Сроки исковой давности

Отличительные черты общих и специальных сроков исковой давности. Течение, приостановление, перерыв и восстановление течения срока исковой давности. Вопросы применения законодательства об исковой давности. Применение исковой давности в судебной практике.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СРОКОВ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

1.1 Понятие исковой давности

1.2 Общий и специальные сроки исковой давности

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК ИСЧИСЛЕНИЯ, ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1 Течение срока исковой давности

2.2 Приостановление течения срока исковой давности

2.3 Перерыв и восстановление течения срока исковой давности

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

3.1 Вопросы применения законодательства об исковой давности

3.2 Применение исковой давности в судебной практике

3.3 Последствия истечения срока исковой давности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В России более 10 лет действует часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, ГК), которая кроме прочего регулирует вопросы, связанные со сроками (гл. 11) и исковой давностью (гл. 12), - вопросы, решение которых стабилизирует и упорядочивает гражданский оборот, нормализует жизнь общества. Часть вторая ГК РФ, а также транспортные уставы и кодексы развивают положения, связанные с применением исковой давности. Полагаем, что названное законодательство требует современного осмысления и специального исследования.

Настоящее работа имеет научный и практический характер, поскольку охрана и защита прав и законных интересов граждан во многом зависят от сроков действия тех или иных гражданско-правовых отношений, а также от сроков исковой давности, которые служат защитой нарушенного права.

Исковая давность в качестве института материального или процессуального права применяется сегодня практически во всех известных правовых системах. В российской правовой системе, относящейся к числу континентальных, исковая давность является институтом гражданского материального права, в то время как в системе англосаксонского права исковая давность представляет собой институт процессуального права. Вопросы института исковой давности всегда были объектом самого пристального внимания ученых и практикующих юристов и продолжают вызывать большой теоретический и практический интерес.

Прежде чем непосредственно обратиться к рассмотрению вопросов, возникающих в связи с применением института исковой давности, следует упомянуть о возможных целях установления в законодательстве этого правового института. Российский законодатель, как, впрочем, и зарубежный, никогда не затруднял себя достаточно четким объяснением этих целей. Необходимость установления в законодательстве института исковой давности может объясняться несколькими причинами.

Во-первых, с истечением с момента нарушения права длительного срока установление истины становится затруднительным, так как утрачиваются или становятся менее достоверными доказательства (физическое состояние документов может ухудшиться либо они могут оказаться утрачены, из памяти свидетелей полностью или частично стирается информация о существенных фактах и т.п.).

Во-вторых, существование определенного положения в течение достаточно длительного времени создает презумпцию наличия правового основания для такого положения, поэтому законодатель устанавливает определенный срок, за пределами которого такая презумпция не должна подлежать судебному опровержению путем предоставления истцу защиты нарушенного права. Можно сказать, что истечение предусмотренного законом срока "освящает" существующее положение дел, которое в силу этого факта получает гарантию его незыблемости в виде возможности применения исковой давности к требованиям, могущим поколебать устоявшиеся отношения.

В-третьих, установление в законодательстве норм об исковой давности необходимо для придания устойчивости и определенности отношениям, складывающимся в гражданском обороте. Такая цель не вызывает сомнений с точки зрения ее соответствия основным началам и смыслу гражданского законодательства, однако следует учитывать, что средства достижения этой цели не должны нарушать такой основополагающий принцип гражданского законодательства, как принцип свободы усмотрения при осуществлении гражданских прав (ст.1, 9 ГК РФ).

Положения законодательства о сроках исковой давности по различным требованиям дискуссионны и вызывают, что требует дальнейшей работы по совершенствованию законодательства, регламентирующего такие сроки.

Степень научной разработанности. Научной разработкой проблемы сроков в гражданском праве занимались такие ученые какАгарков М.М., Белиловский Д.И., Брагинский М.И., Витрянский В.В., Вострикова Л.Г., Грибанов В.П., Гуревич М.А., Егоров Ю.П., Иоффе О.С., Кириллова М.Я., Крашенинников Е.А., Курылев С.В., Липатов О.П., Новицкий И.Б., Осокина Г.Л., Ромашов А.С., Сергеев А.П., Тархов В.А., Терещенко Т.А., Фаршатов И.А., Чертков В.Л., Шершеневич Г.Ф., Эрделевский А.М. и другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу реализации гражданами права на защиту при исчисления сроков для обращения в суд.

Предмет исследования составляют:

· нормы гражданского и смежных федеральных законов, предусматривающих исчисление сроков исковой давности;

· практика реализации норм, предусматривающих применение сроков исковой давности.

Целями дипломного исследования являются:

· Комплексный анализ правовых норм, регулирующих срок исковой давности, выявление проблем связанных с исчислением и восстановлением срока исковой давности в гражданском праве;

· Анализ судебной практики по вопросам исчисления сроков исковой давности.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

· рассмотреть историческое развитие понятия срока исковой давности;

· проанализировать правовое регулирование сроков исковой давности;

· рассмотреть понятие исковой давности и ее видов;

· проанализировать порядок исчисления сроков исковой давности;

· дать отличие срока исковой давности от других сроков гражданского права;

· обосновать практическую значимость срока исковой давности.

Методы исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений и выводов, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура и объем работы . Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СРОКОВ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

1.1 Понятие исковой давности

Действующее гражданское законодательство под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). При этом сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон (ст. 198 ГК). Это же относится и к основаниям приостановления и перерыва течения исковой давности, которые установлены нормами ГК РФ и иными федеральными законами[1] . Применение этих норм обязательно для судебных органов.

Полагаем, что исковая давность в объективном смысле - гражданско-правовой институт, т.е. система норм законодательства, регулирующих отношения, связанные с защитой гражданских прав (сроки, возникновение и т.д.), тогда как исковая давность в субъективном смысле - это право лица, чьи интересы нарушены, воспользоваться сроком для защиты нарушенных гражданских прав.

Институт исковой давности в гражданском праве имеет цель дисциплинировать участников оборота, стимулировать их к осуществлению принадлежащих им прав и исполнению обязанностей. Известно, что неопределенность в гражданско-правовых отношениях в целом противоречит их сущности. Действительно, основание давности заключается в том, что общество нуждается в прочном порядке и всякая неопределенность отношений, способная колебать приобретаемые права, возбуждает против себя протест[2] . Поэтому нормы данного института носят императивный характер.

Исковая давность не может применяться к случаям оспаривания нормативного правового акта, если иное не предусмотрено законом.

Исковую давность следует отличать от сроков, которыми ограничивается существование материального права, т.е. от пресекательных сроков, истечение которых означает прекращение субъективного материального права лица.

Разграничение сроков исковой давности и пресекательных сроков должно проводиться по признаку их воздействия на материальное гражданское право. Если срок исковой давности может послужить препятствием к осуществлению материального права в принудительном порядке, то срок пресекательный прекращает существование самого материального гражданского права. И в этом случае, как совершенно правильно утверждает М.А. Гуревич, пресекательный срок - это граница существования субъективного материального права[3] . При этом важно подчеркнуть, что правопрекращающее действие пресекательного срока видно из содержания нормы, определяющей тот или иной пресекательный срок. В гражданском законодательстве нет общей нормы, предусматривающей в целом применение пресекательных сроков. Поэтому теоретическое обоснование необходимости, разумности установления законом того или иного пресекательного срока возможно лишь с учетом характеристики конкретного вида материального права, согласно которому применяется данный срок.

Кроме этого основного признака разграничения сроков исковой давности и пресекательных сроков следует иметь в виду и другие дополнительные важные признаки. Для сроков исковой давности установлено строгое правило о том, что изменение их, а также изменение порядка их исчисления соглашением сторон не допускается. Некоторые сроки, относящиеся к пресекательным, могут быть по соглашению сторон изменены в сторону удлинения, или даже договорами могут устанавливаться новые сроки, если они не предусмотрены законом или иным нормативным актом. Однако подобное изменение или применение пресекательных сроков по соглашению сторон возможно лишь тогда, когда это разрешено нормой права. Во многих случаях предусмотренные законом пресекательные сроки не могут изменяться соглашением сторон, т.е. они императивны.

Гражданское законодательство выделяет общий и специальные сроки исковой давности. Общий срок исковой давности составляет три года (ст. 196 ГК) и применяется ко всем гражданским правоотношениям, если иное не предусмотрено законом. Специальные сроки исковой давности устанавливаются для защиты отдельных, указанных в федеральном законе прав.

Как правило, специальные сроки больше или меньше трех лет. Однако, несмотря на трехлетний срок, к специальным следует отнести и срок исковой давности по ничтожным сделкам, поскольку начало течения срока исковой давности является отступлением от общего правила и устанавливается вне зависимости от того, узнало лицо или должно было узнать о нарушенном праве.

В нормах ГК РФ четко определено, какие сделки являются ничтожными. В ст. 168 Кодекса предусмотрено общее правило, по которому сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима. В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, является ничтожной. К ничтожным также относятся сделки мнимые и притворные (ст. 170 ГК), а также сделки, совершенные недееспособными гражданами (ст. 171 ГК). В науке четко раскрывается смысл ничтожной сделки: она является недействительной с момента ее заключения, поэтому не порождает прав и обязанностей сторон, ее заключающих. В науке обоснованно утверждается, что ничтожная сделка фактически не является сделкой, а характеризуется как правонарушение[4] . Поэтому суды в своих решениях не должны признавать данные сделки ничтожными, так как они являются таковыми на основании закона. Задача судов состоит в том, чтобы правильно применить последствия такой сделки. На практике широко распространенными являются ничтожные сделки о приватизации государственной собственности, которые заключаются умышленно. Поэтому последствия таких соглашений предусмотрены в виде конфискации всего исполненного сторонами в доход государства.

Сделки, заключенные недееспособными гражданами, также ничтожны, но их юридическое последствие - обязанность сторон возвратить друг другу все исполненное по сделке. Закон предусматривает для этого правила исключение, когда по требованию опекуна такая сделка судом может быть признана действительной, если она заключена к выгоде недееспособного.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

С 1 января 1995 г., т.е. со дня введения части первой ГК РФ, по 26 июля 2005 г., т.е. по день вступления в силу Федерального закона "О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[5] , срок исковой давности по ничтожным сделкам составлял 10 лет, что было вполне оправданно, особенно применительно к приватизационным сделкам, совершенным до принятия соответствующих законодательных актов, т.е. в отношении приватизации предприятий в начале 90-х гг. ХХ в. (до принятия Закона РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР" 1991 г.[6] ).

В начале ХХI в. данная норма стала существенно препятствовать экономической и правовой стабильности участников гражданского оборота, совершивших сделки, например, девять, восемь, шесть лет назад.

С одной стороны, за пять-десять лет объект гражданского оборота мог несколько раз поменять собственника, и чаще всего на сегодняшний день владелец объекта является добросовестным. С другой стороны, трехлетний срок исковой давности, установленный для ничтожных сделок, является обоснованным и дает лицу, чьи права нарушены, возможность защитить их. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства) указывается, что три года - срок, который вполне позволяет и заинтересованным лицам, и государству выяснить в суде свои взаимоотношения. Именно срок исковой давности был самым длительным в нашем законодательстве в течение последних 100 лет: 10 лет - это неоправданно долго, исходя из общеэкономических и правовых соображений. Такой срок порождает массу неопределенностей, расхолаживая прежде всего государство и, конечно же, других участников процесса[7] .

По нашему мнению, длительный срок исковой давности затруднял разрешение гражданских дел в связи с большой вероятностью утраты доказательств, возросшей возможностью неадекватного отражения обстоятельств дела участвующими в нем лицами и т.п., что усложняло процесс принятия судами объективного решения по делу и тем самым создавало предпосылки к вынесению ошибочных решений со всеми вытекающими отсюда последствиями. Разумные сроки исковой давности содействуют стабилизации гражданского оборота, устраняют неопределенность в отношениях его участников, которая неизбежно возникает при длительном сроке исковой давности, когда в течение неопределенно долгого периода времени существует возможность применения мер государственного принуждения.

Не вызывает сомнения, что гражданский оборот предполагает конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих в нем субъектов, а значит, скорейшее разрешение возникающих между ними споров по поводу гражданских прав. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав приводило к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли заранее учесть необходимость собирания и сохранения соответствующих доказательств. Применение разумных сроков исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний, одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав и тем самым способствует укреплению финансовой и хозяйственной дисциплины в гражданском обороте.

1.2 Общий и специальные сроки исковой давности

6 июля 2005 г. в ГК РФ были внесены изменения в части сокращения срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки с 10 до 3 лет[8] . Принятие указанных изменений вызвало довольно противоречивую реакцию на практике и возобновило дискуссию о том направлении, которое избрал законодатель в развитии института исковой давности в Российской Федерации.

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Действующим законодательством предусматриваются два вида сроков исковой давности:

1) общий;

2) специальные.

Общий срок исковой давности установлен в 3 года применительно ко всем субъектам гражданских правоотношений (ст. 196 ГК РФ). Специальные же сроки исковой давности разбросаны по отдельным статьям ГК РФ и другим законам.

Следует особо оговориться, что трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ГК РФ, менее продолжителен в сравнении со сроками, установленными в других странах. Так, во Франции и Германии общий срок исковой давности равен 30 годам. Кроме того, установлена довольно сложная система сроков исковой давности.

В соответствии со ст. 2262 Французского гражданского кодекса[9] все иски погашаются давностью в тридцать лет, за исключением требований, в отношении которых установлены сокращенные сроки исковой давности. В качестве таковых могут быть названы следующие сроки:

10 лет - в отношении того, кто приобретает добросовестно и в силу надлежащего основания недвижимость, если истинный собственник проживает в округе апелляционного суда, где расположена недвижимость, а 20 лет - если последний имеет место жительства вне этого округа (ст. 2265 ФГК);

5 лет - по требованиям из обязательств, по которым выполнение производится с определенной периодичностью (о взыскании заработной платы, процентов и т.д.);

от 6 месяцев до 2 лет - по требованиям, доказательство выполнения которых может быть утрачено в длительные сроки (иск поверенных об уплате их расходов и вознаграждения и т.д.).

В Германском гражданском уложении[10] в параграфе 196 установлен общий срок исковой давности в 30 лет. Можно назвать следующие специальные сроки:

4 года - по требованиям об уплате периодических платежей;

3 года - по требованиям о возмещении вреда;

2 года - для притязаний из сделок повседневного оборота;

от 6 месяцев до 2 лет - для некоторых притязаний коммерсантов.

Также значительно большие по продолжительности, чем в России, установлены общие сроки исковой давности и в других странах с романо-германской системой права. В Гражданском кодексе Португалии общий срок исковой давности установлен в 20 лет (ст. 309), в Швейцарском обязательственном законе - 10 лет (ст. 127).

Предусмотрены большие сроки исковой давности и в странах с англо-американской системой права. Причем в Англии в 1980 году издан закон, который вобрал в себя законодательные нормы об исковой давности, принятые за период с 1939 по 1980 годы. Так, для исков из договоров "за печатью" установлен срок 12 лет, а для исков из простых договоров - 6 лет.

В США общие сроки исковой давности устанавливаются законодательными актами штатов и варьируются в зависимости от 4 до 10 лет. Например, в Калифорнии такой срок равен 4 годам, в Мичигане - 6 лет, а в Вирджинии - 10 лет. Для отдельных видов исков устанавливались другие сроки. В Единообразном торговом кодексе США[11] предусмотрен срок исковой давности по искам из нарушения договора продажи. Такой иск может быть предъявлен в течение четырех лет с момента возникновения основания для иска.

Если обратиться к нормам международного права, то 14 июня 1974 г. в г. Нью-Йорке была принята Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже[12] , которая вступила в силу с 1 августа 1988 г. Статьей 8 Конвенции срок исковой давности установлен в четыре года.

Рассмотрим нормы российского гражданского законодательства, устанавливающие иные, чем трехгодичный, сроки исковой давности.

1. пунктом 2 ст. 181 ГК РФ (Сроки исковой давности по недействительным сделкам) установлен годичный срок по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

2. пунктом 3 ст. 657 ГК РФ (Права кредиторов при аренде предприятия) - кредитор, который не был уведомлен о передаче предприятия в аренду в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 657 ГК РФ, может предъявить иск об удовлетворении требований, предусмотренных п. 2 данной статьи, в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о передаче предприятия в аренду.

3. пунктом 1 ст. 725 ГК РФ (Давность по искам о ненадлежащем качестве работы) - срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам статьи 196 ГК РФ[13] .

4. пунктом 3 ст. 797 ГК РФ (Претензии и иски по перевозкам грузов) - срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.

5. статья 966 ГК РФ (Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием) - иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет.

6. пунктом 1 ст. 408 Кодекса торгового мореплавания от 30 апреля 1999 г.[14] (Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза) - к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза, применяется годичный срок исковой давности.

Пункт 1 ст. 409 КТМ (Исковая давность по иным требованиям) - к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки пассажира в заграничном сообщении, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ст. 197 КТМ, договора морского страхования, а также из столкновения судов и осуществления спасательных операций, применяется двухгодичный срок исковой давности.

Статья 410 КТМ (Исковая давность по требованиям возмещения ущерба от загрязнения с судов нефтью и ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ) - иски о возмещении ущерба от загрязнения с судов нефтью и ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ погашаются в течение трех лет со дня, когда потерпевший узнал или должен был узнать о причинении такого ущерба. Однако иски о возмещении ущерба от загрязнения с судов нефтью не могут быть предъявлены по истечении шести лет со дня инцидента, вызвавшего загрязнение с судов нефтью; иски о возмещении ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ - по истечении десяти лет со дня инцидента, вызвавшего такой ущерб.

7. Статья 164 Кодекса внутреннего водного транспорта от 7 марта 2001 г.[15] (Сроки исковой давности) пунктом 3. ст. 164 КВВТ срок исковой давности устанавливается: по требованиям к перевозчику или буксировщику, возникающим в связи с осуществлением перевозок грузов или буксировки буксируемых объектов, - один год; по требованиям к перевозчику, возникающим в связи с осуществлением перевозок пассажиров и их багажа, - три года.

Пунктом 4 ст. 164 КВВТ предусматривается, что иски перевозчиков или буксировщиков к пассажирам, грузоотправителям, грузополучателям, отправителям буксируемых объектов и получателям буксируемых объектов, другим юридическим и физическим лицам, возникающие в связи с осуществлением перевозок грузов, пассажиров и их багажа, буксировки буксируемых объектов, могут быть предъявлены в течение одного года со дня наступления события, послужившего основанием предъявления таких исков.

Согласно п. 5 исследуемой статьи иски по требованиям, возникающим в связи со столкновением судов и осуществлением спасательной операции, могут быть предъявлены в течение двух лет.

8. статья 13 Федерального закона от 5 марта 1999 г. "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"[16] (Срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным) - Срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным - один год с даты начала размещения ценных бумаг.

9. Статья 2 Федерального закона от 1 июня 1995 г. "О государственных долговых товарных обязательствах"[17] установлен десятилетний срок исковой давности по государственным долговым товарным обязательствам.

10. Статья 13 Федерального закона от 30 июня 2003 г. "О транспортно-экспедиционной деятельности"[18] (Исковая давность) - для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска.

11. Статьей 70 Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. "О введении в действие положения о простом и переводном векселе"[19] предусмотрен как общий, так и специальные сроки исковой давности. Исковые требования, вытекающие из переводного векселя против акцептанта, погашаются истечением трех лет со дня срока платежа.

Исковые требования векселедержателя против индоссантов и против векселедателя погашаются истечением одного года со дня протеста, совершенного в установленный срок, или со дня срока платежа, в случае оговорки об обороте без издержек.

Исковые требования индоссантов друг к другу и к векселедателю погашаются истечением шести месяцев, считая со дня, в который индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска.

Как видно, действующим российским гражданским законодательством, за редким исключением, предусмотрены сокращенные, по сравнению с общим, сроки исковой давности. И само число таких сроков довольно значительно.

Ранее уже отмечалось, что в 2005 г. в ГК РФ были внесены изменения в части сокращения срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки с 10 до 3 лет. Причина таких изменений, как отмечалось в пояснительной записке к проекту федерального закона "О внесении дополнения в статью 181 Гражданского кодекса Российской Федерации", была вызвана ситуацией, сложившейся в области признания недействительными сделок, и в первую очередь сделок приватизации, в отношении которых действия по признанию недействительности в большей части носят политический характер, что, в свою очередь, и обусловило необходимость принятия мер к обеспечению хотя бы частичной защиты прав. Именно в качестве такой меры и предлагалось в первую очередь рассматривать уменьшение срока исковой давности по применению последствий недействительности ничтожной сделки, поскольку, как показала практика, именно большой срок давности позволяет использовать данный правовой механизм, призванный защищать права собственников имущества, как инструмент передела собственности и деприватизации в России, что являлось одним из самых серьезных факторов нестабильности отечественного рынка с точки зрения инвесторов.

Таким образом, последние изменения в ГК РФ свидетельствуют как раз о том, что такие сроки уменьшаются, тогда как по примеру других стран должны приниматься нормы, которые бы увеличили срок исковой давности по сравнению с общим трехгодичным сроком. Кроме того, нельзя не обратить внимание на то, что законодательством других стран установлены сроки исковой давности, превышающие (и значительно) сроки исковой давности, установленные в Российской Федерации.

В последнее время в юридической литературе появляются статьи, посвященные вопросам исковой давности. Причем высказываются и довольно радикальные точки зрения о необходимости отмены исковой давности. Так, Г. Лобанов пишет о том, что исковая давность как юридический институт противоречит требованиям Конституции РФ, а лицо, в отношении которого применена исковая давность, вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с обращением о признании не соответствующим Конституции РФ ст. 197-207 ГК РФ, что не соответствует положениям ст. 46 Основного закона страны, гарантирующим гражданское право на судебную защиту[20] . По мнению ученого, именно в предложенном им подходе и будет на практике реализовываться государством так называемая "устойчивость правопорядка".

Представляется, что отмена исковой давности (особенно в настоящее время) ни в коем случае не приведет к устойчивости правопорядка. Как раз наоборот, приведет к его нарушению, так как с истечением времени утрачиваются доказательства, забываются существенные для дела обстоятельства. Исковая давность способствует укреплению дисциплины в гражданском обороте, так как стороны должны заботиться о своевременном осуществлении и защите своих прав. И.Б. Новицкий писал: "Введением института исковой давности вообще не имеется в виду кого-то наказывать, для кого-то создавать выгоды. Задача института исковой давности состоит в том, чтобы, не расшатывая правоотношений, не подрывая их прочности, вместе с тем устранить неопределенность правоотношений"[21] .

Именно в таком ракурсе можно рассматривать те изменения, которые были внесены в ст. 181 ГК РФ, целью которых как раз и была защита законных интересов добросовестных лиц, а также содействие стабильности гражданского оборота.

В соответствии с ранее действующей редакцией п. 1 ст. 181 ГК РФ иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки мог быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение, тогда как с 25 июля 2005 г., т.е. с момента официального опубликования Федерального закона № 109-ФЗ "О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", с которым законодатель и обусловил момент его вступления в силу, такой срок составляет три года.

Как и ранее, течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки, тогда как по общему правилу течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Предполагается, что лицо должно узнать о нарушении своего права именно в момент его нарушения. Проблема возникает с определением момента, кода лицо "должно было узнать".

Выражение "должно было знать" означает, что лицо в силу его нормальной праводееспособности, знаний и жизненного опыта, обычного стечения жизненных обстоятельств могло или должно было узнать о нарушении его права[22] .

Исключения из общего правила о начале течения срока исковой давности могут быть установлены только самим ГК РФ и иными законами. Пунктом 1 ст. 181 ГК РФ такое исключение и установлено. А именно начало течения срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки приурочивается ко дню, когда началось исполнение этой сделки. Сохранение указанного момента, несомненно, позволяет избегнуть такой субъективный фактор как неосведомленность истца, так как стороны сделки, как правило, знают о таком моменте. Другое дело, что третьи лица не всегда могут знать о моменте, когда началось такое исполнение. И если десятилетний срок позволял все-таки третьим лицам обнаружить порок в сделке и обратиться за судебной защитой своих прав, то трехлетний срок такую возможность может предоставить не всегда. Особенно в тех случаях, когда окончание исполнения сделки может превышать предусмотренный трехлетний срок.

Называются и другие случаи, когда внешнее проявление исполнения может быть воспринято третьими лицами только после завершения исполнения. В качестве примера приводятся следующие случаи: регистрация права собственности на вновь созданное недвижимое имущество, переданное подрядчиком заказчику; когда на движимое имущество собственника третьими лицами устанавливается залог по договору в обеспечение основного обязательства, исполнение которого наступает через три года[23] . В качестве решения указанной проблемы С.В. Сарбаш предлагает взять за основу начала его течения для третьих лиц правило, изложенное в п. 2 ст. 181 ГК РФ, т.е. с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной[24] . Аналогичной точки зрения придерживаются и другие ученые, отмечая, что гораздо логичнее было бы подчинить течение данного срока общим правилам, увязав его начало с моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права[25] .

Согласно же иной точке зрения правило п. 1 ст. 181 ГК РФ о начале течения срока исковой давности как раз совершенно разумно и логично, так как в противном случае это может дать простор судебному усмотрению и нестабильности гражданского оборота[26] .

Пунктом 2 ст. 2 Федерального закона N 109-ФЗ закреплено, что установленный ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу данного Федерального закона.

Принятие данного положения на практике вызвало неоднозначное толкование (от увеличения на новый трехлетний срок неистекшего к моменту вступления в силу закона прежнего срока исковой давности до придания Закону обратной силы). Относительно первого положения нельзя не отметить, что при такой трактовке возможно увеличение срока исковой давности на срок, значительно превышающий десять лет. А это противоречит самой цели принятия тех изменений, которые были внесены в ст. 181 ГК РФ. Кроме того, и в самом п. 2 ст. 2 Федерального закона № 109-ФЗ говорится о применении нового срока, а не о его увеличении.

Рассмотрим вопрос о возможности придания обратной силы Федеральному закону № 109-ФЗ.

Буквальное толкование ст. 2 указанного Закона с практической точки зрения означает, что все требования, по которым срок исковой давности начал течь ранее вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ, считаются задавненными[27] . А это означает, что указанная норма вступает в противоречие с Конституцией РФ, грубо нарушая гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту; противоречит ГК РФ, а именно ст. 1, закрепляющей такой принцип гражданского права как восстановление нарушенных прав и их судебная защита, и ст. 4, устанавливающей возможность распространения действия Закона на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. В Федеральном законе № 109-ФЗ прямо не предусматривается обратная сила[28] .

Несомненно, что на практике принятие данного закона создаст определенные проблемы, что обусловливает необходимость внесения в него изменений. К таковым можно отнести следующие предложения:

- о закреплении следующего правила: если к моменту вступления в силу данного Закона неистекшая часть срока давности по требованию последствий недействительности ничтожной сделки составляет менее трех лет, то применяются ранее установленные сроки исковой давности, а если неистекшая часть превышает три года, то срок исковой давности должен сократиться до трех лет. При этом в последнем случае трехгодичный срок должен исчисляться с момента вступления в силу Федерального закона № 109[29] ;

- вместо рассматриваемого положения п. 2 ст. 2 Федерального закона № 109 установить, что он вступает в силу по истечении шести месяцев с момента публикации его в новой редакции, так как в случае наличия соответствующего извинительного препятствия для осуществления в срок защиты своего нарушенного права лицо может располагать шестимесячным сроком после отпадения данного препятствия, т.е. когда оно способно действовать своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 202 ГК РФ)[30] .

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что положения законодательства о сроках исковой давности по различным требованиям дискуссионны и вызывают проблемы при применении их на практике, что требует дальнейшей работы по совершенствованию законодательства, регламентирующего такие сроки. Ориентиром в такой работе может стать и тот опыт, который накоплен как в странах с романо-германской, так и в странах с англо-саксонской системой права.

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК ИСЧИСЛЕНИЯ, ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1 Течение срока исковой давности

В п. 1 статьи 200 установлено общее правило, определяющее начальный момент исчисления срока исковой давности. Изъятия из этого правила содержатся как в самом Кодексе, так и в отдельных законах. Так, согласно п. 3 ст. 797 начало течения срока исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки грузов, определяется в соответствии с транспортными Уставами и кодексами.

Отдельно оговорен порядок исчисления срока исковой давности по требованиям о ненадлежащем качестве выполнённых по договору подряда работ, когда результат работ принят заказчиком по частям (п. 2 ст. 725), а также когда подрядчиком предоставлялась гарантия на выполненные работы (п. 3 ст. 725). Особый порядок исчисления срока исковой давности вытекает из положений Закона о защите прав потребителей[31] .

Альтернативный критерий, предусмотренный общим правилом (день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права), требует от суда в каждом, случае оценки конкретных обстоятельств. Так, Президиум ВАС РФ постановлением от 14 января 1997 г. признал, что срок исковой давности в отношении ошибочно зачисленной банком ответчику суммы должен исчисляться с даты такого ошибочного зачисления[32] .

Правило об исчислении исковой давности по обязательствам с определенным сроком исполнения соответствует общему правилу, поскольку при этом истцу заведомо известен момент, в который он должен был узнать о нарушении своего права, если таковое имело место. По сравнению с Основами ГЗ (ч. 2 п. 3 ст. 42) уточнена редакция. В Основах ГЗ предусматривалось, что в таких случаях течение срока исковой давности начинается не по окончании срока исполнения, как указано в ГК, а по его наступлении.

Правило, аналогичное ч. 2 п. 2 статьи 200 отсутствовало в ГК 1964 и в Основах ГЗ. Приего формулировании было учтено, что не оправдал себя опыт применения ч. 2 ст. 45 ГК РСФСР 1922, предусматривавшей исчисление срока давности по обязательствам, подлежащим исполнению по востребованию, со времени возникновение обязательства.

При применении нового правила следует учитывать следующее. Во-первых, в п. 2 ст. 314 ГК предусмотрено когда подлежит исполнению обязательство, в котором срок исполнения не определен либо определен моментом востребования.

Во- вторых, этим же положением установлен порядок применения семидневного льготного срока (если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства или существа обязательства).

В-третьих, ошибочным является утверждение, согласно которому в силу п. 2 ст. 200 по обязательству, в котором не определен срок исполнения, у кредитора возникает право требовать его сразу же после возникновения обязательства. Согласно ч. 1 п. 2 ст. 314 такое обязательство подлежит исполнению в разумный срок. И лишь в случае сто неисполнения в этот срок наступают последствия, предусмотренные ч. 2 п. 2 ст. 314.

По обязательствам, право требования по которым возникает не единовременно, а последовательно по дням или периодам (например, пени или проценты за пользование чужими денежными средствами), срок исковой давности исчисляется отдельно по каждому из них (с момента возникновения соответствующего права требования).

Правила ст. 477, 483 и 513 ГК дают основания для вывода, что в (настоящее время сохраняют силу указания Пленума ВАС РФ от 22 декабря 1992 г . № 21 (в ред. постановления Пленума ВАС РФ от 1 июля 1993 г. № 13), согласно которому (п. 16) течение срока исковой давности для требований, вытекающих из поставки товаров ненадлежащего качества, начинается со дня установления покупателем в подлежащем порядке недостатков поставленных ему товаров[33] .

Исчисление срока исковой давности по регрессным обязательствам соответствует сложившейся судебно- арбитражной практике. В этой связи во избежание недоразумений необходимо учитывать норму ГК (ст. 965), регулирующую переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба так называемая суброгация). При суброгации страховщик занимает место страхователя (выгодоприобретателя) в отношениях с лицом, ответственным за у6ытки. Соответственно исчисление срока исковой давности начинается с того момента, когда у страхователя возникло право на требование к такому лицу.

Согласно ст. 201 ГК РФ: «Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления».

Это положение ГК носит универсальный характер. Оно относится как к случаю уступки требования (перехода прав кредитора к другому лицу), так и к случаю перевода долга должником на другое лицо.

Применимо оно как к универсальному (при реорганизации юридического лица и наследовании), так и к сингулярному (частичному) правопреемству.

В статью 201 внесено одно полезное дополнение: установлено, что перемена лиц в обязательстве не влечет за собой изменения не только срока исковой давности, но и порядка его исчисления. Соответственно не вызывает сомнений, что при этом должны учитываться правила как ГК, так и иных законов, относящихся к исковой давности[34] .

Дела искового производства возбуждаются путем подачи искового заявления, а дела, возникающие из административно-правовых отношений и особого производства, - жалобы или заявления.

Предъявление иска – обращение в суд за защитой конкретного, указанного истцом, субъективного права или охраняемого законом интереса[35] .

Иск служит средством защиты нарушенного либо оспариваемого права и в то же время является средством возбуждения деятельности суда. У иска, таким образом, имеется две взаимосвязанные стороны - материальная и процессуальная. Для того чтобы право лица, обращающегося в суд, было защищено и вынесено решение, которое он считает законным и обоснованным, необходимо, чтобы это лицо имело право на иск. Сообразно двум сторонам иска принято различать право на иск в материальном смысле и право на иск в процессуальном смысле.

Возбуждение гражданского дела представляет собой стадию гражданского процесса, состоящую из двух взаимонаправленных действий: предъявление иска и принятия его судом к своему производству[36] .

Заявления, подаваемые по делам искового производства, именуются исковыми заявлениями. По делам неискового производства подаются заявления или жалобы.

Подача в суд искового заявления представляет собой реализацию истцом права на предъявление иска. Это важнейшее процессуальное действие, с которым связывается начало процесса по гражданскому делу.

Поскольку закон употребляет термин "иск" в различных смыслах (в материальном и процессуальном смыслах), постольку двойственным является и понятое "право на иск". Если под иском понимать обращенное к суду требование о защите нарушенного и оспариваемого права, то право на иск будет означать право на обращение в суд за судебной защитой или право на предъявление иска, т.е. право процессуальное. Если под иском понимать материально-правовое требование истца к ответчику, то право на иск будет означать правомочие на принудительное осуществление своего права через суд, т.е. право материальное. Следует различать право на иск, в процессуальном и право на иск в материально-правовом смысле, ибо это различные правовые явления, имеющие различные предпосылки.

Право на иск в материально-правовом смысле есть право на принудительное осуществление своего материального права-требования (притязания) к ответчику. Процесс в суде ведется для того, чтобы выяснить, имеет ли истец право на иск в материальном смысле или нет. Если у истца право на иск в этом смысле отсутствует, то суд в своем решении должен отказать в иске[37] .

Понятие иска и права на иск в материально-правовом смысле для процессуальной науки недостаточно и допасло быть дополнено правом на иск в процессуальном смысле. В процессуальном смысле под правом на иск понимается право на обращение в суд за судебной защитой, т.е. право посредством предъявления иска поставить суд перед необходимостью разрешить дело согласно закону. Это право на правосудие по конкретному правовому спору, т.е. право на объективно правильное судебное решение. Право на предъявление иска - одна из форм права на судебную защиту, закрепленного Конституцией (ст. 16).

Толкование нормы п. 2 ст.199 ГК имеет чрезвычайно большое практическое значение. Практика уже поставила ряд вопросов, касающихся применения исковой давности.

Совершенно очевидно, что, приняв такую норму, законодатель запретил, суду "вспоминать" об исковой давности, предоставив возможность сделать это сторонам спора.

Первый вопрос, который возникает в этой связи: а что будет, если суд сам "вспомнит" об исковой давности и применит сроки исковой давности? Какие действия тогда может предпри нять сторона, против которой действует этот срок?

Полагается, что здесь надо различать две ситуации.

Если другая сторона не сделала в споре заявления о применении исковой давности, то такое решение является незаконным, может быть обжаловано и должно быть отменено. Так, например, если в судебном процессе вопрос о применении исковой давности вообще не поднимался, а в судебном решении он неожиданно "прозвучал", то решение противоречит закону. Или другой пример. В судебном заседании по инициативе суда поставлен вопрос о применении исковой давности, истец возражал против этого, а ответчик не сделал никаких заявлений, тем не менее в решении суда исковая давность применена. Такое решение также противоречит закону.

Вторая ситуация. Суд по своей инициативе поставил вопрос о применении исковой давности, что было поддержано ответчиком. Если после этого будет вынесено решение, отказывающее в иске со ссылкой на пропуск исковой давности, то такое решение не будет противоречить зако ну: ведь невозможно доказать, что ответчик не вспомнил бы сам об исковой давности, даже если бы суд ему не напомнил об этом[38] .

На мой взгляд, в этой ситуации оспаривать судебное решение бесполезно. Однако можно предъявить иск к суду о взыскании ущерба за причинение вреда незаконными действиями суда. То же самое относится и к другим участникам процесса (кроме сторон спора).

Обратимся теперь к толкованию выражения "заявление стороны в споре".

Конечно, под стороной в споре в данном случае подразумевается, прежде всего, ответчик (должник). Им могут делаться заявления двух видов. Во-первых, он может прямо потребовать, чтобы в удовлетворении иска было отказано в связи с пропуском исковой давности. Во-вторых, ответчик (должник) может сделать заявление о том, что он просит применить к данному делу исковую давность. Это заявление также должно рассматриваться судом в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК.

Вместе с тем закон предусматривает, что заявление о применении исковой давности может быть сделано любой стороной в споре, т.е. и истцом.

В частности, истец может требовать применить нормы о приостановлении течения срока исковой давности (ст. 202 ГК), о перерыве исковой давности (ст. 203), о восстановлении срока исковой давности (ст. 205) и т.п. Кроме того, нельзя дать никаких гарантий того, что истец не сделает заявления такого рода: "Прошу мой иск удовлетворить, несмотря на пропуск, срока исковой давности".

Во всех этих случаях суд обязан входить в обсуждение вопросов исковой давности и принимать по ним решение. Однако само по себе такое обсуждение, основанное на заявлениях истца, не должно рассматриваться как заявление стороны о применении исковой давности, сделанное в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК. Иными словами, такие действия истца подают право суду применить исковую давность.

Ситуация, однако, коренным образом меняется, если в таких условиях и ответчик просит применить исковую давность. Вот в этом случае суд обязан применить правила об исковой давности.

Рассмотренная выше ситуация, когда истец поднимает различные вопросы исковой давности, суд обсуждает эти вопросы, а ответчик же делает заявления о применении исковой давности, может показаться надуманной. Конечно, ответчик, как правило, обладает основными правовыми познаниями, он должен вспомнить об исковой давности, особенно если этот вопрос уже обсуждается судом. Но, во-первых, из этого общего правила могут быть исключения. Во-вторых, судебное рассмотрение часто происходит в отсутствие ответчика. Выходит, что такая ситуация может реально встречаться[39] .

Завершая анализ п. 2 ст. 199 ГК, отметим, что в соответствии с содержащейся здесь нормой, заявление о применении исковой давности может быть сделано только "до вынесения судом решения".

О каком "решении" здесь говорится? Слово "решение" употребляется в гражданском процессе в двух смыслах. В узком значении решение - это постановление суда или арбитражного суда в первой инстанции. В широком смысле этого слова "решение" включает в себя также определения и постановления вышестоящих судебных инстанций.

Но смысл нормы п. 2 ст. 199 ГК состоит в том, чтобы предотвратить возможность делать заявления о применении исковой давности именно после вынесения решения судом первой инстанции. Ведь если допустить возможность подачи заявления о применении исковой давности на последующих стадиях судебного процесса, то это привело бы к нестабильности принимаемых решений, а также лишало бы смысла рассматриваемую норму статьи 199 ГК[40] .

Следовательно, здесь слово "решение" должно пониматься в узком значении, т.е. оно не охватывает постановлений и определений вышестоящей инстанции.

Отметим далее, что вышестоящая судебная инстанция может отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Может ли сторона в споре при этом новом рассмотрении дела сделать заявление о применении исковой давности?

Полагаю, что на этот вопрос следует дать положительный ответ, поскольку прежнего решения суда не существует. И лишь в том случае, если предыдущее решение суда было отменено потому (или, в частности, потому), что суд применил исковую давность по собственной инициативе, заявление о применении исковой давности, не может быть сделано стороной спора. Впрочем, это последнее утверждение не опирается на прямое толкование нормы закона и подлежит обсуждению[41] .

Особого внимания заслуживает вопрос о применении исковой давности при защите личных неимущественных прав.

Установленная в ст. 208 ГК норма о нераспространении исковой давности на требования о защите личных неимущественных прав является традиционной для нашего права, ранее она содержалась в ст. 90 ГК РСФСР и в ст. 43 Основ гражданского законодательства 1991 года. Также традиционно и исключение из этой нормы - закон может установить применение исковой давности при нарушении личных неимущественных прав.

Общий смысл нормы о неприменении исковой давности к нарушениям личных неимущественных прав ясен - этим правам предоставляется повышенная правовая защита.

Однако на этом фоне "плохо смотрится" возможность введения законом исключений из этой нормы. Подтвердим сказанное примером. Статья 45 Закона от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации"[42] устанавливает, что в течение года со дня распространения средством массовой информации сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина или организации, они могут обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав. Значит, в этом случае к защите личных неимущественных прав не только применяется срок исковой давности, но и применяется сокращенный (годичный) срок исковой давности.

Поскольку иски о защите чести и достоинства очень широко распространены, эта специальная норма должна быть тщательно проанализирована.

По моему мнению, моментом, с которого начинает в данном случае течь исковая давность, является момент выхода в свет того средства массовой информации, которое первым распространило указанные сведения. Иными словами, если ответчиком выступает СМИ, которое лишь перепечатало ранее известные сведения, то ответчик может ссылаться на пропуск исковой давности, исчисляемый с момента первой публикации (разумеется, к этому случаю применимы нормы п. 1 ст. 200 ГК).

Дальнейшего анализа требует вопрос о применимости исковой давности к требованиям о денежной компенсации за нарушение личных неимущественных прав.

Представляется, что к таким требованиям должен применяться общий срок исковой давности, поскольку это требование имущественного характера, а применительно к рассмотренному выше случаю нарушения чести и достоинства в СМИ к требованию денежной компенсации следует применять годичный срок исковой давности[43] .

Статья 208 содержит перечень требований, на которые не распространяется исковая давность. Его расширение допускается в других законах. Характерным для требований, предусмотренных этим перечнем, является то, что в силу специфики отношений, из которых они вытекают, предметом зашиты является обычно право, не ограниченное во времени[44] .

В статье оговорена возможность ограничить ее применение к требованиям о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Правила статьи применяются, кроме случаев, предусмотренных в законе. Второе ограничение касается требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Они подлежат удовлетворению не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. По сути дела, в данном случае применен общий срок исковой давности (ст. 195), но исчисление срока произведено по правилам о длящихся требованиях, право на предъявление которых возникает не единовременно[45] .

Включение в эту статью требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы и не соединенных с лишением владения, не является законодательной новеллой. Правом на такое требование, не ограниченное сроками исковой давности, собственник или иной владелец обладал и ранее, что присуще праву собственности. В ГК (ст. 304, 305) содержатся аналогичные положения. Специальное указание об этом в рассматриваемой статье вызвано системными соображениями.

Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Это вытекает из сущности понятия исковой давности (ст. 195), которое основано на том, что истечение срока давности не влечет за собой погашения (прекращения) самого права. Коль скоро само право кредитора продолжает существовать, должник не может требовать обратно то, что он добровольно исполнил по истечении срока давности. Закон не придает юридического значения тому факту, знал ли должник об истечении давности. Имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, не признается неосновательным обогащением кредитора[46] .

При установлении в договоре способа обеспечения исполнения обязательства, не предусмотренного законом, стороны вправе на основании ст. 421 ГК определить и характер такого способа. Во-вторых, применение последствий, предусмотренных данной статьей, в отношении процентов, подлежащих уплате по денежным обязательствам, зависит от юридической квалификации таких процентов. По договору займа, договору кредита и при коммерческом кредитовании (ст. 809, 819, 823) они без всякого сомнения представляют собой плату за предоставленные денежные средства, и требование об их уплате является самостоятельным[47] .

Соответственно к таким требованиям данная статья неприменима. В то же время проценты, подлежащие уплате при просрочке платежа по указанным выше обязательствам сверх процентов, предусмотренных ст. 809 ГК (ст. 811), носят характер неустойки и к требованиям об их уплате применима данная статья (о правовой природе процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных ст. 395 ГК.

В-третьих, в соответствии с п. 3 ст. 200 в отношении регрессных обязательств установлен особый порядок исчисления срока исковой давности. Применение к регрессным требованиям последствий, предусмотренных рассматриваемой статьей, котла они связаны с главным требованием, парализовало бы действие п. 3 ст. 200. Вряд ли такую цель мот преследовать законодатель. Например, при поставке товара ненадлежащего качества, котла покупатель требует возмещения ущерба, причиненного товаром, на основании требования лица, не состоявшего с ним в договорных отношениях, чей иск удовлетворен судом.

2.2 Приостановление течения срока исковой давности

Статья 202 ГК РФ предусмотрены обстоятельства, наличие которых в силу закона считается основанием для признания, что для истца возникла невозможность защитить свое право путем предъявления иска, и по этой причине применяется особое правило об исчислении срока давности (его приостановление).

Приостановление срока исковой давности, как норма материального права, принципиально отличается от приостановления производства по гражданскому делу ГПК РФ выделяет как обязанность суда приостановить производство в случаях смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, или реорганизации юридического лица, которые являются сторонами в деле или третьими лицами с самостоятельными требованиями, признания стороны недееспособной или отсутствия законного представителя у лица, признанного недееспособным, и др. (ст. 215), так и право суда приостановить производство в случаях нахождения стороны в лечебном учреждении, розыска ответчика, назначения экспертизы и др. (5п.) ст. 216)

Арбитражный процессуальный кодекс РФ в ст. 143, 144 также выделяет обязанность и право арбитражного суда приостановить производство по делу.

Главное отличие рассматриваемого приостановления срока исковой давности заключается в том, что оно (приостановление) относится, как отмечалось, к институту материального права, а приостановление производства по делу - к процессуальному праву, особенностям рассмотрения, гражданских дел в суде[48] .

Ошибки в применении правил приостановления срока исковой давности могут привести к последствиям истечения срока исковой давности и утрате права на защиту в суде Приостановление же производства по делу к таким последствиям не приводит. Суд может, в частности, оставить заявление заинтересованной стороны только без рассмотрения (ст. 222 ГПК. РФ).

ГК РФ не предусматривает каких-либо конкретных сроков приостановления течения срока исковой давности, он ориентирует только на соблюдение обстоятельств (по закону) возникновения и существования, возможности удлинения оставшейся части срока (п. 3 ст. 202). Между тем ГПК РФ выделяет сроки приостановления как до определения правопреемника выбывшего лица или назначения недееспособному лицу представителя (п 1 ст. 217). Производство по делу возобновляется после устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление по заявлению лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда или судьи (ст.219 ГПК РФ).

К основаниям, приостанавливающего течение давностного срока, относятся:

по ст. 202 ГК РФ.

1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила),

2) если истец или ответчик находятся в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3) в силу установленной на основании закона отсрочки, введенной Правительством Российской Федерации, исполнения обязательств (мораторий),

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение,

на основании ч. 2 ст. 204 ГК РФ.

5) если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора;

6) кроме перечисленных положений ГК РФ, случаи приостановления срока исковой давности могут быть предусмотрены отдельными законами. В частности, как было отмечено, приостановление срока исковой давности предусмотрено ст. 412 Кодекса торгового мореплавания РФ.

Наложенный перечень приостановления в ст. 202, ч 1 ст. 204 ГК РФ, ст. 412 Кодекса торгового мореплавания, в других действующих или, возможно, вновь принятых законах расширительному толкованию не подлежит. Эти положения имеют императивное значение. Суд обязан точно придерживаться перечня случаев приостановления.

Эти вопросы, как представляется, в настоящее время весьма актуальны. Прежде всего, в связи с определяющим правилом применения срока исковой давности. ''Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения".

Казалось бы, на первый взгляд, "о применении обстоятельств, служащих основанием к приостановлению, должна ставить вопрос только заинтересованная в споре сторона". Такое "предположение" противоречило бы смыслу ст.202 ГК РФ.

Вопрос об обстоятельствах, имеющих значение для приостановления, суд должен ставить и квалифицировать относительно их применения по своей инициативе, ибо они (обстоятельства) требуют юридической квалификации в опенке и применении. Вместе с тем стороны в споре, естественно, обязаны принимать участие в обсуждении ситуации о наличии или отсутствии этих обстоятельств

М Я. Кириллова писала по этому поводу. «Суд, арбитраж или третейский суд при разбирательстве дела должны по своей инициативе ставить вопрос о возможных объективных обстоятельствах, имеющих приостанавливающее значение для данного заинтересованного лица, хотя, по общему правилу, наличие данного факта должна доказать заинтересованная в деле сторона»[49] . На наш взгляд, выражение ученого "по общему правилу, наличие данного факта должна доказать заинтересованная в деле сторона" не соответствует содержанию ст. 202 ГК РФ.

О наличии факта, имеющего приостанавливающее значение а требующего доказательств со стороны заинтересованного лица, можно говорить с оговоркой только относительно п.1 упомянутой статьи, т.е. "если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила)".

Чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства по своей юридической значимости и правовым последствиям в принципе анализируются судом

Суд по своей инициативе должен ставить и анализировать ситуации, связанные с переводом Вооруженных Сил на военное положение, отсрочкой исполнения обязательств (мораторий), тем более с приостановлением действия закона или иного правового акта.

Рассмотрим обстоятельства, приостанавливающие течение срока исковой давности, подробнее.

Непреодолимая сила, как предусматривает ч. 1 ст. 202 ГК РФ, - это чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство. Более конкретно понятие "непреодолимой" силы раскрывается п. 3 ст. 401 ГК РФ "Основания ответственности за нарушение обязательства" "Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств".

Несколько шире раскрывается понятие "непреодолимой" силы п. 54 постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. "О введении в действие положения о переводном и простом векселе"[50] "Если предъявлению переводного векселя или совершению протеста в установленные сроки мешает непреодолимое препятствие (законодательное распоряжение какого-либо государства или другой случай непреодолимой силы), то эти сроки удлиняются".

О непреодолимой силе упоминается также в ст. 144 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г.. "Организации внутреннего водного транспорта и организации других видов транспорта освобождаются от ответственности, вследствие непреодолимой силы, военных действий, блокады, эпидемий или иных обстоятельств, которые препятствуют перевалке грузов..."

В положениях международных коммерческих договоров, разработанных международным институтом частного права (УНИДРУА), непреодолимая сила (форс-мажор) определяется, как "неисполнение, вызванное препятствием вне контроля стороны и что от нее (стороны) нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий (ст. 7 1.7)".[51]

Непреодолимая сила, рассматривается как стихийное бедствие, приводящее к невозможности предъявления иска.

Анализ перечисленных норм о непреодолимой силе позволяет выделить характерные ее признаки, как а) чрезвычайность, б) непредотвратимостъ наступления обстоятельств. И чрезвычайность, и непредотвратимостъ могут быть отнесены как к природным явлениям стихийного характера, событиям, так и действиям людей. Как пишет М.И. Брагинский, "... случаи, когда, предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство - непреодолимая сила (имеется в виду явления стихийного характера, военные действия, забастовка и т.п.)"[52] .

Непреодолимая сила в большинстве случаев проявляется в виде стихийного бедствия и, как правило, выступает фактом общеизвестным (наводнения, землетрясения и т.п.), не требующим особого доказывания. Но в той местности, где рассматривается спор судом. В других случаях - несовпадения местности, где произошло стихийное бедствие, и местом рассмотрения спора судом (территориальная подсудность) — факт бедствия должен быть подтвержден документами, выданными, как правило, органами местного управления. Распространяется практика его (стихийного бедствия) подтверждения правовыми актами.

Чрезвычайность, как один яз признаков, относится к непреодолимой силе по своей неожиданности, связанной с разрушениями[53] , наводнениями, засухой. В частности, сказанное относится и к событиям (природным явлениям, например, непрекращающиеся дожди в период созревания хлебов), общественным явлениям (военные действия, забастовки), а также действиям, поступкам отдельных личностей (незаконное задержание, лишение свободы).

Как пишет М.Я. Кириллова, "...чрезвычайность обстоятельства означает отсутствие необходимой закономерности в развитии событий, фактов, среди которых возникает данное явление, характеризуемое в качестве непреодолимой силы"[54] .

Характеристика непреодолимой силы, как чрезвычайного обстоятельства, вытекающего из объективно-случайных связей, была дана Д.М. Генкиным[55] ; воспринята и развита такими учеными, как B.C. Антимонов[56] , Т.К. Матвеев[57] .

Следующей существенной чертой категории непреодолимой силы является непредотвратимость, т.е. отсутствие необходимых и достаточных организационно-технических средств, которые дали бы возможность предотвратить наступление разрушительных природных сил, социальных явлений, не допустить возникновение тех тяжелых материальных последствий, которые оказываются неизбежными при данных условиях.

Невозможность предотвращения тяжелых материальных, как правило, и социальных последствий в данных условиях означает относительность признака непредотвратимости. Последнее приобретает черты "непреодолимой" силы не только вследствие наличия внутренних свойств, и главное, в зависимости от соотношения ряда внешних обстоятельств и условий[58] , состояния науки и техники, уровня развития производительных сил общества. Например, засуха при хорошо налаженной оросительной системе в одном районе не может рассматриваться как невозможность предотврашения последствий уничтожения посевов в сравнении с районами, где нет таких современных установок.

Как отмечает Н.Д. Егоров, "представления о непреодолимой силе меняются и по мере развитии научно-технического прогресса. То, что раньше рассматривалось как непреодолимая сила, с совершенствованием науки и техники и внедрением (в производство) научно-технических достижений может утратить либо признак чрезвычайности, либо признак неотвратимости, перестать быть непреодолимой силой"[59] .

По признакам как невозможности, так и в некоторых случаях возможности предвидения объективной непредотвратимости, непреодолимая сила отличается от случая, т.е. невозможности предвидения и субъективной непредотвратимости.

Как пишет Н.Д. Егоров, "случай - это то, что заранее никто предвидеть не может. Поскольку случай заранее предвидеть невозможно, он характеризуется субъективной непредотвратимостью. Вместе с тем, если бы лицо знало о предстоящем случае, оно бы могло его предотвратить"[60] .

Как представляется, случай допускает возможность предвидения развития социально-экономических отношений и последствии в силу интеллектуально -умственных способностей, образования и опыта людей, а также возможностей предотвращения на основе предвидения. Бесспорно: "Если имел место случай, то не может быть и вины". Но квалификация и оценка и опенка случаев субъективны. Эти признаки (квалификации, оценки) устанавливаются на основе сложившихся традиций (общепринятой оценки поведения людей в той или иной ситуации), а также судебной практики.

Поскольку "случай" характеризуется субъективной оценкой возможностей предвидения и предотвращения последствий социально-экономических явлений, он ("случай") не может служить обстоятельством, приостанавливающим течение срока исковой давности.

Прежде всего, заметим: срок исковой давности не приостанавливается в связи с обычным призывом граждан на службу в Вооруженных Силах или военные сборы, но не исключает возможности предъявления исковых требований.

Нахождения истца или ответчика в составе Вооруженных Сип, переведенных на военное положение, не исключает в принципе предъявление иска, но процесс рассмотрения всегда будет связан с приостановлением как императивного требования закона.

Как высказался А.П. Сергеев, "...нахождение истца или ответчика в Вооруженных Силах, переведенных на военное положение, само по себе не исключает предъявления иска, но делает это крайне затруднительным, в силу чего также учитывается законом в качестве приостанавливающего исковую давность обстоятельства"[61] . Мнение ученого соответствует и содержанию законодательных актов относительно приостановления в этой сфере.

Как предусматривает Федеральный закон от 31 мая 1996 г. "Об обороне" (с изм. и доп. на 30 декабря 1999 г.)[62] , состояние войны объявляется Федеральным законом в случае вооруженного нападения на Российскую Федерацию другого государства или группы государств, а также в случае необходимости выполнения международных договоров Российской Федерацией. С момента объявления состояния войны или фактического начала военных действий наступает военное время, которое истекает с момента объявления о прекращении военных действий, но не ранее их фактического прекращения.

Военное положение как особый правовой режим деятельности органов государственной власти, иных государственных органов местного самоуправления и организаций, предусматривающий ограничения прав и свобод, вводится на всей территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях в случае агрессии или непосредственной агрессии против Российской Федерации.

С объявлением обшей или частичной мобилизации осуществляются мероприятия по переводу Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов на организацию и состав, предусмотренные для военного времени, а также по переводу органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций на работу в условиях военного времени.

Для применения положения о приостановлении течения срока исковой давности непременным условием является нахождение истца или ответчика (возможно одновременно того и другого) в составе Вооруженных Сил РФ (переведенных на военное положение). "Нахождение в составе" означает официальный призыв, а также выполнение призванными воинских, иных обязанностей в частях и подразделениях Министерства обороны РФ, Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности, железнодорожных войск.

Слово "мораторий" (лат.) в буквальном смысле означает "задерживающий", "замедляющий", т.е. отсрочка платежей (перенос платежей), устанавливаемая правительством применительно как "всех" (общий мораторий), так и отдельных видов обязательств (частный мораторий) на основе закона.

Информация о моратории должна быть доведена до сведения населения, всех государственных органов, как правило, через правовой акт (постановление или распоряжение правительства) во исполнение закона об отсрочке исполнения на определенный срок или на время действия особых обстоятельств - стихийных бедствий, войн, эпидемий, всеобщего кризиса и т.п.

Отсрочка может быть вызвана ослаблением организационно-правовой системы гарантий защиты прав участников гражданского оборота, перебоями в денежно-кредитной политике страны или отдельных регионов, прекращением функционирования банков, почтово-телеграфных служб, забастовками в ряде ведущих отраслей производства.

Законодательных актов, предусматривающих общие основания, принципы и условия применения "отсрочки исполнения", на территории Российской Федерации нет. В условиях нормального функционирования хозяйственного механизма рыночной экономики, денежно-кредитной системы — в этом, видимо, и нет необходимости.

Однако отдельные вопросы «отсрочки» содержатся в текстах ряда нормативно-правовых актов.

Так, на основании ст. 81 Федерального закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)" от 27 сентября 2002 г.[63] приостанавливается реализация исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения финансового оздоровления решений о взыскании по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам и др.; запрещается удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделении доли по выплате дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам; не начисляются неустойки (штрафы, пени), подлежащие уплате проценты и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств...

Из положения ч. 3 ст. 202 ГК РФ вытекает, что отсрочка исполнения (мораторий) возможна только на основе закона; причем последнее не подлежит расширительному толкованию, т.е. проведение правительством "отсрочки" только на основе Указа Президента РФ, иного подзаконного акта невозможно с точки зрения требования закона.

В этом смысле вряд ли соответствует требованиям Закона Указ Президента РФ от 21 ноября 1994 г. «Об установлении Российской Федерации моратория на экспорт противопехотных мин»[64] .

Приостановление течения срока исковой давности производится в силу приостановления действия закона или иного правового акта (Указа Президента РФ, постановления Правительства РФ).

Приостановление течения срока исковой давности в случаях, когда судом оставлен иск без рассмотрения, предъявленный в уголовном деле (ч. 2 ст. 204 ГК РФ).

Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом если остающаяся часть срока менее 6 месяцев, она удлиняется до 6 месяцев.

Из этой номы вытекают следующие правила:

а) иск может быть предъявлен в любом уголовном деле, рассматриваемом судом;

б) однако, требуется, чтобы возможность предъявления исковых требований предварительно рассматривалась и на стадиях дознания и предварительного следствия. По смыслу ст. 44 УПК РФ гражданским истцом выступают физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя.

Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования;

в) истец может отказаться от предъявленного им гражданского иска до удаления суда в совещательную комнату;

г) при неявке гражданского истца или его представителя суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. В этом случае за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (ст. 250 УПК РФ).

Выражение "начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности" следует толковать с "момента вынесения решения о признании лица гражданским истцом (на основе определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя)".

При наличии оснований для приостановления срока давности промежуток времени, в течение которого имели место соответствующие обстоятельства (возникли и продолжали существовать), в этот срок не засчитывается. Однако то время, которое прошло до их наступления, учитывается при исчислении срока. После того, как прекратилось их действие, продолжается течение срока исковой давности[65] .

Рамки и порядок применения правила о приостановлении срока давности определены в пп. 2, 3 статьи 202.

Во-первых, оно применяется лишь при условии, что указанные обстоятельства возникли и продолжают существовать в последние шесть месяцев срока давности. Когда же срок давности равен или меньше шести месяцев, - то в течение всего этого срока. Во-вторых, если остающаяся после приостановления часть срока давности менее шести месяцев, срок давности удлиняется до шести месяцев. В случаях же, когда срок давности составляет шесть месяцев или менее шести месяцев, - остающееся после приостановления время удлиняется до срока давности.

Статья 204 ГК РФ увязана с соответствующими процессуальными правилами, которыми предусмотрены основания для оставления судом иска без рассмотрения, его порядок и последствия. Оставление иска без рассмотрения в соответствии с этими правилами не лишает истца права после устранения обстоятельств, послуживших для этого основанием, вновь обратиться с иском в общем порядке.

При этом с момента, когда предъявлен иск и до вынесения судом определения, оставляющего его без рассмотрения, срок исковой давности не течет (приостанавливается), с даты же этого определения течение срока продолжается в общем порядке, т.е. в срок давности засчитывается время, прошедшее до первоначального предъявления иска.

Особо урегулирован вопрос об исчислении срока давности, когда без рассмотрения оставлен гражданский иск, предъявленный в уголовном деле. Для этого случая предусмотрено приостановление срока исковой давности до вступления в законную силу приговора, которым гражданский иск оставлен без рассмотрения[66] .

Аналогично п. 3 ст. 202 предусмотрено удлинение остающегося после приостановления срока давности до шести месяцев, если он окажется меньшим[67] .

2.3 Перерыв и восстановление течения срока исковой давности

Перерыв срока давности прекращает ее течение. Это означает, что коль скоро по каким-либо причинам возникает необходимость предъявить иск заново, также заново начинается течение срока давности, а время, истекшее до перерыва, в новый срок не засчитывается. В этом отличие перерыва от приостановления срока давности.

Из предусмотренных данной статьей двух оснований для перерыва давности (предъявление иска в установленном порядке, совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга) второе существенно отличается от ранее действовавшего законодательства (ч. 2 ст. 86 ГК 1964). Ранее возможность перерыва срока давности путем признания долга допускалась только в отношениях, в которых одной или обеими сторонами являлись граждане. Тем самым исключалась возможность использования этого положения в отношениях между организациями (советскими, российскими). В практике международного коммерческого арбитража исходили из того, что это ограничение не действовало применительно к отношениям, в которых одной из сторон являлась иностранная организация.

Предъявление иска в установленном порядке предполагает соблюдение истцом действующего законодательства о подведомственности и подсудности споров (в частности, соответствующих норм ГПК и АПК), а также условий предъявления иска (в том числе оформления искового заявления), предусмотренных процессуальными правилами. Несоблюдение этих требований может повлечь отказ в принятии искового заявления и тогда наступают последствия, предусмотренные ст. 204 ГК РФ[68] .

Данная статья не содержит прямых указаний по ряду существенных вопросов, возникающих на практике. К ним, в частности, относятся следующие.

Нарушение установленного порядка предъявления иска определено судом не первой, а, например, надзорной инстанции спустя длительное время после принятия дела к производству судом первой инстанции.

В исполнении решения, вынесенного судом, отказано и в этой связи необходимо предъявить новый иск. Например, суд необоснованно принял к рассмотрению спор, разрешение которого не относилось к его компетенции (при наличии соглашения о третейском разбирательстве), либо вынесенное решение не может быть исполнено за рубежом, поскольку у России с государством места нахождения ответчика или его имущества отсутствует международный договор, позволяющий исполнить такое решение.

Отказано в исполнении решения третейского суда по мотиву недействительности соглашения о третейском разбирательстве либо в связи с признанием того, что решение вынесено по спору, выходящему за пределы такого соглашения.

ГК не предусматривает, какие действия должника могут квалифицироваться в качестве означающих признание долга. В литературе и практике исходят из того, что такие действия могут выражаться в форме письменного подтверждения со стороны должника не только кредитору, но и третьему лицу, если кредитору об этом известно (например, поручение банку произвести оплату задолженности). В качестве признания долга рассматриваются и соответствующие конклюдентные действия должника, например: частичная оплата долга, уплата процентов, начисленных на основную сумму долга, обращение к кредитору с просьбой об отсрочке платежа, требование о производстве зачета.

Из смысла статьи 203 ГК РФ следует, что признание долга, совершенное после истечения срока давности, не влечет за собой последствий, предусмотренных предписаниями статьи 203 течение срока давности не начинается заново. Между тем неоднократное признание долга, сделанное в пределах срока давности, в каждом случае влечет за собой перерыв его течения, т.е. исчисление срока начинается заново[69] .

Восстановление срока исковой давности не означает его возобновления на новый срок. Смысл его состоит в том, что суд предоставляет защиту нарушенного права несмотря на то, что срок исковой давности пропущен. Институт восстановления давности соответствовал концепции ГК. 1964, согласно которой давность применялась по инициативе суда. Включение в Основы ГЗнормы о применении исковой давности по заявлению заинтересованной стороны при сохранении института восстановления срока давности (т.е. возможности суда, невзирая на заявление о пропуске срока давности, предоставлять защиту) на практике приводило к парадоксальным ситуациям. Поэтому в отличие от Основ ГЗ в ГК возможность восстановить срок давности сохранена лишь в отношении граждан и только при наличии обстоятельств, связанных с личностью истца. Примерный перечень таких обстоятельств (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность), приведенный в статье 205, подчеркивает исключительность случаев, когда восстановление срока допустимо[70] .

Новым в ГК является также и указание, что такие обстоятельства учитываются лишь в случаях, когда они имели место в последние шесть месяцев срока или в течение срока давности (если он мене либо равен шести месяцам).

В соответствии с Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 2/1 (ч. 2 п. 12) восстановление срока исковой давности независимо от причин его пропуска не допускается по искам не только юридических лиц, но и граждан-предпринимателей по требованиям, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

3.1 Вопросы применения законодательства об исковой давности

Нередко исковое заявление включает требования, которые могли бы составить предмет отдельного иска. При этом срок исковой давности по ним короче срока по остальным требованиям и уже пропущен на момент обращения в суд. Этот весьма острый вопрос судебной практики пока не получил однозначного решения.

Нередко в предмет доказывания по тому или иному иску входят обстоятельства, которые при определенных условиях могут стать предметом самостоятельного иска. Сложность подобных ситуаций состоит в том, что срок исковой давности по заявленному иску и срок давности, который применялся бы, будь подлежащее доказыванию обстоятельство предметом самостоятельного иска, различаются. Приведем несколько примеров.

Срок исковой давности по виндикационному иску, как известно, составляет три года. А срок исковой давности по иску о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год. Допустим, истец по виндикационному иску утверждает, что приобретатель имущества является незаконным владельцем, поскольку он приобрел вещь у лица, которое получило эту вещь от истца по сделке, совершенной с применением насилия по отношению к истцу. Виндикационный иск заявлен по истечении двух лет с момента совершения сделки между истцом и неуправомоченным отчуждателем, при этом она не была признана недействительной в судебном порядке. Возникает вопрос: как относиться к заявлению ответчика по виндикационному иску об отказе в иске на том основании, что сделка между истцом и неуправомоченным отчуждателем не была признана недействительной в судебном порядке, а срок исковой давности для оспаривания такой сделки истек[71] .

Акционером предъявлен иск о признании крупной сделки недействительной, поскольку решение общего собрания акционеров, одобрившего сделку, по его мнению, является недействительным. В подтверждение истец ссылается на то, что он владеет 40% акций данного акционерного общества, уведомления о проведении собрания он не получал, а если бы он принял участие в собрании, то голосовал бы против одобрения сделки, что повлияло бы на исход голосования. Иск заявлен через восемь месяцев с момента проведения собрания и с момента совершения сделки. Как относиться к заявлению ответчика о том, что в иске следует отказать, так как решение собрания не признано недействительным в судебном порядке, а срок исковой давности для оспаривания решения собрания (шесть месяцев) истек[72] .

Аналогичная ситуация может сложиться и тогда, когда инвесторы требуют возмещения убытков, причиненных размещением недостоверной информации в проспекте ценных бумаг. Данный факт может быть основанием для признания выпуска ценных бумаг недействительным (абз. 8 п. 3 ст. 51 Закона о рынке ценных бумаг, п. 5.1 постановления ФКЦБ от 31 декабря 1997 г. N 45). Однако срок исковой давности по таким требованиям составляет три года (п. 3 ст. 22 Закона о рынке ценных бумаг[73] ), а срок исковой давности для оспаривания выпуска ценных бумаг равен трем месяцам с момента регистрации отчета об итогах выпуска (п. 10 ст. 26 Закона о рынке ценных бумаг)[74] .

Когда прокурор оспаривает сделки приватизации, ответчики также часто ссылаются на то, что сделки купли-продажи основаны на плане приватизации, который не был оспорен в судебном порядке, а срок исковой давности для признания плана приватизации недействительным истек. Иногда суды разделяют эту точку зрения[75] , а порой занимают иную позицию[76] .

Мы попытаемся проанализировать, являются ли приведенные гипотетические возражения ответчиков обоснованными. Для этого надо ответить на два вопроса: допустимо ли использовать описанные основания иска без оспаривания их в самостоятельном процессе (например, вправе ли истец по виндикационному иску ссылаться на то, что сделка между ним и неуправомоченным отчуждателем (в первом примере) была совершена с применением насилия, если истец не признал эту сделку недействительной в самостоятельном процессе). И если да, то может ли послужить защитой против такого иска ссылка на истечение срока исковой давности по данному основанию. Заранее условимся, что срок исковой давности по заявленному исковому требованию будем называть "давность по иску", а срок исковой давности, который бы применялся, если бы основание иска являлось предметом другого иска, - "давность по основанию".

На первый из поставленных вопросов следует ответить положительно: указанные основания иска применимы и без их оспаривания в самостоятельном судебном процессе.

Как известно, основанием иска являются юридические факты - причины возникновения между истцом и ответчиком спорного материального правоотношения, о существовании которого заявляет истец[77] . С этих позиций, например, недействительность решения собрания акционеров об одобрении крупной сделки, безусловно, является обстоятельством, на котором истец по иску о признании крупной сделки недействительной вправе строить свои требования.

Процессуальный закон не обязывает истца доказывать основания своих исковых требований в самостоятельном судебном процессе и не считает судебное решение единственно возможным допустимым доказательством основания иска. Безусловно, ссылкой на судебное решение можно доказывать те или иные обстоятельства. Но судебное решение не будет иметь решающего значения для доказывания. Исключением являются те случаи, когда судебный акт имеет преюдициальное значение, т.е. установленные в мотивировочной части судебного решения факты не подлежат доказыванию в новом процессе между теми же самыми лицами.

Однако судебное решение об оспаривании основания другого иска лишь в исключительных случаях будет иметь преюдициальное значение, что вытекает из приведенных примеров. Состав лиц, участвующих в деле об оспаривании основания другого иска и в процессе по этому другому иску, разный. Так, ответчиком по иску о признании решения общего собрания акционеров недействительным является само акционерное общество, а по иску о признании недействительной крупной сделки - не только само акционерное общество, но и другая сторона этой сделки. Для другой стороны решение суда по иску о признании недействительным решения общего собрания акционеров об одобрении крупной сделки не будет иметь преюдициального значения. Это означает, что истцу придется заново доказывать недействительность решений данного собрания. Правда, к тому времени будет вынесено решение суда о признании недействительными этих решений, и у истца в руках уже будет одно доказательство - судебный акт. Но в данном случае он будет иметь лишь значение одного из доказательств.

Суд, таким образом, превращается из органа защиты права в сборщика доказательств. В самом деле, само по себе решение суда о признании недействительным основания будущего иска для истца не представляет интереса: при помощи такого иска он и не рассчитывает защищать свои нарушенные права. Это просто невозможно. Права истца будут защищены совсем в другом процессе. Процесс же, связанный с оспариванием основания, для истца - лишь средство добывания доказательств для будущего процесса.

Вряд ли это соответствует целям правосудия. Напротив, можно утверждать, что законодатель стремится избегать ситуаций, когда суд используется в качестве инструмента для получения доказательств, а не для защиты нарушенных прав. И если при установлении фактов, имеющих юридическое значение, выясняется, что это необходимо заявителю для будущей защиты своего права в другом процессе, суд оставляет заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение, без рассмотрения. В определении суд разъясняет сторонам их право установить эти факты при разрешении спора о праве (п. 3 ст. 217 АПК РФ).

Предусмотренная рядом законов презумпция действительности того или иного основания иска до признания его недействительным в судебном порядке не может, полагаем, оказать решающего влияния на развиваемый здесь взгляд. В самом деле, оспоримая сделка считается действительной до тех пор, пока в судебном порядке она не будет признана недействительной (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Решение общего собрания является действительным, пока в судебном порядке не будет признана его недействительность (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах). Эти положения закона ставят вопрос о том, можно ли доказывать в другом процессе недействительность, например, оспоримой сделки, если она не была признана недействительной в самостоятельном судебном процессе.

Представляется, что это возможно. Ведь решение суда по другому делу, в рамках которого установлена недействительность оспоримой сделки, не повлечет для сторон оспоримой сделки те же последствия, что и решение по делу о признании сделки недействительной. Оспоримость сделки будет установлена в мотивировочной части решения и будет иметь либо доказательственное, либо преюдициальное значение для процесса по иску о признании такой сделки недействительной. На основании подобного судебного решения истец не получит исполнительный лист на взыскание с контрагента всего полученного им. Можно предположить, что закон устанавливает судебный порядок признания оспоримой сделки недействительной, лишь имея в виду последующую реституцию по данной сделке. Но истцу вовсе не запрещено доказывать свои требования, ссылаясь на обстоятельства, которые считаются действительными, пока в судебном порядке не доказано иное.

Поэтому предлагаемый подход вовсе не противоречит упомянутым нормативным актам и положениям законов, поскольку установление недействительности оспоримой сделки в мотивировочной части решения не означает судебного признания такой сделки недействительной, поскольку последствия этих двух решений различны.

Итак, не существует теоретических или практических препятствий для оспаривания основания иска в том же процессе, в котором рассматривается данный иск, несмотря на закрепленную в законе возможность самостоятельного судебного оспаривания подобного основания иска.

Теперь перейдем к вопросу о том, какое значение для дела имеет заявление ответчика о пропуске срока исковой давности по основанию, если срок исковой давности по иску не истек.

На наш взгляд, истечение срока давности по основанию не может быть препятствием к судебному установлению недействительности этого основания. Данный вывод можно сделать посредством толкования положений ст. 195 ГК РФ. Исковая давность представляет собой срок для защиты нарушенного права лица. Срок исковой давности, стало быть, имеет отношение лишь к способу защиты права. Утверждение истца о недействительности, например, решения общего собрания акционеров в процессе по иску о признании недействительной крупной сделки не является реализацией способа защиты нарушенного права. Истец требует признать недействительной сделку, поскольку считает, что его права нарушены ее совершением. Именно за защитой от данного нарушения истец обращается в суд. Возможно, что права истца в приведенном примере нарушены также и решением собрания акционеров, но истец не обращается за их защитой в данном судебном процессе. Вывод суда о недействительности решений общего собрания не войдет в резолютивную часть решения. Правоотношения между акционером и обществом в связи с организацией и проведением общего собрания не изменятся вследствие решения суда о признании крупной сделки недействительной.

В первом нашем примере покупатель по сделке, совершенной продавцом с использованием обмана, не будет стороной спорного материального правоотношения в процессе по виндикационному иску, несмотря на то что в этом процессе решается вопрос о действительности сделки между ним и истцом. Покупатель будет занимать процессуальное положение третьего лица без самостоятельных требований в отношении предмета спора. Это означает, среди прочего, что покупатель не может признать справедливыми требования истца о признании сделки недействительной. Такое признание просто не будет принято судом во внимание, поскольку оно сделано ненадлежащим лицом. Аналогичным образом утверждение истца о недействительности собрания акционеров во втором из приведенных примеров не представляет собой способа защиты его прав. Поэтому ответчик не может возражать против таких утверждений ссылками на истечение срока исковой давности. Указанные аргументы будут уместны только в процессе по иску о признании решений собрания недействительными.

Таким образом, если срок исковой давности по основанию менее срока исковой давности по иску, ссылки ответчика по иску на истечение срока давности по основанию не должны приводить к отказу в иске. В подобных случаях следует исходить из срока исковой давности по иску.

3.2 Применение исковой давности в судебной практике

Прошло более восьми лет с момента вступления в законную силу части первой Гражданского кодекса РФ, устанавливающего основные правила применения исковой давности, однако и до настоящего времени в процессе применения давностных сроков судами общей юрисдикции и арбитражными судами возникают сложности. Правовая регламентация применения исковой давности является недостаточно полной, позволяет давать различные толкования соответствующих правовых норм.

Постановление пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности"[78] также, к сожалению, содержит ответы далеко не на все вопросы, возникающие при применении исковой давности на практике.

Нормы закона, регулирующие применение исковой давности, имеют императивный характер. Это означает, что стороны гражданско-правового отношения по своей воле (путем заключения соглашения), во-первых, не вправе ограничивать сферу действия исковой давности, то есть определять, подлежит ли давность применению к тому правоотношению, участниками которого они являются, и, во-вторых, не могут изменять легальные условия ее применения: продолжительность (величину), порядок исчисления давностных сроков, а также основания перерыва, приостановления и восстановления сроков исковой защиты права.

Императивный характер правил об исковой давности имеет устойчивую традицию в отечественном законодательстве (достаточно обратиться к гражданским кодексам РСФСР 1922 и 1964 гг., Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.), хотя в ходе реформирования дореволюционного российского гражданского законодательства предлагались иные варианты правового регулирования применения исковой давности. Так, в ст.240-241 проекта Гражданского Уложения Российской Империи сторонам правоотношения предоставлялась возможность заключать два вида соглашений, касающихся применения исковой давности: 1) об отказе от уже наступившей давности; 2) о сокращении продолжительности давностного срока[79] .

Действующее законодательство иностранных государств также содержит положения, позволяющие участникам гражданских правоотношений заключать соглашения об исковой давности. Например, § 225 Германского гражданского уложения закрепляет право сторон "облегчить" течение исковой давности посредством сокращения давностного срока[80] ; Гражданским кодексом Квебека (ст.2283-2888), Французским гражданским кодексом (ст.2220) предусмотрена возможность отказа от уже наступившей давности (от "выгоды" истекшего срока)[81] .

Установление подобных правил представляется вполне обоснованным, поскольку, с одной стороны, согласуется с основополагающими гражданско-правовыми принципами (диспозитивности, осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе, автономии воли участников гражданских правоотношений), а с другой - возможности субъектов правоотношения по изменению продолжительности давностного срока ограничены законом (стороны могут лишь сократить срок). Исковая давность устанавливается с целью упорядочения гражданского оборота, то есть с учетом публично-правового значения давностного срока.

Применяя исковую давность, следует четко определить сферу ее действия - круг гражданских правоотношений, к которым применяются правила об исковой давности. В цивилистической литературе высказана точка зрения, согласно которой сферой действия исковой давности является порядок рассмотрения соответствующих требований (судебный, административный порядок защиты гражданских прав)[82] . Такая формулировка, на наш взгляд, не совсем точна, поскольку в российской правовой системе исковая давность является институтом материального права. Следовательно, объектом ее действия не может быть процессуальный порядок рассмотрения спора. Сферу действия исковой давности составляют притязания, возникающие из материальных регулятивных гражданских правоотношений вследствие нарушения принадлежащих участникам данных правоотношений субъективных гражданских прав.

А.П. Сергеев считает, что правила ГК РФ об исковой давности должны применяться не только при рассмотрении иска в суде, но и при разрешении спора в административном порядке[83] . Нельзя не согласиться с обоснованием такой позиции. Отсутствие сроков для реализации права на защиту в административном порядке может привести к отмене судом (в случае заявления ответчиком об исковой давности) положительного решения административного органа исключительно по мотиву пропуска давностного срока. Само по себе это нелогично, ибо при рассмотрении спора в административном порядке суд первой инстанции, по существу, является высшей инстанцией по отношению к административному органу согласно Закону РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"[84] и ст.13 ГК РФ. Следовательно, в данном случае необходимо учитывать, что действующим законодательством вышестоящему суду не предоставлено право удовлетворить заявление стороны в споре о применении исковой давности, если оно не было сделано в суде первой инстанции. Однако оснований для применения норм ГК РФ об исковой давности при рассмотрении споров, возникших из гражданских правоотношений, в административном порядке не имеется, так как срок исковой давности установлен для реализации права на исковую защиту нарушенного субъективного материального гражданского права. Для осуществления защиты права в порядке административного производства в нормативных правовых актах соответствующей отраслевой принадлежности установлены специальные сроки.

По общему правилу, исковая давность распространяется на все требования (притязания), за исключением тех, которые изъяты из-под ее действия в силу прямого указания закона либо в связи с особыми свойствами исковых требований[85] .

Решением Промышленного районного суда г. Самары за М. признано право общей совместной собственности на жилой дом общей площадью 49,9 кв. м и земельный участок без номера, расположенные по адресу: г. Самара, 9-я просека, 2-я линия.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Самарского областного суда решение районного суда отменил, указав следующее.

М., М. обратились в суд с иском к администрации г. Самары, комитету но управлению имуществом г. Самары, 3-е лицо ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Самарской области о признании в силу приобретательной давности права общей совместной собственности на жилой дом и земельный участок по адресу: г. Самара, 9 просека, 2-я линия, санаторий "Здоровье", участок без номера, указав, что с 1958 года проживают в спорном доме и ведут подсобное хозяйство на прилегающем земельном участке, неоднократно проводили ремонты в доме, возвели к дому пристрой.

Как следует из материалов дела, решение суда об удовлетворении требований М. основано на признании иска ответчиками, которое судом принято.

При этом суд указал, что истцы более 40 лет открыто, непрерывно и добросовестно пользуются и владеют домовладением и земельным участком, а признание иска ответчиками материалам дела не противоречит, интересов сторон и третьих лиц не нарушает.

Между тем судом не учтены положения ст. 234 ГК РФ, в соответствии с которыми течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Учитывая, что положения ст. 90 ГК РФ, согласно которой исковая давность не распространялась на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения, утратили силу в отношении земли как объекта гражданских прав с 1 июля 1990 г., т.е. с момента введения в действие Закона СССР "О собственности в СССР", течение срока приобретательной давности в данном случае могло начаться не ранее 1 июля 1993 г. (но истечении трехлетнего срока исковой давности, установленного ст. 78 ГК РСФСР).

Таким образом, к моменту вынесения судом решения 15-летний срок приобретательной давности не истек.

Кроме того, как следует из материалов дела, не доказан и сам факт открытого, непрерывного и добросовестного владения истцами как своими собственными спорным земельным участком и домом.

Согласно письму главного врача ММУ "Детский санаторий "Здоровье" истцы действительно проживали в спорном доме, но в период с 1962 года по 1988 года выписаны в связи с получением квартиры по адресу: ул. Черемшанская, 139-1.

Из материалов дела также видно, что в 1981 - 1982 гг. истцами был возведен к дому пристрой, являющийся самовольной постройкой.

Признавая право собственности на дом, суд не учел данные обстоятельства и не разграничил правовые последствия возникновения права собственности между институтами приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) и самовольного строительства (ст. 222 ГК РФ).

Указанные обстоятельства имеют существенное значение для дела, поскольку приобретательная давность не распространяется на случаи, когда в качестве объекта владения и пользования выступает самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке.

Из материалов дела следует, что спорный земельный участок предоставлен ММУ "Детский санаторий "Здоровье" в постоянное бессрочное пользование и данное право санатория до настоящего времени не прекращено.

Решение Промышленного районного суда отменено, дело направлено па новое рассмотрение в тот же суд[86] .

К первой категории требований, на которые исковая давность не распространяется, относятся иски, указанные в ст.208 ГК РФ, а также закрепленные в иных законах (например, в СК РФ), поскольку они относятся к "другим требованиям", названным в этой статье.

Вторую категорию требований составляют не поименованные в законе иски, правовая природа которых дает основание говорить о неприменении к ним исковой давности[87] . Это так называемые установительные притязания, или иски о признании[88] , к которым, в частности, относятся: иски о признании права, о признании недействительной ничтожной сделки, о признании недействительным нормативного акта. Содержанием установительного притязания является требование о констатации того или иного факта, существующего на момент предъявления иска независимо от воли сторон в споре. Иски о признании обладают специфическими признаками, позволяющими отграничить их от иных разновидностей исков и дающими основание для неприменения к ним исковой давности. Истец по делу предъявляет иск не в защиту своего нарушенного права, а с целью внесения определенности в существующие правоотношения посредством констатации наличия или отсутствия у каких-либо лиц определенных прав и обязанностей. При этом ответчик по данному иску не является лицом, нарушившим субъективное материальное гражданское право истца. Соответственно, исковая давность как срок для защиты нарушенного субъективного материального гражданского права истца не подлежит применению к искам, предъявляемым для защиты субъективного материального гражданского права или охраняемого законом интереса, нарушения которого не произошло.

Следует заметить, что точка зрения о неприменении исковой давности к установительным притязаниям не является общепризнанной. Некоторые ученые настаивают на возможности задавнивания петиторных исков[89] . Да и судебная практика по соответствующим категориям дел не является единообразной. В одном руководящем разъяснении высших судебных инстанций указывается, что к искам о признании недействительной ничтожной сделки должен применяться десятилетний давностный срок, установленный п.1 ст.181 ГК РФ[90] , в других - содержатся положения о неприменении исковой давности к искам о признании недействительным нормативного правового акта[91] .

Между тем установление различных правил применения исковой давности по разным категориям дел, возбужденным по исковым требованиям одного вида, представляется необоснованным. Поэтому в целях выработки единой позиции судебных органов по вопросу о применении исковой давности к искам о признании следовало бы внести соответствующие изменения в п.32 Постановления пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[92] , указав на неприменение исковой давности к требованиям о признании недействительной ничтожной сделки, если они заявляются отдельно от требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки, являющихся исками о присуждении, к которым согласно п.1 ст.181 ГК РФ подлежит применению специальный десятилетний срок исковой давности.

Другой спорный вопрос касается применения давностных сроков к искам о признании недействительными ненормативных актов. В цивилистической литературе высказаны различные мнения. В частности, А.П. Сергеев считает невозможным и нецелесообразным применять исковую давность к данной категории исков, С. Сарбаш придерживается противоположной точки зрения[93] , которая согласуется с существующей судебной практикой[94] .

Учитывая специфику предмета обжалования, верной представляется вторая точка зрения. В связи с тем, что действие индивидуального правового акта рассчитано на урегулирование одной конкретной ситуации, основанием для признания ненормативного акта недействительным по смыслу ч.1 ст.13 ГК РФ является нарушение субъективного материального гражданского права истца, не являющееся длящимся. Ненормативный акт издается с целью установления, изменения либо прекращения конкретных прав и обязанностей лиц, в отношении которых он принимается (то есть не подлежит неоднократному применению в отношении неопределенного круга лиц). Следовательно, признание его недействительным влечет изменение этих прав и обязанностей. Поэтому требование о признании недействительным ненормативного акта нельзя считать установительным притязанием. Судебным решением по делу о признании недействительным ненормативного акта не констатируется какой-либо факт в подтверждение существования уже сложившихся гражданских правоотношений, а прекращается действие индивидуального правового акта - основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, требование о признании недействительным ненормативного акта не является установительным притязанием, несмотря на сходство формулировок исковых требований и резолютивных частей решений о признании права либо о признании недействительным нормативного акта с формулировкой искового требования и резолютивной части решения о признании недействительным ненормативного акта. Представляется, что, исходя из содержания и правовых последствий (значения для спорного правоотношения) судебного решения, иск о признании недействительным ненормативного акта следует считать преобразовательным и, следовательно, подлежащим задавниванию.

Другие основания для нераспространения исковой давности на требования о признании недействительными ненормативных актов (например, наличие длящегося правонарушения, которое имеет место в случае реализации негаторных притязаний, не подлежащих задавниванию) отсутствуют.

Следующая особенность применения исковой давности заключается в отсутствии у суда права по собственной инициативе рассматривать вопрос о ее применении. В отличие от советского законодательства (ст.44 ГК РСФСР 1922 г., ст.82 ГК РСФСР 1964 г.), в соответствии с которым суд был обязан рассмотреть вопрос об исковой давности автоматически, независимо от того, ссылается ли ответчик в возражениях против иска на пропуск истцом давностного срока[95] , ст.199 ГК РФ закреплено императивное правило о применении исковой давности только по заявлению стороны в споре. Аналогичные нормы содержатся в законодательстве ряда зарубежных государств[96] , однако такой порядок применения исковой давности нельзя считать универсальным[97] .

Итак, согласно действующему российскому гражданскому законодательству исковая давность может применяться только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения решения судом. В процессе практического применения данной нормы ГК РФ возникают, по крайней мере, три вопроса, различные варианты решения которых предлагаются в цивилистической литературе и судебной практике:

1) кого следует считать стороной в споре (то есть вопрос о субъекте, уполномоченном делать заявление о применении исковой давности);

2) о времени (процессуальном сроке), в течение которого можно сделать заявление;

3) о форме заявления.

Согласно п.4 Постановления пленумов ВС и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 стороной в споре, наделенной законом правом заявлять о применении исковой давности, являются истец либо ответчик (стороны в деле); третьим лицам, как заявляющим, так и не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, право делать заявления о пропуске срока исковой давности не предоставлено. В некоторых теоретических исследованиях данная точка зрения подвергнута обоснованной критике*(25), поскольку допускает смешение материально-правового понятия "сторона в споре" ("сторона спорного правоотношения") и процессуального понятия "сторона в деле".

Учитывая, что в российской правовой системе исковая давность относится к институтам материального права, при толковании понятия "сторона в споре" следует руководствоваться материально-правовыми нормами. Право заявлять о пропуске срока исковой давности должно быть предоставлено участникам (сторонам) спорного материального правоотношения, которые далеко не во всех случаях могут выступать истцом либо ответчиком в суде (эти лица довольно часто, особенно в спорах, вытекающих из договоров со множественностью лиц на стороне кредитора либо должника, привлекаются в процесс в качестве третьих лиц на стороне истца или ответчика, как заявляющих, так и не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку решение суда по делу может повлиять на их права и обязанности по отношению к истцу или ответчику). Следует согласиться с мнением А.П. Сергеева, который считает недопустимым предоставлять право заявлять о применении исковой давности третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, выступающим на стороне истца, поскольку они не имеют материальной заинтересованности в применении исковой давности и в подавляющем большинстве случаев участниками спорного материального правоотношения не являются[98] .

В соответствии с п.2 ст.199 ГК РФ уполномоченный субъект имеет право сделать заявление о применении исковой давности до вынесения судом решения по делу. Данное правило трактуется в литературе и правоприменительной практике достаточно однозначно: под решением по делу следует понимать решение суда первой инстанции. При этом заявление может быть сделано как в предварительном судебном заседании (ч.6 ст.152 ГПК РФ, ч.2 ст.136 АПК РФ), так и в процессе судебного разбирательства (ч.1 ст.35 ГПК РФ, ч.1 ст.41, пп.10 ч.2 ст.153 АПК РФ).

В случае отмены решения и направления дела на новое рассмотрение в тот же или другой суд все процессуальные действия, в том числе и заявление о применении исковой давности, должны быть совершены заново. Поэтому в ходе нового рассмотрения дела суд не вправе принимать во внимание ранее сделанное заявление о пропуске давностного срока, а также предлагать сторонам давать объяснения и представлять доказательства, связанные с пропуском срока исковой давности. В связи с изложенным спорной представляется позиция С. Сарбаша, утверждающего, что "суду при повторном рассмотрении дела следует применять нормы ГК РФ об исковой давности и в тех случаях, когда ответчик не заявляет о применении исковой давности вторично, при условии, что такое заявление было сделано им до вынесения отмененного впоследствии решения суда", хотя ответчик не лишен возможности отказаться от применения исковой давности.

Не менее актуальным является вопрос о возможности отзыва заявления о пропуске исковой давности при рассмотрении дела в апелляционной и кассационной инстанциях в любой предусмотренной законом форме (как непосредственно, так и косвенно, например, при заключении мирового соглашения). Обоснованным представляется положительное его решение, поскольку оно в полной мере соответствует принципу распоряжения субъектами гражданского права принадлежащими им субъективными материальными гражданскими правами (в данном случае - правом заявить о применении исковой давности) своей волей и в своем интересе.

Действующее гражданское законодательство не устанавливает каких-либо специальных требований к форме заявления о применении исковой давности. Поэтому оно может быть сделано в любой форме, которая допускается процессуальным законом (устной, с занесением необходимых сведений в протокол судебного заседания, либо письменной - посредством составления отдельного документа либо включения в качестве составной части в отзыв на исковое заявление). Единственное требование к заявлению о применении исковой давности заключается в том, чтобы из содержания документа либо из устного заявления стороны в деле однозначно следовало намерение использовать ссылку на исковую давность в качестве возражения против заявленных исковых требований.

3.3 Последствия истечения срока исковой давности

Последствия истечения исковой давности как в зарубежном, так и в российском праве всегда привлекали внимание правоведов. Основной вопрос, вызывавший непрекращающиеся дискуссии, сводился к судьбе субъективного права, в отношении которого в связи с истечением исковой давности утрачивалась возможность судебной защиты путем предъявления соответствующего иска. По этому вопросу мнения исследователей разделились на две противоположные позиции. Существо одной из них состояло в том, что исковой давностью погашается право на иск в материальном смысле, но не само субъективное гражданское право[99] . Исследователи, придерживающиеся противоположной позиции, считали, что истечение исковой давности прекращает, помимо права на иск в материальном смысле, также и само субъективное право[100] . Следует заметить, что приверженцы каждой из упомянутых позиций проявляли большое разнообразие в подходах к обоснованию избранной позиции.

Анализ дискуссий по рассматриваемому вопросу позволяет выявить, что при обосновании своих позиций исследователи неизбежно затрагивали вопрос о содержании субъективного гражданского права, и, как представляется, именно это обстоятельство делало дискуссии по этому вопросу настолько же бесконечными, насколько бесконечны дискуссии о содержании субъективного права. Но если неисчерпаемость дискуссий о содержании субъективного права предопределяется тем, что само понятие субъективного права относится к числу основных исходных положений теории права и в правовых нормах раскрыто быть не может, то применительно к закрепленному в правовых нормах институту исковой давности возможность достаточно убедительного решения вопроса о последствиях ее истечения, думается, все же существует. Попытаемся дать ответ на вопрос о последствиях истечения исковой давности на основе анализа современного российского гражданского законодательства.

Заметим сразу, что обоснование ответа на поставленный вопрос оказывается зависящим от того, о защите какого субъективного права идет речь - вещного или обязательственного. Начнем с рассмотрения вопроса о влиянии истечения исковой давности на судьбу субъективного вещного права. Представляется вполне очевидным, что с истечением исковой давности это право не прекращается. Особенностью вещного права является то, что оно, в отличие от обязательственного, может быть осуществлено путем собственных действий управомоченного лица в отношении вещи. Субъективное вещное право включает в себя правомочия владения, пользования и распоряжения вещью (например, право собственности, право хозяйственного ведения или оперативного управления) либо отдельные из указанных правомочий (например, сервитут, право пожизненного наследуемого владения, право бессрочного пользования).

Согласно ст. 195 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Защита нарушенного права "по иску" предполагает возбуждение потерпевшим искового производства в суде, поэтому по общему правилу вопрос об исковой давности и последствиях ее истечения возникает лишь в случае, когда потерпевший обращается к судебным органам за защитой его нарушенного субъективного права, желая с помощью государства принудить правонарушителя к надлежащему поведению. Возможность же защитить нарушенное право посредством допустимой самозащиты (ст. 14 ГК) каким-либо сроком не ограничена. Другое дело, что с помощью самозащиты субъективное право может быть в должной мере защищено лишь в случае, когда оно является вещным, поскольку при нарушении вещного права предъявление иска к правонарушителю не является абсолютно неизбежным. Так, вместо предъявления виндикационного иска собственник вещи вправе путем допустимого, с позиций ст. 14 ГК, использования физической силы отобрать ее у незаконного владельца либо завладеть своей вещью вообще без применения физической силы, выбрав благоприятный для этого момент.

Следует обратить внимание, что требования о защите двух из трех правомочий, входящих в состав субъективного вещного права, - правомочия пользования и правомочия распоряжения - в силу ст. 208 ГК вообще не подвержены действию исковой давности, следовательно, о прекращении этих правомочий в связи с истечением исковой давности не может быть и речи, если нет оснований для прекращения вещного права, составной частью которого являются такие правомочия. Действие исковой давности распространяется только на возможность получения судебной защиты нарушенного правомочия владения[101] .

Окончательный и, как представляется, наиболее убедительный ответ на вопрос о судьбе субъективного вещного права после истечения срока исковой давности позволяет дать п. 4 ст. 234 ГК, где установлено, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у незаконного владельца, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК, начинается не ранее истечения срока давности по соответствующим требованиям. Поскольку право собственности у незаконного владельца возникает лишь в порядке приобретательной давности (п. 1 ст. 234 ГК), то до этого момента, в том числе и по истечении исковой давности по виндикационному требованию, право собственности на вещь сохраняется у невладеющего собственника.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что субъективное вещное право сохраняется (хотя и в ослабленном с точки зрения возможности его защиты состоянии) и после истечения исковой давности. Попутно следует заметить, что применение ст. 234 ГК в аспекте взаимодействия института приобретательной давности с институтом исковой давности вызывает непростые вопросы (например, о том, можно ли добросовестно владеть как своей собственной вещью, в истребовании которой собственнику отказано лишь в связи с истечением исковой давности).

Перейдем к действию исковой давности в отношении субъективного обязательственного права. Поскольку объектом субъективного обязательственного права (права требования) управомоченного лица (кредитора) является действие обязанного лица (должника), а субъекты гражданского права не обладают властными правомочиями в отношении друг друга, нарушенное обязательственное право не может быть защищено путем самозащиты (например, нельзя путем насильственных действий отобрать у должника сумму долга). Для защиты обязательственного права необходимо предъявление иска, и если возможность получения судебной защиты утрачена, такая утрата по своему экономическому значению оказывается, по существу, тождественной утрате самого субъективного права. Как же выглядит юридическая судьба субъективного обязательственного права после истечения исковой давности? Для ответа на этот вопрос обратимся к нормам ГК.

Анализ поставленного вопроса начнем со ст. 206 ГК, согласно которой должник, исполнивший обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности. На эту норму часто ссылаются в подтверждение того, что субъективное право после истечения исковой давности сохраняется[102] . Представляется, однако, что содержание ст. 206 ГК в большей степени подтверждает обратное. Во-первых, если бы субъективное право и соответствующая ему обязанность сохранялись, то зачем бы потребовалось законодателю специально указывать, что исполненное не может быть истребовано обратно? Недопустимость обратного истребования исполнения, произведенного во исполнение существующей обязанности, является общим правилом гражданского права (например, п. 4 ст. 453 ГК). А вот если субъективное право требовать от должника исполнения соответствующей обязанности прекратилось, то необходимость установления правила ст. 206 ГК становится понятной, так как без него мог бы возникнуть вопрос о возврате неосновательно полученного.

Следует также обратить внимание, что запрет обратного истребования в ст. 206 ГК действует независимо от того, исполнена обязанность должником с осознанием им факта истечения исковой давности или без такого осознания. Отсюда следует, что факт истечения исковой давности сам по себе имеет юридическое значение, а цель ст. 206 ГК состоит в том, чтобы устранить последствия этого факта. Так, если должник исполняет существующую обязанность, то вряд ли имеет значение, знает ли он об истечении исковой давности; если же обязанности не существует, а должник исполняет ее, думая, что она существует, то, не будь ст. 206 ГК, возможна была бы постановка о недействительности произведенного исполнения в соответствии со ст. 179 ГК как сделки, совершенной под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (в данном случае - заблуждения относительно природы сделки, поскольку исполнение должного и предоставление недолжного представляют собой разные по своей правовой природе действия).

Обратимся к ст. 1109 ГК, где говорится о неосновательном обогащении, не подлежащем возврату. В этой норме имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, объявляется не подлежащим возврату в качестве неосновательного обогащения наравне с такими видами неосновательного обогащения, как имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения (то есть в момент передачи имущества правовые основания для этого отсутствовали); денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию; имущество, предоставленное во исполнение несуществующего обязательства. Нетрудно видеть, что значение ст. 1109 ГК состоит в том, что она создает специальный правовой статус для определенных видов неосновательного обогащения - не будь этой нормы, указанное в ней имущество подлежало бы возврату как неосновательно полученное в соответствии с общим правилом ст. 1102 ГК, но благодаря ст. 1109 ГК это неосновательное обогащение, оставаясь неосновательным, получает особый статус - оно не подлежит возврату. Таким образом, из ст. 1109 ГК можно сделать вывод о том, что переданное во исполнение обязательства по истечении исковой давности имущество законодатель считает переданным без правовых оснований и, вводя правило ст. 1109 ГК, он лишь создает препятствия для обратного истребования полученного. Поэтому ст. 1109 ГК, как и ст. 206 ГК, скорее указывает на прекращение субъективного права после истечения исковой давности, чем на его сохранение.

Перейдем к ст. 411 ГК, где, в частности, содержится правило о недопустимости зачета в случае, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. В юридической литературе отмечалась недостаточная ясность этого положения ст. 411 ГК, которое оказалось предметом рассмотрения в п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65[103] ). В п. 10 Обзора отмечается, что сторона, получившая заявление о зачете, не обязана заявлять о пропуске срока исковой давности контрагенту, так как исковая давность может быть применена только судом, который применяет ее при наличии заявления при рассмотрении соответствующего спора (п. 2 ст. 199 ГК). Из позиции ВАС РФ, хотя и не вполне убедительно обоснованной[104] , следует, что недопустимость зачета связывается с фактом истечения исковой давности, а выявлено это обстоятельство может быть только в судебном процессе в результате рассмотрения заявления стороны в споре о ничтожности зачета в связи с истечением исковой давности по соответствующему требованию.

Определением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 01.02.2006 отказано в иске ООО СК "НАСТА" к П. о взыскании материального ущерба, причиненного ДТП.

Судебная коллегия по гражданским делам определение отменила, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска страховой компании, суд сослался на то, что СК "НАСТА" пропустила 2-годичный срок исковой давности, предусмотренный ст. 966 ГК РФ.

Между тем данная норма устанавливает сокращенный срок исковой давности по требованиям, связанным с имущественным страхованием.

Из материалов дела видно, что страховая компания по договору имущественного страхования выплатила собственнику автомобиля (выгодоприобретателю) страховое возмещение в связи с повреждением автомобиля в ДТП и в порядке ст. 965 ГК РФ обратилась в суд с иском к П., который был признан виновным в ДТП, о возмещении указанных средств.

Ст. 965 ГК РФ регулирует переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация). Согласно данной статье, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Перешедшее к страховщику право требования осуществляется с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки (ч. 2 ст. 965 ГК РФ).

При наличии указанных обстоятельств вывод суда о том, что по требованиям страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, применяется сокращенный срок исковой давности 2 года, нельзя признать правильным.

Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года.

В связи с вышеизложенным решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение[105] .

С учетом того, что в силу п. 2 ст. 199 ГК исковая давность всегда применяется судом только по заявлению стороны в споре, как представляется, если на требование распространяется действие исковой давности и срок исковой давности по такому требованию истек, то зачет такого требования не допускается.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог, отметим, согласно ст.195 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Таким образом, институт исковой давности неразрывно связан с гражданско-процессуальным институтом предъявления иска, включая установленную нормами ГПК совокупность необходимых условий для предъявления иска. Поэтому информация о нарушении права, которой потенциальный истец обладал или должен был обладать и с моментом получения которой пункт 1 ст.200 ГК связывает начало течения срока исковой давности и включает в себя те сведения, которые, согласно нормам процессуального законодательства, необходимы для защиты права по иску (предъявления иска),

1. Провести однозначное разграничение между сроками невозможно, потому что в каждом виде в той или иной мере присутствуют одинаковые признаки. Поэтому при выяснении правовой природы различных категорий сроков важно акцентировать внимание не на второстепенных чертах, а на тех, которые определяют их существо.

2. Суды вправе применять исковую давность, срок обращения в суд и (или) иной аналогичный срок (установленный федеральным законом), только если одна из сторон (или субъект, к которому предъявлено требование по делу, возникшему из публичных правоотношений) заявит об этом в суде. Поэтому суд не вправе по своей инициативе ни выяснять причины пропуска данных сроков, ни тем более применять последствия их пропуска. Для суда указанных сроков не существует, пока не поступит заявление от соответствующего лица.

3. Если потенциальный истец принял все возможные и необходимые меры для получения требуемых для предъявления иска сведений об ответчике и тем не менее не располагает такими сведениями, течение срока исковой давности не начинается до тех пор, пока они не будут получены. По получении этих сведений у лица, чье право нарушено, возникает право на иск не только в материальном, но и в процессуальном смысле, и только с этого момента начинает течь срок исковой давности.

4. Принятие Федерального закон № 109-ФЗ от 21.07.2005 г. «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» создает определенные проблемы, что обусловливает необходимость внесения в него изменений. К таковым можно отнести следующие предложения:

- о закреплении следующего правила: если к моменту вступления в силу данного Закона неистекшая часть срока давности по требованию последствий недействительности ничтожной сделки составляет менее трех лет, то применяются ранее установленные сроки исковой давности, а если неистекшая часть превышает три года, то срок исковой давности должен сократиться до трех лет. При этом в последнем случае трехгодичный срок должен исчисляться с момента вступления в силу Федерального закона № 109;

- вместо рассматриваемого положения п. 2 ст. 2 Федерального закона № 109 установить, что он вступает в силу по истечении шести месяцев с момента публикации его в новой редакции, так как в случае наличия соответствующего извинительного препятствия для осуществления в срок защиты своего нарушенного права лицо может располагать шестимесячным сроком после отпадения данного препятствия, т.е. когда оно способно действовать своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 202 ГК РФ).

4. Кодекс не содержит перечня сокращенных сроков исковой давности. В нем лишь отмечено: "По отдельным видам требований законодательными актами могут быть установлены специальные (в том числе сокращенные) сроки исковой давности".

Как показывает судебная практика, разбросанность таких сроков по разным источникам, порой нечеткость в изложении, их противоречивость создают значительные сложности при рассмотрении конкретных дел. Следует дополнить ГК указанием на специальные сроки исковой давности, указав их размеры.

5. Действующим законодательством РФ четко не регламентирован правовой режим имущества, оставшегося у должника (ответчика) в связи с истечением срока исковой давности и отказом собственнику-истцу в удовлетворении исковых требований, т.е. с положением перехода имущества во владение должника. Такое владение является законным, ибо, как предусматривает ч. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ, "...истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске".

Право же собственности у такого лица (должника) с переходом имущества к нему в связи с истечением срока исковой давности и отказом суда истцу в иске по действующему законодательству РФ возникает только по истечении 5 лет, а по недвижимости - 15 лет, т.е. с соблюдением требований ст. 234 ГК РФ ("Приобретательная давность").

Законное основание владения, фактическая возможность пользования имуществом без правовых оснований собственности - очевидная и весьма существенная недоработка гражданского законодательства РФ как относительно норм исковой давности, так и права собственности. Необходимо рассматривать истечение срока исковой давности, как самостоятельное основание возникновения права собственности, после вступления в силу законного решения суда, а не по истечении сроков установленных ст. 234 ГК РФ. Следует дополнить ст. 218 ГК РФ указанием на такое основание приобретения права собственности как истечение срока исковой давности

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. –1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (с изм. от 29.12.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (в ред. от 26.01.2007 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (с изм. от 29.12.2006 г.) // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст.4552.

5. Кодекс внутреннего водного транспорта от 07.03.2001 г. № 24-ФЗ (в ред. от 18.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 11. – Ст. 1001.

6. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 г. № 81-ФЗ (в ред. от 04.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 18. – Ст. 2207.

7. Федеральный закон от 30.06.2003 г. № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 27 (часть 1). – Ст. 2701.

8. Федеральный закон от 01.06.1995 г. № 86-ФЗ «О государственных долговых товарных обязательствах» (с изм. от 19.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 23. – Ст. 2171.

9. Федеральный закон от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. от 30.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

10. Федеральный закон от 05.03.1999 г. № 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» (с изм. от 19.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 10. – Ст.1163.

11. Федеральный закон от 21.07.2005 г. № 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. II). – Ст. 3120.

12. Закон РФ от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (в ред. от 16.10.2006) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1992. – № 7. – Ст. 300.

13. Закон РФ от 27.04.1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. от 14.12.1995) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685.

14. Постановления ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 г. № 104/1341 «О введении в действие положения о простом и переводном векселе» // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. – 1937. – № 52. – Ст. 221.

15. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже, Нью-Йорк 14.06.1974 г. // Вестник ВАС РФ. – 1993. – № 9. – С. 110-120.

16. Закон РСФСР от 03.07.1991 № 1531-1 «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» (в ред. от 17.03.1997) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 27. – Ст. 927.

Специальная и учебная литература

17. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. – М., Юридическая литература. 1940. – 342 с.

18. Акимов А. Неупорядоченность кажется преувеличенной // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 4.

19. Белиловский Д.И. Иски о признании в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. – М., 1971. – 32 с.

20. Белиловский Д.И. Иски о признании и исковая давность по ним // Правоведение. – 1970. – № 3. – С. 132-133.

21. Богатов И. Обратная сила закона // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 35. – С.9.

22. Вострикова Л.Г. Сроки осуществления и защиты гражданских прав. – М., ЭКОН. 2000. – 278 с.

23. Гаврилов Э. Об исковой давности // Российская юстиция. – 2002. – № 2. – С. 10.

24. Германское право. Гражданское уложение. Ч.1. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. – 542 с.

25. Гражданский кодекс Квебека. – М., Статут. 1999. – 872 с.

26. Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. Кн.1 / Под ред. Сулейменова М.К., Басина Ю.Г. - Алма-Ата., 1997. – 672 с.

27. Гражданский процесс: Учебник. / Под ред. Мусина В.А. – М., ТОО «Фирма ГАРДАРИКА». 2003. – 518 с.

28. Гражданский процесса: учебник. / Под ред. Томсинова В.А. – М., Зерцало. 2003. – 564 с.

29. Гражданский процесс. Учебник / Под ред. Треушникова М.К. – М., Городец. 2006. – 612 с.

30. Гражданское законодательство КНР. – М., МЦФЭР. 1997. – 652 с.

31. Гражданское право. Часть первая: учебник / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. – М., Юристъ. 2005. – 618 с.

32. Гражданское право России. Часть первая: Учебник. / Под ред. Цыбуленко З.И. – М., Юристь. 2002. – 562 с.

33. Гражданское право. Т.1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., ТК Велби. 2002. – 678 с.

34. Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов. / Под ред. Пучинского В.К., Кулагина М.И. – М., Изд-во Иностранной литературы. 1986. – 468 с.

35. Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. Тютрюмова И.М. – М., Статут. 2001. – 476 с.

36. Грибанов В.И. Сроки в гражданском праве. – М., Юридическая литература. 1967. – 356 с.

37. Грось Л. О применении срока исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительности ничтожных сделок // Арбитражный и гражданский процесс. – 2006. – № 1. – С. 19.

38. Гуревич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. – М., Юридическая литература. 1961. – 214 с.

39. Егоров Ю.П. Правовой режим сделок как средство индивидуального регулирования: Дис.. д-ра юрид. наук. – Екатеринбург., Уральская гос. юрид. академия. 2004. – 418 с.

40. Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. / Серия: Современное зарубежное и международное частное право. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. – 216 с.

41. Иоффе О.С. Советское гражданское право. – Л., ЛГУ. 1958. – 672 с.

42. Кириллова М.Я., Крашенинников П.В. Сроки в гражданском праве. Исковая давность – М., Статут. 2006. – 456 с.

43. Комментарий к ГК РФ, части 1 (постатейный)/ Руководитель авторского коллектива и ответ. редактор доктор наук, проф. Садиков О.Н. – М., Инфра-М. 2002. – 654 с.

44. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – 678 с.

45. Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. – Ярославль., Изд-во ЯрГУ. 1997. – 292 с.

46. Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды Иркутского госуниверситета. Иркутск. – 1957. – Т. XXII. Серия юрид. Вып.3. – С. 201.

47. Липатов О.П. Сроки: виды, исчисление // Хозяйство и право. – 2002. – №8. – С. 16.

48. Лобанов Г. Реквием по исковой давности // Бизнес-адвокат. – 2000. – № 3. – С. 13.

49. Люшня А.В. Иск о признании права собственности и исковая давность // Журнал российского права. – 2005. – № 11. – С. 19.

50. Медведев С. Некоторые аспекты проблемы способов защиты права // Хозяйство и право. – 2004. – № 6. – С. 61-63.

51. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. – М., Норма. 2004. – 634 с.

52. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. – М., Юрилитиздат. 1954. – 316 с.

53. Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). – М., Городец. 2000. – 348 с.

54. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. – М., ФГУП Изд-во "Известия" Управления делами Президента РФ. 2005. – С. 18.

55. Ромашов А.С. Понятие сроков в гражданском праве // Законность. – 1999. – №5. – С. 13.

56. Сарбаш С. Вопросы исковой давности // Хозяйство и право. – 2000. – № 4. – С. 24.

57. Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 3.

58. Сергеев А.П. За давностью лет... // ЭЖ-Юрист. – 2002. – № 16. – С.5.

59. Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве. Сб. статей. – Ярославль., Изд-во ЯрГУ. 2001. – 342 с.

60. Скловский К. Шаг стабильности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 29. – С.2.

61. Тархов В.А. Гражданское право: Общая часть: Курс лекций. – Чебоксары., Чувашское книжное издательство. 1997. – 318 с.

62. Тархов В.А. Основные положения ГК РФ // Вестник СГАП. Саратов. -1995. – № 1. – С. 78.

63. Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. – 2005. – № 12. – С.22.

64. Фаршатов И.А. Исковая давность. Законодательство: теория и практика. – М., Статут. 2004. – 542 с.

65. Чернышев Г., Лавров Д., Костенко А. Неупорядоченный порядок // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 31. – С. 1.

66. Чернышов Г. Три года ждать? // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 35. – С. 10.

67. Чертков В.Л. Дела гражданские. – М., Российское право. 1992. – 218 с.

68. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. – М., Статут. 2001. – 648 с.

69. Эрделевский А. Давние сроки, лишние слезы // Домашний адвокат. – 2002. – № 9. – С. 4.

70. Эрделевский А.М. Прекращение обязательств зачетом // Бизнес-адвокат. – 2002. – № 4. – С. 11.

Материалы юридической практики

71. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 32.

72. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 32.

73. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.1992 г. № 21 «О практике применения законодательства при разрешении споров, связанных с поставкой продукции производственно - технического назначения и товаров народного потребления ненадлежащего качества» // Вестник ВАС РФ. – 1993. – №2. – С. 53.

74. Информационное Письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 3. – С. 19.

75. Обзор Судебной Практики Верховного Суда РФ от 06.05.1998 г. «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1998 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – № 9. – С. 13.

76. Обзор Судебной Практики Верховного Суда РФ от 26.09.2001 г. «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2001 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – № 12. – С. 15.

77. Постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.2001 г. № 10003/00 // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 22.

78. Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.1999 г. № 7108/98 // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 9. – С. 26.

79. Постановление Президиума ВАС РФ от 19.09.1997 г. № 2845/97 // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 12. – С.10

80. Постановление Президиума ВАС РФ от 14.01.1997 г. № 3485/96 // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 4. – С. 112.

81. Постановления Президиума ВАС РФ от 18.12.2001 г. № 7741/01 по делу № А55-3589/99-1 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 4. – С. 33.

82. Постановление ФАС Поволжского округа по делу № А12-968/03-С6 от 29.07.2003 г. // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 10. – С. 22.

83. Извлечение из кассационного определения Судебной коллегии по гражданским делам от 22.03.2006.//Судебная пратика. Самара.- 2006.- № 4.- С.11.

84. Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/728 от 24.11.2005// Судебная практика. Самара. - 2006.- № 1.-С.6.


[1] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред. Садикова О.Н. – М., Инфра-М. 2006. – С. 262.

[2] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. – М., Статут. 2001. – С. 188.

[3] Гуревич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. – М., Юридическая литература. 1961. – С. 25.

[4] Егоров Ю.П. Правовой режим сделок как средство индивидуального регулирования: Дис.. д-ра юрид. наук. – Екатеринбург., Уральская гос. юрид. академия. 2004. – С. 276.

[5] Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 30 (ч. II). – Ст. 3120.

[6] Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 27. – Ст. 927.

[7] Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. – М., ФГУП Изд-во "Известия" Управления делами Президента РФ. 2005. – С. 18.

[8] Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 30 (ч. II). - Ст. 3120.

[9] Французский гражданский кодекс / Научное редактирование и предисловие канд. юрид. наук Лаврова Д.Г., перевод с французского Жуковой А.А., Пашковской Г.А. СПб, 2004.

[10] Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов. / Под ред. Пучинского В.К., Кулагина М.И. – М., Изд-во Иностранной литературы. 1986. – С. 135-136.

[11] Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. / Серия: Современное зарубежное и международное частное право. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. – С. 75.

[12] Вестник ВАС РФ. – 1993. – № 9. – С. 110-120.

[13] Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. – М., Норма. 2004. – С. 271.

[14] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 18. – Ст. 2207.

[15] Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 11. – Ст. 1001.

[16] Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 10. – Ст. 1163.

[17] Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 23. – Ст. 2171.

[18] Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 27 (часть 1). – Ст. 2701.

[19] Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. – 1937. – № 52. – Ст. 221.

[20] Лобанов Г. Реквием по исковой давности // Бизнес-адвокат. – 2000. – № 3. – С. 13.

[21] Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. – М., Юрилитиздат. 1954. – С. 150.

[22] Фаршатов И.А. Исковая давность. Законодательство: теория и практика. – М., Статут. 2004. – С. 110.

[23] Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 3.

[24] Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 3.

[25] Чернышев Г., Лавров Д., Костенко А. Неупорядоченный порядок // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 31. – С. 1.

[26] Скловский К. Шаг стабильности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 29. – С. 2; Акимов А. Неупорядоченность кажется преувеличенной // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 4.

[27] Чернышев Г., Лавров Д., Костенко А. Неупорядоченный порядок // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 31. – С. 1; Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 3.

[28] Богатов И. Обратная сила закона // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 35. – С. 9.

[29] Чернышев Г., Лавров Д., Костенко А. Неупорядоченный порядок // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 31. – С. 1

[30] Сарбаш С. Проблемы сокращения сроков исковой давности // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 37. – С. 3.

[31] Кириллова М.Я., Крашенинников П.В. Сроки в гражданском праве. Исковая давность – М., Статут. 2006. – С.214.

[32] Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 4. – С. 112.

[33] Вестник ВАС РФ. – 1993. – №2. – С. 53.

[34] Тархов В.А. Основные положения ГК РФ // Вестник СГАП. Саратов. -1995. – № 1. – С. 78.

[35] Гражданский процесс. Учебник. / Под ред. Мусина В.А. – М., ТОО «Фирма ГАРДАРИКА». 2003. – С. 220.

[36] Гражданский процесса: учебник. / Под ред. Томсинова В.А. – М., Зерцало. 2003. – С. 208.

[37] Чертков В.Л. Дела гражданские. – М., Российское право. 1992. – С. 37.

[38] Гаврилов Э. Об исковой давности.// Российская юстиция. – 2002. – № 2. – С. 10.

[39] Комментарий к ГК РФ, части 1 (постатейный)/ Руководитель авторского коллектива и ответ. редактор доктор наук, проф. Садиков О.Н. – М., Инфра-М. 2002. – С. 402-403.

[40] Гражданское право. Часть первая: учебник / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. – М., Юристъ. 2005. – С.164.

[41] Гаврилов Э. Об исковой давности.// Российская юстиция. – 2002. – № 2. – С. 10.

[42] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1992. – № 7. – Ст. 300.

[43] Липатов О.П. Сроки: виды, исчисление // Хозяйство и право. – 2002. – №8. – С. 16.

[44] Липатов О.П. Сроки: виды, исчисление// Хозяйство и право.- 2002.- №8. - С. 24

[45] Комментарий к ГК РФ , части 1 (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответ. редактор доктор наук , проф. Садиков О.Н.- М.: Юрид. фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2002.-С. 412

[46] Липатов О.П. Сроки: виды, исчисление // Хозяйство и право. – 2002. – №8. – С. 16.

[47] Гаврилов Э. Об исковой давности.// Российская юстиция. – 2002. – № 2. – С. 10.

[48] Лобанов Г. Реквием по исковой давности//Бизнес-адвокат.-2000.- № 3.- С.19.

[49] Кириллова М. Я. Указ. соч. - С. 94.

[50] Свод законов СССР Т.5 М, 1960.- Ст. 586.

[51] Принципы международных коммерческих договоров М., Юститинформ. 1996 – С. 195.

[52] Брагинский М.Я. Исковая давность// Гражданский кодекс Российской Федерации: Комментарий. М., 1995.- С. 264.

[53] Туманов В.А. Понятие «непреодолимой силы» в советском гражданском праве// Вопросы советского гражданского права. М., Юрлитиздат. 1955. -С. 144.

[54] Кириллова М.Я. Указ. соч. - С. 95.

[55] Генкин Д.М. Понятие «непреодолимой силы» в советском гражданском праве//Советское государство и право. -1949.- № 11.- С. 73.

[56] Антимонов В. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., Юридическая литература. 1952.-С.22.

[57] Матвеев Т.К. О понятии непреодолимой силы в советском гражданском праве// Советское государство и право. -1963. -№ 8. -С. 95.

[58] Кириллова М.Я. Указ. соч. - С. 96; Вышинский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Ч. I. M.,Статут, 2002. - С. 299.

[59] Егоров Н.Д. Гражданско-правовая ответственность// Гражданское право: Учебник. Т. 1. 1996. -С. 505.

[60] Там же. -С. 504.

[61] Сергеев А.Л. Указ. соч. - С. 265.

[62] Собрание законодательства РФ. - 2000. - № 1 (ч. 1). - Ст. 6.

[63] Российская газета. 2002. 2 нояб.

[64] Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 31. - Ст. 3250.

[65] Комментарий к ГК РФ, части 1 (постатейный)/ Руководитель авторского коллектива и ответ. редактор доктор наук, проф. Садиков О.Н. – М., Инфра-М. 2002. – С. 406-407.

[66] Ромашов А.С. Понятие сроков в гражданском праве // Законность. – 1999. – №5. – С. 13.

[67] Гаврилов Э. Об исковой давности // Российская юстиция. – 2002. – № 2. – С. 10.

[68] Ромашов А.С. Понятие сроков в гражданском праве // Законность. - 1999. - №5. - С. 13.

[69] Гражданское право России. Часть первая: Учебник. / Под ред. Цыбуленко З.И. – М., Юристь. 2002. – С. 32.

[70] Грибанов В.И. Сроки в гражданском праве. – М., Юридическая литература. 1967. – С. 32.

[71] Медведев С. Некоторые аспекты проблемы способов защиты права // Хозяйство и право. – 2004. – № 6. – С.61-63.

[72] Постановление ФАС Поволжского округа по делу № А12-968/03-С6 от 29.07.2003. г. // Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 10. – С. 22.

[73] Федеральный закон от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (в ред. от 30.12.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1918.

[74] Чернышов Г. Три года ждать? // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 35. – С. 10.

[75] Постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.2001 г. № 10003/00 // Вестник ВАС РФ. – 2001. – № 9. – С. 22.

[76] Постановления Президиума ВАС РФ от 18.12.2001 г. № 7741/01 по делу № А55-3589/99-1 // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 4. – С. 33.

[77] Гражданский процесс. Учебник / Под ред. Треушникова М.К. – М., Городец. 2006. – С. 191.

[78] Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 32.

[79] Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. Тютрюмова И.М. – М., Статут. 2001. – С. 44.

[80] Германское право. Гражданское уложение. Ч.1. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. - С.56.

[81] Гражданский кодекс Квебека. – М., Статут. 1999. – С. 421.

[82] Гражданское право. Т.1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., ТК Велби. 2002. – С. 357.

[83] Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве. Сб. статей. – Ярославль., Изд-во ЯрГУ. 2001. – С. 38-39.

[84] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685.

[85] Терещенко Т.А. Исковая давность и иные гражданско-правовые и гражданско-процессуальные сроки // Юрист. – 2005. – № 12. – С. 22.

[86] Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда № 0706/728 от 24.11.2005// Судебная практика. Самара. - 2006.- № 1.-С.6.

[87] Гуревич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. – М., Юридическая литратура.. 1961. – С. 60-67; Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. – Ярославль., Изд-во ЯрГУ. 1997. – С. 60-71; Сарбаш С. Вопросы исковой давности // Хозяйство и право. – 2000. – № 4. – С. 24; Сергеев А.П. За давностью лет... // ЭЖ-Юрист. – 2002. – № 16. – С. 5; Эрделевский А. Давние сроки, лишние слезы // Домашний адвокат. – 2002. – № 9. – С. 4.

[88] Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). – М., Городец. 2000. – С. 80-81.

[89] Белиловский Д.И. Иски о признании в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. – М., 1971. – С. 10-12; Белиловский Д.И. Иски о признании и исковая давность по ним // Правоведение. – 1970. – № 3. – С. 132-133; Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды Иркутского госуниверситета. Иркутск. – 1957. – Т. XXII. Серия юрид. Вып.3. – С. 201.

[90] Грось Л. О применении срока исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительности ничтожных сделок // Арбитражный и гражданский процесс. – 2006. – № 1. – С. 19.

[91] Абз.2 п.1 Постановления пленумов ВС и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 1. – С. 32; п.4 Обзора Судебной Практики Верховного Суда РФ от 06.05.1998 г. «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1998 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 9. – С. 13.

[92] Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9. – С. 32.

[93] Сарбаш С. Указ. соч. – С. 24.

[94] Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.1999 г. № 7108/98 // Вестник ВАС РФ. – 1999. – № 9. – С. 26; Постановление Президиума ВАС РФ от 19.09.1997 г. № 2845/97 // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 12. – С.10; п.11 Обзора Судебной Практики Верховного Суда РФ от 26.09.2001 г. «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2001 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2001. – № 12. – С. 15.

[95] Вострикова Л.Г. Сроки осуществления и защиты гражданских прав. – М., ЭКОН. 2000. – С. 88.

[96] Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Комментарий. Кн.1 / Под ред. Сулейменова М.К., Басина Ю.Г. - Алма-Ата., 1997. – С. 396-397.

[97] Германское право. Гражданское уложение. Ч.1. – М., Международный центр финансово-экономического развития. 1996. – С 47-56; Гражданское законодательство КНР. – М., МЦФЭР. 1997. – С. 42.

[98] Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве. Сб. статей. – Ярославль., Изд-во ЯрГУ. 2001. – С. 42.

[99] Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. – М., Юрлитиздат. 1954. – С. 224 - 230; Тархов В.А. Гражданское право: Общая часть: Курс лекций. – Чебоксары., Чувашское книжное издательство. 1997. – С. 247.

[100] Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. – М., Юридическая литература. 1940. – С. 56-58; Иоффе О.С. Советское гражданское право. – Л., ЛГУ. 1958. – С. 264-267

[101] Люшня А.В. Иск о признании права собственности и исковая давность // Журнал российского права. – 2005. – № 11. – С. 19.

[102] Тархов В.А. Гражданское право: Общая часть: Курс лекций. – Чебоксары., Чувашское книжное издательство. 1997. – С. 247

[103] Информационное Письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. – 2002. – № 3. – С. 19.

[104] Эрделевский А.М. Прекращение обязательств зачетом // Бизнес-адвокат. – 2002. – № 4. – С. 11.

[105] Извлечение из кассационного определения Судебной коллегии по гражданским делам от 22.03.2006.//Судебная пратика. Самара.- 2006.- № 4.- С.11.