Санкции в уголовно-процессуальном праве

Ознакомление с государственным принуждением в юридическом процессе. Характеристика особенностей санкций ничтожности, правовосстановительных (отмен незаконного акта), штрафных (ограничение прав участников процесса) в структуре норм уголовного права.

ПЛАН

Введение

Глава 1. Санкции в механизме уголовно-процессуального регулирования

§1.1 Государственное принуждение в юридическом процессе

§1.2 Санкции в структуре норм уголовно-процессуального права

Глава 2. Виды уголовно-процессуальных санкций

§2.1 Классификация уголовно-процессуальных санкций

§2.2 Правовосстановительные, штрафные (карательные) и санкции ничтожности в уголовном процессе

Заключение

Список использованной литературы


ВВЕДЕНИЕ

Для укрепления правопорядка и обеспечения строгого соблюдения законности большое значение на современном этапе развития российского государства и общества приобретает правовая санкция. Ведь именно санкции в виде конкретных мер правового принуждения, воздействующих на сознание и волю правонарушителя, являются мерами, которые восстанавливают и обеспечивают правопорядок. Однако не только принуждение, внешне представленное негативными санкциями, но и поощрение, представленное санкциями позитивными, побуждают субъектов права действовать в соответствии с нормами законодательства.

Уголовно-процессуальный закон – это форма выражения норм уголовно-процессуального права. Уголовно-процессуальное право как самостоятельная отрасль права представляет собой систему правовых норм, регулирующих деятельность по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению дел о преступлениях и отношения, возникающие в ходе этой деятельности между отдельными органами государства, между органами государства и гражданами, а также организациями, участвующими в производстве по уголовным делам.

Уголовно-процессуальные нормы, как и иные правовые нормы, имеют определенную структуру: 1) гипотезу, указывающую те обстоятельства, при наличии которых данная процессуальная норма подлежит применению; 2) диспозицию, формулирующую содержащееся в процессуальной норме предписание и 3) санкцию – те последствия, которые наступают при неисполнении данной нормы.

Уголовное судопроизводство представляет собой одну из сфер деятельности государства и его органов, в которой допускается применение государственного принуждения различной степени вплоть до ограничения конституционных прав человека, являющихся естественными и неотъемлемыми.

Санкция как отрицательное последствие неисполнения предписаний уголовно-процессуальной нормы не является обязательной частью статьи уголовно-процессуального закона. Она может быть изложена в одной статье закона и распространяться только на норму, изложенную в этой статье, или в одной статье закона может быть изложена санкция за нарушение ряда норм уголовно-процессуального закона (например, в силу ст. 342 УПК отмена или изменение приговора может иметь место ввиду нарушений многих норм, изложенных в различных статьях уголовно-процессуального закона).

Уголовно-процессуальные санкции имеют главным образом правовосстановительный характер, они направлены на устранение допущенных нарушений закона, восстановление законности (например, ч. 4 ст. 89 УПК, ст. 342, 348-350 УПК).

Применение правовосстановительных или иных собственно уголовно-процессуальных санкций не ограничивает санкции, применяемые за нарушение уголовно-процессуальных норм. Нарушение уголовно-процессуального закона может повлечь за собой различные виды ответственности - дисциплинарную (например, возложение на следователя дисциплинарной ответственности), административную (штраф за неуважение к суду) и уголовную (например, ст. 176, 177 УК). Таким образом, действия уголовно-процессуального права охраняются нормами уголовно-процессуального и других отраслей права.

Теоретической основой курсового исследования стали труды таких крупных теоретиков права, как С.С. Алексеев, В.М. Баранов, С.В. Курылев, О.Э. Лейст, А.В. Малько, П.Е. Недбайло, А.С. Пиголкин, В.Н. Протасов, А.В. Рыбин, В.Н. Хропанюк, А.Ф. Черданцев и других.

В уголовно-процессуальной науке проблеме санкций уделялось недостаточное внимание. Немалый вклад в теоретическую разработку процессуальных санкций внесли Н.А. Громов, З.Ф. Коврига, В.В. Кожевников, А.М. Ларин, П.Г. Марфицин, А.И. Столмаков, А.Ф. Черданцев, И. В. Шевченко, П. С. Элькинд, которые, однако, анализировали лишь отдельные аспекты уголовно-процессуальных санкций. Кроме того, предпринятое ранее исследование данной проблемы (Г.Н. Ветрова, С.А. Полунин) не отражает современных изменений в законодательстве.

Целью работы является комплексное санкций в уголовном процессе России.

Для достижения указанной цели в работе ставятся следующие задачи:

- рассмотреть санкции в механизме уголовно-процессуального регулирования;

- изучить виды уголовно-процессуальных санкций.

Структура работы обусловлена ее целью и задачами и включает в себя введение, две главы, заключение и список использованной литературы.


ГЛАВА 1. САНКЦИИ В МЕХАНИЗМЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

§1.1 Государственное принуждение в юридическом процессе

Процессуальные процедуры характеризуются тем, что следуют друг за другом в четко установленной законом последовательности, взаимосвязаны и взаимозависимы, в то же время каждая обладает самостоятельным значением, регламентирована собственным комплексом процессуально-правовых норм. Каждый институт процесса ориентирован на такие отношения, без которых невозможно принять обоснованное, правомерное, справедливое решение. Несоблюдение какой-либо нормы на любой из стадий процесса нарушит весь его порядок, изменит его направление либо вовсе прекратит процесс. Соответственно, процессуальное правонарушение ставит под угрозу продолжение процесса и достижение правоприменителем позитивного результата. Оно может привести к недостижению целей процесса, которыми являются: защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, обеспечение доступности правосудия, справедливое судебное разбирательство, укрепление законности и предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к правоприменительным органам и закону.

По своей природе процессуальные отношения имеют властно-принудительный характер, регулируются императивным методом. Логика процессуальных отношений требует наделения правоприменителя правом незамедлительно отреагировать на нарушения процессуальных норм. Такая реакция осуществляется посредством применения к нарушителям процесса процессуальных санкций.

Процессуальные санкции как меры ответственности применяются в случаях нарушений процессуальных норм, т.е. при несоблюдении участниками правоотношений своих обязанностей. Проблема недобросовестности участников процесса была известна еще римскому праву, которое предусматривало меры противодействия такому поведению лиц - процессуальные санкции.

Исследуя процессуальное принуждение, следует отметить, что средствами воздействия на поведение субъектов процессуальных правоотношений выступают не только процессуальные санкции, но и меры процессуального принуждения, не связанные с совершением процессуального правонарушения, т.е. процессуальное принуждение может быть обусловлено не только правонарушениями, а обстоятельствами, вытекающими из необходимости обеспечения задач процесса.

В процессуальных кодексах используются понятия "меры процессуального принуждения" (УПК РФ), "меры обеспечения производства" (КоАП РФ), "обеспечительные меры арбитражного суда" (АПК РФ), "обеспечение иска" (ГПК РФ), отличные от процессуальных санкций. Все указанные меры относятся к процессуальному принуждению, однако не являются реакцией государства на нарушения норм процессуального закона. Меры принуждения, закрепленные в процессуальном законодательстве, но не относящиеся к ответственности за процессуальные правонарушения, являются ответной реакцией со стороны государства, возникающей тогда, когда есть все основания полагать, что цели процесса достигнуты не будут в результате действий субъекта, к которому применяются указанные меры.

Меры обеспечения производства в административном процессе применяются в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления.

Кодекс предусматривает следующие принудительные меры для обеспечения производства: доставление, административное задержание, личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице, осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов, изъятие вещей и документов, отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, медицинское освидетельствование на состояние опьянения, задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации, арест товаров, транспортных средств и иных вещей, привод, временный запрет деятельности.

Среди перечисленных мер обеспечения производства лишь привод является по своему характеру процессуальной санкцией. Такая санкция применяется в случае, если рассмотрение дела об административном правонарушении отложено в связи с неявкой без уважительной причины лиц и их отсутствие препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом.

Применение мер административного пресечения сопряжено с ограничением прав и свобод граждан, поэтому они применяются только в случаях, установленных КоАП РФ. Соответственно, их применение допускается только в случаях, когда невозможно осуществление иных предусмотренных КоАП РФ процессуальных действий, не сопряженных с ограничением прав и свобод человека.

В уголовном процессе к мерам процессуального принуждения законодатель относит: задержание подозреваемого (гл. 12 УПК РФ), меры пресечения (гл. 13 УПК РФ) и иные меры (гл. 14 УПК РФ).

Орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор (правоприменитель) вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Мерами пресечения являются: подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым, залог, домашний арест, заключение под стражу.

Правоприменитель вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

Иные меры процессуального принуждения применяются в целях обеспечения установленного Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора. К ним относятся: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество.

Круг участников уголовно-процессуальных отношений, к которым могут быть применены меры последней группы, значительно шире, чем при применении задержания и мер пресечения. Так, обязательство о явке, привод, денежное взыскание применяются к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и понятому.

Среди перечисленных мер уголовно-процессуального принуждения лишь денежное взыскание и привод по своему характеру относятся к процессуальным санкциям, поскольку применяются данные меры в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных Кодексом, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. ст. 113, 117 УПК РФ).

§1.2 Санкции в структуре норм уголовно-процессуального права

Регулирование уголовно-процессуальной деятельности осуществляется посредством норм права. Нормы уголовно-процессуального права - это установленные государством общие и общеобязательные правила поведения субъектов уголовно-процессуальных прав и обязанностей, обеспеченные силой государственного и общественного воздействия, имеющие своей задачей наиболее эффективное осуществление уголовного судопроизводства.

Нормы уголовно-процессуального права - это такие правила поведения, которые наряду с общими (родовыми) признаками, имеют и свои специфические особенности. Воплощая особенности предмета и метода уголовно-процессуального регулирования, рассматриваемые нормы права служат инструментом воздействия на поведение участников уголовного судопроизводства в направлении, соответствующем задачам уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальные нормы регулируют деятельность следственных, прокурорских и судебных органов при расследовании и разрешении уголовных дел и их отношения с лицами, в этой деятельности участвующими. Как и все право в целом и любая его отрасль в отдельности, уголовно-процессуальное право есть регулятор общественных отношений в определенной их области, т.е. тех отношений, которые возникают, складываются и развиваются в сфере производства по уголовному делу.

Уголовно-процессуальные нормы предписывают участникам уголовного процесса совершение определенных действий или воздержание от действий, они наделяют их конкретными правами и налагают на них определенные обязанности, они устанавливают гарантии прав и юридическую ответственность за неисполнение обязанностей.

В рамках общей теории права разработано учение о структуре правовой нормы. Согласно этому учению правовая норма должна содержать в себе указания относительно того, кто, при каких обстоятельствах, что должен делать (или от чего должен воздержаться) и какие неблагоприятные последствия должны наступить, если субъект поступит иным, чем предусмотрено в норме, образом. Следовательно, для того, чтобы представить уголовно-процессуальное право в виде совокупности правил поведения, необходимо из всей содержащейся в нормативных предписаниях информации вычленить отдельные варианты поведения (ответы на вопрос, что можно или должно делать или от чего необходимо воздержаться), установить, кому эти варианты адресованы, при каких обстоятельствах должно этими правилами пользоваться и какие отрицательные последствия наступят при их нарушении. Сложность этой процедуры, кроме всего прочего (специфика уголовно-процессуальных норм, разнообразие их видов и т.д.) состоит и в том, что общетеоретическое учение о правовой норме не вооружает процессуалистов необходимыми указаниями на этот счет, хотя именно они должны являться методологической основой для анализа структуры норм уголовно-процессуального права.

К сожалению, следует отметить, что ряд авторов к проблеме структуры нормы права подходят упрощенно. Так, В.Н. Хропанюк пишет, что норма права имеет характерное внутреннее строение (структуру): гипотезу, диспозицию и санкцию. Если гипотеза указывает, при каких условиях следует руководствоваться данным правилом, диспозиция - каким может или должно быть поведение, при наличии условий, предусмотренных гипотезой, то санкция определяет какие меры государственного взыскания могут применяться к нарушителю правила, предусмотренного диспозицией. По мнению автора, норма права может выполнять свои непосредственные регулятивные функции (а охранительные - ?) лишь при наличии всех ее структурных элементов.

Подобный подход имеет место применительно и к структуре уголовно-процессуальных норм. Так, утверждается, что элементы нормы - гипотеза, диспозиция и санкция - присущи и уголовно-процессуальной норме. Гипотеза такой нормы указывает условия при которых следует (возможно) поступать определенным образом, например, случаи, допускающие оглашение в суде показаний неявившегося свидетеля (пп. 1, 2 ст. 286 УПК). Диспозиция - само правило поведения ("оглашение на суде показания ... может иметь место ..." (ч. 1 ст. 286 УПК)). Что касается санкции как отрицательном последствии неисполнения предписаний уголовно-процессуальной нормы, подчеркивается, что она не является ее обязательной частью, ибо она может быть изложена в одной статье закона и распространяться только на норму, изложенную в этой статье, или в одной статье закона может быть изложена санкция за нарушение ряда норм уголовно-процессуального закона (например, в силу ст. 342 УПК отмена или изменение приговора может иметь место ввиду нарушений многих норм, изложенных в различных статьях уголовно-процессуального закона).

Аналогичную позицию занимают те ученые, которые полагают, что по своей структуре каждая норма включает в себя три элемента (части): диспозицию, гипотезу и санкцию. Причем при этом подчеркивается, что "иногда в статье закона формулируется только часть нормы, а другие ее части следует обнаруживать в других статьях или в ином нормативном акте", "норма права не выполнила бы своей регулятивной роли, если бы в ней отсутствовал какой-либо из названных структурных элементов", поэтому законодатель при формулировании норм права обязан вписать каждую часть особо или дать соответствующую отсылку, а тот, кто реализует норму, должен иметь в виду всю связь элементов нормы, с тем, чтобы юридически грамотно выстроить свои поступки".

М.И. Байтин полагает, что любая правовая норма устанавливает для участников регулируемых ею общественных отношений взаимные права и обязанности, предусматривает фактические обстоятельства, при наличии которых носителями этих прав и обязанностей становятся определенные, конкретные лица - субъекты правоотношений; предупреждает о последствиях нарушения данной нормы. П.Е. Недбайло утверждал, что также и как нормы материального права, процессуальные нормы имеют трехчленную структуру. По мнению П.А. Лупинской, являющейся сторонницей трехчленной структуры нормы уголовно-процессуального права, последнее - это записанное в законе обязательное правило, содержащее указание на условия его исполнения, субъектов регулируемых отношений, их права и обязанности, санкции за неисполнение обязанности или нарушение запрета. С позиции автора, элементы нормы - гипотеза, диспозиция и санкция - присущи и уголовно-процессуальной норме.

Тем не менее стали появляться и иные идеи. Было высказано мнение о том, что трехчленный состав присущ лишь логической норме. Высказано предложение отличать от логической нормы норму-предписание, содержащую в зависимости от нормы регулятивной или охранительной гипотезу и диспозицию или гипотезу и санкцию.

Данную точку зрения в теории права развивает С.С. Алексеев. Исходя из того, что всякая норма права содержит в себе интеллектуальный и волевой момент автор находит: если норму права анализировать в "интеллектуальном разрезе", то весь (или почти весь) нормативный материал в принципе можно представить в виде правовых норм с трехчленной структурой, т.е. состоящей из гипотезы, диспозиции, санкции, если же производить анализ правовых норм в "волевом разрезе", то следует вывод, что нормы права имеют двухчленную структуру, т.е. состоят из гипотезы (диспозиции) и санкции. Рассуждая в этом ключе, С.С. Алексеев именует норму, взятую в "интеллектуальном разрезе" логической нормой, а норму, взятую в "волевом разрезе", волевой нормой.

Логическая норма - это выявляемое логическим путем общее правило, которое воплощает органические связи между нормативными предписаниями и обладает полным набором свойств, раскрывающих их государственно-властную, регулятивную природу. Логическая норма выявляется логическим путем, ибо она не представлена в тексте нормативного акта в виде одного, цельного фрагмента. Ее содержание, ее элементы "разбросаны", воплощены в ряде нормативных предписаний и в соответствии с этим расположены в различных статьях текста или даже в нескольких актах. Думается, что данные положения вполне соответствуют утверждению, что для структуры норм уголовно-процессуального права характерно особо четкое формулирование в них гипотез и диспозиций, при том, что санкция нередко формулируется применительно не к одной, а к нескольким, ко многим однородным нормам, иногда и целому комплексу диспозиций и гипотез.

В силу того, что некоторые элементы уголовно-процессуальных норм (особенно санкций) закреплены в разных частях одних и тех же нормативных актах и даже в различных нормативных актах, их обнаружение представляется иногда сложным. Вместе с тем, "умение находить в нормативных актах все элементы правовых норм, соединить эти элементы воедино и мысленно конструировать правовую норму, умение правильно анализировать форму изложения правовых норм в нормативных актах имеет существенное значение в практике применения правовых норм".

Следует отметить, что таких норм, формулирующих главным образом диспозицию, прямо или косвенно гипотезу и непосредственно не указывающих на санкцию, в уголовно-процессуальном законодательстве большинство. Примером может служить норма права, основное содержание которой закреплено в ст.ст. 118-124, 127-142 и другие статьи УПК. Было бы неправильно полагать, что такие логические нормы вовсе не предусматривают санкций. В соответствующих случаях речь идет не об отсутствии санкций в нормах уголовно-процессуального права, а о формулировании их в различных частях нормативных актов, иногда в общем для различных правовых норм виде. Подтверждением тому могут служить положения ст.ст. 342, 347 УПК, указывающие основание к отмене или изменению приговора при рассмотрении дел в кассационном порядке. Эти нормы предусматривают санкции, рассчитанные на существенное нарушение органами дознания, следствия, прокуратуры и суда большого комплекса и притом самых различных по своему конкретному проявлению правил поведения, формулируемых многими статьями УПК.

Известна и другая концепция, согласно которой правовые нормы образуются из двух элементов: гипотезы и диспозиции либо диспозиции и санкции, то есть по формулам: "Если - то" либо "если не то - иначе". При этом представлению о трехчленной структуре нормы как априорному, нереальному противопоставляется двухчленное образование в качестве "живых" норм права, "живых клеточек" права, "первичных частиц правовой материи", которые выступают в виде "элементарных и в тоже время словесно-логических цельных формул".

Подтверждение этой концепции Л.Б. Алексеев увидел в том, что в уголовно-процессуальном законодательстве нет ни одного предписания, соединяющего в себе одновременно гипотезу, диспозицию и санкцию. В.Н. Протасов подчеркивает, что возникновение и дальнейшее существование, динамика правоотношения всегда нуждаются в двух нормативных элементах: указании на юридические факты (I) и указании на юридические последствия наступления этих фактов (II). Необходимость и достаточность двух элементов для формирования правовой связи как раз и основой и главным аргументом в пользу вывода о существовании двухэлементных норм. Как справедливо писал С.В. Курилев, любая юридическая норма состоит из двух частей - условий (поведения людей, событий), с которыми норма связывает определенные юридические последствия, и самих юридических последствий. По его мнению, таковы две обязательные части юридической нормы, без любой из них юридическая норма перестает существовать в присущем ей качестве. В этой связи представляется значительным замечание В.Н. Протасова: "Там, где сторонники трехчленной конструкции усматривают лишь одну норму, на самом деле имеют место две двуэлементные юридические нормы: регулятивная и охранительная. Ведь если санкция есть указание на определенные юридические последствия (а в этом ни у кого сомнения нет), то она должна иметь и соответствующее ей указание на условие своего действия. И только при таком условии на основе санкции может возникнуть правовое отношение. Поэтому, используя для анализа текста нормативного акта трехзвенную конструкцию нормы, нужно учитывать, что в ней недостает указания на условия действия охранительного предписания".

Следует отметить, что учение о трехчленном строении нормы имеет значительную давность. Дело, однако, не в происхождении, а в том, что указанная концепция всегда имела мало общего с действительностью, являясь одним из предрассудков, насаждаемых в общественном сознании и юридическом образовании. Правила, отвечающие модели "гипотеза - диспозиция - санкция" можно отыскать лишь на начальном историческом этапе становления права. Уже в законодательных памятниках Запада и России досоветского периода трудно найти что-либо похожее на такие построения.

В теории права санкцией называют "нормативное определение мер государственного принуждения, применяемых в случае правонарушения и содержащих его итоговую оценку". В этом смысле санкции уголовно-процессуальных норм - это определение принудительных мер, применяемых в случаях правонарушений при производстве по уголовным делам. Круг и содержание этих санкций, связи каждой из них с теми или иными правонарушениями, субъекты применения и адресаты санкций, способы их применения устанавливает уголовно-процессуальный закон.

Применение санкций в качестве ответной меры на правонарушение - признак, которым она отграничивается от принудительных мер превентивного характера, то есть мер, направленных на предупреждение правонарушений. Отграничение это, однако, не абсолютно.

Во-первых, в уголовном процессе одни и те же формы принуждения предусмотрены законом в одних случаях в качестве превентивных мер, а в других - в качестве санкций. Так, по общему правилу меры пресечения применяются при наличии оснований полагать, что обвиняемый может скрыться от расследования и суда, или воспрепятствует установлению истины по делу, или будет заниматься преступной деятельностью, и направлены на то, чтобы не допустить такого поведения, то есть имеют характер превенции (ст. 89 УПК). Применение же более строгой меры пресечения к нарушителю подписки о невыезде (ст. 93 УПК) представляет собой реализацию санкции. Привод, напротив, как правило, служит санкцией в случае неявки по вызову без уважительной причины (ч.2 ст. 73, ч. 1 ст. 147 УПК), но в случаях, когда обвиняемый скрывается от следствия или не имеет постоянного места жительства, привод без предварительного вызова служит мерой предупреждающей уклонение от явки (ч. 2 ст. 147 УПК).

Во-вторых, закрепление санкций в законе, сообщение о возможности их применения и само применение санкций оказывает общее предупредительное воздействие на других лиц. Санкции в уголовном процессе могут быть классифицированы в зависимости от того, кто управомочен их применять (следователь, прокурор или суд), а так же от того, к кому они применяются (к органам и должностным лицам, ответственным за производство по делу, либо к участвующим в деле лицам, либо к другим гражданам).

Санкции уголовно-процессуальных норм имеют специфический характер. Они выражаются не только в мерах непосредственного воздействия на правонарушителей, но и в мерах восстановления законности, нарушенной противоправным действием.


ГЛАВА 2. ВИДЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ САНКЦИЙ

§2.1 Классификация уголовно-процессуальных санкций

Само явление процессуальных санкций многогранно и мало исследовано. Выделение их в особый вид обусловлено наличием специфических черт мер принуждения.

В связи с большим количеством процессуальных санкций и распределенностью по нормативно-правовым актам считаем необходимым провести их классификацию. Классификация возможна по следующим основаниям:

- функциональное назначение санкций;

- отраслевая принадлежность санкций;

- степень определенности санкций.

Безусловно, каждое из названных оснований классификации процессуальных санкций имеет свою ценность для их научного анализа, поскольку характеризует ту или иную сторону правовой природы санкций.

Классификация по функциональному назначению не нова и в литературе имеет следующие модификации.

О.Э. Лейст по функциональному назначению санкций, выражающему их социальную роль, выделяет два основных вида: правовосстановительные, направленные на устранение непосредственного вреда, причиненного правопорядку, и тем самым выполняющие также задачи предупреждения правонарушений, и штрафные, карательные, задача которых - общая и частная превенция правонарушений, исправление и перевоспитание правонарушителей. Он считает, что это основная классификация санкций, а не равноценная общепринятым двум другим классификациям (по отраслевой принадлежности и по степени определенности).

По мнению ученого, классификация по степени определенности целиком производна от классификации по способам охраны правопорядка и полностью поглощается ею. Также деление санкций на штрафные, карательные и правовосстановительные вмещает и их отраслевую классификацию, поскольку все отраслевые санкции находят в ней свое место, причем даются не в описательном перечне, а объединяются в укрупненные группы, обладающие общими чертами, качествами, типическими признаками. Здесь же следует заметить, что О.Э. Лейст отрицает существование санкций ничтожности.

З.Ф. Коврига разделяет санкции на четыре группы: 1) поощрительные, 2) правовосстановительные; 3) карательные; 4) имущественные (компенсационные) санкции. Санкции ничтожности, по ее мнению, полностью поглощаются понятием "правовосстановительные санкции".

В целом соглашаясь с приведенными выше классификациями, ставшими уже классическими, считаем необходимым сделать ряд замечаний.

Во-первых, полагаем, что следует поддерживать позицию ученых, признающих существование такого способа охраны норм, каким является санкция ничтожности.

Во-вторых, вряд ли можно говорить о наличии в законе поощрительных санкций (к ним, например, З.Ф. Коврига относит частное определение поощрительного характера), поскольку это противоречит правовой природе санкций. Санкция - это прежде всего реакция правовой системы на совершенное правонарушение, это реализация правовой ответственности в виде наступления неблагоприятных последствий для нарушителя правовой нормы. Поощрение является стимулирующим фактором к соблюдению правовых требований, но рассматривать его следует в качестве одного из средств обеспечения процессуальных норм. Уже сами авторы - сторонники выделения "поощрительных" санкций указывают на условность термина "поощрительная" применительно к слову "санкция". Впрочем, одним из значений термина "санкция" является "одобрение", "разрешение". От этимологии слова и стало возможным вывести понятие "поощрительные санкции".

В-третьих, нецелесообразно так, как это делает З.Ф. Коврига, выделять в качестве отдельного вида имущественные санкции. Эти санкции - разновидность правовосстановительных.

По своей отраслевой принадлежности процессуальные санкции делятся по отраслям процессуального права, или, иными словами, по отраслям, содержащим процессуальные нормы.

Выделим следующие виды санкций: гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные, арбитражно-процессуальные, административно-процессуальные, конституционно-процессуальные.

Критерием классификации санкций может служить степень их определенности. Данный вид классификации является производным от классификации по способу охраны правопорядка, поскольку предполагает их различие по объему и размерам неблагоприятных последствий. Процессуальные нормы можно разделить на абсолютно определенные и относительно определенные.

К относительно определенным санкциям отнесем те, применение которых к лицу зависит во многом от мнения правоприменителя. Например, нарушение дисциплины в зале судебного заседания в уголовном, гражданском, арбитражном, конституционном процессе будет прекращено удалением нарушителя из зала суда или применением к нему штрафных санкций по субъективному усмотрению председательствующего в процессе или судебного пристава (в конституционном процессе).

Абсолютно определенная санкция точно и однозначно устанавливает вид и меру ответственности (например, штраф).

Санкции уголовно-процессуальных норм по их функциональному назначению в механизме правового регулирования иногда разделяют на регулятивные и охранительные. Такое деление, обоснованное применительно к уголовно-процессуальным санкциям, справедливо применить и к процессуальным санкциям в целом. К охранительным санкциям Л.Б. Зусь относит карательные и правовосстановительные санкции в виде принудительной обязанности. К регулятивным санкциям - все остальные правовосстановительные санкции. Указанный автор полагает, что санкции "ничтожности" относятся к регулятивным санкциям.

Разделение процессуальных санкций на регулятивные и охранительные условно. Нарушение процессуальной нормы порождает охранительные правоотношения, и любая правовосстановительная санкция в этом случае выполняет не только регулятивную, но и охранительную функцию. В то же время и карательные санкции играют роль регулятора правовых отношений, оказывая сдерживающее от нарушения правовой нормы воздействие путем угрозы неблагоприятных последствий.

Общая теория права разделяет санкции в зависимости от направленности неблагоприятных последствий на личные и имущественные.

Полагаем, что такое разделение процессуальных санкций неприемлемо, поскольку за пределами данной классификации остаются санкции ничтожности и большая часть правовосстановительных санкций.

П.С. Элькинд разделяет по признаку направленности неблагоприятных последствий меры непосредственного воздействия на правонарушителя и меры восстановления законности. Безусловно, такой способ классификации более точно отражает систему средств защиты процессуальных норм от нарушений. При этом к "мерам непосредственного воздействия" можно отнести и карательные санкции, и правовосстановительные в виде принудительного исполнения обязанности, к мерам восстановления законности - правовосстановительные санкции, оставшиеся за пределами классификации, а также санкции ничтожности.

Рассматривая способы классификации процессуальных санкций как проявления различных сторон их правовой природы, можно предложить и иные основания.

Процессуальные санкции можно классифицировать и по способу их реализации. Это санкции активного и пассивного воздействия, которыми наделено то или иное лицо, осуществляющее судопроизводство и привлекающее к ответственности. К пассивным санкциям относят санкции "ничтожности", реализующиеся посредством простой констатации факта непризнания за противоправными действиями юридической силы. Активные санкции - это все карательные.

§2.2 Правовосстановительные, штрафные (карательные) и санкции ничтожности в уголовном процессе

В зависимости от способа охраны норм права от нарушений санкций выделим в процессуальном праве: 1) правовосстановительные, 2) карательные (штрафные) санкции, 3) ничтожности. Данная классификация позволяет определить место каждой санкции в механизме защиты правовых норм. Подобная точка зрения была высказана Г.Н. Ветровой.

Суть правовосстановительных процессуальных санкций - в восстановлении нарушенных правоотношений, устранении последствий процессуальных правонарушений, выражении отрицательной оценки действиям правонарушителя. Правовосстановительные санкции осуществляют охрану правопорядка путем устранения либо сведения к минимуму вреда, причиненного процессуальным правонарушением.

Процессуальные правовосстановительные санкции могут быть трех видов:

- отмена или изменение незаконного правоприменительного акта - санкция, налагаемая только на правоприменителей;

- принудительное исполнение обязанности - санкция, налагаемая на лиц, участвующих в деле, вспомогательных субъектов процесса и на иных участников;

- возмещение имущественного вреда - санкция, налагаемая только на лиц, участвующих в деле.

Правовосстановительные санкции предусматривают властное принуждение и отрицательную оценку, которые должен претерпеть субъект, допустивший неправомерное действие или решение. Но здесь принуждение направлено не на личность, а на приведение в соответствие с законом порядка отношений, нарушенного этими действиями или решениями. Таким образом, применение правовосстановительной санкции служит гарантией правильного направления дела, законного и обоснованного выполнения следственных и судебных действий, реализации процессуальных прав и обязанностей. Так, согласно п. 2 ст. 345 УПК приговор подлежит отмене если он вынесен незаконным составом суда. К числу таких санкций относится и обязанность прокурора возвратить расследованное уголовное дело для производства дополнительного дознания и следствия (ст. 214 УПК) и обязанность суда возвратить дело на доследование в случаях, указанных в ст. 232 УПК, и содержащийся в законе перечень оснований к отмене или изменению приговора в кассационном и надзорном порядке (ст.ст. 342, 347 УПК).

Правовосстановительные санкции могут суммироваться со штрафными. Так, в случаях существенного нарушения уголовно-процессуального закона при производстве дознания и предварительного следствия суд наряду с возвращением дела на дополнительное расследование вправе частным определением обратить внимание соответствующих должностных лиц на эти нарушения (п. 2 ст. 232, ч. 3 ст. 321 УПК). Такое определение может быть реализовано посредством применения к нарушителям мер дисциплинарного взыскания в порядке подчиненности.

Для некоторых наиболее опасных уголовно-процессуальных правонарушений законодатель считает недостаточными меры процессуального принуждения и устанавливает санкции соответствующих норм уголовного права, обеспечивающих явку свидетелей, потерпевших, экспертов по вызову органов дознания, следствия, прокурора, суда и дачи ими правдивых показаний (заключений).

А.М. Ларин обращает внимание на то, что представляя собой элемент правовой нормы, санкция, в свою очередь, также может рассматриваться как системный объект с собственными элементами, с собственной внутренней структурой. По его мнению, элементами санкции в уголовно-процессуальной норме являются указания: а) о содержании меры принуждения; б) о субъекте, применяющем эту меру; в) о форме, процессуальном порядке ее применения.

Санкции в виде отмены или изменения незаконного правоприменительного акта занимают особое место среди процессуальных, они обеспечивают выполнение властными субъектами процессуальных правоотношений своих обязанностей, непосредственно охраняют интересы законности в процессе. Также реализация данных санкций обеспечивает восстановление правопорядка и охрану субъективных прав участников процесса путем аннулирования созданных незаконным актом правоотношений и вытекающих из них прав и обязанностей.

Это единственная процессуальная санкция, которая может быть применена к правоприменителю. Все другие санкции, которые налагаются на правоприменителя за совершаемые им процессуальные правонарушения, носят не процессуальный характер, преимущественно это будут дисциплинарные санкции.

Понятие "штрафных" и "карательных" санкций разработано в общей теории права и воспринято процессуальным правом.

Карательные процессуальные санкции могут быть наложены на всех участников процесса, кроме представителей правоприменительных органов.

Процессуальные карательные санкции могут быть финансовыми и карательными, выражающимися в физическом воздействии на участников процессуальных правоотношений. В свою очередь, финансовые санкции могут быть двух видов: штрафные и имущественные.

Под имущественными санкциями мы подразумеваем, в частности, процессуальную санкцию, предусмотренную ст. ст. 106 и 118 УПК РФ, - обращение залога в доход государства.

В отличие от санкций в виде принудительного исполнения обязанности карательные санкции в первую очередь направлены на пресечение правонарушения, наказание правонарушителя и ограничение прав нарушителя правовой нормы и во вторую очередь - на исполнение обязанности. В процессуальных карательных санкциях всегда ярко выражены отрицательная оценка действий правонарушителя, его порицание со стороны государства.

Карательными (штрафными) санкциями являются штрафы, взыскиваемые судом с переводчика и специалиста при уклонении от явки или исполнения своих обязанностей, а также с граждан, нарушающих порядок судебного заседания, не подчиняющихся распоряжениям председательствующего (ст.ст. 57, 133-1, 263 УПК). Таковы же по своей природе денежные взыскания, налагаемые на поручителя, а также обращение в пользу государства залога в случаях неявки обвиняемого или подозреваемого по вызовам следователя, прокурора, суда (ст.ст. 94, 99 УПК).

Мера пресечения может рассматриваться в качестве штрафной санкции процессуальных норм. Речь идет о возможности изменения меры пресечения на более строгую, когда это вызывается обстоятельствами дела (ст. 101 УПК). Так, в ст. 93 УПК записано, "что в случае нарушения подозреваемым или обвиняемым данной им подписки (Подписка о невыезде) может быть применена более строгая мера пресечения, о чем ему должно быть объявлено при отобрании подписки." Не следует, очевидно, исключать из числа санкций процессуально-правовых норм предписание ст. 263 УПК о предоставлении суду права налагать на граждан, присутствующих при разбирательстве дела штраф за нарушение порядка в судебном заседании и другие подобные меры. Представляется недостаточно обоснованным мнение, что здесь речь идет не о процессуальном, а о материальном правонарушении, это наложение судом штрафа является реализацией санкции административно-правового характера и к процессуальной ответственности никакого отношения не имеет. Нельзя не учитывать, что взаимоотношение суда и участников судебного заседания регулируются не материально-правовыми, а процессуальными нормами, и за нарушение порядка в судебном заседании граждане могут быть подвергнуты не только штрафу, но и удалению из зала заседания. Это показывает направленность данной санкции именно на достижение конечной цели юридического процесса. Нарушение порядка в судебном заседании является процессуальным правонарушением, посягающим на процессуальные отношения, представляющие собой отклонение от требований диспозиции соответствующей процессуальной нормы. Санкция данной процессуальной нормы может не иметь процессуального характера.

Следует заметить, что штрафных (карательных) санкций, непосредственно воздействующих на правонарушителей (типичных, например, для норм уголовного права), в уголовно-процессуальном праве меньше. В подавляющем большинстве норм данной отрасли права речь идет о санкциях в виде мер восстановления законности, нарушенной противоправными действиями субъектов уголовно-процессуальных прав и обязанностей, главным образом компетентных органов государства и соответствующих должностных лиц. Такие санкции, как подчеркивалось, называются правовосстановительными.

Санкции "ничтожности" охраняют процессуальные правоотношения путем непризнания юридической силы за действиями, совершенными с нарушением требований правовой нормы.

Вопрос о существовании санкций "ничтожности" является дискуссионным. Многие ученые выделяют в своей классификации этот вид санкций, используя при этом разные названия. Так, о санкции "недействительности" в структуре правовой нормы говорит А.С. Пиголкин. А.И. Столмаков называет их "правоотрицающими".

Санкции "ничтожности" являются санкциями пассивного воздействия. Они реагируют на процессуальное правонарушение путем игнорирования противоправных действий, признавая их несостоявшимися, юридически безразличными.

Наиболее ярко наличие санкций ничтожности проявляется в процессуальных отраслях права, они отличаются особым способом воздействия на лиц, не исполнивших свои обязанности при выполнении процессуально значимых действий. Санкции ничтожности не всегда прямо сформулированы в процессуальных нормах, они вытекают из предписания правил и порядка совершения юридически значимых действий. Выполнение норм процессуального права только частично обеспечивается возможностью применения мер непосредственного государственного принуждения, таких как штрафы, принудительное исполнение обязанности. Во многих случаях такую роль выполняют: отмена незаконного акта, признание доказательства, полученного с нарушением закона, не имеющим юридической силы, отказ в приеме искового заявления (жалобы), оставление искового заявления (жалобы) без движения, отказ в совершении процессуальных действий по истечении сроков, установленных в законе, и другие.

В частности, нарушение срока может повлечь санкцию ничтожности (признание принятых решений недействительными, а полученных доказательств - не имеющими юридической силы - ч. 3 ст. 7 УПК); а также установленную законом ответственность участников процесса.

Доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, т.е. не имеющими юридической силы и не подлежащими использованию при доказывании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе производства по уголовному делу.

Недопустимыми доказательства признаются как в случае нарушения норм УПК судом, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем, так и в случае невыполнения установленных УПК требований при собирании доказательств подозреваемым, обвиняемым, их защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проделанной работы необходимо отметить следующее:

Санкция является обязательным структурным элементом уголовно-процессуальной нормы, предусматривающим неблагоприятные последствия, наступающие для субъекта процессуальных правоотношений в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения требований правовой нормы.

Понятие санкции и меры принуждения - несовпадающие понятия. Санкция является реакцией на нарушение закона. Меры принуждения могут выполнять и функцию предупреждения правонарушений. Кроме того, не все санкции связаны с применением мер процессуального принуждения.

Санкция находится в неразрывной связи с уголовно-процессуальным правонарушением, являющимся фактическим основанием ее применения, и процессуальной ответственностью, которая выражается через реализацию санкций.

Следует разграничивать понятия уголовно-процессуальной санкции и санкции уголовно-процессуальной нормы. Последнее включает в себя, кроме уголовно-процессуальных, санкции уголовного, гражданского, административного и дисциплинарного права, также охраняющие уголовно-процессуальные нормы от нарушений.

Основным основанием классификации санкций является способ, которым они служат охране правовых норм от нарушения. В соответствии с ним следует выделить три вида уголовно-процессуальных санкций:

- правовосстановительные, которые применяются в виде отмены или изменения незаконного акта, а также принудительного исполнения обязанности;

- карательные, выражающиеся в лишении или ограничении прав участников процесса;

- санкции ничтожности, которые обеспечивают выполнение правовых обязанностей, связанных с процессом доказывания, процессуальными сроками и порядком совершения процессуальных действий.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации [Текст]. – М., 2003. – 64 с.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (в ред. от 18 мая 2008 г.) [Текст] – СПб.: Питер, 2008. – 355 с.

3. Алексеев, С.С. Общетеоретические принципы исследования структуры права [Текст]/ С.С. Алексеев // Сов. гос. и право, 1971.- N 3.- С. 40-52.

4. Алексеев, С.С. Проблемы теории права. Т. 1. [Текст]/ С.С. Алексеев. - Свердловск, 1972.- 330 с.

5. Баранов, В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права [Текст] / В.М. Баранов. - Саратов, 1976. – 137 с.

6. Ветрова, Г.Н. Санкции в судебном праве [Текст]/ Г.Н. Ветрова. - М., 1991. - С. 160 с.

7. Громов, Н.А. Санкции ничтожности в процессе доказывания [Текст] / Н.А. Громов, С.А. Полунин // Журнал российского права. - 1999. - № 3/4. - С. 83-86.

8. Громов, Н.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России [Текст] / Н.А. Громов. С.А. Полунин. - М., 1998. - 152 с.

9. Громов, Н. Карательные санкции в уголовном процессе [Текст] / Н. Громов, Е. Жога, С. Полунин // Следователь. - 1999. - № 7. - С. 6-10.

10. Зусь, Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования [Текст]/ Л.Б. Зусь. - Владивосток, 1996. – 107 с.

11. Кожевников, В.В. Уголовно-процессуальный аспект механизма правового регулирования: Учебное пособие [Текст] / В.В. Кожевников, П.Г. Марфицин. - Омск: Юридический институт МВД России. - 1998. - 156 с.

12. Коврига, З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность [Текст]/ З.Ф. Коврига. - Воронеж: Изд-во Ворон. ун-та, 1984. - 190 с.

13. Коврига, З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение [Текст]/ З.Ф. Коврига. - Воронеж, 1975. – 175 с.

14. Курылев, С.В. О структуре юридической нормы [Текст]/ С.В. Курылев // Труды Иркутского университета. Т. 27 серия юридическая. Вып. 4. - Иркутск, 1958.- С. 170-179.

15. Ларин, А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства [Текст]/ А.М. Ларин. - М., 1985.- 240 с.

16. Лейст, О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы) [Текст] / О.Э. Лейст. - М.: Изд-во Московского ун-та, 1981. - 239 с.

17. Малько, А.В. Стимулы и ограничения в праве: теоретико-информационный аспект [Текст]/ А.В. Малько. - Саратов, 1994. – 249 с.

18. Мельников, Ю.И. Природа и содержание норм процессуального права в социалистическом обществе [Текст]/ Ю.И. Мельников.- Ярославль, 1976.- 211 с.

19. Недбайло, П.Е. Советские социалистические правовые нормы [Текст]/ П.Е. Недбайло. - Львов, 1959. – 157 с.

20. Общая теория права и государства [Текст].- М., 2004.- 620 с.

21. Пиголкин, А.С. Нормы советского социалистического права и их структура [Текст]/ А.С. Пиголкин.- М., 1960.- 219 с.

22. Погодина, И.В. Государственное принуждение в юридическом процессе / И.В. Погодина, З.В. Попова // Российский следователь. - 2007. - N 10.

23. Полунин С.А. Санкции ничтожности в уголовном процессе [Текст] / С.А. Полунин // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности милиции. Сборник статей адъюнктов и соискателей. - М.: Изд-во Юрид. ин-та МВД РФ, 1996, Вып. 7. - С. 98-101.

24. Полунин, С. А. Уголовно-процессуальные санкции и особенности их применения: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. [Текст] / С.А. Полунин. - Саратов ,1997. - 21 с.

25. Протасов, В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы [Текст] / В.Н. Протасов. - М.: Новый Юрист, 1999.- 240с.

26. Рыбин, А.В. Виды и структура правовых норм [Текст] / А.В. Рыбин // Ученые записки Пермского университета, 1958.- Т. ХV.- Вып. 3.- С. 41-49.

27. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности [Текст]/ Л.Б. Алексеева, А.М. Ларин, М.С. Строгович. - М.: Наука, 1979. – 319 с.

28. Столмаков, А. И. Санкции в уголовном судопроизводстве / А. И. Столмаков // Правоведение. -1982. - № 3. - С. 62 – 67.

29. Столмаков А.И. Правовосстановительные санкции в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. - М.: Наука, 1982, № 5. - С. 108-112

30. Столмаков, А. И. Понятие и классификация санкций норм уголовно-процессуального права /А. И. Столмаков //Правоведение. -1977. - № 3. - С. 40 – 46.

31. Теория государства и права: учебник [Текст].- Саратов, 2005. – 564 с.

32. Уголовный процесс: учебник / под. общ. ред. П.А. Лупинского.- М., 2005.- 631 с.

33. Хропанюк, В.Н. Теория государства и права: учебник [Текст] / В.Н. Хропанюк. - М., 2003.- 483 с.

34. Черданцев, А.Ф. Специализация и структура норм права [Текст]/ А.Ф. Черданцев // Правоведение. - 1970.- N 1.- С. 41-49.

35. Шевченко, И. В. Санкции в уголовном процессе /И. В. Шевченко // Проблемы правоприменения в современной России. - Омск: Омский государственный университет, 2007. - С. 222 – 227.

36. Элькинд, П. С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права [Текст]/ П. С. Элькинд. - М.: Юридическая литература, 1967. - 192 с.

37. Юдин, А.В. Противодействие злоупотреблению процессуальными правами в гражданском судопроизводстве [Текст] / А.В. Юдин // Научные труды. Н. 34. Выпуск 5. В трех томах. Т. 2 / Российская академия юридических наук. - М., 2005. - С. 532.

38. Юридическая процессуальная форма: теория и практика [Текст].- М., 1999.- 443 с.