регистрация / вход

Способы защиты гражданских прав

Охрана гражданских прав как совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. Меры правового, экономического, политического, организационного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав.

Содержание

Введение

1. Понятие и содержание права на защиту

2. Понятие и классификация способов защиты граждански прав

2.1 Юрисдикционные способы защиты гражданских прав

2.2 Неюрисдикционные способы защиты гражданских прав

2.3 Особенности и пределы судебной защиты гражданских прав

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Вопрос о субъективных правах, в том числе и о субъективных гражданских правах, находится в центре внимания отечественной правовой науки. Правовая наука в процессе построения правового государства должна выражать интересы единственного носителя власти – народа, и потому не может не обращать своего главного внимания на права и свободы человека, на обеспечение реальных гарантий их осуществления.

Каким бы высоким не было развитие современного общества, в нем все еще встречаются, и, к сожалению слишком часто, правонарушения. И вопрос о том, каким образом защищать свои нарушенные гражданские права, очень и очень актуален на сегодняшний день, так как вся ценность объявленного и реализованного права может быть в один момент сведена к нулю. И от того, каким образом сможет государство или сам гражданин свое право защитить и восстановить, во многом зависит как процветание всего общества в целом, так и благополучие каждого отдельного гражданина в частности.

Всякое право, предоставленное гражданину или организации, имеет реальное значение, если оно гарантировано законом, т.е. в конечном счете – принудительной силой государства. На современном переходном этапе, когда в силу известной разрегулированности общественных связей резко проявилось монопольное положение крупных товаропроизводителей, неправильно понятая свобода хозяйствования породила коллективный эгоизм трудовых коллективов, сильно ослабла договорная дисциплина и появились другие негативные факторы, проблема защищенности гражданских прав приобрела особое значение.

Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием «охрана гражданских прав» охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включают меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, например закрепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установление обязанностей и т.п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов.

Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законодательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включается лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании. В целях избежания терминологической путаницы охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав.

Защита гражданских прав – одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовой санкции, механизме их реализации и других вопросах.

1. Понятие и содержание права на защиту

Децентрализация экономической системы, появление на рынке множества коммерческих организаций и иных юридических лиц, являющихся в основном собственниками имущества, которые строят свои отношения на основе частноправовых принципов, обострили проблему обеспечения прав и законных интересов участников имущественного оборота.

Данная проблема нашла отражение в Конституции Российской Федерации и ряде законов, принятых в последние годы. В соответствии с п. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а согласно п. 1 ст. 47 Конституции никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты возведена ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в ранг принципов, на которых основывается гражданское законодательство.[1]

В условиях создания правового государства категория права на защиту имеет всеобъемлющий характер. Традиционно право на защиту рассматривалось как элемент (правомочие) всякого субъективного гражданского права, вытекающий из самой его природы, обязательно охватывающей определенные возможности правоохранительного порядка. Однако ввиду того значения, которое приобретает защита прав граждан и организаций в условиях правового государства, право на защиту можно рассматривать и как самостоятельное субъективное право, обладающее специфическим содержанием. Такой подход соответствует и общетеоретическому делению субъективных прав на регулятивные и охранительные. Поэтому право на защиту является субъективным гражданским правом, представляющим собой юридически закрепленную возможность управомоченного лица использовать специальные меры правоохранительного характера.

Как и всякое субъективное право, право на защиту следует рассматривать с трех позиций: с точки зрения тех правоохранительных мер, которые может предпринять управомоченный субъект по защите своего права; его непосредственного воздействия на правонарушителя; применения тех мер государственно-принудительного порядка, которыми может воспользоваться управомоченный, если его самостоятельные действия не приводят к нужному результату.

Право на защиту включает в свое содержание как меры материально-процессуального характера, так и меры процессуально-правового порядка. Это является дополнительным основанием для признания права на защиту самостоятельным субъективным правом, принадлежащим гражданам и организациям.

С точки зрения материально-правового содержания право на защиту предоставляет управомоченному лицу три группы возможностей: во-первых, самозащиты имущественных и неимущественных прав и интересов; во-вторых, применения к неисправному контрагенту так называемых мер оперативного воздействия и, в третьих, обращения к компетентным государственным органам за защитой своего права с требованием применения к правонарушителю мер государственно-принудительного характера.[2]

Анализ практики арбитражных судов Российской Федерации, ежегодно рассматривающих сотни тысяч дел по спорам в сфере экономических отношений, позволяет сделать вывод о том, что результаты коммерческой деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей зачастую предопределяются их умением обеспечить восстановление нарушенных прав и их судебную защиту, степенью освоения всего арсенала существующих приемов и навыков организации этой работы. Нередко участники гражданского оборота оказываются беспомощными перед незаконными действиями налоговых, таможенных, антимонопольных и иных государственных органов, а также органов местного самоуправления. Во многих случаях организации и предприниматели оказываются юридически беспомощными и перед лицом недобросовестных контрагентов по гражданско-правовым обязательствам.[3]

Неумение или нежелание участников гражданского оборота защищать свои нарушенные права, пассивность кредиторов затрагивают не только интересы конкретных лиц, но и оказывают общее негативное влияние на макроэкономические тенденции, следствием которого являются кризис неплатежей, неплатежеспособность огромного числа субъектов предпринимательства, недобросовестность в коммерческих делах.

Субъективные гражданские права, которые принадлежат участникам имущественного оборота, должны быть не только реально осуществимыми. Субъекты этих прав должны быть наделены возможностями по пресечению нарушения прав, их восстановлению, компенсации всех потерь, вызванных нарушением субъективных прав. Как правильно отмечал В.П. Грибанов: «Субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом».[4] Правильным также представляется вывод В.П. Грибанова о том, что «возможность правоохранительного характера включается в само содержание субъективного материального требования как одно из его правомочий».

Всякое субъективное гражданское право подлежит защите, а носитель этого права обладает соответствующим правомочием на его защиту с помощью средств, предусмотренных законодательством. Это правомочие является одним из элементов субъективного гражданского права (включая обязательственное право, возникшее из договора), который проявляет себя лишь в ситуациях, когда кто-либо оспаривает, посягает или нарушает это субъективное гражданское право.

Объем правомочий по защите субъективных гражданских прав зависит от целого ряда факторов, связанных как с самим защищаемым правом, так и с обстоятельствами его нарушения.

Во-первых, объем возможностей защиты (содержание права на защиту) субъективного гражданского права во многом определяется природой этого права. Если речь идет о нарушении права собственности или иного вещного права, то можно констатировать, что возможности их защиты иные, нежели при нарушении какого-либо обязательственного права, возникшего из договора. И это различие в возможностях диктуется различием в природе названных субъективных гражданских прав.

Как известно, право собственности является абсолютным правом. Необходимость защиты прав собственника от всех иных лиц предполагает наделение его соответствующими правомочиями, и в частности возможностью использовать дополнительно к имеющимся способам защиты его субъективного гражданского права особые вещно-правовые способы защиты (виндикационный и негаторный иски).

В отличие от права собственности в обязательственных (относительных) правоотношениях предполагается, что, как правило, права стороны в обязательстве могут быть нарушены лишь другой стороной этого обязательства. Поэтому, очевидно, нет нужды наделять кредитора возможностями по защите его права от всех иных лиц, помимо должника. В тех же редких случаях, когда из обязательства возникают некоторые правомочия, сходные с правомочиями собственника либо субъекта вещного права (например, правомочия по владению и пользованию имуществом), законодатель наделяет такого субъекта возможностями по их защите, аналогичным тем, которые предоставлены собственнику.

Во-вторых, объем возможностей по защите нарушенного права зависит от вида и степени его нарушения. Дифференцированный подход законодателя в наделении субъектов гражданских прав возможностями по их защите в зависимости от указанного критерия хорошо заметен, к примеру, в различии последствий ненадлежащего исполнения обязательства и неисполнения обязательства. В первом случае уплата должником неустойки и возмещение им убытков не освобождают его от исполнения обязательства в натуре. Во втором – те же действия должника являются основанием к освобождению его от исполнения обязательства в натуре.

В-третьих, объем правомочий по защите нарушенного права предопределяется также правовым статусом лица, допустившего это нарушение.

Так, нельзя не замечать отличий в степени защиты нарушенных гражданских прав, если такое нарушение допущено со стороны государства, выступающего в качестве субъекта соответственно частного или публичного права.

Если государство в лице его органов выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, то оно действует на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами, и, следовательно, против него могут быть применены любые способы защиты нарушенных гражданских прав.

Иное дело, если государство в лице его органов допускает нарушения гражданских прав, действуя, однако, в качестве субъекта публичного права. В этом случае нормы гражданского права не применяются, если иное специально не предусмотрено законодательством. Поэтому субъекту нарушенного права придется ограничиться требованием о признании ненормативного акта соответствующего государственного органа недействительным либо иском о возмещении за счет государства убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственного органа или должностных лиц этого органа.

Правовой статус нарушителя имеет определяющее значение для объема предоставляемых возможностей по защите субъективного гражданского права и в тех случаях, когда правоотношения находятся в сфере действия только частного права.

Можно, например, обратить внимание на существенное различие в правовой регламентации обязательств, стороны которых соответственно связаны или не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности, при решении вопросов одностороннего отказа от исполнения обязательства, досрочного исполнения обязательства, ответственности за нарушение обязательства.

Как известно, общим правилом в гражданско-правовых отношениях является недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Однако в отношении обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, односторонний отказ от его исполнения или одностороннее изменение его условий допускается также в случаях, предусмотренных договором. Если обычно должник вправе исполнить свое обязательство до срока, установленного договором, то применительно к обязательствам, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, действует прямо противоположное правило: досрочное исполнение такого обязательства допускается только в случаях, когда право должника исполнить обязательство до установленного им срока предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

Что же касается ответственности коммерческой организации, индивидуального предпринимателя или иного лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, то основанием его освобождения от ответственности за нарушение обязательства может служить лишь невозможность исполнения этого обязательства вследствие непреодолимой силы, если иное не будет предусмотрено законом или договором. Следовательно, в этом случае кредитор располагает более широкими возможностями для защиты нарушенного права.

Зависимость объема возможностей субъекта гражданского права по его защите от правового лица, допустившего нарушение, выявляется также при анализе статуса (организационно-правовых форм) юридических лиц, предусматривающего в ряде случаев субсидиарную ответственность учредителей (участников) этих юридических лиц. Так, учредители (участники), собственники имущества юридического лица или другие лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана указанными лицами. Такую ответственность несут также участники полного товарищества, общества с дополнительной ответственностью; основное хозяйственное общество по долгам дочернего общества в случае его несостоятельности; члены производственного и потребительского кооперативов. В таких случаях существенно расширяются возможности защиты нарушенных субъективных прав контрагентов данных юридических лиц.

Право на защиту субъективного гражданского права, т.е. объем возможностей по пресечению нарушения этого права, восстановлению положения, существовавшего до нарушения права, компенсации потерь, зависит от применяемого участником имущественного оборота способа защиты нарушенного права. Поэтому одной из задач гражданско-правовой доктрины является определение критериев выбора оптимального способа защиты нарушенного гражданского права в наиболее типичных ситуациях, что может оказать реальное влияние на повышение стабильности и надежности положения участников имущественного оборота.[5]

2. Понятие и классификация способов защиты гражданских прав

Под способами защиты гражданских прав обычно понимаются предусмотренные законодательством средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права.

Способы защиты даны субъекту гражданского права законодательством. Проблема же для каждого участника гражданского оборота заключается, как отмечалось, в оптимальном выборе и эффективном использовании и применении предусмотренных законодательством способов защиты. Решение этой проблемы может быть обеспечено, с одной стороны, глубокими знаниями положений законодательства, регулирующих различные способы защиты гражданских прав, с другой стороны, путем овладения необходимыми навыками в их применении.

В гражданском законодательстве можно выделить два уровня регулирования способов защиты гражданских прав. Первый уровень регулирования заключается в определении таких способов защиты, которые носят универсальный характер и могут быть применены для защиты, как правило, любого субъективного гражданского права. Такие способы защиты установлены ст. 12 ГК. К их числу относятся:

· Признание права;

· Восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

· Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности;

· Применение последствий недействительности ничтожной сделки;

· Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

· Самозащита права;

· Присуждение к исполнению обязательства в натуре;

· Возмещение убытков;

· Взыскание неустойки;

· Компенсация морального вреда;

· Прекращение или изменение правоотношения;

· Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.[6]

Указанный перечень, включающий в себя одиннадцать способов защиты гражданских прав, не является исчерпывающим. В случае нарушения гражданских прав могут быть использованы и иные способы их защиты, предусмотренные законом. Однако из всех многочисленных предусмотренных законодательством способов защиты гражданских прав вряд ли найдутся такие, которые могли бы быть поставлены в один ряд с теми способами, которые названы в ст. 12 ГК.

Дело в том, что все иные известные способы защиты предназначены для обслуживания определенных видов гражданских прав и непригодны для универсального применения. Что же касается универсальных способов защиты гражданских прав, то сфера их применения также может быть ограничена, однако такие ограничения допустимы не применительно к отдельным видам субъективных гражданских прав, а в зависимости от существа правоотношений, самого способа защиты или субъекта гражданского права, исключающих возможность применения того или иного способа защиты. К примеру, исходя из определения морального вреда, которое дается в ст. 151 ГК – «физические или нравственные страдания», очевидно, что такой способ, как компенсация морального вреда, не может быть использован для защиты гражданских прав юридических лиц.

Второй уровень гражданско-правового регулирования способов защиты гражданских прав представляет собой установление законом способов защиты, применяемых для защиты только определенных видов гражданских прав или для защиты от определенных нарушений. Именно такие способы защиты отнесены ст. 12 ГК к иным способам, предусмотренным законом. В этом смысле можно говорить о самостоятельных способах защиты прав учредителей (участников) юридических лиц, собственника имущества (титульного владельца), кредитора в обязательстве и т.д.

Способы защиты гражданских прав поддаются классификации по различным критериям: по сфере применения (универсальные и специальные); по методам осуществления (предъявление иска в суд, обращение к государственным органам, самостоятельное применение) и т.п.

Однако представляется, что наиболее практическим значимым критерием для классификации способов защиты гражданских прав является результат , на который рассчитано их применение, характер последствий их применения для нарушенного права. Указанный критерий одновременно может служить одним из основных критериев для выбора субъектом нарушенного права оптимального способа его защиты. Именно в этом заключается его практическое значение.

Итак, если в основу классификации способов защиты гражданских прав положить результат, на который рассчитано их применение, то все универсальные способы защиты, названные в ст. 12 ГК могут быть распределены на следующие группы.

Первая группа включает в себя способы защиты, применение которых позволяет подтвердить (удостоверить) защищаемое право либо прекратить (изменить) обязанность. К такому результату приводит применение следующих способов защиты: признание права; присуждение к исполнению обязанности в натуре; неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; прекращение или изменение правоотношения.

Все названные на первый взгляд совершенно различные способы защиты объединяют последствия их применения для защищаемого права. Что может означать решение суда о присуждении к исполнению обязанности в натуре? В первую очередь, это подтверждение наличия у лица, обратившегося в суд с соответствующим иском, права требовать от ответчика исполнения этой обязанности. Обращаясь к суду с ходатайством о неприменении акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, субъект гражданского права также просит подтвердить это право, удостоверить, что это право не могло быть затронуто незаконным актом.

Анализ арбитражно-судебной практики свидетельствует о том, что все названные способы защиты используются субъектами в основном на первом предварительном этапе в целях создания благоприятных условий для применения иных способов защиты. Необходимость в подобных действиях возникает, как правило, в ситуациях, когда имеется иное лицо, претендующее на защищаемое право либо его оспаривающее. К примеру, требование о признании права собственности зачастую предшествует иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения или об устранении препятствий в реализации права собственности либо иску о выселении или об освобождении занимаемого помещения. После удовлетворения судом иска о присуждении к исполнению обязанности в натуре нередко следует иск о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением соответствующей обязанности.

Ко второй группе способов защиты гражданских прав можно отнести такие способы, применение которых позволяет предупредить или пресечь нарушение права. К их числу относятся: пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащита права; взыскание неустойки. Цель применения указанных способов защиты заключается в том, чтобы заставить или побудить нарушителя прекратить действия, нарушающие субъективное гражданское право, либо предупредить такие действия. Именно этой целью продиктованы, например, массовые обращения в арбитражный суд организаций, выступающих в роли налогоплательщиков, с исками о признании недействительными актов налоговых органов о применении к ним финансовой ответственности за различные нарушения налогового законодательства. Такие иски предъявляются и в случаях, когда в соответствии с актом налогового органа уже произведено частичное списание денежных средств со счетов организаций.

Третья группа объединяет способы защиты гражданских прав, применение которых преследует цель восстановить нарушенное право и (или) компенсировать потери, понесенные в связи с нарушением права. Такой результат может быть достигнут путем: восстановления положения, существовавшего до нарушения права; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; возмещения убытков; компенсации морального вреда.[7]

Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты – юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей юрисдикции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В тех случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.

В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск , т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление , в частности, по делам особого производства, или жалоба , в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые прямо указаны в законе.

Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, в соответствии со ст. 11 ГК, следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. В таком порядке происходит, например, защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций от действий лиц, самоуправно занявших жилое помещение. Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба , подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный, т.е. административно-судебный порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший прежде, чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из правоотношений в сфере управления и др.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. В ст. 12 ГК указанные действия объединены в понятие «самозащита гражданских прав» и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав. В рамках самозащиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы защиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.[8] К допускаемым мерам относятся, в частности, действия лица в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости, применение к нарушителю так называемых мер оперативного воздействия и некоторые другие действия.

2.1 Юрисдикционные способы защиты гражданских прав

Обратимся к более детальному анализу закрепленных в ст. 12 ГК конкретных способов защиты. Первым из них названо признание субъективного права . Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица определенного субъективного права подвергается сомнению, субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невозможности его использования или по крайней мере затрудняет такое использование. Например, если собственник жилого дома не имеет на него правоустанавливающих документов, он не может этот дом продать, подарить, обменять и т.д. Признание права как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания необходимых условий для его реализации и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормальному осуществлению.

Признание права как средство его защиты по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права.

В большинстве случаев требование о признании субъективного права является необходимой предпосылкой применения иных предусмотренных ст. 12 ГК способов защиты. Например, чтобы восстановить положение, существовавшее до нарушения, или принудить должника к выполнению обязанности в натуре, истец должен доказать, что он обладает соответствующим правом, защиты которого он добивается. Однако нередко требование о признании права имеет самостоятельное значение и не поглощается другими способами защиты. Так, признание права является распространенным способом защиты права собственности, других абсолютных (право хозяйственного ведения, право авторства и т.д.) и относительных прав.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права , как самостоятельный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Данный способ защиты охватывает собой широкий круг конкретных действий, например, возврат собственнику его имущества из чужого незаконного владения, выселение лица, самоуправно занявшего жилое помещение и др. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может происходить посредством применения как юрисдикционного, так и неюрисдикционного порядков защиты.

Распространенным способом защиты субъективных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например, взысканием убытков или неустойки, или иметь самостоятельное значение. В последнем случае интерес обладателя субъективного права выражается в том, чтобы прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Так, например, автор произведения, которое незаконно используется (готовится к выпуску в свет без его ведома, искажается, подвергается переделке и т.п.) третьими лицами, может потребовать прекратить эти действия, не выдвигая никаких иных, например, имущественных претензий.

Нередко назначение данного способа защиты состоит в устранении препятствий для осуществления права, создаваемых нарушителем. Обычно это имеет место при длящемся правонарушении, которое само по себе не лишает лицо субъективного права, но мешает ему нормально им пользоваться. Так, собственник имущества в соответствии со ст. 304 ГК может потребовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки представляют собой частные случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так как совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидным это является при приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение. Но и тогда, когда в соответствии с законом к одной из сторон недействительной сделки применяются конфискационные меры в виде взыскания всего полученного или причитающегося по сделке в доход государства, права и законные интересы другой стороны защищаются путем восстановления для нее положения, существовавшего до нарушения права.

Защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц может осуществляться путем признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которых нарушены изданием несоответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, – и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами (например, принят не уполномоченным на то органом), и, с другой стороны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется.

По смыслу закона граждане и юридические лица могут добиваться признания недействительными не только незаконных актов государственных органов и органов местного самоуправления, но и актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц. В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

По общему правилу, незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного правового акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты, например, требованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, например, реализации права.

К рассмотренному способу защиты близко примыкает и такой указанный в ст. 12 ГК «способ» защиты гражданских прав, как неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. В теоретическом плане признание подобных действий самостоятельным способом защиты гражданских прав вряд ли оправдано, так как, во-первых, защита прав по смой своей сути не может заключаться в воздержании от каких-либо действий, а, напротив, предполагает их совершение, и, во-вторых, неприменение противоречащих закону актов есть обязанность суда, которой тот должен придерживаться во всей своей деятельности в соответствии с принципом законности. Однако с практической точки зрения специальное указание в законе на данное обстоятельство можно признать полезным, поскольку при игнорировании незаконного правового акта суд может теперь опереться на конкретную норму закона, которая предоставляет ему такую возможность. Как представляется, указанная мера распространяется как на индивидуально-правовые, так и нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд должен обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной нормативно-правовой акт, какой норме и какого закона он противоречит. Следует указать, что судом не должны применяться незаконные акты любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, признание недействительности которых не относится к его компетенции. Например, районный суд не может признать недействительным не соответствующий закону акт министерства, но он обязан его игнорировать как противоречащий закону при разрешении конкретного гражданско-правового спора. Если же вопрос о признании недействительным незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления входит в компетенцию данного суда, последний не может ограничиться лишь игнорированием этого акта, а должен объявить его недействительным. Наконец, надлежит отметить, что не применять незаконные акты должен не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц.

Присуждение к исполнению обязательства в натуре , нередко именуемое в литературе еще реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Вполне очевидно, что интерес потерпевшего отнюдь не всегда может быть удовлетворен такой заменой. Он вправе настаивать на том, чтобы его контрагент фактически совершил действия, являющиеся предметом соответствующего обязательства, например, реально передал вещь, выполнил работу, оказал услугу, и т.п. Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно невозможным либо нежелательным для потерпевшего, данный способ может быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего.

Возмещение убытков и взыскание неустойки представляют сбой наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые применяются в сфере как договорных, так и внедоговорных отношений. В отличие от возмещения вреда в натуре, например, путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом или вообще независима от него (взыскание неустойки). Основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков; взыскание неустойки (штрафа) производится в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Применение данного способа защиты ограничивается двумя основными обстоятельствами. Во-первых, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены только конкретными гражданами, так как юридические лица физических или нравственных страданий испытывать не могут. Во-вторых, нарушенные права должны носить по общему правилу личный неимущественный характер. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указана в законе.

Своеобразным способом защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов является прекращение или изменение правоотношения. Так, покупатель в случае существенного нарушения требований к качеству товара, вправе по своему выбору либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, либо потребовать замены товара надлежащего качества товаром, соответствующим договору; получатель ренты при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены ренты и т.д. Чаще всего данный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с принудительным прекращением или изменением правоотношения, но в принципе и не исключается его самостоятельное применение потерпевшим. Например, при существенном нарушении поставщиком или покупателем договора поставки потерпевшая сторона может в одностороннем порядке расторгнуть договор путем уведомления об этом другой стороны, т.е. без обращения в арбитражный суд. Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоотношения была прямо предусмотрена законом или договором.

Прекращение (изменение) правоотношения как способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов может применяться в связи как с виновными, так и невиновными действиями контрагента. Например, если выселение лица за невозможностью совместного проживания прямо связана с его виновными противоправными действиями, то принудительный выдел доли из общего имущества в соответствии со ст. 252 ГК может быть осуществлен заинтересованным лицом независимо от субъективной оценки действий других собственников.[9]

2.2 Неюрисдикционные способы защиты гражданских прав

Одним из неюрисдикционных способов защиты гражданских прав управомоченным лицом является самозащита гражданских прав. Под самозащитой гражданских прав понимается совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на защиту его личных или имущественных прав и интересов. К ним, например, относятся фактические действия собственника или иного законного владельца, направленные на охрану имущества, а также аналогичные действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.[10]

Уже в римском частном праве мы находим «следы» современной самозащиты. Оно выделяло «самоуправство» как первоначальную форму защиты прав, и государственную защиту прав. Следовательно, «самоуправство», (осуществление заинтересованным лицом защиты частных прав путем расправы с нарушителем права, иными словами – самостоятельными действиями фактического порядка, т.е. самозащита) в римском частном праве существовало и предполагало, что «насильственные действия могли предприниматься заинтересованными лицами в своих интересах лишь в чрезвычайных случаях, как состояние необходимой обороны, когда самоуправство было лишь средством защиты против неправомерного нападения, направленного против лица или его имущества». Самоуправством в узком смысле являлось и самовольное удовлетворение какого-либо требования. Но в этом случае, как указывается в литературе, «самоуправство было допущено как исключение, единственное и последнее средство охраны интересов».

Термин «самозащита» употреблен в российском законодательстве впервые, такого способа защиты не знали ни Гражданские кодексы 1922 г. и 1964 г., ни Основы гражданского законодательства 1990 г. Однако это не значит, что этот институт вообще не был известен отечественной науке гражданского права. Упоминание о т.н. «наступательной самозащите» мы встречаем в комментарии к ст. 1642 проекта Гражданского Уложения 1910 г. Термин «самозащита» встречался в советской юридической научной и учебной литературе и раскрывался как «своеобразный способ защиты прав».

В научной среде сегодня нет единства по отношению к самозащите. У законодателя и ученых разные точки зрения на то, что такое самозащита – форма или способ защиты гражданских прав? А.П. Сергеев, к примеру, критически рассматривает способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК: «С данной их квалификацией в научном плане согласиться невозможно, т. к. здесь смешаны близкие, но отнюдь не совпадающие понятия – способ и форма защиты гражданских прав». В.В. Витрянский, наоборот, без оговорок относит самозащиту права к способам, причем к тем, которые позволяют предупредить или пресечь нарушения права.

Характерными особенностями самозащиты являются:

1. То, что самозащита осуществляется, когда нарушение субъективного права уже произошло и продолжается, либо (в ряде случаев) против наличного посягательства на права и интересы управомоченного лица (например, необходимая оборона);

2. Обстановка (обстоятельства места и времени) исключает в настоящий момент возможность обращения за защитой к компетентным государственным органам, либо лицо, права которого были нарушены, действуя своей волей и в своем интересе, выбирает оперативные меры и средства реагирования, которые являются более быстрыми и чувствительными для нарушителя;

3. Самозащита осуществляется прежде всего силами самого потерпевшего (субъекта, чье право было нарушено), что не исключает взаимопомощи и содействия в осуществлении защиты против посягательства со стороны других граждан и юридических лиц;

4. Самозащита не должна выходить за пределы действий, необходимых для пресечения нарушения и должна быть соразмерна нарушению по своим способам (в противном случае она может превратиться в самоуправство или вылиться в превышение пределов необходимой обороны).[11]

Рассматривая самозащиту как один из способов защиты права, необходимо различать предпринимаемые управомоченным лицом для самозащиты своих прав меры превентивного характера и меры активно-оборонительного характера. Необходимая оборона и действия при крайней необходимости относятся к мерам активно-оборонительного характера. К мерам превентивного характера относятся, в частности, используемые собственником меры охраны своего имущества. Каковы же юридические границы самозащиты гражданских прав?

Поскольку в обществе существуют такие явления как кражи, грабежи, хищения, то очевидно само собой, что, признавая за гражданином или организацией право собственности, оперативного управления, право пользования, залоговое или иное право на имущество, закон признает за ним также и право принимать необходимые меры охраны этого имущества от посягательств. Однако при этом необходимо помнить, что право собственника или лица, владеющего имуществом на иных основаниях, принимать необходимые меры охраны имущества, как и всякое иное субъективное гражданское право или входящее в него правомочие, подчинено принципу осуществления его в соответствии с назначением. Охрана имущества должна осуществляться в соответствии с требованиями закона.

Между тем, практике известны случаи, когда управомоченное лицо выходит за установленные законом рамки. Известен, например, случай, когда собственник в целях охраны своего владения огородил его колючей проволокой, пропустив через ограду электрический ток. Очевидно, что принятие таких мер «охраны» своего имущества преследует не только цели его охраны, но и имеет своей задачей причинение вреда, причем не только правонарушителю, но и любому другому лицу или животному, которое прикоснется к такого рода ограде. Не гарантирован от такого последствия и сам собственник.

Подобного рода меры охраны, как представляющие общественную опасность, не только не допустимы с точки зрения гражданского законодательства, но в случае наступления тяжелых последствий могут быть рассматриваемы как уголовное преступление.

Одним из способов самозащиты гражданских прав является так называемая необходимая оборона . Институт необходимой обороны является комплексным институтом, регламентированным как гражданским, так и уголовным законодательством. И это не случайно. Дело в том, что на практике причинение вреда в состоянии необходимой обороны встречается исключительно при отражении опасности, создаваемой преступным поведением лица. Отсюда, в частности, вытекает единство и самого понятия необходимой обороны как для уголовного, так и для гражданского права.Согласно ст. 37 Уголовного кодекса необходимая оборона – это защита личности и прав обороняющегося от общественно опасных посягательств. В соответствии со ст. 1066 ГК вред, причиненный при самозащите в состоянии необходимой обороны без превышения ее пределов, не подлежит возмещению.[12] Действия обладателя права в защиту личных и имущественных прав не признаются противоправными, если они совершены в состоянии необходимой обороны.

Однако единство понятия необходимой обороны для уголовного и гражданского права не означает абсолютного тождества этих понятий, как это часто презюмируется в цивилистической литературе по данному вопросу. Дело в том, что понятие необходимой обороны в гражданском праве в одном отношении несколько шире, чем в уголовном праве. Под необходимой обороной в гражданском праве следует понимать не только такие действия обороняющегося, которые подпадают под признаки состава преступления, но и те действия обороняющегося, которые не подпадают под признаки преступления, но подпадают под признаки гражданского правонарушения. Так, например, в случае, когда в целях обороны от нападавшего обороняющийся разорвал на нем одежду и связал ею напавшего, никаких оснований для признания его действий подпадающими под признаки состава преступления может и не быть. Однако факт причинения вреда налицо, и такой вред не подлежит возмещению как причиненный в состоянии необходимой обороны.

Условия, при которых действия обороняющегося признаются совершенными в порядке необходимой обороны, за отмеченным выше исключением, одинаковы как для уголовного, так и для гражданского права.

С точки зрения защиты гражданских прав необходимая оборона представляет собой один из способов защиты прав управомоченного лица. Однако оборона будет необходимой и в тех случаях, когда подобного рода действиями осуществляется защита интересов государства и общества, прав и интересов других лиц.

Еще одним способом самозащиты гражданских прав являются действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости. Ст. 1067 ГК трактует крайнюю необходимость как опасность, угрожающую самому обладателю прав или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Такие действия, как и действия в состоянии необходимой обороны, ГК не признает противоправными. Однако если в состоянии крайней необходимости причинен вред, то он, как правило, подлежит возмещению.[13]

Крайняя необходимость имеет известные сходства с необходимой обороной, но вместе с тем весьма существенно отличается от последней.

Сходство крайней необходимости с необходимой обороной состоит прежде всего в том, что действия лица как в состоянии необходимой обороны, так и в состоянии крайней необходимости не являются только и исключительно способами самозащиты гражданских прав, но представляют собой также и средство защиты интересов государства, общества и других (не управомоченных) лиц, причем интересов как имущественных, так и неимущественных.

В отличие от необходимой обороны, которая является единственным в своем роде явлением, свойственным в гражданском праве лишь обязательствам из причинения вреда, крайняя необходимость имеет в гражданском законодательстве целый ряд сходных с ней правовых явлений. Так, например, ст. 179 ГК предусматривает признание недействительной сделки, совершенной «вследствие стечения тяжелых обстоятельств», ст. 187 ГК допускает передоверие представителем своих действий другому лицу, когда он «вынужден к этому силою обстоятельств» и др. В указанных случаях управомоченное лицо также действует при обстоятельствах, которые вынуждают его действовать определенным образом. Однако, как видно из приведенных примеров, закон употребляет здесь иные формулировки и не говорит о крайней необходимости.

Особенность обстоятельств, которые закон относит к крайней необходимости, в сравнении с приведенными случаями с точки зрения гражданского права состоит в том, что устранение опасности при этих обстоятельствах не может быть осуществлено обычными способами и лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, вынуждено использовать средства, связанные с причинением вреда.

При этом в одних случаях причинение вреда может быть необходимой мерой предотвращения опасности, тогда как в других случаях вред может выступать лишь как сопутствующее явление, которое могло наступить, но могло и не наступить. Однако возможность причинения вреда при предотвращении опасности в состоянии крайней необходимости всегда осознается лицом, предпринимающим те или иные меры. Иначе говоря, с субъективной стороны причинение вреда в состоянии крайней необходимости может быть как умышленным, так и неосторожным. Но при любом положении обязательным является одно условие: вред причиненный должен быть менее значительным, чем вред предотвращенный.

Крайняя необходимость весьма существенно отличается от необходимой обороны и по своему субъективному составу, причем как со стороны причинителя вреда, так и со стороны потерпевшего. Когда речь идет о необходимой обороне, то обороняющимся субъектом может быть только гражданин, но не юридическое лицо. Несколько иначе обстоит дело с крайней необходимостью. Если применительно к уголовному праву вопрос о субъекте, причиняющем вред в состоянии крайней необходимости, решается просто: им может быть только отдельный гражданин или несколько граждан, то применительно к гражданскому праву возможно положение, при котором в состоянии крайней необходимости оказывается юридическое лицо. Так, например, при причинении убытков, относящихся к общей аварии, капитан, распорядившийся выбросить груз за борт, действует не от своего собственного имени, а как представитель судовладельца, на которого впоследствии падает и часть убытков, соответствующая стоимости судна.

По своему характеру правоотношения, возникающие в связи с причинением вреда в состоянии крайней необходимости, могут быть двух видов.

В одних случаях, когда лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, причиняет вред, защищая свои собственные права и интересы, мы имеем дело лишь с двумя участниками правоотношения: причинителем вреда и потерпевшим. Применительно к этим случаям действует норма законодательства, обязывающая причинившего вред возместить его. Однако, поскольку причинение вреда в состоянии крайней необходимости рассматривается законом как действие правомерное, суд вправе при определении размера возмещения вреда учесть имущественное положение лица, причинившего вред, и снизить размер возмещения вреда.

В тех же случаях, когда причинение вреда в состоянии крайней необходимости имело место в интересах третьего лица, фактические отношения между лицами приобретают иной характер. Здесь появляются три участника этих отношений: причинитель вреда, потерпевший и третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда. Создается положение, аналогичное действиям одного лица в интересах другого без поручения, но связанное с причинением вреда другому лицу.

Применительно к таким случаям, суд, учитывая обстоятельства, при которых был причинен вред, вправе либо возложить обязанность по его возмещению на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

При этом закон обращает особое внимание на необходимость учета обстоятельств, при которых был причинен такой вред, в частности характера, способа и размера причиненного вреда, характера и степени необходимости причинения вреда, общественной значимости спасаемого блага, имущественного положения причинителя вреда, потерпевшего и лица, в интересах которого был причинен вред и т.д. Решать вопрос только по принципу возмещения вреда лицом, в интересах которого был причинен вред, значит заведомо отказаться от учета этих особенностей конкретного случая, что, в свою очередь, может повлечь за собой несправедливое решение.[14]

Наряду с самозащитой гражданских прав, которая представляет собой применение управомоченным лицом фактических мер по охране своих прав и интересов, гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу возможность применения к правонарушителю мер оперативного воздействия.

Под мерами оперативного воздействия понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении без обращения за защитой права к компетентным государственным или общественным органам.[15]

В отличие от самозащиты гражданских прав, которая имеет своей целью охрану личности гражданина, права собственности или иных прав организаций и граждан, имеющих вещно-правовой характер, меры оперативного воздействия неразрывно связаны с обязательственными отношениями. Они представляют собой один из видов правовых гарантий, направленных на обеспечение надлежащего исполнения обязательств путем предоставления управомоченной стороне права непосредственного оперативного воздействия на своего неисправного контрагента.

Сюда относятся, в частности, перевод поставщиком плательщика на предварительную оплату продукции; отказ от недоброкачественного или просроченного исполнения; погашение управомоченным лицом сумм, причитающихся ему с должника, за счет средств, подлежащих выплате должнику; выполнение определенных работ, не выполненных должником, за счет последнего; задержка в выдаче груза грузополучателю до внесения им всех причитающихся платежей, и др.

Как видно из этого далеко не полного перечня, случаи применения управомоченным лицом к обязанному лицу правоохранительных мер оперативного воздействия в гражданском праве достаточно многочисленны и разнообразны. Однако все они обладают некоторыми особенностями, которые позволяют выделить их в особую категорию правоохранительных мер оперативного воздействия и вместе с тем отграничить их от иных правоохранительных мер, в частности от гражданско-правовых санкций, являющихся мерами гражданско-правовой ответственности.

Первая особенность этих мер состоит в том, что все они имеют своей задачей охрану прав и интересов управомоченного лица и поэтому с полным основанием могут быть названы правоохранительными мерами. Правоохранительный характер этих мер находит свое выражение в том, что они применяются управомоченным лицом лишь в случае, когда обязанная сторона допустила те или иные нарушения, например не выполнила обязательства в установленный срок, уклоняется от выполнения тех или иных работ, систематически задерживает платежи и т.п. Поэтому односторонние действия граждан или организаций, предпринимаемые ими вне связи с нарушением обязанности другой стороной гражданского правоотношения, не могут быть отнесены к оперативным мерам правоохранительного воздействия, хотя бы по своей форме они и были сходны с последними.

Вторая особенность мер оперативного воздействия состоит в том, что эти меры имеют характер одностороннего действия управомоченного субъекта гражданского правоотношения. Это такие меры, которые применяются к правонарушителю непосредственно самим управомоченным лицом, но во всех без исключения случаях применение их является правом управомоченной стороны и происходит во внесудебном, внеарбитражном и т.п. порядке, т.е. без обращения к компетентным государственным органам. Именно это обстоятельство дает основание определить эти меры как меры оперативного характера.

Такой порядок применения данных мер существенно отличает их от гражданско-правовых санкций, которые применяются компетентными государственными органами в результате рассмотрения гражданских дел. При этом следует обратить внимание на то, что меры оперативного воздействия применяются управомоченной стороной не как органом административным по отношению к правонарушителю, а именно как стороной в гражданском правоотношении.

Третья особенность мер оперативного воздействия заключается в том, что односторонний характер применения управомоченным лицом этих мер определяет собой и специфический характер гарантий их правильного применения. Важное значение в связи с этим приобретают два момента: во-первых, разнообразный и во многом индивидуальный характер мер оперативного воздействия, порожденный спецификой регулируемых отношений, предполагает необходимость точного и императивного определения в законе специфических и также во многом индивидуальных условий и границ их применения; во-вторых, в целях обеспечения их правомерного использования управомоченным лицом закон предоставляет право обязанному лицу в случае необоснованного применения к нему мер оперативного воздействия оспорить правильность их применения в суде.

Четвертая особенность оперативных мер состоит в том, что применение их управомоченным лицом влечет за собой невыгодные последствия для обязанного лица. Это обстоятельство на первый взгляд сближает меры оперативного воздействия с гражданско-правовыми санкциями. В действительности же и с этой стороны между ними имеется существенное различие. Если применение гражданско-правовых санкций влечет за собой непосредственные и неотвратимые невыгодные последствия для правонарушителя, то применение мер оперативного воздействия при необходимой положительной реакции на них со стороны обязанного лица может и не повлечь за собой невыгодных последствий либо значительно уменьшить их размер.

Так, например, взыскание с неисправного контрагента неустойки (пени, штрафа) или убытков непосредственно влечет за собой уменьшение в его имуществе, тогда как, например, задержка пароходством груза до внесения грузополучателем всех причитающихся платежей может и не повлечь за собой невыгодных последствий для последнего, если эти платежи будут внесены в самый кратчайший срок. Из этого следует, что применение мер оперативного воздействия предполагает наступление невыгодных последствий для обязанного лица, как правило, лишь в конечном счете .

Пятая особенность мер оперативного воздействия состоит в их особом назначении в гражданском праве. Общеизвестно, что гражданско-правовые санкции как меры гражданско-правовой ответственности выполняют в обществе прежде всего возместительную функцию. Независимо от того, покрывают ли они убытки потерпевшей стороны в полном объеме или только частично, их главная функция состоит в восстановлении имущественной сферы потерпевшей стороны. Но так как это восстановление имущественного положения потерпевшего осуществляется за счет правонарушителя, то вполне понятно, что наряду с этим гражданско-правовые санкции выполняют также функцию имущественного воздействия на нарушителя гражданских прав и обязанностей.

В отличие от санкций меры оперативного воздействия хотя и связаны в конечном счете с невыгодными имущественными последствиями для правонарушителя, тем не менее, они, как правило, не связаны с восстановлением имущественной сферы потерпевшего, и потому возмещение потерь, понесенных управомоченным лицом, не является их функцией. Будучи, как и санкции, мерами правоохранительного порядка, они имеют своим назначением прежде всего побуждение другой стороны к надлежащему исполнению своих обязанностей. Поэтому обеспечение надлежащего исполнения и есть главная функция мер оперативного воздействия. Очевидно, вместе с тем, что связь оперативных мер с невыгодными имущественными последствиями для правонарушителя придает им характер мер имущественного воздействия.

Пределы применения управомоченным лицом мер оперативного воздействия определяются теми условиями, при наличии которых управомоченный вправе воспользоваться той или иной мерой. Условия эти предусмотрены законом и по своей юридической силе являются требованиями императивного характера, отступления от которых недопустимы, за исключением случаев, предусмотренных законом.[16]

Говоря о неюрисдикционных способах защиты права, нельзя забывать, что, предоставляя многочисленные и разнообразные средства защиты носителям субъективных гражданских прав, гражданское законодательство вместе с тем предусматривает и определенные границы защиты права.

Необходимость установления границ защиты субъективных гражданских прав обусловлена задачами гражданско-правовой охраны нарушенных или оспариваемых прав. Реальность и гарантированность субъективных гражданских прав в обществе нельзя понимать односторонне, только как обеспечение прав управомоченной стороны гражданского правоотношения. Осуществление всякого субъективного права, а тем более его осуществление путем применения к обязанной стороне мер государственно-принудительного характера всегда затрагивает не только интересы самого управомоченного лица, но и интересы государства и общества в целом, интересы обязанной стороны, а в ряде случаев также и интересы третьих лиц. Задача правосудия состоит поэтому не только в защите прав заявителя требования – управомоченного лица, но и в обеспечении интересов государства и общества, интересов обязанной стороны, прав и интересов иных организаций и граждан, в той или иной мере заинтересованных в правильном исходе дела. Поэтому защита прав по самой своей природе не может быть безграничной. Осуществление права на защиту также имеет свои пределы.[17]

2.3 Особенности и пределы судебной защиты гражданских прав

Судебная защита гражданских прав и свобод трактуется ст. 46 Конституции Российской Федерации как гарантия их осуществления. Гражданский кодекс развивает и детализирует эту норму применительно к осуществлению гражданских прав.

Ст. 11 ГК закрепляет два важных положения:

а) гражданские права подлежат судебной защите независимо от того, имеется ли соответствующее указание в ГК и иных законах. Исключения из этого правила – защита гражданских прав в административном порядке – могут устанавливаться только законом. При этом суд контролирует законность решений, принятых в административном порядке. Когда закон предоставляет субъекту возможность обратиться за защитой нарушенных прав либо в суд, либо к государственному или иному органу, выбор способа защиты принадлежит участнику правоотношения;

б) суд защищает как нарушенное, так и оспариваемое право. Например, одна из сторон гражданского правоотношения считает, что договор заключен, а вторая оспаривает заключение договора или считает сделку ничтожной. В этом случае возможно предъявление в суд иска о признании наличия договорных отношений либо о признании договора действительным, т.е. соответствующим закону.

К судебным органам, защищающим гражданские права, относятся суды общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд. Подведомственность дел между судами разграничивается процессуальным законодательством – Гражданским процессуальным кодексом и Арбитражным процессуальным кодексом.

Для разграничения компетенции судов при защите гражданских прав процессуальным законодательством использованы два критерия: субъектный состав спорящих сторон и (или) характер правоотношения, по которому возник спор. Как правило, субъекты спорных отношений предопределяют подведомственность спора. Споры между юридическими лицами подведомственны арбитражному суду, как и споры, стороной которых выступает гражданин как индивидуальный предприниматель. В судах общей юрисдикции рассматриваются остальные споры с участием граждан. Исключение составляют дела с участием граждан – кредиторов по заявлениям о признании юридического лица или индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) и по заявлению граждан о признании незаконным отказа в регистрации или уклонении от государственной регистрации индивидуального предпринимателя.

По соглашению сторон спор может быть передан на разрешение третейского суда. В Российской Федерации могут создаваться третейские суды для рассмотрения конкретного дела или постоянно действующие суды. Стороны вправе предусмотреть в договоре передачу возникших или могущих возникнуть споров на рассмотрение соответствующего третейского суда, т.е. включить в договор арбитражную оговорку, но возможно соглашение о передаче в третейский суд споров по поводу трудовых и семейных правоотношений. Решение третейского суда исполняется сторонами добровольно, при неисполнении применяется принуждение на основе исполнительного листа, выдаваемого судом общей юрисдикции или арбитражным судом.[18]

Возможность обратиться к компетентным государственным органам за защитой материального субъективного права является важнейшей в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. И хотя обеспечительную сторону права нельзя сводить только к применению мер государственного принуждения, следует признать, что подключение управомоченным лицом к реализации своего права аппарата государственного принуждения является важнейшим условием реальности и гарантированности прав граждан и юридических лиц.

Чем же определяются пределы осуществления требования о защите права?

Следует прежде всего иметь в виду, что требование защиты права имеет две стороны: процессуально-правовую, связанную с порядком заявления и рассмотрения требования, и материально-правовую, связанную с его удовлетворением. Поэтому вопрос о пределах осуществления названного требования следует рассматривать с позиций как материально-правовых, так и процессуально-правовых. Проблемы процессуально-правовых границ осуществления требования защиты права выходят за рамки настоящей работы. Поэтому здесь будут рассмотрены лишь те вопросы, которые в значительной мере связаны с проблемами материально-правового характера. В связи с этим особенно важное значение приобретают три проблемы: во-первых, вопрос о пределах осуществления управомоченным лицом требования защиты права в связи с установлением определенной подведомственности гражданско-правовых споров; во-вторых, вопрос о пределах осуществления названного права во времени; в-третьих, вопрос об осуществлении требования защиты права в соответствии с его назначением.

1. Пределы осуществления требования защиты права и рассмотрение гражданских дел в административном порядке.Вопрос о подведомственности – это, прежде всего, вопрос о том, какой государственный органправомочен рассматривать тот или иной гражданско-правовой спор, на ком именно лежит обязанность защитить нарушенное субъективное гражданское право заявителя. От правильного решения о подведомственности споров зависит обеспечение реальности и гарантированности прав граждан и организаций.

Особенно важное значение проблема подведомственности гражданско-правовых споров приобретает в связи с рассмотрением гражданских дел в административном порядке. Это объясняется, прежде всего, тем, что административный порядок рассмотрения споров, обладая некоторыми достоинствами, в частности возможностью значительно сократить сроки рассмотрения споров, тем не менее не обладает необходимым количеством правовых средств, обеспечивающих максимальную гарантию правильного разрешения дела. Разрешение гражданских споров в административном порядке характеризуется минимумом определенной законом процессуальной формы, хотя и в этом случае защита права осуществляется в установленном законом порядке, с соблюдением определенных правил и предоставлением сторонам известных правовых гарантий.

Административное разрешение гражданских дел имеет исключительный характер, т.е. применяется лишь в случаях, предусмотренных законом. Это не случайно, так как закономерностью развития права является соответствие материальному праву процессуальных форм его защиты. Практически это означает, что как материальное право, так и процессуальная форма его защиты должны базироваться на одних и тех же основополагающих принципах. Соответствие процессуальной формы характеру материального права обнаруживается также в том, что характер материального права определяет основную сферу приложения данной процессуальной формы его осуществления и защиты.

Это соответствие находит свое выражение в том, что сам характер процессуальной формы осуществления и защиты в значительной мере определяется специфическими особенностями материального права, особенностями складывающихся между участниками материально-правовых отношений. Особенность гражданских правоотношений заключается прежде всего в равном положении их участников, в их независимом (в административном или имущественном отношении) положении по отношению друг к другу. Из этого следует, что процессуальная форма защиты гражданских прав должна отвечать по крайней мере следующим требованиям:

1) Ее применение должно быть рассчитано на возникновение спора между сторонами;

2) Она должна использоваться при возбуждении дела самими сторонами (или лицами, призванными действовать таким образом в интересах одной из сторон);

3) Она должна обеспечить равное положение сторон при рассмотрении спора;

4) Орган, рассматривающий спор, не должен быть заинтересован в разрешении дела в пользу одной из сторон;

5) Форма защиты должна обеспечить максимум гарантий правильного разрешения спора.

Всем этим требованиям в полной мере отвечает лишь исковая форма защиты гражданских прав, которая поэтому и является основной формой их защиты.

Административный порядок этим требованиям в значительной мере не отвечает. По своему характеру он соответствует таким отношениям, которые основаны на подчинении одного субъекта другому. Поэтому основная сфера его применения – это рассмотрение споров, возникающих из административно-правовых отношений.[19]

2. Пределы осуществления требования защиты права во времени. Как уже отмечалось, основной процессуальной формой защиты гражданских прав является исковая форма их защиты. Однако требование защиты права в исковой форме, обращенное к суду или арбитражу, не может быть безграничным во времени. Это обусловлено, во-первых, установлением в законе или договоре сроков существования самого субъективного права, с прекращением которого естественно отпадает и надобность в его защите; во-вторых, недопустимостью продолжительной неопределенности в существовании самой возможности применения мер принудительного воздействия к правонарушителю, действия которого, совершенные в прошлом, по истечении значительного времени могут утратить свой общественно опасный характер, и применение к нему мер принудительного воздействия может оказаться не только не нужным, но и противоречащим целям правового принуждения в обществе; в-третьих, необходимостью выяснения объективной истины при рассмотрении каждого гражданского дела, так как со временем могут быть утрачены или обесценены доказательства, без которых правильное решение дела станет невозможным; в-четвертых, необходимостью устранения медлительности и волокиты при защите прав граждан и юридических лиц.

Осуществление управомоченным лицом требования защиты права, обращенного к суду, ограничено сроками исковой давности. Ст. 195 ГК РФ[20] определяет исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Это значит, что правовым последствием истечения срока исковой давности является утрата управомоченным лицом возможности осуществить принадлежащее ему материальное право в принудительном порядке.

3. Осуществление требования защиты права в соответствии с его назначением.Требование защиты права, т.е. обращение граждан и организаций к компетентным государственным или общественным органам за защитой нарушенного права, представляет собой, если так можно сказать, последний этап реализации субъективного гражданского права. Особенностью этого этапа реализации материально-правовых требований является то, что в данном случае управомоченный субъект прибегает к помощи государства, требует обеспечения осуществления или защиты его права посредством подключения к этому аппарата государственного принуждения.

Обязанность лица осуществлять право в соответствии с его назначением действует на всех стадиях осуществления субъективного гражданского права. Управомоченный субъект обязан надлежащим образом осуществлять принадлежащее ему право как при реализации его своими собственными действиями, например, при осуществлении владения, пользования и распоряжения своим имуществом, так и при заявлении тех или иных требований к обязанному субъекту гражданского правоотношения. Лицо обязано соблюдать это правило также и при осуществлении права на защиту, в том числе и при заявлении требования о защите права компетентным государственным органом.

Более того, именно в этом последнем случае обязанность осуществления субъективного права в соответствии с его назначением действует с особой силой, так как в данном случае речь идет не об обычном, а о принудительном осуществлении права с использованием в отношении правонарушителя мер государственно-принудительного характера. Злоупотребление правом в этом случае может не только привести к нарушению законности и ущемлению прав и интересов других граждан и организаций, но в известной мере может также нанести ущерб авторитету органа, рассматривающего спор.

Установление факта злоупотребления требованием защиты права, как и всякое иное осуществление права в противоречии с его назначением, должно иметь своим последствием отказ в защите права, а в ряде случаев и иные предусмотренные законом последствия. Однако не всякий отказ в защите права, например, не всякий отказ в иске, свидетельствует о злоупотреблении правом на защиту. В связи с этим прежде всего необходимо выяснить, в чем состоит назначение требования защиты права должно быть признано осуществленным в противоречии с его назначением в обществе.

Назначение требования защиты права состоит, прежде всего, в том, что оно имеет своей целью обеспечить принудительную реализацию нарушенного субъективного гражданского права. Это означает, что требование защиты права имеет достаточные основания материально-правового характера для применения мер принудительного порядка лишь при наличии нарушения права. В тех же случаях, когда требование защиты права заявлено при отсутствии самого факта нарушения права, таких оснований, как правило, нет. Исключение в этом отношении составляют лишь такие случаи, как, например, иски о признании права, об установлении факта, имеющего юридическое значение, где такого нарушения может и не быть и само требование заявлено в значительной мере в целях избежания такого нарушения в будущем.

Из сказанного выше, конечно, не вытекает, что нарушение права является единственным материально-правовым основанием для применения заявленного требования. Для удовлетворения заявленного требования защиты права необходимы и иные условия, в частности противоправное поведение правонарушителя, наличие вреда или убытков, вина, и т.п., наличие которых в разных сочетаниях необходимо в зависимости от характера того или иного конкретного случая. Однако нарушение субъективного гражданского права является обязательным условием удовлетворения заявленного требования во всех без исключения случаях.[21]

Заключение

Как мы видим, в современном российском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав, в конечном счете, зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важным показателем для всей экономики государства.

К сожалению, законодатель недостаточно подробно регламентирует осуществление конкретных способов защиты права (в частности, Гражданский кодекс не регламентирует порядок осуществления и пределы самозащиты, а лишь указывает, что такой способ защиты права допускается). Нередки и расхождения норм законодательства с мнением авторитетных ученых-теоретиков (например, законодатель относит самозащиту права к способам защиты гражданских прав, в то время как отдельные цивилисты считают ее не способом, а формой защиты).

Достаточно актуален для нашего общества и вопрос о пределах защиты гражданских прав. Необходимо четко представлять себе (особенно при осуществлении неюрисдикционных способов защиты) ту грань, которая отделяет защиту субъективного права от самоуправства. В обратном случае лицо, чье право было нарушено, рискует тем, что его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. Пределы защиты гражданских прав должны быть четко обозначены, защита лицом своего субъективного права не должна нарушать субъективных прав и интересов других лиц.

Интересен тот факт, что вопросы осуществления гражданских прав достаточно широко освещено в литературе, особенно советского периода, в то время как вопросы их защиты не так популярны среди ученых, хотя следует отметить, что в последнее время при всей скудности научных исследований вообще (о чем свидетельствует, например, почти полное отсутствие монографий), теме защиты субъективных прав уделяется все большее и большее место. Должное внимание оказывает вопросам защиты нарушенных прав и законодатель, и судебная практика. И все равно проблема еще не изучена на должном уровне.

Необходимо уделять большее внимание способам защиты гражданских прав как на законодательном, так и на доктринальном уровне. Особое значение при этом имеет регламентация неюрисдикционных способов защиты (в первую очередь, самозащиты гражданских прав и мер оперативного воздействия), как наиболее доступных для участников гражданского оборота способов защиты их субъективных прав.

Список используемой литературы

1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. – М., Статут, 2007

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 // М., 2008

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 // М., 2008

4. Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. ‑ М.: Юридическая литература, М., 2007

5. Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. ‑ М., 2007

6. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого – М.:Проспект, 2007

7. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. – М.: Статут, 2008

8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая – третья / Под ред. Е.Л. Забарчука. – М., 2007

9. Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные вопросы гражданского права. ‑ М., 2008


[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения.- М.: Статут, 2007.-С.624

[2] Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова.-М.: Издательство БЕК, 2008.-С.159-160

[3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч.-С.624, 2007

[4] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2008.-С.104

[5] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения.- М.: Статут, 2007.-С.625-628

[6] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 // 2008

[7] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения.- М.: Статут, 2007. - С. 628-630

[8] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 // 2008

[9] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К. Толстого.-М.:Проспект, 2007.-С.272-278

[10] Гражданское право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. Е.А. Суханова.-М.: изд-во БЕК 2007.-Ч.1.-С.160

[11] Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные вопросы гражданского права. - М., Статут, 2008.-С.85-89

[12] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 2008

[13] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая – третья / Под ред. Е.Л. Забарчука.- М.: Изд-во «Экзамен», изд-во «Право и закон», 2007.-С.811

[14] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2008.-С.117-132

[15] Гражданское право: Учебник: В 2 ч. / Под ред. Е.А. Суханова.-М.: изд-во БЕК, 2007.-Ч.1.-С.163

[16] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2008.-С.132-137

[17] Грибанов В.П. Указ. соч.-С.104

[18] Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. - М.: Юридическая литература, 2007. - С. 35-37

[19] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2008.-С.164-168

[20] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 // 2008

[21] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2008.-С.182-204

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий