регистрация / вход

Расследование преступлений, совершённых организованными молодёжными группировками

Сущность криминалистической характеристики преступлений, совершенных организованными молодежными группировками. Особенности методик расследования и иных средств доказывания для установления фактов преступлений совершаемых членами молодежных группировок.

Содержание

Введение. 2

Глава 1. Особенности криминалистической характеристики преступлений, совершенных организованными молодежными группировками. 5

1.1 Способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений, совершенных организованными молодежными группировками. 6

1.2 Особенности криминалистической характеристики личности участника организованной молодежной группировки, типичные мотивы и цели преступления 15

Глава 2. Расследование преступлений, совершенных организованными молодежными группировками. 22

2.1 Особенности методик расследования преступлений совершаемых членами молодежных группировок. 22

2.2 Особенности тактики проведения отдельных следственных действий. 40

2.3 Использование иных средств доказывания для установления фактов совершения преступления организованной группой. 49

Заключение. 58

Список литературы.. 60

Приложение. 64


Введение

Молодежная организованная преступность – явление опасное для общества. Она помимо ущерба, причиняемого в настоящем, ставит под угрозу завтрашний день общества. Это связано с тем, что она способствует распространению криминальной субкультуры среди молодого поколения романтизации криминального образа жизни, формированию преступных навыков, формированию у молодых людей стойкой криминальной ориентации. Именно потому общество и государство должны понять, что если они желают обеспечить себе завтрашний день, то уже сегодня необходимо организовать эффективную борьбу с данным негативным явлением. Одним из направлений данной борьбы является выявление, раскрытие и расследование преступлений, составляющих молодежную организованную преступность.

Молодёжная организованная преступность является частью организованной преступности. При этом её опасность состоит, в частности, в том, что она является способом существования молодёжной криминальной среды. Её существование – это отражение той особой экономической и социальной ситуации, которая сложилась в России в последние десятилетия Познание молодёжной организованной преступности – это не только ключ к разработке наиболее эффективных методов борьбы с ней, но и познание завтрашнего дня всей организованной преступности. В этой связи успешная борьба с молодёжной организованной преступностью не только снизит криминальную напряжённость в стране, но и, по сути, является профилактикой организованной преступности завтрашнего дня. Именно этим и объясняется актуальность настоящего исследования особенностей сути и методов борьбы с молодёжной организованной преступностью.

Объект исследования двуедин: с одной стороны – это особенности формирования молодёжных группировок и их деятельность по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, совершённых молодёжными группировками; с другой – деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, совершённых молодёжными группировками.

Предметом исследования являются закономерности криминальной деятельности молодежных организованных преступных группировок и особенности её расследования.

Целью данного исследования является получение знаний, которые можно использовать для раскрытия и расследования преступлений, совершённых молодёжными группировками и которые могут быть положены в основу методики их расследования и совершенствования борьбы с данным видом преступности. И, в частности, найти наиболее оптимальные подходы к расследованию преступлений, составляющих молодёжную организованную преступность и вооружить следователей и оперативно-розыскных сотрудников знаниями, необходимыми им для эффективного расследования названных преступлений. При этом знание особенностей молодёжной организованной преступности и её общей криминалистической характеристики и составляющих её элементов, позволяет сделать рекомендации о том, как следует проводить расследование указанных преступлений, на что необходимо акцентировать внимание, что может стать препятствием для их расследования и как это препятствие преодолеть. Умелое использование этих знаний способно оптимизировать процесс расследования каждого такого конкретного преступления и повысить эффективность борьбы с данным видом преступности в целом.

В соответствии с данной целью исследования были определены его задачи:

- выявить общезначимые признаки молодёжной организованной преступности;

- выявить и проанализировать основные криминалистические значимые черты этого вида преступности;

- выявить особенности преступной деятельности молодёжных группировок, в том числе и особенности оказываемого ими противодействия правоохранительным органам;

- выявить и проанализировать типовые следственные ситуации, которые складываются на первоначальном этапе расследования преступлений, совершённых молодёжными группировками;

- выявить и определить типовые следственные версии, выдвигаемые при расследовании преступлений, совершённых молодёжными группировками и исследовать практику организации и планирования расследования названного вида преступлений.

Исследованием вопросов связанных с расследованием преступлений совершенных молодежными преступными группировками занимались такие ученые, как Подольный Н. А., Дворкин А. И., Бабаева Э. У., Бирюков Ю. С., Загорьян С. Г., Резван С. А., Кузнецов А., Папышева Е. С., Кузьмичев А. Г., Костина Л. Н., Макаренко И. А., Гавердовская В., Файрушина Р. Д., Лялина Е. В., Силанов К. С., Орлова Ю. Р., Вахмянина Н. Б., Лутошкина Т. В., Кайгородова О. С., Крамская Е. С. и другие.

Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых разбита на три параграфа, далее идет заключение, список литературы и приложение.


Глава 1. Особенности криминалистической характеристики преступлений, совершенных организованными молодежными группировками

Молодежная преступность — один их самых изученных и, вместе с тем, сложный и многоаспектный феномен, имеющий философскую, социологическую, психологическую, социально-психологическую, психиатрическую, юридическую основы.

Девиантное (в рамках уголовного законодательства) поведение этой социальной группы за последнее десятилетие приобрело новые качественные и количественные особенности. В системе гуманитарных наук сложилась отдельная междисциплинарная наука — криминальная ювенология, изучающая данную проблему. Ее появление обусловлено объективной потребностью в глубоком, комплексном знании о криминальной активности молодежи, особенностях, обуславливающих появление и развитие данного явления.

Криминальная ювенология стремится к получению знания обо всех аспектах проявления взаимодействия молодежи с таким социальным явлением как преступность (молодежная преступность, личность молодого человека, совершившего преступление, факторные комплексы преступности данного вида, виктимологические аспекты и т.д.). При характеристике понятия ее объекта возникла полемика, затронувшая понятийный аппарат и, в частности, саму категорию «молодежная преступность». Ее специфика может быть определена как минимум тремя основаниями: уголовно-правовым, криминологическим, социологическим.

Одно из наиболее полных определений понятия «молодежь» принадлежит академику В.Т.Лисовскому: «Молодежь — поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет»[1]

Таким образом, «молодежная преступность» — совокупность общественно-опасных деяний, квалифицированных уголовным законодательством, совершенных лицами, входящими в социальную группу, определяемую в конкретном обществе как молодежь (а равно совокупность лиц, совершивших данные деяния)

Информация, необходимая для расследования содержится в криминалистической характеристике преступления. Она способна дать ответ на наиболее важные для расследования вопросы, а именно на вопрос о соотношении следов, оставшихся после совершения преступления и самим преступлением. Ведь расследуя преступление можно соприкасаться не с самим преступлением, а только лишь с его следами, то есть последствиями совершённого преступления. Учитывая то, что следов после всякого преступления остаётся достаточно много необходимо уметь извлечь из них необходимую информацию. Сами следы — это не информация, а лишь её носитель, поэтому успех расследования во многом зависит от способности считать информацию с этого носителя.

1.1 Способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений, совершенных организованными молодежными группировками

Эффективность в целом борьбы с молодёжной организованной преступностью зависит от эффективности выявления, раскрытия и расследования преступлений, составляющих этот вид преступности. Именно поэтому данному направлению борьбы с этим видом организованной преступности должно быть уделено особое внимание. Однако необходимо отметить, что именно здесь правоохранительные органы встречаются с наибольшими трудностями, которые обусловлены некоторыми особенностями преступлений, составляющих молодёжную организованную преступность. К таким особенностям, прежде всего, относится то, что данные преступления могут восприниматься как иррациональные, так как не согласуются с общераспространёнными представлениями о преступлении. Так, принято считать, что организованные в группу преступники всегда объединяются и совершают преступление ради определённого корыстного или связанного с ним интереса. В случае с молодёжной организованной преступностью это представление не отражает действительности. Молодые люди объединяются в группировки чаще всего не ради какого-либо корыстного интереса, а для общения с себе подобными. Объединяясь в группировки, они стремятся преодолеть проблемы своего психического развития. Как считает Подольный Н.А. преступная деятельность молодежных группировок – это акт противостояния между названными молодыми людьми и обществом, хотя это и не исключает того, что отдельные преступления совершаются из корыстных мотивов. Но даже и в этих случаях корысть – это не основной мотив, который толкает членов молодежных группировок к совершению преступлений.[2]

Другой особенностью преступлений, составляющих молодежную организованную преступность, является то, что молодежные группировки постоянно совершенствуют механизм своей преступной деятельности. Механизм преступной деятельности молодежных группировок, также как и механизм преступной деятельности взрослых преступников имеет ряд особенностей, которые отличают его от механизма преступной деятельности отдельных преступников, не объединенных в какую либо криминальную общность. Сложность выявления и раскрытия преступной деятельности этих группировок всецело связано с этими особенностями.

Первой из этих особенностей следует назвать то, что преступная деятельность конкретной криминальной общности может складываться из действий, не нарушающих закон. При чем возможно три варианта:

когда преступная деятельность складывается как из преступных, так и не преступных действий. Примером являются случаи когда для выполнения или подготовке к выполнению отдельных преступных действий привлекаются специалисты в определенных отраслях человеческой деятельности, которые из-за узости поставленных перед ними задач, не подозревают о наличии общего преступного замысла;

когда преступная деятельность складывается исключительно из преступных действий;

когда преступная деятельность складывается только из действий не нарушающих закон. Данный вариант особый так как предполагает, что все участники преступной деятельности, каждый в отдельности не совершает никаких противоправных действий. Все эти действия объединяет в единую преступную деятельность лишь преступная цель, о которой знает лишь один человек, чаще всего не задействованный непосредственно в данной деятельности. Примером такого варианта деятельности является преступная деятельность на рынке ценных бумаг, проводимое в интересах какой лобо интересах преступной группировки. Каждый из участников мошенничества на рынке ценных бумаг совершает действия, которые полностью соответствуют требованиям закона – они, к примеру, выполняют по поручению своих клиентов действия с ценными бумагами. Однако эти действия они исполняют по поручению организатора в тот момент, который максимально неблагоприятен для таких действий, но который удобно использовать для личного обогащения организатора.

Еще одной особенностью молодежной организованной преступности является то, что молодежные группировки продолжают свою преступную деятельность и после того, как по факту совершения конкретного преступления возбуждено уголовное дело и проводится расследование. При этом особенностью преступной деятельности молодежных группировок является то, что каждое отдельное преступление ими совершенное является лишь ее элементом. В отдельных случаях определенное преступление может быть совершено лишь для того, чтобы создать максимально благоприятные условия для совершения иного, более важного для группировки преступления. Также имеются случаи, когда совершались преступления лишь для того, чтобы отвлечь внимание правоохранительных органов от расследования других более значимых для группировки преступлений.

Также особенностью молодёжной организованной преступности, которая должна обязательно учитываться при расследовании преступлений ее составляющих, является то, что преступная деятельность, молодёжных группировок состоит не только из преступлений, логически сменяющих друг друга, но и из действий, которые на первый взгляд ничего криминального из себя не представляют. Подобного рода действия выполняются для того, чтобы создать благоприятные условия совершения конкретных преступлений или скрыть их следы, которые могут уличить либо всю молодёжную группировку, либо отдельных ее членов. Также подобного рода действия могут выполняться для того, чтобы скрывать преступления, которые совершаются конкретной группировкой, то есть служат своеобразной «ширмой», которая скрывает преступления являющиеся сутью деятельности конкретной молодёжной группировки. Так, многие молодёжные группировки через своих членов или доверенных лиц занимаются вполне легальным, разрешённым законом бизнесом. Это может быть сеть торговых предприятий, предприятий, занимающихся оказанием услуг населению и тому подобное. Подобные коммерческие организации обеспечивают экономическую поддержку названным группировкам, и, кроме того, выполняют функцию «отмывания» денег, полученных от совершения преступлений. Также эти коммерческие предприятия берут на себя выполнение некоторых функций, которые обеспечивают существование группировки, как единого целого. В частности, они экономически обеспечивают наиболее активных и значимых для группировок членов, что позволяет им безбедно существовать в периоды, когда они не совершают корыстных преступлений. Помимо этого такие коммерческие предприятия своей вполне легальной деятельностью часто способствуют совершению конкретных преступлений. В частности, благодаря им выявляются объекты будущих преступных посягательств, подыскиваются для них средства, выясняются наиболее уязвимые для преступного посягательства места. Данная деятельность редко попадает в поле зрения правоохранительных органов, несмотря на то, что без неё некоторые преступления совершить было бы невозможно. Причина этого в том, что в данной деятельности трудно заметить что-либо криминальное, особенно если учесть то, что, как правило, она рассматривается правоохранительными органами не в связи с совершёнными группировкой преступлениями. Из-за этого при расследовании преступлений, в которых повинна конкретная молодёжная группировка, остается до конца не выясненным их механизм и не установлены все лица, без которых невозможно было бы достигнуть преступного результата.

Причиной появления молодежных преступных группировок является деформация механизма социализации, который, как было сказано выше, в этот период жизни человека ориентирован на определение основных ценностей и смысла жизни.

Одной из причин, по которой несовершеннолетние оказываются в преступных группах и в их составе совершают преступления, как было сказано выше, являются особенности процесса их социализации. Эти особенности приводят к кризисам, которые в свою очередь могут оказаться причиной психопатической акцентуации, являющейся основой криминализации личности. Кризис подросткового возраста и другие кризисы, характерные для молодежного возраста, как указывает на то современная психология, оказываются приуроченными «не к созреванию организма, а к особенностям «социализации» в современной культуре». Это позволяет сделать вывод о том, что причины, лежащие в основе приобретения склонности к преступному поведению у формирующейся личности, связаны не с конкретным биологическим возрастом, а с процессами ее социализации, которая не может быть жестко привязанной к определенному возрасту. Поэтому преступность, причиной которой являются сложности процесса социализации, следует связывать не с понятиями «совершеннолетие» и производного от него - «несовершеннолетие», а с понятием «молодежь», под которым традиционно понимаются люди, чья личность еще продолжает формироваться и адаптироваться к социальным условиям жизни. Закономерным является то, что «только к 30 годам человек, как правило, начинает осознавать всю глубину ответственности за совершаемые им поступки». Поэтому молодежь как возрастную группу следует ограничивать 30 годами.

Объединение молодежи в группы - это простейший акт ее социализации. Наиболее опасными являются те из этих групп, которые ориентированы на преступную деятельность. Первая из особенностей молодежной организованной преступности - это то, что преступные группировки закрепляют за собой определенные территории, в пределах которых осуществляется их основная деятельность. Так, в Казани «некоторые организованные преступные группы (далее - ОПГ) своеобразно метили свою территорию. Например, ОПГ «Чайники» на столбах вокруг своего района повесили несколько чайников. Лишь через год они были сняты оперативными сотрудниками».

Другой особенностью молодежных преступных группировок является наличие у них своей особой идеологии. Правда, здесь следует сразу оговориться. Речь не идет о полноценной идеологии, а о наборе ценностных суждений, которым предлагается следовать всем членам группы и которые выражают интересы молодых людей, входящих в ее состав. То есть эти суждения призваны, во-первых, регулировать поведение членов группировок. Во-вторых - они призваны идеализировать образ этих группировок и ее членов. С этой целью, к примеру, ими всячески поддерживаются широко распространенные среди простых людей взгляды на благородство некоторых деяний членов этих групп. Не случайно при расследовании одного из уголовных дел было установлено, что член преступной группировки В. с гордостью говорил своим близким, что он занимается экспроприацией экспроприаторов. Подобного рода заявления являются весьма показательными, с ними сталкивались все, кто так или иначе знаком с деятельностью молодежных преступных групп и их членов. В этих заявлениях отчетливо проявляется, с одной стороны, незрелость высказывающих их молодых людей, с другой - подтверждается вышевысказанная мысль о том, что названные группы имеют систему суждений, выполняющих идеологическую роль.

Идеология молодежных преступных группировок является криминальной так как идеи и взгляды, которые ее составляют, призваны побуждать молодых людей к совершению преступлений. Хотя эта идеология и не является непосредственной причиной совершения конкретных преступлений и потому не подлежит оценке как действие, подпадающее или не подпадающее под действие статей УК РФ, тем не менее ее опасность определяется тем, что под ее влиянием формируется у конкретных молодых людей готовность к совершению преступлений. Стремление к идеологической привлекательности налагает свой отпечаток на преступную деятельность рассматриваемых группировок.

Примечательным является следующий случай. К Ф., Ж. и Д. обратился предприниматель Тычев, который сообщил, что он отдал в долг другому предпринимателю, Дулову, 3 тысячи долларов США, которые последний не вернул в оговоренный срок. Тычев попросил оказать ему содействие в возврате названной суммы. Ф., Ж. и Д. согласились выполнить эту просьбу за определенное вознаграждение. С этой целью они подкараулили Дулова и вывезли его за пределы города, где в процессе избиения потребовали вернуть долг и проценты за просрочку его возврата. Дулову в результате избиения был причинен тяжкий вред здоровью. Данный факт стал известен правоохранительным органам, в связи, с чем было возбуждено уголовное дело. В ходе расследования, а затем судебного разбирательства сложилась необычная ситуация, когда обвиняемые не признавали себя виновными, но при этом рассказывали о совершенном ими преступлении все вплоть до несущественных деталей. Такая позиция обвиняемых немало удивила лиц, расследовавших это уголовное дело и принимавших участие в его судебном рассмотрении. В ней усматривалась явная непоследовательность. Однако сами Ф., Ж. и Д. так не считали, поскольку были убеждены в том, что совершали социально полезные действия, а именно возврат долга. Они были уверены в том, что Дулов сам виноват в случившемся, так как если бы он был добросовестным в исполнении взятых на себя долговых обязательств, то никакие телесные повреждения ему не были бы причинены. Эту свою позицию названные обвиняемые легко обосновывали вопросом, который обращали вначале к следователю, а затем и к суду: «А как иначе вернуть долг, если все получаемые доходы Дулов передавал своим родственникам, а сам формально не имел никакого имущества, на которое можно обратить взыскание?». В данном вопросе легко усматривается определенный вызов представителям власти, суть которого в том, что последние не могут решить тех важных социальных вопросов, которые не представляют сложности для организованных преступных группировок. В остроте постановки этого вопроса просматривается также максимализм, присущий молодежи, которая еще продолжает усваивать социальную действительность и подходит с повышенной требовательностью к оценке отдельных явлений в обществе.

Приведенный пример не является единичным. Напротив, он один из многих, иллюстрирующих то, как организованные преступные группировки оспаривают право на восстановление справедливости у правоохранительных органов. Это принципиальный момент для группировок, так как является одним из способов заявить о привлекательности своей социальной позиции и своих идеологических установок.

Третьей особенностью молодежной организованной преступности являются причины, по которым молодежь объединяется в преступные группировки. Мотивом объединения в данном случае является не стремление получать в результате совместных преступных действий материальные блага. Это коренным образом отличает ее от прочей организованной преступности, в основе которой лежит экономический интерес, в связи, с чем ее принято рассматривать как социально-экономическое явление. Причина молодежной организованной преступности несколько глубже, и лежит она в особенностях психологического развития молодежи. И хотя преступные молодежные группировки не чужды получения в результате преступной деятельности материальных благ, все же не это является основой возникновения и существования данных группировок.

Четвертая особенность молодежных организованных преступных группировок - в особенностях ее развития. Группировки развиваются вместе с молодежью, входящей в ее состав. Они так же, как и молодежь, взрослеют и перестают быть молодежными. Как правило, эти группировки приобретают устойчивую криминальную направленность. Членство в них начинает ассоциироваться с высокими материальными доходами. Романтика уходит на второй план. Группировки больше не рассматриваются как средство решения внутренних, психологических проблем. В них видят лишь средство решения сугубо меркантильных потребностей. То есть происходит трансформация группировок, их перерождение в качественно иные группировки взрослых.

Эти группировки либо продолжают существовать, либо могут, в силу того, что не отвечают больше потребностям своих членов, распадаться либо поглощаться преступными формированиями взрослых. Такое прекращение деятельности этих группировок правоохранительные органы часто необоснованно приписывают собственной деятельности по развалу. К сожалению, это далеко не так. Методов, с помощью которых можно развалить молодежные группировки, практически нет. А те, что применяются, малоэффективны. Тем более что всякое силовое воздействие на молодежную группировку с целью ее развалить обыкновенно действует не во вред, а на пользу. В результате такого воздействия группировка, напротив, становится еще более сплоченной, а ее деятельность - более скоординированной и целенаправленной.

1.2 Особенности криминалистической характеристики личности участника организованной молодежной группировки, типичные мотивы и цели преступления

Понятие «личность преступника» имеет социально-правовой характер и объединяет общесоциальное понятие «личность» и юридическое понятие «преступник», то изучение преступления выявляет в себе только его антиобщественную направленность, но не раскрывает полностью его социальной сущности. Правильное суждения о человеке в целом возможно только на основании всех его признаков как личности. Только по этому совокупность и соотношение социально-позитивных и социально-негативных качеств дают полное представление о лицах, которые совершили преступление. Личность преступника – это совокупность социально значимых особенностей, признаков, связей и отношений, которые характеризуют человека, виновного в нарушении уголовного закона, в соединении с другими (неличностными) условиями и обстоятельствами, которые влияют на её преступное поведение.

Личность преступника в криминалистическом понимании – это, прежде всего, обобщенная система сведений о том, кто мог совершить конкретное преступление, какими личностными чертами они обладают и др., с помощью этих сведений можно ответить на целый ряд вопросов, интересующих следствие по поводу субъекта преступления при расследовании. Исходя из этого, были выявлены и проанализированы типологические черты членов молодёжных преступных группировок, зависимость этих черт от их статуса в группировке.

Личности преступника присуща система признаков, особенностей, качеств, которые определяют её как человека, который соверши преступление. Будучи разновидностью личности, вообще, личность преступника имеет общие признаки (пол, возраст, специальность, образование, социальное положение, роль в обществе), а так же свойственные только личности преступника специфические признаки, которые определяют и выражают характер и степень её общественной опасности.

При рассмотрении особенностей преступлений совершаемых, молодежными организованными группировками, появляется необходимость в выделении криминалистически значимых особенностей личности участника данных группировок. Как уже говорилось выше под молодежью следует понимать поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет.

Определив возрастные критерии молодежи, можно выделить ряд социальных групп, ее составляющих: подростки, несовершеннолетние и собственно молодые люди. Поскольку что преступно, определяет законодательство, постольку, во-первых, возникает вопрос о наступлении возраста, с которого начинается уголовная ответственность. Во-вторых, различна социальная реакция на криминальные проявления представителей групп, составляющих молодежь. Это дает нам основание для разделения понятия «молодежная преступность» на две отдельные составляющие: молодежь и несовершеннолетние преступники.

Молодежь – это лица в возрасте до тридцати лет, которые еще не достаточно адоптированы к обществу, а потому испытывают целый ряд трудностей во взаимоотношениях с ней. Молодость – это период жизни, когда человек испытывает на себе процесс социальной адаптации. Это является причиной многих особенностей поведения, которые необходимо учитывать как в оценке совершенных деяний, в том числе и преступных, так и в выборе стратегии расследования преступлений, совершенных этими людьми.

Несовершеннолетние - это молодёжь, но не вся. Несовершеннолетие - это ранний период молодости, который следует сразу после детства. Поэтому, конечно, те разработки и рекомендации, которые имеются и адресованы следователям, расследующим преступления несовершеннолетних, могут быть полезными при расследовании преступной деятельности молодёжных группировок, но, при этом, необходимо иметь в виду, что ими не учитываются особенности лиц, вышедших из возраста несовершеннолетних. В соответствие с УК РФ уголовной ответственности подлежат лица, достигшие на момент совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Однако в отдельных случаях, когда совершается достаточно серьезное преступление, общественная опасность которого осознается в более раннем возрасте, уголовной ответственности подлежат лица, достигшие к моменту совершения преступления четырнадцати лет.

Изучение личности несовершеннолетнего преступника представляет повышенный интерес, поскольку происходит выявление и оценка особенностей механизма его преступного поведения, выявления специфических причин, порождающих преступное поведение и совершение в этом возрасте преступлений. С другой стороны, изучение личности дает ключ для выработки действий по борьбе с преступлениями, совершаемыми данной категории лиц, а также, что немаловажно выработать систему мер направленных на профилактику преступлений среди несовершеннолетних.

К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и существенные деформации их нравственных и правовых ценностных ориентаций. Несовершеннолетним, совершившим преступления, присущи односторонность, узость интересов, бедность потребностей, примитивное их понимание, аморальность способов и антиобщественный характер удовлетворения. Им свойственна эмоциональная неуравновешенность, излишняя возбудимость, отсутствие волевых качеств, низкое правосознание.

Таким образом, с учетом изложенного, криминалистическая характеристика личности несовершеннолетнего преступника должна отражать такие сведения:

условия жизни и воспитания в семье, состояние здоровья, отношение к учебе, формирование характера, то есть данные, относящиеся к прошлому обвиняемого;

данные, характеризующие его на момент совершения преступления и расследования дела (состояние здоровья, род занятий, судимость, его связи с другими лицами (положительными, отрицательными) их влияние на него).

Несовершеннолетние преступники являются резервом армии преступников. Для несовершеннолетних характерно не только интенсивное физическое развитие, но и большие психологические сдвиги, заключающиеся в наличии ряда кризисных состояний, глубоких качественных изменений в деятельности личности, в восприятии ею жизненных явлений.

Члены молодежных преступных группировок отличаются своей преступной деятельностью от взрослых преступников. Они более жестоки, мотив корысти не всегда является для них главным, их действия часто импульсивны и находятся под влиянием определённых сиюминутных эмоций. Поэтому преступная деятельность их несколько иррациональна и не всегда логична. Наряду с этим для данных группировок, как и для группировок взрослых, характерно то, что «преступники, став членами преступного сообщества, действуют активнее, поскольку такая деятельность подкрепляется групповым авторитетом.

Еще одним очень важным элементом криминалистической характеристики личности является мотив. Именно в мотиве отражаются, конкретизируются потребности, которые изменяются и вместе с изменением и расширением круга объектов, служащих их удовлетворению. Деятельность человека, как правило «полимотивирована», то есть она определяется множеством мотивов. При этом часть из них является ведущей, основной, другая же часть выступает в роли дополнительной.

Мотив - явление субъективное, связанное с индивидуальными особенностями и установками личности, однако в то же время оно включает в себя и социально-психологические черты личности. Результаты современных криминологических исследований не позволяют утверждать, что существуют какие-то специфические мотивы преступного поведения. По крайней мере, большинство мотивов преступлений не являются таковыми и вполне могут стимулировать какие-то иные действия. То есть мотивация преступления не всегда напрямую связана с характером совершаемого преступления.

Мотивы членов молодежных преступных группировок можно подразделить, как и говорилось выше на характерные мотивы для молодежи и мотивы несовершеннолетних.

- политические - устройство управления государством и обществом, участие в этом управлении, влияние на него и т.п.;

- корыстные:

1. Удовлетворение абсолютных, т.е. самых необходимых, жизненно важных потребностей;

2. Удовлетворение «относительных потребностей», возникающих в условиях социально-экономического разделения населения и сравнения людьми своего положения с положением окружающих;

3. Достижение своего идеала - некоего материального стандарта или социального стандарта, на которые ориентировано данное лицо;

- насильственно-эгоистические (охватывающие хулиганские побуждения, месть, ревность, личную неприязнь, недовольство, сексуальные стремления и другие):

1. Абсолютизация идеи самоутверждения, реализации имеющихся потребностей и интересов в любых формах;

2. Самоутверждение в тех формах, которые возможны для лица в конкретных ситуациях (невоспитанный человек привычно отвечает оскорблением на замечания либо затруднение в использовании судебного порядка защиты чести и достоинства ведет к физической расправе с обидчиком);

- анархистко-индивидуалистические, которые заключаются в отрицании требований правопорядка, пренебрежении теми обязанностями, которые ограничивают личную свободу, как ее понимает преступник, мешают осуществлению им определенной деятельности;

- легкомысленно-безответственные, которые являются следствием поверхностного отражения человеком реальной действительности, искаженного предвосхищения будущих событий:

1. Отсутствуют потребность и заинтересованность в отношении своих поступков с существующими нормами поведения, законом;

2. Избирательность такого соотношения;

Для несовершеннолетних характерны:

- мотив «роста», т.е. стремление доказать свою значимость определенной группе лиц;

- мотивы, связанные с уходящим детством и его пережитками, так называемый «детский анархизм»: стремление немедленно иметь заманчивые вещи, покататься на машине и т.д.;

- мотивы, вытекающие из их зависимости от взрослых и неумения находить законный способ отстоять свои права.

- абсолютное обнищание части населения и стремление удовлетворить самые необходимые потребности;

- усиление социально-экономической дифференциации населения, в том числе за счет криминального обогащения одних лиц и связанное с этим стремление других лиц любым путем уравнять свое положение с наиболее обеспеченными группами;

- экономическое самоутверждение в условиях стремительного рывка к рынку, передела собственности, конкуренции при сильном давлении криминального фактора, отсутствия системы действенной поддержки добросовестного предпринимательства и надежного обеспечения его безопасности государственными и общественными институтами;

- полный отказ государства от антиалкогольной политики и даже монополии на производство и торговлю спиртными напитками.


Глава 2. Расследование преступлений, совершенных организованными молодежными группировками

Одним из направлений борьбы с организованной молодежной преступностью является раскрытие и расследование преступлений совершенных членами молодежных группировок. Опасность этих группировок состоит в том, что они привлекают к себе внимание молодых людей тем же, чем и обычные дворовые команды – возможностью увлекательно провести досуг, удовлетворить потребность в общении с ровесниками, преодолеть тру4дности социальной адаптации или, по крайней мере, создать видимость такого преодоления. Такая особенность этих группировок не только отличает их от преступных сообществ взрослых, но и создает массу трудностей при раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых их членами.

2.1 Особенности методик расследования преступлений совершаемых членами молодежных группировок

Расследование преступлений совершенных членами молодежных преступных группировок существенно отличается от расследования аналогичных преступлений, совершенных членами иных видов преступных группировок. Игнорирование данного факта приводит обычно к просчетам в расследовании уголовного дела, что существенно снижает его эффективность. Однако в оправдание практиков, которые делают такие просчеты, необходимо заметить, что названный факт вовсе не является очевидным. Более того, прямо противоположное утверждение в соответствии с законами логики должно было бы видеться истинным, а вышеназванное ложным. Ведь молодежная организованная преступность – это один из видов организованной преступности, а потому правила расследования преступлений, совершенных организованными преступными группировками, должны распространяться на расследование преступлений, совершенных членами молодежных преступных группировок.

Организованная преступная группа отличается стабильностью личного состава, в ней вырабатываются свои нормы поведения и ценностная ориентация, есть лидер. Наблюдается четкая ролевая дифференциация, жесткая дисциплина и конспиративность действий. Вся деятельность группы ориентирована на совершение преступных посягательств, тяжесть которых по мере функционирования группы увеличивается. Группе доступны сложные способы совершения преступлений, одновременные акции в разных местах.

Установление данного факта весьма существенно для процесса доказывания. Известно, что задача расследования – не только установить всех соучастников преступления и индивидуализировать роль и вину каждого из них, но и выявить все эпизоды преступной деятельности как во времени, так и в пространстве, установить способы совершения и сокрытия преступлений, причиненного материального ущерба и всех остальных обстоятельств способствовавших совершению преступлений.

В криминалистическом аспекте установление последнего обстоятельства можно представить себе как процесс, состоящий из трех этапов.

Установление факта совершения преступления группой.

Выявление признаков совершения преступления организованным преступным сообществом.

Установление признаков принадлежности сообщества к категории организованной преступности.

Часть ориентирующей в этих вопросах информации содержится в исходных данных, поступающих в органы расследования на стадии возбуждения уголовного дела, но основной ее блок добывается в процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, сопутствующих расследованию, то есть по уже возбужденному уголовному делу.

Исходная информация, служащая основанием для возбуждения уголовного дела, может поступить в орган расследования по нескольким каналам:

Из дежурной части ОВД, принявшей заявление потерпевших или сигнал об обнаружении патрульно-постовой службой, сотрудниками организации и предприятий и иными лицами признаков события, требующего расследования.

Из оперативных аппаратов ОВД.

Из медицинских учреждений при обращении к ним за помощью лиц, получивших повреждения в результате насилия, предположительно имеющего криминальный характер.

При производстве до возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия и связанных с ним розыскных мероприятий.

В криминалистическом аспекте эта информация в большинстве случаев содержит данные о том, что преступление совершено группой лиц, иногда о признаках сплоченности группы, разделение функциональных обязанностей и т. п. Судить по исходной информации о степени организованности группы, ее принадлежности к преступной организации более высокого уровня обычно трудно. Исключения могут составить оперативные сведения.

Информация о преступлениях может быть устной и письменной. С заявлением о совершенном преступлении может обратиться и преступник (явка с повинной).

Как известно, распространенными средствами проверки исходной информации служат получение объяснений, истребование документов, назначение ревизий, предварительных исследований.

Предварительные исследования представляют собой форму использования специальных познаний. В силу существующей процессуальной процедуры, которая запрещает производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, предварительные исследования в известной степени выполняют ее функции, являясь средством получить информацию для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и некоторые ориентиры для определения направленности расследования.

Результаты предварительных исследований обычно содержат следующую информацию:

орудия, которые могли быть использованы при совершении преступления, по своему характеру требуют одновременных действий двух или более человек;

повреждения на теле потерпевшего причинены, судя по их расположению и характеру, не одним человеком;

волокна принадлежат однотипным предметам одежды, которые не могли быть надеты на одного человека, и т. п.

Иными словами, речь может идти о том, что констатируется причастность к событию двух или более человек.

Естественно, что в заявлениях и объяснениях потерпевших и в подобных источниках исходной информации может указываться, что преступление совершено группой, и могут содержаться даже некоторые сведения, позволяющие судить о характере этой группы. Еще более подробные данные могут быть сообщены органу расследования участниками преступной организации при явке с повинной, но получение полного объема информации осуществляется уже в ходе предварительного расследования.

Информация о признаках преступления может быть получена путем применения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, таких как личный сыск и оперативное наблюдение.

Личный сыск представляет собой действия оперативного работника по розыску, распознаванию и последующему задержанию преступника. Объектом сыска может быть группа лиц, состоящих в группировке.

В процессе оперативного наблюдения устанавливаются связи лица, места его пребывания, факты транспортировки различных объектов и другие данные, позволяющие сделать вывод о существовании преступной группы.

Названные приемы позволяют получить лишь неполные данные о признаках преступления и совершении его группой. Иная ситуация складывается, если до возбуждения уголовного дела была осуществлена оперативная разработка, т. е. комплекс оперативно-розыскных средств и приемов, объединенных единой целью: не только выявить признаки преступления, но и установить во всех деталях его механизм, участников, характер отношений между ними, выявить организаторов преступления, их внутренние и внешние связи и т. п., т. е. получить исчерпывающую информацию, которая позволит следователю качественно расследовать дело.

Оперативная разработка еще до возбуждения уголовного дела дает представление о характере преступного сообщества, всех тех признаках, которые позволяют отнести его к категории организованной преступности.

Возбуждение уголовного дела по оперативным данным имеет свои особенности. Реализация оперативных данных возможна лишь путем придания им статуса судебных доказательств, что, в свою очередь, требует глубоко продуманных и скоординированных действий следователя и оперативного работника, всестороннего учета возможного тактического риска и вообще всех возможных последствий планируемых действий.

Данные, полученные в результате деятельности оперативно-розыскных органов должны предшествовать принятию следователем решений о проведении конкретных следственных действий. Они должны давать возможность следователю правильно сориентироваться в выборе следственных действий и в линии своего поведения. Ведь известно, что многие ошибки, совершаемые в настоящее время при расследовании уголовных дел рассматриваемой категории, допускаются лишь потому, что следователи не имеют оперативной информации или не могут ее использовать.

При раскрытии преступлений, совершенных молодежными преступными группировками, оперативно-розыскные мероприятия должны быть ориентированы не только на сбор информации, касающейся непосредственно преступления, но и на получение информации, которая может быть использована для того, чтобы обеспечить успех проведения отдельных следственных действий. В частности к такой информации можно отнести:

Сведения об особенностях взаимоотношений в группе;

Сведения о психических и иных особенностях членов группы;

Сведения о состоянии, которое испытывают отдельные члены группировки, узнав о том, что их преступление раскрыто и в отношении них проводятся следственные действия;

Сведения о противоречиях, между отдельными членами группировки.

Вся эта информация может быть важной как для проведения отдельного следственного действия, так и для всего расследования в целом.

Для того чтобы получить данную информацию необходимо тесное взаимодействие следователя с сотрудниками оперативно-розыскных органов. Причем данная информация должна касаться не только самого преступления, но и личности предполагаемого преступника, его деятельности после совершения преступления, его планах и намерениях относительно собственного поведения в ходе проводимого расследования. Только такая информация может помочь следователю в подготовке и проведении конкретных следственных действий, поскольку благодаря ей ему может стать понятным, какого противодействия своей деятельности он должен ожидать и потому как обезопасить ее. Также подобная информация может стать основой для определения общей стратегии расследования по конкретному уголовному делу.

Рассмотрим ряд особенностей данных преступных группировок. Так, в отличие от иных преступных группировок молодежь не всегда объединятся ради удовлетворения, каких либо материальных потребностей. Мотивом ее объединения в группировки часто становится ее потребность в общении и совместном проведении досуга. Это подтверждается целым рядом фактов, когда корыстное преступление совершалось молодым человеком, не имеющим материальной нужды. Понятно, что поведение этих людей должно иметь ряд особенностей не только при совершении преступлений, но и после него. Эти особенности проявляются в том, что обычные доводы призванные изобличить данное лицо в совершении преступления, которые основаны на здравом смысле и обыкновенной логике, оказываются бессильными. Действенными же, напротив, оказываются доводы, основанные на эмоциях и чувствах конкретного молодого человека. По этой причине изобличение конкретного лица в рассматриваемых случаях должно строиться иначе, чем при расследовании обычных корыстных преступлений, в том числе и совершенных иного вида преступными группировками.

Одной из проблем борьбы с молодежной организованной преступностью является то, что методики, которые применяются для раскрытия и расследования преступлений, совершенных и совершаемых членами молодежных группировок, не всегда эффективны. Причиной тому является то, что, эти методики ориентированы на расследование преступлений иного рода преступных группировок и сообществ. Они не учитывают особенностей, присущих молодежной организованной преступности, молодежному преступному сообществу. Это приводит иногда к тому, что желаемый эффект не то что не достигается, а, напротив, способствует консолидации молодежи на преодоление деятельности, направленной на изобличение их преступной деятельности. Не исключено, что именно благодаря этому в настоящее время молодежная организованная преступность является одним из крупнейших видов организованной преступности.

Причиной, по которой недопустимо применение методик уже зарекомендовавших себя как успешные, при расследовании преступлений, совершенных молодежными группировками, является то, что они принимают во внимание закономерности поведения взрослого человека. То есть, деятельность оперативных сотрудников и следователей строится с учетом того, что им противостоят взрослые преступники с уже сформировавшимся сознанием, установками, навыками поведения, пристрастиями. Деятельность таких преступников строится в соответствии с определенной логикой, а потому и раскрытие этих преступлений необходимо проводить также с учетом этой логики. Проблема, встающая при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных молодежными преступными группировками состоит в том, что в этом случае преступная деятельность часто протекает вне всякой логики. Деятельность преступных молодежных объединений может даже казаться спонтанной, импульсивной, иррациональной. Это обусловлено тем, что она является следствием не только разумного планирования, но, и, прежде всего, следствием испытываемых молодыми людьми психических процессов. В частности молодые люди, входящие в группировки, часто характеризуются тем, что процесс социализации у них протекает достаточно сложно, с определенными дефектами.

С учетом этих особенностей психического развития молодых людей и должна строится методика расследования преступлений совершенных молодежными преступными группировками. Необходимо учитывать то, что эти группировки создаются не только для того, чтобы достигать определенных корыстных целей, но и для удовлетворения вполне естественных потребностей в общении, что очень важно для процесса социализации. Поэтому внешние воздействия на группировку и ее членов, каковым является деятельность по раскрытию и расследованию преступлений как показывает практика, приводит к еще большей консолидации группировки. Кроме того, члены группировки вырабатывают общую линию поведения, направленную на создание трудностей и проблем для расследования. При этом отдельные члены группировки готовы пожертвовать собой ради благополучия всей группировки. Так, с этой целью они берут всю вину за содеянное на себя, уводя, тем самым, от ответственности других членов группировки. В связи с этим, деятельность по раскрытию и расследованию конкретных преступлений не приводит к «развалу» группировки. Более того, группировка анализирует расследование преступления и, исходя из этого, совершенствует планирование преступлений и последующее противодействие правоохранительным органам.

Однако неправильно было бы представлять процесс совершенствования преступной деятельности молодёжной группировкой, как деятельность, всецело основанную на рациональных, рассудочных началах. Не следует искать в ней логику, серьёзный анализ, имевших место ситуаций. Всё происходит иначе. Эмоции являются основой данного процесса. Причём эмоции, основанные на специфическом видении окружающего мира, который представляется членам этих группировок, как враждебный. Именно поэтому действия по раскрытию и расследованию преступлений ими воспринимаются как один из актов агрессии этого окружающего их мира, которому они считают необходимым противостоять. Именно это является причиной того, что следствие часто сталкивается с трудностями, которые состоят в невозможности преодолеть молчание и групповую консолидацию членов группировки.

Эффективность расследования этих преступлений оставляет желать лучшего. Свидетельством этого является то, что до настоящего времени правоохранительные органы зачастую неохотно придаются и существовании данного вида преступности. Чаше всего преступления, которые совершаются этими группировками, относят либо к деятельности группировок взрослых преступников, либо к деятельности группировок несовершеннолетних. В связи с этим применяются методики расследования, разработанные либо для расследования преступлений, совершаемых несовершеннолетними, либо группировками взрослых преступников. Такой подход, к сожалению, не способствует оптимизации расследования данного вида преступлений, потому, что молодежь – это не только несовершеннолетние, а их группировки значительно отличаются от группировок взрослых. Они более жестоки, мотив корысти не всегда является для них главным, их действия часто импульсивны и находятся под влиянием определённых сиюминутных эмоций. Поэтому преступная деятельность их несколько иррациональна и не всегда логична. Наряду с этим для данных группировок, как и для группировок взрослых, характерно то, что «преступники, став членами преступного сообщества, действуют активнее, поскольку такая деятельность подкрепляется групповым авторитетом».

Важным моментом в расследовании преступлений совершённых членами молодёжных преступных группировок, является необходимость проведения оперативно-розыскной деятельности, как до возбуждения уголовного дела, так и во время его ведения. Даже в период рассмотрения дела судом иногда сохраняется необходимость оперативного сопровождения данного дела, суть которого состоит в том, что собирается информация о намерениях группировки по запугиванию свидетелей, фальсификации доказательств и предпринимаются меры к недопущению этого. В этих случаях даже в период рассмотрения дела в суде необходимо проводить операции, направленные на нейтрализацию противодействия установления истины судом.

В период предварительного расследования проведение оперативно-розыскных мероприятий необходимо для того, чтобы корректировать план расследования, а также предотвращать возможное противодействие со стороны группировок. Кроме того, в этот период необходимо проводить с помощью оперативных мероприятий работу по «развалу» названных группировок. Как показывает практика, данная работа имеет значение не только с точки зрения профилактики, но и с точки зрения расследования, поскольку в случае распада группировки не будет противодействия.

Важным является и необходимость оперативного сопровождения следственных действий, которые выполняются в ходе предварительного расследования. Это необходимо для того, чтобы следователь знал, насколько то или иное следственное действие является эффективным и, что необходимо сделать для того, чтобы повысить эту эффективность. Тем более, что иногда параллельное проведение оперативно-розыскных мероприятий способно повысить эффективность конкретных следственных действий. Примером тому являются обыски, когда благодаря параллельно проводимым оперативно-розыскным мероприятиям появляется информация о том, на чём необходимо сосредоточить особое внимание. Кроме того, оперативно-розыскные мероприятия позволяют усилить воздействие на эмоциональную сферу лиц, обладающих ценной для следствия информацией, что является важным для успеха расследования уголовного дела в целом.

Расследуя преступления молодежных группировок, следователи часто заблуждаются относительно выбора общей стратегии расследования данных преступлений. Они исходят из того, что данные преступления являются результатом длительного обдумывания и планирования. Однако это не так. И это становится понятным на первоначальном этапе расследования. Данные преступления часто являются следствием решений принятых под влиянием случайно сложившихся ситуаций и ее интерпретаций конкретными молодыми людьми. Кроме того, этому также способствует и стереотипность восприятия ими окружающего их мира, как мира им враждебного. Действия следователя направленные на разобщение группировки иногда могут и не достигать своей цели, если они не учитывают особенностей данных группировок, состоящих в том, что молодые люди в группировке рассматривают себя как антиподы всему окружающему их миру. Каждый член группировки начинает видеть, что без него безопасность группировки и его друзей может оказаться под угрозой. Это заставляет членов группировки проявлять даже самопожертвование во имя интересов своих товарищей. В этом видится необычность, поскольку следствие при расследовании других преступлений редко сталкивается с подобными явлениями.

Способность к самопожертвованию представляется несовместимой с преступлением, а потому сбивает с толку следователя расследующего преступление. Поведение, в котором проявляется самопожертвование, в этом случае кажется иррациональным, а потому не прогнозируемым. Самопожертвование во имя интересов группировки – это не единственное качество, характеризующее личность членов молодежных группировок. При расследовании необходимо учитывать и иные качества молодых людей. В частности необходимо знать систему их ценностей. Это необходимо для того, чтобы не только добиться позитивных результатов расследования, но и предупредить возможность совершения группировкой новых преступлений. Так, в группировках культивируются такие качества личности как сила, решительность, быстрота действий, непоколебимость. Только человек, обладающий этими качествами, по мнению членов группировки достоин уважения. Тот же, кто будет колебаться или демонстрировать эти колебания вызовет лишь пренебрежение со стороны конкретного члена группировки. Поэтому с тем, чтобы достичь желаемого результата следователь должен стремиться соответствовать названным параметрам, предъявляемым к личности, являющейся эталоном для членов группировки. Недопустимы, поэтому проявления сомнений и прочие колебания, со стороны следователя, поскольку это позволит предполагаемому преступнику сделать вывод о своём личностном превосходстве и, тем самым, сделает невозможным эффективное расследование конкретного преступления. Безусловно, потворствовать идеалам молодежных группировок нельзя. Необходимо обязательно показывать их ущербность и несостоятельность. Но делать это не следует сразу, а постепенно, ходом всего расследования. Стремление сразу же дискредитировать ценности группировки может привести к тому, что члены группировки замкнутся и мобилизируются, для отстаивания своих идеалов. Поэтому первые шаги следователя при расследовании должны учитывать уже сложившуюся в группировке систему ценностей.

Однако на сегодняшний день из-за отсутствия согласованности в действиях сотрудников, выполняющих оперативно-розыскную деятельность, и следователей, расследование превращается в формализованную совокупность действий, не учитывающих меняющуюся следственную ситуацию. Поэтому такое общее требование, предъявляемое к расследовании, как гибкость, не соблюдается. Именно это становится причиной, по которой следователь превращается в простого канцелярского работника, который озабочен лишь тем, чтобы все его действия были зафиксированы так, чтобы соответствовали закону. При этом не обращает внимания на то, что всякое расследование должно быть основано на творческом подходе, предполагающем анализ конкретной следственной ситуации и поиск действий, адекватных ей.

Рассогласованность в деятельности органов, на которые возложено раскрытие и расследование преступлений является одной из причин, по которой молодёжные группировки ещё больше консолидируются. Она позволяет им увидеть слабость правоохранительных органов и понять, что только вместе, только в группе они способны им противостоять. Именно поэтому одной из задач расследования является то, чтобы продемонстрировать слаженность работы правоохранительных органов и невозможность ими манипулировать, а также тщетность всякого им противодействия. Несмотря на все ухищрения по воспрепятствованию расследованию со стороны виновных в преступлении лиц и группировок следователи в соответствии с уголовно-процессуальным законом и рекомендациями криминалистической тактики во всех ситуациях, несмотря на шантаж, клевету, фальсификацию фактов и различные угрозы со стороны лиц, мешающих нормальному процессу расследования, обязаны пользоваться (а большинство так и поступает) законными и безупречными в нравственном отношении тактическими приемами и средствами, нацеленными прежде всего на устранение возникшего конфликта и налаживания нормального психологического контакта с указанными лицами.

Для повышения эффективности расследования следователь должен строить своё поведение с учётом особенностей мировосприятия членами молодёжных группировок. А это значит то, что он должен соответствовать их представлению об идеальной личности. Такое представление предполагает, что идеальная личность - это человек твёрдо знающий чего он хочет, а потому чётко и ясно формулирующий цели своей деятельности, умеющий и знающий как их достигать, способный на лишения ради достижения этих целей, бескомпромиссный. Именно поэтому следователь не должен демонстрировать подследственным членам группировки свои колебания относительно оценки их действий, выбора собственных действий и тому подобное. Это может быть воспринято как слабость, уязвимость следователя, а потому повлечь за собой пренебрежение к нему как к личности. Кроме того, в дальнейшем может стать также стимулом к оказанию противодействия со стороны группировки. Также следователь должен предпринять все необходимые действия, обеспечивающие формирование у членов молодёжной группировки убеждения о том, что вся их деятельность правоохранительным органам известна. Поэтому недопустимы при допросах и в общении с членами молодёжных группировок такие высказывания как: «Пока мы не знаем, как это произошло, но у нас имеются все возможности; чтобы это узнать». Такого рода высказывания позволяют сделать членам молодёжных группировок вывод о том, что данных об их преступной деятельности нет или их недостаточно и побуждает их к тому, чтобы «подбросить» следствию ложную информацию, искажающую картину произошедших событий. По этой причине всякое общение с членами преступной группировки должно исключать даже вопросы, содержащие информацию об уязвимых местах следствия. Напротив, следователь должен демонстрировать уже одним своим поведением уверенность в успешном расследовании и полном знании обстоятельств конкретного преступления.

Располагая информацией о личности члена молодёжной группировки, следователь имеет возможность прогнозировать поведение конкретного молодого человека во время проведения следственных действий. Однако данную информацию недостаточно получить, важно её грамотно обработать, то есть сделать полезные для расследования выводы. В данном случае целесообразно использовать помощь специалиста, который помог бы правильно разобраться с имеющейся информацией о личности члена группировки.

Игнорирование информации о свойствах личности конкретного молодого человека приводит к тому, что следствие допускает ошибки, которые иногда оказываются непоправимыми и приводят к тому, что отдельные обстоятельства совершения преступления так и остаются не исследованными. А это, как известно, приводит к неверному представлению о характере совершенного преступления, следствием которого может являться неадекватность в оценке его общественной опасности, неверная квалификация и другие просчёты, могущие отразиться на справедливости выносимых решений, как в ходе расследования, так и в суде. Непосредственно на расследовании это может сказываться в планировании всего хода расследования или отдельных следственных действий.

Для того, чтобы проводимые следственные действия не были бесцельными, совершаемыми лишь для «галочки» уже в ходе проведения опёративно-розыскных мероприятий необходимо уделять внимание личностным особенностям возможных преступников. Это необходимо для того, чтобы уже при проведении первоначальных следственных действий не совершить какой-либо ошибки или промаха. Более того, такая информация необходима для планирования этих следственных действий, она должна выступать как основа для их проведения. При этом каждое последующее действие должно проводиться с таким расчётом, чтобы получить ещё какую-то информацию о личности конкретного, предполагаемого преступника. В случае расследования преступлений, совершаемых членами молодёжных группировок, необходимо обращать особое внимание также и на сбор информации социопсихологического свойства, то есть о том какие взаимоотношения внутри конкретного криминального сообщества, каковы методы его управления и тому подобное. Данная информация может позволить создать наиболее вероятную модель поведения конкретного лица в определённой криминогенной ситуации. В свою очередь, такая модель, в результате её сравнения с реально совершённым преступлением, может позволить сделать вывод о том, мог ли конкретных молодой человек совершить конкретное преступление или нет, а также построить версию о том, кто же на самом деле совершил преступление.

Особое значение для криминалистического исследования личности имеет психологическая экспертиза, которая позволяет, в результате проводимого ею исследования, сделать выводы об особенностях личности конкретного, предполагаемого преступника. В результате её проведения наиболее полно изучается личность, причём, данное исследование не привносит какие-либо субъективные качества самого исследователя. К примеру, при сборе и оценке информации о личности следователем возможны ситуации, когда ошибочно ставится акцент на тех или иных чертах личности как наиболее важных и не замечаются те черты, которые в действительности являются доминирующими. Такая ошибка происходит из-за того, что следователь проецирует собственные качества и переживания на другого человека. Психологическая экспертиза лишена названного изъяна, так как при ее проведении используются научные методы, которые ориентированы на объективность и сведение к минимуму субъективного влияния. В результате проведения психологической экспертизы следователь может получить ответы на многие вопросы касающиеся личности преступников. При расследовании преступлений совершенных членами молодежных группировок, проведенная судебно-психологическая экспертиза может помочь в уяснении того, почему, то или иное кажущееся неадекватным действие было совершено и преследовали ли какую либо цель или нет.

Помимо проведения психологической экспертизы для создания психологического портрета преступника может оказаться полезным разъяснение специалиста-психолога. Такое разъяснение, также как и психологическая экспертиза может помочь следователю разобраться в том, результатом действия каких психических механизмов стало конкретное преступление, либо отдельные действия его составляющие. Такое разъяснение также имеет ряд преимуществ по сравнению с суждениями следователя, которые он может сделать относительно личности конкретного преступника. Эти преимущества состоят в объективности и научности сделанных суждений. Специалист поэтому может оказать помощь и при проведении следственных действий, так как его разъяснения будут являться основой их планирования.

Большое значение для расследования преступлений, совершённых членами молодёжных преступных группировок, приобретает фактор внезапности. Использование его важно, прежде всего, потому, что он оказывает сильное эмоциональное воздействие на лиц, виновных в совершении преступления, а также на лиц, которые обладают ценной для следствия информацией. В результате использования фактора внезапности удаётся добиться того, что человек, в отношении которого он применяется, испытывает нечто похожее на оцепенение. В таком состоянии человек испытывает сильное эмоциональное возбуждение, которое из-за своей силы отчасти парализует мыслительную деятельность. Поэтому делать прогнозы и предвидеть последствия своих действий становится невозможным. Вследствие этого волевая регуляция ослабевает и на конкретное лицо становится возможным воздействовать извне. Однако, для того, чтобы рассчитать успех этого тактического приёма, следователь должен оценить обстановку и рассмотреть возможную ситуацию не только со своих позиций, но и с точки зрения обвиняемого (подозреваемого) или иного участника следственного действия. То есть, следователь должен изначально рассчитать ожидаемый от применения внезапности, как тактического приёма, результат. При этом, он может оказаться эффективным лишь и том случае, если максимально будут учтены психологические особенности личности, в отношении которых этот прием используется.

Помимо этого, необходимо иметь в виду, что дискредитация лидеров группировки должна проходить, ориентируясь не на рассудок, а на эмоциональную сферу рядовых членов группировки. Поэтому доводы относительно того, что выгоду от создавшейся ситуации имеет лишь названный лидер, могут и не достигнуть желаемого результата. В то же время, высказывания лидера, отражающие его эмоциональное отношение к конкретному члену группировки, особенно если оно выражено в форме ругательств, может иметь серьезное значение для дискредитации данного лидера в глазах этого члена группировки. То есть, особое значение для дискредитации при расследовании преступлений молодежных группировок имеет информация эмоционального содержания. Данная дискредитация очень важна, так как позволяет преодолеть нежелание конкретного члена преступной группировки сотрудничать с правоохранительными органами. Имеется достаточно много примеров, когда следователи совместно с оперативными сотрудниками использовали данный прием для раскрытия и расследования преступлений.

Конечно, все это далеко не исчерпывает тех основ, которые должны лежать в основе создания методики расследования преступлений, совершенных членами молодежных преступных группировок. Однако именно они в практике расследования чаще всего игнорируются, не принимаются во внимание, что приводит к тому, что преступления либо остаются не раскрытыми, либо ответственность берет на себя только один член группировки, благодаря чему действия других остаются безнаказанными. Поэтому данные основы важны для того, чтобы обеспечить создание эффективной методики расследования преступлений, совершаемых членами молодежных преступных группировок. Также эти требования позволяют решить вопрос о подборе для расследанных преступлений лиц обладающих личностными качествами, благодаря которым несоизмеримо возрастает шанс успешного расследования.


2.2 Особенности тактики проведения отдельных следственных действий

Осмотр места происшествия

Версия о совершении преступных действий группой лиц может быть выдвинута уже в ходе осмотра места происшествия на основании обнаруженных следов, особенностей предмета посягательства, способа совершения и орудий преступления, изменений в обстановке.

О групповом характере совершенного преступления могут свидетельствовать в первую очередь следы пальцев рук, оставленные, судя по рисунку папиллярных линий, разными лицами. Подтверждением этого, обстоятельства служит различие следов одноименных пальцев и при том одинаковая давность их образования. При обнаружении следов разноименных пальцев версии о групповом преступлении подтверждает существенное различие в их размерах. Вывод о том, что преступников было несколько, может быть сделано по следам рук только после исключения их принадлежности к потерпевшему или лицам из его окружения. По тем же критериям оцениваются и следы ног (обуви). Различия устанавливаются по конфигурации и размерам следов обуви, по отобразившихся в следах признаков подошвенной части и при наличии дорожек следов – по различиям в признаках походки.

О факте совершения преступления подростками или о наличии подростков в составе преступной группы могут свидетельствовать материальные следы, несущие информацию о личности субъекта:

небольшие по размерам следы ног, рук;

отпечатки подошв обуви, которую обычно носят подростки (кроссовки, кеды, модная подростковая обувь);

личные вещи, оставленные, брошенные, утерянные, по которым можно определить возрастную группу (например, окружность головы по бейсбольной шапочке);

предметы, которые нередко носят подростки (самодельное холодное оружие, цепочки, металлические украшения и т. п.);

следы и надписи на вертикальных поверхностях;

следы зубов на продуктах питания, на выплюнутой жевательной резинке и т. д.

Способ совершения преступления выступает свидетельством группы в тех случаях, когда отличается особой изощренностью или сложностью. Со способом связаны орудия и средства совершения преступлений: использование тяжелых средств для резки металла при кражах из сейфа и иных металлических хранилищ, обнаружение на месте происшествия стреляных гильз от разных экземпляров оружия, следы различных орудий взлома, следы нескольких транспортных средств, относимость которых к событию преступления несомненна.

О совершении преступления подростками могут свидетельствовать такие элементы способа, как:

отсутствие целенаправленных, заранее продуманных и реализованных до конца действий;

примитивные, неухищренные способы проникновения, например через разбитое окно; взлом, не требующий значительной физической силы; использование простейших способов взлома запирающих устройств; малые размеры проломов;

непринятие мер к сокрытию следов преступления;

совершение на месте преступления циничных, озорных действий (порча товаров, беспричинная поломка вещей, учинение нецензурных надписей и рисунков).

В ходе осмотра места происшествия может быть получена информация о личностных качествах преступника. О привычках (пристрастие к курению, употреблению спиртных напитков, наркотиков, токсичных веществ) судят по оставленным на месте происшествия соответствующим объектам, упаковкам, окуркам, бутылкам и т. п. или по характеру похищенных предметов. О навыках преступника, его умениях и пристрастиях можно судить по следам таких действий, как умение обращаться с радиотехникой, электроникой, компьютером, выбор марок или монет из коллекции, выбор ценных книг, древних рукописей и т. п.

В остальном осмотр места происшествия осуществляется в соответствии с тактическими рекомендациями, отражающими специфику совершенного преступления.

Допрос

Среди средств получения информации о преступлении, совершенном организованным преступным сообществом, допрос занимает особое место. Это его положение обусловлено тем, что допрос во-первых, самое распространенное следственное действие, без проведения которого не обходится расследование ни одного уголовного дела и, во-вторых, такой источник информации, который позволяет следователю и суду наиболее полно представить событие преступления, все элементы его состава, включая и такие трудно устанавливаемые, как мотив, цель и причины совершения преступного акта. В то же время допрос является одним из самых сложных следственных действий; его производство требует высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса.

Цель допроса – получить полные и правдивые, объективно отражающие в действительность показания. Для подозреваемого и обвиняемого показания, кроме того, и средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия.

Предмет допроса, то есть круг выясняемых обстоятельств, в общей форме предопределен предметом доказывания. По делам о преступлениях, совершенных организованным преступным сообществом, его особенности состоят в установлении данных, позволяющих не только констатировать факт преступления, совершенного группой, но и получить о ней максимально полную информацию, индивидуализировать роль и вину каждого из ее участников.

К допросам по групповым делам в полной мере относятся общие требования тактики проведения этого следственного действия: активность допроса, его целеустремленность, объективность и полнота, необходимость учета свойств личности допрашиваемого, а также, что характерно именно для допросов по таким делам, процессуального положения допрашиваемого, а если это подозреваемый или обвиняемый, то его положения и роли в преступной группе.

Подготовка к допросу. Эта стадия следственного действия, как известно, включает в себя:

собирание исходных данных;

тактическое обеспечение допроса;

выбор момента и места и определения способа вызова на допрос;

техническое обеспечение допроса.

Исходные данные определяют эффективность допроса. По своим источникам и содержанию они неоднородны.

Во-первых, это данные, относящиеся к обстоятельствам расследуемого события: его механизму, месту, времени, участникам, их роли и действиям и т. п.

Во-вторых, данные о личности допрашиваемого. Их объем и характер зависят от процессуального положения лица, обстоятельств дела, предмета предстоящего допроса и значимости показаний.

Тактическое обеспечение допроса заключается в разработке приемов его реализации и составлении, в необходимых случаях, плана допроса.

Такой план должен обязательно составляться при подготовке к допросу. План допроса составляется в произвольной форме, но обязательно должен содержать перечень подлежащих установлению обстоятельств, имеющихся по ним доказательств и формулировки основных вопросов, а также тех, которые связаны с информацией, полученной из оперативных источников. В отношении последних в плане целесообразно предусмотреть момент, когда их лучше задать, что должно этом предшествовать и какие на случай непредвиденных осложнений должны быть приняты меры для сохранения в тайне источника.

Момент допроса определяется с учетом важности данных, которыми, по предположению следователя, располагает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в преступной группе и конкретно в расследуемом событии, связи с другими лицами, подлежащими допросу по делу.

На решение вопроса о моменте влияет и избранная следователем очередность допросов членов сообщества. Если из оперативных источников известно, кто из членов сообщества виновен менее других или менее всех устойчив, то бывает целесообразным начать допросы именно с этого лица. Иногда же наоборот — первым допрашивается главарь группы и тогда, в случае получения от него правдивых показаний, более простыми оказываются допросы участников сообщества.

Влияет на выбор момента допроса и ряд других обстоятельств: интересы сохранения следственной тайны, задачи обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, сила и характер переживаний, испытанных допрашиваемым в момент события.

Важное значение имеет Техническое обеспечение допроса, а именно подготовка средств магнитной и особенно видеомагнитофонной записи. Применение видеосъемки, во-первых, может послужить средством изобличения во лжи, побудить к даче правдивых показаний, преодолеть отказ от дачи показаний, что приобретает особое значение при сговоре членов преступного сообщества или колебаниях потерпевших и свидетелей; во-вторых, сдерживает допрашиваемых от изменения показаний или отказа от них и является доказательством ложности их заявлений о незаконных методах воздействия при допросе.

В случае очевидного для потерпевшего преступного посягательства при его допросе следует выяснить:

количество лиц, принимавших участие в совершении группового преступления, внешние признаки преступников;

конкретные действия каждого из них, особенности поведения;

как они называли друг друга, использовали ли клички;

кто руководил действиями соучастников; кто и чем был вооружен;

как нападавшие покинули место происшествия, не подавал ли команду кто-либо из наблюдавших совершение преступного деяния.

По аналогичной схеме должны быть допрошены и свидетели-очевидцы, но при этом дополнительно выясняется, где они находились в момент события, принимали ли и какое именно в нем участие, в каком состоянии воспринимали действия преступников и потерпевших.

При оценке результатов допроса потерпевших следует иметь в виду возможность дачи ими ложных показаний из мести, обиды, жадности, сочувствия к обвиняемому, страха перед ним или его сообщниками, что особенно часто бывает, когда из всех участников преступной группы задержан только один. Иногда потерпевшие говорят не обо всех преступных действиях участников группы, скрывая такие из них, огласки которых они хотят избежать, например, сообщают о разбойном нападении, но умалчивают об изнасиловании.

Круг свидетелей-очевидцев по групповым делам зависит от характера и обстоятельств преступного посягательства. Так, если по делам о разбойных нападениях на квартиры это обычно соседи потерпевших, лифтеры, работники коммунальных служб или органов связи, то при разбойных нападениях на банковские учреждения — кассиры, инкассаторы и иные лица, восприятие нападения которыми связано с их служебными обязанностями (они же могут быть и потерпевшими); работники охраны, воспринимавшие нападение не только в силу выполнения служебных обязанностей, но и как специалисты-профессионалы в определенной области знаний; лица, которые в момент нападения находились на месте происшествия или вблизи него. Причем их показания будут зависеть от того, какую роль они играли в событии: активно противодействовали нападению, наблюдали его, но не вмешивались в ход событий или не имели возможности вмешаться.

Особенности тактики допроса подозреваемых и обвиняемых. Тактика допроса этой категории лиц определяется в зависимости от:

характера преступной деятельности общества: насильственные, корыстно-насильственные преступления (разбой, грабеж), ненасильственные имущественные преступления (кражи, мошенничество);

положение и роли участников преступной группы;

прошлой «допреступной» деятельности участника группы, профессии, образования, семейного положения, но и от наличия в прошлом судимости, знакомства с методами раскрытия и расследования преступлений.

Особенности предмета допроса определяются главным образом положением и ролью в преступном сообществе. Руководствуясь этим критерием, целесообразно рассмотреть особенности предмета допроса организаторов (руководителей) преступного сообщества, непосредственных исполнителей преступных замыслов, членов групп (или блоков) защиты и прикрытия. Ряд обстоятельств требует выяснения в ходе допросов всех категорий этих лиц, и поэтому при характеристике предметов допроса повторяется.

При допросе организаторов (руководителей) преступного сообщества следует стремиться установить:

как и у кого возник замысел организации преступного сообщества, при каких обстоятельствах, что было побудительным мотивом к этому, в какой последовательности реализовывался замысел;

какая преступная деятельность предполагалась, какая в действительности осуществлялась; эпизоды преступной деятельности, их конкретные участники, принимал ли непосредственное участие в совершении преступных акций сам организатор;

каким способом (способами) совершались преступления, как был избран или разработан способ, из какого источника была получена информация о нем, у кого из членов сообщества имелся опыт применения этого способа; то же в отношении способов сокрытия преступной деятельности;

структура сообщества, наличие специализированных блоков в организации, меры конспирации, средства и приемы связи;

материально-техническое оснащение сообщества, вооружение, ТС, средства связи, конспирация;

способы вовлечения новых членов сообщества, связи с коррумпированными элементами в государственных и иных структурах, состав группы прикрытия, ее деятельность, каналы получения разведывательной ("наводка"), иной информации;

группа (блок) защиты, состав, действия;

исполнители, их всесторонняя характеристика, факты эксцесса исполнителя и реагирование на них; лица, порвавшие с сообществом, их характеристика, реагирование остальных на "отступничество".

При допросе непосредственных исполнителей, помимо сведений об организации – в этом предмет допроса совпадает с предметом допроса организаторов (с поправкой на степень возможной информированности), целесообразно выяснить:

в совершении, каких конкретно преступлений допрашиваемый принимал личное участие, в чем оно заключалось;

кто был инициатором преступлений, кто их планировал, были ли допущены отступления от первоначального плана;

какие меры намечались для сокрытия преступлений, как предписывалось вести себя в случае провала или неудачи по иным причинам, какова легенда при задержании с поличным;

места сбыта похищенного имущества, наличие консперативных квартир для того, чтобы «залечь на дно»; какова доля имущества или ценностей, полученных в результате совершенного преступления; имеет ли доступ и на каких основаниях к «общаку»;

отношения с соучастниками, с другими членами группы;

как был вовлечен в преступную деятельность группы, причины.

При подготовке к допросу несовершеннолетних (в том случае если они принимали участие в совершении преступлений преступной группой) учитывается процессуальное положение допрашиваемого, а также данные характеризующие его личность. И то и другое значимо для определения круга участников допроса, места, времени и наиболее целесообразных тактических приемов его проведения, о способе вызова на допрос.

При выборе момента и тактики допроса необходимо учитывать психологическое состояние подростка. Обычно это – эмоциональное возбуждение в сочетании с угнетенностью от непривычной обстановки. К этому добавляется страх перед наказанием, перед родителями, перед разоблачением. В такой момент важно побудить подростка к осознанию серьезности его положения и важности допроса, целесообразности сотрудничества со следствием. Для этого необходимо постараться снять его нервное напряжение, успокоить, принять меры к установлению психологического контакта.

В допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) участвует защитник, который вправе задавать ему вопросы, а также по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать по нему замечания[3] .

Очень важно правильно формулировать вопросы. Они должны быть конкретны, несложны и не содержать фактических данных способных что-то подсказать подростку. Не следует забывать о такой его черте как внушаемость. Подозреваемый несовершеннолетний в силу внушаемости и неразвитого логического мышления способен оговорить себя, признать виновным, используя информацию, почерпнутую из вопросов следователя.

Немаловажным при допросе будет демонстрация следователем своей осведомленности об обстоятельствах совершенного преступления, однако это должны быть подлинные сведения, полученные из протокола осмотра места происшествия, показаний очевидцев и т. п. использование элемента внезапности при предъявлении подозреваемому пусть не очень значительного, но убедительного доказательства способно склонить к необходимости говорить правду. Вместе с тем, предъявляя подростку те или иные доказательства, не следует забывать, что он в силу своего возраста и развития не всегда способен оценить их по достоинству. Поэтому целесообразно разъяснять ему истинное значение предъявляемых фактических данных.

2.3 Использование иных средств доказывания для установления фактов совершения преступления организованной группой

Использование возможностей следственного осмотра предметов и документов. Как известно, предметы и документы, имеющие доказательственное значение, могут быть получены не только в результате осмотра места происшествия, но и при производстве других следственных действий, а также представлены следователю участниками процесса. Они играют роль вещественных доказательств или образцов для сравнительного исследования; документы могут выступать и в качестве источников доказательств как «иные документы»[4] . Следственный осмотр этих объектов позволяет получить информацию, указывающую на признаки совершения преступлений организованной группой. Такими признаками могут быть следующие.

1. Характер объектов, служащих орудиями преступления. На невозможность использования их одним лицом указывают:

а) габариты объекта — его размеры, вес и т. п.;

б) функциональное назначение объекта, предполагающее его использование группой;

в) указание в документе — вещественном доказательстве на возможность его использования несколькими лицами, связанными между собой по службе или при выполнении тех или иных операций;

г) сложность изготовления объекта, предполагающая кооперацию нескольких исполнителей;

д) сложный состав материала, из которого изготовлен объект, предполагающий наличие нескольких источников его получения либо нескольких лиц, добывающих его компоненты.

2. Характер объектов преступного посягательства. Он может быть таков, что его перемещение необходимо требует участия нескольких лиц, например похищенный сейф, или представлять такое количество похищенных ценностей, вынести которое не по силам одному человеку.

3. Содержание документов — вещественных доказательств: дневников, писем, различных записей и т. п.

4. Содержание письменных документов, не являющихся вещественными доказательствами, фиксирующее связи проходящих по делу лиц.

Этот перечень не носит исчерпывающего характера. Осмотр указанных объектов позволяет выявить и зафиксировать причастность к событию нескольких лиц, распределение ролей между ними при совершении преступлений, дает ориентиры для индивидуализации вины каждого из участников группы.

В протоколе осмотра вещественных доказательств обязательно указываются:

характер объекта, его внешний вид и функциональное назначение;

индивидуальные признаки объекта;

признаки свидетельствующие о его владении или использовании определенным лицом или лицами;

признаки, указывающие на необходимость его использования (применения) несколькими лицами;

признаки, свидетельствующие о его использовании (применении) при совершении расследуемого преступления.

В протоколе осмотра документов следует отметить:

наименование и внешний вид документа;

наличие необходимых реквизитов;

упоминающихся в документе лиц, проходящих по делу.

Та часть содержания документа, которая представляет интерес для следствия, записывается в протокол дословно. Кроме того, в протоколе, где место хранения документа - в обычном месте, там, где ему и надлежит храниться, либо в необычном – в иных папках иных хранилищах и т. п. Данный факт может сам по себе иметь уликовое значение, что особенно важно, если это документ строгой отчетности Особое внимание следует обратить на личность составителя, а также пользователей документа, если ведется их учет.

Использование возможностей следственного эксперимента. Из числа разновидностей следственного эксперимента групповой характер совершения преступного посягательства обычно выявляют:

а) эксперименты, устанавливающие возможность совершения какого-либо действия;

б) эксперименты по установлению отдельных деталей механизма события;

в) эксперименты, определяющие процесс образования обнаруженных следов.

Говоря о следственном эксперименте первого вида, имеют в виду конкретное действие вообще или в данных условиях, или данной личностью, или за определенный промежуток времени. В рассматриваемом аспекте речь должна идти о возможности совершении действия одним лицом или необходимостью участия в этом нескольких лиц.

Следует специально подчеркнуть, что в целях всех экспериментов этого вида при расследовании групповых преступлений всегда служит именно проверка возможности совершения действий одним лицом. В этом случае отрицательный результат прямо указывает на преступную группу.

Следственный эксперимент по установлению отдельных деталей механизма преступления служит той же цели. Он тесно связан с реконструкцией обстановки события и обычно требует воссоздания условий в которых происходило расследуемое событие. В процессе подобного следственного эксперимента выясняется течение события и возможности именно такого течения при наличии лишь одного подозреваемого Отрицательный результат означает участие в преступлении нескольких лиц В ряде случаев даже получают ответ на вопрос, сколько должно было быть участников события, если оно протекало именно таким образом. Ответ чаще всего будет носить вероятный характер: "Участников должно было быть не менее...".

Если подозреваемый в ходе эксперимента продолжает отрицать совершение преступной акции группой, то условия опытов могут специально упрощаться. При этом повышается возможность участия в событии одного лица (например, подозреваемому предлагают передвинуть сейф меньших габаритов, выполнить одному более простое, чем в момент преступления, действие), и если даже в таких условиях результаты эксперимента будут отрицательными, то это станет убедительным доказательством ложности объяснений подозреваемого.

Аналогичным целям служат эксперименты, определяющие процесс образования следов. И здесь требуется установить, могли ли быть оставлены данные следы одним человеком или их возникновение — результат деятельности нескольких лиц (используемых ими инструментов, механизмов и т. п.).

Использование возможностей проверки показаний на месте. В отличие от предыдущего законодательства России в условиях действующего это следственное действие проводится под «своим именем» и предусмотрено УПК РФ[5] . Это один из эффективных способов исследования доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших подозреваемых и обвиняемых. Проверка и уточнение показаний на месте, сочетает в себе черты ряда следственных действий, имеют своеобразный комплексный характер и своеобразную тактику проведения.

Возможности проверки и уточнения показаний на месте, чтобы установить групповой характер совершенного преступления, довольно ограниченны. Рассмотрим такую ситуацию.

Причастность подозреваемого, чьи показания предполагается проверить путем выхода с ним на место, не вызывает у следователя сомнений. В процессе проверки обнаруживается, что подозреваемый не может указать названное им при допросе место или, что указанное место не соответствует данному им описанию или же на указанном месте нет тех или иных предметов, названных допрошенным. Из этого факта может быть сделано несколько выводов:

а) подозреваемый действует добросовестно, ошибся или ошибается неумышленно;

б) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку не намерен указать искомое место, но рассчитывает таким путем затянуть расследование или совершить побег, либо установить связь с соучастником;

в) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, а информацией, подвергаемой проверке путем выхода на место, располагает иное лицо — соучастник этого подозреваемого.

По делам о групповых преступлениях значимы второй и третий из упомянутых выводов. Второй — если есть данные о намерении подозреваемого установить связь с реально существующим соучастником или соучастниками, еще не известными следователю. Эта информация чаще всего поступает из оперативных источников. В таких случаях должна планироваться оперативно-тактическая операция с целью задержания соучастников. Если же такая информация стала известна после выхода на место, то она служит объяснением целей подозреваемого, которые ему по какой-то причине осуществить не удалось. Но когда следователь, имея в виду такую цель подозреваемого (а он ее должен иметь в виду во всех случаях), обнаруживает соответствующие попытки, то, естественно, ему необходимо принять меры к задержанию тех лиц, с которыми подозреваемый пытается установить связь, а затем проверить их причастность к преступлению.

Третий вывод из рассматриваемой ситуации дает основания предполагать групповой характер совершенного преступления, но обычно не содержит указаний на конкретное лицо, обладающее достоверной информацией, то есть на соучастника (соучастников) подозреваемого.

В заключении следует сказать, что как второй, так и третий вывод не всегда верны, поскольку отрицательный результат этого следственного действия может вытекать из самооговора, чьи показания проверяются.

Использование возможностей обыска. Это следственное действие может служить как средством установления группового характере совершенного посягательства, так и получение информации о существовании преступной группы, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т. п.

Перечислим объекты, подлежащие отысканию при обыске.

1. Орудия преступления. Информация полученная в результате осмотра места происшествия и других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, ориентируют следователя на видовую принадлежность этих объектов, либо даже на их признаки, позволяющие их индивидуализировать. Это может быть один объект, несколько однородных или разнородных объектов. Когда речь идет о нескольких объектах, можно полагать, что преступление совершила группа лиц, хотя и использование только одного орудия преступления эту версию не исключает.

Как уже указывалось, особое внимание следует уделять поиску таких орудий, которые предполагают невозможность их использования одним человеком (аппараты для резки металла и т. п.). Необходимо также учитывать, что на орудиях преступления могут быть следы их использования разными лицами, например следы пальцев. Поэтому их изъятию должен предшествовать тщательный осмотр по правилам обращения со следами, возможно с участием специалиста. Обнаруженные следы при необходимости копируются либо сохраняются вместе с орудием, на котором они находятся. Это относится и к ТС – орудиям преступления.

2. Предметы, изъятые из гражданского оборота -- огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, яды, наркотики и т. п. Помимо того, что сам факт их обнаружения может быть основанием для возбуждения уголовного дела против лица, у которого они хранились, следователь должен иметь в виду, что эти предметы могли служить орудием преступления по иным расследуемым делам либо при совершении посягательств, еще не известных правоохранительным органам, причем тем же преступным сообществом, в которое предположительно входит обыскиваемый.

3. Предметы, сохранившие на себе следы преступных действий. Обнаружив такие объекты, следователь должен хотя бы ориентировочно решить следующие вопросы:

каково происхождение этих следов, на каких объектах обыска могут быть аналогичные следы;

если следы оставлены определенным орудием, то не является ли этим орудием предмет, обнаруженный при обыске, какой предмет следует искать;

не являются ли следы, обнаруженные при обыске, признаками уничтожения объектов, сохранивших на себе следы преступления (сгоревшая одежда и обувь со следами крови и т. п.); имеются ли и какие признаки уничтожения таких объектов несколькими лицами, а не одним обыскиваемым.

4. Различные документы. Среди них могут быть и относящиеся к первым трем названным категориям, и иные документы, служащие, как сказано в законе, "средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела" (ст. 81 УПК РФ): дневниковые записи, письма, записные книжки, "теневая" бухгалтерия, фотоснимки, магнитофонные и видеозаписи и др. Номера телефонов могут быть записаны на обоях, на видеокассетах, на салфетках и других предметах повседневного пользования.

Все документы, которые содержат или могут содержать информацию о соучастниках обыскиваемого, изымаются для последующего тщательного изучения. Именно в таких документах могут содержаться данные о преступном сообществе и его членах, в том числе о главарях, об иных, помимо расследуемого, преступлениях и др.

5. Скрывающийся преступник. Это может быть соучастник обыскиваемого, но может быть и лицо, разыскиваемое за иное преступление, не связанное с обыскиваемым, - - знакомый, родственник, постороннее лицо, скрываемое за какое-либо вознаграждение или по просьбе других лиц.

Проведение одновременных обысков у нескольких подозреваемых или связанных с ними лиц требует особо тщательной подготовки. Помимо сбора необходимой информации о местах обыска и самих обыскиваемых, комплектуется должное количество оперативных групп, оговариваются формы и средства оперативной связи между группами с целью своевременного обмена значимой информацией. Если предполагается задержание обыскиваемых, заранее следует предусмотреть, как оно будет осуществляться, какие меры должны быть приняты, чтобы исключить общение задержанных между собой, и где они будут размещены.

Производство одновременно обысков у нескольких лиц обычно представляет собой элемент тактической операции, включающий в себя, помимо обысков, задержания, допросы, очные ставки, другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. Для успешного проведения операции обычно создается своеобразный штаб и разрабатывается детальный план операции.


Заключение

Подводя итоги исследования особенностей расследования преступлений, совершенных организованными молодежными группировками можно сделать следующее обобщение: основным фактором взаимной криминализации в организованных молодежных группировках является криминальная субкультура. Для ее обозначения используются и другие термины: «вторая жизнь», «социально негативные групповые явления», «асоциальная субкультура».

Под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и преступную деятельность криминальных сообществ, что способствует их длительному существованию, сплоченности, криминальной активности и мобильности, преемственности поколений правонарушителей.

Основу криминальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы объединившихся в группы молодых преступников. В них в искаженном и извращенном виде отражены возрастные и другие социально-групповые особенности членов этих группировок. Социальный вред криминальной субкультуры заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует перерастание возрастной оппозиции в криминальную, именно потому и является механизмом «воспроизводства» преступности в молодежной среде.

Учитывая высокий динамизм групповой преступности и криминальную активность и мобильность преступных групп, важно внимательно следить за процессом группирования учащихся, вовремя выявлять лидеров, группы асоциальной ориентации и оперативно принимать меры по их переориентации, разобщению.

Также основным элементом криминалистической методики расследования обозначенных преступлений является установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, которое представляет собой регламентированную законом деятельность органов предварительного расследования и дознания по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, установление которых необходимо для правильного принятия решения по уголовному делу. Специфика обстоятельств, подлежащие доказыванию при расследовании указанных преступлений, заключается в необходимости установления: времени и места совершения преступления; способа преступления и умышленной (и лишь в отдельных случаях неосторожной) формы вины, а также специфических признаков, характеризующих молодежные группы, личностных особенностей их членов; жертвы; обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Ну и хотелось бы отметить в качестве основного вывода то, что борьба с организованной молодёжной преступностью должна включать в свой арсенал методы психодиагностики и психотерапии. Кроме того, в борьбе с организованной молодёжной преступностью следует отказаться от некоторых иллюзий. В частности, считается, что, дискредитировав, изолировав или как-то иначе сместив лидера группировки, уничтожается сама группировка. Отчасти это действительно так, но лишь отчасти. Действительно, группировка, носящая, к примеру, имя своего лидера, распадается, но сами молодые люди не покидают преступный мир, а остаются в нём, и потому на месте распавшейся группировки появляется одна или несколько новых. Тем самым, можно утверждать, что подобного рода деятельность по распаду молодёжных преступных группировок, проводимая правоохранительными органами, создаёт благоприятные условия в целом для организованной молодёжной преступности. Именно поэтому борьба с организованной молодёжной преступностью должна включать в свой арсенал более тонкие и деликатные методы, основанные на принципах психодиагностики, психотерапии и психологии в целом.


Список литературы

Законы, нормативные правовые акты и иные официальные документы:

1. Конституция Российской Федерации от 12. 12. 1993 года// "Собрание законодательства РФ", 26.01.2009, N 4, ст. 445. – 64с.;

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года №63 – ФЗ // «Собрание законодательства РФ», 23.02.2009, №2,ст.234.-175с.;

3. Уголовно – процессуальный Кодекс Российской Федерации/ от 18 декабря 2001 года №177 – ФЗ// Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. – 240с.;

Монографии, учебники, учебные пособия:

1. Настольная книга следователя. Расследование особо тяжких преступлений против общественной безопасности (бандитизм, организация преступного сообщества, организация незаконных вооруженных формирований): науч.-метод. Пособие / А. И. Дворкин, Э. У. Бабаева, Ю. С. Бирюков и др.; М. : Экзамен, 2006. – 496 с.

2. Резван С. А. Установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними/ С. А. Резван // Вестник криминалистики. – 2008. - № 1. – с. 103-106.

3. Кузнецов А. Способ преступления при расследовании краж имущества граждан, совершенных группами несовершеннолетних/ А. Кузнецов; А. Соколов // Уголовное право. -2008. -№ 5. – с. 101-106.

4. Костина Л. Н. Понятие психологического обеспечения расследования групповых преступлений несовершеннолетних/ Л. Н. Костина // Вестник Московского университета МВД России -2007. -№ 1. –с. 90-92.

5. Костина Л. Н. Участие психолога в расследовании ОВД групповых преступлений несовершеннолетних/ Л. Н. Костина // Вестник Московского университета МВД России. -2007. -№ 2. –с. 123-127.

6. Гавердовская В. Допрос несовершеннолетних при расследовании преступлений против половой неприкосновенности/ В. Гавердовская // Законность. -2007. -№ 9. –с. 30-31.

7. Костина Л. Н. Проблемы профессионально-психологической подготовки курсантов и слушателей высших образовательных учреждений МВД России к расследованию групповых преступлений несовершеннолетних/ Л. Н. Костина // Вестник Московского университета МВД России. -2007. -№ 3. –с. 72-74.

8. Резван С. А. Особенности производства проверки показаний на месте с участием несовершеннолетнего/ С. А. Резван // “Черные дыры” в Российском законодательстве. -2007. -№ 2. –с. 329-330.

9. Файрушина Р. Д. Криминалистическая характеристика вымогательств, совершенных несовершеннолетними в системе криминалистической методики расследования/ Р. Д. Файрушина // “Черные дыры” в Российском законодательстве. -2007. -№ 3. –с. 358-359.

10. Силанов К. С. Особенности преступных групп несовершеннолетних, их классификация и типизация/ К. С. Силанов // Российский криминологический взгляд. -2005. –№ 2. –с. 75-81.

Статьи, научные публикации:

1. Загорьян С. Г. Некоторые признаки вооруженной организованной группы несовершеннолетних/ С. Г. Загорьян // Российский следователь. -2008. -№ 7. –с. 16-17.

2. Папышева Е. С. Особенности выдвижения следственных версий по делам об убийствах, совершенных группами несовершеннолетних/ Е. С. Папышева // Российский следователь. -2008. -№ 20. –с. 3-5.

3. Кузьмичев А. Г. Проблемы расследования преступлений, совершенных молодежными организованными группировками/ А. Г. Кузьмичев // Следователь. -2008. -№ 11. –с.19-22.

4. Подольный Н. А. Информация о противодействии расследованию – методологическая основа расследования преступлений, составляющих молодежную организованную преступность/ Н. А. Подольный // Следователь. -2007. -№ 2. –с.37-44.

5. Подольный Н. А. Использование молодежными преступными группировками отдельных адвокатов для оказания противодействия проводимому расследованию / Н. А. Подольный // Следователь. -2007. -№ 4. –с.35-38.

6. Макаренко И. А. Проблемы участия педагога и психолога в процессе расследования уголовных дел в отношении несовершеннолетних/ И. А. Макаренко // Российский следователь. -2007. -№ 13. –с.5-7.

7. Подольный Н. А. Некоторые особенности расследования преступлений, составляющих молодежную организованную преступность/ Н. А. Подольный // Следователь. -2006. -№ 6. –с.42-46.

8. Подольный Н. А. Отдельные основы методики расследования преступлений, совершаемых членами молодежных организованных группировок/ Н. А. Подольный // Следователь. -2005. -№ 10. –с.21-28.

9. Подольный Н. А. Информационное обеспечение расследования преступлений, совершенных молодежными организованными группировками / Н. А. Подольный // Следователь. -2005. -№ 11. –с.20-28.

10. Лялина Е. В. Процессуальные вопросы участия специалиста в расследовании изнасилований, совершаемых группой несовершеннолетних/ Е. В. Лялина // Российский следователь. -2006. -№ 7. –с. 25-26.

11. Орлова Ю. Р. Актуальные вопросы взаимодействия следователей и сотрудников ПДН ОВД при расследовании преступлений, совершаемых несовершеннолетними/ Ю. Р. Орлова // Российский следователь. -2005. -№ 10. –с. 6-10.

Уголовные дела:

1. УД № 652004 от 11.06.2007 г. Фабула: 10 июня 2007 года в 23:00 группа молодых людей, находясь в электричке, следовавшей Екатеринбург-Камышлов, напали на двоих дагестанцев Ибрагимова М. А. и Мулдагулова А. Р., избили их и похитили личное имущество. Гражданину Ибрагимову М. А. были причинены тяжкие телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы.

Решение суда: городской суд вынес приговор троим членам банды скинхедов. Судил их суд присяжных за преступления, совершенные на почве расовой неприязни. Как сказал судья Петр Штундер, молодчики совершали преступления, "движимые мировоззрением о собственном превосходстве над другими национальностями". Судья Петр Штундер отметил, что решение суда может быть обжаловано в Верховном суде в течение 10 дней.

2. УД № 254504 от 25.11.08г. Фабула: 24 ноября 2008г. в 22:00 неизвестные, находясь в состоянии алкогольного опьянения в лесопарковой зоне Верх-Исетского района вместе со своими друзьями совершил разбойное нападение на уроженца Таджикистана Мурзатаева Ильгиза Башировича, 21.12.1968г.р. Данному гражданину были причинены тяжкие телесные повреждения, а также похищено личное имущество.

Решение суда: суд Верх-Исетского района г.Екатеринбурга вынес обвиняемым по этому делу суровый приговор. Тогда пятеро подсудимых получили сроки от 6 до 10 лет лишения свободы, в отношении троих было вынесено условное наказание.

Наказание: суд Верх-Исетского района г.Екатеринбурга 21 января 2009 года, повторно рассмотрев дело № 254504, приговорил Игоря Быкова к лишению свободы сроком на шесть лет.


Приложение

УД№ 652004 от 11.06.07. г. 254504 от 25.11.08. г. 456304 от 14.08.08 г. 353804 от 11.01.2009 г.
Уголовно- правовая квалификация Ст. 162 ч.2 Ст. 162 ч. 2 Ст. 105 ч.2 Ст. 105 ч. 2
Фабула 10 июня 2007 года в 23:00 группа молодых людей, находясь в электричке, следовавшей Екатеринбург- Камы шло в, напали на двоих дагестанцев Ибрагимова М. А. и Мулдагулова А. Р., избили их и похитили личное имущество, Гражданину Ибрагимову М. А. были причинены тяжкие телесные повреждения в виде черепно- мозговой травмы. 24 ноября 2008г. в22:00неизвестные, находясь в состоянии алкогольного опьянения в лесопарковой зоне Верх-Исетского района вместе со своими друзьями совершил разбойное нападение на уроженца Таджикистана Мурзатаева Ильгиза Башировича, 21.12.1968г.р. Данному гражданину были причинены тяжкие телесные повреждения, а также похищено личное имущество. 13.08.2008г. в 21:30 на ул. Крылова, рядом с домом 58 группой лиц было совершено убийство гр. Таджикистана Мамедова Муха меда Магомедовича 1956г.р. От полученных травм Маме до в скончался на месте. 10.01.2009г. в 20:50 в Верх- Исетском а дм и н истративном районе по ул. Опалихинская 22 группой молодых людей было совершено убийство гр. Узбекистана Исенова Азамата Казмагомбетовича 1964г.р. прож. по ул. Бебеля 117-59. От полученных травм гр. Исенов А.К. скончался на месте.
Следственные действия Допрос подозреваемого, обвиняемого; допрос потерпевшего; допрос свидетеля. Осмотр места происшествия; допрос подозреваемого, обвиняемого; допрос потерпевшего; проверка показаний на месте. Осмотр места происшествия; допрос подозреваемого. обвиняемого; проверка показаний на месте. Осмотр места происшествия; допрос подозреваемого, обвиняемого; проверка показаний на месте.
Изъятые следы Не изъяты. Ничего не изъято. Ничего не изъято. Ничего не изъято.
Количество участников 3 человек 8 человек 3 человека 5 человек

[1] Лисовский В.Т. Методология и методика изучения идеалов и жизненных планов молодежи. Автореф. дисс. … канд. филос. наук. Л., 1968. С.8.

[2] Подольный Н.А. «Некоторые особенности расследования преступлений составляющих молодежную организованную преступность»// Следователь №6, 2006г.

[3] часть 2 статьи 425 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

[4] Статья 84 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

[5] Статья 194 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий