Российская Федерация – федеративное государство

Сущность Верховенства Конституции и федеральных законов. Особенности системы государственной власти. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов.

Содержание:

1. Введение…………………………………………………………………2

2. Основная часть.

2.1 Верховенство Конституции и федеральных законов……………….3

2.2 Равноправие субъектов федерации…………………………………..7

2.3 Государственная целостность………………………………………14

2.4 Единство системы государственной власти………………………..17

2.5 Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ…………………………………………………………….…24

2.6 Равноправие и самоопределение народов………………………….34

3. Заключение………………………………..……………………………40

Список используемой литературы……………………………………..41

1. Введение

В соответствии с Конституцией РФ (ст.1) Российская Федерация

есть федеративное государство .

Как заметил Вишняков В. Г., «принципы устройства федеративного государства относятся к основополагающим конституционным основам и определяют всю систему отношений между федеральным центром и субъектами Федерации»1 . Среди таких принципов выделяют следующие: верховенство Конституции и федеральных законов; равноправие субъектов Федерации; государственная целостность; единство системы государственной власти; разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; равноправие и самоопределение народов.

Выбранную мной тему исследовали разные ученые, однако следует

остановиться только на некоторых из них. В частности, Вишняков В. Г. посвятил свою работу проблемам федеративного устройства Российской Федерации. Козак Д. Н. рассмотрел в своей работе проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Целью данной курсовой является рассмотрение, тщательное исследование указанных выше принципов федеративного государства; установление связи Конституции РФ и Законов в отношении названных принципов.


1 Вишняков В. Г. Конституционное регулирование федеративных отношений // Государство и право, 1998, №12, с. 21.

2. Основная часть

2.1 Верховенство Конституции и федеральных законов

В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 4), «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации». Верховенство федеральной Конституции и федеральных законов на всей территории РФ обеспечивает единство, согласованность и стабильность всей ее правовой системы. Причем понятие «федеральные законы» в контексте данной статьи следует понимать в его широком значении, т. е. и как собственно федеральные законы, и как федеральные конституционные законы.

«Верховенство федеральных законов предполагает точное и неуклонное их соблюдение, исполнение и применение»1 , - отмечает Окуньков Л. А. Из этого вытекает требование точного соответствия Конституции и федеральным законам всех нормативных правовых актов, принимаемых федеральными органами исполнительной власти, а также законов и иных нормативных правовых актов, принимаемых субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. Если же противоречие обнаруживается, то применяется норма Конституции или федеральный закон. Акты, не соответствующие им, подлежат в установленном порядке опротестованию, приостановлению, отмене. Как следует из смысла данной статьи Конституции, это правило действует на всей территории Российской Федерации.

В ч. 1 ст. 76 говорится, что «по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации».


1 Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л. А. Окунькова. Москва, 1996.

Ч. 5 ст. 76 Конституции РФ устанавливает гарантии и пределы действия и применения федеральных законов, а также законов и иных актов субъектов Федерации, изданных по предметам ведения Российской Федерации, а также по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В данной статье указано, что «законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон».

Из данного положения вытекают два практических последствия.

Во-первых, любой акт субъекта Федерации, в том числе и закон республики в составе Российской Федерации, противоречащий федеральному закону, изданному по предметам исключительного ведения Российской Федерации и ее совместного ведения с субъектами Федерации, не подлежит применению, так как согласно Конституции в этом случае действует федеральный закон.

Во-вторых, приоритет федерального закона относится также и ко всем иным нормативным правовым актам, изданным в Российской Федерации; актам федеральных органов – Правительства, федеральных министерств, государственных комитетов и иных ведомств, поскольку они также изданы в Российской Федерации.

Из данной формулы вытекает также то, что приоритет федерального закона распространяется и на указы Президента Российской Федерации, поскольку его указы и распоряжения не должны противоречить

Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 ст.90).

Ч. 6 ст. 76 устанавливает важную гарантию приоритета нормативного правового акта субъекта Федерации в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с ч. 4 той же статьи. Это означает, что при наличии такого противоречия действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Такого ясного признания приоритета не только законов, но и иных актов (например, уставов) субъектов Федерации не содержалось в текстах прежних российских конституций. Признание приоритета актов субъектов Федерации по вопросам их собственного регулирования полностью соответствует ст. 73 Конституции и юридически гарантирует положение о том, что субъекты Федерации вне пределов, указанных в данной статье, «обладают всей полнотой государственной власти».

Разумеется, и по этим вопросам возможны споры о компетенции в Конституционном Суде Российской Федерации, однако такие споры могут разрешаться только с сохранением приоритета действия нормативного акта субъекта Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и ее субъектов, указанных в ч. 4 ст. 76 Конституции.

Следует также добавить, что индивидуальные правовые акты должны соответствовать нормативным, а если федеральный закон имеет приоритет перед тем или иным нормативным актом, то ему должен соответствовать и ненормативный акт. В случае его расхождения с законом действует закон.

Несмотря на то что в Конституции Российской Федерации определены основные принципы верховенства Конституции и федеральных законов, «данный основополагающий государственный принцип нарушается»1 . Так, во многих республиках Российской Федерации закреплено юридическое верховенство их конституций по отношению к федеральной Конституции (Ингушетия, Калмыкия, Татарстан, Башкортостан, Тыва, Кабардино-Балкарская Республика). Некоторые субъекты установили в одностороннем порядке приоритет республиканского законодательства над федеральным, закрепили право приостановления на территории республики действия законов и иных нормативных актов Российской Федерации, если они противоречат Конституции или законам субъектов Российской Федерации (Саха, Коми, Тыва, Татарстан, Башкортостан). Все эти установления-нарушения разрушают единое правовое пространство Российской Федерации и ведут к возникновению правового сепаратизма.

2.2 Равноправие субъектов федерации

Конституция Российской Федерации в ч. 1 ст. 5 закрепляет, что «Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъектов Российской Федерации».

Это равноправие также состоит в предоставлении всем субъектам Российской Федерации прав принятия законов (ст. 76 К. РФ).

Объем принадлежащих исключительно Российской Федерации предметов ведения и полномочий должен быть достаточным для защиты интересов всего многонационального народа России. А они не могут быть защищены, если Федерация не обеспечит единого правового регулирования в сфере экономики, социального, культурного развития, если не будут гарантированы права и свободы человека и гражданина в рамках всего исторически сложившегося государства, не будет выработана единая политика в сфере межнациональных отношений. Необходимым условием для решения этих задач в масштабе всей Федерации является предоставление ей права устанавливать систему федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также обеспечивать их эффективную деятельность. П. «н» ч. 1 ст. 72 К. РФ гласит, что «в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится … установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления».

«Масштабы нашей страны и разнообразие условий в ней столь велики, - говорит Окуньков Л. А., - что управление ею только из единого центра не представляется возможным»1 . Она занимает более 17

1 Вишняков В. Г. Конституционное регулирование федеративных отношений // Государство и право, 1998, №12, с. 27.

млн. кв. км, расположена в нескольких природных зонах с различными климатическими условиями. На ее территории проживает более 140 народов, находится более тысячи городов и несколько тысяч поселков. Поэтому важным фактором, оказывающим решающее воздействие на распределение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, является необходимость учета органами государственной власти и управления условий, в которых проживает население субъекта Федерации. В силу этого, например, именно субъектам Федерации принадлежит право устанавливать, причем самостоятельно, систему органов государственной власти. Эти органы должны лишь соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации и общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, устанавливаемым федеральным законом в интересах всего многонационального российского народа. Для того чтобы не допустить какого-либо нарушения законных прав и интересов Российской Федерации и ее многонационального народа, Конституция закрепила принцип, согласно которому законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с полномочиями Федерации, причем в случае противоречий между ними действует федеральный закон.

Равноправие субъектов Российской Федерации состоит также в равном представительстве всех субъектов в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: «В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти» (ч. 2 ст. 95 Конституции РФ).

Также равноправие субъектов РФ состоит и в том, что «во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти

1 Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л. А. Окунькова. Москва, 1996.

все субъекты Российской Федерации между собой равноправны» (ч. 4 ст. 5 К. РФ). Тем самым действующая Конституция положила конец претензиям руководителей отдельных субъектов Федерации на особое положение этих субъектов в Федерации.

В то же время между субъектами Федерации имеются определенные различия в государственной организации субъектов, в частности:

· Республика является государством в составе Федерации (ч. 2 ст. 5

К. РФ). Она обладает всей полнотой государственной власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые находятся в ведении федеральных органов государственной власти. Государственная власть республики исходит от ее народа, реализовавшего свое право на самоопределение в форме государства в составе РФ.

· За республиками закреплено право на принятие Конституций, в то время как остальные субъекты Федерации принимают Уставы: «Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство» (ч.2 ст. 5 К. РФ).

· Республики в составе РФ самостоятельно определяют систему

своих органов государственной власти в соответствии с основами конституционного строя, общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти в РФ и законодательством республики. Помимо этого республики имеют право на именование своих органов государственной власти высшими. Так, каждая республика имеет свой законодательный (представительный) орган – Парламент; главу исполнительной власти или главу республики (Президента); свое Правительство; Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд.

· Только республики наделены правом устанавливать свои

государственные языки: «Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации» (ч. 2 ст. 68 К. РФ). «Централизованно регламентировать эти вопросы – значит вторгаться, вмешиваться в их внутренние национальные дела»1 .

Провозглашение национальных языков государственными в республиках идет весьма интенсивно. В ряде республик государственными провозглашены несколько языков. Так, в Кабардино-Балкарской Республике государственными кроме русского являются кабардинский и балкарский, а в Республике Марий Эл – марийский луговой и марийский горный языки. Во многих республиках наряду с национальным (национальными) в качестве государственного определен также русский язык – в Бурятии, Хакасии, Саха (Якутии) и др. Едва ли верно употреблять в официальной деятельности республик только свой национальный язык. Ведь в республиках проживает много русскоязычного населения. Кроме того, государственно-правовая деятельность республик предполагает их отношения с центральными органами Федерации, другими ее субъектами.

Закон РФ от 25.10.1991 «О языках народов Российской Федерации» устанавливает, что «республики вправе устанавливать в соответствии с Конституцией Российской Федерации свои государственные языки» (ст. 3).

· Различие и в наличии республиканского гражданства;

· Каждая республика имеет право на государственную символику,

· которая включает Государственный герб, Государственный флаг и Государственный гимн, а также право на столицу.

· Каждая республика самостоятельно утверждает Государственный герб, Государственный флаг и Государственный гимн – официальные символы государства, выражающие его самобытность и исторические традиции народов, населяющих эти республики, а также имеет столицу.


1 Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л. А. Окунькова. Москва, 1996.

Здесь следует отметить, что важным компонентом конституционно-правового статуса РФ являются ее государственные символы – Государственный флаг, Государственный герб и Государственный гимн.

Согласно ФКЗ от 25.12.2000 «О Государственном флаге РФ», «Государственный флаг Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации. Государственный флаг Российской Федерации представляет собой прямоугольное полотнище из трех равновеликих горизонтальных полос: верхней – белого, средней – синего и нижней – красного цвета. Отношение ширины флага к его длине 2:3» (ст. 1).

Согласно ФКЗ от 25.12.2000 «О Государственном гербе РФ», «Государственный герб Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации» (ст. 1).

Согласно ФКЗ от 25.12.2000 «О Государственном гимне РФ», «Государственный гимн Российской Федерации является официальным государственным символом Российской Федерации» (ст. 2).

«В подавляющем большинстве стран, – отмечает Вишняков В. Г., – конституционное регулирование федерации строится на принципе равноправия субъектов»1 , преобладает общая тенденция

выравнивания статуса субъектов федерации с ограниченностью их суверенитета. В США, Германии и в ряде других федеральных государств не существует различий в конституционном статусе субъектов федерации. Законодательством членов федерации (штатов, земель и др.) устанавливается не их особый статус в составе федерации, а различие в правовом регулировании разных сфер деятельности субъектов федерации. При этом федеральные органы обладают общей компетенцией по осуществлению государственной власти на территории всего государства, а субъекты

1 Вишняков В. Г. Конституционное регулирование федеративных отношений // Государство и право, 1998, №12, с. 24.

федерации – ограниченной юрисдикцией на своей территории. Федерации строятся на отношениях «власть – подчинение» между органами федеральной власти и субъектов федерации.

Конституционный статус субъектов Российской Федерации не ведет к национальному неравноправию.

В настоящее же время идет усиленный процесс подрыва суверенных прав Российской Федерации путем одностороннего их присвоения субъектами Федерации, посредством закрепления права объявления военного положения (Республика Тыва), принятия республиканских законов о воинской службе (Республика Башкортостан, Саха (Якутия), Тыва), решения вопросов обороны, безопасности и судоустройства (Адыгея), отнесения к компетенции президента республики установления порядка образования территориальных воинских и иных формирований (Саха (Якутия)), отнесения всех природных ресурсов, находящихся на территории субъекта, к его исключительной собственности (Тыва, Ингушетия, Саха (Якутия)), и др. Конституции республик в составе Российской Федерации, как правило, подчеркивают национальный характер своей государственности. Закрепляется главенствующая роль титульной нации в политике государства, ей же отдается предпочтение в процессах принятия решений по общереспубликанским вопросам (Коми, Удмуртия, Бурятия, Башкортостан).

Поскольку в Российской Федерации нет многонациональных территориальных образований, указанный подход не учитывает фактического многонационального состава любой республики и нарушает ч. 3 ст. 5 Конституции Российской Федерации, устанавливающую принцип равноправия и самоопределения народов.

2.3 Государственная целостность

Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности.

Ч. 3 ст. 4 Конституции РФ говорит, что «РФ обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории».

А ч. 3 ст. 5 К. РФ, что «федеративное устройство РФ основано на ее государственной целостности …».

Российская Федерация состоит из государств, государственно-территориальных и национально-государственных образований, созданных для достижения общих целей с помощью федеральной власти. Это предполагает стремление субъектов РФ к государственному, политическому и социально-экономическому единству, которое выражается в государственной целостности Российской Федерации.

Каждому подлинно федеративному государству свойственно унитарное начало. Это начало не противоположно федерализму. Такой противоположностью является абсолютно единое государство. Унитаризм и федерализм есть те две основные силы, которые действуют внутри федеративного государства и определяют его действительный облик в зависимости от преобладания одной из них. Однако ни одна из этих составляющих не теряет своего влияния полностью. Если исчезнет унитарное начало, то федеративное государство подвергнется опасности дезинтеграции, и наоборот, если нежизненным оказывается федерализм, федеративное государство превращается в полностью единое.

Государственная целостность Российской Федерации обеспечивается целостностью и неприкосновенностью ее территории; единством экономического пространства, которое не допускает установления таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ч.1 ст. 8

Конституции РФ); верховенством Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 4 К. РФ); единым гражданством Российской Федерации (ст. 6 К. РФ); отсутствием у субъектов Российской Федерации права выхода из состава Федерации или иного изменения своего статуса без согласия Российской Федерации, поскольку одностороннее решение такого рода вопросов представляет угрозу государственной целостности России, единству системы государственной власти.

Здесь следует привести следующий правовой акт.

ФКЗ от 17.12.2001 «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» устанавливает основные условия и процедуру принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации. В нем сказано, что «при принятии в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта должны соблюдаться государственные интересы Российской Федерации, принципы федеративного устройства Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина, а также учитываться сложившиеся исторические, хозяйственные и культурные связи субъектов Российской Федерации, их социально-экономические возможности» (п. 1 ст. 3).

Целостность и неприкосновенность территории является одним из основных элементов безопасности государства, а их защита и обеспечение – одной из важнейших его функций.

«Активизация деятельности России в области международного сотрудничества и партнерства, важные шаги, предпринятые Россией для ядерного разоружения мирового сообщества»1 , другие активные действия на пользу мира и безопасности свидетельствуют о новых приоритетах в военной доктрине Российской Федерации. Однако до тех пор, пока будет оставаться потенциальная угроза вооруженного нападения на нашу страну другого государства (или группы государств), Россия вынуждена будет поддерживать достаточный уровень обороноспособности для защиты жизненно важных интересов государства, в том числе для обеспечения целостности и неприкосновенности своей территории.


1 Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л. А. Окунькова. Москва, 1996.

Российская Федерация располагает для этого всеми необходимыми силами и средствами: Вооруженными Силами, которые согласно приоритетам военной политики России должны быть предназначены исключительно для защиты независимости и территориальной целостности Российской Федерации, а также для выполнения ее международных обязательств; федеральными органами внешней разведки и контрразведки; пограничными, железнодорожными и другими войсками.

Безопасность Российской Федерации, включающая обеспечение целостности и неприкосновенности ее территории, достигается единой государственной политикой в данной области, соответствующими краткосрочными и долгосрочными федеральными программами, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.

О важности территориальной целостности Российского государства говорит сам факт помещения данного конституционного положения в гл. 1 Конституции.

2.4 Единство системы государственной власти

Закрепляя принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, Конституция Российской Федерации в то же время подчеркивает, что федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти.

«Федеративное устройство Российской Федерации основано на … единстве системы государственной власти» (ч. 3 ст. 5 К. РФ).

Указание на то, что федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти означает, что Российская Федерация берет на себя обязательство руководствоваться основными принципами федерализма, в соответствии с которыми субъекты Федерации, как бы они ни назывались, имеют право на им принадлежащие и за ними закрепленные предметы ведения и полномочия.

Единство системы государственной власти – одна из гарантий государственной целостности Российской Федерации. «Одновременно это единство выступает в качестве одного из важнейших проявлений суверенитета Российской Федерации»1 .

Единство системы государственной власти выражается в наличие единого органа или системы органов, составляющих в своей совокупности высшую государственную власть. Юридические признаки единства системы государственной власти состоят в том, что совокупная компетенция государственных органов охватывает все полномочия, необходимые для осуществления функций государства, а те или иные органы этой системы не могут предписывать одновременно одним и тем же субъектам при одних и тех же обстоятельствах взаимоисключающие правила поведения.

В Российской Федерации государственная власть реализуется системой, в которую входят федеральные государственные органы – Президент, законодательные, исполнительные и судебные органы, а также государственные органы всех субъектов Федерации (ст. 11 Конституции РФ).

«Федеральная государственная власть распространяется на всю территорию Российской Федерации и осуществляется Президентом РФ, Федеральным Собранием РФ, Правительством РФ, Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ и Генеральным прокурором РФ. Федеральные органы государственной власти в рамках Конституции и законов Российской Федерации обеспечивают единство системы государственной власти в Российской Федерации»,– утверждает Барциц И. Н. Следует также сказать, что государственная власть субъектов Российской Федерации является неотъемлемой составной частью единой

1 Бахлов И. В. Современное федеративное государство. Саранск, 1999, с. 54.

системы государственной власти в Российской Федерации и распространяется на территорию субъектов Российской Федерации. Она осуществляется органами законодательной, исполнительной и судебной власти субъектов Российской Федерации.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации несут ответственность за соблюдение Конституции и законов Российской Федерации, за действия, нарушающие единство системы государственной власти в Российской Федерации.

Местная государственная власть является неотъемлемой составной частью единой системы государственной власти в Российской Федерации. Она осуществляется представительными, исполнительными и судебными органами, созданными в городах и районах, а также иных административно-территориальных единицах, непосредственно входящих в состав субъектов Российской Федерации, и распространяется на территорию городов и районов, а также иных административно-территориальных единиц, непосредственно входящих в состав субъектов Российской Федерации.

Местная государственная власть взаимодействует с местным самоуправлением в формах, определенных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Местные органы государственной власти осуществляют контроль за деятельностью органов местного самоуправления по вопросам обеспечения законности и правопорядка, а также использования материальных и финансовых средств, выделяемых местному самоуправлению в соответствии с решениями федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местных органов государственной власти.

Единство государственной власти в системе представительных и законодательных органов государственной власти обеспечивается:


1 Барциц И. Н. О единстве государственной власти в Российской Федерации // Законодательство, 2001, №9, с. 20.

· правом участия представительных и законодательных органов

субъектов Российской Федерации в федеральном законодательном процессе;

· правом участия местных представительных органов в

законодательном процессе субъектов Российской Федерации;

· правом отмены Федеральным Собранием РФ по заключению

Конституционного Суда РФ законов субъектов Российской Федерации, нарушающих Конституцию и законы Российской Федерации;

· правом отмены представительными и законодательными органами субъектов Российской Федерации по заключению конституционных (уставных) судов субъектов Федерации решений местных представительных органов, нарушающих Конституцию и законы Российской Федерации, конституции (уставы) и законы субъектов Российской Федерации.

Единство государственной власти в системе исполнительных органов государственной власти обеспечивается:

· подчинением органов исполнительной власти субъектов

Российской Федерации решениям федеральных органов исполнительной власти в пределах, установленных Конституцией и законами Российской Федерации;

· подчинением местных органов исполнительной власти решениям

органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в пределах, установленных конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации несут конституционную ответственность за действия, нарушающие единство системы государственной власти в Российской Федерации. Президенты и главы администраций (губернаторы) субъектов Российской Федерации могут быть отстранены от занимаемой должности за неоднократное грубое нарушение Конституции и законов Российской Федерации, а также иные действия, нарушающие единство системы государственной власти в Российской Федерации. Президенты и главы администраций (губернаторы) отстраняются от должности указом Президента РФ на основе решения Конституционного Суда РФ.

Представительные и законодательные органы субъектов Российской Федерации могут быть распущены за неоднократное грубое нарушение Конституции и законов Российской Федерации, принятие законов и иных нормативно-правовых актов, подрывающих суверенитет и территориальную целостность Российской Федерации, наносящих ущерб обороноспособности государства и разрушающих единую денежную и бюджетно-финансовую систему Российской Федерации. Представительные и законодательные органы субъектов Российской Федерации распускаются указом Президента РФ по представлению Федерального Собрания РФ и на основе заключения Конституционного Суда РФ.

Местные органы государственной власти несут конституционную ответственность за действия, нарушающие единство системы государственной власти в Российской Федерации. Формы ответственности местных органов государственной власти за действия, нарушающие единство системы государственной власти в Российской Федерации устанавливаются конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации.

Ответственность властей субъекта Федерации за нарушение федеральной Конституции и федерального законодательства надлежит определить как «последствия нарушения федеративной дисциплины»1 . Это – ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Очевидно, что при систематическом и грубом нарушении органами государственной власти и управления субъектов Федерации требований федеральной Конституции и федерального законодательства в отношении них должны быть применены соответствующие меры ответственности. Отличительной чертой мер ответственности властей субъектов Федерации является то обстоятельство, что она может применяться как за совершение конституционного правонарушения, так и в том случае, когда невыполнение субъектом Федерации, его органами и должностными лицами своих обязанностей обуславливается неспособностью обеспечить стабильность в субъекте Федерации, выполнить все федеральные предписания, реализовать политический курс на укрепление государственно-правового единства страны.

Как показывает практика государственно-правового развития России, договорные, согласительные, координационные и иные механизмы, направленные на достижение взаимопонимания между Федерацией и ее субъектами, далеко не всегда достигают поставленных целей. В условиях игнорирования властями ряда субъектов Федерации требований и законных интересов Федерации последняя вынуждена прибегать к принудительным мерам обеспечения государственного и правового единства страны. Подобное обращение к мерам федерального принуждения вполне допустимо и является нормальным правовым инструментом в том случае, если меры подобного принуждения предварительно прописаны в конституционном законодательстве, и все субъекты федеративных правоотношений осведомлены о возможных инструментах правового воздействия. Барциц И. Н. считает, что «несовершенство системы государственного управления, прежде всего институциональных структур, призванных обеспечить однородность правового пространства, представляет собой одну из фундаментальных проблем современного российского государства»1 . По его мнению, данное утверждение объясняется следующими причинами:

· во-первых, законодательно закрепленным отказом от

· вертикального единства системы государственной власти сверху донизу;

· во-вторых, безудержным ростом количества нормативно-правовых актов субъектов РФ, противоречащих федеральному

1 Барциц И. Н. О единстве государственной власти в Российской Федерации // Законодательство, 2001, №9, с. 22.

законодательству.Согласно п. «п» ст. 71 Конституции РФ, в ведении Российской Федерации находится федеральное коллизионное право. Таким образом, определение процедур разрешения юридических споров, коллизий является исключительной прерогативой Федерации. Именно федеральные органы государственной власти и управления признаются субъектами, принимающими окончательное решение в коллизионных ситуациях.

2.5 Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ.

Ч. 3 ст. 11 Конституции РФ гласит, что «разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий».

Характерная черта всякой федерации – разграничение предметов ведения и полномочий между ее органами и органами входящих в нее субъектов.

«В большинстве стран, – отмечает Козак Д. Н., – разграничение предметов ведения между федерацией и ее субъектами осуществляется федеральной конституцией»1 . В некоторых странах, однако, конституция допускает по отдельным вопросам разграничение предметов ведения между федерацией и ее субъектами в текущем законодательстве. Так, Основной Закон ФРГ (ст. 71) предусматривает возможность «перераспределения предметов ведения, принадлежащих исключительно федерации, путем издания обычного федерального закона». Конституция США (разд. 8 ст. 1), наоборот, создает юридическую возможность путем издания обычного

1 Барциц И. Н. О единстве государственной власти в Российской Федерации // Законодательство, 2001, №9, с. 22.

закона Конгрессом США расширять конституционно установленный круг предметов, находящихся в исключительном ведении Федерации. Конституция Российской Федерации указывает на три способаразграничения предметов ведения и полномочий – собственно конституционный, договорный (ч. 3 ст. 11) и законодательный (ст. 76).

Основной закон России определяет предметы ведения Российской Федерации (ст. 71), предметы совместного ведения (ст. 72), а также полноту государственной власти субъектов Российской Федерации (ст. 73).

Конституционные требования организации публичной власти в России предполагают неукоснительное соблюдение органами власти ст. 71 Конституции Российской Федерации, устанавливающей предметы исключительного ведения Российской Федерации. Эти предметы не могут быть переданы в ведение субъектов Российской Федерации или в сферу их совместного с Российской Федерацией ведения иначе, чем через внесение изменений в Конституцию Российской Федерации.

Следовательно, по предметам ведения Российской Федерации к полномочиям федеральных органов государственной власти должна относиться вся полнота прежде всего регулятивных и контрольных полномочий.

Согласно ст. 71 Конституции РФ, «в ведении Российской Федерации находятся:

а) принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением;

б) федеративное устройство и территория Российской Федерации;

в) регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; гражданство в Российской Федерации; регулирование и защита прав национальных меньшинств;

1 Козак Д. Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Москва, 2001, с. 104.

г) установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных органов государственной власти;

д) федеральная государственная собственность и управление ею;

е) установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации;

ж) установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки;

з) федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития;

и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе;

к) внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира;

л) внешнеэкономические отношения Российской Федерации;

м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования;

н) определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

о) судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-

процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности;

п) федеральное коллизионное право;

р) метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; геодезия и картография; наименования географических объектов; официальный статистический и бухгалтерский учет;

с) государственные награды и почетные звания Российской Федерации;

т) федеральная государственная служба.

Согласно ст. 72 Конституции РФ, «в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:

а) обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам;

б) защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон;

в) вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами;

г) разграничение государственной собственности;

д) природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры;

е) общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта;

ж) координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение;

з) осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий;

и) установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации;

к) административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды;

л) кадры судебных и правоохранительных органов; адвокатура, нотариат;

м) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей;

н) установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления;

о) координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выполнение международных договоров Российской Федерации.

«Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти» (ст. 73 К. РФ).

Эта статья важна для определения предметов ведения, принадлежащих исключительно субъектам Российской Федерации – республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам.

«Исключительность» предметов ведения Российской Федерации, согласно ст. 76 Конституции РФ, выражается прежде всего в том, что по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

Поэтому органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут осуществлять по предметам ведения Российской Федерации лишь исполнительно-распорядительные полномочия, но только в случаях и пределах, установленных Федерацией.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (ч. 2 ст. 76 К. РФ).

Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76 К. РФ).

Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов (ч. 4 ст. 76 К. РФ).

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. 5 ст. 76 К. РФ).

Из данного положения вытекают два практических последствия:

· любой акт субъекта Федерации, в том числе и закон республики в

составе Российской Федерации, противоречащий федеральному закону, изданному по предметам исключительного ведения Российской Федерации и ее совместного ведения с субъектами Федерации, не подлежит применению, так как согласно Конституции в этом случае действует федеральный закон;

· приоритет федерального закона относится также и ко всем иным

нормативным правовым актам, изданным в Российской Федерации; актам федеральных органов - Правительства, федеральных министерств, государственных комитетов и иных ведомств, поскольку они также изданы в Российской Федерации.

Из данной формулы вытекает также то, что приоритет федерального закона распространяется и на указы Президента Российской Федерации, поскольку его указы и распоряжения не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 ст. 90).

В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации (ч. 6 ст. 76 К. РФ).

Такого ясного признания приоритета не только законов, но и иных актов (например, уставов) субъектов Федерации не содержалось в текстах прежних российских конституций. Признание приоритета актов субъектов Федерации по вопросам их собственного регулирования полностью соответствует ст. 73 Конституции и юридически гарантирует положение о том, что субъекты Федерации вне пределов, указанных в данной статье, «обладают всей полнотой государственной власти».

Разумеется, и по этим вопросам возможны споры о компетенции в Конституционном Суде Российской Федерации, однако такие споры могут разрешаться только с сохранением приоритета действиянормативного акта субъекта Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и ее субъектов, указанных в ч. 4 ст. 76 Конституции.

Во всех частях ст. 76 К. РФ речь идет о порядке разрешения противоречий между федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Это, однако, не означает, что законам могут противоречить ненормативные акты, в частности акты о назначении либо смещении должностных лиц, изданные с нарушением федерального закона, имеющего приоритет по вопросам, отнесенным к ведению Российской Федерации.

Индивидуальные правовые акты должны соответствовать нормативным, а если федеральный закон имеет приоритет перед тем или иным нормативным актом, то ему должен соответствовать и ненормативный акт. В случае его расхождения с законом действует закон.

Козак Д. Н. считает, что «совершенно очевидно, что конституционное разграничение предметов ведения не имеет под собой серьезной научной проработки»1 . Наиболее важные направления общественной деятельности бесспорно отнесены к ведению Федерации. Статьей 72 Конституции РФ также определены и предметы совместного ведения. Предметы же ведения субъектов Федерации оказались неопределенными: трудно назвать какие-нибудь более или менее значимые предметы исключительного ведения субъектов Российской Федерации, поскольку им практически ничего не осталось. В этом видится, по мнению Козака Д. Н., одна из причин несоответствия законодательства субъектов Российской Федерации федеральному законодательству1 .

31.03.1992 был подписан Федеративный договор по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации.

ФЗ от 24.06.1999 «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» устанавливает порядок принятия федеральных законов по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также основные принципы и порядок разграничения предметов ведения и полномочий при заключении договоров


1 Козак Д. Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Москва, 2001, с. 106.

между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, соглашений между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации о передаче друг другу осуществления части своих полномочий.

Как правильно отмечает Ковачев Д. А., «вопрос о разграничении предметов ведения между федерацией и ее субъектами – это вопрос Конституции»1 .

Итак, в действительности, несмотря на данный принцип федеративного устройства Российской Федерации, субъекты Российской Федерации, не вступая в открытую конфронтацию с федеральной властью, идут на установление такой системы государственного управления, в рамках которой принимаются нормативные акты, противоречащие Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству.

При этом нередко нарушаются конституционные стандарты прав человека, которые должны действовать на всей территории России. «Одна из главных причин в том, – считает Козак Д. Н., – что отсутствует четкое разграничение полномочий и ответственности между федеральными, региональными и местными органами власти»2 .

2.6 Равноправие и самоопределение народов

Конституция Российской Федерации исходит из принципа равноправия и самоопределения народов в Российской Федерации.

«Федеративное устройство Российской Федерации основано на равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации» (ч. 3 ст. 5 К. РФ).

1 Козак Д. Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Москва, 2001, с. 106.

Федеративное устройство Российской Федерации исходит из права народов на самоопределение. Данное право является одним из важнейших достижений современной демократии и относится к общепризнанным нормам международного права. Но, как и всякая юридическая норма, право на самоопределение может быть реализовано лишь при соблюдении определенных условий, закрепленных нормами международного права.

Право на самоопределение оправданно, когда конкретный народ или народы подвергаются угнетению или дискриминации по национальному признаку, вследствие чего граждане не имеют возможности реализовывать свои права и пользоваться свободами, принадлежащими им в соответствии с общепризнанными нормами международного права, в том числе если нарушается право каждого гражданина участвовать в ведении государственных дел как непосредственно, так и через свободно выбранных представителей.

Очевидно также, что реализация права на самоопределение не должна приводить к нарушению правовых норм, соблюдение которых предусмотрено международным правом.

Как указано в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24.10.1970, при реализации права народа на самоопределение ничто не должно толковаться как «санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расширению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, имеющих правительства, представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи».

1 Федерация в зарубежных странах / Под ред. Д. А. Ковачева. Москва, 1993, с. 17.

2 Козак Д. Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Москва, 2001, с. 110.

Все сказанное нисколько не ущемляет права народов на самоопределение. Оно признается и может быть реализовано в различных формах, в числе которых и вхождение в состав другого государства, однако только при соблюдении указанных выше условий. Как известно, многие народы, проживающие на территории Российской Федерации, самоопределились, иногда и по своей инициативе, но всегда с согласия и, при поддержке государственных органов Российской Федерации. Так возникли, например, Башкирская и Бурятская республики и многие другие. Самоопределение в составе Российской Федерации помогло становлению как самоопределившихся народов, так и Российской Федерации как суверенного государства.

Именно историческое прошлое и настоящее учитывались в ст. 5 Конституции при констатации того, что федеративное устройство Российской Федерации основано, в частности, на «равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации».

Закрепленный статьей принцип равноправия народов в Российской Федерации означает также, что во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны. Тем самым действующая Конституция положила конец претензиям руководителей отдельных субъектов Федерации на особое положение этих субъектов в Федерации.

В Конституции РФ также сказано, что «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития» (ч. 3 ст. 68).

В соответствии с ч. 3 ст. 68 Конституции РФ серьезное внимание должно обращаться на обеспечение свободного развития языков в местностях компактного проживания национальных меньшинств. Здесь наряду с русским языком и государственными языками республик в официальных сферах общения может использоваться язык населения данной местности. Так, в ст. 4 Закона «О языках народов Республики Хакасия» определяется, что республика создает условия для сохранения и развития языков малочисленных народов, не имеющих своих национально-государственных и национально-территориальных образований.

В Декларации о государственном суверенитете РСФСР и Декларации «О языках народов России» провозглашены принципы обеспечения представителям наций и народностей, проживающим за пределами своих национально-государственных образований или не имеющим их на территории России, их законных этнических и культурных прав, особой заботы и внимания государства к языкам малочисленных народов. Если не принять меры к сохранению таких языков, они скоро могут исчезнуть бесследно.

Российская Федерация оказывает моральную, материальную и организационную поддержку соотечественникам, живущим за пределами России. Так, 15 мая 1992 г. было заключено Соглашение о сотрудничестве в области образования государств – участников СНГ, которое предусматривает содействие удовлетворению образовательных потребностей населения, принадлежащего к национальным меньшинствам и самобытным этническим группам, в том числе создание условий для получения образования на родном языке, оказание взаимной помощи в обеспечении и разработке оригинальных учебников и иной учебно-методической литературы, в подготовке и переподготовке педагогических кадров для национальных меньшинств и этнических групп.

Закон РФ от 25.10.1991 «О языках народов Российской Федерации» направлен на создание условий для сохранения и равноправного и самобытного развития языков народов Российской Федерации и призван стать основой для формирования системы правового регулирования деятельности юридических и физических лиц, разработки нормативных правовых актов в целях реализации положений настоящего Закона.

Следует сказать, что новой формой самоопределения народов в Российской Федерации является национально-культурная автономия, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.

Образование и деятельность национально-культурной автономии регулируются ФЗ от 17.07.1996 «О национально-культурной автономии».

Настоящий Федеральный закон определяет правовые основы национально-культурной автономии в Российской Федерации, создает правовые условия взаимодействия государства и общества для защиты национальных интересов граждан Российской Федерации в процессе выбора ими путей и форм своего национально-культурного развития.

Согласно ст. 69 Конституции РФ, «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации».

ФЗ от 30.04.1999 «О гарантиях прав коренных малочисленных

народов Российской Федерации» в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации устанавливает правовые основы гарантий самобытного социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Российской Федерации, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов.

В настоящее время в Российской Федерации насчитывается свыше 60 малочисленных народов, из которых почти 35 не имеют каких-либо национально-территориальных образований. Среди них алеуты, ительмены, кеты, нганасаны, юкагиры и др.

Российская Федерация, регулируя правовой статус коренных малочисленных народов, обязалась исходить из принципов и норм, содержащихся в международном праве, и заключенных ею международных договоров.

В основе международно-правовых актов, регулирующих права народов, лежат распространяющиеся и на коренные малочисленные народы принципы равноправия и самоопределения народов, право каждого человека обладать всеми правами и свободами без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Соответственно в Международных пактах о правах человека 1966 г. закрепляется обязанность всех государств обеспечивать провозглашенные в них права всем лицам без какой бы то ни было дискриминации в отношении расы, языка, религии и т. д.

Наряду с федеральным законодательством в Российской Федерации действует также законодательство субъектов Федерации, регламентирующее статус национальных административно-территориальных единиц и статус родовых общин и родовых угодий малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. Среди таких актов можно назвать Закон Бурятской ССР от 24.10.1991 «О правовом статусе эвенкийских сельских (поселковых) Советов народных депутатов на территории Бурятской ССР, Закон Республики Саха (Якутия) от 23.12.1992 «О кочевой родовой общине малочисленных народов Севера, Положение от 7.02.1992 «О статусе родовых угодий в Ханты-Мансийском автономном округе».


Заключение

Итак, мы рассмотрели наиболее важные принципы Российской

Федерации как федеративного государства: верховенство Конституции и федеральных законов; равноправие субъектов Федерации; государственная целостность; единство системы государственной власти; разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; равноправие и самоопределение народов.

Следует отметить, что закрепление в Конституции Российской Федерации федеративного устройства России не означает, что основы и формы сложившейся федеративной организации неизменны. Неизменным должно оставаться деление Федерации на субъекты, хотя сами субъекты могут быть иными; неизменно и тесное сотрудничество между Федерацией и ее субъектами, однако не обязателен на все времена нынешний объем полномочий как Федерации, так и ее субъектов.

Таким образом, принципы устройства федеративного государства относятся к основополагающим конституционным основам и определяют всю систему отношений между федеральным центром и субъектами Федерации. Попытки подорвать эти принципы под видом все более демократических, реальных моделей федерализма ведут только к одному: размыванию, выхолащиванию главных, наиболее существенных черт федеративного государства, к стиранию граней между такими качественно различными формами государственных образований, как «конфедерация», «союз государств», «союзное государство», «унитарное государство».

Список используемой литературы:

1. Конституция РФ от 12.12.1993г.

2. ФКЗ от 25.12.2000 №1-ФКЗ «О Государственном флаге РФ».

3. ФКЗ от 25.12.2000 №2-ФКЗ «О Государственном гербе РФ».

4. ФКЗ от 25.12.2000 №3-ФКЗ «О Государственном гимне РФ».

5. ФКЗ от 17.12.2001 №6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации».

6. ФЗ от 17.07.1996 №74-ФЗ «О национально-культурной автономии».

7. ФЗ от 30.04.1999 №82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации».

8. ФЗ от 24.06.1999 №119-ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

9. Закон РФ от 25.10.1991 №1807 «О языках народов Российской Федерации».

10. Федеративный договор от 10.04.1992г.

11. Устав Организации Объединенных Наций от 24.10.1970.

1. Барциц И. Н. О единстве государственной власти в Российской Федерации // Законодательство, 2001, №9.

2. Бахлов И. В. Современное федеративное государство. С., 1999, с. 150.

3. Вишняков В. Г. Конституционное регулирование федеративных отношений // Государство и право, 1998, №12.

4. Добрынин Н. М. Российский федерализм: проблемы и перспективы. М., 2003, с. 300.

5. Козак Д. Н. Проблемы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. М., 2001, с. 125.

6. Левакин И. В. Российская Федерация: проблемы государственного единства. М., 2002, с. 320.

7. Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Под ред.

В. В. Лазарева. М., 2003, с. 313.

8. Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. В. И. Кудрявцева. М., 1996, с. 300.

9. Постатейный комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л. А. Окунькова. М., 1996, с. 540.

10. Федерация в зарубежных странах / Под ред. Д. А. Ковачева. М., 1993, с. 445.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ