регистрация / вход

Соотношение правонарушения и юридического конфликта

Сущность понятий "правонарушение" и "юридический конфликт", их основополагающие черты и методы изучения. Диалектическое единство правонарушения и юридического конфликта. Специфические черты правонарушения и юридического конфликта - общность и различия.

План:

· Введение

1. Сущность понятий «правонарушение» и «юридический конфликт».

2. Диалектическое единство правонарушения и юридического конфликта

3. Специфика правонарушения и юридического конфликта

· Заключение

· Список использованной литературы


Введение.

Тема моего реферата «Правонарушение и юридический конфликт». На современном этапе проблема соотношения правонарушения и юридического конфликта не теряет актуальности и остаётся в науке дискуссионной. До недавнего времени в отечественной литературе понятия «юридический конфликт» и «правонарушение» отождествлялись, то есть считалось, что категории правонарушения достаточно, чтобы выразить противоречивое развитие права. Однако такое утверждение оказалось ошибочным, и в настоящее время значительная часть исследователей стоит на позициях единства и различия между ними.

На выбор мной этой темы, прежде всего, повлияло желание понять сущность основополагающих категорий правовой конфликтологии, осознать особенности их соотношения.

Цель моего реферата - раскрыть содержание понятий «правонарушение» и «юридический конфликт», выделить их основополагающие черты. Задача реферата – объяснить, в чем состоят особенности соотношения данных понятий в современной литературе, выявить общие и специфические черты сущности правонарушений и юридических конфликтов.

При подготовке реферата я использовала разнообразную литературу:учебники по правовой конфликтологии, сочинения известных ученых-правоведов, «Энциклопедию права» Е.Н. Трубецкого.

При исследовании данной темы я использовала философские, общенаучные и специальные методы изучения государственно-правовых явлений. С помощью диалектики я рассмотрела развитие представления о сущности правонарушений и юридических конфликтов, соотношение их временной и пространственной сопряженности. Аналитический метод помог мне выделить конкретные отличительные черты правонарушений и юридических конфликтов, выделить их положительные и отрицательные стороны. Посредством сравнительного метода я смогла выявить черты сходства и различия между правовыми конфликтами и правонарушениями.

Развертывание диалектических противоречий права, его юридических коллизий не есть прямолинейный процесс. Утверждая свое бытие, положительное вытесняет конкретные формы старого и отрицательного из жизни общества. А старое и отрицательное сопротивляются неодолимости прогрессивных преобразований. Степень и формы таких столкновений многообразны. При определенных обстоятельствах указанная борьба противоположных тенденций в развитии «социума» находит свое специфическое проявление в противостоянии правомерного и противоправного виновного поведения (правонарушения), составляющего суть юридического конфликта. В отличие от юридических коллизий, непосредственно вращающихся в сфере ненормативного и нормативного правового сознания, юридический конфликт включает в свой состав важнейшие компоненты правовой системы. К ним относятся: юридические нормы, принципы и институты; правовые учреждения; правовые взгляды и идеи; соответствующая организационно-практическая деятельность.

Сущность понятий «правонарушение» и

«юридический конфликт»

Процессам общественной жизни всегда сопутствуют противоречия, конфликты, и среди них – юридические конфликты как противоборство физических и юридических лиц по поводу правовых актов и норм. Одна из сторон стремится к противоправному изменению статуса и юридического состояния субъектов права, другая защищает прежние статусы и состояния.

Конфликты в нормативно-правовой сфере отличаются от других видов юридических конфликтов тем, что речь идет о собственно юридических противоречиях. Они возникают не только в процессе правотворчества, но и в процессе правоприменения, отражают своего рода внутренний цикл жизни права, технологию его развития и функционирования.1

Правонарушение представляет собой действия, противоречащие нормам права. Противоправность правонарушения выражается в том, что гражданин, иное лицо нарушает какую-либо действующую норму права, действует вопреки ее предписаниям и тем самым противопоставляет свою собственную волю воле государства, вступает с ним в конфликт.

Особенность конфликта граждан, либо иных лиц с государством, который проявляется в форме правонарушений, состоит в том, что субъекты действуют противоправно, вопреки нормам права, запрещающим соответствующее поведение или обязывающим к активным действиям. Поскольку каждая норма права закрепляет не только обязанности, но и права, то всякое нарушение нормы права представляет собой посягательства на права других лиц и, следовательно, является социально-вредным, опасным.

Однако не всякое причинение вреда другому лицу является правонарушением. Законодательством допускаются ситуации, в которых подобные действия признаются правомерными. Это, например, причинение вреда в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, с согласия

1. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. – СПб, 1999., с 201

потерпевшего, при выполнении профессиональных обязанностей, в случаях производственного риска, задержания лица, совершившего преступление, выполнения законного приказания руководителя по работе, службе.

Таким образом, необходимым признаком правонарушения является противоправность. Деяние, которое не нарушает каких-либо норм права, может быть аморальным, нарушением норм общественных организаций, но не правонарушением. Конституция РФ закрепляет принцип, который гласит, что никто не может нести ответственность за деяние, не признававшееся правонарушением в момент его совершения.

Правонарушение как виновное противоправное поведение составляет лишь одну сторону юридического конфликта. Поэтому анализ сущности последнего предполагает выяснение особенностей взаимодействия между правомерным и противоправным поведением. Их характеристика довольно обстоятельно раскрывается акад. В.Н.Кудрявцевым в специальных исследованиях. Для объективного сравнения правонарушения и юридического конфликта необходимо выяснить специфику отношений единства и многовариантного взаимного исключения правомерного и неправомерного поведения.1

1. Жеребин, В.С. Правовая конфликтология: курс лекций, часть 1 – Владимир; ВлГУ, 2000. – с 65.

Диалектическое единство правонарушения и юридического конфликта.

Единство предполагает прежде всего социально-родовую коррелятивность правомерного и неправомерного поведения. Их носители должны быть люди, одаренные волей и сознанием, способные правильно воспринимать требования правовых принципов и норм и осуществлять адекватные реальные действия. Умение вариативно поступать, осмысленно выбирать предпочтительное поведение, одинаково гуманно относиться как к лицам, совершающим правомерное поведение, так и к индивидам, творящим незаконные деяния.

В юридическом конфликте вина как психическое отношение лица к собственному поведению и его результатам, как своеобразное выражение отрицательного или легкомысленного отношения к праву, к интересам общества и государства относится к обеим сторонам, возникшего противостояния, неспособность участников юридического конфликта контролировать свои поступки с помощью личного индивидуального сознания одинаково делает их действия ничтожными в правовом отношении.

Юридический конфликт – это своеобразная борьба, которая может конструктивно разворачиваться, если её участники знают и умеют пользоваться соответствующими юридическими правилами: «нападения», «защиты», «отступления», «блокады», «запрета» и другими приемами. Например, возбуждение уголовного дела – это своеобразное юридическое наступление на недозволенные действия убийц, воров, вымогателей и других правонарушителей. Отказ прокурора от обвинения есть конкретная форма юридического отступления. А презумпция невиновности, использование санкций выступают как средства взаимной защиты государства и личности.

Единство правомерного и неправомерного заключается в их видовой социальной коррелятивности, ибо они взаимно предполагают друг друга. В своей неотделимости они составляют правовую сферу общественной жизни, в которой постоянно происходит переход законного в противозаконное, и наоборот, так, что грани между ними относительны, а не абсолютны. Правомерное в одних исторических условиях может в другой социальной обстановке перейти в противоположное качество. В частности, занятие частнопредпринимательской деятельностью в советское время считалось уголовно наказуемым деянием, а теперь общественно полезной деятельностью.1

Переход законопослушного поведения в правонарушения и обратно делает практически целесообразной соответствующую деятельность по преодолению юридических конфликтов. Сказать, что правонарушения есть неотъемлемое свойство каких-то особых людей, значит считать бессмысленной превентивную профилактическую работу по отношению к ним. Если же правонарушение не есть вечное свойство человека, то осуществление соответствующих предупредительных мер со стороны общества и государства становятся необходимыми.

Видовая социальная коррелятивность правомерного и неправомерного состоит в том, что последняя «вызывает на себя» не любую правомерную деятельность, а специализированную, от которой в конечном счете зависит преодоление юридического конфликта. Допустим, правомерную деятельность рабочего на промышленном предприятии нельзя считать коррелятом уголовного правонарушения, ибо он не является соответствующим специалистом и юридически не обязан проводить дознание, расследование и осуществлять правосудие. Если совершено уголовное правонарушение, то противоположной стороной юридического конфликта выступает процессуально определенная юридическая деятельность правоохранительных органов.

Должным коррелянтом правонарушений выступает не любая правоохранительная деятельность, а прежде всего творчески активная и наступательная, сопровождаемая инициативным поведением, высоким правовым сознанием, глубокой правовой убежденностью, способная конструктивно преодолеть юридический конфликт между людьми. Что касается конформистского, обычного, маргинального поведения, то возможности его в этом деле очень ограничены, так как они не имеют под собой устойчивых идейно-психологических оснований.

1. Тихомиров Ю.А./ Юридическая конфликтология. – М., 2004., с 216-217.

Единство правомерного и неправомерного поведения неразрывно сопряжено с пространственной коррелятивностью. Юридические противоположности выражают отношения не любых различных правовых явлений. Например, в Японии существуют нормы уголовного права, предусматривающие смертную казнь за 13 особо опасных антиобщественных деяний. А во Франции смертная казнь вообще отменена, и наиболее суровой карой является пожизненное лишение свободы. Здесь юридические различия на лицо, но их нельзя считать противоречиями и законодательными коллизиями, поскольку они от­носятся к разным национальным правовым системам и считаются действующими только в пределах социального пространства, очерченного рамками территориальных границ каждого из названных государств.1

Государственно-территориальная сопряженность правомерной и неправо­мерной деятельности является необходимой предпосылкой эффективного преодоления юридических конфликтов. Оно выражается не только в том, что его участники руководствуются в своем поведении требованиями национа­льного или федерального права, но и четко выраженной привязкой рассмот­рения конкретных юридических дел к определенному месту.

Наше законодательство содержит целую совокупность процессуальных норм, согласно которым судебное расследование уголовного правонарушения происходит по месту его совершения, гражданского право­нарушения – по месту жительства ответчика, экономических споров – по месту нахождения ответчика и т.д., и т.п. Пространственная коррелятивность двух видов правовой деятельности позволяет обеспечить достаточно всесторонний сбор и анализ доказательств в поиске истинного решения по изучаемому делу.

1. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: учеб. для вузов. – М., 1999., с 73-74.

Единство правомерного и неправомерного поведения неразрывно сопряже­но с временной коррелятивностью. Юридические противоположности выра­жают отношения между различными юридическими явлениями не в любых временных координатах. К примеру, ст. 14 УК РСФСР 1960г. считает преступ­лением общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность. А ст. 7 УКРФ 1997г. ус­танавливает: «Преступлением признаётся совершенное виновно обществен­но опасное деяние (действие или бездействие), запрещённое настоящим ко­дексом под угрозой наказания».

В данном случае правовые различия между статьями довольно очевидны, но они не могут быть сторонами законодательных коллизий и юридических про­тиворечий, ибо историческое время их существования неодинаково, и это привело к тому, что ст. 7 УК РСФСР 1960г. устарела и не является действую­щей. Тем самым она не может принять отрицательное значение в системе российского права и оказать деструктивное воздействие на развитие общест­венных отношений.

Временная сопряженность правомерной и неправомерной деятельности призвана обеспечить непрерывность и прерывность процесса развёртывания юридического конфликта, призванного преодолеть конкретные формы возникших правонарушений. Борьба с противозаконными действиями должна быть непрерывной, что может быть обеспечено бессрочностью существования важнейших юридических институтов, прав человека и гражданина. Бессрочность их исторического бытия создает стабильные исходные условия для цивилизованной борьбы участников юридического противостояния. Ограничить естественные права человека и гражданина определенными сроками – значит ввергнутъ людей в социальный хаос и юридический беспредел. Неотъемле­мость права на жизнь, свободу, творчество, ассоциации, образование от су­ществования человека позволяет вовлечь его в продуктивную деятельность по преодолению юридических конфликтов.1

Вместе с тем неосновные права человека и гражданина, выраженные в пози­тивном законодательстве, характеризуются срочностью, что обеспечивает прерывность существования конкретных форм юридического противостояния людей. Прерывность конкретного юридического конфликта означает, что столкновения человека с законом не являются вечным спутником жизни че­ловека. Отчасти этим объясняется существование правового института давно­сти, согласно которого по истечении определённого срока прекращается юри­дическая ответственность за совершение соответствующего вида противоза­конных деяний. В частности, давность в три года установлена в отношении преступлений, за которые может быть назначено лишение свободы на срок не свыше двух лет, или наказание, не связанное с лишением свободы. По не­которым искам в гражданско-правовом конфликте давность установлена тоже в три года. Срочность правомерной и неправомерной деятельности создает благоприятные условия для утверждения гибких отношений в юридическом противостоянии людей, их своевременной корректировки.

Временная сопряженность бессрочного в правомерном и неправомерном поведении обеспечивает диалектическое единство непрерывного и прерывного в цивилизованном развертывании юридических конфликтов.2

1. Социальная конфликтология: учеб. пособие / под ред. А.В. Морозова. – М.: 2002., с 35.

2. Жеребин, В.С. Правовая конфликтология: курс лекций, часть 3 – Владимир; ВлГУ, 2000., с 67.

Специфика правонарушения и

юридического конфликта.

Единство правомерного и неправомерного поведения все же не означает их полного совпадения, так как они выступают юридическими противоположностями с соответствующими положительными и отрицательными признаками.

Основные положительные признаки правомерного поведения:

1.Правомерным является созидательное поведение физических и юридических лиц, соответствующее требованиям норм действующего права, в результате осуществления которых происходит преобразование природного и социального мира. Правомерное поведение, как правило, предусмотрено разрешающими и обязывающими юридическими нормами, обеспечивающими творческую деятельность человека. Осуществление норм-правомочий и норм-обязанностей, закрепляющих оптимальные и необходимые варианты поведения человека, позволяет сделать наиболее целесообразный выбор особых действий и поступков в системе общественного производства, способного создавать всю массу материальных духовных благ для удовлетворения потребностей и интересов человека. В этом, прежде всего, состоит назначе­ние основных конституционных естественных прав человека, неотделимых от его достойного существования.

2. Правомерным выступает юридически нормативное поведение физических и юридических лиц, соответствующее интересам большинства (общества, этноса, трудового коллектива, избирательного корпуса и т.д., и т.п.). Иначе говоря, правовое поведение должно быть легитимным, опирать­ся в своем действии на силу общественного мнения. Отсутствие такого свой­ства намного понижает эффект созидательного воздействия юридических норм на ход изменений общественных отношений, что обнаружилось, в ча­стности, при разработке методики российской приватизации, которая по су­ществу не была предметом апробации со стороны широкой общественности.

3. Правомерным рассматривается такое поведение физических и юридических лиц, которое освещено законом как государственно-общеобязательным актом, имеющим высшую юридическую силу. Это означает, что не всякое поведение юридически урегулированное нормативным актом является правомерным. Таким качеством не обладают поступки чело­века, освещенные подзаконным правовым актом, оказавшимся в отношениях рассогласованности с законом. Правомерность поведения всегда предполагает верховенство закона в обществе.

4. Правомерное поведение характеризуется позитивной организа­цией его элементов, в которую входят:

а) справедливая нормативно-правовая компонента;

б) конструктивный плюрализм мнений носителей соответст­вующих поступков;

в) законопослушный идейно-психологический настрой людей;

г) действия и практическая деятельность человека, адекватная требо­ваниям юридических норм.

Основные отрицательные признаки неправомерного виновного, поведения:

1. Неправомерным является разрушительное поведение физических и юридических лиц, отклоняющееся от требований юридических норм, в результате чего деформируются жизненно необходимые связи человека как с природой, так и социальной средой, которая его окружает. Такое качество более рельефно проявляется в преступности как особо опасном виде неправомерного поведения. Убийства, телесные повреждения, разбои, кражи, экологические, транспортные преступления, хулиганство с насилием и другие криминальные поступки вызывают человеческие жертвы, увечья, потерю тру­доспособности человека, что в целом можно охарактеризовать как материаль­ный ущерб населению страны, ее производительной силе. Преступное пове­дение вызывает большие нематериальные издержки, выражающиеся в униже­нии чести и достоинства личности, противозаконном ограничении его поли­тических, трудовых и других неимущественных прав, порождая немало драм и нравственных трагедий.

Правонарушению как виновному неправомерному поведению присуща особая форма девиантности, так как ему свойственно наиболее резкая форма от­клонений от требований юридических правил, составляющих ведущий регу­лятор человеческих действий и поступков в обществе. Ко многим формам девиантного поведения право занимает нейтральную позицию. К ним, в частно­сти, относятся: пьянство, наркомания, самоубийство, попрошайничество, про­ституция и некоторые другие формы социального отклонения. В отличие от последних многие правонарушения, особенно преступность, вызывают особое противодействие со стороны общества и государства с применением в необ­ходимых случаях мер организованного физического принуждения.

2. Неправомерным выступает юридически девиантное поведение физических и юридических лиц, не соответствующее интересам большинст­ва (общества, класса, этноса, трудового коллектива, избирательного корпуса и т.д., и т.п.). Правонарушения нелегитимны, поскольку в своём возникновении не опираются на силу официального общественного мнения. Нелепо и проти­воестественно звучала бы акция какого-нибудь легально действующего кол­лектива, если бы он выступил с «инициативой» в поддержку убийств, краж, разбоев и других подобных антиобщественных деяний.

3. Неправомерным считается такое поведение физических и юри­дических лиц, которое осуждается законом, имеющим высшую юридическую силу. В законодательных коллизиях между законом и подзаконными норма­тивными актами последние выступают довольно значительным фактором по­стоянно воспроизводящим неправомерное поведение людей. Проф. Ю.А.Тихомиров справедливо подчеркивает, что «коллизии между названными актами были и остаются неизбежными и имеют, пожалуй, наибольший Удельный вес в общем объеме юридических противоречий». Следовательно, преодоление неправомерного поведения требует от компетентных органов постоянного и усиленного внимания в деле последовательного проведения в жизнь принципов верховенства права и закона.

4. Неправомерное поведение характеризуется негативной структурной организацией его элементов, так как ей присуще:

а) отчуждаемая физическими и юридическими лицами нормативно-правовая компонента.

б) деструктивный плюрализм мнений носителей соответствующих поступков.

в) незаконопослушный идейно-психологический настрой людей.

г) действия и практическая деятельность человека, неадекватные требованиям юридических норм.

Таким образом, единство и противоположность правомерного и неправомерного поведения, их реальное, действительное и практическое противостояние характеризует юридический конфликт как предельную, наиболее острую форму обострения юридических противоречий. Правовое противостояние физических и юридических лиц не исключает в своей сущности идейно-психологических столкновений людей и законодательных коллизий, а предполагает их в качестве внутренних необходимых компонентов.1

1. Жеребин, В.С. Правовая конфликтология: курс лекций, часть 3 – Владимир; ВлГУ, 2000., с 69-70.

Заключение.

Таким образом, правонарушение и юридический спор состоят в отношениях единства и различия.

До недавнего времени в отечественной литературе понятия «юридический конфликт» и «правонарушение» отождествлялись, то есть считалось, что категории правонарушения достаточно, чтобы выразить противоречивое развитие права. Однако такое утверждение оказалось ошибочным, и в настоящее время значительная часть исследователей стоит на позициях единства и различия между ними.

Единство между правонарушением и юридическим конфликтом выражается в том, что правонарушение выражает внешнюю сторону юридического конфликта, то есть, оно не отражает собой внутренние психологические аспекты юридического конфликта. Единство также заключается в том, что правонарушение есть одна из сторон юридического конфликта, но не сам конфликт.

Единство правомерного и неправомерного поведения все же не означает их полного совпадения, так как они выступают юридическими противоположностями с соответствующими положительными и отрицательными признаками.

Специфика правонарушения заключается в том, что оно представляет собой разрушительную негативную сторону юридического конфликта. Однако юридический конфликт нельзя рассматривать только с этой стороны, так как в нем есть и положительная сторона, которая заключается в позитивных действиях физических и юридических лиц, которые направлены на то, чтобы преодолеть конфликт.

Юридический конфликт всегда представляет собой столкновение правомерной и неправомерной деятельности людей, следовательно, правонарушение есть предельная форма обострения противоречий между правомерными и неправомерными действиями физических и юридических лиц.

Единство и противоположность правомерного и неправомерного поведения, их реальное, действительное и практическое противостояние характеризует юридический конфликт как предельную, наиболее острую форму обострения юридических противоречий. Правовое противостояние физических и юридических лиц не исключает в своей сущности идейно-психологических столкновений людей и законодательных коллизий, а предполагает их в качестве внутренних необходимых компонентов.


Список использованной литературы:

1. Юридическая конфликтология / отв. ред. акад. В.Н. Кудрявцев – М. Проспект, 2004.

2. Жеребин, В.С. Правовая конфликтология: курс лекций, часть 1 / Владимир; ВлГУ, 2000.

3. Социальная конфликтология: учеб. пособие / под ред. А.В. Морозова. – М.: 2002.

4. Тихомиров Ю.А./ Юридическая конфликтология. – М., 2004.

5. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: учеб. для вузов. – М., 1999.

6. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. – СПб, 1999.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий