризненных действий сотрудников в них, что и подчеркивает актуальность данной темы.

Задача значительно осложняется тем, что существует множество видов задержания, существенно различающихся по самым разным, в том числе психологическим, признакам. Так, виды задержания различаются по количеству лиц (одного правонарушителя, группы правонарушителей), по уровню организованности и "криминального профессионализма" (случайной группы, организованной, преступного сообщества и др.), по последовательности задержания (одновременное, разновременное), по вооруженности правонарушителей, возрасту задерживаемых, по месту задержания, по количеству сотрудников, осуществляющих задержание, по способу сближения с правонарушителем, по степени благоприятности для задержания, по степени активности психического и физического принуждения правонарушителей, по видам розыскных нарядов, по способам оперативно-розыскной деятельности, по видам и способам ведения поиска и специальных операций и др. Можно сказать, что этот вид юридических действий должен представлять собой целое направление в юридической психологии, ожидающее своих исследователей.


1. Юридическая психология как наука

Законность, правопорядок и социальный прогресс находятся в неразрывном единстве. История учит, а жизнь современной России убедительно подтверждает, что, например, экономика не может развиваться и обеспечивать материальные и духовные потребности граждан вне уважения всех к закону. Преступность в обществе - теперь непросто некая горькая пена на поверхности его кипящей жизни. Криминализация общества, организованная преступность, коррупция с их масштабами и влияниями - это раковая опухоль, грозящая ему гибелью[[1] ].

Во все времена государства уделяли внимание укреплению правовой сферы общества, хотя и делали это на основе разных правовых концепций. Сен-Симон (1760-1825) утверждал, что общество имеет двух врагов, к которым оно относится с одинаковой ненавистью: анархию и деспотизм. Сегодня, и конкретно в условиях России, создание справедливого общества, построенного на законе, выступает глобальной задачей всех его здоровых сил и может быть осуществлено лишь при полном использовании имеющихся возможностей. Одна из них, далеко не последняя, связана с полным использование богатых возможностей науки. Действия на "глазок", самоуверенное пользование интуитивными и построенными только на личном опыте соображениями, слепое подражание зарубежным образцам, упование на силу административного нажима, действия по методу проб и ошибок - причины неудач в любом деле, а на государственном уровне они просто недопустимы. Их архаизм особенно нетерпим на фоне современных достижений мировой цивилизации.

Человечество в своей истории выработало три принципиальных способа совершенствования любого дела. Первый заключался в выявлении и устранении недостатков. Этот способ был основным, или даже единственным, в большинстве стран мира до рубежа 20-х - 30-х годов XX в. Он давал возможность как-то повышать результаты работы, но происходило это медленно. Ведь суть устранения недостатков - возврат к некой норме, которая представлялась желательной. Определенная польза была, но развитие дела, подъем на более высокий уровень технологий и достижений происходили медленно. Это не отвечало возросшему динамизму жизни и потребностям общества. Поэтому после Великой депрессии в США в 30-е годы возник и стал преобладающим второй способ - использование передового, дающего более высокие результаты опыта других. Широкие масштабы приобрело выявление носителей такого опыта, изучение, копирование в своей работе.

Появился и так называемый "промышленный шпионаж", а передовики, чтобы преуспевать в конкурентной борьбе, стали скрывать и охранять способы своих достижений[2] .

На рубеже 50-х годов возник и третий способ: разработка и внедрение научных интенсивных технологий. В широких масштабах его стали применять японцы, скупая по всему миру патенты на научные открытия и разработки. В начале над ними посмеивались: "наука у них слабовата, своего ума не хватает". Скоро, однако, скепсис сменился удивлением: развитие Японии пошло семимильными шагами, являя пример всему миру. С тех пор союз с наукой, развитие фундаментальной и особенно прикладной науки, всемерное использование на практике их рекомендаций и достижений стали основным способом достижения быстрого прогресса в разных областях, а многие страны, в прошлом отсталые, применяя его, вышли в число передовых.

В нашей стране, к сожалению, описанные мировые тенденции оказались недооцененными и не реализованными. Вплоть до 90-х годов совершенствования в любых сферах пытались добиться путем выявления и устранения недостатков. Многочисленные комиссии и инспекции, сменяя друг друга, без пользы отрывали людей от дела. Повсеместно шла своеобразная игра: "одни ищут, а другие прячут". В итоге появлялись длинные акты с перечисление недостатков, которые самим проверяемым чаще всего были давно известны, более того, им было известно больше, чем удалось выявить проверявшим. Беда проверяемых была в другом: они не знали, как предупредить и устранить недостатки. Комиссии и инспекции обычно тоже не знали этого и в актах проверок пестрели "ценные указания" типа: "усилить", "обратить внимание", "принять меры", «активизировать", "изыскать возможность" и пр. Всемерное развитие критики, наказания сформировали у работников установку не на выявление положительного в работе других, а на изощренный поиск недостатков. К опыту других относились с недоверием, скептически, а принятие его к использованию расценивалось как косвенное признание собственных ошибок, слабостей и недоумия. Не случайно тогда, говоря о передовом опыте, употребляли слово "внедрение", ассоциировавшееся с необходимостью применения определенной силы и преодоления чьего-то сопротивления. И до сих пор, знакомясь с работой других, многие из нас более склонны искать в ней недостатки, чем видеть достоинства, интересные находки, крупицы положительного и перенимать хорошее[[3] ].

Отставание России в развитии от многих процветающих стран в своих корнях в значительной степени обусловлено длительной ориентацией на приоритетное использование способа выявления и устранения недостатков, формализмом и психологическими барьерами в реализации положительного опыта других, пренебрежительным отношением практики к науке, к использованию ее достижений и рекомендаций в области интенсивных технологий. В немалой степени это относится и к решению проблем создания правового государства, укрепления законности, правопорядка и борьбы с преступностью. Чтобы жить и работать цивилизованно, эти упущения необходимо ныне преодолеть как на государственном, так и на местном уровне, в работе каждого правоохранительного органа и каждого сотрудника.

Под правоохранительными органами в данном пособии имеются в виду все государственные органы, применяющие право и входящие в обособленную группу органов государства с особыми правовым статусом, задачами, функциями, направлениями деятельности. Это соответствует распространенной в современной юриспруденции точке зрения. К. ним сейчас относят[[4] ]:

- органы судебной системы (суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Конституционный суд Российской Федерации);

- государственные органы обеспечения охраны порядка и безопасности: органы внутренних дел, органы обеспечения безопасности (органы Федеральной службы безопасности, Федеральные органы государственной охраны, Федеральную пограничную службу и др.), органы налоговой службы и налоговой полиции, таможенные органы, органы юстиции);

- органы предварительного расследования (органы предварительного следствия и дознания);

- прокуратуру;

- органы по правовому обеспечению и правовой помощи (нотариат, адвокатуру);

- негосударственные организации обеспечения правоохраны (частные детективные и охранные службы).

Уже при общем взгляде на законность и правопорядок очевидна их теснейшая связь и зависимость от психологических факторов. Вся законность, даже ее отраженность в писаном праве (в законах, подзаконных актах, правовых нормах) и построении государственного механизма в решающей степени зависят от тех людей, которые занимаются право - и нормотворчеством, от их мировоззрения, жизненных планов и идеалов, ценностных ориентаций, доминирующих мотивов, особенностей правосознания, включенности в различные корпоративные группы (в том числе партии и объединения, участвующие в политической борьбе за власть), их морально-психологических особенностей, интеллекта, способностей и множества других индивидуально-психологических и групповых феноменов.

Многократно умножается роль и влияние психологических факторов в состоянии правопорядка, когда речь идет о правовых реальностях жизни всех граждан и каждого из них, о состоянии преступности, уровне и успешности действительной борьбы с ней. Тут психология людей и групп имеет не просто аспектное, а решающее значение, а умение юридических органов и их персонала учитывать и влиять на нее составляет одно из главных направлений в утверждении правовых идеалов общественной жизни, в реальном торжестве права, доведенного до каждого гражданина. А.И.Герцен говорил, что под солнцем свободы не только трава зеленеет, но и зловоние поднимается из сточных канав. Справедливость этого подтверждает действительность современной российской жизни. Психология проявляющихся в ней механизмов требует к себе повышенного, специального и компетентного внимания, преодоления побочных, негативных «отбросов" общественных преобразований.


2. Психология обыска и задержания

В психологическом аспекте обыск является сложным и специфическим следственным действием, одним из доминирующих элементов которого является принуждение по отношению к обыскиваемому. В ходе обыска следователь и другие участвующие в нем должностные лица осматривают и исследуют жилище, различные постройки, участки местности, одежду и даже тело человека с целью обнаружения информации, необходимой для расследования преступления.

Для обыска характерна противоположность целей следователя и других участников обыска, с одной стороны, и обыскиваемого — с другой. Принудительный характер обыска и противоречие целей у лиц, принимающих в нем участие, обусловливают конфликтную ситуацию.

Обыск как следственное действие носит ярко выраженный поисковый характер. Следователю, работникам милиции необходимо найти орудия преступления, предметы и ценности, как правило спрятанные, укрытые обвиняемым. Следователь при проведении обыска располагает обычно весьма ограниченными, неполными данными об условиях его производства, объектах, подлежащих изъятию, местах их нахождения. Эти факторы оказывают отрицательное воздействие на получение следователем информации о местонахождении спрятанных предметов[[5] ].

Проведение обыска предполагает проявление следователем разнообразных психологических качеств, свойств, профессиональных знаний, умений и навыков. Он может и должен использовать факторы, которые способствуют успеху обыска. К ним относятся: подготовка к производству обыска; целенаправленное наблюдение и правильный анализ обстановки на месте производства обыска, наблюдение за поведением обыскиваемого и т. д. Положительные или отрицательные результаты обыска очень часто зависят от надлежащей подготовки к этому следственному действию. Хорошая подготовка обыска обеспечивает своевременное начало этого действия, планомерность его проведения, уверенность в успехе, которая возникает у его участников. Плохая подготовка может привести к случайным, бессистемным поискам, нескоординированности действий обыскивающих и, в конечном счете, к чувству неуверенности в успехе.

В.Л. Васильев пишет, что в ходе подготовки к обыску следователю рекомендуется получить ответы на следующие вопросы[[6] ].

1. Что следует искать. Как выглядят разыскиваемые предметы (форма, цвет, запах и т. д.).

2. Что представляет собой объект, подлежащий обыску: площадь объекта, рельеф объекта, его планировка, количество помещений, количество дверей и окон и их расположение, мебель и ее расположение и т. д.

3. Кто, кроме обыскиваемого, может находиться на объекте в момент обыска.

4. Каково освещение объекта обыска: искусственное и естественное.

5. Имеется ли на объекте телефон или другие средства связи (рация, звонок, селектор и т. п.).

6. Где могут находиться искомые предметы.

7. Кто будет производить обыск.

8. Какие технические средства и другие материалы следует взять с собой.

9. Когда наиболее удобно начать обыск.

10. Сколько времени может он продлиться.

11. Следует составить планы обыскиваемого объекта и порядка производства обыска в нем с четким распределением функций для каждого должностного лица.

12. Заранее подумать о выборе понятых.

13. Предусмотреть способы связи со следственным подразделением (телефон, радио, селектор).

Чем подробнее следователь ответит на указанные выше вопросы до обыска, тем меньше неожиданностей будет его подстерегать в момент производства обыска и тем больше шансов на успех при его проведении[7] .

Успешное осуществление обыска в значительной мере зависит от проявления следователем организаторских качеств. В организационном аспекте обыск представляет сложное многоэтапное действие требующее, как уже было сказано, подготовки и планирования, согласованных действий между всеми его участниками. Вся организационная работа обычно ложится на следователя. Он должен обеспечить четкость, последовательность и эффективность, как своих действий, так и действий других участников обыска. Следователь, в частности выбирает время обыска, подбирает участников следственного действия, готовит необходимые научно-технические средства, приглашает в случае необходимости специалистов, организует предварительное изучение личности обыскиваемых, определяет более рациональную тактику обыска и т. д.

Одним из основных способов получения информации при обыске является наблюдение и анализ его результатов. По одному из дел о крупном хищении в момент производства обыска следователь, предварительно изучивший обстановку в квартире обвиняемого, заметил, что кроватка его пятилетней дочки переставлена в другую комнату. Он обратил на это внимание матери ребенка, вызвав у нее сильное замешательство. В это время слышавшая разговор девочка сообщила, что ее кроватка стоит теперь как раз на том месте, где под полом папа спрятал много денег. Это сообщение ребенка помогло обнаружить тайник с добытыми преступным путем ценностями.

Особенно много информации может дать наблюдение за поведением обыскиваемого. Для получения наиболее полных и достоверных результатов такого наблюдения надо знать основные психологические закономерности поведения в конфликтной ситуации обыска. Во-первых, находясь в такой ситуации, обыскиваемый прогнозирует свое будущее в зависимости от результатов обыска. Это обстоятельство, как правило, приводит обыскиваемого в состояние сильного эмоционального возбуждения, которое он обычно стремится скрыть. Во-вторых, приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов приводит к акцентированию в мозгу обыскиваемого тех очагов, которые связаны с событием преступления и его последствиями, и это обстоятельство не может не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыскивающего от «опасного места». Наблюдать при этом рекомендуется за микродвижением рук и ног, мимикой лица, изменением голоса, цветом кожных покровов, потоотделением и т. д. лица, которое подвергается обыску.

Помимо обыскиваемых предметов и объектов, наблюдение может охватывать поведение животных и птиц, которые нередко указывают на присутствие скрывающегося человека или местонахождение спрятанных вещей. Известно, что многие из домашних животных проявляют беспокойство в близком соседстве от трупа, собаки возбужденно ведут себя, когда на их территории находится посторонний человек и т. д.

Касаясь лиц, производящих обыск, следует иметь в виду, что со стороны заметней многие промахи и упущения человека, увлеченного определенной работой. Это объясняется тем, что самоконтроль как психическое действие является задачей более трудной, чем контроль за деятельностью другого лица. Поэтому очень желательно при обыске иметь стороннего наблюдателя, который фиксировал бы промахи ищущего и незаметно указывал на них, например, подойдя к обыскивающему, незаметно, заранее обусловленным способом, обратил бы внимание на предмет, который нуждается в дополнительной проверке (выдвинуть ящик, открыть дверцу и т. п.).

Эффективность обыска связана с наличием у следователя целенаправленности и устойчивости внимания. Под вниманием в психологии понимается направленность сознания на определенные объекты, имеющие для личности значимость. Внимание в ходе обыска носит произвольный, волевой характер, поскольку следователь использует его для достижения намеченных целей, предпринимает определенные усилия для его сохранения, сосредоточения, чтобы не отвлекаться на иные посторонние раздражители.

Существуют известные трудности длительного сохранения устойчивости внимания. Однообразный характер поисковой работы, наличие отвлекающих факторов приводят к постепенному накоплению усталости, к рассредоточению внимания. Поэтому в случае длительности и трудоемкости обыска целесообразно через определенные периоды времени устраивать короткие перерывы. Важно, однако, в процессе обыска не отвлекаться, следовать намеченному плану. Желательно, чтобы участники обыска время от времени меняли характер поисковой работы (например, следователь после осмотра личной переписки обвиняемого переходил к поискам возможных тайников среди предметов мебели и т. п.).

Лица, производящие обыск, должны учитывать, что при изготовлении тайников и различных хранилищ преступники в некоторых случаях учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие[[8] ]:

1) расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматриваться с того или другого края полки, а к середине полки уже появятся определенный автоматизм, утомление, при которых следователь не будет перелистывать каждую страницу;

2) расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, спускают в отхожее место и т.д.);

3) расчет на проявление такта и других благородных побуждений со стороны следователя (сокрытие объектов в кровати тяжелобольного, в кровати маленького ребенка, в могиле близких родственников и т. д.);

4) нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);

5) отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников. Расчет на то, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники осматриваться не будут;

6) расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта.

Предварительный сбор всей перечисленной информации, тщательный анализ ее позволяют следователю успешно решить первую часть задачи по производству обыска — мысленно разгадать действия обыскиваемого.

Для осуществления обыска необходимо привлекать и специалистов, которые лучше знают сущность каждой вещи, ее назначение, могут уловить имеющиеся отклонения от предназначения вещи, выявить ее особенности. Так, в литературе приводится пример обыска, когда удалось обнаружить тайник благодаря тому, что для участия в обыске были приглашены столяр, строитель и сантехник. Восприятие объектов следователем дополнялось восприятием этих объектов специалистами, которые помогали восстанавливать, как давно и с какой целью производился тот или иной ремонт, устанавливали действительное соотношение частей объектов и т. д.

Для проведения обыска желательно устанавливать освещение, создающее лучшие условия для восприятия обстановки, чем то, каким обычно пользуется лицо, в квартире которого производится обыск. Это позволяет обнаружить признаки и следы, которых при обычном освещении, пряча объект, не видел обыскиваемый.

Мы уже отмечали, что на внимании следователя отрицательно сказывается его утомление. Когда обыск носит длительный характер и сопряжен со значительной физической нагрузкой, необходимо устраивать перерывы для отдыха. Следует иметь в виду, что преступники нередко специально строят расчеты на утомление следователя.

В практике был случай, когда по одному делу производился обыск в комнате, все стены которой были от пола до потолка устланы стеллажами с книгами. Следователь искал могущие изобличить хозяина квартиры документы. После длительных поисков, проверки каждой из нескольких тысяч книг документы были найдены. Они оказались заклеенными в переплеты двух книг, стоящих посредине третьей полки сверху и второй полки снизу. На допросе обыскиваемый объяснил, что, предвидя возможность обыска, он полагал, что следователь будет просматривать книги в определенному порядке: либо сверху вниз, либо снизу вверх, либо начнет с тех полок, которые находятся на уровне протянутой руки, и каждая полка будет проверяться от левого или правого края. Исходя из этих соображении, он спрятал бумаги в книги, которые расположил так, что дойдя до них, следователь (по мысли прячущего) не мог сохранить должного внимания или вообще отказался бы от поисков.

При проведении обыска профессионально необходимыми качествами для следователя являются выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость. Обыск в квартире, личный обыск, а тем более задержание затрагивают существенные права и интересы обыскиваемого, членов его семьи. Возможность обнаружения в результате обыска орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, чревата для обвиняемого задержанием, арестом, суровым наказанием, увольнением от должности, а для его семьи — возможной конфискацией имущества, ухудшением материального положения, формированием отрицательного общественного мнения. Успешное проведение обыска означает для виновного и его семьи крушение многих жизненно важных планов, вызывает у обыскиваемых в этой связи значительные переживания. Все это свидетельствует о том, что обыск во многих случаях происходит в довольно острой конфликтной ситуации, может сопровождаться напряженностью, сложной психологической атмосферой, проявлением неприязни, гнева, раздражения, попыток оскорбления и т. д.

Следователь и работники дознания, участвующие в обыске, также не в состоянии оставаться эмоционально безразличными, испытывают самые разнообразные чувства и переживания. К ним, в частности, относятся гнев, возмущение, стремление найти изобличающие виновного предметы, решимость преодолеть возникающие трудности и т.д.[[9] ]

Конфликтные отношения в результате воздействия следователя и включения обыскиваемых в деятельность по осмотру отдельных объектов (открытие ящиков и шкафов, перенос по просьбе следователя белья и т. д.) частично снимаются. В ряде случаев снятие конфликтных отношений достигается разъяснением цели и необходимости обыска в связи с определенными прошлыми действиями самого обыскиваемого.

В случае возникновения остроконфликтных ситуаций в процессе обыска может применяться метод воздействия как внушение в форме приказа, что даст возможность резко изменить поведение обыскиваемого, вывести психическое отношение из состояния резкого конфликта. Вторая задача в деятельности следователя — это установление речевого контакта с обыскиваемым в процессе обыска. Речевой контакт позволяет решать несколько задач: осуществлять убеждение, наблюдать за реакциями обыскиваемого, выяснять взаимосвязь обнаруженных объектов с другими, их значение для обыскиваемого и т. д.

При производстве обыска надо как можно шире включать обыскиваемого в беседу, практиковать постановку вопросов о назначении тех или иных предметов и т. д. Его речь свидетельствует о его внутреннем состоянии, о его отношении к действиям следователя или к отдельным предметам. Тембр голоса, манера говорить могут скорее выдать действительное отношение человека, чем другая внешняя реакция.

Речевое общение в процессе производства обыска использовано для разработки специфического приема воздействия, который был назван словесной разведкой. Суть его в том, что следователь спрашивает обыскиваемого о расположении помещений, назначении тех или иных предметов, принадлежности определенных вещей и т. п. и при этом наблюдает за его состоянием, психофизиологическими реакциями. При этом в действие вступает новый дополнительный раздражитель — словесный, который еще более усиливает процессы эмоционального возбуждения обыскиваемого, усложняет возможности контроля за собственным поведением и реакциями. Словесный раздражитель усиливается, если задаваемые вопросы исходят из ситуации обыска. Еще большее значение имеет наблюдение за поведенческими актами обыскиваемого[[10] ].

Такого рода поведенческие акты можно классифицировать как попытки, во-первых, отвлечь внимание участников обыска от осмотра определенных участков и предметов; во-вторых, сорвать обыск или приостановить его; в-третьих, замаскировать, или закрыть доступ к каким-либо участкам помещения, определенным предметам; в-четвертых, внушить представление о нецелесообразности поисков на определенных участках помещения, о несущественности, незначительности каких-либо объектов (например, на вопрос следователя: «Что находится в чулане?» — жена обвиняемого отвечает, что там всякий хлам, что участники обыска зря потеряют время на осмотр и т. п.).

Целеустремленность и волевое поведение следователя при производстве обыска могут оказаться решающими для достижения успеха. Здесь нельзя рассчитывать на легкий успех. Не следует опускать руки при первых неудачах.

Нередко искомые предметы удается обнаружить в самый последний момент. Поэтому важно сохранить «творческий подъем» до конца обыска. Неверие в успех крайне отрицательно сказывается на поисковой деятельности. Потеряв надежду, следователь ищет поверхностно, без энергии, формально.

Существенное значение для обеспечения эффективности обыска имеет и проявление следователем такого волевого качества, как настойчивость, которая предполагает способность в течение длительного времени стремиться к достижению поставленной цели, преодолевая возникшие трудности.

Для успешного осуществления обыска важным условием является проявление следователем бдительности. Сложная психологическая атмосфера обыска, серьезные неблагоприятные последствия, могущие наступить для обвиняемого в случае обнаружения у него орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, могут подтолкнуть обыскиваемого, членов его семьи к противодействию, применению различного рода хитростей, уловок, к провокациям. Отсутствие у следователя необходимой бдительности, ослабление контроля за поведением обвиняемого, членов его семьи могут привести к весьма нежелательным последствиям.

Не должен следователь в течение всего времени обыска забывать и о нравственно-этических принципах. С начала и до конца обыска следователь обязан проявлять вежливость, корректность, не допуская грубости, оскорблений, каких-либо угроз. Следователь может испытывать чувства гнева, возмущения, осуждения по отношению к лицу, у которого производится обыск, однако все это не избавляет его от необходимости быть сдержанным, особенно к членам семьи обыскиваемого. Большое чувство такта требуется от следователя при изучении во время обыска документов, свидетельств личной, интимной жизни обыскиваемых, переписки, фотографий, дневников.

Длительность и трудоемкость обыска делают также весьма желательным наличие у следователя психологической и физической выносливости.

Вопросы психологического характера, как правило, возникают уже в самом начале производства обыска, когда нужно решить вопрос о способе проникновения в квартиру обвиняемого таким образом, чтобы исключить с его стороны возможность сопротивления, уничтожения или перепрятывания орудий преступления, ценностей, важнейших доказательств по делу. Можно, например, организовать какое-либо «происшествие» на лестничной площадке: воспользоваться приходом к обвиняемому знакомых; зная распорядок жизни членов семьи обвиняемого, войти в квартиру в момент возвращении с работы одного из них и т. д. Обыскиваемый, его соучастники, члены их семей и посторонние лица не должны знать о предстоящем обыске.

При проведении обыска нужно учитывать образование, культурный уровень, профессию, знания, интеллектуальные способности обыскиваемого, что имеет немалое значение при выборе места и способа укрытия. Так, например, анализ уголовных дел о хищениях промышленного золота, нарушениях правил разработки недр и сдачи золота государству, спекуляции валютными ценностями показал, что расхитители, валютчики, используя знание физико-химических свойств драгоценного металла, для укрытия золота рассыпают его на определенном участке земли. Обнаружить таким образом спрятанное золото при обыске довольно трудно. Преступники же в случае необходимости могут легко извлечь его путем промывания земли водой. Ориентируясь в основных психологических закономерностях, преступник понимает, что у следователя выработана психологическая установка на обязательный поиск, притуплено внимание к тому, что лежит на виду, и этим старается воспользоваться.

Культурный и образовательный уровень человека, его профессия, интересы в значительной степени определяют условия жизни, характер обстановки в квартире и тем самым объективно обусловливают специфику объектов, предметов, подлежащих изучению при обыске. Поэтому все эти социально-психологические особенности личности обвиняемого требуют своего анализа при производстве обыска.

Обыск в помещении, как правило, сопровождается проведением личного обыска, так как искомые предметы могут находиться непосредственно при обвиняемом, у отдельных членов его семьи. Следует отметить, что личный обыск с целью изъятия оружия является одним из необходимых средств обеспечения безопасности участников обыска и всех присутствующих, а потому его следует провести безотлагательно перед началом следственного действия. Что же касается более тщательного личного обыска обвиняемого, членов его семьи с целью обнаружения предметов и документов, могущих иметь значение для дела, то его целесообразнее провести на заключительном этапе. При этом продолжают оставаться в силе уже рассмотренные ранее основные нравственно-этические принципы, призванные гарантировать безопасность, здоровье и личное достоинство обыскиваемых.

Обнаружение в ходе обыска изобличающих обвиняемого предметов ставит его в трудное психологическое положение, приводя к дезорганизации многих психических процессов, ослаблению волевых установок, направленных на сокрытие причастности к совершению преступления - Учитывая это, целесообразно сразу после обыска произвести допрос и очную ставку, чтобы закрепить при обыске сведения новыми данными.

На месте обыска должна быть установлена строгая дисциплина, запрещены посторонние разговоры, ненужное хождение и иные отвлекающие внимание действия, которые не вызываются необходимостью. Полезно предусмотреть порядок решения текущих вопросов и обмена информацией между участниками обыска.

В этом же параграфе мы остановимся на проблеме задержание подозреваемого. Рассмотрение психологии двух таких самостоятельных следственных действий, как обыск и задержание, в одном месте обусловлено следующими обстоятельствами[11] .

В большинстве случаев обыск и задержание — одновременно осуществляемые следственные действия, поскольку обыск в помещении преследует и цель обнаружения и задержания разыскиваемых лиц, а задержание обязательно сопровождается личным обыском.

В психологическом плане обыск и задержание, несмотря на ряд различий, имеют немало сходных особенностей.

По сравнению с другими следственными действиями задержание в наибольшей степени носит стрессовый характер. Он выражается в реальной опасности для жизни и здоровья участников данного следственного действия, окружающих, во внезапно меняющихся ситуациях задержания, необходимости глубокого и всестороннего анализа обстановки и т. д. В связи с этим при наличии названных выше факторов совсем иначе протекают многие психические процессы у сотрудников, задействованных в задержании. Определенная их дезорганизованность, нарушение последовательности мышления, чувство страха, тревоги, опасности, уменьшение объема внимания — все это требует учета, системы психической и физической подготовки, определенных тренировок. Поэтому далеко не каждый следователь или работник дознания может успешно провести задержание.

В процессе планирования и осуществления задержания большая роль принадлежит рефлексивному управлению следователя, которое заключается в умении провести это мероприятие с учетом особенностей личности подозреваемого, сложившейся ситуации, вероятного повеления лица, чтобы лишить его возможности скрыться, вынудить добровольно сдаться и т. д.

Мы уже отмечали, что психологические аспекты подготовки к задержанию и обыску во многом схожи. Они включают в себя изучение личности подозреваемого, обстановки предполагаемого места задержания. Данная информация необходима для решения вопроса о времени, месте и способе задержания. Всегда следует иметь в виду, что даже при наличии данных, положительно характеризующих подозреваемого, нельзя исключить вероятность сопротивления, в том числе и вооруженного. Вот почему столь необходимо в каждом случае сделать все для обеспечения безопасности всех участников задержания[[12] ].

Вероятность сопротивления при задержании особенно часто встречается у рецидивистов, которых характеризуют стойкая антиобщественная направленность, злобность, агрессивность, стремление к насилию, психопатические черты характера; крайние формы эгоизма, враждебное отношение к работникам органов внутренних дел.

В стрессовых ситуациях задержания поведение подозреваемого в значительной степени определяется его эмоционально-волевыми особенностями. Агрессивность, злобность, несдержанность, неумение владеть собой, развязность, истеричность, склонность к аффектным вспышкам — все эти качества подозреваемого увеличивают возможность оказания им сопротивления[[13] ].

Психологического анализа требует и выбор момента задержания. В практике встречаются ситуации, когда задержание приходится проводить без какой-либо предварительной подготовки, к этому вынуждают обстоятельства. Однако во многих случаях есть возможность выбора оптимального варианта задержания, к чему и следует стремиться. В ситуациях, когда преступник лишен возможности скрыться, причинить вред окружающим, но при этом находится в состоянии сильного возбуждения, вызванного страхом, отчаянием, ненавистью, алкогольным опьянением, наркотическими веществами, утратил способность к самоконтролю, — не следует спешить с захватом. Разумнее дать преступнику возможность прийти в себя.

Эффективным средством психологического воздействия является убеждение преступника в целесообразности добровольной сдачи. Здесь переговоры, однако, могут принести пользу только при условии знания психологических особенностей личности задерживаемого и умелого их использования. Для участия в таких переговорах имеет смысл пригласить людей, к которым задерживаемый питает добрые чувства, мнением которых он дорожит: его родителей, детей, родственников, друзей.

Большие психологические сложности возникают в тех редких случаях, когда окруженный преступник (или группа) отказывается сдаться, угрожая расправой с заложниками. В подобных случаях задача оперативно-следственной группы в значительной мере осложняется необходимостью обеспечить безопасность заложников.


3. Психологические аспекты задержания правонарушителей

По времени осуществления психологически значимо то, как осуществлена подготовка сотрудников к задержанию. Она бывает предварительной и непосредственной. Задача первой - формирование и поддержание психологической подготовленности личного состава во всем объеме. Она решается путем реализации всей программы морально - и профессионально-психологической подготовки в течение достаточно длительного периода подготовки. У непосредственной психологической подготовки задача другая: формирование состояния высокой профессиональной готовности сотрудника непосредственно перед началом задержания. Она проводится руководителем в ходе инструктажа подчиненного и проигрывания с ним ситуаций предстоящих действий, в ходе общения с ним при приготовлении к операции, а также путем самомобилизации сотрудником своих сил и возможностей перед началом действий[[14] ].

При этом целенаправленный инструктаж проводит руководитель или другой опытный сотрудник, ранее лично участвовавший в выполнении аналогичного задания. Только такие авторитетные лица способны оказать нужную профессиональную и психологическую помощь тем, кому предстоит выполнить сложную задачу. Целенаправленный инструктаж преследует цели: вселить во всех участников предстоящей ситуации задержания уверенность в успехе, укрепить авторитет лиц, назначенных старшими, при использовании технических средств и оружия - убедить в необходимости и надежности его применения.

При решении задач оперативно-розыскной деятельности необходимость проведения специальной операции по задержанию вооруженных правонарушителей часто возникает внезапно, поэтому в образовательных учреждениях системы МВД России проводится заблаговременная профессионально-психологическая подготовка сотрудников к задержанию вооруженных правонарушителей. Ее следует развивать и продолжать в территориальных органах внутренних дел и органах внутренних дел на транспорте во всем масштабе, охватывающем любые виды задержания и поддерживающем нужные навыки на высоком уровне.

Психологические особенности задержания вооруженных правонарушителей. Подготовка специальной операции по задержанию вооруженных правонарушителей сильно зависит от объектных, субъектных и обстановочных условий, в которых происходит задержание.

Независимо от места задержания вооруженных правонарушителей руководитель специальной операции организует[15] :

- блокирование места задержания вооруженных правонарушителей;

- оперативно-розыскные мероприятия;

- режимные мероприятия в районе задержания вооруженных правонарушителей в целях удаления из этого района граждан, которые оказались в месте задержания вооруженных преступников в силу случайного стечения обстоятельств, и для создания благоприятных условий для задержания;

- усиление охраны общественного порядка и охраны важных и особо важных объектов в блокированном районе;

- управление штабом;

- расчет сил и средств, необходимых для проведения специальной операции по задержанию вооруженных правонарушителей;

- создание групп захвата, прикрытия, блокирования, резерва и др.;

- создание групп обеспечения (тылового, медицинского и др.);

- разведки: предварительную (рекогносцировка местности) и непосредственную (обыск места задержания);

- ориентировочную оценку ситуаций психологического и физического противоборства с правонарушителями и принуждения вооруженных правонарушителей к сдаче;

- разработку плана проведения специальной операции в укрытии, в транспортном средстве, в общественном месте, на местности и т.п.;

- руководство реализацией плана специальной операции;

- руководство тренировкой личного состава в условиях, максимально приближенных к реальным, если имеются время и необходимость;

- психологическое воздействие на личный состав, создание у сотрудников нужного психологического настроя.

Качественная подготовка обеспечивает безусловное задержание любого вооруженного правонарушителя или преступной группы[16] .

Задержание вооруженных правонарушителей, находящихся в укрытиях, начинается с блокирования места задержания. Потом оперативные работники проводят предварительную разведку - рекогносцировку укрытия. Например, обследуются аналогичные квартиры этого же дома (укрытие), чтобы определить удобные места для расположения групп прикрытия, блокирования, резерва и т.п. Непосредственной разведкой целесообразно установить количество вооруженных правонарушителей, местонахождение вооруженных правонарушителей в укрытии, их намерения, их вооруженность, их возможные пути отхода, близкие, средние и далекие перспективные цели вооруженных правонарушителей, их психическое состояние, криминальный опыт, возможность склонения к добровольной сдаче органам власти, наличие заложников в укрытии, наличие сообщников и т.п.

Оценив добытую информацию и ситуацию задержания вооруженных правонарушителей, руководитель специальной операции разрабатывает план активных или пассивных действий по задержанию. Он размещает снайперов в квартирах в доме напротив, а группа блокирования должна прикрыть местность по рубежу, выставив заслоны. Оперативная группа проводит оперативно-розыскные мероприятия, ведет негласное наблюдение. Старший оперативной группы сообщает руководителю специальной операции о результатах предварительной и непосредственной разведки, а также добытую информацию о психологическом потенциале вооруженных правонарушителей[[17] ].

Оценив оперативно-розыскную ситуацию, руководитель специальной операции окончательно принимает решение и ставит задачи личному составу. Определяются начало и порядок действий, группе захвата - время начала силовых действий, порядок использования специальных средств, огнестрельного оружия и физической силы, способы подхода и проникновения в укрытие и т.п. Группа захвата, имеющая значительный численный перевес (не менее чем 4:1), задерживает правонарушителя, используя заранее отработанный до автоматизма алгоритм действий. Если правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление, оно подавляется применением оружия. Остальные группы и резерв, располагающийся на подступах к месту задержания, оказывают содействие основной группе и исключают возможность всяких неожиданностей.

Если правонарушители не знают о том, что будет проведена специальная операция по их задержанию, то используется фактор внезапности.

Если сотрудники расшифрованы и вооруженные правонарушители ожидают силовых действий с их стороны, то огнестрельное оружие, специальные средства и физическая сила применяются сотрудниками только после склонения правонарушителей к добровольной сдаче, т.е. после психического принуждения (предупреждения о намерении применить оружие). Обращаться к вооруженным правонарушителям с предложением о добровольной сдаче должны представитель власти (начальник органа внутренних дел, прокурор) или физические лица, с чьим авторитетом, доверием, мнением и т.п. считаются правонарушители. Обращение этих физических лиц должно быть вежливым, краткими влияющим на психику правонарушителей, например: "Гражданин Иванов Иван Иванович, Ваше вооруженное сопротивление в этой ситуации бессмысленно и только отягчает Ваше наказание. Прошу Вас добровольно сдаться органам власти. Если согласны, то выбросите оружие через дверь, а потом сами выходите через нее. Гарантирую объективность и гуманное обращение при задержании. Срок - пять минут. В противном случае правоохранительные органы будут вынуждены применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие".

Если вооруженные правонарушители не выполняют законные требования представителей органов власти, а переговорщикам не удалось уговорить их отказаться от противодействия, то переговоры усыпляют определенным образом их бдительность, снижают степень их агрессивности, позволяют лучше использовать фактор внезапности. Если заложников нет, то снайперы применяют огнестрельное оружие так, чтобы нанести ранение, не угрожающее жизни вооруженных правонарушителей. В противном случае оружие применяется на поражение один раз в целях причинения преступникам смерти.

Задержание вооруженных правонарушителей в общественном месте (банке, ресторане, на вокзале и т.п.) производится, если они при этом совершают преступления. Их задерживают способом окружения или засады. Так, как правило, задерживают рэкетиров. Группа захвата переодета в гражданскую одежду, чтобы иметь возможность скрытно сблизиться с ними для задержания с поличным. Количество групп захвата зависит от количества рэкетиров. Группа прикрытия, также в гражданской одежде, занимает место заблаговременно, резерв - на подступах, группа блокирования - не менее чем на двух автомобилях у места возможной остановки автотранспортного средства, используемого рэкетирами. Все - в психологической готовности к быстрым и внезапным действиям по сигналу руководителя в соответствии с намеченным планом.

Задержание вооруженных правонарушителей, передвигающихся на транспорте в населенном пункте, проводится, когда иных возможностей нет или нарушители совершают преступление, пытаясь скрыться. Намечаются рубежи блокирования, оборудованные средством принудительной остановки "еж". Здесь специальная группа решает свою задачу заслонами, и находятся группы захвата, окружения и резерва. На удалении300-500 м от места вынужденной остановки задерживаемого транспортного средства скрытно размещаются наблюдатели. Одновременно ими выставляется временный знак "Въезд запрещен" в целях недопущения въезда других транспортных средств в зону проведения специальной операции. Посты наблюдения, обнаружив вооруженных преступников, сообщают об этом руководителю специальной операции, все их движение прослеживается, а на рубеже блокирования задерживается.

Разработанные методы захвата, предполагающие учет всех психологических факторов, обеспечивают надежное задержание вооруженных преступников.


Заключение

Непосредственным итогом всех усилий по созданию правового государства, правового общества и укреплению законности выступает правопорядок - реальная правозаконность, степень воплощение идеалов и принципов построения правового государства и правового общества в их жизни и деятельности. Законность и правопорядок взаимосвязаны, но не идентичны. Правопорядок - итоговый результат законности, действия права, фактическое правовое состояние, достигнутый уровень законности в данное время и данном месте. Основными чертами правопорядка выступают: господство закона в отношениях, регулируемых правом; полное соблюдение и исполнение всеми субъектами юридических обязанностей; строгая общественная дисциплина; обеспечение максимально благоприятных условий для использования объективных прав; безусловное утверждение прирожденных прав и свобод человека; четкая и эффективная работа всех юридических органов, прежде всего правосудия; неотвратимость юридической ответственности для каждого правонарушителя.

Повышение роли правоохранительной деятельности объективно обусловливается состоянием и тенденциями развития российского общества, острыми и судьбоносными политическими, социальными и экономическими проблемами, стоящими перед ним. Важна оговорка: повышение роли их при сохранении подходов, сложившихся в период господства административно-командной системы и не изжитых до конца поныне, может вести только к полицейскому государству. По самому смыслу правового государства, ею гуманитарному и демократическому предназначению, работа юридических органов должна быть коренным образом перестроена. Это не достижимо без психологической перестройки всех сотрудников правоохранительных органов, без овладения ими принципиально новыми приемами и способами работы, связанными, в частности, с их повышенной психологизацией, т.е. полным использованием данных и рекомендаций юридической психологии там и тогда, где это нужно и даст улучшенный практический результат[[18] ].

Тенденции правильно понимаемой гуманизации и демократизации жизни общества, современный уровень человеческой цивилизации, на который стремится выйти наша страна, с неизбежной необходимостью обусловливают недопустимость огульного применения силовых средств работниками юридических органов. Они обязывают использовать более цивилизованные, правомерные психологические средства, реализовывать психологически обоснованные подходы при решении вопросов укрепления законности и правопорядка, жизненных случаев, становящихся предметами юридического рассмотрения. Речь идет, таким образом, не просто о повышении требований к работе и профессионализму юристов, а о существенном изменении психологического компонента в них. Утверждение человековедческих начал в правоохранительной практике требует настойчиво повышать подготовленность юридических кадров в области психологии, обучать их мастерскому использованию научно-психологических знаний и рекомендаций.

Потребности практики двигают науку вперед больше, чем тысяча университетов. Возможности юридической психологии будут расти, если сама она будет пользоваться признанием и поддержкой. Нельзя сказать, что этого сейчас не наблюдается. Однако нельзя и удовлетвориться тем, что есть. Необходимы специальные меры со стороны государственных и управленческих структур по усилению такой поддержки, по обеспечению полного использования достижений юридической психологии в массовой практике, по повышению психологического профессионализма персонала юридических органов.


Список литературы

1. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. - М., 2006. – 533 с.

2. Ароикер Л. Е. Тактика и этика судебного допроса. - М., 2004. – 243 с.

3. Баев О. Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 2005. – 190 с.

4. Белкин Р. С. Теория и практика следственного эксперимента. - М., 2005. – 303 с..

5. Белкин Р. С. Моя профессия - следователь. - Гродно, 2005. – 190 с.

6. Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 2004. – 387 с.

7. Глазырин Ф. В., Шиханцов Г. Г. Практикум по судебной психологии. - Минск, 2007. – 129 с.

8. Гранат Н. Л. Характеристика следственных задач и психологические механизмы их решения// Автореф. дисс. канд. юрид. наук - М., 2003. – 150 с.

9. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. - МГУ, 2005. – 145 с.

10. Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. - М., 2006. – 179 с.

11. Дулов М. И. Судебная психология. - Минск, 2005. – 320 с.

12. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. - М., 2007. – 456 с.

13. Коновалова В. Е. Правовая психология. - Харьков, 2007. – 544 с.

14. Котов Д. П., Шиханцов Г. Г. Психология следователя. - Воронеж, 2007. – 620 с.

15. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. - М., 2007. – 334 с.


[1] Ароикер Л. Е. Тактика и этика судебного допроса. - М., 2004. c. 31.

[2] Коновалова В. Е. Правовая психология. - Харьков, 2007. с. 46.

[3] Глазырин Ф. В., Шиханцов Г. Г. Практикум по судебной психологии. - Минск, 2007. с. 66.

[4] Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 2004. с. 56.

[5] Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 2004. с. 89.

[6] Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. с. 111.

[7] Баев О. Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 2005. с. 54.

[8] Грановская Р. М. Элементы практической психологии. - МГУ, 2005. с. 48.

[9] Грановская Р. М. Элементы практической психологии. - МГУ, 2005. с. 59.

[10] Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. - М., 2007. с. 30.

[11] Ароикер Л. Е. Тактика и этика судебного допроса. - М., 2004. с. 36.

[12] Коновалова В. Е. Правовая психология. - Харьков, 2007. с. 58.

[13] Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 2004. с. 97.

[14] Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. - М., 2007. с. 49.

[15] Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 2004. с. 62.

[16] Баев О. Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 2005. с. 57.

[17] Глазырин Ф. В., Шиханцов Г. Г. Практикум по судебной психологии. - Минск, 2007. с. 88.

[18] Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. с. 115.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему