регистрация / вход

Семейное право в Древнем Риме

Семья Древнего Рима: личная и имущественная власть домовладыки как главы. Правомерность брак как образование семьи при определенных социальных условиях и распределения власти и прав мужа и жены. Конкубинат и иные связи. Опека и отцовская власть.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Дисциплина Римское право

Реферат

по теме №6 : «Семейное право»

Автор: преподаватель кафедры ГосПД

канд. юрид. наук

старший лейтенант милиции

Сидоров И.И.

Белгород

2008 г.

Введение

Юристы классического периода относили правовой строй римской семьи к числу специфически римских правовых институтов. И действительно, только римский гражданин, вступив в римский брак, мог основать римскую семью. Основные черты семейного строя были выражены в семейном праве с исключительной законченностью и последовательностью.

Уже законы XII таблиц отразили наличие в Риме крупных семейных образований с исключительно широкими правами домовладыки (paterfamilias). Тогда условия быта, состояние сознания людей определяли широкий коллективизм в общественных отношениях и преобладание сильной единоличной власти как в семье, так и в государстве. В раннем Риме семья была не только семейной общностью, но и хозяйствующим субъектом и социальным организмом – четко выраженной ячейкой общества. Правовая самостоятельность личности была ограничена и определялась сословным положением, семейным статусом, состоянием семейной общности.

В древнейший период в состав римской семьи (familia) кроме ее главы (paterfamilias) входили жена, дети, жены сыновей, внуки, правнуки. Семья – это не только совокупность свободных лиц, но и рабов, зависимых, имущества, принадлежащих ее главе. Об этом Ульпиан писал:

"Мы видели, как понимается термин "familia", а именно – как совокупность вещей и как совокупность людей" (Д.50.16.195).

Глава семьи – домовладыка – обладал широкой личной и имущественной властью в отношении жены и детей: правом жизни и смерти, продажи в рабство и телесных наказаний, изгнания из дома. Он распоряжался семейным имуществом. Против его воли никто не мог ни войти в семью, ни выйти из нее. Только признание отцом новорожденного своим ребенком превращало последнего в члена семьи. Домовладыка был вправе даже выбросить родившегося уродца[1] .

Первоначально власть главы семьи над всеми ее членами обозначалась термином manus – буквально “рука”. Затем стали говорить о власти над женой – manusmariti – и власти над детьми, рожденными в законном браке – patriapotestas. Только домовладыка являлся лицом своего права (personasuijuris). Другие же члены семьи были лицами чужого права (personaealienijuris), т.е. лицами, подчиненными paterfamilias. Все они, будучи подчинены власти одного и того же домовладыки, именовались агнатами (agnati), то есть родичами по власти. Это означало, что за граж­данские правонарушения подвластных отвечал отец. Родство определялось подчинением власти одного и того же домовладыки.

Родственники по крови, не входившие в состав семьи, в том числе свободные от власти домовладыки дети, составляли когнатическое родство (cognati). Так, сын, получивший самостоятельность, терял прежнее агнатическое родство и становился когнатом семьи своего отца. Также и дочь, вышедшая замуж, становилась когнаткой своей бывшей семьи, но она, ее дети, приобретали агнатическое родство новой семьи – семьи мужа. По мере ослабления патриархальных устоев семьи все большее фактическое и юридическое значение приобретало когнатическое родство.

Домовладыка был вправе манципировать своих подвластных третьим лицам. За гражданские правонарушения сородичей глава семьи мог продать подвластного ему сына и других лиц чужого права. Единственное ограничение, установленное, по преданию, Ромулом и затем подтвержденное XII таблицами, заключалось в том, что отец под страхом лишения отцовской власти не мог продавать подвластного сына более трех раз. Домовладыка имел право наказывать детей, в отношении которых он обладал правом жизни и смерти. Но в период империи право отца убить подвластного сына уже ограничивается. Государственная власть в лице императора стояла на той позиции, что целью наказания, применяемого домовладыкой, должно быть надлежащее воспитание, принуждение к дисциплине, а не что-либо иное.

БРАК.

Брак является древнейшим установлением, прошедшим различные фазы развития, но всегда служившим для регулирования половых отношений между мужчинами и женщинами и создания потомства. Эту же функцию брак имел и в римском праве. В общественном мнении и законодательстве идеалом римской семьи был так называемый правильный брак – justummatrimonium (justaenuptiae). Именно брак определял правовое положение детей, рожденных в брачном союзе, имущественное положение супругов, их наследственные права. Правильный брак мог быть заключен между лицами:

- управомоченными на вступление в брак;

- достигшими половой зрелости;

- находящимися в здравом рассудке.

Итак, только посредством правильного (правомерного) брака образуется римская семья. Вообще же под браком следует понимать постоянное сожительство мужчины и женщины с непременного обоюдного согласия. Это было отражено и в определениях брака, содержащихся в римских юридических источниках, например: "Брак – это союз мужа и жены, общность всей жизни, единение божественного и человеческого права" (Д.23,2,1). Конечно же, данное Модестином определение брака не соответствовало реальному положению вещей, так как даже в классическую эпоху правоспособность женщины была более ограниченна, чем у мужчины. Основное назначение брака – производить на свет законных детей – наследников имущества отца. Дети, родившиеся в правильном браке, принадлежали к familia мужа и были подвластны ему.

Существовал ряд условий вступления в брак:

- согласие будущих супругов и глав их семей;

- достижение брачного возраста (четырнадцать лет для мужчины и двенадцать лет для женщины);

- обладание jusconubii – той части жизнеспособности римлянина (жениха и невесты), которая позволяла ему вступать в законный брак, образовывать семью (этим правом обладали только римские граждане, но после закона Каракаллы 212 года это ограничение отпало);

- несостояние в другом нерасторгнутом браке.

До середины V века до н.э. не разрешались браки между патрициями и плебеями, длительно сохранялось запрещение браков между римскими гражданами и перегринами.

Не разрешались браки также между замужней женщиной, допустившей прелюбодеяние, и ее сообщником; между опекуном и подопечной; между лицами, состоящими в близком родстве.

Браку предшествовало обручение (sponsalia) – взаимное обещание вступить в брак. Такое обещание было не чем иным, как договором между женихом и невестой. В самое раннее время оно не требовало согласия жениха и невесты, позже обручение совершалось с их участием и при их согласии, но, как и прежде, обязательным было согласие на брак paterfamilias. Невеста приносила своему будущему мужу приданое (dos), а жених делал своей невесте предбрачный дар (donatioantenuptias). Dos – это та имущественная выгода, которую жена (или paterfamilias) дает или обещает мужу с целью облегчения бремени семейных затрат. В его состав входит все то, что увеличивает имущество мужа. Обеспечить приданым невесту сначала было моральным долгом paterfamilias, а потом стало правовой обязанностью отца (Д.23.3.5).

Во времена Юстиниана функцию своеобразного противовеса приданому исполнял подарок мужа жене (donatiopropternuptias), назначением которого было, прежде всего, ее материальное обеспечение в случае смерти мужа. Такой подарок можно было сделать как до брака, так и во время брака (Д.24.1.27), причем во время брака этот подарок оставался в собственности и управлении мужа.

Следует отметить, что как приданое, так и подарок мужа жене исполняли роль стимула к сохранению брака (или, во всяком случае, к тому, чтобы не быть виновным в его прекращении). Так, если брак прекращался вследствие смерти или вины мужа, приданое и подарок мужа оставались у жены. То и другое имело в римском праве специальную и детальную регламентацию.

В постклассический период при помолвке вносился задаток. По преторскому праву нарушение sponsaliа влекло за собой infamia (бесчестье) и ограничение права выступать в суде в качестве представителя чужих интересов. В период поздней империи под влиянием христианства сторона, нарушившая sponsaliа, обязана была возвратить задаток, а в случае нарушения со стороны невесты она или ее отец возвращали задаток в четвертном размере.

Брак cum manu . Принято различать брак с мужней властью - cummanu - и брак без мужней власти – sinemanu (см. рис. 1). В первом случае жена целиком подпадала под безусловную власть мужа (о личных и имущественных отношениях супругов при заключении различных видов брака см. рис. 2). В древнейшую эпоху правосубъектность жены всецело поглощалась правосубъектностью мужа, почему древнейший римский брак и назывался matrimoniumcummanumariti (кратко - cummanu).

Муж обязан был оказывать жене покровительство, нес материальные издержки семейной жизни. Если муж не находился под властью отца, то осуществлял власть домовладыки с правом истребовать жену, покинувшую дом, наложить на нее любое наказание, продать в кабалу и наказать (включительно до лишения жизни). Муж распоряжался имуществом, приобретенным женой, даже полученным ею от отца. Под его властью находились и дети.

Жена, вступая в брак, получала статус personaalienajuris и занимала в семье положение дочери по отношению к мужу, а в отношении своих детей была старшей сестрой. Лишь после смерти мужа наравне с детьми она могла наследовать семейное имущество. Вступая в брак, она полностью и навсегда выпадала из семьи своего отца, разрывала связи с отцовской семьей, подпадала под такую же власть мужа, под какой оказывались и дети, рожденные ею в браке. Идея безграничной мужней власти пронизывала не только личные, но и имущественные отношения супругов. Современного нам понятия общесупружеского имущества древнейшее римское право не знало. В семье был только один субъект имущественных прав – муж, которому принадлежало имущество, не только нажитое в браке, но и ранее составлявшее собственность жены, а также подаренное ей отцом по случаю выхода замуж (dos). При браке cummanu приданое (dos) не различалось как особое, самостоятельное имущество, которое подлежало возврату по прекращении брака. Кстати, жена лишена была права требовать развода. Только муж мог дать ей развод. В качестве поводов к разводу источники называют отравление детей, кражу или подделку ключей от винного погреба и прелюбодеяние.

В то же время на жене, матери лежало воспитание детей, она являлась хозяйкой дома и хранительницей семейного очага. Ее моральное, социальное и политическое значение в семье и римском обществе неуклонно возрастало.

И, наконец, о способах заключения брака. Брак cummanu мог быть заключен в следующих трех формах. Первая форма (confarreatio) – при по­средстве религиозного обряда. В присутствии жрецов и десяти свидетелей брачующиеся приносили жертву Юпи­теру, совершали ритуальные действия и вкушали особый хлеб. Вторая форма состояла в совершении обряда mancipatio, который первоначально, вероятнее все­го, означал реальную куплю-продажу невесты, а позже – это всего лишь фикция продажи и форма установления брачных уз. Наконец, третья форма брака – по давности (usus). При годичном непрерывном осуществлении бра­ка он приобретал юридическое значение. Но жена могла избегнуть установления над собой власти мужа, если проводила три ночи подряд вне его дома. Такое могло повторяться ежегодно и, по существу, вело к установле­нию особой, "неправильной" формы брака (sine manu), при котором власть мужа не устанавливалась над личностью и имуществом жены.

Брак sine manu . С течением времени – в период поздней республики – власть мужа над женой заметно ослабляется. На смену браку с мужней властью пришел брак без мужней власти – sinemanu.

Для нас особый интерес представляют браки sinemanu – без мужней власти, которые были типичны в классический и постклассический периоды развития римского государства. Они преобладали благодаря превращению семьи в союз потребителей и возрастанию хозяйственной и общественной самостоятельности женщины.

Вступление в брак sinemanu не влекло изменения правосубъектности женщины. Если до вступления в брак жена была personasuijuris (лицо своего права), то и после вступления в брак она оставалась лицом своего права.

Причиной появления новой формы семьи и брака явилось разложение прежней патриархальной семьи. Брак без мужней власти возникал из простого брачного соглашения и заключался без особых формальностей, хотя при нем могли совершаться какие-либо обряды, например, введение невесты-жены в дом мужа. Брак sinemanu основан на равенстве супругов. При этом жена сохраняла самостоятельность (personasuijuris), если обладала таковой, но получала имя и сословное положение мужа, его местожительство было для нее обязательным. Все же жена не становилась агнаткой семьи мужа, и потому дети от такого брака не имели юридической связи с матерью. Личные права мужа над женой не столь всеобъемлющи, как при браке с мужней властью. Лишь в случае прелюбодеяния муж имел право убить жену, но с течением времени и это право исчезает.

При браке sinemanu жена имела имущественную обособленность. Даже дарения супругов друг другу, чтобы гарантировать их иму­щественную раздельность, считались ничтожными. Одна­ко расходы на ведение домашнего хозяйства возлагались на мужа, а в случае cпopa o том, кому принадлежит та или иная вещь, устанавливалась презумпция, что это вещь мужа (пока жена не докажет обратного).

Имущественная раздельность супругов проявлялась и в том, что они не наследовали один другому, могли вступать между собой в договорные отношения - во все дозволенные гражданско-правовые отношения (покупать, занимать и т.д.). Однако между ними исключались иски о бесчестии (infamia), признавалось необходимым ограничивать размер взыскания по суду из имущества одного супруга в пользу другого, "дабы не ста­вить должника в бедственное положение". В поздней республике римские женщины обладали не только имуще­ственной самостоятельностью, но нередко и значительны­ми материальными богатствами, что в немалой степени обеспечивало их независимость от мужней власти.

В период империи укрепляется личная и имущественная самостоятельность жены. Так, если при Августе мужу было запрещено отчуждать принесенные в приданое земельные участки и другую недвижимость без ясно выраженного согласия жены, то при Юстиниане мужу запрещалось отчуждать приданое и при согласии жены. Таким образом, муж хотя юридически и оставался собственником dos, но фактически являлся не чем иным, как простым пользователем dos на время брака (dos остается мужу лишь в случае развода по вине жены, в качестве штрафа для последней). Сложился афоризм: "Хотя приданое находится в имуществе мужа, но принадлежит жене".

Так постепенно складывалась римская система имущественных отношений между супругами. Принцип юридической раздельности имуществ, ничему не мешающий при браках хороших, но наилучшим образом гарантирующий обоих супругов при браках плохих, лежит в основе этой системы.

Влияние римского частного права на основные начала гражданского законодательства России общеизвестно[2] . В связи с этим представляется интересным провести некоторую параллель в области регулирования имущественных отношений супругов в римском частном праве и российском семейном праве.

В отличие от древнеримского частного права, имеющего длинную историю института dos, современное семейное право России не знает института приданого, и поэтому взаимоотношения российских супругов по поводу приданого лишены какой-либо правовой регламентации.

Современное российское семейное право устанавливает законный и договорный режимы имущества супругов[3] .

Законным режимом супружеского имущества является режим совместной собственности. Суть его состоит в том, что все имущество, нажитое супругами в браке, является их совместной собственностью, независимо от размера вносимых каждым из них на приобретение этого имущества средств, даже если между доходами мужа и жены существует большая разница. Более того, право на общее имущество имеет и тот из супругов, кто занимался ведением домашнего хозяйства, осуществлял уход за детьми, не имел самостоятельного дохода по другим уважительным причинам (п.3 ст.34 СК РФ). Таким образом, супруги обладают равными правами на общее имущество. В этом проявляется один из основных принципов российского семейного права – принцип равенства супругов – главное отличие от регулирования имущественных отношений в римском частном праве.

Законодательство Российской Федерации закрепляет также положение о том, что помимо имущества, входящего в состав совместной собственности супругов, существует имущество, принадлежащее каждому супругу в отдельности (добрачное имущество; имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования; вещи индивидуального пользования каждого из супругов за исключением драгоценностей). Этим имуществом каждый супруг вправе самостоятельно владеть, пользоваться и распоряжаться. При разделе общей собственности супругов и определении их долей это имущество не учитывается.

Все это говорит о существовании элементов раздельности имущества супругов при режиме совместной собственности. Наличие признаков режима раздельной собственности супругов роднит имущественные отношения супругов современной России и Древнего Рима (речь идет об имущественных отношениях супругов в браке sinemanu).

Современное семейное законодательство допускает, наряду с императивным методом урегулирования имущественных отношений супругов, их диспозитивное регулирование. Супругам предоставлена возможность самостоятельно определять свои имущественные права и обязанности в период брака и на случай его расторжения. Заключая брачный договор, супруги сами устанавливают правовой режим владения, пользования и распоряжения имуществом.

Согласно ст.40 СК РФ, брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения. В силу требования п. 2 ст. 41 СК РФ брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.

Заключение брачного договора предоставляет возможность супругам и лицам, вступающим в брак, отступить от режима совместной собственности супругов. В частности, супруги вправе установить режим совместной долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов (п. 1 ст. 42 СК РФ).

Пока заключение брачного договора в России не получило широкого распространения. Нужно полагать, что и в будущем большинство лиц не будет заключать брачный договор, если их имущество состоит преимущественно из предметов потребительского назначения. Но введение в семейное законодательство России брачного договора не означает, что все лица при вступлении в брак или в период брака обязаны заключать такой договор. Закон лишь предоставляет право заинтересованным супругам самостоятельно определять свои имущественные взаимоотношения в браке, но не обязывает их к этому.

Как видим, наряду с императивными методами регулирования имущественных отношений супругов, действующее семейное законодательство России допускает и уполномочивающие, диспозитивные нормы, которые дают возможность заинтересованным лицам самостоятельно определять свои отношения с другими людьми не только в сфере семьи, но и наследования, обязательственных отношений и т.п. Таким образом, идеи частноправового регулирования имущественных отношений, берущие начало именно в римском частном праве, безусловно сохраняют свое значение и в настоящее время.

Конкубинат ( concubinatos ) . От брака sinemanu следует отличать такое ставшее заметным в семейном праве поздней республики явление, как конкубинат (concubinatos) – дозволенное законом (постоянное, а не случайное) сожительство мужчины и женщины.

При конкубинате мужчина и женщина желают создать устойчивую семью, но принадлежат к разным сословиям (например, сенатор и вольноотпущеница), либо имеют разное гражданство (например, перегрин и свободная римская гражданка). Значит, конкубинат есть тоже брак, но “незаконный”. При конкубинате жена не приобретала социального положения мужа, а дети, родившиеся от такого брака, не подпадали под власть отца (правда, в период империи стала возможной legitimatio – узаконение отцом детей, рожденных от конкубината).

В период республики мужчина мог иметь брак с одной женщиной и состоять в конкубинате с другой. Однако, женщина, вступившая в связь с другим мужчиной, кроме мужа, считалась преступницей, и муж имел право убить ее. Как отмечается в литературе, брак без мужней власти (sinemanu) похож на конкубинат, но отличается от него намерением создать римскую семью, иметь и воспитывать детей.

Итак, конкубинат (естественный, дикий брак) существовал как постоянный союз мужчины и женщины, которые не могли или не хотели заключить законный брак. В конкубинате рождались внебрачные дети (liberinaturales), которые не входили в семью мужа. Конкубинат получил известное правовое значение в постклассический период, когда дети, рожденные в конкубинате, могли быть узаконены и когда за ними было признано право на алименты и ограниченное наследственное право по отношению к отцу.

Связи между мужчиной и женщиной, сходные с браком. По установлениям римского права, брак был единственным законным союзом между мужчиной и женщиной. Все другие союзы и все другие связи между мужчинами и женщинами являлись либо запретными, либо толерантными.

Упоминаемый уже закон o прелюбодеяниях (lexJuliadeadulteriis) запрещал stuprum, adulterium и incestum. Stuprum возникал при половых отношениях между свободным мужчиной и незамужней женщиной, до этого честной; adulterium был половой связью лиц, из которых хотя бы одно находилось в браке; инцестом называлась половая связь между родственниками, которым запрещалось вступать в брак. Случайные и временные половые связи с рабами, рабынями, блудницами и другими женщинами сомнительного поведения, как правило, не влекли за собой наказания. Конкубинат также воспринимался толерантно.

Все это вело к снижению уровня нравственности. Рационализм с эгоизмом подавляли здоровые основы брака, который перестает быть таинством, освящаемым религией или традицией, и становится зачастую лишь временным сожительством. Свобода от предначертаний природы оборачивалась ослаблением семейных уз.

Прекращение брака. Прекращение брака могло наступить либо независимо от воли супругов, либо по их воле. В любом случае брак прекращался по двум основаниям: за смертью одного из супругов; при утрате одним из них правоспособности. Если муж попадал в плен к неприятелю, а затем возвращался из плена, то супруги могли восстановить брак, но это был бы уже новый брак.

Во втором случае (по воле супругов) брак прекращался разводом. По цивильному праву инициативой развода, как отмечалось выше, обладал только муж. В конце республики ею обладала и жена: браки не только легко заключались, но и легко расторгались. Развод мог наступить как по взаимному согласию супругов, так и по инициативе одного из них. Требовалось формальное заявление о расторжении брака, которое могло быть направлено через вестника, в письме, лично объявлено супругу в присутствии семи свидетелей. Последняя процедура была установлена законом Августа о прелюбодеянии.

До поры до времени римское право стояло на почве свободы развода. Причем поводами к расторжению брака могли служить: возведение мужа в жреческий сан, поступление на военную службу, болезнь, бесплодие жены.

В поздней империи развод по одностороннему заявлению допускался в случае нарушения одним из супругов супружеской верности, покушения на жизнь супруга и др. Развод по одностороннему заявлению без уважительной причины допускался, но сопровождался наложением штрафа. С утверждением христианства развод постепенно ограничивается, развод по обоюдному согласию запрещается. Устанавливается строгий перечень оснований к разводу: прелюбодеяние, покушение на жизнь супруга, сводничество, неспособность к деторождению, уход в монастырь одного из супругов. Внутрисемейные отношения поздней империи стали регулироваться церковным правом.

Укрепление семьи. В конце республиканского периода в связи с общим кризисом римского общества, сопровождавшимся рез­ким падением нравов, частым становится распадение семей. Распространение получил конкубинат. Освободив­шись от религиозных и моральных оков прошлой эпохи, брак сделался легко расторжимым. Особенно в верхах римского общества наблюдалась непрочность браков, массовость разводов, сокращение рождаемости. Римские писатели иронически относились к беспрерывным раз­водам и непрочности брачных уз. Тертуллиан, например, уверял, что женщины выходят замуж для того лишь, что­бы развестись, а Сенека укорял женщин за то, что они календарные годы считают не по консулам, а по мужь­ям. Разумеется, и мужчины не отставали от женщин. Цезарь был женат четыре раза, Помпей – пять. В литературе встречается утверждение, будто бы "предельное упрощение порядка развода... содействовало перерождению взглядов на брак как на постоянный, в принципе – по­жизненный союз мужчины и женщины". Не следует, однако, забывать: брак без мужней власти с предельно упрощенным порядком развода был известен в Риме с древнейших времен. Его широкое распространение в по­здней республике – следствие, прежде всего, некоторых глyбинных процессов, развивавшихся в римском обществе, и, в частности, снижения уровня нравственности. В период поздней республики и ранней империи семейные узы ослабляются: свобода разводов способствовала падению нравов. Нестабильность брачных связей вынудила Августа урегулировать весь институт брачного права социальными законами, и в 18 году до н.э. император Август издает закон, карающий за прелюбодеяния (Juliadeadulteriis). Виновникам грозила ссылка на острова.

При императоре Юстиниане супруга, уличенная в прелюбодеянии, определялась в монастырь. Впрочем, муж в течение двух лет мог вернуть ее себе.

Государственная власть, столкнувшись с таким явлением, как нежелание супругов иметь детей, стремилась стимулировать вступление в брак и рождаемость. В законном порядке все мужчины в возрасте от 25 до 60 лет, вдовцы того же возраста и все женщины, включая вдов от 25 до 50 лет, обязаны были состоять в браке и иметь детей. Не состоявшие в браке не могли ничего получать по завещанию. Состоявшие в браке, но не имевшие детей, могли получить только половину наследства. Для того чтобы не считаться бездетными, мужчине достаточно было иметь одного ребенка, женщине – троих детей, вольноотпущеннице – четверых.

При Августе были предприняты уникальные для древности и Средневековья, представляющие особый интерес и в наше время меры, направ­ленные на укрепление семьи. Так, была установлена уго­ловная ответственность за нарушение супружеской вер­ности. Не состоявшие в браке и бездетные ограничивались в праве наследования. Даже из двух консулов преимущество по службе получал имеющий больше детей.

Вместе с тем легализировалось сожительство лиц, которым брак запрещался (браки сенаторов с вольноот­пущенниками). Получил некоторые черты законного бра­ка конкубинат, в частности, за детьми от такого брака стали признавать некоторые права наследования. Сохра­нялось свободное расторжение брака, но, если брак расторгался без основатель­ной причины, устанавливались имущественные санкции. При виновности мужа он терял предбрачный дар. Ви­новатая в разводе супруга лишалась приданого. Законо­дательные меры, принимавшиеся в поздней республике и ранней империи по укреплению семьи, были далеки от того, чтобы считаться "писаным разумом" и едва ли существенно повлияли на укрепление семейных устоев.

Отцовская власть (P atria potestas ) .

Дети, даже достигнув взрослого возраста, считались находящимися под властью отца. Взрослый сын в облас­ти публичного права обладал равными с отцом правами, но в семейных отношениях его положение характеризо­валось почти полным бесправием. Даже занимая магистрат­скую должность, сын находился под отцовской властью (patriapotestas).

Отцовская власть устанавливалась, по общему правилу, в силу рождения. Но она могла устанавливаться также в силу усыновления и узаконения. Суть усыновления: в центуриатных комициях один отец семейства передавал другому отцу семейства в усыновление своего подвластного. В подавляющем большинстве случаев усыновлял мужчина; женщина усыновляла в виде исключения, когда она до усыновления имела детей, которых потеряла. Усыновитель должен быть старше усыновляемого не менее чем на восемнадцать лет.

Усыновление подразделялось на два вида: adrogatio и adoptio (Д.1.7.1.1).

Adrogatio устанавливалось над personasuijuris решением народного собрания или, позднее, императорским рескриптом.

Adoptio устанавливалось над personaalienijuris. Для этого достаточно было заявления перед судом с занесением его в протокол (Д.1.7.2).

От усыновления следует отличать узаконение (legitimatio) – признание законным ребенка, рожденного в браке с конкубиной, уравнение его в правах с рожденными в законном браке детьми, при этом устанавливается, естественно, и отцовская власть. Если усыновлять можно было только посторонних, то есть чужих детей, то узаконивать - только своих собственных.

В отношении детей patriapotestas прекращалась: за смертью домовладыки; если отец или подвластный лишались свободы, права римского гражданства; в силу акта освобождения (emancipatio) – сложного юридического акта в отношении проданного в рабство сына, а затем возвратившегося. Только после третьей продажи в рабство сын навсегда освобождался из-под власти отца. Продажа в рабство допускалась лишь за пределы Рима, а в пределах Рима допускалась только кабала. Глава семьи мог быть лишен отцовской власти, если он принуждал дочь к проституции или продавал новорожденного. Но в последнем случае он не нес такой ответственности, если продажа была вызвана крайней нуждой всего семейства.

Дети должны были оказывать родителям уважение, не имели права предъявлять к ним порочащие иски, всту­пать в брак без их согласия. Взрослый сын мог совер­шать имущественные сделки, но все приобретенное им считалось принадлежащим домовладыке (право собственности, обязательственные требования, сервитуты). Лишь военный пекулий (жалованье, военная добыча, подарки родных по случаю поступления на военную службу, подарки полководца) принадлежал ему как собственность. Всем этим имуществом безраздельно распоряжался сын, как если бы он был сам paterfamilias: он мог продавать, дарить, завещать это имущество. Юстинианом было закреплено, что все приобретенное взрослыми детьми не на средства отца составляет их собственность.

В случае совершения сыном деликта потерпевший мог привлечь отца к имущественной ответственности. Но обязательства, принятые сыном, не связывали отца. В самый ранний период римской истории отец мог даже распоряжаться жизнью своих детей. Однако будто бы уже Ромул запре­тил лишение жизни новорожденных. Позже было запре­щено продавать детей в рабство, а их убийство стало счи­таться преступлением.

Сравнительно рано в истории Рима взрослые дети могли приобрести самостоятель­ность: они наделялись пекулием, получали содержание от отца либо освобождались от его власти путем фиктив­ной троекратной продажи в рабство. Однако и в более поздний период римские авторы признавали: "Едва ли еще есть какие-нибудь люди, которые имели бы над детьми своими такую же власть, как мы" (D.50.16.196).

ОПЕКА ( tutela ) .

В древнейший период домовладыка осуществлял опеку над всеми членами своей семьи. Она возникала в силу агнатического родства с подопечным или по завещанию paterfamilias – сама власть опекуна над имуществом и личностью опекаемого походила на правомочия paterfamilias. Затем опекуна стало назначать государство, а опеку стали рассматривать как общественную повинность – munuspublicum.

Опека устанавливалась в отношении лиц своего права в связи с возрастом, состоянием здоровья или с некоторым особым положением. Имелись в виду несовершеннолетние, расточители, женщины.

Малолетним или несовершеннолетним опека – суррогат отцовской власти – назначалась в том случае, когда они лишались отца, чтобы охранять их интересы (на рис. 3 схематично отражены права и обязанности опекуна, установленные в целях защиты прав малолетних граждан). Так продолжалось до совершеннолетия опекаемого. А до того опекун, зрелый мужчина, непременно участвовал в сделках на стороне опекаемого.

Расточитель приравнивался к безумному. Уже законы XII таблиц устанавливали надзор над расточителем. Такой надзор осуществлял ближайший агнат или сородичи. Расточитель не мог участвовать в управлении своим имуществом, т.е., в конечном счете, в гражданском обороте.

Что касается женщины, то ей, по представлению древних юристов, в силу будто бы присущего легкомыслия (levitasanimi), всегда требовалась опека мужчины. Во всяком случае, жена ни в один из периодов римской истории не становилась равноправной с мужем. С течением времени практика стала отходить от этого. Женщина, достигшая 14 лет, освобождалась от опеки агнатов. Вначале освобождали тех женщин, которые имели троих детей, а затем и вообще всех женщин. Опекун (tutor) дает формальное соглашение на совершение подопечным каких-либо сделок. Государство контролировало деятельность опекунов.

Другим видом опеки было попечительство (cura) – забота. Попечитель­ство устанавливалось (см. рис. 4) в отношении тех лиц, которые, будучи полно­властными, не имели физической возможности управлять и распо­ряжаться сво­им имуществом, и особенно в тех случаях, когда обнаружива­лось имущество, временно лишенное собственника. Попечитель назначал­ся и в том случае, когда опекун почему-либо не мог исполнять свои обя­занности, в том числе временно, либо, будучи назначен по завещанию, ис­полнял свои обязанности плохо, неумело, небрежно. Различие между опе­куном и попечителем состояло в том, что опекун совершал сделки в инте­ре­сах опекаемого, а попечитель лишь выражал согласие на совершение сде­лок. Опека и попечительство рас­­сматривались как право и обязанность. Целью этих правовых институтов явля­лось восполнение недостатков дееспособности полностью или частично недееспособных лиц.

Заключение.

Таким образом, римское семейное право представляло собой собрание правовых установлений, регулирующих отношения лиц в римской семье: между мужем и женой, между домовладыкой и лицами чужого права, а также между опекуном, попечителем и их подопечным.

Следующая лекция будет посвящена порядку наследования семейного имущества в различные периоды римской истории.

Основные термины:

familia - римская семья; pater familias - домовладыка, глава семьи; patria potestas - отцовская власть над детьми, рожденными в браке; persona sui juris - лицо своего права; persona alieni juris - лицо чужого права; agnati – агнатическое родство, основанное на принципах власти и подчинения одному домовладыке; cognati – кровное родство, имеющее происхождение от одного общего предка; nuptiae - брак; cum manu mariti - брак с мужней властью; sine manu mariti - брак без мужней власти; jus conubii - право на вступление в брак; sponsalia - обручение, взаимное обещание вступить в брак; concubinatus – конкубинат.

Основная литература

1. Кудряшов И.В. Римское право: конспект лекций. - М.: Приор-издат, 2004. - 128 с.

2. Новицкий И.Б. Римское право: учебник / И. Б. Новицкий; отв. ред. Е.А. Суханов. - 7-е изд., стереотип. - М.: ТЕИС, 2005. - 310 с.

3. Омельченко О.А. Римское право: учебник / О. А. Омельченко. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Эксмо, 2005. - 224 с.

4. Римское частное право: учебник / под ред. И.Б.Новицкого, И.С. Перетерского. - М.: Юриспруденция, 2005. - 448 с.

5. Яровая М.В. Римское частное право: учебное пособие. - СПб.: Питер, 2004. - 192 с.


[1] В классическом и постклассическом периодах сохранилось право выбрасывать детей, родившихся с деформированными органами и нежизнеспособных (Д.1.5.14).

[2] Суханов Е.А., Кофанов Л.Л. Влияние римского права на новый Гражданский Кодекс Российской Федерации// Древнее право. – 1999. - № 1(4). – С. 7-22.

[3] Антокольская М.В. Семейное право. – М.: Юристъ, 1996. – С. 168-182.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий