регистрация / вход

Реформирование территориальных основ местного самоуправления в РФ

Территориальные основы местного самоуправления и их место в системе органов местного самоуправления. Вопросы реформирования территориальной организации местного самоуправления. Реализация новых принципов территориальной организации в Тюменской области.

СОДЕРЖАНИЕ

Список принятых сокращений

Введение

Глава 1. Понятие территориальных основ местного самоуправления и их место в системе органов местного самоуправления

1.1 Понятие территориальных основ в системе местного самоуправления

1.2 Исторический опыт реформирования территориальной организации на местах

1.3 Вопросы реформирования территориальной организации местного самоуправления

Глава 2. Реформирование территориальной организации местного самоуправления: проблемы и пути решения

2.1 Влияние реформирования территориальной организации местного самоуправления на обеспечение целостности и эффективности решения задач местного самоуправления. Типологизация муниципальных образований

2.2 Влияние реформы территориальной организации местного самоуправления на компетенционную основу местного самоуправления, в том числе вопросы местного значения

2.3 Соотношение административно-территориального устройства и территориальной организации местного самоуправления

2.4 Проблемы реализации новых принципов территориальной организации в Тюменской области

Заключение

Список используемы источников и литературы


СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

РФ - Российская Федерация

ФЗ - Федеральный закон

Федеральный закон № 131-ФЗ - Федеральный закон «Об общих принципахорганизации местного самоуправления в РФ» от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Анализу местного самоуправления как правового института посвящено значительное число вышедших в последние годы научных работ. Однако их авторы обычно рассматривают вопросы организационных, правовых, финансово-экономических основ местного самоуправления и крайне редко затрагивают проблемы, связанные с территориальными основами местного самоуправления. Вместе с тем, недостатки территориальной организации местного самоуправления нередко являются препятствием для целостного и эффективного решения задач местного самоуправления, комплексной реализации государственной политики.

Помимо возможности найти решения указанных проблем, особую актуальность изучению территориальных основ местного самоуправления придает принятый Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[1] (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ), в соответствии с которым было осуществлено их реформирование. Результатом этой реформы стала унификация территориальной организации местного самоуправления, увеличение более чем вдвое количества муниципальных образований, разделение их на типы, определяющие различный статус муниципальных образований, а также детализация процедур участия населения в определении территориальной организации местного самоуправления. Анализ предпосылок принятия указанного Федерального закона и проблем его реализации необходим не только для идентификации проводимого реформирования в качестве процесса, результатом которого может стать решение обозначенных глобальных проблем, но и для определения предложений, позволяющих преодолеть сложности, возникающие в ходе реформы, а также для осуществления дальнейшего совершенствования территориальных основ местного самоуправления. Решение этих задач требует комплексного, научного подхода к изучению проблем систематизации и переработки соответствующего понятийного аппарата, типологизации муниципальных образований, определения границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, практики реализации законодательства, а также к изучению имеющегося опыта реформирования территориальной организации местного управления и самоуправления.

К сожалению, не достаточно хорошо изучены, а потому в должной мере не учитываются при осуществлении правового регулирования, взаимосвязи и взаимозависимости, существующие между территориальными и иными основами местного самоуправления. Кроме того, правовая теория часто не содержит четких ответов на проблемные вопросы территориальной организации местного самоуправления, которые ставит практика. Опыт реформирования территориальной организации местного самоуправления, осуществляемого в субъектах Российской Федерации, в недостаточной мере обобщен и систематизирован на теоретическом уровне. В этих условиях крайне необходимы научные исследования, во-первых, позволяющие определить влияние территориальных основ местного самоуправления на иные институты местного самоуправления, во-вторых, обеспечивающие поиск и решение существующих теоретических проблем территориальной организации местного самоуправления, влияющих на эффективность осуществления ее правового регулирования (в частности исследование понятийного аппарата, используемого при характеристике территориальной организации местного самоуправления, правового статуса муниципальных образований, проблем их отнесения к тем или иным типам), в-третьих, обобщающие ранее сложившийся опыт реформирования территориальной организации местного самоуправления, а также содержащие анализ существующих и прогнозы возникновения новых проблем реализации реформы территориальной организации местного самоуправления, в-четвертых, предлагающие варианты решения таких проблем. Указанные обстоятельства предопределили выбор темы настоящего исследования.

Степень научной разработанности темы. Теоретико-методологические подходы к формированию территориальных основ местного самоуправления заложили в своих трудах С.А. Авакьян, Г.В. Атаманчук, Г.В. Барабашев, Н.С. Бондарь, В.И. Васильев, М.А. Краснов, О.Е. Кутафин, И.И. Овчинников, Н.В. Постовой, Б.А. Страшун, В.И. Фадеев, В.Е. Чиркин, К.Ф. Шеремет и другие правоведы. Работы отечественных ученых не только раскрыли теоретические аспекты института местного самоуправления, но и во многом определили содержание соответствующих норм Конституции Российской Федерации и российского законодательства. В последние годы проблемы территориальной организации местного самоуправления нашли свое отражение в научных работах А.С. Автономова, Р.В. Бабуна, В.А. Горожанина, Д.Г. Жаромских, А.А. Замотаева, Л.Е. Лаптевой, В.Н. Лексина, Э. Маркварта, А.М. Медведева, В.И. Михайлова, Л.А. Ревенко, О.Л. Савранской, А.А. Саломаткина, А.А. Сергеева, М.С. Семеновой, В.А. Сивицкого, А.В. Томилова, В.Н. Фалькова, А.Н. Швецова, А.Н. Широкова и др.

Однако быстрое развитие законодательства Российской Федерации о местном самоуправлении, в особенности в современной ситуации его реформирования, приводит к некоторому отставанию правовой теории. Коренное изменение территориальных основ местного самоуправления в России делает необходимым пересмотр отдельных взглядов. Интерес к проблемам, анализируемым в выпускной квалификационной работе, в значительной степени продиктован недостаточной, с точки зрения практики, научной разработанностью этих вопросов, а также необходимостью решения проблем, возникших в ходе реализации реформы территориальной организации местного самоуправления. Предмет, цели и задачи исследования. Предметом исследования являются теоретико-правовые основы территориальной организации местного самоуправления в Российской Федерации. В частности, в выпускной квалификационной работе проводится анализ взаимосвязей и взаимозависимостей территориальных основ с иными институтами местного самоуправления, исследуется сущность и развитие понятий, характеризующих объективированные формы территориальной организации муниципальной власти, обобщается отечественный исторический опыт реформирования территориальной организации власти на местах, исследуются проблемы развития и реализации российского законодательства, регулирующего территориальные основы местного самоуправления.

Целью выпускной квалификационной работы является определение тенденций развития территориальных основ местного самоуправления и анализ их влияния на развитие отдельных правовых институтов, выявление возникающих теоретических и практических проблем, а также выработка предложений по их решению. Для выполнения поставленной цели, при подготовке выпускной квалификационной работе необходимо решение следующих задач:

- проанализировать место территориальных основ в системе основ местного самоуправления, а также выявить теоретико-правовые и методологические проблемы, связанные с пониманием сущности территориальной организации местного самоуправления;

- установить взаимосвязи и взаимозависимости территориальных основ местного самоуправления с важнейшими муниципально-правовыми институтами;

- исследовать сущность и правовую природу понятий, характеризующих территориальную организацию муниципальной власти и установить закономерности их развития;

- исследовать исторический опыт территориальной организации местного управления и самоуправления в России и соотнести его с осуществляемым реформированием территориальной организации местного самоуправления;

- определить возможности влияния реформирования территориальной организации местного самоуправления на обеспечение целостного и эффективного решения задач местного самоуправления; выявить, проанализировать и усовершенствовать типологизацию муниципальных образований и разработать предложения по оптимизации отнесения муниципальных образований к тому или иному типу;

- проанализировать влияние реформы территориальной организации местного самоуправления на компетенционную основу местного самоуправления, в том числе на дифференциацию вопросов местного значения и на оптимизацию передачи муниципальным образованиям отдельных государственных полномочий, выработать предложения по этим вопросам;

- определить соотношение административно-территориального устройства и территориальной организации местного самоуправления, их влияние друг на друга и на комплексную реализацию государственной политики;

- проанализировать проблемы реализации правовых норм Федерального закона № 131-ФЗ, регулирующих территориальную организацию местного самоуправления, выявить закономерности их возникновения, а также исследовать возможные способы их разрешения;

- предложить практические рекомендации по устранению проблем реализации законодательства, регулирующего территориальную организацию местного самоуправления.

Теоретическую базу исследования составляют труды отечественных ученых, исследовавших проблемы территориальной организации местного управления и самоуправления.

В качестве объекта в выпускной квалификационной работе выступают совокупность правоотношений, складывающихся в процессе реализации общих принципов организации местного самоуправления в сфере правового регулирования реформирования его территориальных основ.

Предметом выпускной квалификационной работы являются нормативно-правовые акты, регулирующие местное самоуправление в Российской Федерации, в частности, процессы реформирования территориальных основ местного самоуправления в современный период.

Методологической основой исследования является совокупность научных способов, позволяющих осуществить всесторонний анализ и сделать выводы по предмету исследования. В частности, использованы исторический, логический, системно-структурный методы, а также метод сравнительного правоведения и классификации.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые комплексно проанализирован ряд важных теоретических аспектов института территориальных основ местного самоуправления в Российской Федерации. Предпринята попытка определить влияние территориальных основ местного самоуправления на процесс правового регулирования местного самоуправления, проанализированы проблемы, связанные с реформированием территориальной организации местного самоуправления.

В выпускной квалификационной работе излагается видение путей решения имеющихся проблем, отмечаются типичные ошибки, встречающиеся как в правовых актах, регулирующих территориальную организацию местного самоуправления, так и в правоприменительной деятельности. В исследовании предложен ряд конкретных правовых решений анализируемых проблем.


ГЛАВА 1 ПОНЯТИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОСНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ И ИХ МЕСТО В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПАРВЛЕНИЯ

1.1 Понятие территориальных основ в системе местного самоуправления

За время, прошедшее с момента закрепления института местного самоуправления, его система неоднократно претерпевала различные изменения, законодательство о местном самоуправлении совершенствовалось, но, тем не менее, многие проблемы до сих пор так и остались нерешенными. Среди этих проблем особое место занимает проблема совершенствования территориальной организации местного самоуправления. Это связано с тем, что институт территориальных основ местного самоуправления - один из базовых институтов муниципального права и поэтому проблемы территориальной организации местного самоуправления предопределяют возникновение или наоборот разрешение проблем в иных сферах организации и функционирования местного самоуправления. Правильное определение взаимосвязей и взаимозависимостей между территориальными и другими основами местного самоуправления необходимо для корректировки правового регулирования общих принципов его организации. Существует несколько подходов к определению понятия «основы местного самоуправления». Одни ученые определяют основы местного самоуправления через совокупность правовых норм, содержащихся в законодательстве[2] . Такое понимание основ местного самоуправления базируется на формально-юридическом анализе рассматриваемого понятия. Другие ученые определяют основы местного самоуправления как совокупность отношений, складывающихся в результате организации и осуществления местного самоуправления[3] . Такое понимание является более широким и предполагает не только формально-юридический, но и политологический подход к определению рассматриваемого понятия. Однако в целях настоящего диссертационного исследования представляется правильным рассматривать основы местного самоуправления с различных позиций, позволяющих определить роль и место, занимаемое территориальными основами местного самоуправления в ходе комплексного анализа.

В юридической учебной литературе встречаются теоретические определения понятия территориальной основы местного самоуправления, однако в большей степени авторы обходят данный вопрос. По мнению Фадеева В.И.[4] территориальная основа местного самоуправления как институт муниципального права представляет собой совокупность муниципально-правовых норм, закрепляющих и регулирующих территориальную организацию местного самоуправления. Некоторые авторы рассматривают понятие территориальных основ в более широком смысле. Так, по мнению Чиркина В.Е.[5] территориальная основа местного самоуправления - это его территориальная организация, она включает понятие территории, на которой создается местное самоуправление, ее состав, порядок создания, преобразования, объединения и упразднения муниципального образования. Аналогичную позицию занимает Ревенко Л.А., по мнению которой структурный анализ понятия «территориальные основы местного самоуправления» позволяет выделить его следующие основные составляющие[6] :

1. определенный законодательством круг территорий, на которых осуществляется местное самоуправление;

2. зафиксированные законодательством положения, определяющие ведущую роль населения в решении вопросов территориального устройства муниципального образования;

3. установленные законодательством виды земель, составляющих территорию муниципального образования;

4. принципы формирования территорий муниципальных образований.

Такой подход к определению понятия «территориальные основы местного самоуправления» представляется правильным, поскольку он отражает специфику тех общественных отношений, которые являются его содержанием. Однако с учетом изменений федерального законодательства, регулирующего принципы территориальной организации местного самоуправления, можно добавить к упомянутым составляющим принципы наделения муниципальных образований статусом муниципальных районов, городских округов, городских и сельских поселений. Важным представляется определить различия между территориальными основами и территориальной организацией местного самоуправления. Проведенный анализ показывает, что понятие «территориальная организация местного самоуправления» является более узким и используется для обозначения пространственной формы организации муниципальной власти.

Территориальная организация местного самоуправления представляет собой форму устройства муниципальной власти. Правовой формой устройства муниципальной власти являются муниципальные образования. Как таковые в законодательстве Российской Федерации определяются городские и сельские поселения, муниципальные районы, городские округа и внутригородские территории городов федерального значения (абз.7 ст.2, ст. 11 Федерального закона №131-ФЗ). Данные муниципальные образования системно связаны. В целом они составляют децентрализованную территориальную структуру местного самоуправления в Российской Федерации. На основе территориальной организации местного самоуправления формируется система муниципального правления (форма муниципального правления). В Федеральном законе №131-ФЗ система правления отражается в понятиях «структура органов местного самоуправления» (ст.34) и «формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления» (ст.22-23). Органы местного самоуправления и прямые формы осуществления (участия) населением муниципальных образований публичной власти составляют организационно-функциональную структуру муниципальной власти, посредством которой достигается решение вопросов местного значения.

Форма территориального устройства муниципальной власти и формы муниципального правления есть основные элементы целостности организации местного самоуправления. Характеристики целостности организации местного самоуправления в юридической литературе мало изучены, хотя список научных работ, связанных, например, с изучением отдельных элементов организационно-функциональной структуры, достаточно велик. Но все они касаются отдельных сторон этого комплексного явления.

В выпускной квалификационной работе не ставится цель решить эту задачу в полном объеме. Исходя из цели исследования, следует более подробно остановиться на основных характеристиках территориальной организации муниципальной власти.

Понятие «территориальная организация местного самоуправления» в юридической литературе достаточно распространено. Однако оно раскрывается не всегда однозначно, т.к. чаще всего обозначается близким по смыслу термином: «территориальные основы местного самоуправления», который используется в соответствующих учебных курсах[7] и закрепляется в законодательстве.

В учебном курсе «Муниципальное право» рассматривается институт территориальные основы местного самоуправления, который объединяет совокупность правовых норм закрепляющих территориальную организацию местного самоуправления[8] .

В то же время в Федеральном законе №131-ФЗ термин «территориальные основы местного самоуправления» не используется, а закрепляется понятие «территориальная организация местного самоуправления».

Включение указанного понятия в систему категорий муниципального права актуализировало вопрос об уточнении нормативного содержания требований (принципов) территориальной организации местного самоуправления, основные из которых закреплены в главе 2 указанного Федерального закона. Прежде чем приступить к решению этой задачи следует рассмотреть ряд связанных с ней (задачей) теоретических вопросов и прежде всего - определить родовые признаки рассматриваемого понятия. Эти признаки присущи более широкому понятию, каковым выступает категория «территориальная организация публичной власти».

Вместе с тем правомерность обращения к категории «территориальная организация публичной власти» в буквальном значении требует дополнительной аргументации. В этой связи сделаем ряд пояснений применительно к термину «публичная власть». Дело в том, что в литературе можно нередко встретить высказывания о том, что посредством местного самоуправления реализуется не только публичная, но и политическая власть[9] .

Данный подход связан, видимо, с тем, что в рамках родового понятия «общественная власть» или «социальная власть» видовые признаки понятий «публичная» и «политическая» власть по существу совпадают, а соответствующие термины используются как синонимы. Принимая во внимание это положение, следует сделать некоторые уточнения. Начнем с того, что публичная власть и политическая власть - явления не тождественные. Не случайно они обозначаются различными терминами. Как представляется, различие это состоит, прежде всего, в субъектно-объектном составе и содержании властных отношении.

Субъектами публичной власти являются публично-территориальные формирования - народ (нация), государство, субъекты федерации, автономные и административно-территориальные единицы, муниципальные образования, отдельные поселения и другие населенные пункты. Все эти участники властных отношений осуществляют позитивно определенные властные функции на соответствующей территории. Наряду с ними на основе общих принципов и норм международного права публичная власть реализуется, как отмечается в литературе, в границах мирового сообщества субъектами международного права (национальными государствами, международными организациями).

Общим объектом публичных властных отношений применительно к названным участникам является высшая коллективная общественная ценность - государственная целостность, стабильность миропорядка, устойчивость развития внутригосударственных территориальных образований (субъектов федерации, административно-территориальных единиц и муниципальных образований и др.). Содержание публично-правовых отношений составляют те конституционно (уставно) определенные права и обязанности органов власти территориальных образований, через которые обеспечиваются интегративные связи и взаимодействия на конкретной территории.

В отличие от публичной политическая власть охватывает более узкий круг общественных отношений. Она включает те связи и взаимодействия, которые значимы для общества и миропорядка в целом. Эти отношения результируют интегральную целостность (или представляют угрозу для нее) государственно организованного общества или мирового сообщества, а также соответствующих внутритерриториальных государственных формирований (субъектов федерации и крупных административно-территориальных образований - регионов). Будучи интегрирующим началом конкретного общества и миропорядка, властные связи включаются и в политическую, и в публичные системы, т.е. являются публично-политическими.

Вместе с тем властные отношения в муниципальных образованиях (районах, округах, поселениях), общинах малочисленных народов, других локальных территориальных образованиях выступают интегрирующими в рамках данных формирований, а не общества в целом или его самостоятельных государственных образований. Поэтому эти отношения, будучи публично-властными, не являются политическими и соответственно не входят в систему политической власти.

В то же время в системе политической власти существуют внутриорганизационные отношения (принятие в члены организации и исключение из членов, избрание органов политической партии, распределение финансовых средств, управление имуществом и др.), которые значимы для конкретного политического объединения. Эти отношения являются элементами политической власти, но не являются публично-властными.

Итак, понятия «система публичной власти» и «система политической власти» являются частично совпадающими. Их взаимное пересечение определяется интегральной публично-политической властью национального и международного уровней, а различия характеризуют, во-первых, локальные публично-территориальные системы (являются неполитическими публичными формами власти), а во-вторых, внутриорганизационные отношения политических объединений (относятся к непубличным организационно-политическим властным явлениям).

Сфера совпадения публичной и политической власти (общий объект воздействия и содержание отношений) определяется в предметах ведения государственной власти как особом виде общественной власти, который имеет специфические признаки. Своего рода антиномией этому подходу является концепция разделения политической и государственной власти. Например, по мнению Ю.А. Дмитриева, сферой действия первой является гражданское общества, а второй – «собственно государство и его органы»[10] .

Принимая во внимание эту довольно распространенную точку зрения, отметим, что в ней отражаются сущностные аспекты относительно новой конституционно-правовой категории «гражданское общество». В указанном смысле подобный подход имеет определенные перспективы развития.

Трудность же состоит в том, что в данном случае должен меняться весь категориальный аппарат публично-политической сферы жизни, традиционно используемый в науке конституционного права. Известно, что в теории государства государственная власть рассматривается как особое политическое (публичное) явление. Это определяет и соответствующее содержательное наполнение государственно-правовых понятий. Так, государство как правовой институт имеет публично-политическую природу. Поэтому государство должно исследоваться в системе явлений этого ряда и в то же время следует идентифицировать особые свойства государственной власти. Государственная власть как определенный вид публичной (политической) власти характеризуется интегральным множеством связей и взаимодействий государства, государственно-территориальных и иных институционно-территориальных образований, их органов, народов, граждан, объединений граждан и др., осуществляемых по поводу макро-, мегаполитической стабильности в конкретном обществе и в мире в целом.

Отличительным признаком государства, определяющим природу одного из основных элементов его властного субстрата, является, как известно, суверенное право и способность к применению легального принуждения. Оно реализуется легитимными государственно-властными институтами, специальными средствами в установленных формах и процедурах[11] .

Таким образом, соотношение между территориальной организацией местного самоуправления и территориальными основами местного самоуправления состоит в следующем. Понятие территориальной организации местного самоуправления является более узким и используется для обозначения сложившейся системы муниципальных образований и существующих между ними взаимосвязей, а содержание понятия территориальные основы местного самоуправления включает в себя не только территориальную организацию местного самоуправления, но и существующие правила ее определения.

Все институты местного самоуправления тесно взаимосвязаны. Территориальные основы местного самоуправления, во многом, будучи
обусловленными потребностью оптимального осуществления полномочий на определенной территории в зависимости от характера этих полномочий (компетенционные основы местного самоуправления), в свою очередь повлияли на дальнейшее развитие компетенционных основ, а также правовых, организационных и финансово-экономических основ местного самоуправления.

1.2 Исторический опыт реформирования территориальной организации власти на местах

Вопросы организации власти в государстве неразрывно связаны с его территориальным устройством, ибо функционирование местных органов власти осуществляется в границах определенных территориальных единиц, на которые делится территория государства. Такое подразделение территории государства именуется административно-территориальным делением: оно выступает неотъемлемой частью государственного устройства.

В соответствии с административно-территориальным делением организуется государственная власть на местах. Административно-территориальное деление имеет несколько уровней, что предопределяет иерархичность в построении единой централизованной системы государственных органов, соподчиненность государственных органов, действующих на разных территориальных уровнях государственного управления.

В советский период развития российской государственности административно-территориальными единицами выступали: края, области', районы, города, городские районы, поселки, территории сельских Советов (они включали одно село или несколько сел). Вопросы административно-территориального устройства Российской Федерации относились к компетенции федеральных органов государственной власти и регулировались Положением о порядке решения вопросов административно-территориального устройства, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 августа 1982 г.[12] Сегодня решение этих вопросов отнесено к ведению субъектов Российской Федерации.

Местное самоуправление — это специфический уровень власти, особая форма ее осуществления, которая предполагает иные принципы организации и взаимодействия муниципальных органов власти, нежели те, что характеризуют построение государственной системы управления. Но вместе с тем органы местного самоуправления действуют в границах определенных территориальных единиц, составляющих территориальные основы местного самоуправления. В связи с этим возникают вопросы: связана ли организация местного самоуправления с административно-территориальным делением государства и возможно ли несколько территориальных уровней организации местного самоуправления, а также соподчинение органов местного самоуправления разного территориального уровня[13] .

Вопросы территориальных основ местного самоуправления по-разному решались на разных этапах становления и развития местного самоуправления в Российской Федерации.

Закон Российской Федерации о местном самоуправлении (1991 г.) так же, как и Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» (1990 г.)[14] , определяя территориальные основы местного самоуправления, исходил из существовавшего административно-территориального деления. При этом союзный закон выделял первичный территориальный уровень местного самоуправления: сельсовет, поселок (район), город (район в городе). Закон допускал также возможность с учетом местных условий и национальных особенностей определение и других уровней местного самоуправления. Понятие первичного, базового территориального уровня местного самоуправления в российском законе о местном самоуправлении (1991 г.) отсутствовало. В соответствии со статьей 2 указанного Закона местное самоуправление осуществлялось в границах районов, городов, районов в городах, поселков, сельсоветов, сельских населенных пунктов. Закон содержал исчерпывающий перечень административно-территориальных единиц, в границах которых должны были действовать органы местного самоуправления. Он не допускал возможность осуществления местного самоуправления на каких-либо иных территориях.

Таким образом, принципы административно-территориального устройства, предполагающие отношения соподчинения органов власти разного территориального уровня, были по существу перенесены на систему местного самоуправления. Район, бывший в советский период развития российской государственности узловым звеном системы управления на местах, сохранил свою ключевую роль и в структуре местного самоуправления. В соответствии со статьей 55 Закона Российской федерации «О местном самоуправлении в Российской Федерации» от 6 июля 1991 г.[15] районный Совет вправе был «отменять противоречащие законодательству решения нижестоящих местных Советов», т.е. Советов районных городов, поселков, сельских населенных пунктов, которые по-прежнему находились в определенной финансово-экономической и организационной зависимости от районных органов власти[16] .

На следующем этапе развития местного самоуправления в Российской федерации, который начался в октябре 1993 г. (когда были изданы указы Президента Российской федерации о реформировании системы местного самоуправления) и продолжался до принятия в 1995 г. Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской федерации»[17] , предпринимаются попытки по-новому подойти к решению вопроса о территориальных основах местного самоуправления.

В Положении об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации на период поэтапной конституционной реформы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 26 октября 1993г.[18] , нашел свое отражение так называемый «поселенческий» принцип территориальной организации местного самоуправления. Согласно этому принципу территориальной основой местного самоуправления, прежде всего, выступают отдельные населенные пункты: городские и сельские поселения. Организация местного самоуправления на других территориях возможна на основе объединения отдельных городских и сельских поселений. «Поселенческий» принцип организации местного самоуправления ставит, таким образом, под сомнение существование района в качестве самостоятельной территориальной единицы местного самоуправления. Так, в соответствии с названным выше Положением об основах организации местного самоуправления в Российской федерации органы местного самоуправления должны были образовываться в «городах, сельских поселениях, других населенных пунктах» (пункт 1 Положения). Что же касается района, сельского округа (территории сельсовета), то согласно указанному Положению на территориях, включающих несколько городских или сельских поселений (под это определение попадают и территория района, и территория сельского округа), совместным решением органов местного самоуправления мог быть создан единый орган местного самоуправления соответствующих территорий (пункт 1 Положения).

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.[19] , не дает однозначного ответа на вопрос о территориальных основах местного самоуправления. Согласно статье 131 Конституции Российской Федерации «местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций». Конституция Российской Федерации, таким образом, не связывает напрямую территориальную организацию местного самоуправления с административно-территориальным устройством. Вместе с тем она не исключает возможности такого решения вопроса территориальной основы местного самоуправления.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вслед за Гражданским кодексом Российской федерации (часть первая) ввел новое понятие в наше законодательство: «муниципальное образование». Поэтому осуществление местного самоуправления, его территориальную организацию новый Закон в отличие от прежнего связывает не с административно-территориальными единицами (это, как уже отмечалось, не исключает, что в их границах и будет осуществляться местное самоуправление), а с муниципальными образованиями, на территории которых и осуществляется местное самоуправление.

Закон не содержит исчерпывающего (в отличие от ранее действовавшего закона о местном самоуправлении) перечня территориальных единиц, в пределах которых реализуется местное самоуправление. Статья 12 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», во-первых, устанавливает, что местное самоуправление осуществляется на всей территории Российской Федерации в городских, сельских поселениях и иных территориях. Ограничение права граждан на осуществление местного самоуправления на отдельных территориях допускается Федеральным законом в целях защиты конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Во-вторых, новый Закон называет основные территориальные единицы, в границах которых осуществляется местное самоуправление. Это, прежде всего отдельные поселения: города, поселки, станицы. Далее в Законе перечисляются территориальные образования, в границах которых могут находиться несколько отдельных поселений, другие муниципальные образования: это район (уезд), сельский округ (волость, сельсовет)[20] .

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г. оставляет за субъектами Российской Федерации право устанавливать конкретные наименования территориальных единиц, в границах которых осуществляется местное самоуправление. Закон допускает возможность реализации местного самоуправления на территории других муниципальных образований, которые могут образовываться в соответствии с законами субъектов Российской Федерации с учетом исторических и иных местных традиций. Закон, давая определение муниципального образования в статье 1, относит к муниципальным образованиям часть поселения. Речь идет, прежде всего, о внутригородских муниципальных образованиях, которые упоминаются в пункте 3 статьи 12 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Таким образом, данный Федеральный закон, по существу, закрепляет те же территориальные единицы, которые назывались и прежним законом в качестве территориальной основы местного самоуправления. Однако новый Закон оставляет этот перечень открытым и не связывает его жестко с административно-территориальным делением. Субъекты Российской федерации могут самостоятельно определять территориальные единицы, в которых может осуществляться местное самоуправление. Обязательным условием для признания территориальной единицы в качестве территории муниципального образования, т.е. территориальной основы местного самоуправления, Закон называет муниципальную собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления. При этом согласно статье 61 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской федерации» отсутствие муниципальной собственности на момент вступления в силу данного Закона не является основанием для отказа в образовании нового муниципального образования.

Вслед за Конституцией Российской Федерации Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» гарантирует каждому городскому и сельскому поселению право на самоуправление. Статья 12 Закона гласит: «Население городского, сельского поселения не может быть лишено права на осуществление местного самоуправления». Это право может быть реализовано путем: а) создания самостоятельного муниципального образования; б) присоединения к какому-либо муниципальному образованию; в) организации территориального общественного самоуправления. Статья 27 Закона предполагает возможность организации и функционирования территориального общественного самоуправления на территории поселения, не являющегося муниципальным образованием[21] .

Установление и изменение порядка образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований относится к компетенции органов государственной власти субъектов Российской федерации.

Таким образом, территориальные основы местного самоуправления как институт муниципального права представляют собой совокупность муниципально-правовых норм, закрепляющих и регулирующих территориальную организацию местного самоуправления: формирование и состав территории муниципального образования, границы территории муниципального образования, порядок их установления и изменения[22] .


1.3 Вопросы реформирования территориальной организации местного самоуправления

Наиболее сложные проблемы, требующие принятия неотложных решений, возникают в ходе территориальной реформы местного самоуправления. Это особенно касается субъектов РФ, в которых муниципальные образования существуют только на уровне крупных городов и административных районов. Как правило, в этих субъектах РФ на сельских территориях (волости, сельсоветы, сельские округа), в поселках и городах районного значения имеются территориальные администрации, которые являются структурными подразделениями районных администраций. Именно здесь должны возникнуть новые поселенческие муниципальные образования[23] .

На ход реформы накладывается тенденция осуществить ее с минимальным изменением границ, сложившихся административных и хозяйственных связей. Однако это палка о двух концах. С одной стороны, всякий переход населенного пункта из одной муниципальной территории в другую вызывает массу житейских проблем: изменение адреса, переоформление прав собственности на недвижимость, прикрепление к территориальному органу пенсионного фонда и т.д. и неизбежно влечет за собой неприятие части населения. С другой стороны, сложившееся в советский период административно-территориальное устройство субъектов РФ во многих случаях является экономически нецелесообразным, неудобным для населения и препятствующим осуществлению его права на местное самоуправление, а трудности перехода являются все же сугубо временными и преходящими[24] .


В ходе территориальной реформы местного самоуправления возникли следующие проблемы[25]

1) Выбор альтернативы для города (кроме крупных городов), являющегося на сегодня муниципальным образованием: городской округ или городское поселение. Положения Федерального закона № 131-ФЗ, связанные с порядком наделения городского поселения статусом городского округа или лишения такого статуса, содержат в себе противоречие. С одной стороны, в ч.3 ст. 84 сказано, что городские поселения, являющиеся на день вступления закона в силу муниципальными образованиями, являются городскими округами (по умолчанию). В ч.7 ст. 13 сказано, что лишение городского поселения, являющегося на сегодня муниципальным образованием, статуса городского округа возможно только с согласия населения, выявленного путем голосования, и не допускается при отсутствии согласия на такое изменение. То есть вроде бы введены механизмы защиты городов от лишения их статуса городского округа и перевода в разряд поселений. Однако с другой стороны, в ч.2 ст. 11 указано, что наделение городского поселения статусом городского округа осуществляется законом субъекта РФ при наличии в качестве одного из условий «сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры, необходимой для самостоятельного решения органами местного самоуправления прилегающего (прилегающих) муниципального района (муниципальных районов) закрепленных за ними вопросов местного значения и отдельных государственных полномочий». Закон ничего не говорит о том, как поступать в случае, если такие условия отсутствуют. Между тем, прилегающие к городу сельские территории, как правило, не имеют своей развитой инфраструктуры и опираются на инфраструктуру города. И это может служить поводом для инициирования субъектами РФ процесса массового перевода городов в статус поселений. Крайнюю позицию в данном вопросе заняло руководство Ставропольского края, которое вознамерилось перевести в статус городских поселений все города края, включая даже его столицу – г. Ставрополь. Конечно, допустить этого нельзя, хотя формальная зацепка за ч. 2 ст. 11 Федерального закона № 131-ФЗ у краевой власти вроде бы имеется. В то же время, малому и среднему городу, являющемуся административным центром района, во многих случаях более целесообразно иметь статус городского поселения, чем городского округа. Это создает возможности объединения в рамках муниципального района оказания услуг жителям и города и окружающей территории в таких жизненно важных сферах, как образование, здравоохранение, охрана общественного порядка, иметь в этих сферах единые органы муниципального управления. А чисто городские проблемы остаются за городской властью. Однако соответствующее решение должно быть решением самих жителей, как это и предусматривает закон.

2) Закон исключает возможность существования муниципальных образований типа «крупный город – район». Таких муниципальных образований сегодня немало: Ангарск и одноименный район в Иркутской области, Междуреченск и район в Кемеровской области, Уссурийск и район в Приморском крае, Мирный и район в Республике Саха (Якутия) и др. Во всех этих случаях соответствующие города не являются на сегодня отдельными муниципальными образованиями и у субъектов РФ есть все формальные правовые основания провозгласить их городскими поселениями без всяких голосований населения. А если придать этим городам статус городских округов, то на окружающей территории надо создавать муниципальные районы, административными центрами которых будут те же города.

Исторически миссией города всегда было и остается инфраструктурное обеспечение, освоение и развитие окружающей его территории. Не отрицая роли городов как точек экономического роста региона в целом, следует признать, что почти каждый город является одновременно экономическим, культурным и иным центром прилегающей к нему территории, причем, чем крупнее город – тем больше его ареал. Наделение города, являющегося центром окружающей территории, статусом городского округа создает эффект «бублика», когда окружающая территория остается без малой столицы, а экономические и другие связи города и пригородной зоны существенно осложняются. Конечно, эти вопросы могут быть решены с помощью межмуниципальной кооперации, создания межмуниципальных хозяйственных обществ и некоммерческих организаций, однако экономические механизмы такой кооперации пока не отработаны и реальный опыт отсутствует. Поэтому следовало бы разрешить (хотя бы в порядке эксперимента) сохранение в некоторых случаях объединенного муниципального образования «город-район», органы местного самоуправления которого будут наделены компетенцией городского округа для собственно городской территории и компетенцией муниципального района для остальных городских и сельских поселений района[26] .

Следует признать, что реальная жизнь далеко не всегда вписывается в стандартные рамки законодательных норм, и согласиться в данном конкретном случае с предложениями города и области.

3) Одной из самых сложных проблем территориальной реформы является проблема статуса поселков городского типа (рабочих поселков), находящихся в настоящее время в административном подчинении городских муниципальных образований[27] . Чаще всего они возникли как спутники крупных городов при строительстве промышленных предприятий. Многие поселки отделены от базовых городов сельской территорией и удалены от них на расстояние от 5 до 40 км. Поселки имеют автономную инженерную и социальную инфраструктуру, обеспечивающую оказание услуг населению, необходимый налоговый потенциал, т.е. все условия, необходимые для осуществления местного самоуправления в статусе городских поселений. Однако если базовый город получает статус городского округа, то данные поселки должны будут перейти в какой то муниципальный район, скорее всего в тот, административным центром которого является базовый город.

4) В ряде субъектов РФ при установлении границ городских округов им не оставляют территорий для развития. Конфликтные ситуации по границам между городом и прилегающим районом решаются, как правило, в пользу района. Это прямо противоречит положениям пп.3 ч.1 ст.11 Федерального закона № 131-ФЗ, согласно которому в состав территории поселения должны входить территории традиционного природопользования населения соответствующего поселения, рекреационные земли, земли для развития поселения. В связи с этим потребуется большая и срочная работа по установлению или корректировке городской черты городов.

5) Серьезной проблемой при установлении границ городских округов являются пригородные территории, на которых расположены дачные участки и зоны отдыха горожан. По логике вещей, они должны быть отнесены к рекреационным территориям и территориям традиционного природопользования жителей городских округов и включаться в их состав. Действительно, ели там пребывает не сельское, а городское население, то город и должен заботиться об охране правопорядка на этих территориях, оказании скорой медицинской помощи, вывозу бытовых отходов и т.д. У муниципального района такого интереса нет. По данному вопросу необходимо соответствующее толкование норм п.3 ч.1 ст.11.

6) Чрезмерно усложнен в Федеральном законе № 131-ФЗ порядок формирования межселенных территорий в субъектах РФ с низкой плотностью населения. Если законом установлено (ч.3 ст. 11), что к территориям с низкой плотностью населения относятся территории субъектов РФ или отдельных муниципальных районов в субъектах РФ, плотность населения сельских поселений в которых более чем в три раза ниже средней плотности сельских поселений по РФ в целом, и Правительством РФ задана эта средняя цифра, то все остальное должно решаться субъектами РФ самостоятельно. Между тем, закон установил, что перечень таких территорий утверждается Правительством РФ.

Представляется, что межселенные территории могут существовать и в муниципальных районах, средняя плотность сельского населения в которых выше норматива, установленного Правительством РФ.

7) Еще одна проблема – сверхмалые муниципальные образования[28] . В п.9 ч.1 ст. 11 Федерального закона № 131-ФЗ сказано, что на территориях с низкой плотностью населения и в труднодоступных местностях сельский населенный пункт с численностью населения менее 100 человек может не наделяться статусом поселения и не входить в состав поселения, если такое решение принято на сходе граждан. Из этой формулировки следует, что при численности населения свыше 100 человек и удаленности от других населенных пунктов или трудной доступности данный населенный пункт должен в обязательном порядке приобрести статус поселения. Формальное следование этой норме приведет к существенному росту общего количества экономически и организационно слабых поселенческих муниципальных образований, в том числе в случаях, когда жители будут против. Представляется необходимым либо вообще исключить из закона данную норму, либо увеличить предельную численность населения для обязательного создания сельского поселения до 300500 чел. Конечно, это не должно трактоваться как запрет на создание поселений и с меньшей численностью населения, если такова будет воля населения.

Скорейшее решение перечисленных проблем территориальной организации местного самоуправления является неотложной задачей. Лозунг должен быть таков: меньше запретов и ограничений, больше свободы в выборе наиболее эффективных и приемлемых для населения решений[29] .


ГЛАВА 2. РЕФОРМИРОВАНИЕ ТЕРРИОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

2.1 Влияния реформирования территориальной организации местного самоуправления на обеспечение целостного и эффективного решения задач местного самоуправления. Типологизация муниципальных образований

Муниципальное образование - городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ.

Установление границ муниципальных образований, наделение их определенным статусом должно проводиться, исходя из требований к составу территорий муниципальных образований, а также ряда новых критериев, которые должны учитываться при установлении границ территорий двух уровней муниципальных образований[30] .

В редакции Федерального закона №131-ФЗ содержится также комплекс основных процедурных требований к порядку определения границ территорий двух уровней муниципальных образований, наделению их соответствующим статусом.

Весь комплекс работ, связанных с установлением границ муниципальных образований, включает в себя следующие действия и меры органов государственной власти субъектов Российской Федерации[31] :

1. Анализ существующих границ и состава территорий муниципальных образований.

2. Анализ требований, предъявляемых новой редакцией Федерального закона к определению границ, территорий и установлению статуса муниципальных образований.

3. Выбор модели перехода от существующей территориальной организации местного самоуправления к двухуровневой модели, предписанной новой редакцией Федерального закона.

4. Подготовка и принятие нормативных правовых актов, создающих правовые условия для перехода к заданной новой редакцией Федерального закона двухуровневой территориальной организации местного самоуправления.

5. Реализация публичных процедур, предусмотренных новой редакцией Федерального закона и обеспечивающих трансформацию существующих моделей территориальной организации местного самоуправления в заданную законом двухуровневую модель.

Основная часть мероприятий 13 этапов является существенно новыми для муниципальной практики, поскольку Федеральным законом вводятся два новых института: голосование населения по вопросу установления границ и преобразования муниципальных образований и местный референдум по вопросу установления структуры органов местного самоуправления. Реализация процедур, предусмотренных этими двумя институтами непосредственной демократии, потребует создания новой нормативной правовой базы в субъектах Российской Федерации[32] .

В соответствии с положениями действующего Федерального закона в редакции 1995 года для обозначения территорий городских и сельских поселений (населенных пунктов) и других территорий, в которых осуществлялось местное самоуправление, использовался термин «муниципальные образования». Термины «поселение» и «населенный пункт», используемые в законодательстве, имели практически одно и то же значение и использовались для обозначения географических и градостроительных объектов.

В соответствии с Федеральным законом «О наименовании географических объектов» регистрации в Федеральном реестре географических объектов подлежали следующие территории, в которых осуществлялось местное самоуправление: города и другие поселения, районы, волости. В общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления, используемый Государственным комитетом Российской Федерации по статистике, включены следующие объекты: районы, города, города и поселки городского типа республиканского, краевого, областного подчинения, города и поселки городского типа районного подчинения, внутригородские районы, округа города республиканского, краевого, областного подчинения, поселки городского типа, сельсоветы. К поселкам городского типа относятся рабочие, курортные и дачные поселки. Наряду с названием «сельсовет» используются названия «сельский округ», «волость», «сельская администрация», «сомон» и др.

В Градостроительном кодексе[33] прямо указывается, что поселения Российской Федерации подразделяются на городские (города и поселки) и сельские поселения (села, станицы, деревни, хутора, кишлаки, аулы, стойбища, заимки и иные поселения).

Таким образом, в действующем законодательстве термин «поселения» употребляется для географических, градостроительных характеристик территорий, а для характеристики правового статуса этих территорий как территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, используется единый термин «муниципальное образование». В зависимости от численности населения в Градостроительном кодексе городские и сельские поселения подразделяются на 10 категорий:

1. сверхкрупные города (численность населения свыше 3 миллионов человек);

2. крупнейшие города (численность населения от 1 миллиона до 3 миллионов человек);

3. крупные города (численность населения от 250 тысяч до 1 миллиона человек);

4. большие города (численность населения от 100 тысяч до 250 тысяч человек);

5. средние города (численность населения от 50 тысяч до 100 тысяч человек);

6. малые города и поселки (численность населения до 50 тысяч человек);

7. крупные сельские поселения (численность населения свыше 5 тысяч человек);

8. большие сельские поселения (численность населения от 1 тысячи до 5 тысяч человек);

9. средние сельские поселения (численность населения от 200 человек до 1 тысячи человек);

10. малые сельские поселения (численность населения менее 200 человек).

Сходная типизация городских и сельских населенных пунктов используется не только в Градостроительном кодексе, но и в системе законодательства многих государств применительно к типизации населенных пунктов, в которых осуществляется местное самоуправление.

В редакции Федерального закона №131-ФЗ вводится существенно иное толкование этого основного термина «поселение». Теперь этому термину придано новое значение для обозначения статуса одного из территориальных уровней муниципальных образований. Поэтому при анализе положений новой редакции Федерального закона необходимо четко разграничивать употребление термина «поселение» в территориально-географическом (физическом) смысле от термина «поселение», используемого для установления статуса муниципального образования[34] .

В рамках, действующих в настоящее время в субъектах Российской Федерации трех основных моделей можно выделить следующие характерные территориальные уровни муниципальных образований[35] .

Одноуровневая модель с территориальной организацией местного самоуправления в административных территориальных границах крупных городов и районов включает в себя следующие виды муниципальных образований:

1. город;

2. район;

3. район и город как единое муниципальное образование;

4. район и поселок как единое муниципальное образование;

5. район как муниципальное образование с территорией, расположенной вокруг административного центра субъекта Российской Федерации.

Одноуровневая модель с территориальной организацией местного самоуправления в административных территориальных границах поселков и сельских округов включает в себя следующие виды муниципальных образований:

1. сельский округ (группа сельских населенных пунктов);

2. малый город;

3. поселок (дачный, рабочий, курортный и т. д. поселок).

Двухуровневая модель с территориальной организацией местного самоуправления в административных территориальных границах поселков и сельских округов, районов и городов включает в себя следующие виды муниципальных образований.

Первый уровень муниципальных образований (поселок, сельский округ, малый город):

1. поселок;

2. сельский округ (группа сельских населенных пунктов);

3. малый город;

4. отдельный сельский населенный пункт;

5. поселок и группа сельских населенных пунктов.

Второй уровень муниципальных образований (город, район):

1. город;

2. район;

3. город и район как единое муниципальное образование;

4. поселок и район как единое муниципальное образование.

Кроме указанных видов муниципальных образований в некоторых крупных городах существуют внутригородские муниципальные образования в виде:

1. городских районов;

2. обособленных поселков с собственными территориальными границами;

3. обособленных сельских округов, включающих в себя несколько сельских населенных пунктов.

Некоторые существующие муниципальные образования сохранили в своем составе структурно «сопряженные» с ними (административно связанные («подчиненные») с ними другие муниципальные образования поселки или сельские округа), расположенные вне границ территории первых или не имеющие с ними общей границы.

В ряде субъектов Российской Федерации, таких как, например Татарстан вопросы местного значения решаются территориальными органами исполнительной государственной власти с привлечением выборных представительных органов в городах и районах, а также формируемых на уровне отдельных населенных пунктов и городских районов структур территориального общественного самоуправления.

В городах Москве и Санкт-Петербурге в границах муниципального района действуют как органы местного самоуправления, так и территориальные органы государственной исполнительной власти субъекта Российской Федерации, реализующие многие вопросы местного значения из числа тех, которые перечислены в статье 6 действующего Федерального закона в редакции 1995 года.

Существенной особенностью действующей системы территориальной организации публичной власти (местного самоуправления и территориальной системы государственного управления на местном уровне) является их построение на основе и в границах сложившегося до 1993 года административного территориального деления в Российской Федерации. Анализ показывает, что практически во всех субъектах Российской Федерации сохранилось не только суммарное число территориальных единиц местного самоуправления и административных территориальных единиц государственного управления на местном уровне[36] .

Таким образом, можно констатировать, что по истечении десяти лет и общее число территориальных единиц, в которых осуществляется местное самоуправление, местное государственное управление, а также образуются административные территориальные структуры исполнительных органов местного самоуправления, и границы указанных территориальных единиц в большинстве субъектов Российской Федерации остались практически неизменными.

Подробный анализ причин, обусловивших устойчивость государственного и местного административного территориального деления, выходит за рамки рассмотрения выпускной квалификационной работы. К числу основных причин можно отнести, прежде всего, объективную устойчивость сложившихся социально-экономических и других связей. Существенное изменение территорий единиц местного самоуправления и государственного управления на местном уровне фактически фиксирует результат направленного изменения таких связей. Радикальные же изменения в характере сложившихся связей требуют огромных финансовых и материальных ресурсов в масштабе всей страны. Очевидно, что в прошедшие 25 лет в большинстве субъектов Российской Федерации и отдельных муниципальных образованиях в силу сложившейся общей экономической и политической ситуации в стране не было привлечено и не могло быть привлечено масштабных финансовых и материальных ресурсов, способных радикально изменить целенаправленно формировавшиеся десятилетиями социально-экономические связи[37] .

К исключениям могут быть отнесены такие субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, как город Москва и Санкт-Петербург, ряд городов, являющихся столицами субъектов Российской Федерации.

Приведенные типичные варианты территориальной организации местного самоуправления в результате проведения реформы должны быть преобразованы в территории двухуровневого местного самоуправления.

Предваряя анализ положений редакции Федерального закона №131-ФЗ, устанавливающих требования к формированию территорий, установлению границ и статуса как существующих, так и вновь формируемых муниципальных образований, необходимо остановиться на характеристике терминов, используемых в законе. Вместо существующих типовых наименований уровней муниципальных образований, таких как город, поселок, сельский округ (волость), район (уезд), законом водятся следующие типовые наименования:

городское поселение – город, поселок, городской округ;

сельское поселение;

муниципальный район.

И в редакции Федерального закона №195-ФЗ, и в его редакции №131-ФЗ указанные наименования объединены общим наименованием муниципальное образование. Однако, в новой редакции Федерального закона, как уже было отмечено, географическое наименование населенного пункта и территории (района), в которой осуществляется местное самоуправление уже не соответствует административно-статусному наименованию типа муниципального образования.

Поэтому важнейшим условием для проведения реформы, создающим правовые условия для обеспечения стабильности и непрерывности осуществления местной власти, является требование Переходных положений (статья 85) новой редакции Федерального закона о распространении действия положений о процедурах преобразования, изменения границ и статуса «новых» муниципальных районов, городских и сельских поселений на существующие муниципальные образования: города, поселки, сельские округа, районы. Поэтому, не смотря на то, что статьи 11 13 новой редакции Федерального закона содержат новые наименования уровней муниципальных образований, их нормы, конечно же, на начальном этапе реформы относятся, прежде всего, к существующим муниципальным образованиям за исключением положений пунктов 6, 7, 10 части 1 статьи 11 о численности сельских поселений, отсылка к которым содержится в части 3 статьи 84 новой редакции Федерального закона. Указанные исключения также обеспечивают стабильность границ и территорий существующих муниципальных образований при проведении реформы[38] .

Необходимо обратить внимание на то, что в редакции Федерального закона №131-ФЗ содержится ряд неточностей и противоречий, связанных в основном с упущениями юридико-технического характера. В связи с наличием таких упущений на практике могут возникнуть коллизии, которые могут быть преодолены на основе совокупного толкования положений новой редакции Федерального закона, а также ряда других Федеральных законов. Для рассматриваемого вопроса об установлении границ, территорий, о преобразовании муниципальных образований к таким законам относятся Земельный, Градостроительный, Водный, Лесной кодексы, а также Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие граждан в референдуме в Российской Федерации».

В статьях 12 и 13 Федерального закона №131-ФЗ, которые согласно Переходным положениям действуют с 8 октября 2003 года, содержатся ссылки на положения статьи 24 о требованиях к процедуре инициирования и проведения голосования по вопросам изменения границ и преобразования муниципального образования. В Переходных же положениях Федерального закона отсутствует указание на введение в действие статьи 24 одновременно с положениями статей 12, 13. Отмеченная неточность формально порождает «пробельность» положений редакции Федерального закона №131-ФЗ, однако такая «пробельность» не означает запрет закона на применение указанной статьи в переходный период. Напротив, поскольку в статьях 12 и 13 содержатся ссылки на эту статью, она должна быть применена и в переходный период. Более того, положения указанной статьи должны быть использованы на основе применения общеправового принципа аналогии норм закона.

В заключение обратим внимание на некоторые неточности в употреблении терминов, которые необходимо учитывать при анализе положений, регламентирующих процедуры и содержащих основания для установления границ, территорий и определения статуса существующих и вновь образуемых муниципальных образований. Так, в тексте закона не везде правомерно употребляется термин «поселение». В частности, очевидно, что в последнем предложении абзаца первого части 3 статьи 84 термин «поселение» должен толковаться как городской и сельский населенный пункт и иная территория, в которой осуществлялось местное самоуправление до вступления в действие новой редакции Федерального закона. В абзаце четвертом части 3 статьи 84 тот же термин должен толковаться как «городской населенный пункт» либо городское и поселковое муниципальное образование. В пункте 1 части 7 статьи 85 под термином «район (в существующих границах)» понимается как район, являющийся муниципальным образованием, так и район, который является административно-территориальной единицей субъекта Российской Федерации, и в которой сформированы не муниципальные органы, а территориальные органы исполнительной государственной власти субъекта Российской Федерации, реализующие полномочия местного самоуправления.

При установлении границ территорий, находящихся под юрисдикцией муниципальных образований, должны учитываться следующие основные требования, содержащиеся в Федеральном законе «131-ФЗ:

1. перечень территорий (земель, водных объектов и др.), включаемых в состав городских и сельских населенных пунктов;

2. отнесение территории субъекта Российской Федерации (существующего административного района в субъекте Российской Федерации) к территории с низкой либо высокой плотностью населения;

3. отнесение территории муниципального образования к категории труднодоступной местности;

4. вид населенного пункта;

5. статус муниципального образования;

6. возможность наделения муниципального образования отдельными государственными полномочиями (для городского округа и муниципального района);

7. наличие сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры, необходимой для самостоятельного решения органами местного самоуправления вопросов местного значения (для городского округа и муниципального района);

8. временная доступность административного центра муниципального образования от самого отдаленного населенного пункта (критерий пешей и транспортной доступности).

При определении территорий, находящихся под юрисдикцией муниципальных образований, должны быть соблюдены следующие ограничения, установленные Федеральным законом №131-ФЗ:

1. Территория поселения не может находиться внутри территории другого поселения. В границах городского поселения не может находиться другое муниципальное образование. Исключением из этого правила являются города федерального значения.

2. Границы поселения и муниципального района не могут пересекаться границами населенного пункта. Иными словами населенный пункт в установленных границах должен полностью входить в состав территории поселения или муниципального района.

3. Территории городского округа не входят в состав территории муниципального района.

Требование о невхождении территории городского округа в состав административной территории муниципального района означает недопустимость образования двух уровней местного самоуправления на внутригородских территориях. Поэтому существующие внутригородские муниципальные образования в ходе территориальной реформы должны быть ликвидированы либо выведены из состава территории городского округа и включены в состав территории муниципального района. Подобным же образом должна решаться задача преобразования городских муниципальных образований, в состав которых входят другие муниципальные образования (поселки и сельские округа) и населенные пункты, территориально не связанные с ними и не имеющие с ними общей границы. При этом в силу положений части 3 статьи 84 и статьи 12 изменение границ муниципальных образований допускается только с согласия населения. В случае отсутствия такого согласия границы не могут быть изменены, а значит, возможна коллизия норм закона. Для предотвращения такой коллизии необходимо внесение изменений и дополнений в принятую новую редакцию Федерального закона[39] .

При установлении территорий и границ муниципальных образований необходимо иметь в виду различие между терминами «территория» в административно-правовом смысле и термином «территория» в географическом и градостроительном толковании. Рассматриваемое условие о недопустимости нахождения одного поселения внутри территории другого поселения означает лишь то, что на территорию одного поселения не может распространяться юрисдикция другого поселения по решению вопросов местного значения поселения. Другими словами, между поселениями не может быть иерархического уровня взаимодействия, как это определено законом по отношению к поселению и району[40] . Такое понимание территории полностью соответствует общей концепции Федерального закона №131-ФЗ. Положение о невхождении городского округа в состав территории муниципального района прекрасно демонстрирует, что в географическом смысле город, являющийся муниципальным образованием, в большинстве случаев является административным центром района и входит в состав его географической территории. В то же время, территория городского округа, являющегося самостоятельным образованием, административно независима от муниципального района. И в этом смысле территория городского округа не входит в состав муниципального района. Территория же города, являющегося поселением и административным центром района, входит в состав района и в административно-правовом, и в географическом понимании.

В перечисленных выше критериях содержатся критерии, которые должны быть использованы при определении территории муниципального образования на основе действующих Федеральных законов, прежде всего, Земельного и Градостроительного кодексов.

К основным критериям можно отнести, прежде всего, правовой статус муниципального образования: городское поселение, сельское поселение, городской округ, муниципальный округ, внутригородская территория города федерального значения.

Используя критерии, содержащиеся в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», можно выделить следующие типы муниципальных образований:

Муниципальные образования первого уровня (поселения):

1. городское поселение – один город;

2. городское поселение – один город и сельские населенные пункты, не являющиеся муниципальными образованиями;

3. городское поселение – один поселок (дачный поселок и др.);

4. городское поселение – один поселок (дачный поселок и др.) и сельские населенные пункты, не являющиеся муниципальными образованиями;

5. сельское поселение – один сельский населенный пункт с численностью менее 1000 человек (как исключение) с учетом плотности населения субъекта Российской Федерации и доступности территории поселения;

6. сельское поселение – один сельский населенный пункт с численностью более 1000 человек (как правило);

7. сельское поселение – один сельский населенный пункт с численностью более 3000 человек (как правило) для территорий с высокой плотностью населения;

8. сельское поселение – группа сельских населенных пунктов с численностью населения более 1000 человек каждый (как исключение);

9. сельское поселение – группа сельских населенных пунктов с численностью населения более 3000 человек каждый (как исключение) для территорий с высокой плотностью населения;

10. сельский населенный пункт с численностью населения менее 100 человек (для территорий с низкой плотностью населения и в труднодоступных местностях).

Муниципальные образования второго уровня:

1. муниципальный район;

2. муниципальный район на территории субъекта Российской Федерации с низкой плотностью населения;

3. городской округ.

Кроме того, муниципальные образования первого уровня (городские и сельские поселения) за исключением внутригородских территорий городов федерального значения могут различаться по объему и характеру отдельных государственных полномочий, которыми они могут быть наделены в силу исключения из общего порядка, содержащегося в части 3 статьи 19 новой редакции Федерального закона.

Важнейшим требованием Федерального закона №131-ФЗ является требование о том, чтобы территории всех субъектов Российской Федерации, за исключением территорий субъектов Российской Федерации (либо территорий районов субъектов Российской Федерации) с низкой плотностью населения, были разграничены между поселениями. Это требование в совокупности с положениями статей 2, 10, 15 и др. новой редакции Федерального закона предопределяет обязательность создания двух уровней местного самоуправления во всех субъектах Российской Федерации.

В состав территории муниципального района в соответствии с Федеральным законом №131-ФЗ входят: территории всех поселений за исключением территорий городских округов, межселенные территории, расположенные на территориях с низкой плотностью населения.


Сложной является оценка определения границ муниципального образования и наделения его статусом городского округа или муниципального района, исходя из возможности исполнения им отдельных государственных полномочий. Поскольку границы муниципальных образований должны быть установлены до 1 января 2010 года, а федеральные законы о внесении изменений и дополнений в действующие федеральные законы, которыми органы местного самоуправления будут наделены отдельными государственными полномочиями Российской Федерации, будут приняты не раньше этого срока, то использовать этот критерий при определении границ муниципальных образований вряд ли удастся. В силу положений пункта 4 части 7 статьи 85 проекты указанных федеральных законов должны быть внесены в Государственную Думу Правительством Российской Федерации только к 1 января 2010 года. В отношении приведения в соответствие законов субъектов Российской Федерации о наделении органов местного самоуправления муниципальных образований отдельными государственными полномочиями субъектов Российской Федерации новой редакцией Федерального закона установлены еще более отдаленные сроки[41] .

Таким образом, наиболее реальным вариантом является оценка существующего положения дел в муниципалитетах и установление границ муниципальных образований и их статуса, исходя из исполняемых муниципалитетами государственных полномочий. Тем более что в Федеральном законе №131-ФЗ предписано, что городские поселения (городские населенные пункты), являвшиеся на день вступления в силу Переходных положений новой редакции Федерального закона (8 октября 2003 года) муниципальными образованиями, предметы, ведения которых на 30 апреля 2003 года не были разграничены законом субъекта Российской Федерации с районом (уездом) как муниципальным образованием, с 1 января 2006 года будут «автоматически» наделены статусом городского округа в силу Переходных положений новой редакции Федерального закона. Для того чтобы указанные муниципальные образования могли быть наделены не статусом городского округа, а статусом поселения, необходимо проведение голосования населения данного муниципального образования по вопросу изменения статуса и наделения его статусом городского поселения в порядке, предусмотренном частью 7 статьи 13 и частью 3 статьи 24 новой редакции Федерального закона.

Исключением из общего правила являются закрытые административно-территориальные образования и наукограды. Эти муниципальные образования на основании статей 80 и 81 Федерального закона №131-ФЗ являются городскими округами.

Аналогичный подход, связанный с определением объема государственных полномочий, которыми должны быть наделены органы местного самоуправления, может быть использован и при установлении статуса, как существующих муниципальных образований, так и при определении границ вновь образуемых муниципальных образований в административных территориальных границах районов, городов, сельских округов и поселков.

Оценку наличия сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры, необходимой для самостоятельного решения органами местного самоуправления вопросов местного значения (для городского округа и муниципального района), учитывая сжатые сроки для определения границ муниципальных образований, также целесообразно провести на основе действующей территориальной структуры органов местной и государственной власти[42] . Переход от существующей территориальной организации местного самоуправления к двухуровневой модели редакцией Федерального закона №131-ФЗ предполагает осуществление трех процедур:

наделение статусом городского, сельского поселения, городского округа и муниципального района существующих муниципальных образований;

преобразование существующих муниципальных образований;

образование новых муниципальных образований.

Кроме того, Федеральным законом №131-ФЗ предусматривается возможность изменения границ существующих муниципальных образований и вводятся довольно «жесткие» требования к такой процедуре.

Образование новых муниципальных образований теоретически может быть проведено на основе формирования новых границ и новых территорий муниципальных образований («с чистого листа») или на основе существующей системы территориальной организации органов публичной власти в конкретном субъекте Российской Федерации (эволюционным способом). По имеющимся сведениям от радикального изменения существующей территориальной организации публичной власти на местном уровне отказались практически во всех субъектах Российской Федерации.

В зависимости от одной из трех существующих в субъектах Российской Федерации основных моделей территориальной организации местного самоуправления возможны и три основные способа перехода к двухуровневой модели, каждый из которых имеет и свои особенности.

При выборе модели перехода в дополнение к вышеприведенным в предыдущем разделе требованиям, предусмотренным редакцией Федерального закона №131-ФЗ, необходимо:

провести анализ сложившихся социально-экономических связей;

провести анализ сложившейся практики взаимодействия органов местного самоуправления и исполнительных территориальных органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;

предварительно оценить мнение населения по поводу установления границ муниципальных образований;

оценить:

пообъектный состав муниципальной собственности;

кадровый потенциал;

налоговую базу для формирования бюджета;

возможность размещения и обеспечения деятельности органов местного самоуправления;

финансовые затраты на проведение этапа установления границ;

организационные возможности проведения реформы в установленные сроки.

Одним из существенных факторов, который необходимо учитывать при установлении границ муниципальных образований, является требование редакции Федерального закона №131-ФЗ о получении согласия населения по вопросу преобразования существующих муниципальных образований, изменению границ и их статуса. В случаях, установленных новой редакцией Федерального закона для проведения процедуры голосования населения по вопросу изменения границ и преобразования муниципальных образований, потребуется не менее 45 месяцев. В этих условиях проекты законов субъектов Российской Федерации об установлении границ и преобразовании муниципальных образований должны быть обнародованы в июле-июне 2004 года, то есть в течение 12 месяцев после утверждения Правительством Российской Федерации перечня субъектов Российской Федерации и отдельных районов субъектов Российской Федерации, относящихся к территориям с низкой и высокой плотностью населения. Федеральным законодателем полностью не разрешен вопрос о процедурах преобразования муниципальных образований в случае отсутствия согласия населения на такое преобразование. В общем случае не допускается ликвидация любого муниципального образования без согласия населения и требуется согласие населения на придание существующему городскому муниципальному образованию статуса городского поселения.


Учитывая всю совокупность требований и процедур, которые необходимо реализовать при установлении (изменении) границ, территорий и статуса муниципальных образований, ограниченное время для проведения этого этапа реформы местной власти, необходимость привлечения широкого круга специалистов для подготовки наиболее обоснованного варианта (вариантов) предложений в случае существенного изменения сложившихся административных территориальных границ, как муниципальных образований, так и иных территориальных единиц, в которых осуществляются полномочия публичной власти на местном уровне, целесообразно на первом этапе реформы исходить из принципа минимально возможного изменения сложившихся границ и территорий[43] .

Важнейшим доводом в пользу принятия такого решения является высокая вероятность того, что голосование по вопросам установления (изменения) границ, территорий и статуса муниципальных образований может либо не состояться, либо в результате голосования не будет получено согласие населения одного из реформируемых муниципальных образований, либо согласие населения одного из населенных пунктов на изменение территориальной принадлежности. Отсутствие такого согласия приведет к правовой коллизии, которая не сможет быть разрешена в установленные новой редакцией Федерального закона сроки (до 1 января 2005 года).

Требования к процедуре преобразования муниципальных образований установлены в статье 13 Федерального закона №131-ФЗ. Преобразованием муниципальных образований является:

объединение муниципальных образований;

разделение муниципальных образований;

изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом городского округа либо лишения его статуса городского округа.

Преобразование муниципальных образований может быть осуществлено по инициативе:

населения;

органов местного самоуправления;

органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

федеральных органов государственной власти.

Инициатива населения о преобразовании муниципального образования реализуется в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации в соответствии с положениями новой редакции Федерального закона и положениями Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» для выдвижения инициативы проведения местного референдума. Инициатива органов местного самоуправления, органов государственной власти оформляется решениями соответствующих органов. Новой редакцией Федерального закона предусмотрено принятие закона субъектом Российской Федерации, регулирующего вопросы преобразования муниципальных образований.

Федеральный закон №131-ФЗ устанавливает случаи, при которых необходимо согласие населения муниципальных образований для их преобразования:

1. Согласие населения каждого из поселений необходимо при объединении двух и более поселений при условии, что такое объединение не влечет за собой изменения границ иных муниципальных образований.

2. Согласие населения каждого из образуемых поселений (муниципальных образований) необходимо при разделении поселений (существующих муниципальных образований).

3. Для решения вопроса о наделение городского поселения статусом городского округа требуется согласие населения городского поселения и согласие населения муниципального района, из состава которого выделяется городское поселение.

4. Для решения вопроса о лишении городского населенного пункта статуса городского округа и наделения его статусом городского поселения требуется согласие населения городского округа и муниципального района, в состав которого включается городское поселение.

Согласие населения не требуется при объединении двух и более муниципальных районов, не влекущем изменения границ иных муниципальных образований и при разделении муниципального района. В этих случаях объединение и разделение осуществляется с учетом мнения населения, которое выражается представительными органами муниципальных районов.

Аналогичные требования установлены в статье 12 Федерального закона №131-ФЗ к процедуре изменения границ муниципальных образований. Предложение об изменении границ муниципальных образований может быть выдвинуто теми же субъектами, что и при выдвижении инициативы преобразования муниципальных образований.

Получение согласия населения на изменение границ муниципальных образований необходимо в следующих случаях:

1. Изменение границ муниципальных районов, которое повлечет отнесение территорий отдельных входящих в состав муниципального района поселений и (или) населенных пунктов к территориям других муниципальных районов, осуществляется с согласия населения данных поселений (населенных пунктов) с учетом мнения представительных органов соответствующих муниципальных районов. В данном случае в законе субъекта Российской Федерации необходимо будет установить процедуру учета мнения представительных органов двух муниципальных районов: муниципального района, из состава которого выделяется поселение (населенный пункт), и муниципального района, в состав которого включается поселение (населенный пункт).

2. Изменение границ поселений, которое повлечет за собой отнесении территорий отдельных входящих в их состав населенных пунктов к территориям других поселений, осуществляется с согласия населения данных населенных пунктов.

Изменение границ муниципальных районов и поселений, которое не затрагивает территориальной принадлежности поселений к муниципальному району и населенных пунктов к поселению, осуществляется с учетом мнения населения, выраженного представительными органами соответствующих муниципальных районов и поселений.

До 1 января 2006 года при изменении границ муниципальных образований не применялись положения пунктов 6, 7 и 10 части 1 статьи 11 Федерального закона №131-ФЗ. При определении границ сельского поселения с 8 октября 2003 года по 1 января 2006 года не применялось требование о том, чтобы в границах сельского поселения находился один сельский населенный пункт с численностью населения, как правило, не менее 1000 человек, а для территорий с высокой плотностью населения – не менее 3000 человек. В границах сельских поселений могут находиться нескольких сельских населенных пунктов, численность каждого из них может быть и более 1000 человек. Для территории с высокой плотностью населения численность каждого из населенных пунктов, объединенных в одно муниципальное образование, также может превышать 3000 человек в одном населенном пункте. При установлении границ территорий муниципальных образований на существующие муниципальные образования не распространяется и требование о том, чтобы сельский населенный пункт с численностью населения менее 1000 человек входил, как правило, в состав городского или сельского поселения[44] .

В Федеральном законе №131-ФЗ не дается определения вновь образуемых муниципальных образований. Исходя из совокупного толкования Переходных положений, основываясь на существенных различиях в процедурах установления (изменения) границ, территорий и статуса муниципальных образований можно выделить следующие категории;

1.существующие муниципальные образования:

2. вновь образуемые муниципальные образования.

В Федеральном законе №131-ФЗ с понятием «вновь образуемые муниципальные образования» связаны два различных этапа реформы местного самоуправления. В первом случае под вновь образуемыми муниципальными образованиями понимаются муниципальные образования, к которым не применяются процедуры и требования, предусмотренные новой редакцией Федерального закона для существующих муниципальных образований, как то, процедуры изменения границ и преобразования муниципальных образований.

Таким образом, при определении территорий и границ для таких вновь образуемых муниципальных образований не требуется согласия населения. Вновь образуемые муниципальные образования в этом случае – это муниципальные образования либо первого уровня (поселения), либо муниципальные образования второго уровня (район) в субъектах Российской Федерации, в которых действовала одноуровневая система местного самоуправления.

Все остальные муниципальные образования, которые возникнут в результате изменения границ и преобразования существующих муниципальных образований (разделения, объединения, изменения статуса), не будут являться вновь образованными муниципальными образованиями (хотя в части 10 и11 статьи 85 новой редакции Федерального закона они и названы как вновь образуемые).

Такие муниципальные образования точнее было бы определить как муниципальные образования, возникшие в результате преобразования или изменения границ действующих муниципальных образований. От вновь образуемых муниципальных образований они будут отличаться также и тем, что для таких муниципальных образований необходимо будет решать вопросы о правопреемственности.

Для обеспечения правовых условий перехода к двухуровневой территориальной организации местного самоуправления на этапе установления (изменения) границ, территорий и определения (изменения) статуса как существующих, так и вновь образуемых муниципальных образований Федеральным законом №131-фз предусмотрено принятие комплекса правовых актов на трех уровнях публичной власти:

на федеральном уровне;

на уровне субъектов Российской Федерации;

на муниципальном уровне.

На федеральном уровне Правительство Российской Федерации через 5 лет должно будет определять перечень субъектов Российской Федерации, отдельных районов субъектов Российской Федерации (в существующих границах), относящихся к территориям с низкой плотностью населения и относящимся к территориям с высокой плотностью населения.

Во многих субъектах Российской Федерации принят довольно большой массив нормативных правовых актов по вопросам административного территориального устройства, установления, изменения границ муниципальных образований, установлен порядок образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований. Все эти документы необходимо будет привести в соответствие с принятым Федеральным законом. В зависимости от временных рамок, состояния нормативной правовой базы, кадровых ресурсов субъектами Российской Федерации может быть избран путь как поэтапного внесения изменений и дополнений в действующие правовые акты, так и подготовки новых проектов нормативных правовых актов.

Первый этап проведения реформы, связанный с установлением (изменением) границ, территорий и нового статуса муниципальных образований имеет важнейшее, если не определяющее, значение для достижения положительных результатов всей реформы местного самоуправления. Правильно «заложенные» территориальные основы организации местной власти во многом предопределят эффективность реформирования компетенционных, организационных и финансовых основ местного самоуправления. Ошибки, допущенные на этом этапе, будут проявляться в течение длительного времени.

Процесс территориальных изменений затронул не только существующие муниципальные образования, но и сказался на сложившейся системе взаимодействия органов местного самоуправления с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, с федеральными территориальными органами исполнительной власти. И, самое главное, реформа территориальной организации местной власти прямо или косвенно затронуло все население. Поэтому Федеральным законом №131-ФЗ предусмотрены гарантии участия населения в этом процессе. Основной из таких гарантий, которая является прямым следствием конституционных положений, является недопустимость изменения границ и территорий существующих муниципальных образований, изменение их статуса без согласия населения.

Законом предусматривается, что с инициативой об изменении границ могут выступить как население, так и органы местного самоуправления, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, федеральные органы власти. Однако в переходный период основным субъектом выдвижения инициативы об изменении границ и преобразовании муниципальных образований выступят органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Поэтому необходимо обеспечить открытость принятия решений по вопросам установления и изменения границ, территорий и статуса муниципальных образований.

Более того, необходимо разъяснять выдвигаемые инициативы, доводить до сведения граждан возможные последствия для населения тех мер, которые предлагаются. Поскольку институт голосования по вопросу изменения границ и преобразования муниципальных образований применяется впервые в федеральном законодательстве, а этапы его проведения по времени и основным процедурам соответствуют аналогичным условиям при проведении местного референдума, необходимо будет широко разъяснить избирателям отличие этого института от института референдума. Комплекс мер, обеспечивающих публичность процедур проведения голосования, должен включать в себя следующие:

1. Информирование населения о предстоящем этапе проведения реформы.

2. Создание организационного механизма взаимодействия между органами местного самоуправления и населением.

3. Анализ территориальных основ организации местной власти и доведение основных результатов этого анализа и выводов до населения.

4. Предварительное изучение мнения населения по вопросу установления (изменения) границ, территорий и преобразованию муниципальных образований.

5. Подготовка проектов решений по указанным вопросам. Их обнародование.

6. Изучение мнения населения по поводу содержания предлагаемых решений. На этом этапе возможно проведение опросов в порядке, установленном новой редакцией Федерального закона (статья 31).

7. Организация кампании голосования по вопросу установления (изменения) границ, территорий, и преобразования муниципальных образований. Освещение хода кампании голосования.

8. Принятие решений на основе результатов голосования. Доведение содержания решений до избирателей. Разъяснение принятых решений.

Итак, понятие «муниципальное образование» постепенно трансформируется из прикладного регулярно применяемого понятия в обобщающую видовую категорию. Оно фактически перестает использоваться, так как большее значение в правовом регулировании и в практической деятельности приобретают новые, более узкие, но и более конкретизированные с точки зрения взаимосвязи с другими институтами местного самоуправления понятия - «поселение», «городской округ», «муниципальный район».

По результатам исследования типов муниципальных образований выявлены конкретные критерии экономического и инфраструктурного характера, которые могут стать основанием для практики определения типов конкретных муниципальных образований и, соответственно, круга решаемых ими вопросов местного значения. Такими критериями являются: отнесение центрального населенного пункта к населенным пунктам того или иного значения (подчинения), наличие экономического потенциала; уровень финансовой достаточности; обладание необходимой для решения вопросов местного значения (но не осуществления отдельных государственных полномочий) инфраструктурой. В связи с этим в законодательстве или методических документах должен быть закреплен механизм наделения муниципального образования статусом городского округа или городского поселения, базирующийся на оценке формализованных критериев, влияющих на решение вопросов местного значения, относящихся к компетенции соответствующих типов муниципальных образований.

Предлагается дифференцировать вопросы местного значения двух разных типов муниципальных образований - городских и сельских поселений как обладающих принципиально разной инфраструктурой и, соответственно, изменить, прежде всего, в части сельских поселений, соотношение вопросов местного значения между поселением и районом.

Необходимо закрепить такие вопросы местного значения как организация транспортного обслуживания населения в границах поселения и организация использования и охраны городских лесов лишь за городскими поселениями, а также конкретизировать и дополнительно разграничить такие вопросы местного значения как организация в границах поселения электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом, содержание и организация деятельности аварийно-спасательных служб и (или) аварийно-спасательных формирований на территории поселения.

2.2 Влияние реформы территориальной организации местного самоуправления на компетенционную основу местного самоуправления, в том числе вопросы местного значения

Как известно, Федеральный закон № 131-ФЗ установил исчерпывающий (закрытый) перечень вопросов местного значения для каждого типа муниципальных образований (ст.14, 15, 16). В ч.1 ст. 19 закона имеется четкая запись о том, что все полномочия по вопросам местного значения, не отнесенные к вопросам местного значения указанными перечнями, являются отдельными государственными полномочиями, передаваемыми для осуществления органам местного самоуправления[45] .

1) Наибольшие сложности при практическом разграничении полномочий согласно требованиям закона будут вызывать вопросы социальной поддержки и социального обслуживания отдельных категорий населения.

Исторически помощь «сирым, нищим и убогим» всегда была заботой местной общины, местной власти. Иначе и быть не может, ибо только власть, близкая к населению и непосредственно работающая с ним, может дойти до конкретных проблем конкретного человека. Только местная власть может выполнить эту работу наиболее экономно и эффективно, используя потенциал общественности, структур гражданского общества. Поэтому во всем мире социальная поддержка, социальное обслуживание пожилых, инвалидов, сирот, погорельцев и т.д. находится в компетенции местной власти. Никакой другой уровень власти справиться с этой задачей не в силах.

Федеральным законом 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» обеспечение социальной поддержки населения было отнесено к предметам ведения местного самоуправления. В Федеральном законе № 131-ФЗ к числу вопросов местного значения муниципальных районов и городских округов в этой сфере отнесены только опека и попечительство, а к вопросам местного значения поселений – оказание содействия в установлении в соответствии с федеральным законом опеки и попечительства над нуждающимися в этом жителями поселения. Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» № 95-ФЗ от 04.07.2003 г.[46] (пп.24 ч.2 ст.26.3) решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания граждан пожилого возраста, инвалидов, граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации, детей оставшихся без попечения родителей (за исключением детей, обучающихся в федеральных образовательных учреждениях), многодетных семей, одиноких родителей и ряда других категорий отнесено к полномочиям органов государственной власти субъекта РФ.

Логика законодателя вполне понятна: государство не может устраниться от решения этих вопросов, а у муниципалитетов нет средств для содержания учреждений социального обслуживания. Тем не менее, данное решение является (по изложенным выше соображениям) концептуально ошибочным. Его практическая реализация приведет к передаче соответствующих муниципальных учреждений субъектам РФ, фактическому вытеснению органов местного самоуправления и общественности из этой сферы и не принесет ничего, кроме вреда.

Наиболее правильным было бы поступить в данной сфере так, как это сделано в сфере образования. То есть само предоставление услуг по социальной поддержке и социальному обслуживанию должно быть отнесено к вопросам местного значения, учреждения социального обслуживания остаться в статусе муниципальных, а органы государственной власти субъектов РФ должны предоставлять местным бюджетам субвенции на эти цели в соответствии с нормативами, установленными законами субъекта РФ.

2) Столь же ошибочным представляется исключение из перечня вопросов местного значения вопросов содействия занятости населения, как это было в Федеральном законе 1995 г. № 154-ФЗ. В настоящее время органы местного самоуправления совместно с территориальными органами Федеральной службы по труду и занятости проводят большую работу по обеспечению занятости населения, квотируют на предприятиях рабочие места для подростков и инвалидов, осуществляют регистрацию коллективных договоров на предприятиях, расположенных на территории муниципального образования, участвуют в комиссиях по разрешению коллективных трудовых споров. Эта деятельность весьма полезна и эффективна и отключение от нее органов местного самоуправления представляется неправильным.

Статья 50 Федерального закона № 131-ФЗ провозглашает принципиально новый подход к экономической деятельности органов местного самоуправления и вытекающему из этого составу и функциям муниципального имущества.

Законодательное установление закрытого перечня имущества, которое может находиться в муниципальной собственности, представляется чрезмерно жестким и неоправданным. Здесь возникает множество проблем[47] .

1) Статьи 14, 15, 16 Федерального закона № 131-ФЗ предоставляют право органам местного самоуправления решать иные вопросы (сверх предусмотренных в законе), не отнесенные к компетенции других органов публичной власти, при наличии собственных материальных ресурсов и финансовых средств, а статья 50 запрещает иметь необходимое для этого имущество.

2) Статьи 14 и 16 относят к компетенции поселений и городских округов создание условий для обеспечения жителей услугами связи, общественного питания, торговли и бытового обслуживания, а статья 50 запрещает иметь необходимое для этого имущество. При таком подходе если, например, на окраине города или в поселке необходимо разместить почту или аптеку, то при отсутствии муниципального фонда нежилых помещений никаких ресурсов у органа местного самоуправления для решения этого вопроса нет.

3) Согласно статье 50 в муниципальной собственности может находиться жилищный фонд только социального использования для обеспечения малоимущих граждан на условиях договора социального найма. Остается непонятным, что делать с существующим муниципальным жилищным фондом, в котором проживают граждане, не являющиеся малоимущими, но не желающие по разным причинам приватизировать свои квартиры.

4) Неясно, что делать с муниципальными общежитиями, предназначенными для молодых и одиноких работников бюджетной сферы, они тоже не перечислены в статье 50. Следовало бы отнести общежития к имуществу, предназначенному для обеспечения деятельности муниципальных служащих, работников муниципальных предприятий и учреждений (п.3 ч.1 ст.50). Проживание – это деятельность или нет?

Представляется, что статья 50 Федерального закона № 131-ФЗ требует существенной корректировки.

Федеральный закон № 131-ФЗ и Бюджетный кодекс РФ[48] кардинально меняют модель финансового обеспечения местного самоуправления. Осуществляется переход с трехзвенной на четырехзвенную бюджетную систему России. Вводятся единые по стране и устанавливаемые Бюджетным кодексом РФ на постоянной основе нормативы отчислений в местные бюджеты поселений, муниципальных районов и городских округов от федеральных налогов. Доли региональных налогов и федеральных налогов, зачисляемых в бюджеты субъектов РФ, которые передаются последними в местные бюджеты, должны распределяться между муниципальными образованиями разных типов по единым для каждого типа и постоянным нормативам. Тем самым система регулирующих налогов практически ликвидируется. Одновременно устанавливается принципиально новый механизм выравнивания бюджетной обеспеченности муниципальных образований, в основу которого положен расчетный уровень бюджетной обеспеченности в расчете на одного жителя, установленный законом субъекта РФ в качестве критериального, независимо от наличной сети муниципальных бюджетных учреждений. Все это на порядок снижает возможность бюджетного произвола со стороны субъектов РФ.

В то же время, несмотря на многочисленные заявления Минфина и других органов федеральной власти о том, что финансовая база местного самоуправления будет адекватна объему возложенных на него расходных полномочий, в новой редакции Бюджетного кодекса РФ этот вопрос остался нерешенным[49] . Неоднократно проводимые расчеты Конгресса муниципальных образований РФ показали необоснованность проектировок Минфина, в результате чего с 2006 г. все муниципальные образования окажутся в крайне тяжелой финансовой ситуации. Разумеется, сейчас нереально рассчитывать на пересмотр базовых положений Бюджетного кодекса, но все же следует отметить отдельные вопросы, которые могут быть предметом обсуждения.

1) Из Бюджетного кодекса исчезло само понятие неналоговых доходов местных бюджетов, тогда как неналоговые доходы бюджетов субъектов РФ перечислены в статье 57. Такие доходы должны быть перечислены в Бюджетном кодексе.

2) Неоднократные предложения муниципалов о переводе налога на имущество организаций (юридических лиц) в разряд местных остались без внимания. Разделение по разным уровням публичной власти земельного налога и налога на имущество организаций будет препятствовать комплексному и наиболее эффективному использованию территорий населенных пунктов, а в дальнейшем введению единого налога на недвижимость.

3) Сегодня множество магазинов, парикмахерских, аптек, отделений почтовой связи и т.д. расположены на первых этажах муниципальных жилых домов в помещениях, арендуемых у органов местного самоуправления. Соответственно в местные бюджеты поступает арендная плата за эти помещения. Как отмечалось выше, статья 50 Федерального закона № 131-ФЗ запрещает муниципальным образованиям иметь в собственности данные нежилые помещения и требует осуществить их приватизацию. Однако в этом случае арендная плата будет заменена налогом на имущество соответствующих организаций, который согласно Бюджетному кодексу РФ является региональным и будет зачисляться в бюджеты субъектов РФ. Тем самым из местных бюджетов изымается крупный источник доходов, что не было учтено в расчетах Минфина[50] .

4) Статьей 56 Бюджетного кодекса предусмотрено зачисление в бюджеты субъектов РФ транспортного налога по нормативу 100%. Между тем, Федеральным законом № 131ФЗ транспортное обслуживание населения в поселениях, муниципальных районах и городских округах возложено на органы местного самоуправления. Было бы логично разделить транспортный налог между бюджетами субъектов РФ и местными бюджетами в зависимости от вида перевозок (внутри муниципальные и межмуниципальные).

5) Статьей 61.1 Бюджетного кодекса предусмотрено зачисление в бюджеты муниципальных районов налоговых доходов за выдачу ордера на квартиру и за выдачу разрешения на распространение наружной рекламы. Федеральным законом № 131-ФЗ соответствующие вопросы относятся к полномочиям поселений. Было бы логично и связанные с этим доходы передать поселениям.

6) Не удалось решить в Бюджетном кодексе вопрос о муниципальных казначействах[51] . Статья 215.1 допускает передачу на договорной основе полномочий Федерального казначейства по кассовому обслуживанию исполнения бюджета субъекта РФ (и бюджетов муниципальных образований) исполнительному органу государственной власти субъекта, но не допускает аналогичную передачу для органов местного самоуправления. В результате этого эффективно работающие во многих городах муниципальные казначейства потребуется упразднить.

7) Большое позитивное значение имеют нормы Федерального закона № 131-ФЗ и Бюджетного кодекса, предусматривающие сохранение за муниципальными образованиями собственных доходов, превышающих расчетный уровень доходов на одного жителя, устанавливаемый законом субъекта РФ в качестве критериального (полностью до коэффициента 2 и не менее 50% сверх этого уровня). Эти нормы стимулируют высокодоходные муниципальные образования к дальнейшему наращиванию своего налогового потенциала и тем самым к увеличению общего вклада в развитие региона и государства. В то же время, для дотационных муниципальных образований (а их подавляющее большинство) аналогичный подход, к сожалению не применяется. У такого муниципального образования нет никакого стимула к наращиванию своего налогового потенциала, например, с 40 до 60% расчетного уровня. Результатом такого наращивания будет только соответствующее снижение дотаций из регионального или районного фонда финансовой поддержки. Было бы целесообразно разрешить субъектам РФ устанавливать некую шкалу понижающих коэффициентов к размеру дотации (такой опыт имеется в Самарской области), с тем, чтобы всякое увеличение размера собственной налоговой базы дотационного муниципального образования приводило к реальному увеличению общей суммы его доходов[52] .

2.3 Соотношение административно-территориального устройства и территориальной организации местного самоуправления

Существующие сегодня проблемы территориальной организации местного самоуправления во многом обусловлены тем, что в настоящее время, к сожалению, отсутствует необходимое единство в правовом регулировании вопросов административно-территориального устройства Российской Федерации[53] . Действующая Конституция РФ прямо не регламентирует общественные отношения в этой сфере. Она лишь закрепляет общие положения, касающиеся административной организации территориального устройства субъектов РФ. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 67 Конституции РФ территория Российской Федерации включает в себя территорию ее субъектов. Согласно части 1 статьи 72 Конституции РФ к предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов относятся вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, режим пограничных зон, установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления.

Федеральный законодатель не пошел по пути конкретизации общих конституционных норм и принятия рамочного закона, который бы комплексно регулировал общие принципы административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации. В этой связи следует отметить, что в 2002 году Законодательное Собрание Омской области вносило в Государственную Думу РФ проект Федерального закона «Об общих принципах административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации». Однако Советом Государственной Думы РФ он был снят с рассмотрения парламента. На наш взгляд, отсутствие такого закона неизбежно обусловливает целый ряд негативных явлений и существенно осложняет проведение в стране муниципальной реформы.

1. В региональном законодательстве по-разному трактуется понятие административно-территориального устройства. Обращает на себя внимание тот факт, что наряду с данным понятием в научной литературе и законодательстве нередко употребляется понятие «административно-территориальное деление субъектов РФ». В целях избежания терминологической путаницы предлагаем рассматривать его как синоним понятия «административно-территориальное устройство субъектов РФ». Как правило, под ним понимается деление территории соответствующего субъекта на части – административно-территориальные единицы (административно территориальные образования) и населенные пункты. При этом главное различие состоит в том, что одни субъекты РФ определили административно-территориальное устройство только для целей государственного управления[54] , а другие – для наиболее оптимальной организации государственной власти и местного самоуправления[55] . Второй подход нам представляется наиболее предпочтительным, поскольку территория каждого субъекта РФ составляет пространственную основу осуществления не только государственной, но и муниципальной власти.

Необходимо отметить, что в научной литературе также нет однозначного понимания и толкования рассматриваемого понятия. Однако, несмотря на все расхождения, большинство специалистов едины в том, что административно-территориальное устройство субъектов РФ призвано обеспечить эффективное функционирование всех форм публичной власти и создать благоприятные условия для осуществления хозяйственно-экономической деятельности[56] .

Здесь же, следуя логике рассуждений, необходимо рассмотреть вопрос о соотношении понятий «территориальное устройство субъектов РФ», «административно-территориальное устройство субъектов РФ» и «муниципально-территориальное устройство субъектов РФ». Очевидно, что они тесно связаны между собой, но и отождествлять их недопустимо. На наш взгляд, первое из указанных понятий носит более общий характер и объемлет собой два других. Более того, в содержание понятия «территориальное устройство субъектов РФ» входит также понятие «ведомственно-территориальное деление субъекта РФ». Такое деление представляет собой «специальный способ организации территории для решения конкретных задач производственно-отраслевой деятельности, инфраструктурного развития территории либо узкоспециализированного государственного и местного управления»[57] . Ведомственно-территориальными единицами являются, например, нотариальные и судебные округа, милицейские участки и т.д. Очевидно, что они тоже являются неотъемлемой частью территории субъекта или же сопряжены с ним (например, военные округа)

Результаты проводимой муниципальной реформы, особенно в части в части реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления во многом зависят от правильного понимания соотношения административно-территориального и муниципально-территориального устройства субъектов РФ[58] . В этой связи важно подчеркнуть, что административно-территориальное устройство субъектов РФ первично по отношению к территориальной организации местного самоуправления, поскольку именно в соответствии с административным устройством территории субъекта РФ организуется деятельность не только органов государственной власти этого субъекта, но и федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления.

В настоящее время в региональном законодательстве неодинаково решается вопрос о соотношении административно-территориального устройства субъектов РФ и территориальной организации местного самоуправления. В частности, И.В. Выдрин и А.Н. Кокотов выделяют три основные модели такого соотношения:

1) законодательство субъекта РФ совмещает административно-территориальные единицы и муниципальные образования и не делает различий между ними (например, Челябинская область);

2) законодательство субъекта РФ предусматривает относительное обособление административно-территориальных единиц и муниципальных образований в пределах единого административно-территориального устройства субъекта Федерации (например, Ленинградская область);

3) законодательство субъекта РФ проводит четкое различие между административно-территориальным и муниципальным устройством (например, Свердловская область)[59] .

Последняя из указанных моделей представляется нам наиболее предпочтительной, поскольку в данном случае изменение границ муниципальных образований не влечет за собой пересмотра административно-территориального устройства субъекта РФ.

Взаимосвязь административно-территориального и муниципально-территориального устройства соответствующего субъекта РФ обеспечивается посредством:

единства пространственной основы – территории субъекта РФ, в рамках которой определяются оба вида устройства;

учета мнения населения при решении вопросов административно-территориального и муниципально-территориального устройства и их изменении;

соотносительности единых принципов территориальной организации местного самоуправления и принципов административно-территориального устройства соответствующего субъекта РФ;

взаимодействия органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления по вопросам территориальной организации местного самоуправления в субъекте Федерации и административно-территориального устройства данного субъекта РФ.

2. В законах субъектов РФ зачастую либо вообще не формулируются, либо по-разному определяются понятия, без которых невозможно нормальное регулирование общественных отношений в рассматриваемой сфере. Эти обстоятельства также создают серьезные трудности в процессе реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления. Это, например, касается понятия «населенный пункт». Конституция РФ в статье 131 закрепила территориально-публичный принцип организации местного самоуправления. В соответствии с ним пространственной основой создания и деятельности органов местного самоуправления являются не административно-территориальные единицы (данный термин в тексте Конституции вообще не употребляется), а населенные пункты. Поскольку в федеральном законодательстве данное понятие не раскрывается, не установлены категории и виды населенных пунктов, субъекты РФ по собственному усмотрению регулируют общественные отношения в данной сфере. Анализ регионального законодательства позволяет констатировать значительные различия в нормативном определении понятия «населенный пункт», установлении их категорий и видов. Существенно разнятся и критерии образования населенных пунктов, отнесения их к той или иной категории или виду. Ситуация отчасти осложняется еще и тем, что в Градостроительном Кодексе Российской Федерации понятия «сельское поселение» и «городское поселение» в одном случае отождествляются с понятием «муниципальное образование», а в другом – с понятием «населенный пункт».

В результате возникают проблемы при наделении соответствующих населенных пунктов статусом городского, сельского поселения или городского округа. Для жителей населенного пункта и органов местного самоуправления данный вопрос имеет принципиальное значение. Что делать, если населенный пункт - дачный поселок? Такая категория населенных пунктов установлена, например, Законом Тюменской области от 4 ноября 1996 года № 53 (ред. от 16.03.2007) «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области»[60] Необходимо ли его вообще наделять статусом самостоятельного муниципального образования? А как быть в том случае, если в законодательстве субъекта РФ не раскрывается понятие населенного пункта, не установлены их категории и виды? Такая ситуация сложилась в Ямало-Ненецком автономном округе. Очевидно, что в указанных случаях реализация конституционного права граждан РФ на осуществление местного самоуправления зависит от усмотрения органов государственной власти субъектов РФ, которые наделяют населенные пункты статусом соответствующих муниципальных образований. Другими словами, манипулируя административно-территориальным устройством (например, изменяя статус населенного пункта, упраздняя населенный пункт) можно исказить реализацию принципов территориальной организации местного самоуправления.

3. В региональном законодательстве не всегда проводится четкое разграничение между понятиями «населенный пункт» и «административно-территориальное образование». Возможно, это обусловлено тем, что они обладают рядом общих признаков. И населенный пункт, и административно-территориальное образование – это часть территории субъекта в фиксированных границах, имеющая собственное наименование, служащая местом проживания людей. Как правило, нормативно установлен статус этой территории и на ней предполагается наличие органа публичной (публичной или государственной) власти. Различие же состоит в том, что административно-территориальная единица может состоять из нескольких населенных пунктов (например, район). При этом не каждый населенный пункт наделяется статусом административно-территориальной единицы.

4. Для определения размеров пространственной основы деятельности органов государственной власти и местного самоуправления в законодательстве используются понятия «граница административно-территориальной единицы», «черта населенного пункта», «граница муниципального образования». К сожалению, и здесь существует ряд серьезных проблем.

Так в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» границы территорий муниципальных образований устанавливаются и изменяются законами субъектов Российской Федерации. Согласно требованиям пункта 1 статьи 85 данного закона границы муниципальных образований должны быть установлены органами государственной власти субъектов РФ до 1 января 2005 года. Вместе с тем, практическая реализация приведенных норм выявила несовершенство Федерального закона: в нем не раскрывается понятие «граница муниципального образования». Более того, по логике данного закона субъекты Федерации не вправе определять рассматриваемое понятие в своем законодательстве. В результате складывается абсурдная ситуация: органы государственной власти субъектов РФ вынуждены устанавливать границы муниципальных образований, не имея при этом четкого представления о том, что представляет собой данная граница.

К этому следует добавить, что в законодательстве некоторых субъектов не определены понятия «граница административно-территориальной единицы» и «черта населенного пункта». Это, в частности, касается Тюменской области, в законодательстве которой, во-первых, указанные понятия не раскрываются и, во-вторых, понятие «черта населенного пункта» недопустимо отождествляется с понятием «граница населенного пункта» Возможно, это обусловлено тем, что в Градостроительном Кодексе Российской Федерации непоследовательно используются понятия «черта городских и сельских поселений», «черта муниципального образования», «граница муниципального образования», «граница городских и сельских поселений» (ст.ст. 36, 38). По сути, отдельные положения Кодекса противоречат Федеральному закону № 131-ФЗ, поскольку в нем употребляется только одно понятие - «граница муниципального образования». Трудно, если не сказать невозможно в такой ситуации качественно проводить муниципальную реформу.

Практика свидетельствует, что границы муниципальных образований далеко не всегда совпадают с границами административно-территориальных единиц или чертой населенных пунктов, что приводит к серьезным противоречиям и конфликтам. Поэтому в интересах рациональной организации пространственной основы государственного управления и местного самоуправления целесообразно закрепить в законодательстве три самостоятельных понятия. Это позволит обеспечить бесконфликтный характер определения территориальных пределов местного самоуправления.

На наш взгляд, рассматриваемые понятия можно определить следующим образом:

граница административно-территориальной единицы - утвержденная в установленном порядке непрерывная линия, извне очерчивающая территорию административно-территориальной единицы, отделяющая ее от других административно-территориальных единиц и (или) выделяющая ее в составе другой административно-территориальной единицы;

черта населенного пункта - утвержденная в установленном порядке непрерывная линия, извне очерчивающая территорию населенного пункта, отделяющая его от других населенных пунктов и (или) выделяющая соответствующий населенный пункт на территории административно-территориальной единицы;

граница муниципального образования – утвержденная в установленном порядке непрерывная линия, очерчивающая территорию муниципального образования и отделяющее одно муниципальное образование от другого муниципального образования и (или) выделяющая одно муниципальное образование в составе другого муниципального образования.

5. Использование большого количества несогласованных понятий для регулирования однородных общественных отношений по поводу территориального устройства субъектов РФ способно породить серьезные конфликтные ситуации на практике. Обратимся для примера к понятиям «административный центр района» и «административный центр муниципального района». В принципе, сегодня возможна ситуация, при которой административный центр района как административно-территориальной единицы и административный центр муниципального района могут находиться в разных населенных пунктах. И это будет соответствовать действующему законодательству. Но с точки зрения логики и здравого смысла такого не должно быть[61] .

Обобщая изложенное, следует еще раз отметить, что обозначенные проблемы во многом обусловлены отсутствием единого правового регулирования административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации. Реализация новых принципов территориальной организации местного самоуправления, которые установлены на федеральном уровне и едины для всей страны, уже сегодня требует корректировки и унификации законодательства многих субъектов Российской Федерации об административно-территориальном устройстве. В перспективе же целесообразно на федеральном уровне принять закон «Об общих принципах административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации» и определить в нем единые для всех субъектов РФ понятия «административно-территориальное устройство», «административно-территориальная единица», «населенный пункт», установить виды и категории населенных пунктов, виды административно-территориальных единиц, общие принципы их образования, реорганизации и упразднения. Это будет способствовать укреплению государства и повышению эффективности работы органов публичной власти[62] .

Таким образом, административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации и территориальная организация местного самоуправления последовательно отделяются друг от друга как два самостоятельных правовых института. В связи с этим появляется задача более четко выразить в законодательстве цели административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации как территориальной основы осуществления полномочий органов государственной власти, в том числе с их отраслевой и функциональной разбивкой.

2.4 Проблемы реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления в Тюменской области

Реформа территориальной основы местного самоуправления является ключевым звеном переустройства местного самоуправления, от которого зависит реформирование компетенции муниципалитетов, их имущественной и финансовой основ.

Отличием Федерального закона №131-ФЗ является то, что он призван унифицировать территориальное устройство местного самоуправления, упразднив существующее многообразие моделей территориальной организации местного самоуправления в различных субъектах Российской Федерации.

Указанный федеральный закон устанавливает единые принципы территориальной организации местного самоуправления:

1. Универсальный принцип двухзвенности муниципального территориального устройства, согласно которому по общему правилу территория субъекта федерации должна быть разделена между поселениями, входящими в муниципальные районы, а исключением, должно стать наделение некоторых городских поселений статусом городского округа, не входящего в состав района.

2. Более частные принципы относительно состава и размеров территории поселений и муниципальных районов (учет численности населения при установлении границ сельских поселений, пешеходная и транспортная доступность и др.).

3. Процедурные принципы, устанавливающие правила установления, изменения границ и преобразования муниципальных образований.

Более одного года осуществляется реализация нового закона, и на данном этапе в основном реализовывались его положения о территориальном устройстве. Не случайно то, что практика выявила проблемы именно в данной сфере.

Общей проблемой явилась юридическая неопределенность некоторых принципов территориального устройства местного самоуправления (например, правило пешеходной и транспортной доступности), а также ряда используемых в новом законе юридических терминов (например, термин «поселок»). Это повлекло возникновение вопроса о том, являются ли данные принципы императивом для органов государственной власти субъектов Российской Федерации?

Указанная общая проблема неопределенности принципов проявила себя в более конкретных ситуациях.

В первую очередь вызывают вопрос нормы нового закона о составе городских поселений. Согласно ч. 1 ст.2 Федерального закона от 06.10.2004г. городское поселение – это город или поселок с прилегающей территорией. Между тем, в законодательстве многих субъектов Российской Федерации поселками называются не только городские, но и сельские населенные пункты.

В Тюменской области указанную проблему попытались решить путем внесения изменений в Закон Тюменской области «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области» в котором были определены виды городских населенных пунктов, среди которых имеют место города, поселки городского типа - рабочие поселки, соответствующие достаточно высоким цензовым требованиям (не менее 15 тыс. жителей, из которых 85% работают в промышленности), а также курортные и дачные поселки. Все иные населенные пункты по остаточному принципу отнесены к числу сельских. В результате, по Закону Тюменской области «Об установлении границ муниципальных образований Тюменской области и наделении их статусом сельского муниципального района, городского округа и сельского поселения», принятому в первом чтении, вообще не предусматривается наличие городских поселений в составе муниципальных районов.

На наш взгляд, в указанной ситуации более корректным было бы не установление специальных требований к поселкам, претендующим на статус городского населенного пункта, а законодательное упорядочение перечня населенных пунктов с отнесением к числу поселков только городских населенных пунктов. По буквальному смыслу нового закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» поселком должен называться только городской населенный пункт.

Другой проблемой, связанной с составом городских поселений является реализация положений федерального закона №131-ФЗ о недопустимости одновременного вхождения в их состав города и поселка (п.5 ч.1 ст.11). Учитывая то, что федеральный закон не определяет признаков поселка, при буквальном толковании названных правовых норм, населенный пункт, отнесенный к числу поселков, должен быть исключен из состава городского поселения путем преобразования существующего муниципального образования. При этом, согласно ч.3 ст.84 Федерального закона №131-ФЗ. преобразование осуществляется в соответствии с требованиями его ст.13, то есть с учетом мнения населения, выраженного на голосовании. Указанное предписание переходных положений нового закона привело к возникновению внутреннего противоречия между материальными и процедурными принципами территориальной организации местного самоуправления - императивным правилом о составе территории городского поселения и допустимостью усмотрения населения при голосовании по вопросу преобразования муниципального образования. На практике при попытке реализовать указанные положения федерального закона население некоторых городских поселений Ямало-Ненецкого автономного округа, включающих в свой состав поселки, проголосовало против преобразования, сделав невозможным привести территориальную организацию в соответствие с нормами нового закона. Выход из указанной ситуации новый закон не предусматривает.

Возникает также вопрос относительно административных центров тех муниципальных районов, на территории которых находятся городские округа. Например, по указанному выше Закону Тюменской области, принятому в первом чтении, административным центром Тюменского муниципального района утверждается г. Тюмень, который согласно этому же закону наделяется статусом городского округа.

Бесспорно, что целесообразнее всего сохранить за г. Тюмень фактический статус центра Тюменского района. Однако, согласно Федеральному закону от №131-ФЗ городской округ не входит в состав муниципального района, то есть юридически территория городского округа не является частью территории муниципального района. Поэтому закрепление за городским округом статуса административного центра муниципального района предполагает размещение административного центра муниципального образования на территории другого муниципального образования.

Очевидно, что в данном случае слепое следование принципам территориальной организации нового федерального закона повлечет необоснованные затраты и неудобства для жителей района. Приведенная ситуация свойственна всем субъектам Российской Федерации, однако почему-то не учтена Федеральным законом.

Вызывает вопросы и реализация норм нового закона о наделении муниципальных образований статусом городского округа.

Упомянутый Закон Тюменской области, принятый в первом чтении, содержит норму о наделении муниципального образования Заводоуковский район статусом городского округа. Между тем, городской округ – это городское поселение с особым статусом и наделение статусом городского округа муниципального образования – района, на наш взгляд не соответствует совокупности новых принципов территориальной организации местного самоуправления, хотя нужно признать, что прямого запрета наделять районы статусом городского округа закон не содержит. Во-первых, нарушается названный выше принцип «двухзвенности» территориальной организации местного самоуправления (п.п.1, 2 ч.1 ст.11 Федерального закона №131-ФЗ.) Распространение указанной практики может привести к массовому игнорированию законодательными органами субъектов Российской Федерации принципа «двухзвенности» территориальной организации местного самоуправления. Во-вторых, наделение района статусом городского округа не согласуется с нормами переходных положений Федерального закона №131-ФЗ. В частности, п.1 ч.1 ст.85 нового закона гласит, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации наделяют статусом городского, сельского поселения, городского округа соответствующие муниципальные образования. По смыслу ч.3 ст.84 данного федерального закона соответствующими для наделения статусом городского округа являются муниципальные образования – городские поселения.

Указанное несоответствие можно было бы попытаться нивелировать формулировкой о наделении статусом городского округа не района в целом, а город Заводоуковск с сельскими населенными пунктами, ныне входящими в состав Заводоуковского района. Однако этому мешает упомянутая ч.3 ст.84 Федерального закона №131-ФЗ согласно которой на момент перехода к новой территориальной организации местного самоуправления упоминаются только два варианта создания городского округа:

а) наделение статусом городского округа городского населенного пункта (тогда все сельские населенные пункты в составе района не войдут в состав округа);

б) наделение статусом городского округа городского поселения (этот вариант неосуществим, поскольку г. Заводоуковск не является поселением, а входит в состав муниципального образования Заводоуковский район).

Как вариант выхода из указанной ситуации могло быть создание городского поселения с входящими в его состав населенными пунктами (это допускается в связи с отсутствием требований к размерам территории городского поселения), а затем, наделении его статусом городского округа.

Названные выше проблемы перехода к новой территориальной организации местного самоуправления говорят о том, что Федеральный закон №131-ФЗ не учитывает всего многообразия возможных жизненных ситуаций, связанных с определением территорий муниципальных образований и их юридического статуса. В связи с этим, полагаем необходимым внести коррективы, связанные с уточнением того, какие принципы территориальной организации являются императивными, а какие – могут применяться по усмотрению региональных законодателей. Кроме того, следует устранить названные выше противоречия в системе норм нового закона о территориальной организации местного самоуправления. Предпочтительна также унификация понятий и терминов, используемых в нормах о территориальной организации местного самоуправления, ибо без создания в законодательстве единого понятийного аппарата невозможно построить единую для всех субъектов Российской Федерации территориальную основу местного самоуправления[63] .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 года говорится, что «фундаментально значимым для нашего общества стало введение института местного самоуправления и укрепление федеративных начал государства»[64] .

С принятием Федерального закона № 131-ФЗ начата реформа местного самоуправления, целью которой было существенное улучшение качества оказания услуг органами публичной власти населению через следующие механизмы: обеспечение четкого разграничения полномочий и ответственности органов государственной власти и органов местного самоуправления, создание баланса власти внутри регионов, прекращение практики «нефинансируемых мандатов», осуществление конституционного права граждан на местное самоуправление.

Концепция реформы предусматривала создание модели местного самоуправления, базирующейся на принципах, во-первых, максимального приближения местной власти к населению, во-вторых, наделения ее необходимыми полномочиями и ресурсами для самостоятельного решения вопросов местного значения. В этой связи базовым уровнем местного самоуправления должен был стать поселенческий уровень. Для координации деятельности поселений предусматривалось создание районного уровня власти, также включенного в систему местного самоуправления. В целом в результате реформы должен быть реализован принцип «поселение для населения, район для поселения».

Концепция реформы воплощена в Федеральном законе № 131-ФЗ в котором:

· сформирована двухуровневая модель местного самоуправления с поселенческим уровнем, наиболее приближенным к населению;

· разграничены вопросы ведения и бюджетных поступлений между разными уровнями власти;

· установлены правила передачи органам местного самоуправления государственных полномочий;

· созданы механизмы более полного включения населения в принятие решений на местном уровне;

· впервые законом урегулированы разные формы межмуниципального сотрудничества. В том числе предусмотрено создание в субъектах Российской Федерации советов муниципальных образований, позднее образовавших Единое общероссийское объединение муниципальных образований (Объединенный конгресс муниципальных образований, ОКМО).

За время, прошедшее после принятия Федерального закона № 131-ФЗ, на федеральном, региональном и местном уровнях в большей части сформирована необходимая нормативная правовая база, создаются условия для поступательного развития экономики и социальной сферы в муниципальных образованиях.

Большая часть функций в сфере социально-экономического развития передана на региональный и местный уровень, определены единые принципы функционирования системы местного самоуправления. В связи с этим можно констатировать, что переходный период создания институтов, необходимых для организации местного самоуправления, в целом завершен.

Вместе с тем, Президент Российской Федерации, напомнив в своем послании о завершении переходного периода, установленного для введения в действие всех положений Федерального закона № 131-ФЗ, указал на то, что совершенствование этого Федерального закона будет продолжено.

Действительно, практика реализации базового для местного самоуправления Федерального закона выявила ряд правовых и других проблем, требующих дальнейшего совершенствования федерального, регионального законодательства и иных решений.

I. В сфере разграничения вопросов ведения между органами государственной и муниципальной власти.

1) Основной проблемой регулирования перечня вопросов местного значения остаетсянечеткое формулирование этих вопросов.

Так, например, к вопросам местного значения и муниципального района, и поселения отнесено обеспечение условий для развития на территории муниципального района физической культуры и массового спорта. Учитывая, что территорию муниципального района образуют, в том числе, территории входящих в их состав поселений, указанный вопрос на практике может привести к дублированию полномочий и смешению компетенции органов местного самоуправления поселения и муниципального района в указанной сфере. Как следствие – не конструктивное решение этого вопроса, а возникающее противостояние. При этом многие субъекты Российской Федерации поощряют районы и гордятся тем, что они работают только через районы.

Предусмотренное как вопрос местного значения содействие в развитии сельскохозяйственного производства дублирует полномочие субъектов Российской Федерации в сфере поддержки сельскохозяйственного производства, установленное Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»[65] .

По-прежнему остается не урегулированным вопрос об охране общественного порядка как вопрос местного значения. Нуждаются в уточнении и другие вопросы местного значения.

2) Остаетсянечетким механизм наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, включая механизм передачи соответствующих ресурсов.

В частности, к проблемам можно отнести:

· несвоевременное перечисление из федерального бюджета субвенций на исполнение органами местного самоуправления федеральных полномочий, например, первичного воинского учета в муниципальных образованиях;

· неучастие поселений, обладающих необходимым потенциалом, в исполнении государственных полномочий (например, функции социальной защиты в крупных городах);

· отсутствие модельных методик (рекомендаций) для регионов по определению затрат и расчета субвенций на реализацию государственных полномочий.

4)Достаточно большой круг вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения, органы местного самоуправления решают в силу прямого указания в отраслевых законах:

· учет нуждающихся в улучшении жилищных условий;

· согласование переустройства и перепланировок жилых помещений;

· финансирование органов внутренних дел;

· регистрация граждан по месту жительства;

· снос аварийных многоквартирных жилых домов в случае непринятия соответствующих решений собственниками;

· формирование участков под многоквартирными жилыми домами; постановка на учет бесхозяйных объектов и многие другие.

Поскольку данные вопросы не отнесены к вопросам местного значения и не обозначены как переданные государственные полномочия, существует проблема как источников финансирования их решения, так и порядка исполнения.

5) Нерешенной проблемой остается также и то, что, наделяя органы местного самоуправления соответствующей обязанностью, федеральный законодатель не всегда учитывает распределение вопросов местного значения между различными типами муниципальных образований.

Ярким примером этому может служить наделение органов местного самоуправления муниципальных районов полномочиями по распоряжению земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, при сохранении всех градостроительных полномочий за органами местного самоуправления поселений. В результате для задействованных в процессе застройки поселений субъектов как минимум увеличилось число «разрешающих инстанций» на фоне принимаемых антикоррупционных мер.

6) Нередкопри установлении обязанностей органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения, государство не наделяет их необходимыми полномочиями.

Например, устанавливая земельный налог, местное самоуправление фактически лишено полномочий по его администрированию, так как они полностью принадлежат налоговым органам и другим государственным органам (в частности, в сфере установления кадастровой стоимости участков). То же касается вопросов охраны окружающей среды, где у местного самоуправления имеются лишь обязанности, но нет никаких контрольных полномочий, и ряда других вопросов.

Организационно-территориальные проблемы.

Во многих случаях вновь образованные поселения не решают вопросы местного значения, передавая свои полномочия муниципальным районам по соглашениям. Возможность заключения соглашений между районами и поселениями предусмотрена Федеральным законом № 131-ФЗ, но передать по такому соглашению можно исполнение только некоторых полномочий, а не вопросов местного значения. Однако повсеместное распространение получила практика передачи поселениями вопросов местного значения либо практически всех своих полномочий, что сводит на нет саму идею муниципальной реформы – решать большинство вопросов жизнеобеспечения на поселенческом уровне.


По данным Минрегиона[66] 17758 поселений (82,2%) в Российской Федерации заключили соответствующие соглашения с муниципальными районами. Это перераспределение носит «односторонний» характер в пользу муниципального района и на практике означает фактически формирование одноуровневой модели местного самоуправления.

Вновь созданная система публичной власти не совпала с постсоветскими реалиями размещения бизнеса, включая реорганизованные сельскохозяйственные предприятия, многие из которых либо исчезли, либо были существенно преобразованы. Границы муниципальных образований, которые установлены субъектами Российской Федерации фактически по границам административно-территориального деления, существующего с советских времен, не учитывают указанные выше реалии, существенные изменения в распределении экономического потенциала, людских ресурсов и другие изменения в организации жизнедеятельности на территориях. Отсутствует синхронность в реализации муниципальной реформы и других основополагающих реформ, в том числе аграрной. Поэтому вновь созданные сельские поселения оказались лишенными кадров и самостоятельных источников финансирования и, как следствие, в большинстве своем неэффективными.

В разных регионах эта проблема решается по-разному. Например, в Ярославской и Тульской областях через референдумы идет процесс укрупнения муниципальных образований. В Свердловской области с самого начала реформы создали городские округа с центром в виде крупного городского или сельского населенного пункта. Тюменская область идет по пути постоянного увеличения доходов местных бюджетов через программное финансирование с целью достижения конкретных результатов на конкретной территории муниципалитета. В Новосибирской области, Хабаровском крае, Красноярском крае развивается межмуниципальное сотрудничество, создаются межмуниципальные хозяйствующие субъекты. В Ульяновской, Калужской, Тверской областях – через обучение кадров, активную работу советов муниципальных образований, рациональное распределение ресурсов по каждому муниципалитету. В Ивановской области – через организационные меры путем формирования представительных органов местного самоуправления в муниципальных районах путем делегирования депутатов и глав входящих в этот район поселений, а также найма по конкурсу управляющего для всего района, который будет осуществлять межмуниципальные функции для поселений.

Вместе с тем, как показала практика, выполнение Федерального Закона №131-ФЗ сопряжено с рядом существенных проблем, с которыми столкнулись органы местного самоуправления.

Зачастую органы местного самоуправления поселений, осознавая невозможность решения непосредственно своих вопросов местного значения, заключают соглашение с органами местного самоуправления муниципальных районов. И при этом передаются, надо сказать, не только отдельные полномочия по решению какого-то отдельного вопроса местного значения, но даже и сами вопросы местного значения. Это также свидетельствует о том, что перечни вопросов местного значения должны быть подвергнуты некой ревизии.

Количество муниципальных образований в Сибири выросло в разы. Увеличилось число депутатов и должностных лиц местного самоуправления. При этом вновь вступившие в должность лица не имеют необходимых знаний, опыта, квалификации для выполнения своих должностных обязанностей.

Следует признать, что механизм делегирования полномочий между двумя уровнями муниципальных образований требует дальнейшей законодательной регламентации и детализации. Самое близкое к людям поселенческое звено местного самоуправления должно получить дополнительные гарантии и поддержку.

В Российской Федерации построена современная унифицированная модель территориальной организации местного самоуправления с разными видами муниципальных образований, которая реализуется в городских и сельских поселениях, муниципальных районах, а также в городских округах и на внутригородских территориях городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга. Проведено разграничение полномочий Российской Федерации, ее субъектов и местного самоуправления – с одновременной передачей большей части функций в сфере социально-экономического развития на региональный и местный уровень, определены финансовая и материальная основа местного самоуправления, а также единые принципы его функционирования, упорядочено территориальное и бюджетное устройство.

Вместе с тем, практика реализации Федерального закона №131-ФЗ выявила ряд правовых и других проблем, требующих дальнейшего совершенствования федерального законодательства и иных решений.

Понятия «система публичной власти» и «система политической власти» являются частично совпадающими. Их взаимное пересечение определяется интегральной публично-политической властью национального и международного уровней, а различия характеризуют, во-первых, локальные публично-территориальные системы (являются неполитическими публичными формами власти), а во-вторых, внутриорганизационные отношения политических объединений (относятся к непубличным организационно-политическим властным явлениям).

Сфера совпадения публичной и политической власти (общий объект воздействия и содержание отношений) определяется в предметах ведения государственной власти как особом виде общественной власти, который имеет специфические признаки. Своего рода антиномией этому подходу является концепция разделения политической и государственной власти.


Например, по мнению Ю.А. Дмитриева, сферой действия первой является гражданское общества, а второй – «собственно государство и его органы»[67] .

Принимая во внимание эту довольно распространенную точку зрения, отметим, что в ней отражаются сущностные аспекты относительно новой конституционно-правовой категории «гражданское общество». В указанном смысле подобный подход имеет определенные перспективы развития.

Трудность же состоит в том, что в данном случае должен меняться весь категориальный аппарат публично-политической сферы жизни, традиционно используемый в науке конституционного права. Известно, что в теории государства государственная власть рассматривается как особое политическое (публичное) явление. Это определяет и соответствующее содержательное наполнение государственно-правовых понятий. Так, государство как правовой институт имеет публично-политическую природу. Поэтому государство должно исследоваться в системе явлений этого ряда и в то же время следует идентифицировать особые свойства государственной власти.

Государственная власть как определенный вид публичной (политической) власти характеризуется интегральным множеством связей и взаимодействий государства, государственно-территориальных и иных институционно-территориальных образований, их органов, народов, граждан, объединений граждан и др., осуществляемых по поводу макро-, мегаполитической стабильности в конкретном обществе и в мире в целом.

Отличительным признаком государства, определяющим природу одного из основных элементов его властного субстрата, является, как известно, суверенное право и способность к применению легального принуждения. Оно реализуется легитимными государственно-властными институтами, специальными средствами в установленных формах и процедурах[68] .

Таким образом, соотношение между территориальной организацией местного самоуправления и территориальными основами местного самоуправления состоит в следующем. Понятие территориальной организации местного самоуправления является более узким и используется для обозначения сложившейся системы муниципальных образований и существующих между ними взаимосвязей, а содержание понятия территориальные основы местного самоуправления включает в себя не только территориальную организацию местного самоуправления, но и существующие правила ее определения.

Все институты местного самоуправления тесно взаимосвязаны. Территориальные основы местного самоуправления, во многом, будучи обусловленными потребностью оптимального осуществления полномочий на определенной территории в зависимости от характера этих полномочий (компетенционные основы местного самоуправления), в свою очередь повлияли на дальнейшее развитие компетенционных основ, а также правовых, организационных и финансово-экономических основ местного самоуправления.

Территориальные основы местного самоуправления как институт муниципального права представляют собой совокупность муниципально-правовых норм, закрепляющих и регулирующих территориальную организацию местного самоуправления: формирование и состав территории муниципального образования, границы территории муниципального образования, порядок их установления и изменения.

Процесс территориальных изменений затронул не только существующие муниципальные образования, но и сказался на сложившейся системе взаимодействия органов местного самоуправления с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, с федеральными территориальными органами исполнительной власти. И, самое главное, реформа территориальной организации местной власти прямо или косвенно затронуло все население. Поэтому Федеральным законом №131-ФЗ предусмотрены гарантии участия населения в этом процессе. Основной из таких гарантий, которая является прямым следствием конституционных положений, является недопустимость изменения границ и территорий существующих муниципальных образований, изменение их статуса без согласия населения.

Законом предусматривается, что с инициативой об изменении границ могут выступить как население, так и органы местного самоуправления, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, федеральные органы власти. Однако в переходный период основным субъектом выдвижения инициативы об изменении границ и преобразовании муниципальных образований выступят органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Поэтому необходимо обеспечить открытость принятия решений по вопросам установления и изменения границ, территорий и статуса муниципальных образований.

Более того, необходимо разъяснять выдвигаемые инициативы, доводить до сведения граждан возможные последствия для населения тех мер, которые предлагаются. Поскольку институт голосования по вопросу изменения границ и преобразования муниципальных образований применяется впервые в федеральном законодательстве, а этапы его проведения по времени и основным процедурам соответствуют аналогичным условиям при проведении местного референдума, необходимо будет широко разъяснить избирателям отличие этого института от института референдума.

Итак, понятие «муниципальное образование» постепенно трансформируется из прикладного регулярно применяемого понятия в обобщающую видовую категорию. Оно фактически перестает использоваться, так как большее значение в правовом регулировании и в практической деятельности приобретают новые, более узкие, но и более конкретизированные с точки зрения взаимосвязи с другими институтами местного самоуправления понятия - «поселение», «городской округ», «муниципальный район».

По результатам исследования типов муниципальных образований выявлены конкретные критерии экономического и инфраструктурного характера, которые могут стать основанием для практики определения типов конкретных муниципальных образований и, соответственно, круга решаемых ими вопросов местного значения. Такими критериями являются: отнесение центрального населенного пункта к населенным пунктам того или иного значения (подчинения), наличие экономического потенциала; уровень финансовой достаточности; обладание необходимой для решения вопросов местного значения (но не осуществления отдельных государственных полномочий) инфраструктурой. В связи с этим в законодательстве или методических документах должен быть закреплен механизм наделения муниципального образования статусом городского округа или городского поселения, базирующийся на оценке формализованных критериев, влияющих на решение вопросов местного значения, относящихся к компетенции соответствующих типов муниципальных образований.

Предлагается дифференцировать вопросы местного значения двух разных типов муниципальных образований - городских и сельских поселений как обладающих принципиально разной инфраструктурой и, соответственно, изменить, прежде всего, в части сельских поселений, соотношение вопросов местного значения между поселением и районом.

Необходимо закрепить такие вопросы местного значения как организация транспортного обслуживания населения в границах поселения и организация использования и охраны городских лесов лишь за городскими поселениями, а также конкретизировать и дополнительно разграничить такие вопросы местного значения как организация в границах поселения электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом, содержание и организация деятельности аварийно-спасательных служб и (или) аварийно-спасательных формирований на территории поселения.

Результаты проводимой муниципальной реформы, особенно в части в части реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления во многом зависят от правильного понимания соотношения административно-территориального и муниципально-территориального устройства субъектов РФ. В этой связи важно подчеркнуть, что административно-территориальное устройство субъектов РФ первично по отношению к территориальной организации местного самоуправления, поскольку именно в соответствии с административным устройством территории субъекта РФ организуется деятельность не только органов государственной власти этого субъекта, но и федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления.

Обобщая изложенное, следует еще раз отметить, что обозначенные проблемы во многом обусловлены отсутствием единого правового регулирования административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации. Реализация новых принципов территориальной организации местного самоуправления, которые установлены на федеральном уровне и едины для всей страны, уже сегодня требует корректировки и унификации законодательства многих субъектов Российской Федерации об административно-территориальном устройстве. В перспективе же целесообразно на федеральном уровне принять закон «Об общих принципах административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации» и определить в нем единые для всех субъектов РФ понятия «административно-территориальное устройство», «административно - территориальная единица», «населенный пункт», установить виды и категории населенных пунктов, виды административно-территориальных единиц, общие принципы их образования, реорганизации и упразднения. Это будет способствовать укреплению государства и повышению эффективности работы органов публичной власти.

Таким образом, административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации и территориальная организация местного самоуправления последовательно отделяются друг от друга как два самостоятельных правовых института. В связи с этим появляется задача более четко выразить в законодательстве цели административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации как территориальной основы осуществления полномочий органов государственной власти, в том числе с их отраслевой и функциональной разбивкой.

Проблемы перехода к новой территориальной организации местного самоуправления говорят о том, что Федеральный закон №131-ФЗ не учитывает всего многообразия возможных жизненных ситуаций, связанных с определением территорий муниципальных образований и их юридического статуса. В связи с этим, полагаем необходимым внести коррективы, связанные с уточнением того, какие принципы территориальной организации являются императивными, а какие – могут применяться по усмотрению региональных законодателей. Кроме того, следует устранить названные выше противоречия в системе норм нового закона о территориальной организации местного самоуправления. Предпочтительна также унификация понятий и терминов, используемых в нормах о территориальной организации местного самоуправления, ибо без создания в законодательстве единого понятийного аппарата невозможно построить единую для всех субъектов Российской Федерации территориальную основу местного самоуправления.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативно-правовые акты:

1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // «Собрание законодательства РФ», 26.01.2009, N 4, ст. 445;

1.2. Градостроительный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 190-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.2004) (ред. от 27.12.2009) // «Собрание законодательства РФ», 03.01.2005, N 1 (часть 1), ст. 16;

1.3. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 27.12.2009) // «Собрание законодательства РФ», 03.08.1998, N 31, ст. 3823

1.4. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ //Российская газета. №202 - 08.10.2003;

1.5. Федеральный закон от 04.07.2003 N 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ред. от 22.07.2008, с изм. от 05.04.2009) // «Собрание законодательства РФ», 07.07.2003, N 27 (ч. 2), ст. 2709;

1.6. Федеральный закон от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 28.08.1995, N 35, ст. 3506. Утратил силу;

1.7. Закон РФ от 06.07.1991 N 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации» // «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 18.07.1991, N 29, ст. 1010;

1.8. Указом Президента Российской Федерации от 26 октября 1993г «Положении об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации» №1760 // «Собрание актов Президента и Правительства РФ», 01.11.1993

1.9. Закон Тюменской области от 04.11.1996 № 53 (ред. от 16.03.2004) «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области» // Справочная система Консультант»;

1.10. Закон Свердловской области от 20.05.1997 № 30-ОЗ «Об административно-территориальном устройстве Свердловской области» // Справочная система Консультант»;

1.11. Закон Омской области от 15.10.2003 № 467-ОЗ «Об административно-территориальном устройстве Омской области и порядке его изменения» // Справочная система Консультант»;

1.12. Закон Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 07.07.2004 № 43-оз «Об административно-территориальном устройстве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры»// Справочная система Консультант».

2. Специальная литература

2.1. Дмитриев Ю.А. Муниципальное право России: Учебник. 2-е изд. // Под ред. Ю.А. Дмитриева. / М., 2000;

2.2. Выдрин И.В. Муниципальное право России.// Выдрин И.В., Кокотов А.Н. / М., 1999;

2.3. Выдрин И.В. Муниципальное право России: Учебник для вузов. // Выдрин И.В., Кокотов А.Н. / - М., 2002;

2.4. Гладышев А.Г. Развитие местного сообщества: теория, методология, практика. // А.Г. Глашышев / - М., 1999;

2.5. Кутафин О.Е. Муниципальное право Российской Федерации. // Кутафин О.Е., Фадеев В.И./ - М.: Юрист, 2000;

2.6. Кутафин О.Е. Муниципальное право Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. // Кутафин О.Е., Фадеев В.И. / - М., 2003;

2.7. Кряжков В.А. Конституционное право субъектов Российской Федерации // В.А. Кряжков. / – М.: ООО «Городец-издат». 2002;

2.8. Нудненко Л.А. Непосредственная демократия и местное самоуправление в России. // Л.А. Нуденко / Барнаул, 2000;

2.9. Постовой Н.В. Правовое регулирование основ и компетенции местного самоуправления России. // Н.В. Постовой / - М., 1999;

2.10. Стародубровская И. Проблемы реформы местного самоуправления: структурные и финансовые аспекты // Стародубровская И., Славгородская М., Летунова Т., Миронова Н., Э. Слэк, Г. Китчен, Ж. Габоури, Ф. Вайланкур. / М.: ИЭПП, 2005.

2.11. Тимофеев Н. С. Территориальные пределы местного самоуправления в Российской Федерации // Н.С. Тимофеев Издательство Московского университета, 2007 г. - 128 с.

2.12. Чиркин В.Е. Публичное управление: Учебник. // В.Е. Чиркин / - М., Юрист, 2004. - С. 277.

2.13. Шишков М.К. Административно-территориальное устройство и территориальные основы местного самоуправления субъектов Российской Федерации // М.К. Шишков / Монография. – Самара, Изд-во «Самарский муниципальный институт управления», 2004. – 162с. (1,3,6,7 - 1,2,3,4,5).

3. Статьи

3.1. Бакушев В.В. Модели организации местного самоуправления // В.В. Бакушев / Актуальные проблемы реформы местного самоуправления в современной России. М., 1998;

3.2. Барабашев Г.В. Совет и «мэр» в упряжке самоуправления // Г.В. Барабашев / Народный депутат. 1991. № 11;

3.3. Белораменский В. В. Взаимодействие представительных и исполнительных органов в системе городского самоуправления // В.В. Белораменский / Вестник С.-Петербургского гос. ун-та. Серия 6. 1993;

3.4. Васильев В. И. Административно-территориальное устройство региона и территориальное устройство местного самоуправления // В.И. Васильев / Журнал российского права. -2006 . - № 3. - С. 3-11.

3.5. Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Ю.А. Дмитриев / Государство и право. 1994. № 7. С.34.;

3.6. Дементьев А.Н., Першин Е.В. Реформирование территориальных основ местного самоуправления // А.Н. Дементьев, Е.В. Першин / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. -2004. - № 7 (227)

3.7. Жаромских Д.Г. Проблемы реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления в Тюменской области // Д.Г. Жаромских / Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: Материалы III научно-практической конференции, Омск, 18-19 ноября 2004 г. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004. С. 137-143;

3.8. Замотаев А. А. О некоторых проблемах реализации переходных положений Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» ( о вопросах установления границ и статусов муниципальных образований ) // А.А. Замотаев / «Государственная власть и местное самоуправление». - 2005. - № 1. - С. 7-14 (о вопросах установления границ и статусов муниципальных образований) (1,4,6,7 - 1,3,4).

3.9. Киричук. Состояние и перспективы реформы местного самоуправления в свете Послания Президента Российской Федерации // Кричук С.М. / Состояние и перспективы реализации реформы местного самоуправления в РФ. М. 2009г. Аналитический вестник №21 (366);

3.10. Козлов ЮМ. Исполнительная власть: муниципальный уровень // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. «Право». 1993. № 2; Представительные и исполнительные органы в системе местного самоуправления в Российской Федерации. М., 1994;

3.11. Налетов В. О некоторых проблемах правового регулирования местного самоуправления; // В. Налетов / «Муниципальное право». 2005.- №2.- С.37-43

3.12. Нечаев В.Д. Территориальная организация местного самоуправления в регионах России. Сравнительный анализ курского и белгородского случаев // В.Д. Нечаев / Журналы - (ПОЛИС - Политические исследования, №2. - С . 20-31. (3,6,7 - 1,3,4).

3.13. Овчинников И.П. Местное самоуправление: конституционно-правовая основа формирования // Конституционный строй России. М., 1992. Вып.1;

3.14. О проблемах, связанных с организационно-правовым статусом органов местного самоуправления; // «Муниципальное право». 2005.- №3.- С.2-6.

3.15. Ревенко Л.А. Территориальные основы местного самоуправления // Л.А. Ревенко / Научные труды Московской академии экономики и права. - М., 2001. - С.97-98.

3.16. Сочива ОН. Местное самоуправление: власть государства или власть в государстве // О.Н. Сочива / Местное самоуправление в России: Сборник статей / Под ред. В.Б. Зотова. С.307-308.

3.17. Сергеев А.А. Проблемы законодательного регулирования территориальных основ местного самоуправления // А.А. Сергеев / ж-л «Муниципальное право». 2002. № 1 (4,6 - 2,4);

3.18. Сокол-Номоконов Э.Н. О некоторых аспектах формирования территориальных основ местного самоуправления в Российской Федерации в условиях правовой реформы; // Сокол-Номоконов Э. Н., Макаров А. А/ «Государственная власть и местное самоуправление» - 2004 - № 6 - С. 19-24. (1,3,6,7 - 1,3,4):

3.19. Фальков В.Н. Соотношение административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации и территориальной организацией местного самоуправления // В.Н. Фальков / Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: Материалы III научно-практической конференции, Омск, 18-19 ноября 2004 г. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004. С. 210-219.

4. Электронные ресурсы

4.1. Закон Тюменской области от 4 ноября 1996 года № 53 (ред. от 16.03.2007) «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области» // http://pravo.levonevsky.org/bazazru/texts22/txt22917.htm

4.2. Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» от 09 апреля 1990г. // www.pravo.vuzlib.net

4.3. Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 09.12.1996 № 43 (ред. от 07.02.2001) «Об административно-территориальном устройстве Ямало-Ненецкого автономного округа». // http://law7.ru/regions/reg-22/page45.htm

4.4. Положения о порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР, утвержденного Указом Президиума ВС РСФСР от 17.08.1982).// www.jurbase.ru

4.5. Рагозина Л.Г.. Мониторинг реализации Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 2005 в 2006г. // Л.Г. Рагозина / www.urbaneconomics.ru

4.6. «Состояние и перспективы реформы местного самоуправления в свете Послания Президента Российской Федерации» 2009г. / http: // www.council.gov.ru

5. Авторефераты и диссертации

5.1. Овчинников И.И. Теоретико-правовые основы местного самоуправления в Российской Федерации (системный анализ концепции и методологии правового регулирования) // И.И. Овчинников / Автореферат дис. докт. юрид. наук. М., 2000. - С.29;

5.2. Постовой Н.В. Теоретико-правовые проблемы основ местного самоуправления в России // Н.В. Постовой / Автореферат дис. докт. юрид. наук. - М., 2001. - С. 19.


[1] См. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ //Российская газета. №202 - 08.10.2003

[2] См. Овчинников И.И. Теоретико-правовые основы местного самоуправления в Российской Федерации (системный анализ концепции и методологии правового регулирования) // И.И. Овчинников / Автореферат дис. докт. юрид. наук. М., 2000. - С.29;

[3] Постовой Н.В. Теоретико-правовые проблемы основ местного самоуправления в России // Н.В. Постовой / Автореферат дис. докт. юрид. наук. - М., 2001. - С. 19.

[4] Кутафин О.Е. Муниципальное право Российской Федерации. // Кутафин О.Е., Фадеев В.И./ - М.: Юрист, 2000. - С. 222, 312

[5] Чиркин В.Е. Публичное управление: Учебник. // В.Е. Чиркин / - М., Юрист, 2004. - С. 277.

[6] Ревенко Л.А. Территориальные основы местного самоуправления // Л.А. Ревенко / Научные труды Московской академии экономики и права. - М., 2001. - С.97-98.

[7] См.: Барабашев Г.В. Совет и "мэр" в упряжке самоуправления // Народный депутат. 1991. № 11; Овчинников И.П. Местное самоуправление: конституционно-правовая основа формирования // Конституционный строй России. М., 1992. Вып.1; Белораменский В. В. Взаимодействие представительных и исполнительных органов в системе городского самоуправления // Вестник С.-Петербургского гос. ун-та. Серия 6. 1993; Козлов ЮМ. Исполнительная власть: муниципальный уровень // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. "Право". 1993. № 2; Представительные и исполнительные органы в системе местного самоуправления в Российской Федерации. М., 1994; Бакушев В.В. Модели организации местного самоуправления // Актуальные проблемы реформы местного самоуправления в современной России. М., 1998; Гладышев А.Г. Развитие местного сообщества: теория, методология, практика. М., 1999; Постовой Н.В. Правовое регулирование основ и компетенции местного самоуправления России. М., 1999; Тобопин В.В. Самоуправление в крупных городах. М., 1999; Нудненко Л.А. Непосредственная демократия и местное самоуправление в России. Барнаул, 2000. С.80-287; Руденко ВЫ. Прямая демократия: модели правления, конституционно-правовые институты. Екатеринбург, 2003. С.122-141, 172-196, 252-258, 274-300,376-398 и др.

[8] См.: Муниципальное право России: Учебник. 2-е изд. // Под ред. Ю.А. Дмитриева. / М., 2000. С. 101; Выдрин КВ., Кокотов А.Н. Муниципальное право России: Учебник для вузов. М., 2002. С.113; Кушафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С.239.

[9] Сочива ОН. Местное самоуправление: власть государства или власть в государстве // О.Н. Сочива / Местное самоуправление в России: Сборник статей / Под ред. В.Б. Зотова. С.307-308.

[10] Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Ю.А. Дмитриев / Государство и право. 1994. № 7. С.34.

[11] См.: Кочев В.А. Государственная власть в Российской Федерации. // В.А. Кочев / Конституционно-правовые основы корреляции. Пермь, 2000. С.36-42.

[12] Положения о порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР, утвержденного Указом Президиума ВС РСФСР от 17.08.1982).// www.jurbase.ru

[13] Стародубровская И. Проблемы реформы местного самоуправления: структурные и финансовые аспекты // Стародубровская И., Славгородская М., Летунова Т., Миронова Н., Э. Слэк, Г. Китчен, Ж. Габоури, Ф. Вайланкур. / М.: ИЭПП, 2005. С. 544

[14] Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» от 09 апреля 1990г. //www.pravo.vuzlib.net

[15] Закон РФ от 06.07.1991 N 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации» // «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 18.07.1991, N 29, ст. 1010.

[16] Васильев В. И. Административно-территориальное устройство региона и территориальное устройство местного самоуправления // В.И. Васильев / Журнал российского права. -2006 . - № 3. - С. 3-11.

[17] Федеральный закон от 28.08.1995 N 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 28.08.1995, N 35, ст. 3506.

[18] Указом Президента Российской Федерации от 26 октября 1993г «Положении об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации» №1760 // «Собрание актов Президента и Правительства РФ», 01.11.1993

[19] «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // «Собрание законодательства РФ», 26.01.2009, N 4, ст. 445

[20] Рагозина Л.Г.. Мониторинг реализации Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 2005 в 2006г. // Л.Г. Рагозина / www.urbaneconomics.ru

[21] Рагозина Л.Г.. Мониторинг реализации Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 2005 в 2006г. // Л.Г. Рагозина / www.urbaneconomics.ru

[22] Тимофеев Н. С. Территориальные пределы местного самоуправления в Российской Федерации // Н.С. Тимофеев Издательство Московского университета, 2007 г. - 128 с.

[23] Дементьев А.Н. Проблемы реформирования территориальной организации местного самоуправления; // А.Н. Дементьева / «Федерализм», 2005, №1 (38), С. 38-43

[24] Налетов В. О некоторых проблемах правового регулирования местного самоуправления; // В. Налетов / «Муниципальное право». 2005.- №2.- С.37-43

[25] Дементьев А.Н. Проблемы реформирования территориальной организации местного самоуправления; // А.Н. Дементьева / «Федерализм», 2005, №1 (38), С. 38-43

[26] Киселева А.М. Развитие территориального общественного самоуправления в крупном городе; // А.М. Киселева / Социологические исследования, 2008, № 10. - С. 73-80

[27] Шугрина Е.С. Установление критериев формирования разных типов муниципальных образований как гарантия права на осуществление местного самоуправления; // Е.С. Шургина / Городское управление, 2008, № 8. - С. 32-37

[28] Налетов В. О некоторых проблемах правового регулирования местного самоуправления; // В. Налетов / «Муниципальное право». 2005.- №2.- С.37-43

[29] О проблемах, связанных с организационно-правовым статусом органов местного самоуправления; // «Муниципальное право». 2005.- №3.- С.2-6.

[30] Тимофеев Н. С. Территориальные пределы местного самоуправления в Российской Федерации // Н.С. Тимофеев Издательство Московского университета, 2007 г. С.113

[31] Шугрина Е.С. Установление критериев формирования разных типов муниципальных образований как гарантия права на осуществление местного самоуправления; // Е.С. Шургина / Городское управление, 2008, № 8. - С. 32-37

[32] Шугрина Е.С. Указ. соч. С. 32-37

[33] «Градостроительный кодекс Российской Федерации» от 29.12.2004 N 190-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.2004) (ред. от 27.12.2009) // «Собрание законодательства РФ», 03.01.2005, N 1 (часть 1), ст. 16,

[34] Замотаев А. А. О некоторых проблемах реализации переходных положений Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» ( о вопросах установления границ и статусов муниципальных образований ) // А.А. Замотаев / «Государственная власть и местное самоуправление». - 2005. - № 1. - С. 7-14 (о вопросах установления границ и статусов муниципальных образований) (1,4,6,7 - 1,3,4).

[35] Замотаев А.А. Указ. соч. С. 10

[36] Шишков М.К. Административно-территориальное устройство и территориальные основы местного самоуправления субъектов Российской Федерации // М.К. Шишков / Монография. – Самара, Изд-во «Самарский муниципальный институт управления», 2004. – 162с. (1,3,6,7 - 1,2,3,4,5). С. 127

[37] Сергеев А.А. Проблемы законодательного регулирования территориальных основ местного самоуправления // А.А. Сергеев / ж-л «Муниципальное право». 2002. № 1 (4,6 - 2,4). С. 7-9

[38] Дементьев А.Н., Першин Е.В. Реформирование территориальных основ местного самоуправления // А.Н. Дементьев, Е.В. Першин / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. -2004. - № 7 (227) С. 21

[39] Васильев В. И. Административно-территориальное устройство региона и территориальное устройство местного самоуправления // В.И. Васильев / Журнал российского права. -2006 . - № 3. - С. 3-11.

[40] Шугрина Е.С. Указ. соч. С. 32-37

[41] См.:. Киричук.Состояние и перспективы реформы местного самоуправления в свете Послания Президента Российской Федерации // Кричук С.М. / Состояние и перспективы реализации реформы местного самоуправления в РФ. М. 2009г. Аналитический вестник №21 (366)

[42] Сокол-Номоконов Э.Н. О некоторых аспектах формирования территориальных основ местного самоуправления в Российской Федерации в условиях правовой реформы; // Сокол-Номоконов Э. Н., Макаров А. А/ «Государственная власть и местное самоуправление» - 2004 - № 6 - С. 19-24. (1,3,6,7 - 1,3,4).

[43] Рагозина Л.Г. Указ. соч.

[44] Рагозина Л.Г. Указ. соч.

[45] Дементьев А.Н. Указ. соч. С. 38-43

[46] Федеральный закон от 04.07.2003 N 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ред. от 22.07.2008, с изм. от 05.04.2009) // «Собрание законодательства РФ», 07.07.2003, N 27 (ч. 2), ст. 2709

[47] Стародубровская И. Проблемы реформы местного самоуправления: структурные и финансовые аспекты // Стародубровская И., Славгородская М., Летунова Т., Миронова Н., Э. Слэк, Г. Китчен, Ж. Габоури, Ф. Вайланкур. / М.: ИЭПП, 2005. С. 544

[48] Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 27.12.2009) // «Собрание законодательства РФ», 03.08.1998, N 31, ст. 3823

[49] Киселева А.М. Развитие территориального общественного самоуправления в крупном городе; // А.М. Киселева / Социологические исследования, 2008, № 10. - С. 73-80

[50] Киселева А.М. Указ. соч. С. 78

[51] Киселева А.М. Указ. соч. С. 78

[52] Стародубровская И. Указ. соч. С 544

[53] Васильев В. И. Административно-территориальное устройство региона и территориальное устройство местного самоуправления // В.И. Васильев / Журнал российского права. -2006 . - № 3. - С. 3-11.

[54] См.: Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 09.12.1996 № 43 (ред. от 07.02.2001) «Об административно-территориальном устройстве Ямало-Ненецкого автономного округа». // http://law7.ru/regions/reg-22/page45.htm

[55] См.: Закон Тюменской области от 04.11.1996 № 53 (ред. от 16.03.2004) «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области», Закон Свердловской области от 20.05.1997 № 30-ОЗ «Об административно-территориальном устройстве Свердловской области», Закон Омской области от 15.10.2003 № 467-ОЗ «Об административно-территориальном устройстве Омской области и порядке его изменения», Закон Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 07.07.2004 № 43-оз «Об административно-территориальном устройстве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры»

[56] Кряжков В.А. Конституционное право субъектов Российской Федерации // В.А. Кряжков. / – М.: ООО «Городец-издат». 2002. С. 308-335.

[57] Там же. С. 332.

[58] Шишков М.К. Указ. соч. С. 132.

[59] Выдрин И.В. Муниципальное право России.// Выдрин И.В., Кокотов А.Н. / М., 2003. С. 116-117.

[60] Закон Тюменской области от 4 ноября 1996 года № 53 (ред. от 16.03.2007) «Об административно-территориальном устройстве Тюменской области» // http://pravo.levonevsky.org/bazazru/texts22/txt22917.htm

[61] Фальков В.Н. Соотношение административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации и территориальной организацией местного самоуправления // В.Н. Фальков / Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: Материалы III научно-практической конференции, Омск, 18-19 ноября 2004 г. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004. С. 210-219.

[62] «Состояние и перспективы реформы местного самоуправления в свете Послания Президента Российской Федерации»2009г. / http: // www.council.gov.ru

[63] Жаромских Д.Г. Проблемы реализации новых принципов территориальной организации местного самоуправления в Тюменской области // Д.Г. Жаромских / Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: Материалы III научно-практической конференции, Омск, 18-19 ноября 2004 г. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2004. С. 137-143

[64] «Состояние и перспективы реформы местного самоуправления в свете Послания Президента Российской Федерации»2009г. / http: // www.council.gov.ru

[65] Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 05.04.2010) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 18.10.1999, N 42, ст. 5005

[66] Аналитический вестник

[67] Дмитриев Ю.А. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Ю.А. Дмитриев / Государство и право. 1994. № 7. С.34.

[68] См.: Кочев В.А. Государственная власть в Российской Федерации. // В.А. Кочев / Конституционно-правовые основы корреляции. Пермь, 2000. С.36-42.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий