регистрация / вход

Сроки в наследственном праве

Этапы развития наследственного права России. Понятие срока в праве. Срок принятия наследства и восстановление срока его принятия. Сроки исковой давности в наследственных правоотношениях. Соотношение понятий момента смерти и времени открытия наследства.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ НАСЛЕДОВАНИЯ И ПОНЯТИЕ СРОКА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1.1 Этапы развития наследственного права России

1.2 Понятие срока в праве

ГЛАВА 2. СРОКИ НАСЛЕДОВАНИЯ

2.1 Срок принятия наследства

2.2 Восстановление срока принятия наследства

ГЛАВА 3. ИНЫЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СРОКИ В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ

3.1 Иные сроки в наследственном праве

3.2 Сроки исковой давности в наследственных правоотношениях

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Время влияет на юридические отношения не само по себе, а через те или другие юридические факты, которые им обусловливаются или ограничиваются, поэтому юриспруденция использует категорию срока, под которым понимает отрезок или момент времени, определяющие временные пределы осуществления и защиты субъективных прав и обязанностей. Нормы права, закрепляющие общие положения о сроках, содержащиеся в различных отраслевых законодательных актах, в своей основе имеют сходные по законодательной технике правила, однако практика применения норм о сроках как в различных отраслях российского права, так и в подотраслях гражданского права имеет существенные различия, требующие детального теоретического осмысления в целях эффективного правоприменения.

Если в целом в гражданском праве в силу диспозитивного характера метода гражданско-правового регулирования субъектам права предоставлены широкие полномочия не только по определению длительности сроков, но и самому их установлению, то в наследственном праве в целом строго закреплены как продолжительность сроков, так и порядок их установления. В пятом разделе Гражданского кодекса Российской Федерации «Наследственное право» сроки, касающиеся наследственных прав и обязанностей, нашли достаточно широкое определение, однако не получили адекватного механизма их применения. Некоторые вопросы, требующие разрешения, вообще не нашли отражения в наследственно-правовых нормах, вследствие чего возникли проблемы как теоретического, так и практического характера, которые повлекли злоупотребления со стороны субъектов наследственного права. Таким образом, назрела настоятельная необходимость совершенствования нормативных установлений, регулирующих сроки в наследственных отношениях на основе общих положений, выработанных гражданско-правовой наукой о сроках.

В цивилистической литературе наследственно-правовые сроки, как правило, рассматриваются при освещении общих положений, которые не всегда могут быть использованы при применении норм наследственного права, что требует выработки комплексного подхода к срокам в наследственном праве, свидетельствует о значимости и актуальности темы дипломного исследования.

Степень научной разработанности. Фундаментальные исследования в области правового регулирования сроков в гражданском праве проводили такие ученые-цивилисты, как Акатов А.А., Антимонов Б.С., Асланян Н.П., Байзигитова А.М., Барщевский М.Ю., Блинков О.Е., Власов Ю.Н., Гаврилов В.Н., Гордон М.В., Гришаев СП., Гущин В.В., Долинская В.В., Дроников В.К., Жаркова Г.И., Зайцева Т.И., Калинин В.В., Коваленко А.Г., Корчевская Л.И., Кравчук А.Г., Кириллова Н.С., Крылова З.Г., Кулакова А.Н., Лиманский Г.С, Маковский А.Л., Мельникова М.П., Михайлова А.С., Никитюк П.С, Никифоров А.В., Орловский П.Е., Рубанов А.А., Рыбаков В.А, Рясенцев В.А., Серебровский В.И., Толстой Ю.К., Чепига Т.Д., Щербина Н.В., Ярошенко К.Б. и другие в своих работах отчасти затрагивали отдельные вопросы сроков осуществления наследственных прав, однако трудов, которые бы комплексно рассматривали сроки в наследственном праве, в отечественной цивилистической науке нет.

Поэтому в целях создания эффективной системы гражданско-правового регулирования сроков возникновения, осуществления и прекращения субъективных наследственных прав необходим тщательный анализ различной юридической силы правовых актов, который позволит выявить особенности гражданско-правового регулирования сроков в наследственном праве.

Основная цель дипломного исследования заключалась в комплексном теоретическом анализе сроков в наследственном праве как разновидностей гражданско-правовых сроков, их динамики и влияния на наследственное правоотношение; во исполнение данной цели ставились следующие задачи:

- определить понятие, сущность и место сроков в системе юридических фактов;

- провести классификацию сроков в гражданском праве, определив классификационные группы, имеющие схожий правовой режим;

- рассмотреть соотношение понятий момента смерти и времени открытия наследства;

- дать анализ теоретическим и практическим проблемам времени открытия наследства при объявлении лица умершим;

- рассмотреть сроки существования наследственных прав и прав, связанных с наследственным правопреемством;

- рассмотреть проблемы применения сроков исковой давности в наследственных делах;

- разработать и обосновать предложения по совершенствованию законодательства о сроках в наследственном праве.

Объектом исследования являются нормы гражданского права, определяющие сроки, связанные с наследственным правопреемством; предметом исследования - непосредственно само понятие, сущность и виды сроков в наследственном праве.

Методы исследования. Для решения поставленных перед дипломным исследованием задач автором использовались положения действующих нормативных правовых актов Российской Федерации, которые в той или иной степени затрагивают вопросы сроков осуществления наследственных прав, давностных сроков в наследственном праве, определения времени открытия наследства и пр.

В работе использовались следующие общенаучные и частнонаучные методы познания: диалектический, исторический, сравнительный и системный анализ, метод экспертных оценок.

Структура диплома определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ НАСЛЕДОВАНИЯ И ПОНЯТИЕ СРОКА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1.1 Этапы развития наследственного права России

На протяжении многих веков право регулирует отношения, возникающие при переходе имущества от умершего субъекта к его правопреемникам. Исторически сложилось так, что институт наследования является одним из самых древнейших, поскольку его зарождение и дальнейшая эволюция проходили одновременно с развитием человеческого общества.

Принятие третьей части ГК РФ[1] значительным образом изменило правила наследования. Увеличилось число очередей наследников по закону, правила о форме завещания стали более разнообразными. Нормы наследственного права рассчитаны теперь на возможность наследования практически любого имущества. Исторический анализ законодательства свидетельствует, что подобного расширения прав наследования наша страна еще не знала. Несомненно, одним из наиболее интересных вопросов является исследование причин, порождающих новеллы и ограничения в правах наследования. Изначально имущественные права в совокупности принадлежали всем членам семьи или рода. Поэтому смерть одного из них не порождала какого бы то ни было правопреемства, перехода прав, а лишь меняла порядок участвующих[2] . Появление Русской Правды[3] ознаменовало собой начало первого периода в развитии русского наследственного права. В Русской Правде основания наследования отличались лишь по формальному признаку. Завещание по Русской Правде есть только способ распределения по усмотрению завещателя имущества между законными наследниками и не имеет своей целью изменение обычного порядка. Наследование ограничивалось тесным кругом семьи - восходящие и боковые родственники не имеют никаких прав на наследство. Основными наследниками по Русской Правде являлись сыновья. Обращает на себя внимание отсутствие при распределении наследственного имущества принципа первородства.

Подобная ситуация сложится в России после событий октября 1917 г. Однако причины, породившие ограничения, будут коренным образом отличаться от времен Русской Правды.

Второй период развития наследственного права связан с появлением ссудных грамот в Новгороде и Пскове, а также со становлением Московского государства. Сущность исторического развития русского наследственного права на втором этапе своего развития (XV - XVI вв.) Г.Ф. Шершеневич видит в расширении круга родственников, призываемых к наследованию[4] . Источники не ограничивают права наследства одной нисходящей линией, а простирают их на всех родственников нисходящей, боковой и восходящей линий. Не предполагается различия также в зависимости от сословной принадлежности лица[5] . Важным моментом является то, что в указанных источниках различия между основаниями наследования (по закону и по завещанию) уже не носят только внешний характер. Завещание мог сделать любой член семьи, но обязательно в письменной форме.

Указ 1714 г. "О единонаследии" Петра Великого ввел значительные ограничения в наследовании и ознаменовал новый этап в развитии. По всему следует, что реформа Петра I носила сословный характер и затрагивала наследование после дворян. В соответствии с вышеупомянутым документом недвижимое имущество могло быть завещано лишь одному родственнику, причем сыновья имели только преимущество перед дочерьми, но не отстраняли их полностью. Важно было, чтобы имущество перешло в "одни руки". Движимое имущество могло дробиться сколь угодно.

Однако Указ о единонаследии встретил сопротивление со стороны дворянства, ставшего уже консервативной силой, потому что затронул самые близкие ему интересы: право собственности, переходящее в порядке наследственного правопреемства. Анна Иоанновна отменяет распоряжение Петра I своим Указом в 1731 г. "Родители, по равной любви ко всем своим детям, употребляли все средства для того, чтобы разделить между ними свое имение по равным частям, прибегали для того к подложным продажам и закладам, обязывали детей великими клятвами, чтобы получивший после них свое имение передал его часть своим братьям; из-за одного наследства рождались между детьми и родственниками ссоры, ненависть, смертоубийства". Такими причинами руководствовалась императрица, отменяя Указ о единонаследии. Екатерина II опять ввела ограничения в наследовании, правда, только в отношении родового имущества.

Накопившиеся в течение продолжительного периода правила о наследовании были подвергнуты в Своде законов Российской империи кодификации[6] . Русское дореволюционное право закрепляло положение о том, что родовое имущество могло переходить только к наследникам по закону, причем число очередей наследников не устанавливалось, а для остального имущества существовал общий порядок наследования. Исчезли сословный характер наследования и существующие привилегии первородства, наследственные права женщин уравнены с наследственными правами мужчин. В таком виде наследственное право России встретило 1917 г.

Со сменой политического строя растаяло российское право, берущее свои начала во времена Киевской Руси, развитое в Московском государстве и Российской империи. Коммунисты попытались изменить все то, что складывалось веками, и наследственное право первой половины XX в. не имело твердой основы в виде традиции и обычаев. Это и явилось причиной его нестабильности. Новая идеология не признавала частной собственности и призывала любыми путями лишить граждан данного блага. А поскольку переход "личной" собственности был возможен в порядке наследственного правопреемства, оно было ликвидировано одним из первых декретов советской власти (Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 г. "Об отмене наследования" [7] ).

Теперь наследственное правопреемство стало трактоваться как передача в непосредственное управление и распоряжение. Только сравнительно узкий круг лиц мог быть правопреемником умершего. По наследству могло переходить имущество в пределах стоимости, определенной Декретом. О таком основании наследования, как наследование по завещанию, речи вообще не шло. В то же время из наследственной массы особо стали выделять предметы домашней обстановки, которые могли перейти по наследству только к лицам, совместно проживающим и пользующимся наравне с умершим данными вещами.

Начало реставрации наследственного права положил Декрет ВЦИК от 22 мая 1922 г. "Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР"[8] . Декрет признал право наследования по завещанию и по закону супругами и прямыми нисходящими потомками в пределах общей стоимости наследства 10000 золотых рублей. Положения Декрета от 22 мая 1922 г. легли в основу раздела ГК РСФСР 1922 г. "Наследственное право".

Допуская возможность завещания имущества, ГК 1922 г. существенно ограничивал свободу завещательных распоряжений. Имущество не могло быть завещано лицам, не являющимся наследниками по закону. В 1926 г. предельный размер стоимости имущества, которое могло переходить по наследству, был отменен Постановлением ЦИК и СНК СССР.

Следующим этапом развития можно считать издание Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. "О наследниках по закону и по завещанию"[9] , который имел исключительное значение и стал поворотным моментом в истории советского наследственного права. Поскольку все ограничения прав наследования имели целью ликвидацию "капиталистических элементов", а к 1945 г. считалось, что она была завершена полностью, стало возможным предоставить гражданам более широкие права в распоряжении на случай смерти своим имуществом. Более того, в послевоенный период правительство стремилось улучшить имущественное положение граждан. Указом 1945 г. устанавливался более широкий круг наследников по закону, расширялась свобода завещаний, усиливалась охрана интересов несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных наследников.

После 1945 г. нормы наследственного права практически не изменялись до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г.[10] , на базе которых был принят разд. VII ГК РСФСР 1964 г., просуществовавший едва ли не дольше всех остальных норм этого Кодекса. Первоначально ГК 1964 г. устанавливал только две очереди наследования по закону и предусматривал возможность наследования по завещанию. Особо оговаривался порядок наследования отдельных видов имущества, например, таких как вклады в банках или предметы домашней обстановки. К моменту принятия третьей части ГК РФ существовало уже четыре очереди наследников и допускалось наследование практически любого имущества, за исключением прав, связанных с личностью наследодателя.

Таким образом, в начале каждого периода наблюдается тенденция к максимальному ограничению как субъективной воли наследодателя, так и круга наследников по обоим основаниям. Так было в Пскове и Новгороде, в Московском государстве, в эпоху империи и в начале советского периода. Все они начинались если не полной отменой права наследования, то как минимум тотальным его ограничением.

С усилением политической власти ограничивалась свобода распоряжения собственностью, государство с новыми силами вмешивалось в частную жизнь общества. Законы и указы, устанавливающие всевозможные ограничения наследования, наглядно демонстрировали связь института частной собственности, государства и наследственного права. Стремление публичной власти оказывать влияние по меньшей мере на судьбу недвижимого имущества вполне объяснимо. Во много раз легче управлять огромным государством, имея устойчивую материальную основу. Именно подобные взгляды и руководили Петром Великим, когда Указом 1714 г. "О единонаследии" он запретил дробление имений, переходящих в порядке наследственного правопреемства. Именно поэтому в Московском государстве в отличие от порядка наследования движимого имущества наследование вотчин проходило в особом порядке. Преобразования в сфере перехода прав от умершего к его потомкам находились под воздействием властных велений государства в такой же мере, как и под влиянием условий идеологии, доминирующей в общественном сознании. Наследственное право прошло длительный эволюционный путь развития, когда по принципам "естественного отбора" законодательство усваивало наиболее полезные и нужные обществу и, несомненно, государству правила регулирования наследственных отношений. Именно по этой причине петровские ограничения субъективной воли наследодателя, изданные по усмотрению одного человека, были отменены менее чем через 15 лет. Именно по этой причине, уничтожив царское законодательство в 1918 г., большевики буквально через два года осознали невозможность использовать нормы, не имеющие под собой исторической основы.

1.2 Понятие срока в праве

Понятие времени является общей абстракцией, поэтому правовые последствия связываются не со временем, а с временными отрезками и (или) моментами времени. Сроки позволяют не только выделять во времени подлежащие правовому регулированию общественные отношения, но и сами становятся формой существования правовых явлений. Обычно сроками называют моменты или периоды времени, с наступлением или истечением которых связываются определенные юридические последствия. Некоторыми дореволюционными цивилистами предлагался несколько иной подход к срокам, при котором под временем понималась его продолжительность, а под сроком - наступление известного момента времени. В любом случае, срок - это выделяемый в юридически значимых целях законодателем или субъектами права промежуток или момент социального времени, учитываемый и измеряемый с использованием эталонов физического времени по нормативно закрепленным правилам.

Современные представления о времени основываются на положениях теории относительности А. Эйнштейна и космогонических теориях Большого взрыва, расширяющейся Вселенной и втором законе термодинамики. Наука не рассматривает время как изолированное явление, полагая, что оно не оторвано от пространства и вместе с ним образует единый объект, который называется пространством-временем. Выдвинуты различные концепции времени. Субстанциональная концепция времени и пространства рассматривает время как особого рода субстанцию наряду с пространством, веществом и др. Реляционная концепция считает время отношением (или системой отношений) между физическими событиями. Отношение времени и бытия стремятся объяснить статическая и динамическая концепции времени. Согласно статической концепции события прошлого, настоящего и будущего существуют реально и в известном смысле одновременно, а становление и исчезновение материальных объектов - иллюзия, возникающая в момент того или иного изменения. Динамическая концепция определяет, что реально существуют только события настоящего времени; события прошлого уже реально не существуют, а события будущего еще реально не существуют[11] .

Представляется, что современным данным физики больше соответствуют реляционная и динамическая концепции времени. В самом деле, физические явления динамичны, они развиваются и в ходе этого развития состоят между собой в определенных отношениях. При этом развитие идет от прошлого к будущему, приводя к изменениям в объектах и их соотношении. Пространство и время - формы бытия движущейся материи. Возможность определять направление времени, отличать прошлое от будущего связана с увеличением беспорядка (или энтропии), с течением времени - это одно из определений так называемой стрелы времени[12] . Стивен Хокинг различает три различные стрелы времени: стрела термодинамическая, указывающая направление, в котором возникает беспорядок или энтропия; стрела психологическая - направление, в котором мы ощущаем ход времени, направление, при котором мы помним прошлое, но не будущее; стрела космологическая - направление времени, в котором Вселенная расширяется, а не сжимается. Психологическая стрела определяется термодинамической, и обе эти стрелы всегда направлены одинаково[13] .

Динамичность времени подчеркивает и Г. Рейхенбах: "Время не статично, оно движется. Когда мы говорим о потоке времени, то обычно рассматриваем его как движение некоторой объективной сущности, которое мы воспринимаем и непрерывное течение которой не можем предотвратить"[14] . Время как объективная сущность находит субъективное отражение в сознании человека, упорядочивающем последовательность событий. Время - объективная категория, форма бытия, субъективно вызывающая представление об упорядоченности объектов и их движения. Существует связь между субъективным переживанием времени человеком и объективными свойствами времени в природе. Восприятие течения времени индивидом соответствует положительному направлению физического времени, что объясняется свойствами человеческой психики – память регистрирует события и хранит записи о прошлом, подобно другим естественным или искусственным протоколам, так же, как, например, память компьютера.

Течение времени нам не подконтрольно: мы знаем прошлое, но не можем его изменить. Представление о необратимости времени обусловлено тем, что сама жизнь человека - наиболее важная и фундаментальная основа представлений о времени - является необратимым процессом. Но можем ли мы предвидеть будущее и воздействовать на него? Будущее можно предсказать с точностью и полнотой в пределах имеющихся точности и полноты начальных данных, из которых мы конструируем свои предположения. Наш контроль над будущим, хотя и ограниченный по своим возможностям, часто бывает достаточным для удовлетворения наших повседневных (в широком смысле) потребностей. Ограниченность предвидения и реальной возможности воплощения в жизнь наших намерений отмечалась уже в древности: "Не хвались завтрашним днем, потому что не знаешь, что родит тот день" (Библия. Книга Притчей Соломоновых. Гл. 27, ст. 1). Изменения "в завтрашнем дне" могут не соответствовать нашим намерениям, оказаться случайными. "...Случай - фактор, изменяющий на раннем этапе направление любого эволюционного процесса, когда возникающая система приобретает собственно системные свойства, которые, вообще говоря, еще не заметны в том материале, который ее порождает". Это видно "...на примерах различных больших природных систем, как возникающих "бессознательно", так и в тех случаях, когда системными элементами являются люди"[15] .

Любая деятельность человека не является вневременной - она, как и само существование человека, протекает во времени и пространстве. Время является фактором развития и регулирования общественных отношений. Нет такой области правового регулирования общественных отношений, где фактор времени не играл бы существенной, а во многих случаях определяющей роли. Течение времени неизменно и непрерывно. Ни законодатель, ни стороны правоотношения не могут ни замедлить, ни ускорить бег времени, но связать правовые последствия с ходом времени в пределах их возможностей. Они используют фактор времени так же, как фактор пространства, ибо, как любая реальность, они существуют во времени и в пространстве. Но если пространство предоставляет внутри своих координат определенные возможности манипуляций, то время, направление которого определяется объективно действующей "стрелой времени", движется только в будущее, оставляя за собой прошлое, изменить которое нельзя: практически возможно лишь извлечение из него каких-то уроков.

Фактор времени присутствует в любых правоотношениях, независимо от их отраслевой принадлежности. Вопрос в том, кто, в каких целях и каким способом использует фактор времени. Государство применяет временные координаты для организации и упорядочивания общественных отношений. Делается это и с использованием нормативно-правового регулирования, и с помощью индивидуальных государственно-правовых или административно-правовых актов. В ряде случаев властный акт государства выступает как констатация прекращения бытия одной социально-экономической формации и замена ее другой с изменением решаемых обществом задач. Такова, например, Декларация о правах трудящегося и эксплуатируемого народа, принятая 13 (26) января 1918 г. III Всероссийским съездом Советов. Но такого рода акты, по существу, лишь констатируют событие, не столько "распоряжаясь" о возникновении явления, сколько фиксируя его и формально обозначая некий момент времени. Другое дело акт объединения субъектов федерации - с указанного в нем момента времени возникает новая юридическая, экономическая и прочая реальность. Психологическая стрела времени получает новое направление.

Оставим без детального рассмотрения действие фактора времени в других отраслях права и обратимся к праву гражданскому. Свое значение, отличающееся известной спецификой в пределах общей правовой применимости категории времени, имеет время в гражданском праве. Статья 2 ГК РФ в общих чертах определяет предмет регулирования гражданского законодательства. Практически в любом круге отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования, фактор времени играет решающую роль. В одних случаях правовые последствия течения времени, наступления определенного момента во времени непосредственно предусмотрены нормой права, в других вопрос о том, включать или не включать элемент времени в ткань правоотношения, решается по усмотрению субъектов этих правоотношений. Не случайно поэтому в области регулирования обязательственных отношений - и в части первой, и в части второй, и в части третьей ГК РФ - ряд норм предписывают учитывать фактор времени. Для гражданского права существенна свобода волеизъявления субъектов права, их равноправие. В число принципов гражданского права (основных начал гражданского права) наряду с другими принципами все исследователи неизменно включают принцип свободы договора[16] .

Используя время в качестве инструмента формирования правоотношений, законодатель исходит из множества предпосылок, не все из которых им четко осознаются. Однако в ряде случаев причины того или иного использования фактора времени более или менее очевидны. Например, древнеримская конструкция приобретательной давности (usucapio). По Законам XII таблиц срок приобретательной давности (как мы ее понимаем) составлял два года для того, чтобы приобретатель стал собственником земельного участка (движимых вещей - один год). В эпоху Юстиниана сроки удлинились (по недвижимости 10 и 20 лет, в зависимости от того, живет ли владелец в той же провинции, где находится вещь, или нет). Институции Юстиниана (2. 6 pr.) записали, что прежние сроки приобретательной давности указывали на стремление древних юристов побудить собственников как можно скорее предъявлять иски о возвращении своих вещей. "Нам, однако, представилась лучшая мысль для того, чтобы хозяева не так скоро теряли имущество и чтобы эта льгота не ограничивалась какой-либо отдельной местностью" (C. 1. 7. 33. 8; 7. 31. 1). Сравнивая приведенные подходы к определению срока приобретательной давности в Древнем Риме, мы можем с полным основанием предположить, что в доклассический период государство стремилось способствовать формированию слоя частных собственников земель, являвшихся опорой рабовладельческого строя.

Фактор времени всегда объективно присутствует в правоотношениях и во многих случаях специально вводится в правоотношение его сторонами или иными заинтересованными лицами. Каким образом включается время в правоотношение? Чем объясняется использование фактора времени для регулирования общественных отношений разного рода? Конкретное выражение времени, его определенного отрезка - срок. Время - вместилище событий, разнообразных фактов объективной действительности. Сроки служат ориентиром во времени, помогают установить место факта в непрерывном потоке иных фактов, явлений.

Гражданское законодательство содержит подробные правила, посвященные исчислению сроков (гл. 11 ГК РФ). Согласно ст. 190 ГК РФ "...срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить". Ссылки на конкретную календарную дату чаще всего встречаются в договорах, когда осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей связывается с точным моментом времени (например, 31 декабря 2004 г.). Однако такие ссылки могут иметь место и в решениях судов, а также определяться самим законом, например путем указания на определенное число месяца, когда должны производиться периодические платежи за коммунальные услуги, по обязательству страхования, налоговым платежам и т.п[17] .

Сроки, представляющие собой периоды времени, определяются указанием на их продолжительность и исчисляются годами, месяцами, неделями, днями или часами (ст. 190 ГК РФ), а иногда и более краткими периодами (например, хранение отобранного покупателем по договору розничной купли-продажи товара в течение 30 минут).

Особенность определения срока путем указания на событие, которое неизбежно должно наступить, состоит в том, что участники гражданского правоотношения не знают заранее точной даты его наступления. Например, окончание договора пожизненного содержания с иждивением закон связывает со смертью продавца, которая неизбежно наступит, хотя и не известно, когда это произойдет[18] .

Для правильного исчисления срока большое значение имеет точное определение его начала и окончания. Согласно ст. 191 ГК РФ "Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало".

Что касается правил окончания течения срока, то они различаются в зависимости от используемой единицы времени.

Согласно ст. 190 ГК РФ срок может определяться: календарной датой; истечением периода времени, исчисляемого годами, месяцами, неделями, днями или часами; указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Если срок определен точной датой, например 21 сентября 2004 г., или период времени обозначен такими датами, например, квартира сдается внаем на три месяца с 1 июня по 31 августа, необходимости обращаться к правилам исчисления сроков нет. Сложнее обстоит дело, когда срок определен только количеством дней, недель, месяцев или лет без указания их начального и (или) конечного моментов (дней), поскольку, как было указано выше, течение срока, исчисляемого данными периодами, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

"Отгрузка товара по договору поставки, заключенному 15 июня, должна быть произведена в течение 10 дней с момента его заключения. Это означает, что срок отгрузки начался 16 июня, а потому и последним допустимым днем отгрузки следует считать 25 июня. Следовательно, момент (день), которым определено начало срока, не засчитывается в его продолжительность. Очевидно, что данное правило введено для упрощения подсчета срока (иначе его окончанием в данном случае пришлось бы считать 24 июня)[19] ".

Несовпадение дня фактического начала с днем его юридического начала (исчисления) несет в себе определенное противоречие и неясность и вместе с терминологической нечеткостью в законе и науке в определении (названии) этих двух дней создает дополнительные трудности. Если изменить дату заключения договора на 26 июня, то определение окончания даже 10-дневного срока будет уже не таким очевидным и упрощенным. Такое правило законодателем, по-видимому, введено для того, чтобы первый исчисляемый день срока был также полными сутками. По общему правилу, и последний день срока продолжается до 24 часов.

Распространено мнение, что этот день должен соответствовать названию или числу первого дня срока, а не предыдущему дню. Так, например, недельный срок, начавшийся в среду, признается истекшим в среду следующей недели[20] . Если решением суда об освобождении помещения, вступившим в законную силу 20 апреля, установлен месячный срок, то он истекает 21 мая, т.к. начинает течь с 21 апреля.

Такое толкование окончания срока следует признать неправильным, ведущим к тому, что один и тот же день недели или число месяца будут учитываться дважды. Так, в указанных примерах неделя равна не семи, а восьми дням, а месячный срок на один полный день больше, причем без учета времени дня, определяющего начало срока, и независимо от того, полный он или нет. Общеизвестно, что календарный год длится с 1 января по 31 декабря, месяц - с 1 по 30 или 31 число, а неделя - с понедельника по воскресенье. Во всех этих периодах времени очевидна одна закономерность: последний день по своему числу месяца или названию дня недели всегда предшествует числу (названию) первого дня. Водоразделом этих периодов является полночь. Представляется, что такой же естественный календарный принцип заложен законодателем в ст. 191 ГК РФ при определении последнего дня указанных периодов, начинающихся с любого другого, не первого числа месяца или дня недели.

При таком исчислении начавшийся в среду недельный срок закончится во вторник; окончанием годичного срока, исчисляемого с 19 декабря 2003 г., будет 18 декабря 2004 г., независимо от количества дней в году.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении № 7816/95 от 5 марта 1996 г. указал, что месячный срок подачи апелляционной жалобы на решение суда от 19 июля 1995 г. оканчивался 19 августа 1995 г[21] .

По методике же представителей гражданского права и процесса месячный срок в этих случаях должен был бы заканчиваться 20 августа, т.к. начал исчисляться с 20 июля.

Проявляя, на первый взгляд, последовательность, Президиум ВАС в Постановлении № 6071/98 от 1 декабря 1998 г. определил, что при предъявлении иска в арбитражный суд 7 октября 1997 г. трехгодичный срок исковой давности начал течь с 8 октября 1994 г., а исковые требования о взыскании процентов за более ранний период расценил как заявленные с пропуском давностного срока[22] .

Подобное исчисление срока исковой давности, регулируемое нормами материального, а не процессуального права, представляется ошибочным. Статья 200 ГК РФ прямо устанавливает течение данного срока не со следующего, а непосредственно со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Поскольку ст. 200 является специальной нормой, она имеет приоритет перед ст. 191 ГК РФ. В то же время в гл. 12 ГК РФ нет специальной нормы об окончании срока исковой давности. Поэтому необходимо руководствоваться ст. 192 и другими общими нормами гл. 11 ГК РФ об определении последнего дня срока. Поскольку фактически и юридически первым днем срока исковой давности является один и тот же день, то и последним днем срока может быть лишь день с тем же числом, что и первый день срока, т.к. другого числа, которому он мог бы соответствовать, нет. При таком порядке исчисления установленный законом срок давности всегда будет больше на время первого, чаще всего неполного дня. Подобное правило вполне разумно, поскольку оно упрощает и делает более удобным исчисление срока, начинающегося и заканчивающегося в одно и то же число. Оно справедливо и гуманно, поскольку всегда предоставляет лицу небольшой излишек времени ввиду того, что пропуск им данного срока может повлечь неблагоприятные последствия[23] .

Конституцией РФ установлено более 40 различных сроков и лишь в 9 случаях конкретно указано, с какого момента или дня исчисляется определенный ею срок. Например, согласно п. 3 ст. 111 Конституции РФ Государственная Дума рассматривает представленную Президентом кандидатуру Председателя Правительства в течение недели со дня внесения предложения о кандидатуре. Шестимесячный срок принятия наследства или отказа от него установлен со дня открытия наследства, т.е. со дня смерти наследодателя[24] . В этих, как и в других нормах закона, где сроки определены с конкретного дня, этот день должен включаться в срок ввиду ясно выраженной воли законодателя. В приведенном выше примере стороны сами установили 10-дневный срок отгрузки товаров с момента заключения договора поставки и, следовательно, сами включили этот день, 15 июня, в данный срок. Гражданский кодекс предоставляет контрагентам свободу в установлении условий договора, в том числе срока его исполнения, и не содержит запрета в определении иного начального момента течения срока, чем это установлено ст. 191 ГК РФ. Подобный запрет предусмотрен лишь в отношении сроков исковой давности (ст. 98 ГК РФ).

Срок, определенный в полмесяца, рассматривается как срок, исчисляемый днями, и считается равным 15 дням, независимо от числа дней в соответствующем месяце. В тех случаях, когда последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК РФ)[25] .

Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено по общему правилу до 24 часов последнего срока. Однако когда это действие должно быть совершено в организации, срок истекает в тот час, когда в этой организации по установленным правилам прекращаются соответствующие операции, например заканчивается рабочий день, закрывается склад и т.п.

Все письменные заявления и извещения, предназначенные для подачи в соответствующие органы, но сданные на почту или на телеграф до 24 часов последнего дня срока, считаются поданными в срок.

Срок - это время (моменты или периоды), с наступлением, течением или истечением которого связано то или иное событие или действие (бездействие), имеющие правовые последствия.


ГЛАВА 2. СРОКИ НАСЛЕДОВАНИЯ

2.1 Срок принятия наследства

В гражданском праве сроки являются одной из сущностных характеристик наследственных отношений, которые в отличие от вещных, личных неимущественных, корпоративных и большей части обязательственных имеют более ограниченное во времени существование. Сроки определяют временные границы существования самих субъективных наследственных прав, и чем меньше они, тем бережнее следует к ним относиться, чему способствует точное их исчисление[26] .

Время (момент) открытия наследства для возникновения и развития наследственных правоотношений играет первостепенную роль, поскольку, во-первых, позволяет определить круг лиц, которые получат статус наследников, т.е. приобретут субъективные наследственные права, во-вторых, на момент открытия наследства будет определена наследственная масса, т.е. те вещи, иное имущество, имущественные права и обязанности, правопреемниками в которых станут наследники. В-третьих, момент открытия наследства устанавливает, какое законодательство будет необходимо применять к возникшим наследственным отношениям[27] . В-четвертых, момент открытия наследства определяет начало хода наследственного процесса, поскольку с него начинают течь сроки для принятия наследства наследниками, выдачи свидетельства на наследство, предъявления претензий кредиторами и пр.

Так решением Сызранского городского суда исковые требования К. и Г. удовлетворены. Из материалов дела видно, что К. и Г. подали исковые заявления о признании права собственности на дом, ссылаясь на то, что умерла их мать. После ее смерти остался дом, в котором они проживают, оплачивают налоги, однако в установленный законом срок в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства не обратились, считая его фактически принятым.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 532 ГК РСФСР при наследовании по закону наследниками в равных долях являются в первую очередь дети умершего.

Однако суд не определил при рассмотрении данного спора круг наследников, не привлек к участию в деле сына наследодателя Г., несмотря на то что суду было известно о том, что у наследодателя имеется трое детей.

Кроме того, суд применил закон, не подлежащий применению.

В соответствии с п. 1 Постановления N 2 Пленума Верховного суда РФ "О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании" от 23.04.1999 при рассмотрении дел о наследовании судам следует иметь в виду, что круг наследников, порядок, сроки принятия наследства и состав наследственного имущества определяются законодательством, действующим на день открытия наследства.

Из материалов дела усматривается, что наследодатель Г. умерла в 1986 году, и в этом же году открылось наследство, на день открытия наследства действовал ГК РСФСР 1964 года, суд же в решении ссылался на ст. 1152 и 1153 ГК РФ, который вступил в действие только 1 января 2002 года.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[28] .

Российский законодатель традиционно избрал в качестве момента (времени) открытия наследства день смерти физического лица (наследодателя)[29] , который определяется на основании либо медицинского заключения, либо судебного решения по делу об установлении факта смерти, либо решением суда об объявлении лица умершим, которое может связывать момент смерти с днем вступления в законную силу решения об этом или днем предполагаемой гибели (датой пропажи без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, - п. 3 ст. 45 ГК РФ)[30] .

Следует заметить, что ранее нередко возникали ситуации, когда день вступления в законную силу решения суда и день предполагаемой либо фактической смерти, указанный в судебном решении, располагались во времени на существенном удалении друг от друга, в том числе и за пределами срока, установленного для принятия наследства. В период действия советского наследственного законодательства это порождало необходимость обращения в суд с просьбой продлить пропущенный по уважительной причине срок на принятие наследства. В соответствии с ныне действующим п. 1 ст. 1154 в случае открытия наследства в день предполагаемой гибели гражданина наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

Понятие "день" включает в себя часы и минуты и определяется календарной датой. Чтобы отличить одну дату от другой, необходимо зафиксировать точное время смерти человека, если это не касается случаев определения дня смерти по решению суда. В соответствии с Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2001 г., биологическая смерть может быть констатирована на основании прекращения сердечной деятельности (в течение 30 минут), дыхания и функций головного мозга. Именно с этого момента в соответствии с действующим законодательством прекращается правоспособность умершего лица. Также момент смерти определяется в соответствии со ст. 9 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека"[31] . При этом должны быть получены бесспорные доказательства факта смерти, зафиксированного консилиумом врачей-специалистов. Заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), установленной в соответствии с процедурой, утвержденной Министерством здравоохранения РФ. Эта процедура должна засвидетельствовать однозначное наступление биологической (прекращение биологической деятельности в клетках и тканях организма), а не клинической смерти, когда лишь прекращается деятельность сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма, но сохраняется жизнеспособность остальных частей организма и возможность возвращения к нормальному его функционированию.

Факт наступления смерти фиксируется в свидетельстве о смерти, которое выдается органами записи актов гражданского состояния (ЗАГС) и должно содержать следующие сведения: фамилию, имя, отчество, дату и место рождения, гражданство, дату и место смерти; дату составления и номер записи акта о смерти; место Государственной регистрации смерти (наименование органа ЗАГС, которым произведена государственная регистрация смерти); дату выдачи свидетельства о смерти.

Основаниями для государственной регистрации смерти являются: документ установленной формы о смерти, выданный медицинской организацией или частнопрактикующим врачом; решение суда об установлении факта смерти или об объявлении лица умершим, вступившее в законную силу; документ, выданный компетентными органами, о факте смерти лица, необоснованно репрессированного и впоследствии реабилитированного на основании закона о реабилитации жертв политических репрессий.

Государственная регистрация смерти производится органом ЗАГС по последнему месту жительства умершего, месту наступления смерти, месту обнаружения тела умершего или по месту нахождения организации, выдавшей документ о смерти. В случае если смерть наступила на судне, в поезде, в самолете или в другом транспортном средстве во время его следования, государственная регистрация смерти может быть произведена органом ЗАГС, расположенным на территории, в пределах которой умерший был снят с транспортного средства. В случае если смерть наступила в экспедиции, на полярной станции или в отдаленной местности, в которой нет органов ЗАГС, государственная регистрация смерти может быть произведена в ближайшем к фактическому месту смерти органе ЗАГС[32] . Следует также заметить, что регистрация смерти производится на основании заявления. При этом заявить о смерти устно или в письменной форме в орган ЗАГС обязаны: супруг (супруга), другие члены семьи умершего, а также любое другое лицо, присутствовавшее в момент смерти или иным образом информированное о наступлении смерти; медицинская организация или учреждение социальной защиты населения в случае, если смерть наступила в период пребывания лица в данных организации или учреждении; учреждение, исполняющее наказание, в случае если смерть осужденного наступила в период отбывания им наказания в местах лишения свободы; орган внутренних дел, в случае если смерть осужденного наступила вследствие приведения в исполнение исключительной меры наказания (смертной казни); орган дознания или следствия, в случае если проводится расследование в связи со смертью лица или по факту смерти, когда личность умершего не установлена; командир воинской части, в случае если смерть наступила в период прохождения лицом военной службы. Само заявление о смерти должно быть сделано не позднее чем через три дня со дня наступления смерти или со дня обнаружения тела умершего[33] .

Особого внимания требуют случаи, когда в один и тот же день (независимо от конкретного времени) умирают граждане, которые могли быть призваны к наследованию друг после друга. По ныне действующему законодательству такие лица (коммориенты, от лат. commorientes - умирающие одновременно) считаются умершими одновременно (в один и тот же момент), поэтому друг после друга не наследуют. Одновременная (одномоментная) смерть наступает обычно вследствие каких-либо экстраординарных событий, в которых оказываются члены семьи (например, при дорожно-транспортных происшествиях, природных катаклизмах и пр.). Возможны и случаи, когда лица, имеющие право наследовать один после другого, умирают в один и тот же момент, но в разных часовых поясах, что влечет возникновение права наследования одного после другого, если в одном из часовых поясов уже наступил другой день[34] . Таким образом, временем открытия наследства следует считать не момент смерти, а ее день.

Центральным в наследственном праве выступает срок для принятия наследства - это период времени, в рамках которого наследник (наследники) может совершить действия, направленные на принятие наследства[35] . Цивилистическая теория и судебная практика придали пресекательный (преклюзивный) характер данному сроку, поэтому его истечение влечет за собой утрату наследником права на принятие наследства или права на наследство, а не только права на судебную защиту, как это происходит вследствие истечения любого давностного срока.

Традиционно, как и ранее действовавшее законодательство (ч. 3, 4 ст. 546 ГК 1964 г.), ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) устанавливает два срока для принятия наследства - общий и удлиненный (ст. 1154)[36] . Общий срок для принятия наследства определяется в шесть месяцев со дня открытия наследства (абз. 1 п. 1 ст. 1154 ГК РФ), причем, если наследство открылось вследствие объявления гражданина умершим, общий срок для принятия наследства отсчитывается со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении наследодателя умершим, даже если в таком решении указывается день его предполагаемой гибели (п. 1 ст. 1114, абз. 2 п. 1 ст. 1154 ГК РФ). В этом случае наследственный закон отступает от общего правила исчисления сроков принятия наследства, признавая днем открытия наследства день предполагаемой гибели наследодателя (п. 1 ст. 1114), но в качестве момента отсчета срока для принятия наследства устанавливая день вступления в законную силу соответствующего решения суда.

Удлиненные (увеличенные) сроки для принятия наследства установлены для наследников, право которых на получение наследства возникает не из простого юридического факта открытия наследства, а на основании сложного юридического состава, включающего последовательно происходящие открытие наследства и непринятие наследства другими наследниками или отказ от наследства[37] . К таким наследникам, во-первых, относятся наследники по закону со второй по восьмую очередь наследования, приобретающие право наследовать в результате отказа предыдущих (по очередности) наследников от наследства (ст. 1157 ГК РФ), либо отстранения предыдущих наследников от наследования как недостойных наследников (п. 2 ст. 1117 ГК РФ), либо смерти не успевшего принять наследство наследника, когда у него нет своих наследников или они не приняли или отказались от наследства в силу наследственной трансмиссии (ст. 1156 ГК РФ), либо непринятия наследства предыдущими наследниками, т.е. в случае несовершения ими действий, свидетельствующих о намерении принять наследство (ст. 1153 ГК РФ)[38] .

Во-вторых, к таким наследникам относятся наследники по закону с первой по восьмую очередь наследования, приобретающие право наследовать в результате отказа всех наследников по завещанию, либо отстранения наследников по завещанию как недостойных наследников, либо смерти не успевшего принять наследство наследника по завещанию, когда у него нет своих наследников или они не приняли или отказались от наследства в силу наследственной трансмиссии, кроме случаев, если ему в завещании был подназначен наследник (п. 2 ст. 1121 ГК РФ), либо непринятия наследства всеми наследниками по завещанию, т.е. несовершения ими действий, свидетельствующих о намерении принять наследство (ст. 1153 ГК РФ)[39] .

В-третьих, к таким наследникам относятся подназначенные наследники по завещанию, которые приобретают право наследовать вследствие отказа предыдущих (по очередности) наследников по завещанию, либо отстранения предыдущих наследников по завещанию от наследования как недостойных наследников, либо смерти до открытия наследства или смерти предыдущего наследника по завещанию, который не успел принять наследство, либо непринятия наследства предыдущими наследниками по завещанию, т.е. несовершения ими действий, свидетельствующих о намерении принять наследство.

Гражданский кодекс Российской Федерации дифференцирует условия и порядок увеличения срока в зависимости от различных случаев, когда фактически предыдущие наследники так или иначе не принимают наследство. В силу этого отсчет шестимесячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 1154 ГК РФ, должен производиться с момента, когда наследнику стало известно о наличии подтвержденных в судебном порядке обстоятельств, исключающих возможность призвания к наследованию недостойных наследников, либо с момента вступления в законную силу решения суда об отстранении от наследования недостойных наследников, либо с момента, когда наследнику стало известно об отказе других наследников от наследства.

Наследники, для которых право наследования возникает лишь вследствие непринятия наследства другим наследником, могут принять наследство в течение трех месяцев со дня истечения общего шестимесячного срока для принятия наследства (п. 3 ст. 1154). При этом, "непринятие" наследства следует толковать буквально, т.е. как несовершение (в том числе и в случае смерти до истечения срока на принятие наследства) другими наследниками действий, свидетельствующих о намерении принять наследство или направленных на отказ от наследства.

Действия по принятию и отказу от наследства могут быть совершены в течение общего срока для принятия наследства, следовательно, установление факта несовершения наследником указанных действий невозможно до истечения шестимесячного срока со дня открытия наследства. Поэтому и удлиненный срок на принятие наследства отсчитывается со дня окончания общего шестимесячного срока.

Следует особо отметить, что эти правила касаются и подназначенных наследников, призываемых к наследованию в результате смерти основного или предыдущего наследника (в случае отказа основного наследника от наследства срок для его принятия подназначенными наследниками определяется по правилам п. 2 ст. 1154 ГК РФ), а также наследники, призываемые к наследованию в результате смерти не успевшего принять наследство другого наследника.

Наследники умершего наследника, не успевшего принять наследство, которые принимают наследство в порядке наследственной трансмиссии, могут принять наследство в течение шестимесячного срока со дня открытия наследства, к которому призван умерший наследник. При этом если оставшаяся часть общего срока менее трех месяцев, она удлиняется до трех месяцев (абз. 2 п. 2 ст. 1156). В последнем случае отсчет трехмесячного срока должен производиться с момента, когда наследникам, осуществляющим принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии, стало известно о смерти их наследодателя.

Пресекательный (преклюзивный) характер срока для принятия наследства не исключает возможность его восстановления, если суд сочтет причины пропуска срока уважительными. Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит какого-либо перечня уважительных причин, дающих суду право восстановить срок для принятия наследства, поэтому в каждом случае суд квалифицирует представленные обстоятельства на "уважительность". Судебная практика пошла по пути признания в качестве таковых тяжелую болезнь, длительность командировки наследника, отсутствие специальных знаний о принятии наследства или информации о существовании у наследодателя имущества, которое могло бы являться предметом наследования, незнание наследником о смерти наследодателя ввиду того, что в течение какого-то периода времени они не поддерживали отношений, если при этом не будет установлено, что наследник прекратил общение с наследодателем, уклоняясь от выполнения лежавших на нем в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Как показывает практика, суды благосклонны к восстановлению срока для принятия наследства, пропущенного несовершеннолетними, недееспособными либо ограниченно дееспособными наследниками, поскольку указанные лица сами не могли в полном объеме понимать и осознавать значимость установленных законом требований о необходимости своевременного принятия наследства, а кроме того, даже неправомочны были самостоятельно подать нотариусу заявление о принятии наследства, ибо за них эти действия осуществляют их законные представители или же последние дают на это свое согласие. Ненадлежащее исполнение законными представителями возложенных на них законодательством функций не должно отрицательно сказываться на правах и интересах наследников, не обладающих дееспособностью в полном объеме[40] .

И последнее, дела, связанные с восстановлением срока для принятия наследства, должны рассматриваться в общеисковом порядке с привлечением в качестве ответчиков наследников, принявших наследство.

Точное определение даты смерти влияет на определение круга наследников, поскольку граждане, умершие в один и тот же день, считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга, а к наследованию призываются наследники каждого из них. Такие наследники называются коммориентами (от лат. commorientes - умершие в одно время).

В заключение автор обращает внимание на то, что при исчислении сроков существования наследственных сроков следует исходить из того, что они начинают течь со дня, следующим за днем смерти наследодателя.

2.2 Восстановление срока принятия наследства

Нормативное регулирование условий принятия наследниками наследства по истечении установленного законом срока не претерпело существенных изменений в новом наследственном законодательстве. До 1 марта 2002 г. действовала ч. 1 ст. 547 ГК РСФСР, допускавшая продление судом срока для принятия наследства, "если он признает причины пропуска срока уважительными"[41] . С 1 марта 2002 г. действует норма п. 1 ст. 1155 ГК РФ, в соответствии с которой суд может восстановить срок для принятия наследства, "если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по уважительным причинам". Таким образом законодатель указал наиболее распространенные на практике причины пропуска срока для принятия наследства, возложив оценку уважительности иных причин на суд.

В то же время, в отличие от ранее действовавшего законодательства, п. 1 ст. 1155 ГК допускает обращение в суд наследника с иском о восстановлении пропущенного срока в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали. Кроме того, ввиду допускавшихся в судебной практике колебаний в части определения вопросов, подлежащих разрешению судом при восстановлении срока для принятия наследства, закон установил, что принимая решение о восстановлении срока для принятия наследства, суд одновременно признает наследника принявшим наследство и должен определить доли всех наследников в наследственном имуществе, а при необходимости - определить меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства. При этом ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными (п. 1 ст. 1155 ГК)[42] .

Так, Т.Ч. и Ю.Ч. обратились в суд с иском о продлении срока для принятия наследства, открывшегося после смерти их отца К.Ч., умершего в октябре 1999 г., и признании за ними права собственности за каждой по 1/2 части квартиры, принадлежавшей К.Ч., мотивируя свои требования тем, что срок для принятия наследства был пропущен ими по уважительной причине, так как они были несовершеннолетними, а кроме того, на момент открытия наследства нотариусом не было принято заявление о принятии наследства, которое было подано в установленный законом срок их матерью - Л.Ч., поскольку указанная квартира по договору ренты принадлежала уже не их отцу К.Ч., а другому лицу, Ю.Н., с которым К.Ч. заключил договор ренты, признанный впоследствии (в июле 2002 г.) судом недействительным.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 21 марта 2003 г. иск был удовлетворен полностью. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2003 г. решение суда оставлено без изменения.

В порядке надзора 20 сентября 2004 г. дело было передано для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда. Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда отменил решение Преображенского районного суда от 21 марта 2003 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июня 2003 г., а дело направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение[43] .

При этом Президиум указал, что, признавая доводы истцов об уважительности пропуска срока принятия наследства обоснованными, суд сослался на объяснение истцов о том, что нотариусом не было принято заявление о принятии наследства. Однако данные доводы в нарушение требований процессуального законодательства (ст. 56 ГПК РФ) ничем подтверждены не были.

Кроме того, принимая решение о восстановлении срока принятия наследства, суд исходил из того, что договор ренты, заключенный между К.Ч. и Ю.Н., был признан недействительным решением районного народного суда (31 июля 2002 г.), которое определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда (14 октября 2002 г.) было оставлено без изменений. Однако 19 июня 2003 г. решение районного суда от 31 июля 2002 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2002 г. были отменены Президиумом Московского городского суда и дело было направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Таким образом, обжалуемые решение Преображенского районного суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда были постановлены на основании решения суда первой инстанции по иску о признании договора ренты недействительным, которое было впоследствии отменено.

Президиум, кроме того, отметил, что из материалов дела не видно, имеется ли другое имущество умершего К.Ч., в отношении которого необходимо оформить наследственные отношения.

1. В приведенном деле основанием для отмены надзорной инстанцией решения районного суда, признавшего уважительными причины пропуска срока для принятия наследства, является нарушение требований процессуального законодательства (отсутствие подтверждения отказа нотариуса в принятии заявления о принятии наследства и ссылка на впоследствии отмененное решение суда, признавшего недействительным договор ренты). Однако материалы дела дают основание и для постановки ряда материально-правовых вопросов.

2. Судя по материалам дела, Л.Ч., действуя в интересах несовершеннолетних Т.Ч. и Ю.Ч., обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, состоявшего из спорной квартиры. Мотивом для отказа нотариуса в принятии заявления Л.Ч. о принятии наследства, очевидно, послужило то обстоятельство, что на момент обращения Л.Ч. к нотариусу договор ренты не был оспорен (он был признан недействительным спустя 2 года и 9 месяцев после открытия наследства) и квартира не входила в состав наследства. Подобный отказ представляется нам совершенно необоснованным, поскольку закон (ч. 2 ст. 546 ГК РСФСР, действовавшая в момент заявления Л.Ч. о принятии наследства, и ныне действующая ст. 1153 ГК) не обусловливает принятие наследства путем подачи нотариусу заявления о принятии наследства наличием или отсутствием наследственного имущества. Таким образом, наследник мог подать заявление о принятии наследства даже в случае, когда в этот момент у него отсутствовали сведения о составе имущества наследодателя. Закон, таким образом, устанавливая определенный срок для принятия наследства, не исключал, что собственно наследственное имущество могло появиться и по истечении этого срока[44] .

В рассматриваемом деле нотариус имел право лишь отказать в выдаче свидетельства о праве на наследство, поскольку закон (ч. 1 ст. 72 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате) обязывал его проверить состав и место нахождения наследственного имущества. То обстоятельство, что на момент обращения к нотариусу квартира находилась в собственности другого лица, равно как и отсутствие на этот момент сведений о составе имущества наследодателя, не могут являться основанием для отказа в принятии нотариусом заявления о принятии наследства, поскольку для совершения этого действия нотариус должен лишь надлежащим образом удостоверить, что соответствующие наследники в течение установленного законом срока изъявили намерения стать субъектами прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю[45] . Поэтому при принятии заявления о принятии наследства нотариус лишь устанавливает личность наследника, проверяет подлинность его подписи на заявлении и делает на этом заявлении отметку с указанием наименования документа, удостоверяющего личность, и его реквизитов[46] . Проверка нотариусом наличия имущества в случае обращения к нему с заявлением о принятии наследства действующим законодательством не предусматривается, а поэтому отказ в принятии такого заявления должен считаться необоснованным.

Поскольку надзорная инстанция указала на отсутствие в деле доказательств отказа нотариуса в принятии заявления о принятии наследства, вопрос о правомерности или неправомерности его отказа может быть решен только при исследовании обстоятельств, при которых истицам было отказано в принятии заявления о принятии ими наследства.

3. Очевидно, если выяснится, что нотариус действительно отказал Л.Ч. в принятии у нее заявления о принятии Т.Ч. и Ю.Ч. наследства после смерти К.Ч., причина пропуска срока для принятия наследства должна считаться уважительной, так как истицы, обратившись в установленный законом срок с заявлением о желании принять наследство К.Ч., в чем бы оно ни заключалось, были, помимо их воли, лишены возможности совершить соответствующее действие.

Однако, имея достоверно подтвержденные данные о том, что истицы своевременно обращались к нотариусу с заявлением о принятии наследства, суд, по нашему мнению, должен был не продлевать им срок на принятие наследства, а признать их своевременно принявшими наследство, так как подача заявления, пусть и по каким-либо причинам не принятого нотариусом, сама по себе свидетельствует о желании истиц приобрести наследство. Истицам следовало бы, как представляется, обратиться в суд с обжалованием отказа в совершении нотариального действия (ст. 33 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате) и с заявлением об установлении факта принятия ими наследства, которое должно рассматриваться не в исковом порядке, а в порядке особого производства.

В рассматриваемом деле отсутствуют основания для продления срока, которое бывает необходимым в тех случаях, когда наследники в силу признанных судом уважительными причин были лишены возможности своевременно совершить волеизъявление о принятии наследства. Судя по материалам дела, своевременное волеизъявление как раз имело место, оно лишь не было должным образом зафиксировано нотариусом, и отказ нотариуса от принятия заявления о принятии наследства как раз и является доказательством своевременного совершения истицами действий, необходимых для принятия наследства.

Такой подход, кроме того, позволит избежать искусственного увязывания вопроса об уважительности причин пропуска наследницами срока с юридической судьбой договора ренты. Из материалов рассматриваемого дела видно, что надзорная инстанция связывает вопрос о восстановлении истицам срока для принятия наследства с действительностью договора ренты, так что при последующем подтверждении факта действия этого договора в период обращения истиц с заявлением о принятии наследства они не могут быть признаны пропустившими срок на принятие наследства по уважительной причине, тогда как признание договора ренты недействительным является достаточным для признания судом уважительным пропуска этого срока. Увязывание вопроса о принятии наследства с действительностью договора отчуждения наследственного имущества, как это предлагается в рассматриваемом решении надзорной инстанции, кроме того, должно означать, что рассмотрение вопроса о признании наследственных прав следовало бы откладывать при любом оспаривании такого отчуждения, поскольку соответствующее решение, определяющее судьбу спорного имущества, в свою очередь может быть обжаловано и в кассационной, и в надзорной инстанции. По нашему мнению, истицы должны быть признаны своевременно принявшими наследство К.Ч. независимо от дальнейшей судьбы договора ренты. И именно признание за ними наследственных прав позволило бы им в дальнейшем претендовать на наследственное имущество после смерти К.Ч., если соответствующий договор отчуждения квартиры будет признан недействительным.

4. Мотивы, изложенные в постановлении надзорной инстанции, дают основания для постановки вопроса о том, связан ли суд при принятии решения о продлении (восстановлении) срока на принятие наследства необходимостью исследовать состав наследственного имущества, и, соответственно, должно ли отсутствие имущества на момент подачи иска (как в рассматриваемом деле - вопрос о действительности договора ренты не был решен окончательно) являться основанием для отказа от продления или восстановления срока[47] .

На этот вопрос следует, по нашему мнению, дать отрицательный ответ. Ни ст. 547 ГК РСФСР, ни ст. 1155 ГК не связывают возможность продления (восстановления) срока на принятие наследства с наличием к этому момента наследственного имущества. Разумеется, в большинстве случаев наследственное имущество будет налицо, давая тем самым основание для возбуждения производства о продлении срока на принятие наследства. Однако возможны и случаи, подобные рассматриваемому делу, когда вопрос о принадлежности наследодателю имущества может оставаться неразрешенным в течение более или менее длительного периода. Последнее обстоятельство является особенно актуальным в связи с тем, что п. 1 ст. 1155 ГК предусматривает возможность подачи иска о восстановлении пропущенного срока лишь в течение шести месяцев после отпадения причины его пропуска. Так что, если бы в течение этих месяцев вопрос о принадлежности спорной квартиры не получил бы еще окончательного разрешения, суд, будучи связанным необходимостью решать вопрос о восстановлении срока в зависимости от наличия наследственного имущества, должен был бы отказать в иске, с чем никак нельзя согласиться.

Позиция о независимости вопроса о восстановлении срока на принятие наследства от наличия наследственного имущества находит свое подтверждение и в тексте действующего закона, предписывающего принятие мер "по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства" (что, действительно, возможно лишь при наличии наследственного имущества) не во всех без исключения случаях рассмотрения вопроса о восстановлении срока на принятие наследства, а лишь "при необходимости" (п. 1 ст. 1155 ГК), допуская, таким образом, решения о восстановлении срока, в которых эти меры могут отсутствовать, а значит, допуская и отсутствие самого имущества в момент рассмотрения спора.

Так, М.К. обратилась в суд с иском к инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Восточному административному округу г. Москвы о продлении срока принятия наследства после смерти своего сына И.А., умершего в мае 2000 г., мотивируя свое требование тем, что установленный законом срок для принятия наследства был ею пропущен по уважительным причинам: болезнь, преклонный возраст, незнание закона.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 17 июня 2002 г. иск был удовлетворен полностью. В кассационном порядке решение не обжаловалось.

29 ноября 2004 г. в порядке надзора дело было передано для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда. Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда отменил решение Перовского районного суда от 17 июня 2002 г., а дело направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение[48] .

В качестве основания для такого решения Президиум указал на то, что судом были допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в том, что не были привлечены к участию в деле другие наследники И.А. - Н.Р. и М.Ж., хотя принятым решением затрагивались их права, а также не были установлены действительные обстоятельства дела и круг наследников И.А.

Признание судом уважительными причин пропуска М.К. срока принятия наследства в решении Президиума не подвергалось сомнению.

1. Надзорная инстанция, мотивируя отмену решения районного суда, лишь констатировала, что "срок пропущен истицей по уважительным причинам, каковыми являются преклонный возраст (77 лет), состояние здоровья, незнание наследственного права".

По нашему мнению, как районным судом, так и надзорной инстанцией незнание истицей закона было без достаточных оснований указано в качестве самостоятельной причины пропуска срока для принятия наследства. Ни ст. 547 ГК РСФСР, которой суд, судя по всему, руководствовался (так как иначе он должен был бы отказать в иске по причине пропуска установленного действующим законом шестимесячного срока, в течение которого может быть заявлено требование о восстановлении срока), ни п. 1 ст. 1155 ГК не содержат исчерпывающего перечня оснований, по которым пропуск срока на принятие наследства может быть признан уважительным[49] .

В литературе применительно к ст. 547 ГК РСФСР указывалось, что к числу уважительных причин следует отнести то, что "наследник не знал или не мог знать об открытии наследства (о смерти наследодателя), либо, хотя и знал об открытии наследства, не мог в установленном порядке выразить свою волю (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и др.)", т.е. именно те обстоятельства, которые в соответствии со ст. 205 ГК РФ являются основанием для восстановления срока исковой давности[50] . Первая из названных причин к рассматриваемому делу не имеет отношения, так как истица не отрицала, что ей было известно об открытии наследства. В ряду причин, связанных с личностью наследника, закон (ст. 205 ГК) называет среди прочих и те, которые были признаны судом уважительными в рассматриваемом деле - болезнь и беспомощное состояние (преклонный возраст).

Однако третья признанная судом уважительной причина пропуска срока на принятие наследства - незнание закона - не только не упоминается в применимом к данному случаю по аналогии перечне ст. 205 ГК РФ, но и не может быть признана, даже наряду с иными обстоятельствами, уважительной причиной для того, чтобы освобождать соответствующее лицо от последствий действия незнаемого им закона. На первый взгляд, "незнание закона" сродни "неграмотности", которая прямо упоминается в ст. 205 ГК. Однако неграмотность делает лицо социально уязвимым во всех без исключения отношениях, в которое такое лицо вступает, почему закон и признает ее извинительным обстоятельством несовершения этим лицом в установленный срок необходимых для защиты своих прав и интересов действий.

Иное дело - незнание закона. Лицо, не обладающее в достаточной мере необходимыми познаниями в юридической сфере, всегда может обратиться за оказанием содействия в защите своих интересов в соответствующие государственные органы, адвокатуру, нотариат, наконец, в суд. В рассматриваемом случае только преклонный возраст и состояние здоровья истицы препятствовали ей обратиться за содействием к другим лицам и органам, и только эти обстоятельства - преклонный возраст и состояние здоровья - должны быть признаны уважительными причинами, которые действительно лишали ее возможности своевременного осуществления необходимых для принятия наследства действий. Оценивая изложенные в исковом заявлении причины пропуска срока для принятия наследства, суд должен был, по нашему мнению, признать в качестве таковых лишь преклонный возраст и состояние здоровья, отвергнув ссылку на "незнание закона" как одно из обстоятельств, в силу которого истица не смогла своевременно принять наследство.

2. Рассмотренное дело дает основание для постановки еще одного вопроса, связанного с действующим законодательным регулированием условий восстановления пропущенного срока. В п. 1 ст. 1155 ГК, как уже отмечалось, упоминается лишь наиболее распространенная причина пропуска срока, которая должна быть признана судом уважительной, а именно, что наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства. Оценка уважительности других причин отнесена к усмотрению суда. При этом к числу иных, помимо незнания, причин должны быть отнесены и перечисленные в ст. 205 ГК тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность[51] . Поскольку п. 1 ст. 1155 ГК ограничивает время подачи иска о восстановлении пропущенного срока на принятие наследства шестью месяцами "после того, как причины пропуска этого срока отпали", возникает вопрос о порядке отсчета этого шестимесячного срока.

Для большинства перечисленных в ст. 205 и п. 1 ст. 1155 ГК причин этот порядок очевиден. Для случая, когда наследник "не знал и не должен был знать" об открытии наследства, интересующий нас срок должен отсчитываться с момента отпадения этого обстоятельства, т.е. с момента, когда наследник узнает об открытии наследства. В случае с тяжелой болезнью или беспомощным состоянием, когда эти обстоятельства были причиной незнания наследником об открытии наследства, срок следует отсчитывать с момента выздоровления, когда наследник должен узнать о смерти наследодателя.

Вопрос значительно усложняется в случае, когда речь идет о неграмотности или о таком тяжелом заболевании, возможность отпадения которого не относится к числу вероятных событий. Если соответствующая болезнь дает основания для признания больного недееспособным (ст. 29 ГК) или для ограничения его дееспособности (ст. 30 ГК), проблема уважительности пропуска таким больным срока для принятия наследства должна решаться в контексте надлежащего исполнения соответствующим опекуном или попечителем своих обязанностей по защите прав и интересов своих подопечных.

Что касается неграмотности, то наследник, будучи вполне дееспособным, может оставаться неграмотным всю свою жизнь. Означает ли это, что раз для неграмотных наследников нет возможности установить начало течения шестимесячного пресекательного срока, этот срок к ним вообще не применим и они, следовательно, могут обратиться в суд с иском о восстановлении пропущенного срока на принятие наследства в любое время. По нашему мнению, на этот вопрос следует дать отрицательный ответ. Для решения вопроса о том, подлежит ли рассмотрению иск неграмотного наследника о восстановлении срока на принятие наследства, суд должен исследовать вопрос о том, в какой момент такое неграмотное лицо, действуя добросовестно и разумно, должно было узнать об открытии наследства, и с этого момента отсчитывать шестимесячный пресекательный срок.

И в случае неграмотности, которая может никогда не отпасть, и в случае с другими обстоятельствами, отпадение которых можно считать вероятным, существенное значение может иметь промежуток времени между открытием наследства и принятием к рассмотрению иска о восстановлении пропущенного срока. По нашему мнению, продолжительность этого промежутка не должна подрывать стабильность гражданского оборота, оставляя в течение долгого времени наследников, уже принявших наследство, в неведении относительно окончательной судьбы перешедшего к ним имущества. Поэтому de lege ferenda следовало бы во всяком случае ограничить возможность предъявления соответствующего иска тремя годами с момента, когда такой наследник получил право на принятие наследства.

Отсчитывать этот срок с момента открытия наследства не представляется возможным, так как при наличии восьми очередей наследников по закону (ст. ст. 1142 - 1145, 1148 ГК), каждая из которых имеет полгода для принятия наследства (п. 2 ст. 1154 ГК), наследники последних двух очередей смогут получить это право только по истечении трех лет с момента открытия наследства[52] .

В.К. обратился в суд с иском к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Южному административному округу г. Москвы о продлении срока для принятия наследства по закону после смерти его отца К.К., умершего в мае 1995 г., на том основании, что он пропустил срок по уважительной причине: не знал, что отец умер, так как вторая жена отца П.К. не сообщила ему об этом, а также не знал, что квартира отца приватизирована. П.К. приняла в январе 1996 г. наследство после смерти мужа. В ноябре 2003 г. П.К. умерла, завещав свое имущество дочери - Л.Б.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 5 апреля 2004 г. иск был удовлетворен полностью. В кассационном порядке решение не обжаловалось.

В надзорной жалобе Л.Б. - наследницы П.К. по завещанию - отмечались существенные нарушения судом норм материального и процессуального права, выразившиеся в том, что при продлении В.К. срока для принятия наследства судом не были установлены наследники умершей П.К. и не привлечены к участию в деле, а при признании уважительности причин пропуска В.К. срока для принятия наследства объяснения истца не были подтверждены доказательствами.

В порядке надзора дело было 29 ноября 2004 г. передано для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда. Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум отменил решение Чертановского районного суда от 5 апреля 2004 г., а дело направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение[53] .

При этом Президиум нашел доводы, изложенные в надзорной жалобе, обоснованными, указав, что суд, признав причину пропуска В.К. срока принятия наследства, поскольку он не знал о смерти своего отца, так как жена отца П.К. ему об этом не сообщила, не привел в обоснование своего вывода никаких доказательств об уважительности причины пропуска В.К. срока для принятия наследства.

Кроме того, судом не был определен круг наследников умершей в ноябре 2003 г. П. К. и не было истребовано наследственное дело К.К., из которого следует, что П. К. была признана наследницей К.К.

Президиум также отметил, что при новом рассмотрении спора суду необходимо привлечь к участию в деле Л.Б. и других наследников П.К., определив их процессуальное положение, а также истребовать наследственные дела по имуществу К.К. и П.К.

1. Отменяя решение районного суда, надзорная инстанция вполне обоснованно указала на отсутствие в деле доказательств уважительности пропуска истцом срока для принятия наследства. Однако помимо этого существенного нарушения требований процессуального законодательства данное дело позволяет обсудить ряд материально-правовых вопросов.

2. Надзорная инстанция отметила лишь отсутствие в деле доказательств того, что вторая жена наследодателя не сообщила истцу - сыну наследодателя - о смерти его отца. По нашему мнению, даже наличие достаточных доказательств изложенных обстоятельств не должно влечь признание уважительным пропуска срока для принятия наследства, когда сын по крайней мере в течение шести месяцев не поддерживал отношений с отцом, а узнав впоследствии об открытии наследства, начал проявлять заинтересованность в получении наследства.

Подобные дела, к сожалению, нередко встречаются в судебной практике. К.Б. Ярошенко приводилось дело из надзорной практики Президиума Московского городского суда с аналогичной фабулой: в 1999 году сын обратился с иском о продлении срока для принятия наследства после своей матери, умершей в 1994 году, пропущенного им ввиду того, что муж матери скрыл от нотариуса наличие других наследников. Этот иск был судом удовлетворен, а в надзорном порядке решение суда было отменено, правда, в связи с допущенными ошибками в расчете причитающейся истцу доли[54] .

Из материалов дела следовало, что П.К., будучи наряду с В.К. наследницей К.К. по закону первой очереди, имела право только на 1/2 его квартиры и только этой половиной могла распорядиться, завещав ее Л.Б. Если при дальнейшем рассмотрении дела по существу выяснилось бы, что, приняв наследство К.К. целиком, П.К. действовала недобросовестно, умышленно скрывала наличие другого наследника - В.К., право последнего на 1/2 часть квартиры отца, очевидно, подлежало бы признанию и подтверждению в судебном порядке.

Из этого, однако, не следует, что незнание сыном о смерти отца может считаться само по себе уважительной причиной пропуска сыном-наследником срока для принятия наследства. Доктриной гражданского права и судебной практикой всегда признавалось, что уважительными причинами могут признаваться такие связанные с личностью наследника обстоятельства, которые физически или юридически препятствовали совершению им действий, свидетельствующих о принятии наследства. Первой и наиболее распространенной на практике причиной пропуска срока для принятия наследства всегда являлось то обстоятельство, что наследник не знал и не мог знать об открытии наследства. Уважительность других обстоятельств должна оцениваться с точки зрения физической возможности наследника совершить соответствующие действия.

3. Как следовало из материалов дела, истец ссылался в подтверждение уважительности пропуска им срока именно на неизвестность ему факта смерти отца. При этом возникает вопрос: может ли это незнание быть в указанных обстоятельствах признано уважительной причиной? По нашему мнению, не может. Истец не был тяжело болен, не находился в длительной командировке, он лишь, очевидно, недостаточно регулярно общался со своим отцом или вовсе с ним не общался, довольствуясь информацией, получаемой от П.К. Закон не ставит наследственные права наследников по закону в зависимость от регулярного общения соответствующих родственников между собой, ни даже от того, знал ли наследодатель о наличии такого родственника, почему в юридической литературе такие родственники и называются "смеющимися наследниками".

Поэтому, если бы истец не общался со своим отцом даже в течение более продолжительного времени, чем шесть месяцев, отпущенные для принятия наследства, но вовремя совершил бы необходимые действия, вопрос о справедливости и законности этих последствий даже не подлежал бы обсуждению. Иное дело, если истец, не поддерживавший по крайней мере в течение шести месяцев никаких отношений с отцом, впоследствии предъявляет требование о признании его наследственных прав, рассчитывая на получение имущества от своего ближайшего родственника. Справедливость требует отказать ему в этом праве, усомнившись в том, что им были своевременно предприняты все необходимые и возможные действия для того, чтобы получить информацию об открытии наследства[55] . Такой наследник, по нашему мнению, в силу близости родства по отношению к наследодателю, не может защититься вполне подходящей для более отдаленных родственников формулой "не знал и не должен был знать". Претендуя на отцовское наследство, В.К. "должен был знать" о смерти отца, поскольку, как следует из обстоятельств дела, отсутствуют какие-либо причины, физически или юридически препятствовавшие его отношениям с отцом.

В.Р. и И.П. обратились в суд с иском к Ю.С. о продлении срока принятия наследства после их отца В.К., умершего в мае 2000 г., об установлении факта принятия наследства после смерти отца и о признании за каждым истцом права собственности на 1/3 доли квартиры, принадлежавшей В.К. При этом истцы ссылались на пропуск срока принятия наследства по уважительной причине, так как они не знали, что спорная квартира была приватизирована их отцом в 1993 году, а своевременно к нотариусу они не имели возможности обратиться, поскольку В.Р. работала в представительстве английской фирмы и в 2000 году вынуждена была часто выезжать в командировки, а И.П. имеет двоих детей, которые в 2000 году часто болели. Истцы также указывали, что они фактически приняли наследство, поскольку после смерти В.К. его супруга Л.С. передала им часть вещей отца. После смерти Л.С. спорная квартира в порядке наследования по закону перешла к ее сыну Ю.С.

Решением Тимирязевского районного суда г. Москвы от 23 января 2004 г. В.Р. и И.П. был продлен срок для принятия наследства после смерти их отца В.К.; был установлен факт принятия В.Р. и И.П. наследства; за В.Р. и И.П. было признано за каждой право собственности на 1/3 доли спорной квартиры; за Ю.С. было признано право собственности на 1/3 доли спорной квартиры в порядке наследования по закону после смерти его матери Л.С., умершей в апреле 2004 г.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 июля 2004 г. решение было оставлено без изменения.

В порядке надзора дело было 8 декабря 2004 г. передано для рассмотрения по существу в Президиум Московского городского суда. Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда оставил без изменения решение Тимирязевского районного суда от 23 января 2004 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 июля 2004 г., а надзорную жалобу - без удовлетворения[56] .

Президиум отметил, что суд исследовал имеющие значение для дела обстоятельства и признал причины пропуска срока для принятия наследства уважительными. Законы, которыми руководствовался суд первой инстанции, применены судом в соответствии с установленными правоотношениями. Судом были исследованы все предусмотренные нормами материального права доказательственные факты, наличие которых влияет на исход дела.

1. Надзорная инстанция, проверяя материалы данного дела, не нашла оснований для пересмотра состоявшихся по делу судебных решений, однако решение надзорной инстанции позволяет поставить два вопроса, лежащих в материально-правовой плоскости.

2. Во-первых, истцы обратились в районный суд по крайней мере с двумя взаимоисключающими требованиями: о продлении им срока для принятия наследства и о признании факта принятия ими наследства, выразившегося в принятии ими во владение некоторых вещей своего отца. Таким образом, истицы, с одной стороны, требовали подтверждения своевременного принятия ими наследства после смерти отца, а с другой стороны, просили о продлении им срока на принятие этого наследства, пропущенного по уважительной причине. Фактическое вступление наследников во владение наследственным имуществом является одним из способов принятия наследства, который осуществляется без обращения к нотариусу (ч. 2 ст. 546 ГК РСФСР, п. 2 ст. 1153 ГК). Лица, совершившие действия (в рассматриваемом деле - принятие истицами личных вещей отца, переданных его женой), свидетельствующие о фактическом принятии наследства, считаются принявшими наследство. В этом случае нет оснований для подачи в суд требования о продлении срока на принятие наследства[57] .

Таким образом, приняв некоторые вещи своего отца, истицы своевременно выразили намерение принять наследство, и суд, следовательно, признав это обстоятельство, должен был лишь надлежащим образом разделить между наследниками В.К. первой очереди - двумя дочерьми и женой - имущество, о принадлежности которого наследодателю истицам не было известно в момент принятия ими наследства после смерти В.К.

Однако суд, как следует из материалов дела, признав факт принятия истицами наследства, исследовал также и вопрос об уважительности причин пропуска ими срока принятия наследства и, признав эти причины уважительными, продлил истицам срок на принятие наследства. По нашему мнению, решение суда в части продления истицам срока на принятие наследства противоречит той его части, в которой истицы признаны фактически принявшими наследство: если наследство должным образом принято, нет оснований для продления срока на его принятие по той простой причине, что в случае своевременного принятия наследства срок для принятия пропущен не был, а поэтому и не может быть восстановлен. К сожалению, ни в решении Тимирязевского районного суда, ни в решении Президиума Московского городского суда не приведены какие-либо доводы, обосновывающие восстановление срока на принятие наследства при наличии доказательств о своевременном волеизъявлении истиц на принятие наследства.

3. Во-вторых, вызывает сомнения обоснованность признания судом уважительными причин пропуска истицами срока для принятия наследства. Как следует из обстоятельств дела, обе истицы знали об открытии наследства, так как ими были приняты во владение отдельные вещи их отца. Таким образом, при определении уважительности причин пропуска срока речь может идти только о физической невозможности принятия истицами наследства.

Суд признал уважительной причину пропуска срока В.Р., которая "работала в представительстве английской фирмы и в 2000 году вынуждена была часто выезжать в командировки". Из решения Президиума не ясно, была ли это длительная командировка, покрывшая собой необходимый для принятия наследства срок, однако указание на то, что истица выезжала в командировки в 2000 году "часто", свидетельствует о том, что этих командировок было несколько, и, во всяком случае, очевидно, не менее трех, а следовательно, ни одна из них не могла перекрыть собою установленный законом срок для принятия наследства.

Суд признал уважительной причину пропуска срока истицей И.П., имевшей двоих детей, "которые в 2000 году часто болели". С этим доводом также трудно согласиться, так как из материалов дела не следует, что указанное обстоятельство препятствовало истице своевременно обратиться в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства.

Обоснованность доводов истиц об уважительности пропуска ими срока для принятия наследства вызывает сомнение еще и потому, что в 2000 году еще не действовало правило п. 1 ст. 1153 ГК о нотариальном удостоверении подписи наследника на заявлении о принятии наследства, передаваемом нотариусу другим лицом или пересылаемом ему по почте, а нотариальная практика допускала подачу заявления о принятии наследства в этих случаях и без нотариального удостоверения подписи наследника, лишь бы это заявление было подано нотариусу в течение срока, установленного законом для принятия наследства[58] . Следовательно, необходимые формальности считались бы соблюденными, если бы истицы направили нотариусу простые письма с заявлением о принятии ими наследства. Справедливости ради надо отметить, что если бы дело о восстановлении срока на принятие наследства рассматривалось бы в отношении наследства, к которому подлежало применению новое наследственное законодательство, указанная нотариальная практика уже не могла бы приниматься в расчет, так как прямо противоречила бы императивной норме закона о нотариальном засвидетельствовании подписи наследника, передающего заявление о принятии наследства не непосредственно, а через других лиц или по почте (абз. 2 п. 1 ст. 1153 ГК). В этом случае, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, возможно было бы дать и иную оценку тем причинам, на которые истицы ссылались в обоснование уважительности пропуска ими срока на принятие наследства.

Оценивая же обстоятельства дела в контексте действовавшего на момент открытия наследства законодательства и правоприменительной, в том числе нотариальной, практики, следует подчеркнуть, что из материалов дела не усматривается, что обстоятельства, на которые ссылались истицы, объективно препятствовали каждой из них своевременно заявить о принятии наследства даже путем простого письменного заявления, направленного нотариусу по почте. Иначе говоря, сами по себе обстоятельства, оправдывающие более или менее длительное отсутствие наследников в месте ведения наследственного дела, равно как и болезнь их ближайших родственников, не могут и не должны приниматься судом во внимание при отсутствии доказательств о том, что соответствующие обстоятельства объективно препятствовали их надлежащему волеизъявлению. В рассматриваемом деле такие доказательства не приведены.

Анализируя качественный состав заявлений, подаваемых в районные суды, хотелось бы отметить неизменно высокое количество заявлений и исков граждан с просьбой восстановить или продлить срок для принятия наследства.

Прежде всего напомним, что в соответствии с ч. 1 ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Согласно ч. 1 ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали[59] .

Уже в самой вышеприведенной правовой норме заложено противоречие в словах законодателя: "Суд может восстановить срок и признать наследника принявшим наследство". Трудно согласиться с тем, что восстановление срока для принятия наследства и признание факта принятия наследства наследником - тождественные понятия. Гражданин, обращающийся в суд за восстановлением срока, может и не принять фактически наследство либо, наоборот, принять его и не нуждаться в оформлении своих наследственных прав, поскольку уже и так фактически является собственником наследственной массы или ее части. В то же время наследник, не принявший наследство, нуждается в восстановлении срока для его принятия, поскольку ни де-факто, ни де-юре он не является собственником наследуемого имущества. И вообще, анализируя правовую природу правоотношений по восстановлению срока для принятия наследства и правоотношений, возникающих по поводу признания факта принятия наследства, напрашивается вывод об их процессуальном различии. Гражданин, обращающийся в суд по поводу восстановления срока для принятия наследства, желает внести определенность в свой статус, то есть стать официальным претендентом на получение наследственного имущества[60] . В случае удовлетворения судом его требований и восстановления срока для принятия наследства вновь испеченный претендент на имущество наследодателя столкнется с интересами других наследников, которыми могут быть как граждане, так и государство, следовательно, требования гражданина по поводу восстановления срока для принятия им наследства должны оформляться как иск. Подобной позиции придерживается и законодатель. Так, в справке Верховного Суда РФ по применению норм ГПК РСФСР, касающихся мировых судей, к компетенции мировых судей отнесены дела о восстановлении срока для принятия наследства, если стоимость наследственного имущества и цена иска не превышают 500 МРОТ. Однако неправильным, на наш взгляд, является отнесение исков о восстановлении срока для принятия наследства к исковым заявлениям имущественного характера. Человек еще не просит признать за ним собственность на наследственное имущество, он его еще не оформил, а всего лишь желает начать оформление наследства, но госпошлину он должен заплатить, отталкиваясь от стоимости наследуемого имущества. Для того чтобы подать соответствующий иск в суд, злополучный гражданин, не принявший вовремя наследство, должен собрать все справки о стоимости наследуемого имущества, заплатив, естественно, за эти справки в муниципальные органы технической инвентаризации имущества и в учреждение юстиции по регистрации недвижимости и сделок с ней немалые суммы и выстояв зачастую очередь, и еще неизвестно, выдадут ли ему на руки требуемые справки, поскольку по сложившейся порочной практике для выдачи подобных справок чиновники требуют запрос суда. Суд может выдать запрос при наличии возбужденного гражданского дела, для возбуждения гражданского дела гражданин должен заплатить госпошлину от цены иска, а этого-то он как раз и не знает. Причем в случае восстановления судом срока для принятия наследства и выдаче нотариусом свидетельства о праве на наследство гражданин опять вынужден заплатить госпошлину в размере 1 процента от стоимости наследуемого имущества, если он - наследник первой очереди, и 2 процентов, если он относится к наследникам других очередей. То есть здесь налицо дефект законодательной нормы, приводящий к лишним финансовым потерям и волоките как гражданина, восстанавливающего срок для принятия наследства, так и для судебных органов. Почему для судебных органов? Потому что люди, привыкшие ранее уплачивать 10% от минимальной оплаты труда в качестве госпошлины и не напрягавшиеся сбором справок о цене наследуемого имущества, подают в суд иски по уже известным им либо их знакомым правилам, а судья, руководствуясь вышеприведенной справкой Верховного Суда, должен оставлять их исковые заявления без движения, устанавливать им срок для исправления недостатков, тратя свое время и деньги государства на бумагу и почтовые расходы. Есть и другая сторона медали: признавая иск о восстановлении срока для принятия наследства иском имущественного характера, собирая с истцов за рассмотрение данного дела государственную пошлину от цены иска, суд принимает на себя обязанность, удовлетворив требования истца при успешном рассмотрении иска, возместить затраченные им судебные расходы с ответчика, которым может оказаться как другой гражданин-наследник, так и государство[61] . Трудно согласиться с обоснованностью такого подхода.

Уместным и обоснованным будет признать иск о восстановлении срока для принятия наследства иском неимущественного характера и передать его из компетенции мировых судей в компетенцию федеральных судей, исключив из справки Верховного Суда РФ по применению норм ГПК РСФСР, касающихся мировых судей, указание о том, что к компетенции мировых судей отнесены дела о восстановлении срока для принятия наследства, если стоимость наследственного имущества и цена иска не превышают 500 МРОТ.

Что касается признания наследника принявшим наследство, то здесь нужно принять во внимание ст. 1155 ч. 1 п. 2, где говорится о том, что "при признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (пункт 3 настоящей статьи). Таким образом, при наличии других наследников гражданин подает иск о признании его принявшим наследство и определении доли в наследственном имуществе. Это уже будет иск имущественного характера, и именно он и может быть в зависимости от цены иска отнесен либо к компетенции мировых судей, либо к компетенции федерального суда.

На наш взгляд, требуется внести изменения в текст ст. 1155 ч. 1, предложив законодателю изложить ее в следующей редакции: по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок или признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.


ГЛАВА 3. ИНЫЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СРОКИ В НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ

3.1 Иные срока в наследственном праве

Для подачи заявления об отказе от наследства установлен определенный срок. Его продолжительность и порядок исчисления такие же, как и для срока, установленного для принятия наследства: в виде общего правила срок для отказа от наследства равен шести месяцам со дня открытия наследства. В тех случаях, когда наследники призываются к наследованию в связи с отпадением ранее призванных наследников, этот срок равен трем месяцам и исчисляется он со дня истечения шестимесячного срока. Если же ранее призванные наследники отказались от наследства, подав об этом заявление, либо были отстранены от наследства как недостойные, другие призванные наследники вправе отказаться от наследства в течение шести месяцев, которые начинают исчисляться со дня возникновения у этих наследников права на принятие наследства[62] .

Право наследника на отказ от наследства в пределах установленных сроков ничем не ограничено. Если ранее наследник, подавший заявление о принятии наследства, лишался возможности отказаться от него, то по действующему законодательству такой отказ допускается вне зависимости от того, принял ли наследник наследство, и от того, каким способом он это сделал[63] .

Так, наследник, подавший заявление о принятии наследства через четыре месяца после смерти наследодателя, вправе подать заявление об отказе в течение оставшегося двухмесячного срока.

Кроме того, если по ранее действовавшему законодательству срок для отказа от наследства являлся пресекательным (наследник, пропустивший срок, лишался права на отказ), то действующее законодательство допускает возможность восстановления этого срока, ограничив, правда, такую возможность только одним случаем. Речь идет о том, что с соответствующим требованием вправе обратиться в суд только тот наследник, который не подавал заявление о принятии наследства, а принял наследство путем совершения свидетельствующих об этом фактических действий. При наличии доказательств об уважительности причин, по которым срок на отказ от наследства был пропущен, суд может признать такого наследника отказавшимся от наследства. Поскольку срок на принятие наследства и срок на отказ от наследства имеют одинаковую правовую природу, то в этом случае, естественно, как и при восстановлении срока на принятие наследства, суд должен разрешить дело по существу, т.е. определить доли других наследников в наследственном имуществе, признать недействительными ранее выданные свидетельства о праве на наследство и др.

Отказ от наследства путем подачи заявления бесповоротен, т.е., подав заявление об отказе, наследник не вправе отозвать такое заявление и принять наследство даже в том случае, если срок на принятие наследства не истек[64] .

Будучи односторонней сделкой, отказ от наследства может быть признан недействительным, если при его совершении были допущены нарушения специальных требований законодательства о наследовании, а также по общим основаниям, влекущим недействительность сделок.

Так, например, отказ от наследства может быть признан недействительным и в случае, если при подаче заявления об отказе наследник не отдавал отчет своим действиям либо действовал под влиянием угрозы, и в случае, если в доверенности, выданной представителю, не было специально оговорено его право на отказ от наследства, а также в случае, если наследник по завещанию совершил направленный отказ, в то время как наследодателем завещано все имущество (об этом речь пойдет далее).

Наследники могут получить свидетельство о праве на наследство в любое время по истечении шести месяцев со дня открытия наследства. Именно в течение шести месяцев, как правило, определяется состав наследников, принявших наследство.

По истечении этого срока каждый из наследников, представив необходимые документы, может получить свидетельство о праве на наследство, не ожидая, когда с соответствующими заявлениями обратятся другие наследники. В выданном свидетельстве в этом случае будет указано, что на другие доли в наследственном имуществе свидетельство о праве на наследство еще не выдано.

Вместе с тем закон допускает выдачу свидетельства и до истечения установленного срока. Просьба наследника о выдаче ему свидетельства ранее истечения шестимесячного срока может быть удовлетворена нотариусом, если он располагает сведениями, что других наследников, кроме обратившегося к нему, нет. При этом только сам нотариус решает вопрос о достоверности представленных ему сведений (п. 2 ст. 1163 ГК РФ).

В указанных законом случаях выдача свидетельства о праве на наследство, напротив, должна быть приостановлена. Во-первых, выдача свидетельства приостанавливается, когда право наследника на получение свидетельства оспаривается. Если в течение 10 дней нотариус не получит сообщение суда об обращении заинтересованных лиц с иском в суд, свидетельство должно быть выдано[65] . Если же такое сообщение поступило, выдача свидетельства откладывается до решения суда (п. 3 ст. 1163 ГК РФ и ст. 41 Основ законодательства РФ о нотариате[66] ). Во-вторых, приостановление выдачи свидетельства о праве на наследство связано с составом наследников, а именно если в круг наследников по закону или по завещанию входит зачатый при жизни наследодателя, но не родившийся к моменту выдачи свидетельства ребенок. Выдача свидетельства откладывается до рождения ребенка. От факта рождения ребенка живым или мертвым зависит состав наследников и распределение долей в наследственном имуществе (п. 3 ст. 1163 ГК РФ).

Максимальная продолжительность осуществления нотариусом мер по охране и управлению наследством ограничена сроком, установленным для принятия наследства[67] . По общему правилу этот срок составляет шесть месяцев со дня открытия наследства (п. 1 ст. 1154 ГК РФ). В тех случаях, когда наследство принимается лицами, получившими право наследования вследствие отказа или непринятия наследства другими наследниками либо признания других наследников недостойными (п. 2 и 3 ст. 1154 ГК РФ), а также лицами, наследующими в порядке наследственной трансмиссии (п. 2 ст. 1156 ГК РФ), закон устанавливает, что максимальная продолжительность осуществления нотариусом мер по охране и управлению наследством не может превышать девяти месяцев (п. 4 ст. 1171 ГК РФ). Установление максимальных сроков охраны и управления наследственным имуществом имеет значение для определения сроков договора хранения и договора доверительного управления[68] .

Вызывает сомнение обоснованность установления предельного девятимесячного срока осуществления мер по охране и управлению наследственным имуществом в случае, когда наследство принимается в результате отказа другого наследника от наследства, отстранения других наследников от наследования как недостойных (п. 2 ст. 1154 ГК РФ). В этих случаях каждая из восьми очередей наследников по закону (ст. 1142-1145, 1148 ГК РФ) может в полном соответствии с п. 2 ст. 1154 ГК РФ располагать шестью месяцами для принятия наследства, если только наследники предыдущей очереди отказались от наследства или были отстранены от наследования как недостойные. Простой арифметический подсчет показывает, что максимальный срок принятия наследства может составить четыре года.

То обстоятельство, что предусмотренный абз. 1 п. 4 ст. 1171 ГК РФ срок не покрывает максимально возможной продолжительности принятия наследства, не означает отмену императивного ограничения продолжительности принятия мер по охране и управлению наследственным имуществом. Поэтому данное ограничение будет сохранять свое значение до тех пор, пока указанная норма не будет скорректирована законодателем или соответствующим образом истолкована высшими судебными инстанциями.

В пределах установленного максимального срока охраны и управления наследственным имуществом нотариус имеет право самостоятельно определять продолжительность осуществления соответствующих мер. Нотариальная практика допускает, что досрочное прекращение нотариусом исполнения этих мер возможно, в частности, при принятии наследства наследниками до истечения установленного срока, когда имеются основания считать, что другие наследники отсутствуют. Очевидно также, что в тех случаях, когда в составе наследства имеется имущество, в отношении которого законом установлен особый порядок хранения: валютные ценности, драгоценные металлы и камни, ценные бумаги, оружие, государственные награды, - полномочия нотариуса по охране соответствующего имущества прекращаются с момента его передачи по принадлежности: банку, органу внутренних дел, управлению по государственным наградам. О прекращении осуществления мер по охране наследства нотариус обязан предварительно уведомить наследников или налоговый орган (ч. 2 ст. 68 Основ законодательства РФ о нотариате).

Срок, в течение которого нотариус, получивший заявление о принятии соответствующих мер, должен приступить к их осуществлению, законодательно не регламентирован, однако нотариальная практика исходит из того, что нотариус приступает к принятию необходимых мер, как правило, не позднее трех рабочих дней с даты поступления заявления о принятии таких мер.

Продолжительность осуществления мер по охране и управлению наследством исполнителем завещания ограничивается сроком, необходимым для исполнения завещания (п. 4 ст. 1171 ГК РФ). Следовательно, если исполнителю завещания в порядке завещательного возложения (п. 1 ст. 1139 ГК РФ) будет, например, поручено в течение определенного срока за счет наследственного имущества выплачивать денежное содержание родственникам завещателя либо оформлять подписку на периодическую литературу для сельской библиотеки, то исполнитель завещания обязан будет осуществлять меры по охране и управлению соответствующим имуществом в течение установленного в завещании срока.

3.2 Сроки исковой давности в наследственных правоотношениях

Исковая давность - это срок для осуществления судебной защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса по иску лица, право которого нарушено, или управомоченных лиц в его интересах, применяемый только по требованию стороны в процессе до вынесения судом решения. Несмотря на то что данный институт считается материально-правовым, нельзя не отметить его значительное влияние на гражданский процесс. Ведь применение исковой давности осуществляется судом и влечет процессуальные последствия[69] .

Ранее в гражданском законодательстве были установлены общие сроки исковой давности в 3 года и сокращенные на определенные виды требований. Сейчас, кроме общих, есть специальные сроки (большие или меньшие), указанные в законе. Обычно дела, связанные с наследственными правоотношениями, рассматриваются в пределах общего срока исковой давности, но есть и исключения. Например, завещание является односторонней сделкой. Часто подаются иски о признании недействительности завещания в порядке ст. 177 ГК РФ на основании того, что завещатель в момент составления завещания находился в таком состоянии, что не мог понимать своих действий и руководить ими[70] . Такая сделка считается оспоримой. Существует мнение, что на все иски о признании, каковым является иск о признании завещания недействительным, исковая давность не распространяется, на них распространяются только пресекательные сроки. В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Иначе говоря, на подобный иск также распространяются нормы об исковой давности. В случае если сторона заявит требование о применении исковой давности, а срок в один год будет пропущен без уважительных причин, то суд должен отказать в иске. Такая же ситуация в отношении иска о признании отказа от наследства недействительным, поскольку это тоже односторонняя сделка и к ней применимы нормы о признании недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы и по другим основаниям.

Сроки исковой давности по делам, связанным с наследственными правоотношениями, начинают течь чаще всего после открытия наследства, если были нарушены права или законные интересы лица. Если лицо о нарушении своих прав узнало позднее, то соответственно с этого момента начинает течь срок исковой давности[71] .

Давность начинает течь только после нарушения прав или создания препятствий к их осуществлению. Например, если по наследству был получен неделимый объект или если наследники установили общую собственность на наследуемое имущество, то исковая давность на требование о выделе доли применяться не будет. Сами наследственные права уже были реализованы, и, хотя стороны - наследники и будут делить наследственное имущество, это просто раздел общей собственности, и здесь нет нарушения наследственных прав.

Если наследник принял наследство, но не осуществляет управление им либо оставил наследственное имущество, он все равно сохраняет на него свои права. Но если же его права были нарушены, то начинает течь срок исковой давности.

Срок исковой давности приостанавливается по обстоятельствам, не зависящим от воли лица (непреодолимая сила, нахождение в вооруженных силах на военном положении, мораторий, приостановление действия правового акта). Если соответствующее обстоятельство прекратилось, течение срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до 6 месяцев, а если срок равен 6 месяцам или менее - до срока давности.

Срок прерывается признанием долга и предъявлением иска в установленном порядке. Если иск предъявлен с нарушением правил о подведомственности, то не будет перерыва срока исковой давности, после перерыва срок начинает течь заново.

Если иск оставлен без рассмотрения (например, по причине заявления наследственного иска недееспособным лицом), то срок исковой давности продолжается в общем порядке, за исключением оставления иска без рассмотрения в уголовном деле. Тогда срок приостанавливается до вступления приговора в законную силу, и время приостановления не засчитывается. Если остающаяся часть срока менее 6 месяцев, она удлиняется до 6.

Срок исковой давности восстанавливается только при уважительности причин. К тому же сейчас этот срок восстанавливается только для граждан и причины пропуска должны быть связаны с их личностью.

Эти правила не всегда применяются. Так, согласно части третьей ГК на сроки по требованиям кредиторов наследодателя правила о перерыве, приостановлении и восстановлении срока исковой давности не распространяются, хотя по этим требованиям применяются сроки исковой давности (п. 3 ст. 1175). Если срок исковой давности по требованию кредитора к наследникам истекает, а наследство еще не принято, то можно подать иск к наследственному имуществу, чтобы не пропустить срок исковой давности. Суд приостановит производство по делу в соответствии с п. 4 ст. 214 ГПК РСФСР до истечения 6-месячного срока на принятие наследства и выявление ответчиков.

На некоторые требования исковая давность не распространяется. Например, на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Так, наследники осуществляют в пределах срока действия авторского права правомочия по опубликованию, воспроизведению и распространению работ наследодателя, а также вправе осуществлять охрану его авторского имени и неприкосновенность самого произведения. Эти правомочия сроком не ограничены, поскольку это личные неимущественные права.

Также не распространяется срок исковой давности на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. В силу ст. 1175 ГК наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя. Поэтому наследник, принявший наследство, будет обязан компенсировать имущественный вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, который был нанесен по вине наследодателя - причинителя вреда, а также моральный вред, поскольку это тоже имущественная обязанность, и она переходит по наследству[72] . Но следует учесть, что к наследникам не переходит право требования взыскания компенсации морального вреда, причиненного самому наследодателю, поскольку права, связанные с личностью наследодателя, не переходят по наследству (ст. 1112 ГК).

Наследник, принимая наследство, может сопоставить права, переходящие к нему, и обязанности наследодателя, которые он должен будет выполнить. Это играет известную роль при решении вопроса о принятии или непринятии наследства. Однако необходимо помнить, что наследник отвечает по долгам наследодателя только в пределах действительной стоимости перешедшего к нему имущества.

Так как исковая давность на данные требования не распространяется, ответчики не могут ссылаться на пропуск исковой давности, и иск может быть удовлетворен в любое время. Если же наследство открылось до 1 марта 2002 г., должно быть соблюдено условие о своевременности (в течение 6 месяцев, согласно ст. 554 ГК РСФСР 1964 года, заявлена претензия к наследникам причинителя вреда). Если наследство еще не принято, то иск предъявляется к наследственному имуществу, суд примет заявление и приостановит производство до выявления ответчиков.

Не распространяется исковая давность на требование собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его прав. Например, если наследодатель передал по наследству индивидуальный жилой дом, расположенный на земельном участке, хозяин смежного земельного участка может подать иск об устранении препятствия к пользованию земельным участком для прохода и т.д. Поскольку это длящееся правонарушение, то срок исковой давности не применяется, и такое требование может быть предъявлено в любой момент.

Необходимо различать сроки исковой давности и так называемые пресекательные сроки. Они различны по своей сущности. Исковая давность - это срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, а пресекательный - срок для осуществления субъективного материального права, которое никем не нарушено. Пропуск пресекательного срока влечет за собой утрату самого права - материального или права требования и применяется судом независимо от воли сторон, т.е. суд, установив пропуск этого срока, отказывает в иске. Пропуск же исковой давности в случае заявления стороной требования о его применении прекращает возможность судебной защиты нарушенного права и отказ в иске, но не прекращение самого материального права, которое может быть осуществлено и в добровольном порядке. Исковая давность приостанавливается, прерывается, восстанавливается, а на пресекательные сроки это не распространяется. Только в случаях, прямо указанных в законе, этот срок может быть продлен. Исковая давность не может изменяться соглашением сторон, а в некоторых случаях на пресекательные сроки это распространяется - срок на принятие наследства может быть удлинен по согласию всех наследников.

К наследственным спорам по правам и обязанностям, возникшим до 1 марта 2002 г., будет применяться ГК РСФСР 1964 года. В делах, связанных с наследственными правоотношениями, существуют три пресекательных срока - 6-месячный срок на принятие наследства (ч. 3 ст. 546 ГК РСФСР), 6-месячный срок на отказ от наследства (ч. 1 ст. 550 ГК РСФСР) и 6-месячный срок для подачи претензий кредиторами наследодателя (ст. 554 ГК РСФСР).

Первый - это срок осуществления наследственных прав, а не срок для предъявления иска. Этот срок существует для устранения неопределенности в правоотношениях, побуждает наследника использовать свои права. Тем более если один наследник не примет или откажется от своих прав, то в наследственные права должны вступить другие наследники. Срок может быть продлен, если суд признает причины пропуска срока уважительными. В то же время если все наследники согласны, то срок, пропущенный наследником, продлевается без обращения в суд. В случае возникновения спора о наследственном имуществе наследник может подать иск о рассмотрении этого вопроса, и уже не будет отказа в иске по мотиву пропуска срока на принятие наследства. Если иск предъявляется по истечении 6 месяцев и истец не принял наследство в этот срок, то суд должен обязательно рассмотреть вопрос о возможности продления срока на принятие наследства[73] .

Второй срок - это срок на осуществление права отказа от наследства. Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства, т.е. в течение 6 месяцев.

Срок для заявления претензий кредиторами относится к требованиям, вытекающим из обязательств наследодателя, и не распространяется на другие иски: о признании прав собственности и об истребовании имущества из незаконного владения. Кроме того, на требования залогодержателя по обязательствам, обеспеченным залогом, этот срок не распространяется, так как право залога со смертью залогодержателя не прекращается.

Срок для кредиторов по ГК РСФСР 1964 года продлению не подлежит. Конечно, нецелесообразно кредиторов ставить в такие жесткие рамки, поскольку кредиторы могут и не знать о смерти в течение длительного времени. К тому же в этой статье заявление претензий приравнивается к предъявлению иска в суд в течение этого времени, несоблюдение влечет утрату права требования. Получается, что иск, как и претензию, можно предъявить только в данный срок. Но это вряд ли правильно, поскольку такой предпосылки, как соблюдение 6-месячного срока для предъявления иска кредиторами наследодателя, в ГПК нет.

В части третьей ГК сохранились 6-месячные сроки на принятие наследства и на отказ от него (ст. ст. 1154, 1157). Срока на подачу претензий кредиторами наследодателя нет. Как было сказано, кредиторы вправе предъявить свои требования в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований, но эти сроки не подлежат перерыву, приостановлению и восстановлению. Хотя непонятно, если это срок исковой давности, то почему права кредиторов умершего должны быть ограничены по сравнению с правами кредиторов живых должников. И если это срок исковой давности, то на него будет распространяться правило о применении только по заявлению стороны в споре.

Появились новые сроки, которые, на мой взгляд, тоже следует отнести к пресекательным, поскольку они погашают само материальное право, т.е. право требования. Так, в соответствии с п. 3 ст. 1129 ГК завещание, составленное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит исполнению только при подтверждении судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Это требование должно быть заявлено до истечения срока, установленного на принятие наследства, т.е. до истечения 6 месяцев со дня открытия наследства[74] . Из этого следует, что по истечении 6 месяцев требование об исполнении завещания, составленного в чрезвычайных обстоятельствах, удовлетворению не подлежит.

В соответствии с п. 2 ст. 1183 ГК требования о выплате сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных в качестве средств к существованию, начисленных наследодателю, могут предъявить совместно проживавшие с наследодателем члены семьи или нетрудоспособные иждивенцы, независимо от совместного проживания, в течение 4 месяцев[75] . Если эти лица данные требования не предъявят, то денежные суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

Согласно п. 4 ст. 1137 и п. 3 ст. 1138 ГК право на получение завещательного отказа действует в течение 3 лет. Если отказополучатель не воспользуется своим правом в течение 3 лет, то наследник, обязанный исполнить завещательный отказ, освобождается от такой обязанности[76] .

Положения же ст. 1138 ГК РФ «Исполнение завещательного отказа» и по смыслу, и по содержанию перекликаются с положениями статьи предыдущей, поскольку и там, и тут содержатся нормы о сущности завещательного отказа и порядке его исполнения. В связи с этим с точки зрения юридической техники представляется нецелесообразным разделение указанных положений на две статьи.

Как отмечалось, наследник-отказополучатель обязан исполнить легат из наследственного имущества, перешедшего к нему. В данном случае имеется в виду актив имущества (вещи и имущественные права), поскольку п.1 ст. 1138 устанавливает, что завещательный отказ исполняется из наследственного имущества за вычетом приходящихся на отказодателя долгов завещателя. Это означает, что, если стоимость легата больше, чем стоимость актива (наследственной доли за вычетом обязательств наследодателя), легат исполняется частично, т.е. сначала уплачиваются долги наследодателя (ст.1175)[77] . Если легат состоял в выполнении работ (оказании услуг), то, на наш взгляд, необходимо учесть рыночную стоимость аналогичных работ (услуг) и выполнять не все, а только часть работ.

Соответственно, в описанной ситуации наследник-отказодатель расплатится с долгами наследодателя, исполнит легат (полностью либо частично) - и на этом наследственное имущество закончится (посоветовать такому наследнику можно только одно - не принимать наследство).

Тем не менее даже в описанной ситуации наследник-отказодатель может что-то получить, если он - обязательный наследник (ст.1149). В этом случае обязательную долю наследник получит, а из оставшегося наследственного имущества должен будет оплатить долги наследодателя, а затем исполнить легат. Это правило следует из толкования ч.2 п.1 ст. 1138. Толкование необходимо, так как, к сожалению, четко не решен вопрос о том, что именно должен обязательный наследник исполнять в первую очередь - легат или обязательства наследодателя.

Наследодатель может возложить легат на одного из наследников, а может и никак не решать данный вопрос. В последнем случае завещательный отказ будет считаться возложенным на всех наследников в размере тех долей в наследстве, на которые каждый имеет право (эта норма п.2 является диспозитивной - указанный порядок применяется, если наследодатель в завещании не указал иные доли, в которых отказодатели обязаны исполнить отказ). То же можно сказать и о ситуациях, когда наследодатель возложил отказ на нескольких наследников, не определив доли каждого.

С точки зрения юридической техники редакция настоящей статьи (а также ст.1137) представляется не вполне удачной, в частности, в силу того, что п.3 практически повторяет п.4 ст.1137. Суть указанных положений в том, что легатарий может быть подназначен; при отсутствии подназначенного легатария наследник освобождается от обязанности исполнить легат, т.е. данное обязательство прекращается, если отказополучатель:

умер до открытия наследства либо одновременно с наследодателем (уточним, что имеется в виду смерть легатария в день открытия наследства - редакция п.4 ст.1137 и п.3 комментируемой статьи в имеющемся виде, к сожалению, не охватывает ситуации, когда легатарий умер в день вступления в силу решения суда о признании умершим наследодателя);

отказался от получения легата (порядок отказа регламентирован ст.1160);

не воспользовался правом требования к отказополучателю в течение трех лет со дня открытия наследства;

оказался недостойным, что лишило его права на легат (т.е. послужило основанием для прекращения обязательства).

Наиболее сложной и поэтому интересной представляется ситуация, когда легатарий (будучи вполне достойным наследником) не отказывается от права требования легата и не пытается им воспользоваться. Возникает ситуация правовой неопределенности - в течение трех лет отказодатель должен быть готов исполнить легат. Ситуация усугубляется, если имеется подназначенный отказополучатель, - тогда неопределенность может длиться практически 6 лет. Кроме того, как уже отмечалось, не видится препятствий для подназначения нескольких легатариев, что еще более осложнит описанную ситуацию.

Выход видится только в сокращении срока на раздумья легатария - с трех лет до 1-6 месяцев.

Исчислять этот срок целесообразно с момента принятия наследства, поскольку именно принятие наследства - юридический факт, порождающий обязательство наследника исполнить завещательный отказ. Прекращается это обязательство смертью легатария после открытия наследства, истечением указанного выше трехлетнего срока, отказом от легата, недостойностью легатария, надлежащим исполнением завещательного отказа.

Рассмотрев положения о завещательном отказе, перейдем к проблемам завещательного возложения.

Завещательное возложение отличается от завещательного отказа тем, что предмет возложения - действия как имущественного, так и неимущественного характера, направленные на осуществление общеполезной цели.

В отличие от завещательного отказа, который исполняется только отказодателем, возложение может исполнить не только наследник, но и душеприказчик. Однако, что бы указанные действия душеприказчика были правомерными, необходимо, чтобы об этом было сказано в завещании, кроме того, часть наследственного имущества должна быть выделена специально для исполнения возложения[78] . Безусловно, все это никак не повлияет на принятие наследником имущества и получение прав на него.

В качестве примера возложения приведем ситуацию, когда наследодатель завещает все имущество дочери, однако выделяет в его составе библиотеку и поручает душеприказчику организовать доступ к книгам студентов университета (то же возможно и без душеприказчика, тогда исполнять возложение будет дочь). Становится очевидной проблема, не решенная законом, - каковы временные рамки исполнения возложения.

Чтобы ее решить, необходимо дифференцировать возложение по критерию характера действий, его составляющих, - возложение имущественное и неимущественное.

В первом случае (когда предметом возложения являются действия, имеющие имущественный характер) в соответствии с п.2 ст. 1139 ГК РФ установлено, что применяются правила ст.1138 (о завещательном отказе). Однако и этим снимаются не все проблемы. Очевидно, что, если предметом возложения будут действия в пользу одного лица, смерть этого лица прекратит обязательство возложения. Проблемы остаются, если одного конкретного лица нет (например, завещатель возложил на наследников обязанность ремонтировать детский дом либо покупать детям игрушки). Но и тут можно вспомнить, что исполнение и отказа, и возложения осуществляется из стоимости перешедшего по наследству имущества - т.е. покупать игрушки наследнику придется на всю стоимость полученного актива имущества, после чего обязанность прекратится.

В приведенном выше примере речь шла о неимущественном возложении, прекращение которого законом не предусматривается вообще.

В связи с этим целесообразно установить конкретный срок, которым бы ограничивалась обязанность исполнять возложение неимущественного характера (имущественное возложение можно ограничить как по срокам, так и по стоимости).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вопросы наследования в последнее время приобретают все большую актуальность. Происходит это на фоне изменений в экономике страны, развития института частной собственности, общего роста благосостояния граждан, которые кроме всего прочего получили возможность заниматься предпринимательской деятельностью. Действительно, если еще десятилетие назад наиболее ценным имуществом, которое могло передаваться по наследству, были, например, дача или автомобиль, то сегодня это может быть и квартира, и земельный участок, и целое предприятие. Кроме того, растет правовое сознание и правовая культура граждан, которые более осознанно и ответственно стали подходить к вопросам наследования. Все большее количество людей прибегают к составлению завещания, тем самым по своему усмотрению распоряжаясь нажитым имуществом.

Наследственное право, стремясь соответствовать изменившимся реалиям, также претерпело значительные изменения по сравнению с законодательством советского времени. Сегодня право на наследование является одним из конституционных прав граждан. Оно закреплено и гарантируется Основным Законом государства. Право на наследование, с одной стороны, означает свободу гражданина в определении судьбы своего имущества, с другой - гарантирует защиту от необоснованных притязаний на наследственное имущество со стороны третьих лиц.

Наследственное право представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в связи с переходом имущества и имущественных прав гражданина другим лицам после его смерти. Наследственное право - это достаточно обширная часть гражданского законодательства. Действительно, в данном случае необходимо учесть все возможные нюансы во избежание возникновения спорных ситуаций с целью максимальной защиты прав и интересов участников наследственных правоотношений.

1. Ст. 190 ГК РФ следует дополнить определением срока, добавив абзац следующего содержания: «Срок - это время (моменты или периоды), с наступлением, течением или истечением которого связано то или иное событие или действие (бездействие), имеющие правовые последствия».

2. Временем открытия наследства является не момент, а день смерти гражданина, поскольку факт открытия наследства следует рассматривать как юридическое состояние, возникновение которого связывается не с моментом смерти наследодателя, а с днем ее наступления, что исключает возможность возникновения споров относительно наследования лиц, умерших одновременно в различных часовых поясах.

Если гражданин объявлен умершим решением суда, то временем (днем) открытия наследства будет день вступления в законную силу такого решения суда. Если же умершим объявляется гражданин, пропавший без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, то днем смерти такого гражданина может быть признан день его предполагаемой гибели, указанный в решении суда, но временем (днем) открытия наследства опять-таки будет день вступления в законную силу такого решения суда. Ст. 1144 следует дополнить ч.2 «При объявлении умершим безвестно отсутствующего гражданина предлагается днем смерти считать день, следующий за днем, когда были получены последние сведения о нем, а временем открытия наследства - день вступления в законную силу судебного решения. Данный порядок не следует распространять на лиц, пропавших без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать их гибель от определенного несчастного случая, когда днем смерти таких граждан может быть признан день их предполагаемой гибели, указанный в решении суда». Часть 2 следует считать 3.

3. На наш взгляд, требуется внести изменения в текст ст. 1155 ч. 1, предложив законодателю изложить ее в следующей редакции: «По заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок или признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали».

4. Завещательное возложение, которое имеет предметом действия неимущественного характера, направленные на осуществление общеполезной цели, не предусматривают конкретного определенного срока. Так действия имущественного характера можно совершить в пределах доли полученного наследства, для действий неимущественного характера ни размеры ни сроки не установлены. Данный пробел следует устранить. В связи с этим целесообразно установить конкретный срок, ограничив обязанность исполнять возложение неимущественного характера (имущественное возложение можно ограничить как по срокам, так и по стоимости). Для этого следует внести изменение в ч. 1 ст. 1139 ГК РФ установив срок и размер завещательного возложения.

5. Нуждается в совершенствовании правовой режим наследования предметов обычной домашней обстановки и обихода. В подавляющем большинстве случаев наследодатель проживает совместно с наиболее близкими ему лицами - супругом, детьми или родителями. При наличии иных наследников, в соответствии с данной нормой совместно проживавшие с наследодателем члены его семьи практически лишаются возможности сохранить в неизменном виде предметы домашнего обихода. Не менее болезненно передача другим наследникам вещей, связанных с памятью родителей, деда или бабушки, может быть воспринята несовершеннолетними детьми, поэтому, на мой взгляд, ст. 1169 ГК РФ следует дополнить положением о том, что "если совместно с наследодателем не менее года до его смерти проживали его нетрудоспособный супруг или нетрудоспособные родители, а также несовершеннолетние дети, предметы обычной домашней обстановки и обихода переходят к ним".

6.Необходимо сократить срок претензий легатария - с трех лет до 1-6 месяцев.

Исчислять этот срок целесообразно с момента принятия наследства, поскольку именно принятие наследства - юридический факт, порождающий обязательство наследника исполнить завещательный отказ. Прекращается это обязательство смертью легатария после открытия наследства, истечением указанного выше трехлетнего срока, отказом от легата, недостойностью легатария, надлежащим исполнением завещательного отказа.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (с изм. от 25.10.2007) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (с изм. от 29.12.2006) // СЗ РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (с изм. от 18.10.2007) // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 21.07.2007) // СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

7. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 г. № 4462-1 (в ред. от 02.10.2007) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357.

8. Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (в ред. от 18.07.2006) // СЗ РФ. – 1997. – № 47. – Ст. 5340.

9. Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 18.10.2007) // СЗ РФ. – 1997. - № 30. – Ст. 3594.

10. Закон РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (в ред. от 09.02.2007) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 62.

11. Постановление Правительства РФ от 17.04.1999 г. № 432 «Об утверждении правил заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния» (в ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ. – 1999. – № 17. – Ст. 2149.

12. Приказ Минюста РФ от 15.03.2000 г. № 91 «Об утверждении методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации» // Бюллетень Минюста РФ. – 2000. – № 4. – С. 26.

Специальная и учебная литература

1. Анохин В.С., Завидов В.Д., Сергеев В.И. Защита договорных обязательств. – М., Норма. 2003. – 364 с.

2. Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. – М., Юрлитиздат. 1955. – 642 с.

3. Байзигитова А.М. Актуальные проблемы ответственности наследников по долгам наследодателя в Российской Федерации // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 16.

4. Блинков О.Е. Кодификация местного наследственного права в России // История государства и права. – 2007. – № 4. – С. 16.

5. Брагинский М. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. – М., Юрайт. 2003. – 536с.

6. Вавилин Е.В. Принцип справедливости как основа осуществления наследственных прав // Юрист. – 2007. – № 1. – С. 19.

7. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Ростов-на-Дону., Феникс. 1995. – 802 с.

8. Воробьев С.М. Наследование пенсий в российском законодательстве // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 16.

9. Гаврилов В.Н. Наследственное право в Российской Федерации на современном этапе (с учетом проекта части третьей ГК РФ): Учебно-методическое пособие. – Саратов., 2000. – 456 с.

10. Гаврилов В.Н. Отстранение от наследования недостойных наследников: история, перспективы, зарубежный опыт//Правоведение.– 2007.– № 3. – С.73.

11. Гаджиалиева Н.Ш. Конституционно-правовая природа права наследования: единство субъективного и объективного права // Журнал российского права. – 2007. – № 7. – С. 19.

12. Гаджиев В.А. Об исчислении срока принятия наследства // Наследственное право. – 2007. – № 2. – С. 19.

13. Гильман Ю.М. Совершенствование законодательства о наследовании // Правоведение. – 1976. – № 4. – С. 45.

14. Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – СПб., Контракт. 1996. – 628 с.

15. Гражданское право: Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Т. 3. – М., Норма. 2004. – 742 с.

16. Гражданское право: Учеб. В. 2 Т. Том 2. Полутом. I. / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтер Клувер 2005. – 702 с.

17. Гришаев С.П. Наследственное право: Учебное пособие. – М., Норма. 2003. – 478 с.

18. Гук Д.Н. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах // Право в Вооруженных Силах. – 2007. – № 8. – С. 13.

19. Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право: Комментарий законодательства и практика его применения: (издание четвертое, переработанное и дополненное). 2-е изд., испр. и доп. – М., Статут. 2003. – 638 с.

20. Зипунникова Ю.Н., Рыкова Е.Ю. Некоторые особенности доказывания по делам о признании завещания недействительным // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 1. – С. 23.

21. Иоффе О.С. Советское гражданское право. – М., Юридическая литература. 1967. – 674 с.

22. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 3. – М., Статут. 2002. – 346 с.

23. Источники права: Русская Правда. Выпуск третий / Под ред. Хачатурова Р.Л. – Тольятти., Изд-во ТолПИ. 1997. – 786 с.

24. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – 724 с.

25. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2005. – 678 с.

26. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части третьей / Под ред. Мозолина В.П. – М., Норма-Инфра-М. 2006. – 702 с.

27. Корнеева И.Л. Наследственное право РФ. – М., Статут. 2004. – 348 с.

28. Кудряшов И. Восстановление пропущенного срока // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 9. – С. 7.

29. Лем С. Философия случая. – М., Норма. 2005. – 436 с.

30. Ляпунов С.Г. Наследственные споры. – М., Эксмо. 2005. – 432 с.

31. Магомедова З. Восстановление срока для принятия наследства: процессуальные проблемы правоприменительной практики // Бюллетень нотариальной практики. – 2004. – № 5. – С. 21.

32. Малкин О.Ю. Коллизионное регулирование наследственных отношений: несогласованность подходов // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 13.

33. Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философии и физике. – М., Юрлитиздат. 1977. – 458 с.

34. Мусаев Р.М. Некоторые особенности наследственных правоотношений по ГК РФ // Нотариус. – 2006. – № 3. – С. 22.

35. Наследственное право / Отв. ред. Ярошенко К.Б. – М., Волтер Клувер. 2005. – 642 с.

36. Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. – Кишинев., 1973. – 572 с.

37. Новиков А.А. Завещание и завещательный отказ в современном российском гражданском праве // Закон. – 2006. – № 10. – С. 8.

38. Нотариальное право России: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. проф. Яркова В.В. – М., Волтерс Клувер. 2003. –216 с.

39. Остапюк Н.И. Доверительное управление наследственным имуществом // Нотариус. – 2006. – № 1. – С. 16.

40. Остапюк Н.И. Наследственное правоотношение: понятие и юридическое содержание // Гражданское право. – 2006. – № 2. – С. 12.

41. Папушой И.Л. Вопросы регулирования состава наследства // Юрист. – 2007. – № 4. – С. 16.

42. Петрухина Т.Г. Сроки в гражданском праве // Право и экономика. – 2006. – № 5. – С. 24.

43. Пыхтин С. Действие во времени норм о наследовании // Законность. – 2006. – № 2. – С. 15.

44. Рассказова М.Ю. Право на принятие наследства // Закон. – 2006. – № 10. – С. 15.

45. Рейхенбах Г. Направление времени. – М., Наука. 1962. – 216 с.

46. Садиков О.Н. .Гражданское право России. Общая часть. Курс лекций.– М., Юрист. 2001. – 412 с.

47. Саломатова Т. Сроки исковой давности в наследственных правоотношениях // Российская юстиция. – 2006. – № 10. – С. 22.

48. Соменков С.А. Общие положения о наследовании // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 10. – С. 11.

49. Суденко В.В. Право на отказ от наследства: теоретические и практические проблемы осуществления // Наследственное право. – 2006. – № 1. – С. 11.

50. Султанов А. Право на уважение собственности // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 12. – С. 5.

51. Сывороткина И.Ю. Современное российское и зарубежное наследственное право и законодательство. // Юрист. – 2007. – № 1. – С.16.

52. Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. – 2005. – № 12. – С. 21.

53. Хокинг С. Краткая история времени. – СПб., Питер. 2000. – 568 с.

54. Чибириева С.А. История государства и права России. Учебник. – М., Былина. 1999. – 812 с.

55. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права (по изд. 1907 г.). – М., Статут. 2005. – 672 с.

56. Шилохвост О.Ю. К вопросу о причинах пропуска срока принятия наследства, признаваемых судом уважительными при восстановлении этого срока (ч. 1 ст. 547 ГК РСФСР, п. 1 ст. 1155 ГК РФ) Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. Ярошенко К.Б. – М., Юридическая литература. 2005. – 564 с.

57. Шпачева Т.В. Обобщение судебной практики по применению исковой давности // Арбитражные споры. – 2007. – № 2. – С. 16.

58. Юдина Ю.В. Объявление лица умершим в системе оснований открытия наследства // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 17.

59. Ярошенко К.Б. Вопросы применения законодательства о наследовании / Комментарий судебной практики. Вып. 8. – М., Юридическая литература. 2002. – 468 с.

60. Ярошенко К. Отдельные вопросы наследственного права в судебной практике // Российская юстиция. – 2001. – № 11. – С. 35.

61. Ярошенко К.Б. О фактическом принятии наследства (проблемы применения п. 2 ст. 1153 ГК. Комментарий судебной практики. Выпуск 10 / Под ред. Ярошенко К.Б. – М., Юридическая литература. 2004. – 540 с.

Материалы юридической практики

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1991. – № 8. – С. 32.

2. Постановление Президиума ВАС РФ от 05.03.1996 г. №. 7816/95 // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 5. – С. 26.

3. Постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 г. № 6071/98 // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 2. – С. 32.

4. Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 07.10.2004 г. № 44г-803 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 3. – С. 43.

5. Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 16.12.2004 г. № 44г-921 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 37.

6. Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 16.12.2004 г. № 44г-931 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 42.

7. Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 23.12.2004 г. № 44г-1003 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 64.

8. Определение Самарского областного суда от 09.01.2002 г. № 33-24-02 // Правосудие в Поволжье. – 2002. – № 5. – С. 19.

9. Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда № 0706/247 от 06.05.2004 года//Судебная практика. Самара.- 2005.-№ 4.-С.4.


[1] СЗ РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

[2] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. - Ростов-на-Дону., Феникс. 1995. – С. 460.

[3] Источники права: Русская Правда. Выпуск третий / Под ред. Хачатурова Р.Л. – Тольятти., Изд-во ТолПИ. 1997. – С. 234.

[4] Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права (по изд. 1907 г.). – М., Статут. 2005. – С. 470.

[5] Чибириева С.А. История государства и права России. Учебник. – М., Былина. 1999. – С. 321.

[6] Блинков О.Е. Кодификация местного наследственного права в России // История государства и права. – 2007. – № 4. – С. 16.

[7] СУ РСФСР. – 1918. – № 34. – Ст. 456.

[8] СУ РСФСР. – 1922. – № 36. – Ст. 423.

[9] Ведомости Верховного Совета СССР. – 1945. – № 15. – Ст. 231.

[10] Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 08.12.1961 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1961. – № 50. – Ст. 525.

[11] Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философии и физике. – М., Юрлитиздат. 1977. – С. 161.

[12] Хокинг С. Краткая история времени. – СПб., Питер. 2000. – С. 202.

[13] Хокинг С. Указ. соч. – С. 202-203.

[14] Рейхенбах Г. Направление времени. – М., Наука. 1962. – С. 85.

[15] Лем С. Философия случая. – М., Норма. 2005. – С. 27.

[16] Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. – СПб., Контракт. 1996. – С. 15; Садиков О.Н. .Гражданское право России. Общая часть. Курс лекций. – М., Юрист. 2001. – С. 29.

[17] Петрухина Т.Г. Сроки в гражданском праве // Право и экономика. – 2006. – № 5. – С. 24.

[18] Анохин В.С., Завидов В.Д., Сергеев В.И. Защита договорных обязательств. – М., Норма. 2003. – С. 67

[19] Гражданское право: Учеб. В. 2 Т. Том 2. Полутом. I. / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтер Клувер 2005. – С. 216, Иоффе О.С. Советское гражданское право. – М., Юридическая литература. 1967. – С. 314.

[20] Брагинский М. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. – М., Юрайт. 2003. – С. 89.

[21] Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 5. – С. 26.

[22] Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 2. – С. 32.

[23] Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. – 2005. – № 12. – С. 21.

[24] Гаджиалиева Н.Ш. Конституционно-правовая природа права наследования: единство субъективного и объективного права // Журнал российского права. – 2007. – № 7. – С. 19.

[25] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – С. 218.

[26] Пыхтин С. Действие во времени норм о наследовании // Законность. – 2006. – № 2. – С. 15.

[27] Остапюк Н.И. Наследственное правоотношение: понятие и юридическое содержание // Гражданское право. – 2006. – № 2. – С. 12.

[28] Извлечение из определения Президиума Самарского областного суда № 0706/247 от 06.05.2004 года//Судебная практика. Самара.- 2005.-№ 4.-С.4.

[29] Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. – М., Юрлитиздат. 1955. – С. 94; Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. – Кишинев., 1973. – С. 60-61; Гильман Ю.М. Совершенствование законодательства о наследовании // Правоведение. – 1976. – № 4. – С. 45.

[30] Юдина Ю.В. Объявление лица умершим в системе оснований открытия наследства // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 17.

[31] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 2. – Ст. 62.

[32] Постановление Правительства РФ от 17.04.1999 г. № 432 «Об утверждении правил заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния» (в ред. от 02.02.2006) // СЗ РФ. – 1999. – № 17. – Ст. 2149.

[33] Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (в ред. от 18.07.2006) // СЗ РФ. – 1997. – № 47. – Ст. 5340.

[34] Гаврилов В.Н. Наследственное право в Российской Федерации на современном этапе (с учетом проекта части третьей ГК РФ): Учебно-методическое пособие. – Саратов., 2000. – С. 56.

[35] Сывороткина И.Ю. Современное российское и зарубежное наследственное право и законодательство. // Юрист. – 2007. – № 1. – С. 16.

[36] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части третьей / Под ред. Мозолина В.П. – М., Норма-Инфра-М. 2006. – С. 263.

[37] Рассказова М.Ю. Право на принятие наследства // Закон. – 2006. – № 10. – С. 15.

[38] Гаджиев В.А. Об исчислении срока принятия наследства // Наследственное право. – 2007. – № 2. – С. 19.

[39] Соменков С.А. Общие положения о наследовании // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 10. – С. 11.

[40] Определение Самарского областного суда от 09.01.2002 г. № 33-24-02 // Правосудие в Поволжье. – 2002. – № 5. – С. 19.

[41] Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 3. – М., Статут. 2002. – С. 146.

[42] Кудряшов И. Восстановление пропущенного срока // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 9. – С. 7.

[43] Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 07.10.2004 г. № 44г-803 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 3. – С. 43.

[44] Папушой И.Л. Вопросы регулирования состава наследства // Юрист. – 2007. – № 4. – С. 16.

[45] Султанов А. Право на уважение собственности // ЭЖ-Юрист. – 2007. – № 12. – С. 5.

[46] Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право: Комментарий законодательства и практика его применения: (издание четвертое, переработанное и дополненное). 2-е изд., испр. и доп. – М., Статут. 2003. – С.47.

[47] Магомедова З. Восстановление срока для принятия наследства: процессуальные проблемы правоприменительной практики // Бюллетень нотариальной практики. – 2004. – № 5. – С. 21.

[48] Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 16.12.2004 г. № 44г-921 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 37.

[49] Шилохвост О.Ю. К вопросу о причинах пропуска срока принятия наследства, признаваемых судом уважительными при восстановлении этого срока (ч. 1 ст. 547 ГК РСФСР, п. 1 ст. 1155 ГК РФ) Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. Ярошенко К.Б. – М., Юридическая литература. 2005. – С. 34.

[50] Ярошенко К. Отдельные вопросы наследственного права в судебной практике // Российская юстиция. – 2001. – № 11. – С. 35.

[51] Наследственное право / Отв. ред. Ярошенко К.Б. – М., Волтер Клувер. 2005. – С. 174.

[52] Корнеева И.Л. Наследственное право РФ. – М., Статут. 2004. – С. 158.

[53] Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 16.12.2004 г. № 44г-931 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 42.

[54] Ярошенко К.Б. Вопросы применения законодательства о наследовании / Комментарий судебной практики. Вып. 8. – М., Юридическая литература. 2002. – С. 10-11.

[55] Вавилин Е.В. Принцип справедливости как основа осуществления наследственных прав // Юрист. – 2007. – № 1. – С. 19.

[56] Постановление Президиума Московского городского суда по делу от 23.12.2004 г. № 44г-1003 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. – № 5. – С. 64.

[57] Ярошенко К.Б. О фактическом принятии наследства (проблемы применения п. 2 ст. 1153 ГК. Комментарий судебной практики. Выпуск 10 / Под ред. Ярошенко К.Б. – М., Юридическая литература. 2004. – С. 67.

[58] Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Указ. соч. – С. 47-48.

[59] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2005. – С. 118.

[60] Мусаев Р.М. Некоторые особенности наследственных правоотношений по ГК РФ // Нотариус. – 2006. – № 3. – С. 22.

[61] Малкин О.Ю. Коллизионное регулирование наследственных отношений: несогласованность подходов // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 13.

[62] Гаврилов В.Н. Отстранение от наследования недостойных наследников: история, перспективы, зарубежный опыт // Правоведение. – 2007. – № 3. – С. 73.

[63] Суденко В.В. Право на отказ от наследства: теоретические и практические проблемы осуществления // Наследственное право. – 2006. – № 1. – С. 11.

[64] Гражданское право: Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Т. 3. – М., Норма. 2004. – С. 342.

[65] Гришаев С.П. Наследственное право: Учебное пособие. – М., Норма. 2003. – С. 178.

[66] Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 10. – Ст. 357.

[67] Нотариальное право России: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. проф. Яркова В.В. – М., Волтерс Клувер. 2003. – С. 46.

[68] Остапюк Н.И. Доверительное управление наследственным имуществом // Нотариус. – 2006. – № 1. – С. 16.

[69] Шпачева Т.В. Обобщение судебной практики по применению исковой давности // Арбитражные споры. – 2007. – № 2. – С. 16.

[70] Зипунникова Ю.Н., Рыкова Е.Ю. Некоторые особенности доказывания по делам о признании завещания недействительным // Арбитражный и гражданский процесс. – 2007. – № 1. – С. 23.

[71] Саломатова Т. Сроки исковой давности в наследственных правоотношениях // Российская юстиция. – 2006. – № 10. – С. 22.

[72] Байзигитова А.М. Актуальные проблемы ответственности наследников по долгам наследодателя в Российской Федерации // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 16.

[73] Ляпунов С.Г. Наследственные споры. – М., Эксмо. 2005. – С. 82.

[74] Гук Д.Н. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах // Право в Вооруженных Силах. – 2007. – № 8. – С. 13.

[75] Воробьев С.М. Наследование пенсий в российском законодательстве // Наследственное право. – 2007. – № 1. – С. 16.

[76] Новиков А.А. Завещание и завещательный отказ в современном российском гражданском праве // Закон. – 2006. – № 10. – С. 8.

[77] Крыканова Л.Н. Новое наследственное право и налогообложение наследства // Налоговый вестник. - № 3. -2002. - С. 18.

[78] Барщевский М.Ю. Наследственное право. – М.: Издательство Юридическая литература, 1973. – С. 43.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий