регистрация / вход

Соучастие в преступлении

Понятие и значение соучастия в уголовном праве. Объективные и субъективные признаки соучастия. Виды соучастников и формы соучастия. Основания и пределы ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя. Прикосновенность к преступлению.

Казанский государственный университет

Курсовая работа

по курсу «Общая часть»

уголовного права России

Второй вариант

Соучастие в преступлении

Выполнил студент 2 курса 1 группы

заочного отделения

юридического факультета КГУ

Казань, 2003

СОДЕРЖАНИЕ

Введение_______________________________________________ 3

Понятие и значение соучастия в уголовном праве _____________ 4

Объективные и субъективные признаки соучастия_____________ 7

Виды соучастников и формы соучастия_____________________ 12

Основания и пределы ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя____________________________________________19

Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия___24

Заключение____________________________________________ 26

Решение задач_________________________________________ 27

Список использованной литературы _______________________ 30

Введение.

Институт соучастия в преступлении является одним из самых важных и сложных в теории уголовного права. И это неслучайно. Преступная деятельность, как и всякое творчество человека, может осуществляться как в одиночку, так и группой лиц, и даже определенной организацией людей с разветвленной деятельностью, наделенных различными преступными "правами" и "обязанностями", с иерархическим руководством: от организаторов до исполнителей, пособников и укрывателей.

Групповое преступление известно уголовному праву с древних времён и всегда оно рассматривалось как более опасное для общества, чем преступление, совершённое единолично. Однако, несмотря на то, что исследованию данной проблемы с середины прошлого века уделяется всё большее внимание до её разрешения, по мнению М.И. Ковалёва, так же далеко, как и полтора века назад.

Актуальность рассмотрения данной темы определяется следующим обстоятельством. Правоприменительная практика показывает, что в соучастии совершается очень большое количество преступлений (примерно одна треть), причем наиболее тяжких и опасных. Естественно поэтому, что в обстановке сегодняшнего роста преступности в законодательстве соучастию отводится большое место.

Конечно, наука не стоит на месте, и на разработку данной проблемы бросали свои усилия лучшие советские и российские учёные, однако и преступность с каждым днём приобретает качественно другие формы. Постоянно растёт организованная преступность, терроризм, коррупция среди государственных служащих различного уровня, о чём свидетельствует и судебная практика. Так в постановлениях пленума Верховного Суда как Российской Федерации ныне, так и СССР ранее о судебной практике по вопросам применения уголовного законодательства в различных областях особое внимание уделяется совершению преступлений группой лиц. Эта проблема привлекает к себе всё большее внимание, что в свою очередь неотвратимо влечёт усложнение системы взглядов, увеличение количества точек зрения на это явление, что, надо сказать, не способствует становлению единой системы понимания данного явления.

Поэтому целью моей работы является изложение моего представления о таком институте современного российского уголовного права как соучастие в преступлении.

Понятие и значение соучастия в уголовном праве.

Совершение преступления в соучастии нескольких лиц является распространенной формой преступной деятельности.

Совершение преступления совместными действиями двух или более лиц называется соучастием в преступлении. Статья 32 УК РФ определяет институт соучастия как «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления»[1] . Преступление, совершенное в соучастии, представляет, как правило, повышенную опасность: объединение усилий нескольких лиц, взаимная поддержка соучастников укрепляет их решимость и облегчает достижение преступного результата, затрудняет разоблачение преступников, создает возможность причинения большего ущерба. Повышенная общественная опасность содеянного осо­бенно очевидна, когда деяние совершается организованной группой.

В действующем уголовном законодательстве имеются составы, в которых совершение преступления по предварительному сговору груп­пой лиц предусматривается в качестве отягчающего обстоятельства, а совершение преступления организованной группой рассматривается как учиненное при особо отягчающих обстоятельствах.

В то же время судебная практика свидетельствует, что индивиду­альная роль, степень вины, стойкость преступных стремлений соучастников далеко не одинаковы. Среди них бываюторганизаторы, другие активные участники совершения преступления, а нередко — лица, втянутые в преступление при случайных обстоятельствах. По­этому было бы несправедливо привлекать соучастников всегда к более строгой ответственности, чем лиц, совершающих подобные деяния в одиночку. Поэтому предпосылками и условиями индивидуализации ответственности соучастников является то, что каждый соучастник отвечает за совершенное сообща преступление, но в строгом соответст­вии с индивидуальной ролью и степенью вины в совершенном преступлении. Этим и объясняется необходимость учета степени и характера участия каж­дого из соучастников в преступлении.

В истории отечественного уголовного законодательства всегда уделялось большое внимание ответственности за соучастие. В первых декретах Российской Федерации 1917 — 1918 гг., хотя не давалось определение понятия соучастия, однако подчеркивалась повышенная опасность таких его форм, как контрреволюционная организация, заговор, банда, шайка, которые в период проведения Октябрьской революции, в годы иностранной интервенции и гражданской войны представляли особую опасность для Российского государства. Применительно к конкретным преступлениям понятие соучастия толковалось весьма широко. Оно охватывало не только все виды соуча­стия в преступлении, но и все виды прикосновенности. В нормативных актах того времени делалась попытка проводить индивидуализацию ответственности соучастников и прикосновенных лиц в зависимости от их роли в совершении или сокрытии преступления. В то же время за наиболее опасные преступления устанавливалась равная наказуемость не только соучастников, но и прикосновенных лиц.

"Руководящие начала по уголовному праву РСФСР" от 12 декабря 1919 г. слишком узко формулировали общее понятие соучастия. В ст.21 указывалось, что "за деяния, совершенные сообща группою лиц (шайкой, бандой, толпой), наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники”[2] . .

В трех других статьях определялся круг соучастников, раскрывались признаки исполнителя, подстрекателя и пособника. К пособничеству относилось не только укрывательство, но и попустительство. Наказание соучастникам должно было определяться не степенью участия, а степенью опасности преступника и совершенного им деяния.

УК РСФСР 1922 г. ограничил пределы понимания соучастия[3] . Из определения подстрекательства исключалась неудавшаяся попытка склонить другое лицо к преступлению. Сужалось определение пособничества, из него исключалось попустительство, не способство­вавшее совершению преступления. По УК 1922 г. наказание определя­лось как в зависимости от степени опасности преступника и совершен­ного им преступления, так и в зависимости от степени участия в преступлении.

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. соучастию в преступлении посвящали ст. 12, определявшую общие принципы ответственности за соучастие[4] . В ст. 12 указывалось, что наказание "применяется в отношении всех соучастников (подстрекателей, исполнителей, пособников) в зависи­мости как от степени их социальной опасности, так и от степени участия в преступлении". В Основных началах не давалось определе­ния понятия соучастия, а также характеристики видов соучастников.

УК союзных республик 1926 — 1935 гг. не содержали определения понятия соучастия и видов соучастников. По УК РСФСР 1926 г. пособничеством признавалось всякое сокрытие преступника или следов преступления независимо оттого, было ли оно заранее обещано или нет.

Основы уголовного законодательства 1958 г. впервые в истории уголовного права советского периода дали развернутое определение понятия соучастия. Основы и УК РСФСР 1960 г. включили в число участников организаторов преступлений, дали четкое определение всех видов соучастников (исполнителей, организаторов, подстрека­телей и пособников). Из числа пособников были исключены лица, совершившие заранее не обещанное укрывательство преступника, а равно орудий и средств совершения преступления, следов преступле­ния либо предметов, добытых преступным путем. Только заранее обещанное укрывательство рассматривается как соучастие.

А в настоящем УК РФ в статье 35 дается определение понятия совершение преступления груп пой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)[5] . В ней также устанавливается, что лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, несет ответственность за организацию и руководство организованной группой, а также за все совершенные указанной группой преступления, если они охватывались его умыслом. В п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ предусматривается, что совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных настоящим Кодексом[6] .

Объективные и субъективные признаки соучастия.

В российском уголовном праве при характеристике признаков соучастия их принято делить на объективные и субъективные. К объективным признакам относят - количественный (множество субъектов) и качественный (совместность их деятельности), а к субъективным - совместность умысла и его направленности при совершении умышленного преступления.

Признак множественностисубъектов означает, что в совершении преступления участвуют два или более лица. Положения общей части УК РФ, относящиеся и к институту соучастия, носят универсальный характер и должны применяться во всех случаях, когда речь идет о групповом преступлении. При этом совершение преступления группой лиц - не просто квалифицирующее обстоятельство, но еще и определенная форма соучастия, прямо выделенная в статье Особенной части УК РФ.

Уголовный Кодекс РФ устанавливает два возрастных критерия привлечения к уголовной ответственности: общий критерий - с 16 лет и исключительный, в отношении ограниченного круга деяний, - с 14 лет. Поэтому быть соучастником в преступлениях, ответственность за совершение которых установлена с 16 лет, могут быть только лица, достигшие 16 - летнего возраста; если ответственность наступает с 14 лет, то и иные соучастники могут привлекаться к ответственности по достижении этого возраста.

Бывают случаи, когда исполнитель не может являться субъектом преступления в силу возраста (ст. 20 УК) или невменяемости (ст. 21 УК)[7] . В таком случае необходимо вести речь о так называемом опосредованном причинении. Вред охраняемым законом отношениям в данном случае причиняется посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности. То есть, данное лицо используется как орудие преступления в руках надлежащего субъекта. При этом надлежащий субъект действует умышленно, используя лицо, не отвечающее требованиям субъекта преступления.

Правила квалификации таких действий были определены в Постановлении № 7 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”, пункт 9 которого гласит:

“Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица, не подлежа­щего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ) или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создает соучастия. Вместе с тем при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности по ука­занным выше основаниям, лицо, вовлекшее несо­вершеннолетнего в совершение этого преступле­ния, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.”

Часть 2 статьи 33 УК РФ, прямо выделяя таких лиц, признает их исполнителями, действия которых квалифицируются непосредственно по статьям Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ[8] . Таким образом, “посредственное причинение” полностью охватывается понятием единолично выполненного преступления, но только при том условии, что лицо, использующее другого человека, не являющегося субъектом данного преступления, сознает это.

Признак совместности деятельности соучастников означает действия сообща, когда каждый участник своими теми или иными действиями (бездействиями) вносит свой вклад в совершение преступления. При этом соучастники могут быть как соисполнителями, когда каждый из них одновременно или в разное время полностью или частично выполняет объективную сторону преступления, так и с распределением ролей между ними, когда объективную сторону выполняет лишь исполнитель преступления, а остальные соучастники играют роли организатора, пособника, подстрекателя.

Классическим примером совместной деятельности соучастников преступления с распределением ролей может служить дело Файзуллиной и других, приведенное в анализе судебной практики Верховного Суда РФ. Файзуллина договорилась об убийстве мужа через Проскурнину, ей же передала деньги для вручения исполнителю. Проскурнина передала деньги исполнителю. После убийства, осуществленного Шевцовым, Файзуллина вместе с Проскурниной убирали следы крови, окровавленные вещи. Файзуллина признана виновной в соучастии в убийстве своего мужа в форме подстрекательства и пособничества, Проскурнина - в форме пособничества. Файзуллина и Проскурнина осуждены по ст. 33, ст. 105 ч. 2 п. З[9] . По делу также осужден исполнитель убийства по найму Шевцов. (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, № 3, стр.15)

Установление совместности деятельности предполагает наличие трех основных элементов.

Во-первых, - взаимообусловленности деяний двух или более лиц. Конкретное участие отдельных лиц в преступлении по своему характеру может быть различным, совершаться с разной степенью интенсивности. Например, при убийстве группой лиц по предварительному сговору трое, имея единый умысел на лишение жизни другого человека, подвергают его избиению, но при этом один наносит всего два удара по голове, а двое других - по пять ударов каждый. То есть, действия каждого из соучастников взаимно дополняют друг друга в направлении реализации единого умысла на совершение преступления - убийства. Как правило, с объективной стороны соучастие совершается путем активных действий. Но вместе с тем не исключается возможность совершения преступления соучастниками и в форме бездействия. Например, когда охранник по согласованию с другими лицами не выполняет свои обязанности по охране территории и этим способствует совершению на этой территории преступления.

Во-вторых, единого для соучастников преступного результата. Это значит, что соучастники, совершая взаимно дополняющие действия, направляют их на достижение общего для них всех результата. Случаи, когда лица участвуют в совершении одного посягательства, но при этом стремятся к достижению различных последствий, не могут расцениваться как соучастие.

В-третьих, необходима причинная связь между деянием каждого соучастника и наступившим общим преступным результатом.

Соучастие возможно на любой стадии совершения преступления (в процессе подготовки преступления, его начала либо в момент совершения в качестве присоединяющейся деятельности), но обязательно до его окончания - фактического прекращения посягательства на соответствующий объект. Это вытекает из того неоспоримого обстоятельства, что только до окончания преступления можно говорить о наличии обусловливающей и причинной связи между действиями соучастников и совершенным преступлением. Данное обстоятельство является объективным основанием ответственности соучастников. Единственным исключением в данном случае может стать ситуация, когда пособник согласно предварительной договоренности с другими соучастниками начинаетвыполнять свои заранее оговоренные действия после совершения преступления (обещанное сокрытие орудий преступления или лица, совершившего таковое). Основанием для признания такого лица соучастником преступления является наличие предварительной договоренности о действиях по заранее обещанному укрывательству, как одной из форм пособничества. Понятие заранее не обещанного укрывательства находится за рамками института соучастия.

С субъективной стороны соучастие характеризуется умыш­ленной виной всех участников преступления: каждый субъект сознает общественно опасный характер собственного деяния и действий других соучастников (хотя бы одного), предвидит общественно опасные последствия, желает или сознательно допускает их наступления. Соучастие в неосторожном преступ­лении невозможно (ст. 32 УК РФ)[10] .

Не образует соучастия действия лица, совершающего то или иное преступление с использованием заблуждения дру­гого вменяемого лица, хотя и достигшего возраста уголов­ной ответственности, но не сознающего истинных намерений виновного и потому действующего по неосторожности либо невиновно. В подобной ситуации первое лицо подлежит ответ­ственности за умышленное совершение преступления, а второе либо не несет ответственности вовсе, либо индиви­дуально отвечает за неосторожное причинение преступного результата.

Субъективная сторона соучастия предполагает не только наличие умышленной вины всех соучастников в отношении совершенного преступления, но и взаимную осведомленность в том, что их желаемые (как акт свободного волеизъявления) совместные действия направлены на достижение общего пре­ступного результата. Как неоднократно отмечал Верховный Суд, соучастие признается обоснованным в том случае, если установлено, что обвиняемый, объективно способствовавший совершению преступления, имел с непосредственным испол­нителем единые намерения, общие цели и взаимную осведом­ленность о преступной деятельности.

При совершении преступления в соучастии умыслом не менее двух лиц охватывается их взаимодействие в процес­се достижения преступного результата, когда каждый соуча­стник осведомлен о том, что к его деянию присоединяются общественноопасные деяния другого соучастника (хотя бы одного). Так, при совершении преступления несколькими лицами, выступающими в качестве соисполнителей, каждый из них действует умышленно и вместе с тем сознает, что делает это совместно с другими соучастниками (как мини­мум с одним из них). Если в конкретной обстановке такое сознание отсутствует, то ответственность виновного насту­пает не за соучастие, а за индивидуально совершенное пре­ступление.

При соучастии с разделением ролей (сложное соучастие) необходимо, чтобы соучастники знали о действиях исполни­теля, были осведомлены о совершаемом им преступлении. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что лицо не может быть признано соучастником пре­ступления, если оно не знало о преступных намерениях ис­полнителя. Подстрекатель, пособник, организатор должны быть осведомлены о противоправном характере действий исполнителя и сознавать общественную опасность своих действий.

Соучастие также предполагает осведомленность исполни­теля о деятельности других соучастников (хотя бы одного — подстрекателя, пособника), содействующих совершению преступления. При этом субъективная связь между подстре­кателями и пособниками не является обязательным призна­ком соучастия: они могут не знать друг друга, взаимодей­ствуя только с исполнителем преступления, что не влияет на квалификацию их действий.

В большинстве случаев соучастники преступления действу­ют с прямым умыслом. Однако возможен и косвенный умы­сел: совершая преступление в соучастии, лицо сознает обще­ственно опасный характер как своего деяния, так и действий других соучастников (хотя бы одного из них), предвидит их общественно опасные последствия (интеллектуальный мо­мент умысла), желает или сознательно допускает их наступ­ления (волевой момент умысла). Данная позиция вытекает из законодательного определения соучастия: подчеркивая умышленный характер действий соучастников, ст. 32 УК РФ не ограничивает их определенным видом умысла, допуская тем самым оба его вида[11] . Соучастники, совместно совершая об­щественно опасное деяние с целью достижения определенно­го результата, в конкретных случаях могут не желать дру­гого, побочного вредного последствия, но при этом сознавать возможность его наступления и безразлично относиться к нему.

При умышленной форме вины цели и мотивы действий соучастников могут не совпадать. При этом решающее значение имеют не мотивы соучастников, а сознание ими того, что совместные усилия направлены на совершение одного преступления, а также их желание или сознательное допущение наступления преступного результата.

Виды соучастников и формы соучастия.

Соучастниками признаются лица, умышленно участву­ющие в совершении умышленного преступления. Они разли­чаются между собой по характеру действий, которые выпол­няют в процессе совершения преступления. Статья 33 УК предусматривает следующие виды соучаст­ников: исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник[12] .

Исполнитель — это лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК (ч. 2 ст. 33)[13] . Исполнителем преступ­ления признается тот субъект, который своими действиями выполняет объективную сторону состава преступления или се часть, т.е. совершает действия, описанные в соответству­ющей статье Особенной части УК. Так, исполнителем убий­ства является лицо, причинившее смерть потерпевшему пу­тем выстрела из огнестрельного оружия, нанесения ножево­го ранения (ст. 105 УК РФ)[14] , и т.д.

В качестве исполнителя преступления могут выступать одно или несколько лиц. В случаях, когда объективная сто­рона состава того или иного преступления выполнена совме­стными действиями нескольких лиц, имеет место соисполнительство. При этом каждый из исполнителей может либо полностью выполнить действия, описанные в соответству­ющей статье Особенной части УК (например, при групповом хулиганстве — ст. 213 УК[15] ), либо исполнить только какую-либо часть этих действий (например, угроза оружием и удер­жание потерпевшего при разбое, когда другой соисполнитель изымает ценности — ст. 162 УК[16] ).

Соисполнителем также признается лицо, которое непос­редственно не выполняет объективную сторону состава де­яния, но, находясь на месте преступления, помогает в этом другим соучастникам. Если лицо удерживает потерпевше­го при причинении вреда его здоровью либо лишает его воз­можности оказывать сопротивление изъятию имущества, то оно наряду с теми, кто непосредственно причиняет вред здо­ровью или изымает имущество, признается соисполнителем.

Таким образом, для признания лица исполнителем (соис­полнителем) преступления необходимо, чтобы оно приняло участие в самом процессе совершения преступления. Приме­нительно к убийству Пленум Верховного Суда неоднократ­но указывал, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

В тех случаях, когда орудием совершения преступления выступают лица, не подлежащие ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, исполнителем признается тот субъект, кто использует их для вы­полнения объективной стороны состава преступления. К другим обстоятельствам, в силу которых лицо не подле­жит уголовной ответственности, относятся невиновное при­чинение или совершение преступления по неосторожности. В этих случаях субъект-исполнитель использует ошибку не­виновно действующего лица для совершения преступления либо неосторожное преступление другого лица, не являюще­гося соучастником.

Исполнителями некоторых преступлений (в частности, должностных, воинских, против правосудия и др.) могут быть только лица, обладающие признаками специального субъекта. Поэтому когда лицо, не обладающее такими при­знаками, непосредственно участвует в выполнении объектив­ной стороны состава такого преступления, оно не может быть признано его исполнителем (соисполнителем). Его дей­ствия следует рассматривать как пособничество в соверше­нии преступления со специальным субъектом. Согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ, лицо, не являющееся субъектом преступления, спе­циально указанным в соответствующей статье Особенной части, участвовавшее в совершении преступления, преду­смотренного этой статьей, несет ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника[17] .

Организатором признается лицо, организовавшее совер­шение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступ­ное сообщество (преступную организацию) либо руководив­шее ими (ч. 3 ст. 33 УК)[18] . Такая деятельность возможна не только при множественности преступлений, но и при совер­шении единичных общественно опасных деяний.

Организация преступления может выражаться в определе­нии объекта посягательства, разработке плана деятельности, выборе соучастников, подготовке орудий и средств соверше­ния преступления и т.п.

Руководство преступлением проявляется в распределении обязанностей между соучастниками, в даче указаний в про­цессе совершения деяния, в распоряжениях о мерах по сокры­тию следов и т.д.

Таким образом, организатор выступает вдохновителем, инициатором преступления. Он объединяет усилия и направ­ляет деятельность других соучастников на достижение пре­ступного результата. При этом организатор может также непосредственно участвовать в преступлении в качестве соисполнителя либо руководить действиями других соучас­тников, находиться на месте преступления или быть вне его пределов.

С субъективной стороны действия организатора возмож­ны лишь с прямым умыслом: он не только сознает характер своих действий и их последствий, но и желает их наступле­ния, объединяет усилия других соучастников на достижение желаемых целей.

В тех случаях, когда организатор непосредственно не участвует в выполнении объективной стороны, его действия квалифицируются по статье Особенной части, предусматри­вающей ответственность за совершенное преступление, и ч. 3 ст. 33 УК РФ (ч. 3 ст. 34 УК РФ)[19] . Однако это касается действий организаторов преступлений, совершенных в форме сложно­го соучастия с распределением ролей, т.е. соучастия в тес­ном смысле слова.

Действия организаторов преступлений, совершенных организованной группой и преступным сообществом, подле­жат квалификации по статьям Особенной части УК РФ без ссыл­ки на ст. 33, так как указанные в ст. 35 УК РФ формы совер­шения групповых преступлений признаются соисполнительскими действиями[20] .

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК). Он склоняет другое лицо к преступлению, возбуждает в нем желание и решимость его совершить, поэтому действия подстрекателя находятся в причинной связи с совершенным преступлением и наступившим результатом.

Подстрекатель непосредственно не участвует в выполне­нии объективной стороны состава преступления. Оставаясь в стороне, он добивается совершения преступления чужими руками, чем отличается от исполнителя. Если же он, возбу­див у других лиц решимость совершить деяние, в последу­ющем сам принимает непосредственное участие в нем, то становится соисполнителем преступления. В таком случае действия подстрекателя оцениваются аналогично действиям исполнителя преступления, а его роль инициатора учитыва­ется при индивидуализации наказания.

Подстрекательство выражается в разнообразных актив­ных действиях: просьбах, советах, убеждениях, запугивании, подкупе, угрозах как устно, так и письменно. Не могут рас­сматриваться как подстрекательство высказывания общего характера о желательности совершения общественно опас­ного деяния, восхваление или поощрение антиобщественных поступков, преступных наклонностей отдельных людей, так как они не связаны со склонением к непосредственному со­вершению конкретного преступления.

От организатора подстрекатель отличается тем, что его роль ограничивается склонением другого лица к совершению преступления.

С субъективной стороны подстрекатель всегда действует умышленно, чаще с прямым умыслом.

Действия подстрекателя квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающий преступление, к совершению которого он подстрекал исполнителя, но со ссылкой на ч.4 ст.33 УК РФ[21] . Если же подстрекатель, принимая непосредственное участие в совершении преступления, становится его соисполнителем, то ссылка на ст. 33 УК РФ не требуется.

Пособником признается лицо, содействовавшее соверше­нию преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, равно как и лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК РФ)[22] .

Пособник содействует подготовке или совершению преступления, но непосредственно не участвует в выполнении его объективной стороны, не совершает действий, описанных статьях Особенной части УК, чем и отличается от испол­нителя (соисполнителя). Только в преступлениях, совершаемых специальными субъектами, лицо, не обладающее особыми признаками субъекта (юридически не «включенное» в особую систему отношений), признается не исполнителем, а, пособником, даже если оно фактически выполняет объективную сторону состава преступления. Действия пособника должны быть совершены до момента окончания преступления.

Различаются два вида пособничества: интеллектуальное и физическое.

Интеллектуальное пособничество заключается в содействии совершению преступления путем дачи советов, указаний или заранее данного обещания скрыть преступника, орудия, средства, следы преступления либо предметы, добы­тые преступным путем, а равно в обещании приобрести или сбыть эти предметы. В отличие от подстрекательства (кото­рое предшествует пособничеству) интеллектуальное пособни­чество направлено на помощь в осуществлении уже имеющейся у исполнителя решимости на совершение преступления.

Физическое пособничество представляет собой содействие преступлению путем предоставления средств или орудий его совершения либо устранения препятствий.

Предоставлением средств может быть признано снабже­ние преступника огнестрельным или холодным оружием для совершения убийства, орудием взлома для хищения имуще­ства из хранилища и т.п.

С субъективной стороны пособничество совершается с прямым или косвенным умыслом.

Действия пособника подлежат квалификации по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей совершенное им в

соучастии преступление, и ч. 5 ст. 33 УК РФ[23] .

Что касается формы соучастия, то по нормам УК РФ их выделяют по двум критериям: 1) характеру выполнения соучастниками объективной стороны преступления и 2) степени согласованности их действий.

По характеру объективной стороны преступления различают­ся простое соучастие (без разделения ролей или соисполнительство) и сложное соучастие (с распределением ролей или соучас­тие в тесном смысле слова).

Формами соучастия по степени согласованности действий соучастников являются следующие (ст. 35 УК РФ): 1) совершение преступления группой лиц (ч.1 ст.35 УК РФ); 2) совершение преступле­ния группой лиц по предварительному сговору (ч.2 ст.35 УК РФ); 3) со­вершение преступления организованной группой (ч.3 ст.35 УК РФ); 4) совершение преступления преступным сообществом или пре­ступной организацией (ч.4 ст.35 УК РФ)[24] .

Простое соучастие (соисполнительство) - это выполнение несколькими лицами состава одного и того же преступления, когда каждый из соучастников выступает в качестве исполнителя. Для простого соучастия не требуется, чтобы каждый соучастник в пол­ном объеме выполнил объективную сторону состава преступления. Действия исполнителей подлежат квалификации по статье Особен­ной части УК РФ, предусматривающей данное преступление, без ссылки на ст. 33 УК РФ (см. ч. 2 ст. 34 УК РФ)[25] .

Сложное соучастие характеризуется разделением ролей меж­ду участниками, совершающими разнообразные действия, но пре­ступный результат достигается их совместными усилиями. При таком соучастии в деянии, кроме исполнителя, могут участвовать организаторы, подстрекатели и пособники.

При совершении преступления в сложном соучастии действия исполнителя подлежат квалификации по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей конкретное оконченное преступление, а деяния других соучастников - по соответствующей части ст. 33 УК РФ и статье, предусматривающей ответственность за совершенное преступление.

Важным является вопрос квалификации преступлений, совер­шенных в соучастии при различных формах группового объеди­нения действий соучастников этих преступлений. Статья 35 УК РФ различает совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией)[26] . Во многих статьях Осо­бенной части УК РФ участие в совершении преступления в составе той или иной группы непосредственно влияет на квалификацию содеянного и назначение наказания.

Об устойчивости группы говорит прежде всего ее создание с целью совершения нескольких преступлений, предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализа­ции умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ро­лей, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение дисциплине и указаниям организатора и др.

Деяния лиц, умышленно участвовавших в совершении группо­вого преступления, независимо от характера этих действий, дол­жны рассматриваться как соисполнительство и квалифицировать­ся по соответствующей статье Особенной части без ссылки на ст. 33 УК РФ.

С учетом высокой степени общественной опасности преступ­ного сообщества само его образование квалифицируется как от­дельное оконченное преступление (ст. 210 УК). Самостоятельны­ми преступлениями признаются также создание устойчивой во­оруженной банды в целях нападения на граждан или организации (ст. 209 УК) и создание незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК)[27] .

Основания и пределы ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя.

Основанием ответственности за соучастие, как и при совершении преступления одним лицом, служит совершение лицом общественно опасного деяния, содержащего все признаки состава преступления, пре­дусмотренного уголовным законом.

Совершение преступления в соучастии является более опасной формой противоправной деятельности по сравнению с индивидуальными действиями отдельных лиц, поскольку объединение людей, как правило, является более производительным и эффективным, чем усилия одного человека.

Однако, соучастие не создает каких-либо особых оснований уголовной ответственности. На всех соучастников распространяются общие принципы ответственности по уголовному праву, в соответствии с которыми основанием для уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего в себе все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Ответственность соучастников должна быть самостоятельной и строго индивидуальной. Каждое из совместно действующих лиц должно отвечать только за свои деяния и лишь в пределах личной виновности. Именно поэтому за эксцесс исполнителя соучастники ответственности не несут.

В статьях Особенной части УК РФ составы преступлений, как правило, описываются исходя из совершения их одним лицом. Вместе с тем, по прямому указанию ч. 2 ст. 34 УК РФ диспозиция статьи Особенной части, определяющей конкретное преступление, одновременно описывает исчерпывающим образом и действия исполнителя (соисполнителя)[28] .

Основания ответственности иных соучастников определяются с учетом следующих обстоятельств . Во - первых, признаки состава преступления указываются не только в Особенной части УК РФ, но и в Общей ( характеристика субъекта, вины, признаки неоконченной преступной деятельности и т.д.) Во- вторых, как уже отмечалось ранее, совместная преступная деятельность нескольких лиц регламентируется тесно взаимосвязанными и образующими единую систему нормами Общей и Особенной части УК РФ.

Особенной частью описываются конкретные составы преступлений. Поэтому, когда преступление совершается одним лицом, для обоснования его ответственности, достаточно общих правил. Когда же преступление совершается несколькими лицами, то в действие вступают специальные нормы Общей части, и для наличия состава преступления каждого из участников нужно устанавливать не только признаки Особенной части, но также и признаки, которые в соответствии с положениями ст. ст. 32-36 УК РФ характеризуют деятельность нескольких лиц, совместно совершающих определенное преступление[29] . Каждый из участников, какие бы действия в совместно совершенном преступлении он ни выполнял, подлежит уголовной ответственности на том основании, что он сам, действуя виновно, посягает на охраняемые уголовным законом общественные отношения, а его личный вклад носит характер общественно опасной деятельности.

В соответствии с ч. 1 ст. 34 УК РФ, ответственность каждого из соучастников определяется характером и степенью участия каждого из них в совершенном преступлении[30] . Таким образом, ответственность лица зависит от того, какую функцию оно выполняло в совершенном преступлении. Когда лицо полностью или частично, единолично или с кем-то непосредственно выполняет объективную сторону преступления, то оно признается исполнителем (соисполнителем), и его действия квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ.

Когда же соучастник не принимает непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления, но содействует его исполнению различным образом в качестве организатора, подстрекателя или пособника, его действия квалифицируются по статье, вменяемой исполнителю совместно совершенного преступления, с обязательной ссылкой на ст. 33 УК РФ[31] . При этом необходимо иметь в виду два обстоятельства. Первое : законодатель отмечает, что наказуемость соучастника зависит как от выполняемых функций, так и от степени участия лица в совершенном преступлении, а также от значения этого участия для достижения цели преступления, то есть необходимо учитывать фактический вклад лица в совместную деятельность в соответствии с ч. 1 ст. 67 УК РФ[32] . Поэтому, несмотря на то, что по сложившейся практике пособник и подстрекатель наказываются мягче, чем исполнитель, в конкретном случае реальное наказание подстрекателя может быть более суровым, нежели исполнителя. Второе: все соучастники отвечают за одно и то же преступление, которое, как правило, описывается в одной статье Особенной части УК РФ или в одной части статьи. Однако возможны случаи, когда преступления будут предусмотрены в разных статьях и даже в разных главах и разделах УК РФ. Такая ситуация может создаться, когда речь идет об общей и специальной норме, квалифицированной какими-либо обстоятельствами, которые могут быть вменены только одному соучастнику. Например, квалификация преступления как посягательства на жизнь работника правоохранительного органа возможна только в случае знания того обстоятельства, что потерпевший является сотрудником правоохранительного органа. Если кто-то из соучастников, действуя совместно с другими лицами, не осознает этого обстоятельства, то его действия должны квалифицироваться не по специальной норме (ст. 317 УК РФ), а по общей (ст. 105 УК РФ)[33] .

Соучастники отвечают за самостоятельные действия, но поскольку в совершаемом преступлении они связаны через действие (бездействие) исполнителя, вопрос об окончании преступления решается в зависимости от стадии осуществления действий исполнителя. Когда исполнителю не удается довести до конца совместно задуманное по причинам, не зависящим от него, остальные соучастники в зависимости от стадии совершения преступления несут ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление.

Преступления, совершаемые в соучастии, точно так же, как и сами соучастники, могут характеризоваться различными объективными и субъективными признаками. В связи с этим возникает вопрос о пределах вменения соучастникам различных элементов , характеризующих деяние, совершенное исполнителем. По общему правилу, объективные признаки, характеризующие деяние (способ, время совершения преступления, и т.д.) и имеющиеся у одного, вменяются в ответственность другим соучастникам, если они охватывались их умыслом. Субъективные признаки, характеризующие признаки самого деяния (особые мотивы, цели), также вменяются другим соучастникам, но при обязательном условии, что они охватывались их умыслом.

Индивидуализация наказания соучастников осуществляется в соответствии со ст. 67 УК РФ на основе общих начал назначения наказания и в соответствии характером, степенью фактического участия лица в его совершении, его влияния на характер и размер причиненного или возможного вреда, а также значения этого участия для достижения цели преступления[34] .

Что касается смягчения или отягощения наказания для каждого соучастника, то обстоятельства, влияющие на это, учитываются для каждого в отдельности.

Эксцесс исполнителя – совершение исполнителем преступления, которое не охватывалось умыслом других участников (ст.36 УК РФ)[35] . При эксцессе имеет место отклонение деятельно­сти исполнителя, когда он совершает какие либо действия, выходящие за пределы сговора с другими соучастниками.

Если соучастники договорились о совершении квартирной кражи, а исполнитель при этом совершает убийство возвратившегося домой хо­зяина квартиры, то он будет привлечен к уголовной ответственности за совершение убийства и кражи. Остальные соучастники будут привлечены к уголовной ответственности только за соучастие в краже, поскольку об убийстве владельца имущества они не договаривались (их общим умыслом это не охватывалось), а его совершил исполнитель без ведома других.

Эксцессы подразделяются на количественные и качественные:

• при количественном эксцессе возможны два случая. В первом случае исполняет действия однородного характера, охватывающиеся умыслом всех соучастников, но причиняет при этом более тяжкий вред, чем это было предусмотрено сговором (например, подстрекатель склонил исполнителя к краже, а он совершил грабеж). Во втором случае — исполнитель совершает преступление с отягчающими обстоятельствами, которые не охватывались умыслом соучастников (например, убийство с особой жестокостью);

• при качественном эксцессе исполнитель совершает вместо согласованного с другими соучастниками преступления другое, посягающее на иной объект уголовно-правовой охраны, который не охватывается умыслом соучастников (например, вместо согласованной кражи исполнитель совершает изнасилование).

Таким образом, за эксцесс исполнителя ответственность несет только сам исполнитель преступления. В действиях других соучастников отсутствуют как объективные, так и субъективные признаки того преступления, которое и выразилось в эксцессе его исполнителя.

Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия.

Под прикосновенностью к преступлению в уголовном праве понимается умышленная деятельность, которая связана с преступлением другого лица, но не является содействием в его осуществлении. Особенностью прикосновенности является то, что поведение лица связано с совершением преступления другим лицом, однако оно не способствует совершению преступления этим лицом, не находится с ним ни в причинной, ни в виновной связи. В этом заключается отличие прикосновенности от соучастия в преступлении.

Действующее уголовное законодательство России выделяет три вида прикосновенности к преступлению:

· заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст.316 УК РФ)[36] ;

С объективной стороны под укрывательством преступления понимается действие (бездействие), направленное на сокрытие преступника, орудий и средств совершения преступления, предметов, добытых преступным путем. В этом смысле под сокрытием преступника признается предоставление ему убежища, документов, пищи и т. п.

Преступление считается оконченным с момента совершения одного из перечисленных выше действий.

Укрывательство преступления следует отличать от соучастия в преступления по критерию отсутствия причинной связи между укрывательством и совершаемым преступлением. При укрывательстве ви­новному становится известно о преступлении уже после его соверше­ния. Виновный в укрывательстве никаким способом не обуславливает совершение преступления, а только воздействует на последствия пре­ступления. Отсутствие заранее взаимно обусловленных действий главный критерий, позволяющий отличить соучастие в преступлении от укрывательства преступления. Только заранее не обещанное укрывательство наказуемо по данной статье. Что же касается укры­вательства, заранее обещанного, то оно квалифицируется как пособ­ничество, однако лишь в случае, если речь идет об укрывательстве, которое наказуемо само по себе, т. е. как не обещанное заранее. Субъективная сторона преступления – прямой умысел.

· приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст.175 УК РФ)[37] ;

Преступление, предусмотренное ст.175, необходимо отличать от фактов приобретения или сбыта имущества, рассматриваемых в рамках института соучастия в преступлении. Деяние (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) квалифицируется как соучастие в преступлении в том случае, если добытое имущество: а) заранее (т.е. до его совершения) было обещано исполнителю; б) хотя и не было заранее обещано исполнителю, но в силу систематически совершаемых преступлений давало последнему основание рассчитывать на подобное содействие.

· попустительство – разновидность прикосновенности к преступлению, выражающаяся в невыполнении субъектом обязанности воспрепятствовать совершению преступления, вмененная ему на законных основаниях. Нормы, предусматривающей ответственность за непосредственное попустительство, в УК РФ нет.

Общественная опасность прикосновенности к преступлению заключается в том, что она препятствует изобличению преступника или облегчает совершение преступления.

Заключение.

Цель данной работы заключалась в раскрытии понятия института соучастия в российском уголовном праве, описании признаков соучастия в совершении преступления, определении видов соучастников и форм соучастия, и основных принципов их ответственности.

На протяжении всей истории развития отечественного уголовного права институт соучастия являлся одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о преступлении и в целом в теории уголовного права.

Думается, что ныне действующее уголовное законодательство России и практика его применения судами, обобщаемая и анализируемая Верховным Судом РФ, позволяет успешно разрешать возникающие в уголовно-процессуальной деятельности вопросы ответственности конкретных лиц, соучаствующих в совершении преступлений, полно, объективно, всесторонне оценивать их роли и вклад в противоправные деяния и индивидуализировать меры ответственности исходя из декларируемых в нормах права принципа вины, а также принципов гуманизма и справедливости – неотъемлемых атрибутов современного российского закона, что приобретает особую актуальность в нынешний период судебной реформы, о чем, в частности, четко и принципиально говорит Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Решение задач.

Задача 1.

Уваров договорился с Чесноковым и Физовым совершить кражу из магазина. В назначенное место сбора Уваров не пришел, и Чесноков с Сизо­вым вдвоем совершили кражу из магазина на сумму 6 тыс. рублей. О совер­шенной краже они рассказали Уварову и попросили его сбыть похищенные вещи, что он и сделал.

Имеется ли в данном случае соучастие?

В данном случае соучастие имеется в отношении Чеснокова и Физова. Так как они совместно совершили кражу из магазина, то имеет место соисполнительство, которое является формой соучастия (ч. 2 ст. 33 УК РФ). В отношении Уварова соучастие не применимо, так как он не принимал участия в краже. Если бы Уваров заранее обещал Чеснокову и Физову сбыть похищенные вещи, то он являлся бы пособником ч.5 ст. 33 УК РФ).

Задача 2.

Несовершеннолетний Карпов во время распития спиртных напитков поссорился с Коломягиным и грубо оскорбил его. В ответ Коломягин избил Карпова. Последний подошел со слезами к Гутову и пожаловался на Коломягина, на что Гутов сказал: «Ну, что нюни распустил? Иди, дай ему!» Карпов взял доску, подошел сзади к Коломягину и ударил его доской по голове, при­чинив тяжкий вред здоровью потерпевшего, от которого Коломягин на дру­гой день скончался.

Дайте характеристику видов соучастников. Можно ли признать Гутова подстрекателем преступления? Квалифицируйте содеянное.

Соучастниками преступления, наряду с исполнителем признаются ор­ганизатор, подстрекатель и пособник.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее пре­ступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной от­ветственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным Кодексом.

Организатором признается лицо, организовавшее совершение пре­ступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее ор­ганизованную группу или преступное сообщество (преступную организа­цию) либо руководившее ими.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совер­шению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению престу­пления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия соверше­ния преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предме­ты.

Гутов не является подстрекателем преступления, так как он не склонял Карпова совершить преступление.

Действия Карпова квалифицируются по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Задача 3.

Купцов и Поляков обратились к Илюхину с просьбой достать для них оружие, нужное им для завладения чужим имуществом. Илюхин попросил у своих приятелей Озерова и Гулякова на время обрез с двумя заряженными патронами и наган, которые и передал Купцову. Купцов и Поляков угостили Илюхина водкой и обещали после совершения преступления возвратить оружие и дать денег.

На следующий день они совершили разбойное нападение на работни­ков магазина и забрали выручку на сумму 20 тысяч рублей. На следствии Илюхин заявил, что не знал о намерении Купцова и Полякова использовать оружие для совершения разбоя, хотя полагал, что они хотят обокрасть какой-то магазин, а оружие им понадобиться лишь в случае задержания.

Дайте оценку содеянного каждым из субъектов. Определите виды со­участников и форму соучастия.

Действия Купцова и Полякова квалифицируются по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ. Они являются соисполнителями преступления.

Действия Илюхина квалифицируются по ч. 5 ст. 33; п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Он является пособником преступления.

Форма соучастия - сложное соучастие.

Действия Озерова и Гулякова не содержат состава преступления. Они не попадают под определение пособничества преступлению, так как пособ­ничество характеризуется прямым или косвенным умыслом, а со стороны Озерова и Гулякова есть лишь неосторожная форма вины.

Список использованной литературы

Нормативный материал и судебная практика:

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации / М., 2002.

2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. – М., 2002.

Научная и учебная литература:

1. Практикум по уголовному праву: Учебное пособие / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Изд. БЕК, 2002.

2. Уголовное право. Вопросы и ответы / Под ред. д.ю.н., профессора Н.И. Ветрова и канд. ю.н., доц.
А.В. Арендаренко. – М., 2002.

3. Уголовное право России. Часть общая. Часть особенная. Учебник / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М., Изд. БЕК, 2000.

4. Уголовное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. профессора Л.В. Иногамовой-Хегай.-М., 2002.


[1] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол. М., 2002. Ст. 12.

[2] СУ РСФСР. 1919. №66. Ст.590.

[3] См.: СУ РСФСР. 1922. №15. Ст.153.

[4] См.: СЗ СССР. №24. Ст.205.

[5] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 13.

[6] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 1996. С. 23.

[7] Там же. Ст.9.

[8] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12-13.

[9] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12, 41.

[10] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12.

[11] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12.

[12] Там же. С. 12-13.

[13] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С.12.

[14] Там же. С.41.

[15] Там же. С.89-90.

[16] Там же. С.63-64.

[17] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 13.

[18] Там же. С.12-13.

[19] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12-13.

[20] Там же. С.12-14.

[21] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 13.

[22] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 13.

[23] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 13.

[24] Там же. С.13-14.

[25] Там же. С.12-13.

[26] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С.13-14.

[27] Там же. С.88-89.

[28] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С.13.

[29] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 12-14.

[30] Там же. С.13.

[31] Там же. С.12-13.

[32] Там же. С.25.

[33] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С.41,131.

[34] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 25.

[35] Там же. С.14.

[36] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 131.

[37] УК РФ от 13 июня 1996 г. с измен. и допол.. М., 2002. С. 71.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий