регистрация / вход

Расследование краж с проникновением

Понятие и уголовно-правовая характеристика кражи. Криминалистическая характеристика обстановки совершения краж с проникновением в помещение. Следственные действия при расследовании. Рекомендации по оптимизации следственных действий при расследовании.

министерство внутренних дел российской федерации

барнаульский юридический институт

Кафедра криминалистики

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Тема: Особенности расследования краж, совершенных с проникновением в помещение

Выполнила студентка ЮФ

____ курса, _____ группы

______________________

(Ф.И.О.)

Научный руководитель:

_____________________

(Ф.И.О.)

_____________________

(ученая степень/звание, должность)

Консультант:

_____________________

(Ф.И.О.)

_____________________

(ученая степень/звание, должность)

Оценка _____________

Барнаул 2009


Содержание

Введение

Глава 1. Уголовно-правовая и криминалистическая специфика краж, совершенных с проникновением в помещение

1.1 Понятие и уголовно-правовая характеристика кражи

1.2 Проникновение в помещение как квалифицирующий признак кражи

1.3 Криминалистическая характеристика обстановки совершения краж с проникновением в помещение

1.4 Криминалистическая характеристика личности преступника и жертвы краж, совершенных с проникновением в помещение

Глава 2.основные этапы расследования краж, совершенных с проникновением в помещение

2.1 Следственные действия на первоначальном этапе расследования

2.2 Следственные действия на последующих этапах расследования

Глава 3. Пути повышения эффективности расследования и профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение

3.1 Рекомендации по оптимизации следственных действий при расследовании краж, совершенных с проникновением в помещение

3.2 Меры профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение

Заключение

список использованной литературы


Введение

В условиях формирования правового государства и свободного гражданского общества приоритетное значение приобретает создание надежного механизма защиты прав и свобод человека, что определяет основные направления криминалистической деятельности органов внутренних дел на современном этапе. В данной дипломной работе в криминалистическом аспекте рассматриваются особенности расследования краж, совершенных с проникновением в помещение.

Актуальность исследования обусловлена следующими факторами.

1) Тесной связью данного вида корыстной преступности с особенностями общественно-экономических отношений. С одной стороны, изменения в экономической системе государства, восстановление института частной собственности и процессы приватизации существенно расширили круг собственников, у которых возрос объем ценного имущества, – увеличилось и количество корыстных преступлений[1] . С другой стороны, снижение жизненного уровня населения, безработица, наличие беженцев и трудовых мигрантов, отсутствие регулярных выплат заработной платы, слабость социальной защищенности населения и, как следствие, возрастание доли неимущих элементов, потенциально готовых к совершению преступлений против собственности, – далеко не исчерпывающий перечень социальных причин, которые в новых условиях приводят к кражам чужого имущества[2] .

2) Угрожающей динамикой краж среди прочих корыстных преступлений. К общеуголовным корыстным преступлениям традиционно относятся следующие преступления, предусмотренные статьями УК РФ: кража (ст. 158); мошенничество (ст. 159); грабеж (ст. 161); разбой (ст. 162); вымогательство (ст. 163)[3] .

Указанные пять видов общеуголовных корыстных преступлений составляют почти 90% всей зарегистрированной преступности против собственности. Если в 1997–2003 гг. удельный вес пяти выделенных корыстных общеуголовных преступлений в общем числе зарегистрированных в России составлял более половины и колебался в пределах 53–59,5%, то с 2003 по 2007 гг. наблюдается тенденция интенсивного прироста удельного веса изучаемой группы преступлений[4] . В структуре криминальной виктимизации удельный вес краж по РФ в 2007 г. достиг 26,69%[5] . При этом учеными прогнозируется темп прироста количества краж, равный 9,7% в год[6] .

3) Низкой раскрываемостью и недостаточной профилактикой краж. О неудовлетворительных результатах работы по раскрытию и расследованию краж, а также профилактической деятельности свидетельствует имеющаяся тенденция значительного сокращения количества выявленных лиц, совершивших кражи (начиная с 1999 г.), на фоне общего роста зарегистрированных преступлений указанной группы. Если в конце XX в. число выявленных лиц, совершивших корыстные общеуголовные преступления, составляло 45–49% от числа всех выявленных преступников, то в наши дни их удельный вес стал менее 40%. Данные процессы происходили на фоне: во-первых, существенного снижения общего числа уголовных дел о зарегистрированных преступлениях, расследовавшихся и завершенных производством в течение года; во-вторых, изменения соотношения разных видов преступлений, совершавшихся выявлявшимися преступниками, вину которых удавалось доказать в условиях действия нового УПК РФ[7] . Увеличение количества приостановленных уголовных дел, возбужденных по ст. 158 УК РФ не позволяет решить главные задачи, закрепленные в УК РФ, а именно – охраны прав и свобод граждан и юридических лиц и восстановления социальной справедливости.

4) Масштабностью проблемы краж, совершаемых с незаконным проникновением в помещение, в том числе в жилище. Кражи, совершаемые с незаконным проникновением в жилище граждан, являются для преступников весьма доходным и относительно безопасным видом криминальных деяний из-за свой неочевидности. Несмотря на то, что регистрируемая преступность в целом то снижается, то вновь возрастает, количество краж с проникновением в помещение остается достаточно высоким. С одной стороны, общественная опасность отдельной кражи не так высока, но с другой стороны, учитывая распространенность этого вида преступлений, можно сказать, что в совокупности кражи наносят огромный вред обществу, причиняя гражданам и организациям значительный материальный ущерб. Данный вид преступлений посягает на закрепленное в Конституции Российской Федерации право на собственность[8] . Как справедливо заметил С. М. Кочои, «Вал преступлений корыстной направленности против собственности поставил под сомнение саму способность выполнения Российским государством провозглашенной им же в Конституции 1993 г. (ст. 8, ч. 2) задачи охраны собственности»[9] . При совершении хищения с незаконным проникновением в жилище происходит посягательство на дополнительный объект, представляющий собой конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, что повышает общественную опасность кражи.

5) Недостаточной адекватностью методологической базы криминалистики современным условиям, что отражается на эффективности работы органов внутренних дел по профилактике и раскрытию краж, совершенных с проникновением в помещение. Не во всех случаях обращений граждан с заявлениями о совершении подобных преступлений удается привлечь виновных лиц к уголовной ответственности. Это обусловлено многими причинами, в том числе и отсутствием в юридической литературе современных методических рекомендаций, указаний по раскрытию и расследованию этой категории преступлений в новых социальных условиях. В связи с этим от правоохранительных органов требуются не просто повышение эффективности работы в раскрытии и расследовании краж с незаконным проникновением в помещение, но и применения новых методик их расследования.

В последнее время обнаружился негативный дисбаланс сил и возможностей правоохранительных органов и организованных преступных групп. Некоторые нормы, предусмотренные действующим законом, не соответствуют характеру и масштабам современной преступности. Вместе с тем идет интенсивное накопление знаний в области криминалистики. На практике, в связи с этим, возникает необходимость передачи следователям разработанных криминалистикой методик расследования, отражающих передовой опыт и достаточных для решения конкретных задач.

Проблема данного дипломного исследования состоит в том, что методы, применяемые правоохранительными органами по оздоровлению криминальной ситуации в стране, не соответствуют предъявляемым требованиям. Имеющиеся в их распоряжении материально-технические и финансовые ресурсы, уровень подготовки специалистов значительно отстают от объективных потребностей, а также от возможностей современной криминальной среды. «Процесс активной криминализации отдельных видов посягательств, а так же их декриминализации, и прежде всего в сфере экономической деятельности, значительно опережает создание соответствующих методик расследования»[10] . Преступники с установившимся антисоциальным поведением избирают новые, более эффективные виды и способы проникновения в помещения, причем жилища граждан по-прежнему остаются в меньшей степени защищенными, нежели другие помещения, в которых хранятся материальные ценности.

Отсюда вытекает задача существенного улучшения деятельности органов предварительного следствия и дознания по раскрытию преступлений. Однако она не может быть решена без дальнейшего развития исследований в области криминалистики. Именно в рамках этой науки формируются научно обоснованные методики расследования отдельных видов и групп преступлений, общие тактические положения раскрытия общественно-опасных деяний, совершаемых организованными криминальными формированиями.

Объектом исследования являются теоретические положения оперативно-розыскной деятельности и практическая деятельность подразделений органов внутренних дел по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и оперативному сопровождению расследования краж, совершенных с проникновением в помещение.

Предмет исследования – правовые, организационные и тактические особенности деятельности подразделений органов внутренних дел по раскрытию данной категории краж.

Целью работы является изучение криминологических особенностей краж, совершаемых с незаконным проникновением в помещение, и разработка научно обоснованных предложений по оптимизации деятельности органов внутренних дел по раскрытию и профилактике данных преступлений.

В соответствии с поставленной целью в работе решены задачи:

1) рассмотреть понятие и уголовно-правовые особенности кражи;

2) проанализировать проникновение в помещение как квалифицирующий признак кражи;

3) обозначить криминалистические особенности обстановки совершения данного вида краж;

4) охарактеризовать личность преступника и жертвы краж, совершенных с проникновением в помещение;

5) представить обзор следственных действий на первоначальном и на последующих этапах расследования;

6) наметить пути повышения эффективности расследования и профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение.

Теоретическая основа исследования. Отдельные вопросы методики раскрытия и расследования краж, в том числе совершаемых с незаконным проникновением в жилище, исследовались в научных трудах В.П. Верина, И.М. Гальперина, С.М. Кочои, Е.П. Ищенко, Ю.А. Харыбина, И.Г. Шириняна, Н.Г. Шурухнова и др. Однако, как правило, и эти работы опираются на криминалистические достижения 70–80 гг. прошлого столетия. Научные подходы к проблемам предупреждения этих краж трансформируются из традиционных в консервативные. Важно обратить внимание и на то, что большинство исследований этой проблемы проводилось либо до принятия последнего УК РФ, либо в первые годы его действия. Некоторые из исследований проведены преимущественно на базе законодательства и практики других государств – участников Содружества Независимых Государств.

Ряд важных вопросов, касающихся понятия, сущности, способов криминальной деятельности организованных преступных групп квартирных воров и методов их разоблачения еще недостаточно разработаны. Например, в значительной степени это относится к весьма специфической и получающей все большее распространение «гастролерной» воровской преступности[11] . Необходимы новые научные разработки и исследования, способные повысить эффективность раскрытия и предупреждения краж с проникновением в помещение. Разработка теоретических проблем и практических рекомендаций в данной работе осуществлялась при использовании трудов В.А. Ананича, О.Я. Баева, Д.А. Солодова, Д.В. Ривмана, В.С. Устинова, В.М. Семенова, А.Л. Ситковского, Ю.А. Харыбина, с большей долей личного вклада автора.

Нормативной базой исследования послужили Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс РФ (определяющий вид и размер уголовного наказания за кражи, вводящий квалифицирующий признак проникновения в помещение), Уголовно-процессуальный кодекс РФ[12] (регулирующий процесс расследования уголовных дел по кражам и процесс формирования доказательств из информации, полученной оперативным путем), Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»[13] (определяющий содержание оперативно-розыскной деятельности и закрепляющий систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий), а также другие законы, ведомственные нормативные акты.

Структура работы. Дипломное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы. В первой главе дана уголовно-правовая и криминалистическая специфика краж, совершенных с проникновением в помещение. Во второй главе рассмотрены основные этапы расследования краж, совершенных с проникновением в помещение. В третьей главе намечены пути повышения эффективности расследования и профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение.

Методы исследования. При написании дипломного исследования использовались как общенаучный диалектический метод познания, так и специальные методы, в том числе сравнительно-аналитический, статистический, исторический, формально-юридический и другие.

Практическая значимость дипломного исследования определяется возможностями его использования в правоприменительной практике следственных и судебных органов, в профилактической деятельности органов внутренних дел, а также в учебном процессе -при преподавании соответствующих разделов курсов уголовного права и криминологии.


Глава 1. Уголовно-правовая и криминалистическая специфика краж, совершенных с проникновением в помещение

1.1 Понятие и уголовно-правовая характеристика кражи

В соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации ответственность за совершение кражи предусмотрена ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ).

Основным обстоятельством, отличающим кражу от других преступлений против собственности, является тайность совершения деяния.

Согласно УК РФ (ст. 158), кража – это тайное хищение чужого имущества. Такое же понятие кражи содержится и в некоторых уголовных кодексах стран СНГ, например УК Республики Беларусь (ст. 205) и УК Республики Казахстан (ст. 175). В уголовном законодательстве отдельных стран, например Голландии, Швеции, Швейцарии, не указывается на тайность совершения деяния (см. табл. 1).

Таблица 1

Понятие краж по уголовному законодательству России и зарубежных стран[14]

Уголовный кодекс, страна Понятие кражи

Россия

Ст. 158 УК РФ

Тайное хищение чужого имущества

Швеция

Ст. 1 гл. 8

Незаконное присвоение того, что принадлежит другому лицу, если присвоение повлекло убыток

Швейцария

Ст. 139

Изъятие у кого-либо чужой движимой вещи с целью присвоения, чтобы незаконно обогатиться самому или обогатить другого

Голландия

Ст. 310

Забирание любой собственности, принадлежащей в целом или в части другому лицу с целью незаконного присвоения

Поскольку указания на тайность действий виновного в уголовных законодательствах некоторых зарубежных стран не содержится, можно предположить, что под кражей понимается как тайный, так и открытый способ хищений. В российском уголовном законодательстве именно тайный способ изъятия отличает кражу от иных форм хищения.

В теории и практике выработаны критерии, одновременное установление которых дает основание говорить о незаметности совершенного хищения (похищения). Таких критериев два: объективный и субъективный. Установление первого из них означает выяснение отношения к факту совершаемого виновным хищения со стороны лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, а также посторонних лиц (к последним, при определенных обстоятельствах, могут быть отнесены также родственники и близкие лица виновного)[15] . Иными словами, объективный критерий означает, что лицо на самом деле действует незаметно для других. Выделяют следующие варианты:[16]

– Во-первых, изъятие происходит в отсутствие собственника, законного владельца либо посторонних лиц.

– Во-вторых, изъятие происходит в присутствии перечисленных выше лиц, но незаметно для них. Виновный использует для тайного изъятия то обстоятельство, что потерпевший не воспринимает происходящего адекватно (например, потерпевший пьян, спит или находится без сознания)[17] , а также в силу психической болезни, умственной неполноценности, малолетства или иных причин. Так, по делу В. и других Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР констатировала: «Похищение вещей у спящего является кражей, а не грабежом»; по делу Р. Судебная коллегия Верховного Суда СССР определила: «Открытое похищение имущества у малолетнего, не способного по своему возрасту сознательно разобраться в намерении обвиняемого и в содержании его действий, правильнее квалифицировать не как грабеж, а как кражу»; по делу С. и других тот же Суд отметил следующее: «Хищение имущества у лица, находящегося в таком состоянии опьянения, при котором оно не сознает, что его имущество становится объектом хищения, должно квалифицироваться как кража, а не грабеж, хотя бы это имущество и было похищено в присутствии потерпевшего».[18]

– В-третьих, изъятие возможно в присутствии указанных лиц и заметно, очевидно для них, но они не осознают преступного и противоправного характера действий виновного, так как не знают, кому принадлежит имущество, либо налицо другие, вводящие их в заблуждение, обстоятельства. Чаще всего преступный характер изъятия неочевиден для посторонних лиц, например, при хищении вещей на вокзалах, но нередки случаи, когда и сам собственник сразу не осознает случившегося. Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» как кражу следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества или посторонних лиц либо хотя и в присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, считал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.[19]

– Наконец, четвертый вариант состоит в том, что имущество изымается в присутствии других лиц, и очевидно для них, но они не желают препятствовать преступнику, ибо одобрительно относятся к его поведению и преступник это понимает и рассчитывает на это. В данном случае речь идет о хищении в присутствии близких родственников преступника, друзей, которых нельзя назвать посторонними для виновного.

Субъективный критерий характеризует психическое отношение преступника в процессе изъятия. При краже лицо считает, что оно изымает имущество тайно, незаметно для собственника, законного владельца и иных лиц, и желает совершить изъятие именно тайно. Решающим судебная практика и закон считают субъективный признак: при конфликте, коллизии объективного и субъективного критериев предпочтение должно отдаваться субъективному. Если само лицо считало, что действует тайно, а объективно процесс изъятия наблюдался какими-либо лицами, действия следует квалифицировать как кражу.

Как тайное, наконец, следует оценивать хищение, которое объективно не было тайным, если виновный добросовестно заблуждался относительно характера своих действий, считая их незаметными для окружающих. Этот вывод обосновывается тем, что умышленная вина при краже предполагает сознание тайного характера похищения, и потому решающее значение следует придавать субъективному критерию – представлению виновного о характере совершаемых им действий.

Так, П. Октябрьским районным судом г. Улан-Удэ Республики Бурятия был признан виновным в грабеже, совершенном при следующих обстоятельствах. Придя в киоск, чтобы купить хлеб, и воспользовавшись тем, что продавщица Б. отвернулась к лоткам с хлебом, П. похитил лежавший на прилавке возле окошечка киоска калькулятор, принадлежавший Б., и, несмотря на оклик потерпевшей, с места преступления скрылся. Переквалифицировав совершенное П. преступление с грабежа и кражу, Президиум Верховного Суда Республики Бурятия, в частности, отметил: «Согласно закону виновный при грабеже сознает, что изъятие имущества происходит открыто. Если субъект преступления ошибочно считает, что совершает хищение тайно, хотя в действительности его действия замечены потерпевшим или посторонними лицами, то содеянное нельзя считать грабежом. Изъятие имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража»[20] .

Тайность изъятия чаще всего возникает в силу сложившейся обстановки, но в некоторых случаях создается или обеспечивается преступниками сознательно, например, когда один из соучастников стоит на страже и обеспечивает тайность изъятия. Поскольку этот способ является обязательным признаком объективной стороны данного состава преступления, постольку лица, обеспечивающие тайность изъятия, должны признаваться соисполнителями совершенного преступления[21] .

Кража – это ненасильственное преступление. Имущество изымается помимо воли собственника, но не вопреки ей. В том случае, если действия виновного были начаты как кража, но преступник был обнаружен на стадии покушения и, несмотря на это, продолжил свои действия, кража перерастает в грабеж, а если преступник для изъятия имущества или его удержания применил насилие – то в насильственный грабеж или в разбой. Если насилие было применено после совершения кражи с целью избежать задержания, такого перерастания нет. Действия виновного необходимо квалифицировать как кражу и преступление против личности.

Кража – материальный состав преступления. Преступление закончено, когда имущество изъято и виновный завладел чужим имуществом и приобрел реальную возможность пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению.

Получение возможности распоряжаться похищенным – это вопрос факта, который зависит от вида кражи (карманная, квартирная, с охраняемых территорий), места и времени преступления, поведения потерпевших[22] . Так, Ж. в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага рулон фотообоев, но выйдя за пределы секции, был задержан с похищенным сотрудниками милиции и осужден за оконченную кражу. Президиум городского суда переквалифицировал его действия на покушение на кражу, указав следующее. Из материалов дела видно, что похитив рулон фотообоев, Ж. вышел из секции универмага и был задержан непосредственно в магазине на четвертом этаже у лестницы. Хотя Ж. преступным путем завладел рулоном фотообоев, однако фактически распорядиться чужим имуществом реальной возможности у него не было. Он не осознавал того, что в момент совершения преступления за его действиями наблюдал сотрудник милиции, контролировавший его поведение вплоть до момента задержания. За пределы здания универмага Ж. не вышел, даже не покинул четвертый этаж, где расположена секция, в которой он совершил преступление. Он был задержан практически сразу после выхода из секции, в связи с чем предпринять какие-либо действия, направленные на реализацию изъятого имущества, не мог. При таких обстоятельствах действия Ж. подлежат квалификации как покушение на совершение кражи, поскольку они непосредственно были направлены на совершение преступления, которое он не довел до конца по причинам, не зависящим от его воли (задержание сотрудниками милиции)[23] .

Объективная сторона кражи, таким образом, выражается в действиях, посредством которых лицо тайно похищает чужое имущество. Своеобразие кражи, отличающее ее от присвоения, растраты и других форм хищения, состоит в способе ее совершения. При совершении хищения путем кражи виновный не наделен никакими правомочиями в отношении имущества, он противоправно и безвозмездно изымает его помимо воли собственника. Изъятие имущества лицом, не обладающим правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению этого имущества, должно квалифицироваться как кража, даже если виновный имел к нему доступ в связи с порученной работой[24] .

Субъективная сторона кражи характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Прямой умысел при краже имеет следующее содержание: виновный сознает, что он тайно, незаконно, безвозмездно изымает чужое имущество, на которое он не имеет ни действительного, ни предполагаемого права, предвидит, что своими действиями причиняет ущерб собственнику имущества, и желает этого, преследуя цель обогащения (своего или близких ему лиц).

Субъект общий: физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Субъект данной категории преступлений чрезвычайно расширился за последние 15 лет. До 1991 г. кражи, грабежи и разбойные нападения совершали чаще всего более или менее квалифицированные профессионалы, часто рецидивисты, отбывшие в свое время наказание. Вовлечение новых лиц в эту преступную сферу и обучение преступному «ремеслу» происходило обычно в группах, возглавляемых опытными «ворами в законе». Из-за снижения жизненного уровня, безработицы, появления беженцев, отсутствия средств, необходимых для обеспечения защиты объектов от преступных посягательств, слабости социальной защищенности и других факторов возросла доля неимущих, потенциально готовых к совершению преступных посягательств на собственность.[25]

Субъектами преступления могут быть как исполнители, так и пособники кражи[26] . Исполнитель – это лицо, которое непосредственно (в том или ином виде) выполняет действия, содержащие в себе признаки объективной стороны совершаемого преступления (исполнителем является также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ). Исполнителем кражи является не только тот, кто изъял имущество из квартиры потерпевшего, но и тот, кто взламывал для этого дверь. Пособником признается лицо, оказывающее содействие совершению преступления, т.е. своими действиями способствующее выполнению совместно совершаемого преступного деяния или наступлению преступного последствия этого преступления. Пособник может содействовать как исполнителю, так и другим соучастникам. Пособничество бывает интеллектуальное и физическое. Первое состоит в даче советов, указаний и предоставлении информации относительно совершения преступления. Второе выражается в совершении самых различных действий: а) предоставлении исполнителю необходимых орудий и средств совершения преступления (например, оружия для совершения разбойного нападения); б) устранении препятствий, т.е. создании необходимых условий для совершения преступления (например, повреждение сигнализации, отключение электросети для совершения квартирной кражи, нахождение на страже и т.д.). Физическое пособничество в отличие от интеллектуального возможно путем совершения не только действий, но и бездействия.

Б. признан виновным в краже, совершенной по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище, причинением значительного ущерба потерпевшему, и осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции УК РФ от 13 июня 1996 г.). Б., Т., К., Б-ов, Ш. и Д. вступили в преступный сговор для совершения кражи из квартиры. С этой целью они на автомобиле, управляемом Б., приехали к дому, в котором находилась данная квартира. По заранее достигнутой договоренности Б. остался в машине ожидать соучастников, чтобы затем перевезти похищенное имущество. Б-ов, Ш. и Д. зашли в подъезд дома. К. у подъезда наблюдал за обстановкой с целью своевременного предупреждения соучастников в случае возникновения опасности. Ш. с этой же целью поднялся на лестничную площадку 5-го этажа дома. Б-ов и Д. заранее приготовленной металлической пластиной взломали дверь квартиры, расположенной на 4-м этаже, проникли в нее, сложили вещи в принесенные сумки. Затем К. и Ш. помогли Б-ву и Д. вынести имущество, которое принадлежало хозяйке квартиры. Всего ими было похищено имущества на общую сумму 28960 руб., что причинило значительный ущерб потерпевшей.

Президиум областного суда, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор в отношении Б. изменил и переквалифицировал его действия на ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, указав следующее. Как усматривается из материалов дела, Б. не принимал непосредственного участия в совершении действий, образующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также в оказании помощи исполнителям тайного хищения по проникновению в жилище, по изъятию имущества. Зная о намерении участников кражи завладеть чужим имуществом, он доставил их на автомобиле до места, где планировалось совершение преступления, и, заранее договорившись с ними, дождался их возвращения и отвез похищенное имущество. По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту совершения преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества[27] .

Родовым объектом кражи являются общественные отношения в сфере экономики, а видовым – собственность. Анализ уголовного законодательства ряда зарубежных стран показал, что в основном, как и в России, объектом краж признается собственность во Франции, Испании, Республике Беларусь. Между тем в УК Швейцарии кража (ст. 139) относится к разряду преступных деяний против имущества. Таким образом, объектом кражи признаются не юридически значимые отношения собственности, а само имущество потерпевшего[28] . В науке российского уголовного права и многих иных государств похищаемое чужое имущество обоснованно признается не объектом, а предметом кражи.

Под предметом преступлений против собственности понимается не любой объект права собственности, а лишь такой, который обладает:

1) вещным признаком, т.е. имеет определенную физическую форму;

2) экономическим признаком, т.е. обладает объективной экономической ценностью;

3) юридическим признаком, т.е. является для виновного чужим.[29]

Предметом кражи является чужое имущество, к которому могут быть отнесены различные вещи, деньги, ценные бумаги и иное имущество. Под имуществом признаются различные предметы, имеющие стоимость и не изъятые из гражданского оборота.

Предметом преступлений против собственности может быть только имущество, находящееся в обороте, владение которым не требует специального разрешения[30] . Предметом кражи, предусмотренной ст. 158 УК РФ, может быть только имущество, не изъятое из свободного гражданского оборота. Если же речь идет о краже таких видов имущества, как оружие, боеприпасы, наркотические средства или психотропные вещества, ядерные материалы или радиоактивные вещества, то, учитывая повышенную общественную опасность хищений этих предметов преступления, уголовная ответственность за рассматриваемые деяния наступает соответственно по ст. ст. 221, 226, 229 УК РФ, так как родовым объектом посягательства здесь является не собственность, а общественная безопасность и общественный порядок.

Одно из обстоятельств, на которое указывает законодатель при формулировании состава преступления, – это «природа» имущества: оно должно быть чужим. На это же обстоятельство обращает внимание и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 25 апреля 1995 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», где указывается, что предметом хищения и иных посягательств на собственность является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество.[31]

Кражу чужого имущества без отягчающих обстоятельств следует отграничивать от административно наказуемой мелкой кражи. В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ такой кражей является тайное похищение имущества на сумму, не превышающую одной тысячи рублей. Так, Президиум Верховного Суда РФ прекратил дело в отношении Т., обвинявшегося в хищении чужого имущества стоимостью 38 руб. (бутылка водки) за отсутствием в его действиях состава преступления, указав при этом, что он должен был подлежать административной ответственности за совершение мелкого хищения[32] . Следовательно, уголовно наказуемой кражей, квалифицируемой по ч. 1 ст. 158 УК РФ, является кража на сумму свыше тысячи рублей на момент совершения преступления. Такой размер похищенного является нижним порогом кражи без отягчающих обстоятельств. Верхний же предел такой кражи связан с определением крупного (ч. 3 ст. 158) и особо крупного (ч. 4 ст. 158) размера кражи[33] .

В ч. 2 ст. 158 УК РФ предусмотрена ответственность за квалифицированную кражу:

– совершение кражи группой лиц по предварительному сговору (п. «а») предполагает такое хищение, в котором непосредственно участвовали двое или более лиц, заранее (т. е. до начала исполнения преступления) договорившиеся о совместном его совершении;

– незаконное проникновение в помещение либо иное хранилище (п. «б») является квалифицирующим признаком не только кражи, но также грабежа и разбоя;

– кража, причинившая значительный ущерб гражданину, влечет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. В соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей;

– согласно п. «г» ч. 2 ст. 158 УК наказывается кража, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. Данный квалифицирующий признак характеризует профессиональную преступную специализацию, высокий уровень профессиональных навыков вора, обеспечивающих незаметное изъятие имущества из одежды (плащ, пиджак, брюки и т. п.), сумки или другой ручной клади (чемодан, портфель и т. п.), которые в момент совершения преступления находились при потерпевшем;

– в ч. 3 ст. 158 УК предусмотрена ответственность за особо квалифицированные виды кражи, когда она совершена с незаконным проникновением в жилище, из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода либо в крупном размере. В соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК крупным размером кражи признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

– В ч. 4 ст. 158 УК предусмотрена ответственность за кражу, совершенную организованной группой (п. «а») или в особо крупном размере (п. «б»). Об устойчивости группы могут свидетельствовать внутригрупповое распределение ролей, планирование и подготовка преступлений, стабильность ее состава и организационных структур, наличие общих денежных и иных средств и т. п. Особо крупный размер кражи, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК превышает один миллион рублей.

1.2 Проникновение в помещение как квалифицирующий признак кражи

Важность конституционного права на неприкосновенность жилища заключается в том, что его использование позволяет гражданам обеспечить собственную неприкосновенность, а также неприкосновенность имущества и тайны личной жизни[34] .

Незаконное проникновение в помещение или иное хранилище, а также в жилище – это, применительно к ч. 2 и 3 ст. 158 УК РФ, противоправное вторжение в них с целью совершения хищения.

Данный квалифицирующий признак, применяемый в законодательстве России, с некоторыми особенностями нашел отражение и в уголовном законодательстве стран СНГ. Так, в Азербайджане (ст. 177.2.3 УК Азербайджанской Республики) – «незаконное проникновение в жилище, помещение, на склад либо иное хранилище», в Узбекистане (п. «б» ч. 3 ст. 169 УК Республики Узбекистан) – «противоправное проникновение в жилище, хранилище или иное помещение», на Украине (ч. 3 ст. 185 УК Украины) – «проникновение в жилище, другое помещение или хранилище», в Казахстане (п. «в» ч. 2 ст. 175 УК Республики Казахстан) – «незаконное проникновение в жилое, служебное или производственное помещение или иное хранилище», в УК Республики Беларусь (ч. 3 ст. 205) предусмотрено только «проникновение в жилище». Проникновение в нежилое помещение или хранилище не предусмотрено[35] .

Как разъяснил Пленум Верховного Суда СССР в п. 14 постановления № 2 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г. «О дальнейшем совершенствовании уголовного и исправительно-трудового законодательства» и от 15 октября 1982 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР» от 26 апреля 1984 г., «проникновение» – это тайное или открытое вторжение в помещение, иное хранилище или жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и без этого»[36] .

При этом, как справедливо заметил С. М. Кочои, «толкование Пленумом Верховного Суда СССР «проникновения» как «вторжение» у нас вызывает сомнение. Слово «вторгнуться» (от»вторжение») означает «войти силой». Последнее характерно для грабежа и разбоя, но не кражи. В русском языке «проникнуть» означает «попасть, пробраться». Видимо, так и следовало Пленуму Верховного Суда СССР толковать термин «проникновение»[37] .

Проникновение, то есть вторжение, может быть осуществлено также с помощью приспособлений, когда виновный извлекает похищаемые предметы «без входа» в соответствующее помещение. Проникновение может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, в том числе работников охраны, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений (например, крюков, «удочек», магнитов, засасывающих шлангов, щипцов и др.), позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в соответствующее помещение (жилище, хранилище). Преступные группы стали более устойчивы, профессиональны и конспиративны; обдуманно, порой изощренно, осуществляют подготовку к совершению преступлений, реализуют похищенное по системе отлаженных связей и каналов. Все активнее они используют специальные технические средства[38] .

Л. ночью проник на территорию склада, выдавил стекло рамы окна и через образовавшееся отверстие при помощи металлического крючка достал из помещения и похитил 20 бутылок водки. Его действия были квалифицированы как кража, совершенная с проникновением в помещение.[39]

Проникновением должно признаваться и появление в помещении путем использования обмана, в том числе и подложных пропусков, например, под видом сантехника, почтальона, курьера, инспектора пожнадзора и т.д.[40] Однако «вторжения» «без входа» в помещение не бывает.

Последствием недоразумений в понимании термина «проникновение» является большое количество ошибок с применением рассматриваемого квалифицирующего признака в судебно-следственной практике. Например, как проникновение в жилище Верхнекамским районным судом Кировской области были квалифицированы действия К. Он в вечернее время, проезжая на велосипеде по улице, заметил на подоконнике открытого окна сверток и решил его похитить. С этой целью он прошел через огород к дому и, убедившись, что его никто не видит, похитил с подоконника сверток, в котором оказались: чайный сервиз, набор рюмок, комплект постельного белья. Судебная коллегия Кировского областного суда приговор оставила без изменения. С состоявшимися решениями по данному делу, однако, справедливо не согласился заместитель Председателя Верховного Суда РФ, который внес в Президиум областного суда протест. Президиум протест удовлетворил, указав, в частности, следующее: «Из показаний К. видно, что он лишь протянул руку к подоконнику открытого окна, где находился сверток с вещами, и взял его ...». Таким образом, констатировал Президиум Кировского областного суда, К. совершил кражу вещей «без вторжения в жилое помещение и применения каких-либо приспособлений для завладения имуществом»[41] .

Не может рассматриваться как проникновение, если кража совершена лицом, имеющим доступ в жилище, помещение или хранилище в силу своего служебного положения либо в силу выполняемой работы, а равно лицом, имеющим одноразовый доступ в указанное помещение.

Не будет этого признака и при похищении товаров из магазина (прочих ценностей из общедоступного учреждения) в часы его работы[42] . Санкт-Петербургским городским судом как незаконное проникновение в помещение были квалифицированы действия К., О. и Н., которые с газовым пистолетом ворвались днем в помещение Сбербанка, затем магазина «Каскад» и завладели большой суммой наличных денег. Рассмотрев материалы данного дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда обратила внимание, что городской суд «необоснованно указал на квалифицирующий признак – незаконное проникновение в помещение при совершении разбойных нападений, поскольку из материалов дела, проверенных в судебном заседании, видно, что в Сбербанк и магазин осужденные приходили во время работы этих организаций, путем свободного доступа, открытого для всех посетителей, что не является незаконным проникновением»[43] .

Проникновение – не самоцель, а способ получить доступ к хранящимся ценностям, которые виновный намерен похитить. Проникновению всегда предшествует формирование умысла на хищение в жилище, помещении или ином хранилище в силу чего оно неизбежно носит предумышленный характер. Если виновный вошел в квартиру с иными благими намерениями и целями, и умысел на тайное или открытое изъятие материальных ценностей, который он затем и реализовал, возник уже после этого, в содеянном отсутствует рассматриваемый квалифицирующий признак хищения[44] .

З. около 15 часов пришла к своей знакомой Н., но дома оказалась только ее мать, и она ушла из квартиры. Однако через несколько минут она вновь вернулась с целью совершения кражи денег, которые видела накануне в спальне на навесной полке. Матери Н. она сказала, что якобы забыла в спальне свою перчатку, прошла туда, незаметно от потерпевшей взяла с полки пачку денег (90 тыс. рублей), спрятала под куртку и ушла. Октябрьский районный суд г. Пензы квалифицировал указанные действия как кража, совершенная с проникновением в жилище. Судебная коллегия Пензенского областного суда исключила данный квалифицирующий признак, однако Президиум областного суда, а затем и Судебная коллегия Верховного Суда РФ пришли к выводу о наличии в действиях З. проникновения в жилище. Однако «проникновения» в смысле «вторжения» здесь, видимо, не было. 3. не преодолевала ни препятствия, ни сопротивления людей[45] .

Л. был осужден за кражу с проникновением в жилище, совершенную при следующих обстоятельствах. Вечером Л. вошел в дом, где проживал Т., и, пользуясь тем, что двери не были закрыты, а хозяин дома спал, похитил магнитофон. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала данную квалификацию ошибочной, поскольку умысел на хищение магнитофона возник у Л. в момент, когда он уже находился в квартире Т. При таких обстоятельствах действия Л. не могут рассматриваться как совершение кражи с проникновением в жилище.[46] .

Под «помещением», о котором говорит закон, следует понимать строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным (например, надувной ангар, брезентовый шатер, палатка), как стационарным, так и передвижным[47] .

В целях единообразного применения уголовного закона и правильного его истолкования законодатель дополнил Примечание к ст. 158 УК РФ и в п. 3 определил: «Под помещением в статьях настоящей главы понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях».

«Иное хранилище» – это особое устройство или место, специально оборудованное, приспособленное или предназначенное для постоянного или хотя бы временного хранения в нем товаров и сбережений от хищения, порчи и уничтожения, стихийных сил природы и т.п. товарно-материальных ценностей, которые, однако, не могут быть отнесены к категории «помещение». Это – все виды специальных устройств, специально предназначенных для хранения и сбережения различного имущества – товаров, денег, драгоценных металлов и драгоценных природных камней (сейфы, стальные шкафы, контейнеры, авторефрижераторы, морозильные камеры, охраняемые железнодорожные вагоны и платформы и т.п.).

В судебно-следственной практике «иными хранилищами» признаются также участки территории, специально предназначенные и приспособленные для постоянного или временного хранения материальных ценностей. К таким особым обособленным и охраняемым территориям относятся товарные дворы железнодорожных станций, речного или морского грузовых портов, аэропортов, элеваторов, огороженные загоны для скота, охраняемые зерновые тока сельскохозяйственных предприятий и т.д.

В настоящее время примечание к ст. 158 УК РФ дополнены п. 3, в котором разъясняется: «Под хранилищем в статьях настоящей главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей».

Районный суд признал К. виновным в том, что совместно с Р. тот совершил кражу колес с автомашин, принадлежащих Г. и Ж. Такое хищение суд признал как совершенное с незаконным проникновением в иное хранилище.

Заместитель генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора, считая, что суд при квалификации действий К. неправильно применил уголовный закон, использовав формулировку п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ о незаконном проникновении в иное хранилище. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила, указав следующее. Как видно из материалов дела, автомашины потерпевших не находились в отведенном для их хранения месте, а стояли на улице. Сами автомобили являются не хранилищем ценностей, а средством передвижения. В связи с этим из судебных решений подлежит исключению указание об осуждении К. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ[48] .

Согласно примечанию к ст. 139 УК РФ, под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (например, гражданских лиц, потерпевших от стихийных бедствий, пожаров и других событий). Судебная практика не включает в понятие «жилище» не используемые для проживания людей надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, обособленные от жилых построек.

Однако в понятие «жилище» входят его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые)[49] . В последнее время на практике стало «модным» относить к жилищу даже подъезды многоквартирных домов с кодовыми замками.

Однако в целом, по сути, как определено Л.В. Щенниковой на основе анализа норм гражданского и жилищного законодательства, «помещение является жилым, если оно пригодно для проживания и юридически признано таковым»[50] .

В науке высказано мнение, что кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, «может считаться оконченной с момента выноса имущества из жилого помещения. Исключение составляют лишь те случаи, когда предметом преступления будут являться мелкие вещи (драгоценности, деньги и т.п.), завладение которыми может осуществляться преступником до выноса их из жилища»[51] . Однако сомнительно утверждать, что кража будет оконченной до выноса из жилья драгоценностей или денег. Ведь ими «распоряжаться по своему усмотрению» (продать, подарить, присвоить, употребить) можно, в отличие от, например, продуктов питания, лишь после их выноса из жилья. До этого момента, полагаем, кражу с проникновением в жилище нельзя считать оконченной (нет ущерба).

При совершении кражи из помещения, хранилища, жилища преступники прилагают дополнительные усилия, ухищрения, чтобы преодолеть имеющиеся преграды и получить доступ к имуществу. Для этого похитители устраивают проломы в стенах, полу, потолке, срывают рамы, решетки на окнах, повреждают вагоны, контейнеры, в том числе и в закрытые кузова автофургонов. Помимо дверей, преступники взламывают (вскрывают) ворота и замки гаражей, используя при этом различные приспособления (щипцы, лезвия, специальные заточки, ножовки и др.). Так, например, была совершена кража из автомашины «Мерседес-123», находящейся в гараже. Петли на дверях гаража были срезаны с помощью сварочного аппарата, работающего от электрической сети. Для этого преступники подсоединили сварочный аппарат к проводам, проходящим по внешней стене над воротами гаражей. После демонтажа ворот была совершена кража запчастей и навесного оборудования из АТС[52] .

Кроме того, как справедливо отмечает М.В. Веременко, «среди перечисленных признаков, определяющих место незаконного проникновения (помещение либо иное хранилище), отсутствует квалификация противоправного деяния, связанного с незаконным проникновением и в автотранспортное средство… Анализ квалифицирующих признаков ст. 158 УК РФ, а также результаты проведенного исследования, полученные в ходе опросов, анкетирования потерпевших, сотрудников органов внутренних дел, изучения уголовных дел и дел оперативного учета подтверждают факты проникновения преступников в автотранспортное средство с использованием различного рода ухищрений, приспособлений, то есть орудий преступлений, что позволило автору обратить внимание на имеющиеся упущения в действующем законодательстве»[53] .

Если законодатель рассматривает факт незаконного проникновения как вторжение с целью совершения кражи (в том числе грабежа и разбоя), которое совершается с преодолением препятствий (или без таковых), а также с использованием различных приспособлений, позволяющих виновному извлекать похищаемые предметы без входа в помещение или иное хранилище, то аналогичные признаки фактически присутствуют при подготовке и совершении краж из автомашин, когда воры:

– используют заранее приготовленные орудия преступлений (ножницы, отвертки, отмычки, инструменты, ключи от аналогичных моделей автомашин и др.);

– разбивают в автомашине форточки, окна с помощью подручных средств (камней, металлических прутов, пр.), то есть устраняют препятствия и проникают в автомашину;

– заранее прокалывают, разрезают автошину или выкручивают золотник перед хищением из автотранспортного средства (стоящего возле банков, магазинов и др.) различных вещей, ценностей, барсеток с деньгами, документами и т.д.

В том случае, когда автотранспортное средство находилось в «помещении» (боксе, гараже, ином хранилище), предназначенном для размещения материальных ценностей, о котором говорит законодатель, то в действиях преступников усматриваются признаки «двойного проникновения»[54] .

Поэтому можно предположить, что умысел преступника определяется конкретными конечными результатами противоправного посягательства на автомашину, которая в одном случае является предметом хищения, а в другом – выполняет функцию временного хранилища (закрытость, изолированность, оборудованность дверными замками, автосигнализацией), где владельцы (пользователи) оставляют предметы, вещи, ценности, продукты питания, аудио– и видеоаппаратуру и др.

Л. В. Новикова обращает внимание на то, что«при совершении кражи у пассажира из купе поезда преступные деяния квалифицируются по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в случае, если отсутствуют другие квалифицирующие признаки), т.е. купе не признается ни помещением, ни иным хранилищем». Однако «купе является помещением, предназначенным для временного нахождения там людей. Купе как отдельное помещение в вагоне оборудовано дверью, закрывающейся на замок. Таким образом, совершение кражи имущества пассажира из купе поезда должно быть предусмотрено в ч. 2 ст. 158 УК РФ наряду с иными квалифицирующими признаками, характеризующими место совершения данного преступления»[55] .

Возможно, внесение ряда указанных дополнений в уголовное законодательство позволит усовершенствовать правоприменительную практику в сфере квалификации краж имущества граждан из автотранспорта и в пути следования железнодорожным транспортом, но это – вопрос уголовно-правового нормотворчества.

1.3 Криминалистическая характеристика обстановки совершения краж с проникновением в помещение

Высокая общественная опасность данного преступления определила структуру его криминалистической характеристики, включающую следующие основные компоненты: исходная информация о совершении кражи; обстановка ее совершения; предмет преступного посягательства; данные о способах приготовления, совершения и сокрытия краж чужого имущества; сведения о личности преступника, а также потерпевшего.

Исходная информация о совершении кражи чужого имущества, источниками которой являются: 1) заявление о преступлении, поступившее от потерпевшего или очевидцев кражи; 2) явка с повинной в совершении краж чужого имущества от виновного лица; 3) сообщение о совершенной или готовящейся краже, полученное от должностного лица или работника того объекта, где совершена (готовится) кража. Кроме того, источниками исходной информации о краже могут быть материалы, опубликованные в печатных (электронных) СМИ, а также рапорты сотрудников правоохранительных органов о непосредственном обнаружении признаков преступления. Характер и содержание исходной информации о месте, времени, способе совершения кражи чужого имущества и других обстоятельствах значимы для начала планирования и определения направления расследования, для установления круга лиц, среди которых следует искать преступника[56] .

Конструкции состава кражи и его криминалистическая характеристика предполагают необходимость установить и доказать:

– по субъекту преступления – кто совершил кражу, личность виновною (виновных), возраст, прошлая преступная деятельность (совершение преступлений против собственности неоднократно); характер и состав преступной группы, степень ее организованности, распределение функций между ее членами; подстрекатели и пособники;

– по субъективной стороне – наличие предварительного сговора, когда и при каких обстоятельствах был осуществлен сговор, что было его предметом;

– по объекту – какое имущество похищено, размер того имущества; где и у кого находится похищенное имущество, как оно сбывалось или как предполагалось его сбыть; какие действия совершены или предполагалось совершить, чтобы затруднить розыск похищенного;

– по объективной стороне – каким образом был осуществлен доступ к месту кражи, кто и что для этого сделал; действия виновных на месте кражи и после нес с целью сокрытия преступления и ею следов[57] .

Обстановка совершения краж чужого имущества является сложной по содержанию и включает в себя данные о подготовке к совершению краж, о способах совершения и приемах сокрытия, следах, месте и времени, предмете преступного посягательства, местах сбыта похищенного и др.

Роль этих данных состоит в том, что они позволяют «увидеть связи между различными обстоятельствами совершения преступления и в условиях недостатка исходной информации выдвинуть обоснованные версии, выбрать оптимальный путь по установлению лиц, совершивших кражу , установить местонахождение похищенного имущества и др.»[58]

Например: анализируя способ совершения конкретной кражи и располагая данными о типичных способах совершения таких преступлений, можно выдвинуть обоснованную версию о личности преступника; имея сведения о предмете преступного посягательства, можно установить, через кого и где может быть реализовано похищенное имущество и т.д.

Подготовка к совершению краж, как правило, включает следующие компоненты (табл. 2).

Таблица 2

Основные компоненты подготовки к совершению краж[59]

Компонент подготовки к совершению кражи Содержание деятельности
I. Подбор соучастников

1) надежных и преданных с точки зрения поведения в самых различных ситуациях;

2) имеющих преступный опыт или проверенных в предкриминальных ситуациях;

3) имеющих преступный авторитет и способных решать вопросы о разделе сфер деятельности организованных преступных групп;

4) обладающих физической силой, навыками владения оружием, приемами борьбы и т.д.;

5) владеющих определенными профессиональными навыками (вскрытия преград определенным способом, пользования режущими аппаратами и т.п.);

6) владеющих сведениями о деятельности предприятий, организаций, учреждений;

7) располагающих хорошо отлаженными каналами сбыта краденого;

8) имеющих в личном пользовании транспорт, помещения для хранения похищенного и т.д.

II. Сбор сведений об объекте преступного посягательства

Установление наличия в нем определенного имущества, ценностей и мест их хранения.

Подавляющее большинство преступников при выборе объекта преступного посягательства предварительно собирают о нем информацию, ведут наблюдение, готовят технические средства и транспорт. В практике имели место случаи, когда несколько соучастников преступления с помощью бинокля и подзорной трубы на протяжении нескольких дней вели наблюдение за объектом. При этом все сведения о передвижении транспорта, перемещении груза, о движении граждан по датам и времени вносили в записную книжку. Полученные данные анализировались, а выводы использовались для определения места, времени и способа совершения кражи.

III. Приобретение технических средств (радиоаппаратуры, наборов инструмента, ключей), транспорта, изготовление специальной оснастки. Современные воры оснащены новейшим оборудованием – от дисковых режущих инструментов до приборов видения в темноте. В последние годы при совершении краж чужого имущества встречаются случаи применения различных взрывных устройств, огнестрельного оружия.
IV. Поиск мест хранения (сокрытия) и каналов сбыта похищенного

1) установление лиц и организаций, нуждающихся в похищенном;

2) подготовка документов, с помощью которых создаются «правовые» предпосылки легализации похищенного и т.д.

Данные о способах совершения краж включают в себя сведения о путях и способах проникновения преступников на место совершения преступления, способах завладения имуществом и др.

Все приемы проникновения в жилища по степени их сложности можно условно разделить на три большие группы:

1) совершаемые путем тайного проникновения в помещение, сопровождающиеся взломом;

2) совершаемые путем тайного проникновения в помещение, не сопровождающиеся взломом преград (тайное проникновение в помещение через открытое окно, форточку, двери; проникновение с использованием отмычек, подбора ключей или ключа потерпевшего, выкраденного или найденного преступником; проникновение в помещение путем преодоления других преград, например, перелезание через забор, чтобы попасть в помещение, где хранится имущество и т.п.);

3) совершаемые путем открытого проникновения в помещение (на виду или с согласия потерпевшего, представителя учреждения или предприятия). Проникновение в помещение осуществляет путем обмана малолетних детей или престарелых людей, под видом работников милиции, сантехников и т.д. Иногда потерпевшие сами приводят к себе в дом малознакомых или незнакомых лиц, которые совершают у них кражи[60] .

Следует отметить , что беспечность и чрезмерная доверчивость потерпевших – наиболее распространенные условия, способствующие совершению краж из квартир. Каждое пятое преступление совершается путем «свободного» доступа или использования доверия потерпевшего. Наиболее распространены случаи обнаружения ключа, оставленного в условленном месте, проникновения через незапертые двери, использования доверия (брачные знакомства, распитие спиртного с незнакомыми, сдача жилья внаем случайным лицам и т.д.), посещения квартир преступниками под выдуманным предлогом (с просьбой дать воды, перепеленать ребенка, поиск знакомых, под видом представителей коммунальных или бытовых услуг и т.д.)

Чаще всего проникновение в помещение осуществляется путем взлома преград с использованием специальных приспособлений и физической силы (около 70%). Около 30% краж совершается путем свободного проникновения в помещение (через открытые форточки, окна, путем завладения ключами и т.д.). Так, обвиняемый К., совершивший около тридцати краж, проникал в помещения предприятий, организаций, учреждений и квартир через открытые форточки, а покидал место происшествия через окна или двери, которые открывал сам[61] . Более чем в 50% краж из помещений (жилищ, хранилищ) взлом двери осуществляется без применения специальных инструментов. Проникновения в помещение путем взлома преград и использования технических средств осуществляются посредством: взлома запирающих устройств и приспособлений (отжим дверных запоров, распил ригеля замка, высверливание цилиндрового механизма и т.п.); открытия запирающего устройства специально изготовленными отмычками.

Способами проникновения в гаражи при хищении транспортных средств, наряду с традиционными, являются: распиливание петель ворот, вырезание запорных устройств, использование лебедок, поднятие или же пролом плит перекрытия и др.

При проникновении через окно или балконные двери преступники предпочитают квартиры расположенные , в основном, на первом или последнем этажах. Используя водосточные трубы, козырьки входных дверей, смежные лоджии, пожарные лестницы, автомашины с выдвижными лестницами, преступники могут забираться на верхние этажи жилых зданий. Через окно или балконные двери совершается каждое восьмое преступление, чаще всего в летнее время. Приемы проникновения в жилище зависят от ряда обстоятельств: психических свойств личности или физической силы преступника, воровского опыта, количества соучастников и характера их сговора, расположения квартиры, отношений преступника с будущей жертвой. Одни и те же приемы проникновения в жилища могут иметь определенные разновидности. Например, взлом дверей и дверных запоров может совершаться выбиванием двери с разбега или ударом ноги в место укрепления замка. Нередко двери выдавливаются ногами или руками, а в ряде случаев с предварительным раздвижением стенок дверной коробки домкратом. Для разбития и взлома запорных устройств, дверной филенки часто используются молотки, тяжелые металлические болванки, «фомки» или монтировки, трубные или гаечные ключи, саперные кусачки и т.п.

Следует отметить, что за последнее время преступники применяют новые унифицированные способы отпирания запорных устройств. Резкое усложнение замков вызвало к жизни операцию их отпирания с помощью паст, полимеризующихся на воздухе, которая является развитием способа отпирания цилиндровых замков с помощью ватных тампонов. Квалифицированные воры чаще обычного пользуются отмычками под названием «метла» ( напоминает кусок стального троса, один конец которого распущен), «гребешок» (узкая пластинка с насечками под ключ) и дрелью со сверлом от 3 до 6 мм. В данном случае преступник просверливает патрон до первого штифта, после чего в зазор между патроном и поворотным цилиндром вводит тонкую пластинку, чаще всего от лезвия безопасной бритвы[62] .

Доминирующим способом совершения кражи одним человеком является свободный доступ к предметам кражи, поскольку преступники были лично знакомы с лицами, у которых бывали дома (46,0%). В 20,7% ситуаций использовался взлом, отжим двери, а в 12,6% имело место проникновение через окно, в 9,3% случаев применялся подбор ключей, в 4,7% использовалось проникновение к месту кражи с помощью предварительного завладения ключами, в 2,7% проникали в жилище через окна, балконы и пожарные лестницы, в 2,0% использовали невнимательность продавцов, а в 2,0% ситуаций применяли способы завладения автотранспортом или же имуществом, находившимися нем.

Для совершения краж группами характерно использование злоумышленниками следующих способов: взлом двери (21,4%); вскрытие автомашины (13%); использование недостатков в охране товарно-материальных ценностей (12,6%). В 10,2% случаев имело место проникновение к месту кражи через окно, а в 8,3% ситуаций преступники использовали возможность свободного доступа к предметам кражи. Кроме того, члены преступной группы применяли распил или взлом замков (7,8%); выбивание двери, вырезание в железных дверях отверстий, снятие дверей с петель, в частных домах разбор кирпичной кладки и стен, разбор потолочных перекрытий, вырезание замков (3,4%)[63] .

Данные о приемах сокрытия краж. Изучение способов совершения преступлений, опрос лиц, отбывающих наказание за кражу чужого имущества, показывают, что в половине случаев действия преступников по сокрытию преступлений входят в содержание способа их совершения. Так, около 55% лиц, отбывающих наказание за совершение краж из квартир, указали, что их действия, направленные на сокрытие преступления, начинались с момента возникновения преступного замысла.

В тех случаях, когда сокрытие преступления носило самостоятельный характер, типичными его приемами являлись: выезд (уход) преступника из населенного пункта, где было совершено преступление; уничтожение орудий и следов преступления; укрытие орудий совершения преступления; быстрый сбыт похищенного или его укрытие; выбрасывание похищенного имущества при возникновении опасности разоблачения; дача ложных показаний, отказ от дачи показаний; воздействие на очевидцев, свидетелей, потерпевших с целью дачи ими ложных показаний или отказа от дачи показаний и т.д.[64]

Распространен сбыт похищенного через посредников сразу после совершения преступления коммерческим структурам, работникам магазинов, киосков, торговых палаток и т.п.

Данные о следах краж. На месте кражи нередко остаются материальные следы, раскрывающие характер деятельности преступников по подготовке, совершению и сокрытию преступления.

Типичными следами, связанными со способом совершения краж чужого имущества, обычно являются:

а) следы-предметы (орудия взлома, окурки, спички, предметы одежды и ее фрагменты, части упаковки похищенного имущества и т. п.);

б) следы-отображения рук, зубов, ног человека, колес, выступающих частей кузова транспортных средств, горюче-смазочных материалов и др., орудий взлома (следы давления, сверления, разруба, скольжения, разреза, распила);

в) следы-вещества (запахи, выделения человеческого организма и пр.);

г) иные следы[65] .

В зависимости от примененного способа кражи, особенностей объекта, где она совершена, характера предмета преступного посягательства и других обстоятельств, у преступника могут возникать и оставаться раны на теле, повреждения и загрязнения на одежде, микроследы.

На подготовку к совершению квартирной кражи могут указывать спички, кусочки проволоки, ветки дерева и т.п. Перечисленные предметы вставляются между дверью и дверной коробкой , после чего преступники звонят или стучат в дверь конкретной квартиры, а сами удаляются с лестничной площадки. Вернувшись через промежуток времени к квартире и обнаружив предметы на прежнем месте (делают вывод, что дверь квартиры не открывалась, а значит, в ней нет жильцов), принимают решение о проникновении. На кнопках звонков, лифтов остаются следы пальцев рук, частицы пластилина, разнообразные наслоения микрообъектов, следы красителей на дверных глазках.

Так, обвиняемая В. в процессе подготовки к совершению квартирных краж обзванивала все квартиры, расположенные на одной лестничной площадке. Таким образом устанавливала те из них, где отсутствуют жильцы.

После выбора объекта преступного посягательства В. закрашивала губной помадой дверные глазки тех квартир, в которых находились жильцы, для того чтобы они не могли наблюдать, что происходит на лестничной площадке. Завершив таким образом проведенную подготовку, В. приглашала соучастников[66] .

При проникновении в квартиру путем выдавливания двери на ее поверхности остаются следы орудий взлома и инструментов, обуви, наслоения различных веществ, следы пальцев и ладоней рук, перчаток, волосы, волокна, кусочки ниток и др. Значительная локализация следов в данном случае объясняется тем, что после проникновения в помещение преступники ставят дверь на место, чтобы ее отсутствие не привлекло внимание.

В самих помещениях нередко удается обнаружить следы пальцев рук, обуви, предметы и вещи, оставленные преступниками: предметы одежды, мелкие вещи, содержимое карманов (микрообъекты, обрывки бумаги), окурки, остатки пищи, слюна, пот, перхоть, другие выделения человеческого организма. Изъятие таких следов способствует раскрытию преступлений и изобличению преступника. На путях отхода (отъезда) преступников также остаются различные материальные следы: от обуви, транспортных средств, а также наслоение веществ на почве и т.п.

Данные о материальных следах краж чужого имущества необходимы не только следователю, оперативным работникам и сотрудникам экспертно-криминалистических подразделений, но и руководителям органов внутренних дел, следственного аппарата для правильной организации работы подчиненных», для оценки эффективности их работы по обнаружению следов и вещественных доказательств.

Данные о месте и времени совершения краж. Как показывают официальная статистика и исследования ученых, местами краж чужого имущества чаще всего являются: квартиры, частные домовладения, предприятия, организации, учреждения, помещения акционерных обществ, индивидуальные частные предприятия, автомобили, дачные домики, гостиницы, общежития, вокзалы, станции, поезда, места общего пользования (гардеробы, раздевалки, служебные помещения и т.п.).

Значительная часть краж из квартир совершается в крупных промышленных городах, в городах с быстро развивающейся инфраструктурой. Наиболее поражены этими преступлениями так называемые «спальные « районы городов и , особенно, районы, приближенные к транспортным развязкам и магистралям. Наибольшее количество краж регистрируется в весенне-летний период. Это объясняется тем, что именно в это время многие граждане выезжают в отпуска, на отдых за город, на дачу.

При совершении краж из квартир в 33% случаев преступники выбирали квартиры, расположенные на первом этаже. Вместе с тем предпочтение отдавалось и (особенно в условиях крупных городов) квартирам, расположенным на промежуточных этажах, с тем чтобы в случае возникновения опасности иметь возможность скрыться как на верхний, так и на нижний этажи.

Для раскрытия, расследования и предупреждения тайных хищений чужого имущества важно установить время их совершения.

Практика свидетельствует, что кражи личного имущества граждан из квартир, частных домов, общежитий и т.д., в большинстве случаев совершаются в дневные часы, во время нахождения потерпевших на работе, а также в летне-осенний период – время ежегодных отпусков. Как показывает практика, кражи чужого имущества в настоящее время чаще всего совершаются по будням – в понедельник, вторник, среду и четверг[67] .

Кражи государственного и общественного имущества из магазинов, оптовых баз, складов, предприятий и организаций совершаются, как правило, в ночное время, в предвыходные и выходные, предпраздничные и праздничные дни. При этом во многих случаях выбор места и времени совершения краж чужого имущества связан с условиями охраны предмета преступного посягательства. Так, кражи автомобилей из гаражей совершаются преимущественно в ночное время, а с платных стоянок – в дневное[68] .

Данные о предмете преступного посягательства. Круг предметов преступного посягательства в настоящее время весьма разнообразен. Он зависит от ряда различных обстоятельств: жизненного уровня граждан, их платежеспособности, спроса на определенные предметы и т.п. На выбор похищаемого зачастую влияет не столько номинальная цена изделия или предмета, сколько его дефицитность, возможность быстрой реализации, высокая доходность. Диапазон предметов преступного посягательства очень широк. Судебно-следственная практика свидетельствует, что наиболее популярными у преступников являются предметы, свойства которых используются для собственного употребления (деньги, продукты питания, спиртные напитки, носильные вещи, иные предметы хозяйственно-бытового назначения) либо эти предметы пользуются рыночным спросом (транспортные средства, запасные части и агрегаты к ним, радиоэлектронная аппаратура, цветные металлы, домашний скот, сельскохозяйственная продукция и пр.). Правовой статус предмета преступного посягательства может быть различным: личное, государственное или общественное имущество. Его хранение после совершения кражи преступники обычно осуществляют по месту своего проживания, месту жительства своих родственников, знакомых, в непосредственной близости от этих мест[69] .

Данные о местах сбыта похищенного. За последние годы изменилась структура мест сбыта краденого. Если несколько лет назад воры сами сбывали похищенное или через своих знакомых, случайных лиц, то в настоящее время в связи с изменениями форм торговли похищенное в большинстве случаев реализуется посредниками через магазины, коммерческие структуры, на вещевых рынках и посредством так называемой «торговли с рук». При осуществлении преступной деятельности наркоманом сбыт или иное распоряжение похищенным имуществом осуществляется по особой схеме[70] :

1) наркотики, продукты питания, спиртное используются преступником для личных нужд;

2) имущество сбывается за небольшие деньги перекупщикам или в обмен на наркотики;

3) аудио-, видеотехника сбывается по ремонтным мастерским, предлагается водителям транспорта, на авто– и железнодорожных вокзалах;

4) в случае использования наркоманов организованными преступными группами похищенное имущество передается членам преступной группы.

5) одежда и аппаратура прячутся по месту жительства, у родственников, знакомых, по месту работу, в подвалах, чердаках, иногда оставляется для личного пользования, но чаще реализуется. Так, 1 октября 2003 г. при обыске, проведенном у гр. Х. по адресу: г. Ставрополь, ул. Нагорная, д. 13, кв. 7, была обнаружена сим-карта от сотового телефона. Позже следствие установило, что указанная сим-карта вместе с телефоном была похищена у гр. Д. весной 2003 г.[71]

1.4 Криминалистическая характеристика личности преступника и жертвы краж, совершенных с проникновением в помещение

Отдельной криминалистической характеристики заслуживают данные как о лицах, совершающих кражи чужого имущества, так и о потерпевших. Личность преступника представляет собой важный информационный компонент, обеспечивающий планирование и выдвижение версий первоначального этапа расследования данного преступления. Виктимное поведение потерпевшего является одной из причин совершения краж. Установление связей «потерпевший – способ совершения преступления – преступник» способствует раскрытию и полноценному расследованию краж.

Лица, совершающие кражи, имеют ряд общих особенностей. Они относятся к наиболее социально запущенной категории правонарушителей[72] . Их преступное поведение возникает раньше, чем у преступников других категорий. Их поведение особенно тесно коррелирует с их антисоциальным образом жизни[73] . Для лиц, совершающих кражи, характерно наличие устойчивой антиобщественной направленности и привычек: больше половины всех преступников были ранее судимы, в том числе и за кражи.

Кражи совершают как отдельные лица, так и их преступные объединения. В структурном плане качественная характеристика группы преступников выглядит следующим образом: доля групп с участием ранее судимых лиц составляет 38,3%, групп только из ранее судимых лиц – 33,3%, а групп из ранее не судимых лиц – 28,4%. Таким образом, при раскрытии и расследовании краж следователям и оперативным работникам наиболее часто приходится принимать меры по разоблачению групп, сформированных с участием ранее судимых лиц, а также только из числа ранее судимых лиц[74] .

Их потребности и интересы крайне ограниченны и примитивны, отчуждены от социальных ценностей. Их социальная дезадаптация обычно усугубляется отсутствием семьи, специальности, постоянной работы и постоянного места жительства, различными психическими аномалиями. Большинство преступников-воров проживают в одиночестве или со случайными знакомыми[75] .

Ухудшение материального положения и социальных условий жизни значительной части граждан в ходе реформ серьезно сказывается на состоянии и структуре преступности. Социальные изменения порождены имущественным расслоением населения. Дифференциация населения порождает достаточно активное вовлечение в преступность неустроенной в жизни молодежи. Расслоение населения по доходам ведет также к усилению социальных антагонизмов, а совершение экономических преступлений и корыстных посягательств характеризуется бесцельной агрессией, иррациональной мотивацией[76] .

Росту краж чужого имущества способствовал выброс из сферы общественного производства значительного числа трудоспособного населения, слабая его социальная защищенность и, как результат, возрастание доли неимущих, готовых к противоправному образу жизни. Анализ практики показывает, что круг лиц, совершающих тайные хищения чужого имущества, пополняется за счет незанятого и безработного населения[77] .

Личные качества воров корреляционно связаны с используемыми ими способами совершения краж[78] . По этому основанию всех лиц, совершающих кражи, в зависимости от данных о личности преступника и от способа совершения преступления, условно можно разделить на несколько групп:

а) примитивные преступники, совершающие кражи без использования технических средств в силу каких-то конкретно сложившихся ситуаций, заранее не готовясь к ним. Такие кражи совершаются по внезапно возникшему умыслу, когда сама обстановка совершения преступления не требует никаких подготовительных мер, например, оставлены вещи без присмотра, не заперта дверь в квартиру и т.д.;

б) квалифицированные преступники – это лица с устойчивой антиобщественной установкой, которые обладают определенными навыками и совершают кражи тщательно продуманным способом. Они склонны к использованию одних и тех же приемов, например совершение краж путем подбора ключа. Как правило, эти лица ранее были судимы за кражи или иные преступления;

в) профессиональные воры, которые совершают кражи, являющиеся для них основным источником доходов, в силу устойчивой антиобщественной направленности. Ранее почти все они были судимы за аналогичные преступления. Обладая преступными навыками и опытом, они стараются совершать кражи каким-либо хорошо подготовленным способом[79] .

Личность преступника-вора, как правило, деформирована его устойчивым включением в криминальную среду, дефектами семейного воспитания уже в раннем возрасте, хроническим неудовлетворением его насущных потребностей, постоянной ситуативной зависимостью. Квартирные воры по своим психологическим особенностям сближаются с насильственными преступниками. Имея опыт преодоления препятствий в материальной среде, они легко переходят на совершение грабежей и разбоя[80] .

Изначально кражи – это мужская молодежная преступность. По данным Ю. А. Харыбина, в среднем 66% краж чужого имущества приходится на следующие возрастные группы: 18-20 лет (20%); 21-25 лет (17%); 26-30 лет (15%); 31-35 лет (14%). Несовершеннолетними совершается 18% краж, примерно столько же (16%) приходится на лиц в возрасте 35 лет. Усиливается криминальная активность детского и подросткового (от 10 до 13 лет включительно) воровства. Наши данные подтверждают вывод о том, что детское и подростковое воровство формирует воровство несовершеннолетних, а последнее – соответствующую рецидивную преступность. В основном это касается лиц мужского пола. Однако наблюдается тенденция приближения женского воровства к мужскому – это относится к несовершеннолетним женского пола[81] .

Кражи чужого имущества обусловлены корыстными мотивами. Корыстные мотивы в последние годы все в большей степени оказывают влияние на духовный мир людей. Деформация нравственных устоев ведет к расширению масштабов и дальнейшей профессионализации корыстной и экономической, организованной форм преступности со специализацией на разработку и совершение замаскированных, изощренных и крупных хищений, вымогательств, криминального передела собственности и т.п.

Побудительные механизмы всех корыстных преступников имеют общую основу – устойчивость корыстных побуждений. Этим объясняется высокий уровень повторности и специального рецидива в данном виде преступлений. Корысть – один из самых устойчивых, трудноискоренимых человеческих пороков. Корыстное мотивообразование – скрытый от самой личности процесс, защищенный от самоконтроля (совести) личности системой защитных (самооправдательных) механизмов.

Однако возможны мотивы зависти, мести и пр. В основе движущих мотивов иногда лежат вредные привычки (добывание средств для приобретения спиртных напитков, наркотических препаратов), но, как правило, это потребности имущественного характера, удовлетворение которых достигается антиобщественными способами[82] .

Как образно выражается М. И. Еникеев, «Метастазы корысти паразитируют на безграничности человеческого потребительства»[83] . Соображения материальной выгоды связываются с рядом личностно-престижных обстоятельств –групповым статусом, имиджем, положением в микросреде.

В современных исследованиях раскрываются цели, к достижению которых стремятся лица, совершающие кражи. «Мотивом одиночной кражи в 39,7% случаев послужил соблазн легко получить деньги и другие ценности, обворовывая знакомых или похищая плохо охраняемое имущество. В 35,1% случаев мотивом данного преступления стала потребность в деньгах и продуктах, так как виновные не работали; в 22,9% случаев совершение краж являлось основным видом социальной деятельности для злоумышленников, в 2,3% ситуаций таким способом были добыты деньги для покупки наркотиков. Мотивом групповой кражи в 32,4% случаев послужило желание добыть деньги на спиртное и закуску. Для 26,3% воров преступная деятельность являлась образом жизни. В 14,2% случаев мотивом кражи послужил соблазн сравнительно легко получить чужие материальные ценности, в 5,1% – фиксировалась потребность в деньгах для покупки наркотиков и психотропных веществ, а в 15,0% – удовлетворение потребности в спиртном, продуктах и иных средствах к существованию. В единичных случаях встречаются и парадоксальные потребности, когда двое несовершеннолетних, прибывших из школы-интерната на каникулы домой, украли в муниципальном учреждении ЖКХ электродвигатели, разобрали их на части и сдали в пункт приемки цветного металла, а на полученные деньги купили родителям подарки. Совершаются кражи цветных металлов, бытовых предметов для собственных нужд (7,0%)»[84] .

У корыстного преступника обычно сформирован особый тип поведения – ситуативная зависимость поведения – установка на совершение криминальных действий любой ситуации ослабленного социального контроля. Вор – обычно не временно оступившийся человек, а человек нечестный, личность с системой устойчивых негативных качеств, сформированных, как правило, в условиях отвержения моральных норм в семье и микросреде, в условиях нужды и социального отвержения.

У индивида возникает стремление утвердить себя индивидуальными средствами, и такими средствами становятся добываемые противоправным пу тем материальные блага. Если мелкие хищения иногда бывают обусловлены нуждой, материальными недостатками, то крупные, как правило, связаны с повышенным уровнем притязаний, гиперсамоутверждением, со стремлением доминировать в окружающей среде[85] .

Наряду с личностью преступника, способ совершения краж чужого имущества корреляционно связан с личностью потерпевшего от преступления.

Совершение краж личного имущества отдельными способами предусматривает выбор не любого, а определенного потерпевшего. Как показывает изучение практики, при совершении каждой четвертой кражи преступник познакомился с жертвой накануне совершения преступления (часто знакомство возникает на почве совместного употребления спиртных напитков). Нередко краже предшествовали соседские или дружеские отношения. В отдельных случаях преступник и потерпевший являлись родственниками.[86]

Следует также отметить, что поведение некоторых потерпевших перед совершением кражи бывает виктимным (находился в нетрезвом состоянии, оставил вещи без присмотра, пригласил домой малознакомого человека и т.д.).

При совершении краж имущества граждан потерпевшим, как правило, выступает не одно лицо, а по меньшей мере два, ибо имущество, нажитое супругами во время брака, является, в соответствии со ст. 34 Семейного кодекса РФ, их совместной собственностью. На практике же потерпевшим от краж, совершенных из квартир, дач, садовых домиков, сараев, признается тот из супругов, кто выступает в качестве заявителя.

От того, в каком положении применительно к процессу уголовного судопроизводства находится реальный потерпевший, какой вред ему причинен, каковы его взаимоотношения с другими потерпевшими, как он оценивает свои личные потери и их характер, в какой мере возлагает вину за случившееся на «сопотерпевших», как относится к преступнику и т. д., во многом зависит развитие посткриминальной ситуации и в конечном счете сохранение или ликвидация виктимоопасной обстановки[87] .

Преступники при выборе квартир, из которых они намереваются совершить кражи, естественно, ориентируются на уровень состоятельности проживающих там лиц. Он в значительной мере зависит от их профессиональной занятости, и это отражается на составе потерпевших.

Потерпевшими от квартирных краж чаще становятся предприниматели, в основном занимающиеся торгово-посреднической деятельностью, и работники торговли, общественного питания (18,9 %), работники промышленных предприятий (16,2%), работники строительных организаций (12,3%); работники связи и транспорта (9,2 %), работники кредитно-финансовых учреждений (5,4 %); жилищно-бытовых организаций (3,8 %), медицинские работники (2,7 %), работники дошкольных, учебных и научных учреждений (2,3 %), культурно-просветительных, зрелищных и спортивных учреждений (2,3 %), СМИ (1,9 %), органов власти (2,0 %); иных учреждений, организаций (1,5 %)[88] .

Лица, имеющие доходы от противоправной деятельности, более виктимны от корыстных преступлений, чем законопослушные граждане. При этом, как верно подмечено, профессиональные воры охотно «экспроприируют экспроприаторов», обкрадывая разбогатевших дельцов теневой экономики, а теперь и законных предпринимателей.

По исследованиям Д. В. Ривмана и В. С. Устинова, в ряде случаев квартирные кражи совершаются лицами, знающими потерпевших (таких – 47,7 %). Из числа этих преступников были соседями– 27,2%, родственниками– 11,6%; сослуживцами – 3,9 %; приятелями, в том числе и случайными – 40,5 %; иными знакомыми– 16,8%. В число иных знакомых входят соседи и знакомые родственников, случайно встреченные земляки, сожители, бывшие квартиранты, лица, принятые на ночлег и т. д.

Значительная часть потерпевших заводит случайные знакомства, не опасаясь их отрицательных последствий. Установлено также, что большинство потерпевших от квартирных краж (72,2 %) характеризуются положительно. В то же время 18,2% потерпевших – это лица, злоупотребляющие спиртными напитками, 7,1 % – сами создали обстановку, способствующую совершению преступления, 5,9 % – постоянно поддерживали контакты с отрицательно характеризующимися лицами, большая часть из которых были ранее судимы. Как выяснено в ходе расследования краж, 0,9 % потерпевших располагали ценностями, добытыми преступным путем[89] .

Криминологи считают, что одним из обстоятельств, обусловливающих рост числа квартирных краж, является то, что в настоящее время в квартирах значительной части граждан имеются материальные ценности, представляющие интерес для преступников. Привлекательность квартир граждан как объекта посягательства, несомненно, возросла. В настоящее время в квартирах граждан скапливаются большие материальные ценности: антиквариат, валюта, видео– и телеаппаратура, компьютеры и др. Уже это само по себе может привлекать внимание преступников. В отдельных квартирах имеются такие вещи, которые трудно встретить на прилавках наших магазинов при всем многообразии выбора, все больше изделий приобретается во время пребывания за границей. Именно дорогостоящие малогабаритные вещи, которые пользуются повышенным спросом, в первую очередь интересуют преступников.

Для ситуаций краж личного имущества, включая такие, где потерпевшие ведут себя с точки зрения здравого смысла положительно, нормально, виктимологические детерминанты проявляются в недостатке предусмотрительности, слабой ориентации в экстремальных ситуациях, доверии к близким людям, а также в беспомощном состоянии, связанном с болезнью, возрастом, определенными физическими недостатками потерпевших. Что касается практической возможности воспрепятствовать преступнику в момент совершения преступления, то ее чаще всего нет за отсутствием потерпевших на месте преступления.

В принципе негативное поведение потерпевших от краж личного имущества, создающее условия, способствующие совершению преступления, может быть сведено к следующим вариантам:

а) употребление спиртных напитков, приведение себя в беспомощное состояние и в результате неспособность противодействовать преступнику и даже осознавать опасность ситуации;

б) неразборчивость в связях, которая в конечном итоге создает преступнику возможность доступа к личному имуществу потерпевшего;

в) беспечное отношение к сохранности имущества: оставление его без присмотра; излишняя доверчивость, некритичность – например, оставление вещей на попечение незнакомых лиц; наем «домработниц» без рекомендаций и др.[90]

Одним из условий, способствующих совершению краж личного имущества граждан, является поведение потерпевших, неразборчивых в связях, устанавливающих контакты с лицами, мало или совершенно не знакомыми, что в конечном итоге облегчает доступ преступникам к личному имуществу.

Пользуется преступник и склонностью некоторых потерпевших к беспорядочным половым связям. В таких случаях кража совершается женщиной, оставленной на ночлег.

При анализе виктимологического аспекта квартирных краж следует обратить внимание на те ситуации, когда знакомство преступника с потерпевшим было кратковременным. Довольно часто лицо, впоследствии совершающее; квартирную кражу, выясняет необходимую информацию, представив себя в качестве ищущего ночлег и получив его. Распространены ситуации, когда преступник использует в своих корыстных целях пристрастие потерпевшего к спиртным напиткам. Значительную часть расходов на приобретение спиртного преступник берет на себя, предварительно договорившись с потерпевшим о распитии у него на квартире. В зависимости от ситуации преступники либо получают при этом необходимую подробную информацию о квартире будущей жертвы, либо совершают кражу непосредственно после распития спиртного, споив потерпевшего.

Неоправданная доверчивость потерпевших характерна для так называемых «домашних краж». Их, как правило, совершают лица, проживающие с потерпевшим в одной квартире на правах подселения, а также сожители, временные квартиросъемщики, домработницы, репетиторы, соседи, пользующиеся доверием потерпевшего, например, те, кому на время оставляются ключи. Наконец, распространены случаи собственной небрежности потерпевших, выражающейся в том, что они оставляют ключи от квартир в почтовых ящиках, под ковриком, в других условленных местах. Во всех этих ситуациях потерпевшие вносят весомый вклад в совершаемое против них преступление, и мероприятия по исключению таких ситуаций способны значительно уменьшить количество совершаемых квартирных краж.

Гражданка Т. проживала в коммунальной квартире. Вернувшись домой из похода, она застала в квартире незнакомую ей Ч. Больше в квартире никого не было. Решив, что Ч. – гостья кого-либо из соседей, Т. ничего не спросила у нее и поехала по своим делам. Ч. совершила кражу у жильцов квартиры, в том числе и у Т. Если бы потерпевшая проявила хоть малейшую осторожность, застав в квартире незнакомого человека, кражи бы не было, а преступница оказалась бы задержанной с поличным. .

Потерпевшие Б. и Л., каждая в отдельности, совершенно не зная Л-ву, разрешили ей проживать в качестве поднанимателя и оказались обворованными. Т. и Б. характеризуются положительно, однако в профилактическом отношении меры, активизирующие их осмотрительность и критичность, практически необходимы[91] .

Довольно часты в практике ситуации, когда совершение краж личного имущества становится возможным потому, что вещи оставляются или совершенно без присмотра, или потерпевшие действуют неосмотрительно в несколько ином плане. Так, например, весьма типично поведение женщин, которые в комнате общежития в незапертых тумбочках оставили сберегательные книжки, которые и были похищены преступниками. Часто потерпевшие, проживающие на первых этажах, оставляют незакрытыми форточки, а то и окна, открывая «зеленую улицу» преступникам.

В конечном итоге криминологически значимы два момента:

а) действительно ли неосмотрительное поведение потерпевшего способствовало преступнику-вору;

б) мог ли потерпевший реально представить себе последствия своего поведения. Если эти моменты налицо, есть все основания требовать от того или иного лица разумного поведения[92] .

Данный подход применим не только к отдельным гражданам и семьям, пострадавшим от кражи, совершенной с проникновением в жилище, но и к организациям, хранящим те или иные материальные ценности в местах, не обеспеченных надлежащими средствами охраны.

Проверка обстоятельств хищения из Государственного Исторического музея показала, что они во многом были обусловлены отсутствием должного систематического контроля за работой ответственного хранителя коллекции «Обмундирование русской и советской армии», недостатками в планировании работ хранителей, когда исполнение хранительских функций уступило место научной, выставочной, просветительской работам.

Хищение уникальных предметов нумизматики и оружия из фондов Государственного музея истории Санкт – Петербурга, совершенное ответственным хранителем этих коллекций, произошло также благодаря тому, что в течение многих лет в нарушение требований действующих нормативных документов по учету и хранению музейных ценностей не производились проверки состояния учета, наличия предметов, содержащих драгоценные металлы и драгоценные камни.

Хищение 130 музейных предметов из фондохранилища Приморского государственного музея имени В.К. Арсеньева в июне 1999 года было совершено рабочим – электриком музея в сговоре с местным рецидивистом. Благодаря оперативным мерам, предпринятым РОВД совместно с музеем, местными коллекционерами и антикварными магазинами, в течение 10 дней в музей удалось возвратить 114 предметов[93] .

Таким образом, виктимное поведение потерпевшего является одной из причин совершения краж, совершенных с проникновением в помещение. Поэтому задача следователя сводится к установлению взаимосвязи элементов в системе «преступник – потерпевший» и, с помощью поиска от данных о потерпевшем к информации о преступнике, – к раскрытию кражи в целом.


Глава 2. основные этапы расследования краж, совершенных с проникновением в помещение

2.1 Следственные действия на первоначальном этапе расследования

Направления деятельности при расследовании краж, совершенных с проникновением в помещение, связаны с обстоятельствами, подлежащими установлению и доказыванию. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по любому совершенному преступлению, определены ст. 73 УПК РФ. Однако для доказывания преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, в процессе расследования необходимо установить следующие обстоятельства:

1) был ли факт тайного похищения чужого имущества, что является предметом кражи;

2) кому принадлежало похищенное имущество (гражданам, государству, юридическому лицу и т.д.);

3) когда совершена кража, какие подготовительные действий ей предшествовали, не инсценирована ли она; место и способ совершения кражи, какие кражи и где совершены аналогичным способом, применялись ли технические средства, какие именно (топор, лом, отмычки и т. п.); был ли факт незаконного проникновения в жилище, помещение либо иное хранилище;

4) что конкретно было похищено, наименование, общие и частные признаки украденного, его количество и стоимость, причинен кражей значительный или крупный ущерб потерпевшему;

5) кто совершил кражу, мотивы и цели содеянного, не совершена ли она повторно или лицом, ранее судимым за хищение, виновность обвиняемого;

6) если кража совершена группой лиц, организованной группой (обстоятельства возникновения и функционирования организованной группы, ее связи), то кто эти лица, был ли между ними предварительный сговор, роль каждого соучастника и степень его виновности в содеянном;

7) где находилось (находится) похищенное имущество, кому и как оно реализовано;

8) какие меры надлежит принять для возмещения причиненного материального ущерба;

9) какие обстоятельства способствовали совершению кражи[94] .

Обращает на себя внимание изменение подследственности органов дознания (ч. 3 ст. 150 УПК РФ). Квалифицированные составы такого преступления, как кража (совершение группой лиц по предварительному сговору; с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище; с причинением значительного ущерба гражданину, из одежды, сумки или иной другой ручной клади, находившихся при потерпевших, – ч. 2 ст. 158 УК РФ), теперь подлежат расследованию в форме предварительного следствия.

Данная новелла уголовно-процессуального закона обусловливается сложностью процесса доказывания по уголовным делам о совершении преступлений с указанными квалифицированными составами[95] . Дознавателю в силу ряда факторов (недостаточный уровень образования, небольшой, как правило, опыт работы в должности и др.) сложно, по мнению законодателя, в установленный законом срок обеспечить полное и всестороннее расследование всех обстоятельств анализируемых составов кражи. Следует учитывать, что дознание возможно в том числе и по уголовным делам о преступлениях, по которым не установлено лицо, их совершившее. В целях оперативного и качественного расследования преступления указанные составы преступлений обоснованно изъяты из подследственности органов дознания.

Подчеркнем, что ранее в соответствии с УПК РФ в органах внутренних дел дознание наряду с дознавателями имели право осуществлять и следователи. В соответствии с новым законом (п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ) сужен субъектный состав должностных лиц органов внутренних дел, имеющих право расследовать преступления в форме дознания.

Данного права лишились следователи органов внутренних дел. Это вполне обоснованно. Следственная и судебная практика свидетельствует о том, что институт производства дознания следователем не работал. Это обусловлено, в частности, недостаточным правовым регулированием данного уголовно-процессуального института в законодательстве (например, не были разграничены случаи производства дознания дознавателями и следователями органов внутренних дел, не определен процессуальный порядок производства дознания следователями, не указано, составлением какого процессуального документа должно заканчиваться производство дознания следователем, и др.). Кроме того, анализ прокурорско-следственной практики свидетельствует, что загруженность следовательского корпуса в досудебном производстве по уголовным делам значительно выше, чем дознавателей.

В целях приведения в соответствие законодательства и следственной практики в УПК РФ и была закреплена данная новелла.

Практика свидетельствует о том, что раскрываемость преступных посягательств на чужое имущество прежде всего зависит от эффективности деятельности следственно-оперативной группы на первоначальном этапе расследования, а именно – от выбора оптимальных направлений поиска преступников, мест хранения имущества, добытого преступным путем, установления каналов его сбыта. Раскрываемость зависит и от знания следователем криминалистической характеристики преступлений, своевременного использования информации, содержащейся в оперативно-справочных учетах в ГИЦ МВД России, Федеральном банке криминальной информации, а также в ИЦ МВД, ГУВД, УВД и в региональных банках криминальной информации[96] .

Для первоначального этапа расследования краж с проникновением в помещение характерны следующие следственные ситуации:

1) имеется достаточно полная информация о преступном событии и конкретные данные о лице, совершившем преступление;

2) имеется относительно полная информация о преступном событии и отдельные сведения о лице, совершившем преступление;

3) имеются неполные данные о преступном событии, отсутствуют сведения о лицах, совершивших преступление.

Наибольшую сложность для расследования представляет третья ситуация (совершение кражи в условиях неочевидности), успешное разрешение которой предполагает своевременный и качественный осмотр места происшествия, комплексное использование сил и средств органов внутренних дел на первоначальном этапе расследования[97] .

Одним из первоначальных следственных действий является допрос заявителя или владельца похищенного имущества – он преследует цель установить обстоятельства совершения (обнаружения) кражи, наименование, количество и признаки похищенного имущества, подозреваемых лиц.

При краже имущества из промышленных, торговых, складских предприятий допросом лиц, отвечающих за его сохранность, следует выяснить[98] :

– что украдено: остались ли на месте кражи предметы, более ценные, чем похищенные, и где они находились; когда было получено имущество, которое похитили преступники, кто знал о его получении и месте хранения; каковы родовые и индивидуальные признаки похищенных вещей (наименование, назначение, место и время изготовления, изготовитель; материал, клейма, номера, товарные знаки, упаковка и т. п.); какова стоимость похищенного;

– время совершения кражи: когда в последний раз был в наличии украденный предмет; когда и кто обнаружил кражу, при каких обстоятельствах; в течение какого времени кража могла быть необнаруженной в силу тех или иных обстоятельств (праздничные или нерабочие дни, на имущество был наложен арест в связи с делом о банкротстве, операции с имуществом были приостановлены и т. п.);

– какой режим работы предприятия, кто имеет доступ к хранилищам и как они охраняются; проверяются ли помещения после окончания работы, чтобы выявить оставшихся там лиц; не было ли отклонений от распорядка работы в день кражи, если были, то какие и по чьему указанию, кто мог знать о них. были ли изменения в составе штатных охранников, какие, кто мог знать о них. как они влияли на охрану объекта;

– не появлялись ли перед кражей на охраняемом объекте лица, которые к моменту кражи уже не работали на предприятии, подозрительные посторонние, их приметы, чем они интересовались, с кем встречались из сотрудников;

– были ли ранее на предприятии кражи или покушения па кражи, о которых не сообщалось органам расследования; кем они совершались, что именно, при каких обстоятельствах преступник похитил или пытался похитить, как была пресечена кража, почему о ней не сообщалось в органы расследования.

Допрашивая ответственных за сохранность лиц или владельцев имущества, следует иметь в виду инсценировку кражи с целью сокрытия присвоения или растраты, сокрытия имущества, подлежащего аресту, и др. По делам о краже из квартиры при допросе потерпевших выясняется:

– какие вещи украдены, их индивидуальные признаки, остались ли у потерпевших аналогичные вещи, какова стоимость украденных вещей, когда они были приобретены;

– где хранились украденные вещи, кто знал об их приобретении, использовании, местонахождении; не брал ли их кто-нибудь, на какой срок, при каких обстоятельствах возвратил; не сдавались ли вещи, ценности на хранение в ломбард, банк, иное место, кому об этом было известно;

– когда, кем и при каких обстоятельствах была обнаружена кража; в какое время, по предположению потерпевшего, кража могла быть совершена;

– при каких обстоятельствах могла быть совершена кража; какие условия облегчили ее совершение и кто мог знать об этих благоприятных условиях; кого потерпевший подозревает в совершении кражи; кто из посторонних лиц был перед этим у него в жилище или надворных постройках, под каким предлогом и кто из них проявлял интерес к его имуществу.

Путем осмотра места происшествия следователь должен получить данные, в той или иной степени освещающие следующие вопросы:

– каким способом воры проникли на место кражи и какими орудиями совершен взлом, каковы следы взлома, положение и состояние запирающих устройств, дверей и окон;

– откуда проникли преступники на место кражи, в каком направлении и каким образом покинули его; пользовались ли они транспортным средством, какими именно, где они находились во время кражи;

– кто совершил кражу, сколько было воров, как долго они находились на месте кражи, каковы их физические качества и особенности, обладают ли преступники профессиональными и преступными навыками, какими именно, принадлежат ли они к числу преступников-профессионалов, судя по признакам специфической преступной субкультуры;

– что именно украдено. Более полный ответ дают допросы владельцев или ответственных за сохранность имущества лиц, при необходимости – инвентаризация, судебно-экономические экспертизы, однако предварительный ответ может быть получен и в процессе осмотра. Кроме того, данные осмотра позволяют Проверить в дальнейшем показания о похищенном и обстоятельствах кражи;

– какие иные обстоятельства могут в дальнейшем послужить изобличению преступников. Кроме оставленных на месте кражи орудий взлома, следов частей тела преступников, частей упаковки похищенных вещей, документов на номерные вещи и т. п. это могут быть предметы, оброненные преступниками, части их одежды, сделанные ими как бравада надписи, обращения к потерпевшим и др.[99]

Необходимо помнить, что, за исключением случаев, не терпящих отлагательств (ст. 164 УПК РФ), осмотр жилого помещения производится только с согласия проживающих в нем лиц, а при их на то возражениях – на основании судебного решения. В то же время чаще всего на осмотр места происшествия в жилище следователя «приглашают», вызывают лица, обнаружившие факт совершения преступления: квартирной кражи, другого преступления, связанного с проникновением в помещение, либо в нем совершенного. И в этих ситуациях полагать, что они будут возражать против производства осмотра, как правило, оснований нет[100] .

Обнаруженные в процессе осмотра следы должны подвергаться предварительному доэкспертному исследованию на месте происшествия.

При осмотре места происшествия необходимо обращать внимание на обстоятельства, указывающие на осведомленность преступника о местах нахождения ценного имущества, что дает возможность выдвинуть целенаправленные версии и сузить круг поиска преступников.

При осмотре места происшествия необходимо обращать внимание и на негативные обстоятельства, свидетельствующие об инсценировке кражи. Это могут быть неоправданные по объему разрушения запирающих устройств, различных преград, отсутствие следов преступника в тех местах, где они обязательно должны быть по характеру преступного события. В отдельных случаях механизм разрушения преграды может свидетельствовать о том, что взлом был произведен не снаружи, а изнутри: следы распила дужки замка и отсутствие при этом на полу или земле металлических опилок дают основание полагать, что замок распилили, когда он находился в неподвешенном состоянии и т.д.

Осмотр места происшествия сочетается с действиями, направленными на поиск и задержание преступников по горячим следам. К числу таких действий относятся: применение служебно-розыскной собаки, прочесывание местности, поквартирные (подворные) обходы.

Информация, полученная в процессе осмотра места происшествия, прочесывания местности, поквартирных (подворных) обходов, должна незамедлительно использоваться для:

– проведения следственных действий, особенно допросов потерпевших и свидетелей;

– создания достоверных моделей преступников, похищенного имущества и подготовки розыскных ориентировок;

– ориентирования общественности, работников патрульно-постовой службы, участковых инспекторов, оперативных подразделений на установление и задержание преступников;

– поиска информации (дополнительной) о преступнике по существующим в органах внутренних дел учетам и др.

В УПК РФ предусмотрена возможность осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства. В этой ситуации уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра места происшествия (при наличии к тому оснований).

Немедленное возбуждение уголовного дела при выезде на место происшествия дает следователю (следственно-оперативной группе) целый ряд преимуществ и позволяет:

– требовать от руководителей предприятий, организаций, учреждений выделения сотрудников для участия в осмотре в качестве специалистов;

– давать органам дознания поручения;

– своевременно проводить обыск и выемку (при наличии законных оснований), получать образцы для сравнительного исследования, назначать экспертизу, допрашивать потерпевших и свидетелей;

– принимать решения о задержании подозреваемых, избрании меры пресечения;

– требовать в соответствии с законом явки тех или иных лиц для дачи показаний.

Своевременное возбуждение уголовного дела активизирует работу по раскрытию преступления[101] .

После возбуждения уголовного дела весь процесс дальнейшего расследования кражи строится с учетом объема информации о событии кражи и личности преступника, имеющихся в распоряжении следователя. В связи с этим можно выделить несколько типичных ситуаций, которые определяют основные направления деятельности следователя и оперативных работников по конкретному делу (табл. 3).

Таблица 3

Алгоритм следственных действий на первоначальном этапе расследования в разных типичных ситуациях[102]

Обстоятельства возникновения Первоначальные следственные действия
Ситуация 1. Возникает при наличии информации о краже и лице, ее совершившем, которое задержано на месте происшествия с поличным, либо вскоре после совершения преступления (например, при бегстве с места происшествия, при реализации похищенного), а также тогда, когда потерпевшие или свидетели узнают преступника.

1) задержание лица в качестве подозреваемого;

2) личный обыск этого лица и выемка (изъятие) похищенного имущества, осмотр этого имущества и приобщение его к делу в качестве вещественного доказательства;

3) допрос подозреваемого с целью выяснения данных о его личности, обстоятельствах кражи и поимки с поличным;

4) допрос лиц , обнаруживших и задержавших с поличным преступника, а также допрос свидетелей, очевидцев об обстоятельствах преступления и задержания;

5) осмотр места кражи в целях выяснения обстановки происшествия, обнаружения следов и других вещественных доказательств;

6) очные ставки между допрошенными лицами, если в их показаниях имеются существенные противоречия;

7) обыск по месту жительства подозреваемого с целью обнаружения имущ ества, похищенного в других местах, и других предметов и документов, которые могут иметь значение по делу;

8) предъявление обнаруженных при обыске вещей для опознания.

Ситуация 2.

Имеет место при совершении кражи, когда личность преступника установлена, но последний скрылся от след ствия, в этой ситуации значительные усилия следователя и органов дознания направлены на сбор данных, наиболее полно характеризующих личность разыскиваемого, выявление его связей, установление возможного местонахождения либо появления преступника, принятие мер к задержанию разыскиваемого и доставлению его к месту ведения следствия.

При розыске скрывшегося преступника могут быть выдвинуты следующие версии:

а) разыскиваемый выехал ( или не выехал) за пределы населенного пункта (местности), где совершил кражу;

6) преступник скрывается у своих родственников, друзей, знакомых;

в) разыскиваемый остался на легальном положении или перешел на нелегальное.

1) осмотр места происшествия и обнаружение фактических данных, характеризующих внешние и другие приз наки преступника;

2) детальный допрос потерпевшего, очевидцев преступления и других осведомленных лиц (жильцов дома, где совершена кража, работников магазина, павильона, ларька);

3) допрос лиц, которые могут дать сведения о преступнике и его образе жизни (родственников, сослуживцев, знакомых);

4) наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию;

5) дача письменного поручения органам дознания о производстве розыска скрывшегося лица.

Ситуация 3.

Возникает при отсутствии данных о лице, совершившем кражу. На начальном этапе расследования в этом случае имеется очень мало информации, которой можно было бы оперировать для поиска преступника. В этой ситуации . следователь д олжен прежде всего определить круг лиц, среди которых следует вести поиск преступника. Выдвигаются версии о круге лиц, среди которых может находиться преступник:

а) лицо, ранее судимое за аналогичные преступления;

б) ранее совершал преступления таким же способом;

в) является несовершеннолетним;

г) не имеет постоянного места жительства и работы;

д) принадлежит к какой-либо другой социальной группе.

1) осмотр места происшествия с выявлением и фиксацией материальных следов, отражающих признаки личности преступника;

2) допрос потерпевшего либо лица, заявившего о преступлении;

3) выявление возможных свидетелей и их допрос;

4) предъявление лицам, видевшим преступника, фотоальбомов с изображением лиц, состоящих на учете в органах внутренних дел;

5) назначение при кражах на крупных государственных объектах, в акционерных обществах, крупных торговых фирмах инвентаризации товарно-материальных ценностей, в необходимых случаях ревизии для выяснения, что именно украдено;

6) назначение по результатам осмотра места происшествия криминалистических экспертиз;

7) составление описаний и (или) дача задания об изготовлении субъективного портрета лица, совершившего кражу (если преступника кто-либо видел);

8) проверка по криминалистическим учетам;

9) дача задания об установлении лица, совершившего кражу, оперативным путем;

10) организац ия поиска преступника по приметам похищ енного.

На первоначальном этапе расследования при допросе свидетелей в первую очередь выясняют приметы подозреваемых и транспортных средств. К числу свидетелей, допрос которых может дать ценные сведения о краже, следует отнести очевидцев: лиц, непосредственно наблюдавших за преступным событием, принимавших участие в задержании преступников либо видевших их при обстоятельствах, не связанных с преступным событием (входивших, выходивших из помещения, в котором совершена кража, и т.п.).

Существенную роль играет оперативное назначение и производство судебных экспертиз. Типичными при расследовании краж являются трасологические экспертизы по исследованию следов рук, ног, орудий взлома, транспортных средств; товароведческие экспертизы; идентификация целого по частям; комплексные медико-криминалистические экспертизы вещественных доказательств и др.

Следственный эксперимент чаще всего проводится с целью разоблачения инсценировки кражи. Однако его значение как способа добывания доказательств этим не ограничивается. Следственные эксперименты чаще всего проводятся на предмет установления возможности совершения каких-либо действий подозреваемым лицом, например, возможности отпереть данным ключом конкретный замок, в определенных условиях перепилить дужку навесного замка, сделать пролом преграды, протащить через него похищенную вещь и т. п.

Получив определенный объем личностной информации, следователь приступает к ее обработке и созданию достоверных моделей преступников, похищенного имущества, подготовке розыскных ориентировок.

Описание внешности человека по мысленному образу по ряду различных причин страдает субъективизмом. Чтобы избежать этого, необходимо использовать криминалистические средства и методы, современные научно-технические достижения, помощь специалистов.

Внешность подозреваемых в совершении краж в отдельных случаях может быть воспроизведена в фотографических монтажах или рисунках. Собирательные портреты (фотороботы) изготавливаются из фотоснимков различных лиц, отдельные признаки которых в большей или меньшей степени совпадают с одноименными признаками разыскиваемого. Эти портреты составляются при непосредственном участии лиц, видевших похитителей, на основании и в соответствии с их указаниями. В розыскную ориентировку целесообразно включать следующие признаки: пол, возраст, рост, телосложение, антропологический тип, цвет волос, цвет глаз.

В ориентировку по розыску предмета включается наименование предмета, модель, название, страна-изготовитель, фирма, торговая марка, серия, номер, год выпуска (выдачи), краткое описание предмета, дефекты, особые приметы и т.д.

Проверки по оперативно-справочным, розыскным и криминалистическим учетам. Результаты, полученные в процессе предварительных исследований следов, обнаруженных при осмотре места происшествия, данные следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий необходимо использовать для активного поиска преступников и похищенного имущества, используя существующие в системе МВД России учеты, коллекции, информационно-поисковые системы.

В этих целях следователь может направить запросы в подразделения МВД России, которые ведут учеты, коллекции и картотеки, располагают информационно-поисковыми системами, и получить данные, позволяющие делать выводы (выдвигать версии) о причастности определенного лица, предмета, вещи, имущества, транспортного средства, следа и т.п. к совершенному преступлению.

Как показывает практика, дополнительные возможности следователю в решении задач розыскной деятельности дает привлечение общественности.

Нередко важные очевидцы устанавливаются после обращения органов расследования к коллективам предприятий, организаций, учреждений (особенно тех из них, которые расположены недалеко от места происшествия) и населению с просьбой о том, чтобы лица, осведомленные об обстоятельствах преступления, сообщили об этом следователю или в милицию. Практикой выработаны следующие виды привлечения общественности к розыску: выступление следователя на собрании коллектива предприятия, организации, учреждения по месту работы подозреваемого; выступление следователя перед жителями определенного района (обычно после лекции на правовую тему); выступление следователя в средствах массовой информации (СМИ); демонстрация видеозаписи, которая содержит сведения о преступлении; организация стендов «Их разыскивает милиция» и т.п.; доставка листовок (размноженных типографским способом) по месту жительства граждан.

Допрос подозреваемого, в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 46, 75 УПК РФ, проводится немедленно после его задержания. Содержание допроса определяется характером ситуации предварительного расследования, в которой было проведено задержание (при покушении на совершение кражи, реализации похищенного имущества и т.д.), а также установленными обстоятельствами.

В ходе допроса выясняется, где, в какое время суток, каким способом и при помощи каких технических средств была совершена кража, какое имущество похищено, где оно находится, если сбыто, то каким образом и через кого, были ли у подозреваемого сообщники, их фамилии, клички, местонахождение, роль каждого соучастника в совершении кражи, какие обстоятельства облегчили ее совершение. Предъявляя имеющиеся в распоряжении следствия доказательства и задавая конкретизирующие и уточняющие вопросы, следователь стремится к детализации показаний подозреваемого. Если, например, допрашиваемый заявляет, что обнаруженные у него при обыске предметы не похищались, а принадлежат ему, рекомендуется подробно выяснить, когда, где, для чего, за какую цену он приобрел каждую вещь, кто может это подтвердить. Все показания подозреваемого подлежат тщательной проверке[103] .

В случае отказа подозреваемого отдачи показаний о краже и выдвижении им алиби, устанавливаются его обстоятельства (где находился и чем он занимался в то время, когда была совершена кража, кто может подтвердить это и др.).

Обыск у подозреваемых в краже лиц проводится как по месту их жительства, так и работы, немедленно после их обнаружения. Если к совершению кражи причастны несколько преступников, обыски по месту их жительства и работы проводятся одновременно, по правилам тактической операции, что позволяет исключить возможность предупреждения соучастниками друг друга и сокрытия ими похищенного имущества.

Цель обыска – обнаружение предметов и ценностей, добытых преступным путем; ценностей, на которые может быть наложен арест; орудий взлома, инструментов, приспособлений, при помощи которых могли совершаться преступления, заготовок для изготовления ключей, отмычек; одежды, обуви, которые были на подозреваемом в момент совершения преступления; документов, отражающих преступные связи (писем, записных книжек, фотографий), а также документов, облегчающих розыск похищенного (квитанции предприятий торговли, ломбардов и т.п.); документов, не принадлежащих подозреваемому; различного рода планов, схем, записей дат, номеров и т.п.

Обобщение практики проведения обысков с учетом психологии прячущего позволяет назвать определенные места, предметы мебели и иные объекты, где чаще всего скрывают разыскиваемое, указать отдельные предметы, говорящие о возможном использовании данных мест в качестве хранилищ, и предложить некоторые приемы их исследования.[104]

На заключительной стадии обыска составляется протокол и описи к нему, вычерчиваются планы и схемы обыскиваемых помещений, проводятся дополнительные фотосъемка и видеозапись.

Предъявление для опознания. При расследовании краж опознанию подлежат как подозреваемые лица, так и изъятое у них похищенное имущество. Объектами предъявления для опознания могут быть обнаруженные на месте происшествия предметы: технические средства (орудия взлома, инструменты), элементы одежды и другие пещи, оставленные преступником.

Таким образом, информация, собранная на первоначальном этапе расследования краж, должна быть систематизирована применительно к лицам, эпизодам преступной деятельности, проанализирована с тем, чтобы на последующем этапе ее можно было конкретизировать в целях выявления всех эпизодов преступной деятельности, установления соучастников, похищенного имущества, каналов его реализации, причин и условий, способствовавших совершению краж.

С учетом характера и обстоятельств кражи, результатов проведенных первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий могут быть выдвинуты более конкретные и достаточно обоснованные версии о лицах, причастных к преступлению.

Во всех случаях результаты первоначального этапа должны способствовать эффективности проведения последующих следственных действий, розыска лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (если он не был установлен), похищенного имущества и др.

2.2 Следственные действия на последующих этапах расследования

Последующий этап расследования краж характеризуется проведением следственных и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на развернутое доказывание.

В тех случаях, когда на первоначальном этапе расследования установить преступников не удалось, чрезвычайно важно спланировать и организовать расследование по определенным версиям. Следственная практика знает примеры, когда для работы по отдельным версиям создаются специальные следственно-оперативные группы.

При расследовании рассматриваемых преступлений чаще всего выдвигаются следующие типичные версии.

1. Преступление совершено лицами, работающими на предприятии, в учреждении, организации, перевозившими имущество, знавшими о его местонахождении.

2. Преступление совершено лицами, проживающими или работающими вблизи от места совершения преступления.

3. Преступление совершено лицами, прибывшими из другого города (преступниками-гастролерами).

4. Преступление совершено лицами, ранее совершавшими аналогичные преступления (в том числе, недавно освободившимися из мест лишения свободы, находящимися в розыске).

5. Преступление совершено лицами, знакомыми потерпевшему (материально ответственному лицу).

6. Преступление инсценировано с целью скрыть другое преступление, например, присвоение или растрату (ст. 160 УК РФ)[105] .

Дальнейшая конкретизация версий осуществляется в зависимости от оценки полученной доказательственной и ориентирующей информации. Важным фактором данного этапа является возможность тщательной подготовки следственных действий, подробного изучения личности обвиняемого и правильного выбора момента проведения тех или иных действий. Выбор их и последовательность проведения в значительной степени определяются следственной ситуацией, складывающейся после осуществления первоначальных следственных действий (табл. 4).

Таблица 4

Алгоритм следственных действий на последующих этапах расследования в разных типичных ситуациях[106]

Обстоятельства возникновения Следственные действия
Ситуация 1 Характеризуется достаточно полным объемом данных, полученных на предыдущем этапе и необходимых для доказывания всех обстоятельств и эпизодов преступной деятельности, а также полного изобличения лица, которое совершило кражу и признает свою вину. Следователь не имеет каких-либо сведений о совершении обвиняемым других преступлений. Основная задача сводится к проверке и оценке имеющихся доказательств, а также информации, полученной при допросе обвиняемого.
Ситуация 2 Собранных на начальном этапе расследования доказательств достаточно для предъявления обвинения лицу, совершившему кражу, и его изобличения, однако это лицо не признает себя виновным.

Деятельность следователя направлена на проверку доводов обвиняемого, выдвинутых в свою защиту, и их опровержение на основе имеющихся доказательств.

Ситуация 3 Собранных на первоначальном этапе доказательств недостаточно, но обвиняемый признает себя виновным и дает правдивые показания. Это происходит, как правило, при явке с повинной, когда потерпевший остается неизвестным. Основной задачей следователя является закрепление полученной от обвиняемого информации соответствующими доказательствами и дальнейшее собирание и исследование доказательств его причастности к совершенной краже.
Ситуация 4 Собранных на первоначальном этапе доказательств недостаточно и обвиняемый не признает свою вину. Такие ситуации возникают, например, при задержании лица во время реализации им похищенного имущества, когда преступник ссылается на законное его приобретение.

Основной задачей следователя в этом случае является дальнейшее собирание и исследование доказательств причастности обвиняемого к совершенной краже и проверка, уточнение и опровержение доводов, выдвинутых обвиняемым.

Ситуация 5 Доказательств достаточно относительно одного или нескольких эпизодов кражи, но имеются данные, свидетельствующие о совершении обвиняемым других преступлений Проводятся: допрос обвиняемого, очные ставки, дополнительные допросы свидетелей, потерпевших, обвиняемых, следственный эксперимент, проверка и уточнение показаний на месте, предъявление для опознания назначение судебных экспертиз.

К числу последующих следственных действий в первую очередь относится обыск, если он не производился на начальном этапе расследования. Обыску подлежат жилище и участок (приусадебный, садовый) подозреваемого или обвиняемого; обыски должны быть произведены и у связей обвиняемого, обязательно у пособников (заранее обещанное укрывательство), а также у субъектов заранее не обещанного укрывательства (ст. 316 УК РФ). Основные объекты поисков – похищенное имущество и орудия преступления.

Затем подозреваемый предъявляется для опознания свидетелям-очевидцам. Если краже предшествовала «разведка» преступника, при которой он встречался с будущим потерпевшим, то подозреваемый предъявляется и потерпевшему.

На этом этапе могут быть проведены и судебные экспертизы, которые не назначались «по горячим следам» и способствуют детальному доказыванию таких обстоятельств, как пребывание подозреваемого на месте преступления: трасологические (следы рук. обуви, зубов, орудий взлома и др.), веществ и материалов (микрообъектов), почвоведческая, биологическая, ольфакторная.

Версия об инсценировке кражи, если она на проверена на первоначальном этапе, должна также проверяться наряду с другими версиями по делу. Эффективными средствами подтверждения и разоблачения инсценировки служат осмотр места кражи, следственный эксперимент и экспертиза.

В процессе расследования тайного хищения чужого имущества нередко возникает необходимость опытным путем проверить или уточнить отдельные обстоятельства, имеющие значение для дела. К примеру, если следователь сомневается в показаниях обвиняемого о возможности проноса предмета определенного габарита через небольшой проем в стене, то опытным путем он может проверить его показания в рамках следственного эксперимента.

При инсценировке кражи экспериментальным путем бывает нетрудно установить способ проникновения на место кражи, который якобы использовали преступники, и был ли он возможен; выяснить, могло ли находиться на месте кражи то количество товаров, которое якобы было похищено; можно ли было вынести данное количество товаров в течение времени, которым располагали воры, и т. п.

Допрос обвиняемого начинается с того, что следователь выясняет отношение допрашиваемого к предъявленному обвинению. Если обвиняемый признает себя виновным в предъявленном обвинении и даст правдивые показания, возникает простая бесконфликтная ситуация. Основной задачей следователя здесь являются проверка и оценка ранее собранных доказательств, проверка и уточнение сведений, полученных из показаний допрашиваемого. В подобных случаях целесообразно детализировать обстоятельства, предшествовавшие совершению преступления, а также все обстоятельства после преступления.

При частичном признании обвиняемым своей вины следователю необходимо выяснить, какие конкретно обстоятельства и эпизоды он признает, а какие отрицает.

При совершении кражи группой в процессе допроса подозреваемых и обвиняемых помимо обычных вопросов выясняется роль каждого участника группы; устанавливается личность и роль организатора группы, ее лидера, а также личности пособников преступления – лиц, передававших информацию об объекте кражи, образе жизни потерпевших, лиц. предоставлявших орудия и средства преступления и заранее обещавших сокрытие или сбыт похищенного имущества. При круговой поруке членов группы следует начинать с.установления «слабого звена» – наименее стойкого участника преступления[107] .

Допрос обвиняемого, не признающего себя виновным, должен строиться с учетом собранных в процессе расследования доказательств.

Если допрашиваемый отказывается давать показания, то целесообразно убедить его, что отказ от дачи показаний не принесет ему пользы, а, наоборот, ухудшит его положение, что он не использует своего законного права защищаться от предъявленного обвинения. Используя те или иные тактические приемы в целях получения правдивых показаний, следователю необходимо учитывать характерные особенности личности преступника.

На последующем этапе расследования допрос свидетелей в большинстве случаев направлен на детализацию и уточнение обстоятельств совершения кражи, данных о личностных свойствах преступника, причин и условий, способствовавших совершению противоправного деяния, возможностей опознания преступников, показа места совершения преступления и т.п.

На рассматриваемом этапе предварительного следствия в качестве свидетелей допрашиваются лица, располагающие информацией о расследуемой краже и связанных с ней обстоятельствах, а также граждане, на которых ссылались в своих показаниях участники уголовного судопроизводства, лица, установленные при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, речь идет о допросе свидетелей двух категорий: первые из них ранее допрашивались, вторые – допрашиваются впервые.

Предмет допроса первой категории свидетелей зачастую не очень широк. Как правило, возникает необходимость уточнить отдельные обстоятельства совершения преступления, возможности участия допрашиваемых в других следственных действиях, таких, как предъявление для опознания, проверка и уточнение показаний на месте.

Определенная специфика имеется в допросе свидетелей, которые уклоняются давать развернутые показания, дают ложные, изменяют показания в ходе допроса и т.п. Обобщения практики расследования тайных хищений чужого имущества показывают, что такие ситуации характерны для преступлений, совершенных организованными преступными группами. Объяснить это можно тем, что члены таких групп в период расследования пытаются морально, физически, материально воздействовать на свидетелей с целью склонения их к даче показаний, выгодных преступникам.

Исходя из этого, следователь, принимая решение о допросе таких свидетелей, должен информировать оперативных уполномоченных криминальной милиции, которые могут не только высказать свои соображения по поводу целесообразности проведения допроса в определенный период времени, но и создать надлежащие тактические условия для производства следственного действия, а в необходимых случаях – принять меры, обеспечивающие безопасность свидетеля, и, кроме того, передать информацию, представляющую интерес для расследования, и т.п.

Предмет допроса второй категории свидетелей значительно шире. Кроме перечисленного, возникает необходимость получить и первичные сведения о преступлении для того, чтобы их сопоставить с теми показаниями, которые давали подозреваемый, обвиняемый, свидетели[108] .

При расследовании краж часто проводится очная ставка, направленная на устранение существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. Типичными вариантами, обусловливающими необходимость проведения очной ставки, являются противоречия в показаниях потерпевшего, свидетелей и обвиняемого (подозреваемого) относительно обстоятельства совершения кражи, размера, количества и качества украденного имущества, противоречия в показаниях соучастников относительно факта совместного совершения преступления. В каждом конкретном случае следователь сам определяет цели и тактику очной ставки.

В ходе расследования краж иногда возникает необходимость проверить показания ранее допрошенного лица (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего) путем выхода на место совершения кражи[109] .

Проверка показаний па месте чаще всего используется для уточнения по показаниям обвиняемого (реже потерпевшего или свидетеля) обстоятельств происшедшей кражи, описанной им в ходе допроса; определения осведомленности допрашиваемого о деталях обстановки места происшествия; отыскания каких-либо следов преступления или предметов, которые могут служить вещественными доказательствами; установления наличия или отсутствия профессиональных или преступных навыков у обвиняемого, необходимых для совершения кражи данным способом.

Таким образом, среди следственных действий, проводимых на последующем этапе расследования краж с проникновением в помещение, в зависимости от вида типичной ситуации применяются действия, не осуществленные на первоначальном этапе расследования, используются допросы обвиняемого и свидетелей, очная ставка, проверка и уточнение показаний на месте, экспертизы а также проводятся различные виды следственного эксперимента.


Глава 3. Пути повышения эффективности расследования и профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение

3.1 Рекомендации по оптимизации следственных действий при расследовании краж, совершенных с проникновением в помещение

Эффективность следственных действий при расследовании краж, совершенных с проникновением в помещение, во многом обусловлена их своевременностью и целесообразностью.

Критерий своевременности касается такой процедуры, как осмотр места происшествия.

Исследования показывают, что по каждой десятой краже осмотр места происшествия вообще не проводится, а следственно-оперативная группа в полном составе выезжает лишь по одному сообщению о краже из пяти поступивших. Распространены случаи несвоевременного направления на места происшествий следственно-оперативной группы.

В то же время качественное исследование обстановки совершения кражи позволяет получить максимум личностной информации, обеспечивающей раскрытие преступления. Так, бессмысленное разрушение, специфика похищенных предметов могут указывать на возраст преступников; место проникновения и его размеры – на телосложение; способ вскрытия преграды – на применяемые орудия совершения преступления, профессиональные навыки; расположение разрушенной преграды – на физическую силу, рост; результат противоправного деяния – на психологические свойства личности преступника.

Анализ ситуации, в которой произошло тайное хищение чужого имущества, позволяет определить мотивы, умысел преступника (внезапно возникший, предварительно вынашиваемый), продолжительность подготовки к преступлению и др.

Исследование предмета противоправного посягательства (цветной металл, автотранспорт, автозапчасти, компьютерная техника, теле- и видеоаппаратура, предметы антиквариата, коллекция марок, и т.д.) позволяет установить места сбыта, профессиональные навыки, связи, интересы преступника.

Многочисленные следы ног и их элементов могут указывать на такое психическое состояние, как волнение, внутреннюю несобранность. На психические отклонения могут указывать: крайняя дерзость, граничащая с безрассудством; странность при выборе предмета преступного посягательства; не вызванное необходимостью разрушение преград и предметов; отсутствие подготовительных мероприятий, облегчающих совершение преступления; привязка к определенной местности и т.д.[110]

Такое следственное действие, как следственный эксперимент, к сожалению, используется в ограниченных целях: проверяется: а) возможность восприятия каких-либо фактов; б) возможность совершения определенных действий; в) возможность наступления какого-либо события; г) выявляется последовательность происшедшего события; д) выявляется механизм образования следов.

Действительно, производство этих перечисленных в законе видов следственного эксперимента наиболее распространено при расследовании преступлений. В то же время, на наш взгляд, не будет его нарушением производство и иных видов следственного эксперимента, необходимость которых продиктована обстоятельствами конкретных уголовных дел, и проводимых в соответствии с общими процессуальными требованиями к производству этого следственного действия.

Эти законодательно сформулированные цели следственного эксперимента, способы их достижения, большинство процессуальных требований к его производству (ст. 181 УПК) практически всецело соответствуют осуществлению проверки показаний на месте (ст. 194 УПК РФ).

Как и следственный эксперимент, данное следственное действие направлено на проверку и уточнение данных (в этом случае, как, впрочем, и в большинстве видов следственного эксперимента, показаний ранее допрошенных лиц); так же как следственный эксперимент, оно заключается в воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события, демонстрации определенных действий.

Хотя ст. 181 УПК не содержит указания на такую цель следственного эксперимента, как получение новых доказательств (а ст. 194 основную цель проверки показаний на месте формулирует весьма неопределенно как «установление новых обстоятельств, имеющих значение для дела»), нет сомнений, что в ряде случаев при его производстве таковые могут быть получены.

У С. при его задержании по подозрению в совершении квартирной кражи изъяли связку ключей. В результате проведенного следственного эксперимента было установлено, что один из ключей, найденный у С., открывает замок двери квартиры, из которой совершена кража. Этот факт явился косвенным доказательством по делу, так как послужил средством установления интересующих следствие и суд обстоятельств и, в частности, позволил ответить на вопрос о том, как С. удалось проникнуть на место преступления.

«Приведенный пример, – справедливо пишут Р.С. и А.Р. Белкины, из работы которых, посвященной следственному эксперименту, мы его заимствовали, – особенно нагляден потому, что в нем путем следственного эксперимента было установлено доказательственное значение предмета (ключа), т.е. фактически получено новое вещественное доказательство»[111] .

Далее, такой следственный прием, как участие потерпевшего в осмотре места происшествия поможет определить изменения, внесенные в обстановку или в сам непосредственный предмет посягательства в результате преступления. Так, участие потерпевшего от квартирной кражи в осмотре места происшествия поможет установить места проникновения в помещение, хранения похищенных ценностей, диагностировать действия преступника при совершении кражи, изъять при осмотре документы от похищенных ценностей или образцы похищенного.

Участвуя в осмотре своей квартиры после совершения из нее кражи, потерпевшая обратила внимание следователя на то, что бутылка с остатками коньяка, стоящая на столе, до кражи нераспечатанной хранилась в серванте. Это сообщение предопределило действия следователя по выявлению на бутылке отпечатков пальцев (впоследствии обнаруженные отпечатки пальцев были идентифицированы с отпечатками пальцев ранее судимого Т.). В ходе того же осмотра потерпевшая показала, где хранится паспорт от похищенного магнитофона. Он был приобщен к протоколу осмотра, а затем использован для идентификации магнитофона, обнаруженного у К.[112]

В ряде случаев к производству обыска целесообразно привлекать потерпевшего по расследуемому делу. Думается, это не следует расценивать как нарушение закона, хотя законодатель такую рекомендацию сформулировал лишь в отношении следственного осмотра, следственного эксперимента и проверки показаний на месте.

Наиболее рациональным является участие потерпевшего в обыске по квартирной краже, поскольку предмет посягательств, как правило, составляют личные вещи, имеющие для своих хозяев индивидуальные, характерные отличительные признаки, чего нельзя, например, сказать о похищенной со склада или из магазина однородной партии стандартного товара. Участие потерпевшего в обыске по таким делам позволит более целенаправленно отыскивать похищенные у пострадавшего ценности и другие предметы.

Участвуя при производстве обыска в квартире подозреваемого, сестра погибшего среди находившихся там многочисленных предметов одежды узнала дубленку и зимнюю шапку, принадлежавшие ее брату. После этого тут же на месте обыска подозреваемый признал себя виновным в убийстве[113] .

Однако при этом необходимо сделать следующую оговорку, имеющую серьезное процессуальное и криминалистическое значение. Участвуя в обыске, потерпевший узнает, а не опознает обнаруженные предметы. Это нельзя расценивать как опознание, так как в подобных ситуациях не соблюдаются процессуальные требования к предъявлению для опознания. И поэтому предмет, узнанный при обыске потерпевшим, в дальнейшем должен быть предъявлен для опознания другим лицам, давшим показания.

Следователь вправе ограничиться изъятием добровольно выданных предметов и не производить дальнейших поисков, если нет оснований опасаться сокрытия других разыскиваемых предметов и документов.

Ситуации, при которых следователю целесообразно использовать названное право, достаточно редки, хотя и оптимальны, так как исключают необходимость дальнейших принудительных действий по отношению к обыскиваемому и другим лицам, находящимся в месте обыска. К ним можно отнести:

а) производство обыска, направленного на изъятие совершенно определенных предметов, ценностей или документов у лиц, непосредственно не причастных к совершению преступления;

б) производство обыска у лиц, чья преступная деятельность, как предполагается на данный момент следователем, ограничена конкретным эпизодом (или эпизодами), связанным с искомыми предметами или документами.

Основные направления деятельности следователя после приостанов­ления уголовного дела. Отдельно необходимо сказать о тех случаях, когда в процессе расследования не удалось установить лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого. На практике в подобном случае какие-либо активные действия следователя – большая редкость. Однако, как справедливо заметил Н. Г. Шурухнов, «работа следователя в этом направлении должна продолжаться и после приостановления производства по делу»[114] .

Однако эта деятельность следователя существенно отличается по методам и направлениям работы от процесса расследования.

После вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (по ст. 158 УК РФ), местонахождение которого неизвестно, целесообразно объявить розыск и поручить его органу дознания, что не противоречит нововведениям УПК РФ.

Объявление розыска следователем по своей природе является процессуальным решением: основания и условия этого решения сформулированы уголовно-процессуальным законом. Розыск должен быть объявлен немедленно, как только возникнут основания и будут созданы условия, делающие возможным принятие данного решения.

В соответствии с законом обстоятельством, влекущим за собой розыск обвиняемого, является неизвестность местонахождения последнего. Однако для того чтобы служить основанием процессуального решения об объявлении розыска, неизвестность местопребывания обвиняемого должна быть доказана, т.е. установлена фактическими данными, содержащимися в источниках, предусмотренных уголовно-процессуальными нормами. По смыслу закона к моменту объявления розыска не требуется обязательного установления причин, по которым неизвестно местонахождение обвиняемого. Это объясняется тем, что розыск может быть объявлен и до приостановления производства, когда еще не выполнены все возможные в отсутствие обвиняемого следственные действия.

При наличии основания к объявлению розыска обвиняемого следователь должен обеспечить выполнение ряда условий: привлечение скрывшегося лица в качестве обвиняемого; избрание меры пресечения, способной предотвратить повторное уклонение его от следствия или суда. Следователь, не избравший в отношении скрывшегося обвиняемого меру пресечения к моменту объявления розыска, ставит в затруднительное положение органы дознания, ибо подзаконные акты не регламентируют действий органа дознания при обнаружении на обслуживаемой территории обвиняемого, в отношении которого не избрана мера пресечения. Все это создает условия для повторного уклонения лица от следствия.

Постановление об объявлении розыска должно быть без промедления направлено в орган дознания, которому поручается осуществление мероприятий по установлению местонахождения обвиняемого. К постановлению целесообразно приложить: копию постановления об избрании меры пресечения, ориентировку (желательно с копией фотографии обвиняемого), иные материалы, обеспечивающие целенаправленность розыска.

Если обвиняемый скрылся до предъявления ему обвинения, то после его обнаружения в течение времени, необходимого на пересылку постановления на этапирование и препровождение его по этапу, он содержится под стражей без предъявления обвинения. По смыслу же уголовно-процессуального законодательства обвинение должно быть предъявлено разысканному в кратчайший срок, ибо препятствующие тому обстоятельства уже устранены.

После объявления розыска скрывшегося обвиняемого следователь должен использовать все предоставленные ему законом средства для более глубокого изучения личности обвиняемого, его связей и, в конечном счете, обнаружения разыскиваемого. Эта задача следователя, как и на предыдущих этапах розыска, сочетается с установлением обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В результате осуществления запланированных розыскных мероприятий одни ранее сконструированные версии отпадают и выдвигаются новые. Этот процесс продолжается до тех пор, пока розыск не увенчается успехом (либо пока уголовное дело не будет прекращено за истечением сроков давности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности). Проверка версий о местонахождении обвиняемого, а следовательно, и деятельность субъектов розыска существенно затрудняется и теряет эффективность без обоснованного и постоянно корректируемого плана розыска.

Деятельность следователя в этот период специфична по средствам и методам, так как осуществляется без производства следственных действий2.

В этот период можно выделить следующие типичные направления деятельности следователя:

– ведение учета приостановленных дел (путем составления списков, картотек, введения в память ЭВМ), их анализ и сопоставление по способу и месту совершения преступления, предмету преступного посягательства, применяемым орудиям совершения противоправного деяния и т.п. Полученная таким образом информация используется для построения розыскных версий, информирования органа дознания, ведущего розыск;

– изучение аналогичных уголовных дел, выявление преступлений, которые могли быть совершены одними лицами;

– направление запросов и ориентировок;

– изучение суточной и декадной оперативной информации, ориентировок, поступивших из других регионов;

– проверка заявлений о явке с повинной, поступающих из мест лишения свободы от осужденных;

– выезд в места лишения свободы для бесед с осужденными, которые могли быть причастны к нераскрытым преступлениям;

– истребование материалов и уголовных дел об аналогичных преступлениях, в том числе и тех, которые рассмотрены судом;

– направление поручений органу дознания о проверке по оперативным делам о причастности к нераскрытым преступлениям, о предварительной проверке лиц, заподозренных в причастности к нераскрытому преступлению; об организации оперативной работы в отношении задержанных и арестованных, о выявлении оперативным путем преступников, потерпевших и свидетелей, о направлении заданий в оперативные отделы исправительных учреждений о проверке конкретных лиц на причастность к нераскрытым преступлениям, о направлении ориентировок о нераскрытых преступлениях и заподозренных лицах в другие аппараты органов внутренних дел.

В случае необходимости для уточнения отдельных деталей следователь вправе, не возобновляя производства по делу, опросить потерпевших и свидетелей по частным вопросам, связанным с уточнением отдельных обстоятельств.

3.2 Меры профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение

Социально-экономические преобразования в Российской Федерации, в частности, внутренний кризис 2008 г., принесли не только ожидаемые перемены, но и высокую инфляцию, безработицу, всплеск преступности. Растет и число преступлений, связанных с кражами, совершаемыми с незаконным проникновением

Пострадать от кражи, совершенной с проникновением в помещение, может практически каждый гражданин либо организация – настолько распространено и легко осуществимо в наши дни данное преступление.

Меры профилактики подобных краж должны быть направлены в первую очередь на профилактику виктимности.

В настоящее время многие граждане начали активно заниматься обеспечением сохранности своей собственности. Практически все первые этажи жилых помещений к концу текущего десятилетия превратились в неприступные крепости: зарешеченные окна, различного рода сигнализации и т.д. Эти меры профилактики дали возможность обезопасить от преступников большинство квартир и иных помещений.

Проникновение в хорошо укрепленные квартиры, склады и офисы стало весьма затруднительным и требует от преступников определенной подготовки, специальных орудий, способствующих совершению преступлений, и значительных физических усилий.

Тем не менее проблема краж, совершаемых с незаконным проникновением в помещение, остается злободневной.

На этом фоне неосторожность (непредусмотрительность) потерпевших выглядит довольно странно, если учесть, что значительная, если не большая часть граждан отлично понимают виктимность сегодняшней криминальной обстановки, обращая внимание даже на психологию преступников: по мнению большинства опрошенных(52 %), для преступников наиболее «привлекательны» укрепленные входные двери, а 36 % из них считают, что воры больше всего внимания обращают на красиво оформленную дверь[115] .

Среди различных способов предотвращения краж 46 % опрошенных отдают предпочтение установке охранной сигнализации; 34 % считают необходимым укрепить двери и поставить решетки на окна, а 24 % – завести собаку. Предпринять все вышеперечисленные меры предлагают 12 % респондентов, 2,0 % опрошенных избрали в качестве способа защиты от краж «не иметь ничего»[116] .

Несмотря на такую осведомленность, многие жилища, хранилища имущества слабо технически защищены. Особенно облегчено проникновение в садовые домики, дачи и в пустующие в зимнее время деревенские дома.

С другой стороны, ситуативные преступные группы, совершающие кражи, становятся организованными и приходят на замену ворам-одиночкам, случайно образовавшимся группам. Число краж, совершаемых организованными преступными группами, неуклонно растет.

Представляется, что эта тенденция является следствием диалектического развития любого явления, в том числе и преступности. Ее развитие влечет за собой создание сложных криминальных объединений, способных совершать более дерзкие, более квалифицированные преступления, создавать условия для их совершения и сокрытия следов преступления.

В плане практического предотвращения краж личного имущества не имеют виктимологического значения ситуации, в которых потерпевшие объективно бессильны вмешаться в действия преступников, а с точки зрения технического обеспечения сохранности своего имущества сделали все реально возможное. Нельзя считать беспечным отношением к сохранности своего имущества, если собственник не имеет необходимых средств для этого или расходы на обеспечение сохранности представляются ему чрезмерными.

Так, далеко не все собственники имеют возможность установить сигнализацию и оплачивать ее, установить противоугонные устройства, кодовые замки, домофоны, сейфы, завести больших собак. Однако всем доступны простейшие и относительно недорогие средства обеспечения сохранности своего имущества: стальные двери, открывающиеся наружу двери, дверные цепочки, надежные замки, общая дверь на лестничной площадке, тем более – система соседского присмотра, взаимонаблюдения, оставление включенного света и радио при уходе из дома и т. д.

Что касается возникновения ситуаций, чреватых возможностью совершения краж личного имущества из-за негативного поведения потерпевших, то существенным резервом эффективности профилактической работы является своевременное выявление таких лиц и активное воздействие на них с целью устранения условий, способствующих совершению краж.

Наиболее успешное предотвращение краж личного имущества граждан возможно лишь при учете негативных обстоятельств, связанных с поведением потерпевших в самых различных вариантах. Профилактические меры виктимологического содержания должны включать (в самом общем виде):

а) правовую пропаганду, разъяснительную работу среди населения, имеющую целью показать гражданам опасность и распространенность краж, способы действий и уловки преступников. Использовать здесь можно и средства массовой информации, и предупредительные плакаты типа «ищите преступника», индивидуальные беседы и т. д.;

б) меры по активизации населения, направленные на то, чтобы граждане устанавливали индивидуальные средства технической укрепленности квартир, в том числе и сигнализацию;

в) меры, обеспечивающие возможность сохранности имущества лиц, проживающих в общежитиях, гостиницах – организацию камер хранения, соответствующую подготовку и обучение работников гостиниц, общежитий;

г) непосредственное наблюдение за лицами, ведущими себя неосмотрительно в общественных местах, торговых предприятиях, на вокзалах и т. д.;

д) индивидуальную работу с лицами негативного и в то же время опасного для них (точнее, для их имущества) поведения; своеобразную виктимологическую индивидуальную профилактику[117] .

Перечень предупредительных мероприятий виктимологического характера этим не исчерпывается. В практической деятельности органов внутренних дел, богатой разновидностями конкретных ситуаций, он может быть дополнен и углублен.

Не менее, чем виктимологические, важны и технические меры профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение.

Совершению квартирных краж сп особствует, на наш взгляд, ряд обстоятельств. Благоустроенные отдельные квартиры планируются и строятся без необходимых средств защиты от возможного проникновения преступников. Одинарные входные двери, типовые замки, открытые лоджи и на первых этажах, отсутствие, как правило, переговорных устройств в подъездах, слабое внедрение защитных устройств в виде централизованной и звуковой сигнализации облегчают совершение квартирных краж.

Технически проблему предупреждения краж, совершаемых с незаконным проникновением, можно решить уже на стадии проектирования и строительства жилья и прочих объектов инфраструктуры. Это предполагает объединение усилий криминологов, архитекторов и строителей, с обязательным учетом требований обеспечения безопасности имущества жителей.

Технически обусловленное предупреждение воровской преступности включает в себя целый комплекс мер, начиная от установки замков, сигнализации и других приспособлений, предохраняющих от взлома, и заканчивая планировкой и реконструкцией целых кварталов и городов.

Больше всего квартирных краж совершается в тех домах, которые расположены на самых людных и сходных улицах. Проектирование и планировка городов могут серьезно помочь жителям установить контроль за своей непосредственной средой обитания; для этого создаются горизонтальные и вертикальные системы подъезда и сквозного прохода[118] .

Немаловажное значение для решения этой задачи имеют градостроительство и архитектура, которые должны способствовать развитию у жителей духа территориальной общности, направленной на заботу о своем владении и владении своего соседа. В данном случае важно все: и ограждения вокруг домов, и место расположения игровых площадок, и расположение подземных гаражей, освещенность улиц, планировка зданий.

Важной частью защиты пространства является такое планирование, которое позволяет жителям быстро отличать своего соседа от вторгающегося чужого. Вряд ли какой-нибудь преступник решится совершить наказуемое деяние в таком доме, где, как он знает, его легко могут узнать. Отсюда необходимо добиваться, чтобы все соседи знали друг друга. Главной задачей здесь является ликвидация анонимности и социальной изоляции людей.

Наконец, решающее значение для профилактики краж с проникновением имеют меры оперативно-розыскного характера.

Органы внутренних дел оказывают непосредственное влияние по предупреждению краж. Проблемы предупреждения краж чужого имущества заключаются не только в общей и частной превенции, как и в каждодневном традиционном упреждении преступлений, но и в выявлении лиц, занимающихся воровством, в частности, в разобщении криминальных групп на стадии их возникновения и сплачивания. На первый план выдвигается индивидуальная профилактика, в том числе и оперативно-розыскная. При этом оперативно-розыскная профилактика должна отличаться своим специальным предназначением и особой целенаправленностью. Средством же достижения цели является информация, главным образом разведывательная[119] .

Эффективность органов внутренних дел напрямую зависит от тех сил и средств, которыми они располагают на момент оценки оперативной обстановки. Эти силы и средства состоят из штатной расстановки личного состава, то есть нормативной и фактической численностью личного состава органов внутренних дел, наличия сил оперативного реагирования, системы комплектования уровня физической подготовки сотрудников.

Выделяются два этапа деятельности по специально-криминологическому предупреждению краж:

1) выявление причин и условий, установление лиц, замышляющих или подготавливающих кражи; получение полной и ясной информации гласными и негласными средствами;

2) проведение собственно оперативно-розыскных мероприятий, направленных на устранение выявленных причин и условий, работа по предотвращению замышляемых и пресечению подготавливаемых преступлений[120] .

Специфика здесь в том, что объектом оперативно-розыскной профилактики являются именно замышляемые и подготавливаемые кражи. Поэтому объективная оценка оперативной обстановки возможна лишь в результате учета оперативного анализа не только всех краж, но главным образом замышляемых и подготавливаемых. Особое значение имеют материалы, добытые оперативно-разыскным путем. Вся эта информация – основа профилактической деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью, уголовного розыска.

В процессе предупреждения краж работники уголовного розыска и подразделений по борьбе с организованной преступностью проводят оперативно-розыскные мероприятия путем непосредственного применения средств и методов оперативно-розыскного характера в целях выявления и устранения причин и условий этих преступлений, а также выявления лиц, замышляющих и подготавливающих кражи. При этом решаются и другие вопросы: анализ профилактической деятельности подразделений; обобщение положительного опыта работы; взаимодействие с другими государственными органами и общественностью, предприятиями и учреждениями; распространение положительного опыта; методическое обеспечение профилактической деятельности; взаимодействие с другими службами и подразделениями органов внутренних дел.

Практика показывает, что остро стоит проблема информационного обеспечения профилактики краж, осуществляемой различными службами и подразделениями органов внутренних дел. Необходим единый информационный массив, а также раздельно по службам и подразделениям соответствующие банки криминологически значимой информации.

Для успешного решения проблем взаимодействия необходим обмен информацией о рассматриваемых преступлениях между заинтересованными службами и подразделениями органов внутренних дел. Однако в целом вся эта информация, по нашему мнению, должна находиться в подразделениях по борьбе с организованной преступностью и уголовного розыска.

Анализ практики показывает, что эти подразделения, осуществляя свою деятельность в условиях сложной оперативной обстановки, в частности, связанных с большим остатком нераскрытых преступлений, сосредоточивают главное внимание на раскрытии краж, розыске и задержании лиц, совершивших их, нередко считая специально-криминологическое предупреждение этих деяний делом второстепенным.

Между тем именно предупредительная работа должна быть приоритетом в деятельности подразделений УУР и УБОП по раскрытию краж, розыску и задержанию лиц, совершающих эти преступления.

Предупреждение краж, осуществляемое следственными подразделениями, также является важным направлением работы органов внутренних дел. Расследуя данные деяния, изобличая лиц, совершивших эти преступления, привлекая их к уголовной ответственности, предварительное следствие вносит тем самым весомый вклад в профилактическую деятельность органов внутренних дел. Под предупредительной деятельностью следственных подразделений применительно к рассматриваемым преступлениям понимается выявление в процессе расследования уголовных дел причин и условий, способствующих совершению указанных преступлений, принятие мер к их устранению, оказание профилактического воздействия на лиц, совершивших кражи, с тем, чтобы они не совершали новых тождественных преступлений. Именно такая профилактическая деятельность должна быть характерной для следственных подразделений органов внутренних дел.

Закон устанавливает, что при производстве предварительного следствия следователь обязан выяснять причины и условия, способствующие совершению преступлений, принимать меры к их устранению, вносить в соответствующие предприятия, учреждения и общественные организации представления о принятии мер по устранению этих причин и условий. Соответствующие предприятия, учреждения и организации обязаны не позже чем в месячный срок рассмотреть представление, принять необходимые меры и сообщить об этом следователю (ч. 2 ст. 158 УПК РФ). Отслеживание такой реакции на сообщения существенно повышает эффективность профилактической деятельности.

Деятельность участковых инспекторов милиции по предупреждению краж носит в силу их возможностей преимущественно общепрофилактический характер. Но когда существует тесное взаимодействие данной службы с другими службами, появляются более широкие возможности для непосредственного воздействия на ситуацию, складывающуюся в сфере борьбы с рассматриваемыми преступлениями. Рассмотрим особенности этой службы, на которые следует обратить внимание с точки зрения выполнения задач профилактики изучаемых преступлений.

1. Глубокое знание обстановки, населения на своем участке позволяет своевременно информировать другие службы, в частности уголовный розыск, о лицах, представляющих интерес с точки зрения целесообразности применения к ним мер профилактического воздействия.

2. Связь со службой уголовного розыска, получение информации о категориях потенциальных потерпевших. Знание жителей на своем участке позволяет участковому инспектору вести целенаправленную, конкретную виктимологическую профилактику среди населения, корректируя данную работу в зависимости от изменения обстановки. Хотя трудно точно подсчитать количество предотвращенных преступлений, но, исходя из данных о совершении краж на обслуживаемом участке, об остатке нераскрытых преступлений этого вида, можно судить об эффективности профилактики.

Деятельность патрульно-постовой службы может оказаться полезной в том случае, если при установлении маршрутов патрулирования будет учтено расположение мест наиболее частого совершения краж, работники данной службы своевременно станут оповещаться о приметах преступников. Это будет способствовать задержанию, а следовательно, пресечению преступной деятельности лиц, совершающих хищения.

От службы дежурной части требуется оперативное реагирование на сигналы о совершенных преступлениях, правильная организация поиска преступников по «горячим следам», своевременное направление информации в соседние регионы и другие заинтересованные службы. Одной из мер совершенствования ими профилактики является улучшение организации взаимодействия и оперативного реагирования на сигналы о возможном совершении краж.

Служба вневедомственной охраны в вопросе профилактики краж также имеет немаловажное значение. С развитием технической оснащенности эта служба играет все большую роль в сокращении количества данных преступлений и своевременном задержании лиц, их совершающих. Профилактическую роль службы вневедомственной охраны следует рассматривать прежде всего как увеличение числа квартир, частных домов, дач, которые будут поставлены под охрану, снабжены сигнализацией.

Не всегда возможно предусмотреть и реализовать все конкретные меры, необходимые для воздействия на факторы, способствующие противоправному поведению, тем не менее планирование специально-криминологических мероприятий является объективной необходимостью и правовым предписанием.

Субъекты профилактики сами обязаны решать, как им применить тот или иной прием в конкретной жизненной ситуации. Значит, они, руководствуясь профессиональными правилами и моральными принципами, имеют свободу выбора тактических приемов и могут применять их в зависимости от сложившейся ситуации в каждом конкретном случае. Все это должно происходить обязательно в рамках, установленных законом.

Выбор и тактика использования конкретных приемов и методов профилактического воздействия почти всегда определяются особенностями объекта, в отношении которого осуществляется такое воздействие, а также зависят от того, на каком этапе развития антиобщественной деятельности конкретных лиц те или иные меры приходится применять. Одним из главных направлений специально-криминологической работы с лицами, склонными к совершению краж, является тщательное изучение данных, характеризующих личность, сведений об образе жизни, условиях социальной среды, обстоятельств совершения преступления.

Работу с ранее судимыми необходимо начинать с обязательного ознакомления с приговором суда по уголовному делу. В необходимых случаях можно ознакомиться в архиве с материалами уголовного дела.

Если лицо отбывало наказание в местах лишения свободы, то субъекту профилактики не мешает ознакомиться с поведением профилактируемого при отбывании наказания – затребовать сведения из мест лишения свободы. В данных сведениях содержится важная информация, позволяющая определить необходимость профилактического воздействия.

Такое ознакомление позволит получить более полное представление о мотивации преступного поведения.

Подробное изучение документальных данных позволило без контакта с профилактируемым получить представление о том, под воздействием каких обстоятельств формировалась его личность.

Изучение индивидуальных особенностей личности должно завершаться составлением прогноза его поведения. Степень вероятности совершения преступления профилактируемым обычно определяется субъектом профилактики интуитивно, основываясь на личном опыте работы.

Легче всего прогнозировать поведение ранее судимых лиц, отбывавших наказание за совершение краж. Сложнее строить прогнозы в отношении лиц, ранее не судимых. Однако и здесь нет оснований для пессимистических выводов. Ю.В. Солопанов и А.П. Иващенко отмечают, что при прогнозировании вероятности совершения преступлений со стороны ранее не судимых лиц отсутствие юридически значимого факта – уголовно наказуемого деяния заставляет обращаться к иным признакам-индикаторам, свидетельствующим о том, что лицо может встать на преступный путь. Главное место в таких случаях приобретает метод аналогии, сравнение типичного пути к преступлению, уже пройденного преступниками различных типов, с поведением несудимых лиц[121] .

Применение прогноза индивидуального преступного поведения позволяет сконцентрировать усилия профилактического воздействия на лицах, требующих внимания, дает возможность исключить формальный подход, когда в качестве критерия постановки лица на списочный учет берется лишь тяжесть совершенного ранее деяния, а не степень вероятности рецидива с его стороны.

В целях успешного профилактического воздействия на подопечного субъекты профилактики должны знать способы воздействия, овладеть методами убеждения и принуждения, правильно сочетая их в своей работе.

В современных условиях подлежат осуществлению общесоциальные меры, направленные на адресную поддержку граждан, оказавшихся наиболее уязвимыми в социальном плане и поэтому способных прибегнуть к тайному хищению чужого имущества для разрешения своих материальных проблем,[122] однако для нашего государства поддержка неблагополучных и малообеспеченных – аспект, требующий значительного пересмотра и совершенствования.

Одним из критериев применительно к общесоциальным мерам профилактики воровской преступности, имеющим универсальный, но до сих пор неофициальный характер, является общественное мнение[123] . Безусловно, одного общественного мнения недостаточно для профессиональной оценки эффективности антикриминальной деятельности милиции. Тем не менее оно весьма ярко свидетельствует о социальном спокойствии нации, которое, в свою очередь, во многом зависит от состояния преступности.

Большие надежды в связи с этим возлагаются на реализацию принятого 30 декабря 2007 г. Приказа МВД России № 1246 «О повышении эффективности изучения общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности ОВД РФ на основе использования вневедомственных источников социологической информации»[124] .

Это один из первых нормативных актов, определяющий основные понятия и порядок организации работ по изучению общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, основанного не на статистических источниках, которые крайне недостаточно и неполно отражали характеристики и состояние организованной преступности, а на основе использования вневедомственных источников социологической информации. Предусматривается, что аналитический отчет будет содержать:

– анализ состояния защищенности граждан от противоправных посягательств;

– анализ социальных рисков и опасений граждан;

– анализ уровня виктимности населения по различным видам преступлений;

– характеристику взаимоотношений органов внутренних дел Российской Федерации с потерпевшими и заявителями (оперативность реагирования на заявления, сообщения граждан о преступлениях и происшествиях);

– оценку эффективности работы органов внутренних дел Российской Федерации по обеспечению защищенности граждан от противоправных посягательств;

– анализ воздействия средств массовой информации и личного опыта граждан на характер оценки качества работы органов внутренних дел Российской Федерации.

Представляется, что реализация вышеуказанного Приказа позволит не только получить максимально полное мнение населения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, но и определить действительно приоритетные направления деятельности государства в целом и такого специализированного субъекта, как органы внутренних дел, в частности в вопросах противодействия корыстной преступности в современных условиях.

В комплекс профилактики краж с проникновением необходимо включать и меры психологической направленности. В частности, план работы с потенциальным преступником необходимо разрабатывать на основе всестороннего изучения личностных свойств профилактируемого, анализа совершенного им преступления, его мотивов, степени вероятности совершения нового преступления. Составление плана предусматривает постановку его стратегической задачи – исправление лица, склонного к совершению преступления. План профилактической работы в каждом конкретном случае строго индивидуален.

Одной из мер, направленных на улучшение профилактической работы, является выявление несовершеннолетних с признаками моральной деформации в виде формирующейся или уже сформировавшейся корыстной преступной ориентации, постановка их при наличии необходимых оснований на специальный учет.

Таким образом, базой профилактической деятельности должно стать комплексное использование органами внутренних дел возможностей виктимологической профилактики в совокупности с иными ситуационными предупредительными мерами, ориентированными в первую очередь на конкретную личность, что, несомненно, будет способствовать снижению уровня корыстной преступности, а следовательно – и обеспечению безопасности населения России. Данный вывод базируется на требовании Конституции Российской Федерации о защите человека и гражданина, его чести и достоинства, прав и свобод, жизни и здоровья, имущества.


Заключение

Российская Федерация вступает в Европейское и мировое сообщество с осознанием необходимости усиления борьбы с преступностью. В этом направлении сделано уже немало: с учетом международных стандартов модернизировано уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство; на качественно ином уровне решаются задачи межгосударственного взаимодействия по вопросам противодействия и профилактики преступности; глубокие преобразования коснулись отечественных правоохранительной и судебной систем.

Вместе с тем учеными и практиками не всегда адекватно оценивается, казалось бы, очевидная закономерность: реализация законодательных, политических, социально-экономических и иных мер борьбы с преступностью должна поддерживаться если не опережающим, то, как минимум, синхронным развитием криминалистики. Наиболее ощутимым и наглядным свидетельством развития данной науки является внедрение эффективных методик расследования. Между тем процесс активной криминализации отдельных видов посягательств, а так же их декриминализации, и прежде всего в сфере экономической деятельности, значительно опережает создание соответствующих методик.

Современное состояние криминальной ситуации в России характеризуется резким обострением негативных тенденций и процессов, связанных с преступностью. Это особенно проявляется в структуре корыстной преступности, увеличение которой в последние годы происходит в основном за счет роста краж чужого имущества, совершаемых с незаконным проникновением в помещение.

Кражи чужого имущества являются самым распространенным деянием из всех преступлений, известных уголовному кодексу РФ, и уже в силу одного этого факта представляют повышенную степень общественной опасности для экономических интересов граждан государства.

Своевременная организация раскрытия и расследования преступлений против собственности, в том числе краж, совершаемых с незаконным проникновением в помещение, выявление причин и условий, способствующих их совершению, может оказать влияние на их уменьшение и на состояние преступности в целом.

Эффективность расследования и показатели раскрываемости тайных хищений чужого имущества, совершенных с проникновением в помещение, непосредственно зависят от активности процесса расследования, что предполагает:

– своевременное получение информации о совершении краж;

– незамедлительный выезд следственно-оперативной группы для осмотра места происшествия;

– эффективное обеспечение работы полного состава следственно-оперативной группы на месте происшествия с использованием современных научно-технических средств и применением криминалистических методов;

– максимальное и своевременное извлечение информации из следов и предметов, обнаруженных на месте происшествия;

– незамедлительное использование и проверка (в том числе по оперативно-справочным, розыскным и криминалистическим учетам, экспертно-криминалистическим коллекциям и картотекам, информационно-поисковым системам) информации, полученной при проведении первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

– умелый анализ предварительно полученной информации о преступлении и сопоставление с данными региональной криминалистической характеристики данного вида, в целях выбора наиболее оптимальных направлений расследования уже на первоначальном этапе расследования;

– качественное проведение следственных действий;

– надлежащее взаимодействие следователя с подразделениями криминальной милиции, экспертно-криминалистическими и, в необходимых случаях, со специальными подразделениями милиции.

При расследовании краж подлежат установлению следующие обстоятельства: имел ли место факт кражи (в практике нер едки случаи ошибочного заявления о краже и факты инсценировки кражи); время, место и способ совершения кражи; использовались ли преступником технические средства и какие именно; у кого совершена кража и кому принадлежит похищенное имущество; какие вещи похищены, их приметы; размер причиненного ущерба; где находится украденное имущество; кто совершил кражу, количество преступников, роль каждого из них при совершении преступления, был ли между ними предварительный сговор, не совершены ли преступником другие кражи; какие обстоятельства способствовали совершению кражи.

Активность расследования, разумеется, не исчерпывается насту-пательностью действий следователя только на первоначальном этапе. Целенаправленная работа по уголовному делу должна осуществляться и на последующем этапе расследования. В этот период также должен проводиться комплекс следственных действий, обеспечивающих полноту и объективность этого специфического процесса.

К сожалению, приходится констатировать, что следователи не всегда проводят следственные действия, которые диктуются необходимостью. К их числу относятся: предъявление для опознания, следственный эксперимент, проверка и уточнение показаний на месте, экспертизы. К тому же при их проведении допускается множество процессуальных и тактических ошибок. А ведь специфика перечисленных следственных действий состоит в том, что при их проведении удается не только проверить собранные по делу доказательства, но и получить новые.

В данной работе предлагаются следующие меры по оптимизации следственных действий при расследовании краж, совершенных с проникновением в помещение:

– обязательность осмотра места происшествия;

– участие потерпевшего в осмотре места происшествия;

– использование следственного эксперимента и проверки показаний на месте не только для уточнения данных, но и для получения новых доказательств по делу;

– привлечение потерпевшего к производству обыска у подозреваемого по расследуемому делу (участвуя в обыске, потерпевший именно узнает, а не опознает похищенное имущество);

– продолжение активной деятельности следователя после приостановления уголовного дела (объявление розыска подозреваемого, изучение аналогичных уголовных дел, уточнение различных обстоятельств по данному делу и т.д.)

В данной работе рекомендуется ряд мер профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение, включающих:

– профилактика виктимности;

– технические меры профилактики краж, совершенных с проникновением в помещение;

– меры оперативно-розыскного характера;

– общесоциальные меры;

– меры психологической и психокоррекционной направленности.

Действующие уголовно-процессуальные нормы нельзя считать незыблемыми. Они так же, как и практика их применения, нуждаются в постоянном совершенствовании. Надеемся, что предпринятая в данной работе попытка исследования сложных вопросов расследования краж с проникновением, а также внесенные на этой основе предложения, будут способствовать такому совершенствованию.


список использованной литературы

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря. – № 237.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (в ред. от 26.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – 07 января. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в ред. от 25.12.2008 // Собрание законодательства РФ. – 2001. – 24 декабря. – №52 (ч. I). – Ст. 4921.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 25.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – 17 июня. – №25. – Ст. 2954.

5. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (в ред. от 01.09.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – 01 января. – № 1. – Ст. 16.

6. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от 26.12.2008) // Собрании законодательства РФ. – 1995. – 14 августа. – № 33. – Ст. 3349.

7. О повышении эффективности изучения общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности ОВД РФ на основе использования вневедомственных источников социологической информации: Приказ МВД России № 1246 от 30 декабря 2007 г.

8. Об актуальных проблемах сохранения музейного фонда российской федерации: Письмо Минкультуры РФ от 24.03.2000 № 01-52/16-14 (Извлечение) // Библиотека и закон. – 2007. – Вып. 22.


Судебная практика:

9. Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, 2003-2004 г.

10. БВС РФ. – 1997. – № 6. – С. 19.

11. БВС РФ. – 2001. – № 7. – С. 16.

12. БВС РФ. – 2002. – № 1. – С. 21.

13. БВС РФ. – 2002. – № 4. – С. 12.

14. БВС РФ. – 2003. – № 9. – С. 14.

15. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Сборник постановлений Пленумов Верховного суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. / С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. – С. 208–211.

16. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 // БВС РФ. – 2003. – № 2. – С. 70–74.

17. Обвинительное заключение по уголовному делу № 031015097. По материалам следственного отделения Привокзального РОВД г. Тулы за 1997 г.

18. Обвинительное заключение по уголовному делу № 031122496. Материалы следственного отделения Привокзального РОВД г. Тулы за 1997 г.

19. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 78-098-67.

20. Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981 – 1988). – М.: Известия, 1989. – С. 117.

21. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1971–1979. – М.: Известия, 1981. С. 513–515.

22. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М.: СПАРК, 1995. – С. 240–241.

Литература:

23. Абрамовский Р. А. К вопросу о личности преступника, совершающего ненасильственные хищения из жилищ / Р. А. Абрамовский // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал. - Челябинск: Изд-во ЧелГУ, 2007. – № 2. – С. 101–107.

24. Абрамовский Р. А. Незаконное проникновение в жилище как способ хищения / Р. А. Абрамовский // Южно-Уральский юридический вестник. Научно-практический журнал. – Челябинск, 2006. – № 6. – С. 107–108.

25. Ананич В. А. Условия эффективности общей профилактики преступлений, осуществляемой органами внутренних дел: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / В. А. Ананич. – М.: Б. и., 1983. – 12 с.

26. Антонян Ю. М. Личность корыстного преступника / Ю. М. Антонян, В. П. Голубев, Ю. Н. Кудряков. – Изд-во Томск. ун-та, 1989. – 145 с.

27. Антонян Ю. М. Психология преступника и расследования преступлений / Ю. М. Антонян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов. – М.: Юрист, 1996. – 336 с.

28. Арефьев А. Ю. Проблемы виктимологической профилактики квартирных краж, грабежей и разбойных нападений на квартиры: Дис. ... канд. юрид. наук / А. Ю. Арефьев – Н. Новгород: Министерство
внутренних дел РФ. Нижегородская высшая школа, 1994.

29. Баев О. Я., Солодов Д. А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России / О. Я. Баев, Д. А. Солодов // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008

30. Безверхов А. Собственность и имущественные отношения в уголовном праве / А. Безверхов // Законодательство. – 2002. – № 12. – С. 50–56.

31. Белкин А. Р., Белкин Р. С. Эксперимент в уголовном судопроизводстве: Метод. пособие / А. Р. Белкин, Р. С. Белкин. – ИНФРА-М; НОРМА, 1997. – 160 с.

32. Белоусов В. Осмотр места происшествия в жилище и осмотр жилища / В. Белоусов // Уголовное право. – 2005. – № 3. – С. 70–72.

33. Борзенков Г. Преступления против собственности в новом УК РФ / Г. Борзенков // Юридический мир. – 1997. – № 6-7. – С. 39–50.

34. Бочкарева Г. Г. Психологическая характеристика мотивационной сферы подростков-правонарушителей / Г. Г. Бочкарева // Изучение мотивации поведения детей и подростков / Под ред. Л. И. Божович, Л. В. Благонадежиной. – М.: Педагогика, 1972. – С. 259 – 260.

35. Васильченко А. Разграничение мелкого хищения и уголовно-наказуемых форм хищения / А. Васильченко // Уголовное право. – 2003. – № 4. – С. 12–14.

36. Веременко М. В. Правовые вопросы организации борьбы с кражами из автотранспортных средств / М.В. Веременко // Российский следователь. – 2006. – № 9. – С. 41–43.

37. Верин В. П. Преступления в сфере экономики: Учеб.-практ. пособие / В. П. Верин. – М.: Дело, 1999. – 200 с.

38. Винокуров В., Шелестюков В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны / В. Винокуров, В. Шелестюков // Уголовное право. – 2006. – № 6. – С. 15–19.

39. Власенко Н., Иванов А. Осмотр жилища / Н. Власенко, А. Иванов // Законность. – 2004. – № 11. – С. 25–27.

40. Волков Б. С. Мотивы преступлений / Б. С. Волков. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1982. – 152 с.

41. Вырастайкин В. Мелкое хищение – не мелочь / В. Вырастайкин // Российская юстиция. – 2000. – № 7. – С. 45–46.

42. Гальперин И. Кража с проникновением в жилище / И. Гальперин // Социалистическая законность. – 1983. – № 11. – С. 43–45.

43. Гальперин И. М. Уголовная ответственность за кражу социалистического имущества с проникновением в помещение или иное хранилище / И.М. Гальперин, В.С. Минская, Т.Ю. Орешкина. – М.: Изд-во ВНИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1988. – 24 с.

44. Гармаев Ю. П. Методика расследования преступлений: правоприменительная практика и комментарии законодательства / Ю. П. Гармаев // М.: Консультант Плюс, 2003. – 134 с.

45. Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов / М. И. Еникеев. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2001. – 517 с.

46. Завидов Б.Д. Кража. Уголовно-правовой анализ диспозиции состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ: Практ. пособие / Б.Д. Завидов. – М.: ПРИОР, 2002. – 32 с.

47. Зайналабидов А. Преступная деятельность в форме тайного хищения чужого имущества / А. Зайналабидов // Юридический мир. – 2005. – № 12. – С. 77–80.

48. Исмагилов Р. Объект и предмет кражи / Р. Исмагилов // Законность. – 1999. – № 8. – С. 49–51.

49. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006. – 748 с.

50. Каминский М.К., Лысов Н.Н. Криминалистическое обоснование деятельности по раскрытию и предотвращению краж из квартир / М. К. Каминский, Н.Н. Лысов // Организация раскрытия и расследования краж из жилых помещений. – Волгоград: Б. и., 1991. – С. 14.

51. Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения: Учеб. Пособие / Ю. А. Клейберг. – М.: ТЦ Сфера, 2001. – 160 с.

52. Клепицкий И. Имущественные преступления (сравнительно-правовой анализ) / И. Клепицкий // Законодательство. – 2000. – № 1. – С. 58–64.

53. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – 917 с.

54. Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С. М. Кочои. – М.: АНТЭЙ, 2000. – 288 с.

55. Кочои С. О хищении по новому Уголовному кодексу РФ / С. Кочои // Законность. – 1997. – № 12. – С. 40–41.

56. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – 687 с.

57. Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – 672 с.

58. Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. – М.: Норма, 2007. – 944 с.

59. Литвинчук А. А. Взаимодействие органов дознания и предварительного следствия при расследовании краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников-«гастролеров» / А. А. Литвинчук // Проблемы раскрытия и расследования преступлений. – Екатеринбург: Б. и., 1990. – С. 65–71.

60. Литвинчук А. А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников – гастролеров: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / А. А. Литвинчук. – Екатеринбург, 1994. – 18 с.

61. Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую собственность (понятие хищения): Учебное пособие / В.Н. Литовченко. – М.: ВЮЗИ, 1985. - 72 с.

62. Лопашенко Н. Новое постановление Пленума Верховного Суда по делам о хищениях / Н. Лопашенко // Законность. – 2003. – № 3. – С. 31–35.

63. Луценко Е.П. Модель механизма краж имущества, совершенных наркоманами, и ее значение при расследовании преступлений / Е.П. Луценко // Российский следователь. – 2007. – № 22. – С. 5–7.

64. Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. – 2004. – № 3. – С. 43–46.

65. Малышева О. А. О влиянии современных уголовно-процессуальных новелл на оперативность и качество производства дознания / О. А. Малышева // Российский следователь. – 2008. – № 9. – С. 10–13.

66. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: Опыт критического анализа / С. Ф. Милюков. – СПб.: СПбИВЭСЭП, Знание, 2000. – 279 с.

67. Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / Под ред. Г.М. Резника. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 927 с.

68. Новикова Л. В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / Л.В. Новикова // Российский следователь. – 2007. – № 17. – С. 15–17.

69. Нудельштейн А. М. Первоначальный этап расследования хищений имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / А. М. Нудельштейн // Российский следователь. – 2008. – № 1. – С. 4–6.

70. Прогноз криминальной ситуации на территории Российской Федерации в среднесрочной перспективе. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 63 с.

71. Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – 332 с.

72. Савелов О.П. К проблеме понятия кражи, совершаемой с незаконным проникновением в жилище / О. П. Савелов // Российский следователь. – 1999. – № 6. – С. 12–14.

73. Саков И.Ф., Худяков Ю.М. Пути усиления наступательности действий в борьбе с кражами из квартир / И. Ф. Саков, Ю. М. Худяков // Вестник МВД Российской Федерации. – 1994. – № 1. – С. 69.

74. Святенюк Н. Дифференциация ответственности за кражу / Н. Святенюк // Уголовное право. – 2003. – № 2. – С. 68–70.

75. Севрюков А. Уголовно-правовая характеристика кражи / А. Севрюков // Адвокатская практика. – 2003. – № 1. – С. 41–46.

76. Семенов В. М. О понятии предмета хищения / В. М. Семенов // Российский следователь. – 2005. – № 9. – С. 34–37.

77. Семенов В. М. О специально-криминологическом предупреждении краж / В. М. Семенов // Российский следователь. – 2005. – № 12. – С. 50–52.

78. Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 25–28.

79. Соловьев А. Обеспечение обоснованности проведения осмотра жилища, обыска и выемки в жилище в исключительных случаях, не терпящих отлагательства / А. Соловьев // Уголовное право. – 2004. – № 2. – С. 103–104.

80. Солопанов Ю.В., Иващенко А.П. Прогнозирование рецидива преступлений со стороны лиц, освобожденных из исправительно-трудовых учреждений: Учеб. пособие / Ю.В. Солопанов, А.П. Иващенко. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. – С. 46.

81. Тенденции преступности, ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом / Под ред. А. И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2006. – 143 с.

82. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н. Г. Кадникова. – М.: Книжный мир, 2007. – 827 с.

83. Уголовное право России. Части общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев и др.; Под ред. А. И. Рарога. – М.: ТК Велби, Проспект, 2008. – 704 с.

84. Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – 768 с.

85. Успенский А. О недостатках определений некоторых форм хищений в новом УК / А. Успенский // Законность. – 1997. – № 2. – С. 33–38.

86. Устинов В. С. Российское уголовное законодательство об ответственности за преступления против собственности (история и концепция) / В.С. Устинов. – Н.Новгород: Минос, 1997. – 267 с.

87. Уханова Н. В. Организация и производство проверки показаний на месте / Н.В. Уханова // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2007.

88. Харыбин Ю. А. Криминологический анализ и предупреждение краж: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / Ю. А. Харыбин. – М.: ЮИ МВД РФ, 2000. – 16 с.

89. Царегородцев А. М. Квалификация краж личного имущества, совершаемых с проникновением в жилище граждан / А. М. Царегородцев // Актуальные проблемы применения уголовного законодательства в деятельности органов внутренних дел: Труды Академии. – М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1987. – С. 143–149.

90. Чуркин А. В. Возвращаясь к вопросу о понятии жилища в оперативно-розыскной деятельности и правовых аспектах проникновения в жилище оперативных работников / А. В. Чуркин // Оперативник (сыщик). – 2007. – № 4 (13). – С. 21–26.

91. Ширинян И. Г. Уголовно-правовые и криминологические вопросы борьбы с кражами из жилых помещений: Автореф. дис.... канд. юрид. наук / И. Г. Ширинян. – Томск: Изд-во ТГУ, 1988. – 18 с.

92. Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – 112 с.

93. Щенникова Л. В. Вещные права в гражданском праве России / Л. В. Щенникова. – М.: БЕК, 1996. – 200 с.

94. Яни П. «Кража без взлома» и ее последствия / П. Яни // Закон. – 2001. – № 7. – С. 120–126.

95. Яни П. Хищение. Некоторые вопросы предмета и ущерба / П. Яни // Законность. – 1996. – № 10. – С. 37–40.


[1] Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 25.

[2] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 5.

[3] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 25.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – 17 июня. – №25. – Ст. 2954.

[4] Тенденции преступности, ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом / Под ред. А. И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2006. – С. 112.

[5] Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 26–27.

[6] Прогноз криминальной ситуации на территории Российской Федерации в среднесрочной перспективе. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – С. 9.

[7] Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 26.

[8] Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. – 1993. – 25 декабря. – № 237.

[9] Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С. М. Кочои. – М.: АНТЭЙ, 2000. – С. 4.

[10] Гармаев Ю. П. Методика расследования преступлений: правоприменительная практика и комментарии законодательства / Ю. П. Гармаев // М.: Консультант Плюс, 2003. – С. 3.

[11] Литвинчук А. А. Взаимодействие органов дознания и предварительного следствия при расследовании краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников-«гастролеров» / А. А. Литвинчук // Проблемы раскрытия и расследования преступлений. – Екатеринбург: Б. и., 1990. – С. 65–71; Литвинчук А. А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений, совершаемых организованными группами преступников – гастролеров: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / А. А. Литвинчук. – Екатеринбург, 1994. – 18 с.

[12] Уголовно-процессуальный кодекс российской федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в ред. от 25.12.2008 // Собрание законодательства РФ. – 2001. – 24 декабря. – №52 (ч. I). – Ст. 4921 .

[13] Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от 26.12.2008) // Собрании законодательства РФ. – 1995. – 14 августа. – № 33. – Ст. 3349.

[14] Новикова Л. В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / Л.В. Новикова // Российский следователь. – 2007. – № 17. – С. 15.

[15] Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С. М. Кочои. – М.: АНТЭЙ, 2000. – С. 136.

[16] Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – С. 211.

[17] Верин В. П. Преступления в сфере экономики: Учеб.-практ. пособие / В. П. Верин. – М.: Дело, 1999. – С. 32.

[18] Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1971–1979. – М.: Известия, 1981. С. 513–515.

[19] О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 // БВС РФ. – 2003. – № 2. – С. 70–74.

[20] БВС РФ. 2003. № 9. С. 14.

[21] Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – С. 211–212

[22] Уголовное право: Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. – С. 213.

[23] БВС РФ. – 1997. – № 6. – С. 19.

[24] Уголовное право России. Части общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев и др.; Под ред. А. И. Рарога. – М.: ТК Велби, Проспект, 2008. – С. 381.

[25] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006. – 748 с.

[26] Наумов А. В. Практика применения уголовного кодекса российской федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / Под ред. Г.М. Резника. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 927 с.

[27] БВС РФ. – 2002. – № 1. – С. 21.

[28] Новикова Л. В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / Л.В. Новикова // Российский следователь. – 2007. – № 17. – С. 15–16.

[29] Семенов В. М. О понятии предмета хищения / В. М. Семенов // Российский следователь. – 2005. – № 9. – С. 34.

[30] Завидов Б. Д. Кража: Уголовно-правовой анализ состава преступления, предусмотренного ст.158 УК РФ: Практ. пособие / Б.Д. Завидов. – М.: ПРИОР, 2002. – С. 7.

[31] О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 5 // Сборник постановлений Пленумов Верховного суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. / С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. – С. 208–211.

[32] БВС РФ. – 2002. – № 4. – С. 12.

[33] Васильченко А. Разграничение мелкого хищения и уголовно-наказуемых форм хищения / А. Васильченко // Уголовное право. – 2003. – № 4. – С. 12–14; Вырастайкин В. Мелкое хищение – не мелочь / В. Вырастайкин // Российская юстиция. – 2000. – № 7. – С. 45–46.

[34] Винокуров В., Шелестюков В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны / В. Винокуров, В. Шелестюков // Уголовное право. – 2006. – № 6. – С. 15.

[35] Новикова Л. В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / Л.В. Новикова // Российский следователь. – 2007. – № 17. – С. 16.

[36] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М.: СПАРК, 1995. – С. 240–241.

[37] Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С. М. Кочои. – М.: АНТЭЙ, 2000. – С. 150.

[38] Саков И.Ф., Худяков Ю.М.Пути усиления наступательности действий в борьбе с кражами из квартир / И. Ф. Саков, Ю. М. Худяков // Вестник МВД Российской Федерации. – 1994. – № 1. – С. 69.

[39] Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981 – 1988). – М.: Известия, 1989. – С. 117.

[40] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н. Г. Кадникова. – М.: Книжный мир, 2007. – С. 425.

[41] Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности / С. М. Кочои. – М.: АНТЭЙ, 2000. – С. 150–151.

[42] Гальперин И. М. Уголовная ответственность за кражу социалистического имущества с проникновением в помещение или иное хранилище / И.М. Гальперин, В.С. Минская, Т.Ю. Орешкина. – М.: Изд-во ВНИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1988. – 24 с.

[43] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N° 78-098-67.

[44] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н. Г. Кадникова. – М.: Книжный мир, 2007. – С. 425.

[45] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N° 78-098-67.

[46] Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981 – 1988). – М.: Известия, 1989. – С. 117.

[47] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под ред. Н. Г. Кадникова. – М.: Книжный мир, 2007. – С. 425.

[48] БВС РФ. – 2001. – № 7. – С. 16.

[49] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 17.

[50] Щенникова Л. В. Вещные права в гражданском праве России / Л. В. Щенникова. – М.: БЕК, 1996. – С. 93.

[51] Ширинян И. Г. Уголовно-правовые и криминологические вопросы борьбы с кражами из жилых помещений: Автореф. дис.... канд. юрид. Наук / И. Г. Ширинян. – Томск: Изд-во ТГУ, 1988. – С. 14.

[52] Веременко М. В. Правовые вопросы организации борьбы с кражами из автотранспортных средств / М.В. Веременко // Российский следователь. – 2006. – № 9. – С. 41.

[53] Веременко М. В. Правовые вопросы организации борьбы с кражами из автотранспортных средств / М.В. Веременко // Российский следователь. – 2006. – № 9. – С. 42.

[54] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – С. 341.

[55] Новикова Л. В. Особенности квалификации краж имущества пассажиров на железнодорожном транспорте / Л.В. Новикова // Российский следователь. – 2007. – № 17. – С. 15–17.

[56] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 481.

[57] Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. – М.: Норма, 2007. – С. 690.

[58] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 21.

[59] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 21–22.

[60] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 516–517.

[61] Обвинительное заключение по уголовному делу № 031122496. Материалы следственного отделения Привркзального РОВД г. Тулы за 1997 г.

[62] Каминский М.К., Лысов Н.Н. Криминалистическое обоснование деятельности по раскрытию и предотвращению краж из квартир / М. К. Каминский, Н.Н. Лысов // Организация раскрытия и расследования краж из жилых помещений. – Волгоград: Б. и., 1991. – С. 14.

[63] Зайналабидов А. Преступная деятельность в форме тайного хищения чужого имущества / А. Зайналабидов // Юридический мир. – 2005. – № 12. – С. 77–80.

[64] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 24.

[65] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 483.

[66] Обвинительное заключение по уголовному делу № 031015097. По материалам следственного отделения Привокзального РОВД г. Тулы за 1997 г.

[67] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 27.

[68] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 482.

[69] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 483.

[70] Луценко Е.П. Модель механизма краж имущества, совершенных наркоманами, и ее значение при расследовании преступлений / Е.П. Луценко // Российский следователь. – 2007. – № 22. – С. 7.

[71] Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, 2003 – 2004 г.

[72] Антонян Ю. М. Личность корыстного преступника / Ю. М. Антонян, В. П. Голубев, Ю. Н. Кудряков. – Изд-во Томск.ун-та,1989. – С. 18.

[73] Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов / М. И. Еникеев. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2001. – С. 74.

[74] Зайналабидов А. Преступная деятельность в форме тайного хищения чужого имущества / А. Зайналабидов // Юридический мир. – 2005. – № 12. – С. 77.

[75] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 517–518.

[76] Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 26.

[77] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 29.

[78] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 485.

[79] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 518.

[80] Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов / М. И. Еникеев. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2001. – С. 75.

[81] Харыбин Ю. А. Криминологический анализ и предупреждение краж: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / Ю. А. Харыбин. – М.: ЮИ МВД РФ, 2000. – С. 13.

[82] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006. – С. 485–486.

[83] Еникеев М. И. Юридическая психология: Учебник для вузов / М. И. Еникеев. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2001. – С. 76.

[84] Зайналабидов А. Преступная деятельность в форме тайного хищения чужого имущества / А. Зайналабидов // Юридический мир. – 2005. – № 12. – С. 80.

[85] Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения: Учеб. Пособие / Ю. А. Клейберг. – М.: ТЦ Сфера, 2001. – 160 с.

[86] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 518.

[87] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 302.

[88] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 303.

[89] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 303–304.

[90] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 308.

[91] Арефьев А. Ю. Проблемы виктимологической профилактики квартирных краж, грабежей и разбойных нападений на квартиры: Дис. ... канд. юрид. наук / А. Ю. Арефьев – Н. Новгород: Министерство внутренних дел РФ; Нижегородская высшая школа, 1994. – С. 102.

[92] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 313.

[93] Об актуальных проблемах сохранения музейного фонда российской федерации: Письмо Минкультуры РФ от 24.03.2000 № 01-52/16-14 (Извлечение) // Библиотека и закон. – 2007. – Вып. 22.

[94] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 486–487.

[95] Малышева О. А. О влиянии современных уголовно-процессуальных новелл на оперативность и качество производства дознания / О. А. Малышева // Российский следователь. – 2008. – № 9. – С. 10–13.

[96] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006. – С. 3–4.

[97] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 31.

[98] Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. – М.: Норма, 2007. – С. 692–693.

[99] Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. – М.: Норма, 2007. – С. 693–694.

[100] Баев О. Я., Солодов Д. А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России / О. Я. Баев, Д. А. Солодов // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008.

[101] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 31–32.

[102] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 520–522.

[103] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Элит, 2008. – С. 495.

[104] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 43.

[105] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 57–58.

[106] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 527–528.

[107] Криминалистика: Учебник для вузов / Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю. Г. Корухов, Е. Р. Россинская. – М.: Норма, 2007. – С. 695.

[108] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 65.

[109] Криминалистика: Учебник для вузов / И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, Е. П. Ищенко и др. – М.: Высш. Школа, 2000. – С. 529.

[110] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 32–33.

[111] Белкин А. Р., Белкин Р. С. Эксперимент в уголовном судопроизводстве: Метод. пособие / А. Р. Белкин, Р. С. Белкин. – ИНФРА-М; НОРМА, 1997. – С. 31.

[112] Баев О. Я., Солодов Д. А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России / О. Я. Баев, Д. А. Солодов // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008.

[113] Баев О. Я., Солодов Д. А. Криминалистический комментарий к процессуальному порядку производства следственных действий по УПК России / О. Я. Баев, Д. А. Солодов // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008.

[114] Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практ. пособие / Н. Г. Шурухнов. – М.: Юристъ, 1999. – С. 105.

[115] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 304.

[116] Там же.

[117] Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология / Д. В. Ривман, В. С. Устинов. – СПб.: Юридический центр пресс, 2000. – С. 313.

[118] Ананич В. А. Условия эффективности общей профилактики преступлений, осуществляемой органами внутренних дел: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / В. А. Ананич. – М.: Б. и., 1983. – 12 с.

[119] Харыбин Ю. А. Криминологический анализ и предупреждение краж: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / Ю. А. Харыбин. – М.: ЮИ МВД РФ, 2000. – С. 10.

[120] Семенов В. М. О специально-криминологическом предупреждении краж / В. М. Семенов // Российский следователь. – 2005. – № 12. – С. 50.

[121] Солопанов Ю.В., Иващенко А.П. Прогнозирование рецидива преступлений со стороны лиц, освобожденных из исправительно-трудовых учреждений: Учеб. пособие / Ю.В. Солопанов, А.П. Иващенко. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. – С. 46.

[122] Зайналабидов А. Преступная деятельность в форме тайного хищения чужого имущества / А. Зайналабидов // Юридический мир. – 2005. – № 12. – С. 80.

[123] Ситковский А. Л. Корыстная преступность как одна из современных угроз безопасности российского общества / А. Л. Ситковский // Российский следователь. – 2008. – № 13. – С. 25–28.

[124] О повышении эффективности изучения общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности ОВД РФ на основе использования вневедомственных источников социологической информации: Приказ МВД России № 1246 от 30 декабря 2007 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий