Стадии совершения преступления

Формирование умысла или замышление преступления как первая стадия совершения преступления. Обнаружение умысла и сходные деяния. Сущность покушения на преступление. Понятие неоконченного и оконченного преступлений и уголовная ответственность за них.

Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.

Данные два понятия достаточно часто употребляются в литературе в качестве взаимозаменяемых. Например, разделы многих учебников, описывающие неоконченную преступную деятельность, носят название «Стадии совершения преступления».

Стадии совершения преступления не обязательно присутствуют в деянии: наступлению общественно опасных последствий или совершению преступного деяния может и не предшествовать никаких этапов общественно опасного поведения, такие этапы не образуют обязательного компонента преступности деяния. В целом стадии преступления становятся предметом правового рассмотрения только в случае, когда преступление является прерванным, т.е. при неоконченной преступной деятельности. Уголовно-правовая оценка действий лица в таких случаях будет зависеть от того, являлось ли такое прерывание добровольным или оно произошло по не зависящим от лица причинам, а также от конкретной стадии, на которой произошло прерывание.

Первым этапом, предшествующим совершению общественно опасного деяния, может являться формирование умысла или замышление преступления. Формирование умысла представляет собой мыслительную деятельность субъекта, направленную на создание психической модели будущего преступления: постановку целей и задач, выбор средств и способов их достижения, обдумывание постпреступной деятельности по сокрытию следов преступления и т.д.

В процессе формирования умысла или после его завершения лицо может сообщить окружающим о наличии у него намерения совершить преступление (в словесной, письменной или иной форме). Такое информирование в уголовно-правовой теории получило название «обнаружение умысла».

После того, как будет сформировано преступное намерение, виновный может совершить определённые запланированные им действия, направленные на подготовку условий для приведения преступного замысла в исполнение: приобретение орудий и средств преступления, поиск соучастников и т.д.

Наконец, лицо непосредственно должно совершить действия, направленные на причинение вреда объектам уголовно-правовой охраны. Эти действия и процесс реализации преступного вреда могут быть как одномоментными, так и растянутыми во времени.

Уголовно-правовое значение имеют стадии лишь умышленного преступления. Деяния, приводящие к неосторожному причинению вреда, становятся преступными лишь в момент фактического наступления общественно опасных последствий, до этого они не считаются преступными.

Отдельными теоретиками высказываются мнения о возможности выделить также стадии неосторожного преступления, однако большинство российских учёных не признают теоретической и практической ценности за такими конструкциями.

Лишь преступления, совершаемые с прямым умыслом, могут иметь неоконченный характер, поскольку в неосторожных преступлениях и преступлениях с косвенным умыслом отсутствует какой-либо желаемый виновным преступный результат.

Спорным в теории уголовного права является вопрос о том, могут ли быть неоконченными преступления с формальным составом, преступления, совершаемые путём бездействия и преступления, в которых уже с совершением первого поведенческого акта виновного, образующего объективную сторону преступления, оно считается оконченным. Противники признания возможности неоконченной преступной деятельности указывают, что в таких случаях деятельность лица до того, как преступление будет окончено, не носит преступного характера, является безразличной для уголовного права. Так, например, при бездействии лицо может сколь угодно долго воздерживаться от совершения требуемых от него действий, пока не наступит некоторый критический момент, который переведёт такое бездействие в разряд преступного.

Между тем, указывается, что в большинстве преступлений с формальным составом возможна как минимум приготовительная деятельность, а если деяние состоит из нескольких актов, либо если имеется разрыв во времени между началом и окончанием преступного действия — возможно и покушение.

Неоконченная преступная деятельность возможна и в случае совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения, не исключавшего возможность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий и желать такого наступления. В то же время, невозможно приготовление и покушение на деяния, совершаемые с превышением пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица

Хотя истории уголовного права известна ответственность как за формирование умысла (Соборное уложение 1649 года: «Будет кто каким умышлением учнет мыслить на государьское здоровье злое дело, а про то его злое умышление кто известит, и по тому извету про то его злое умышление сыщется допряма, что он царское величество злое дело мыслил и делать хотел, и такова по сыску казнить смертию»), так и за его обнаружение (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года устанавливало ответственность за «изъявление на словах, или письменно, или каким-либо иным действием намерения учинить преступление»), современное уголовное право, как правило, признаёт формирование и обнаружение умысла ненаказуемыми.

Формирование умысла представляет внутренний психический процесс, оно никак не проявляется вовне и потому само по себе, без последующих действий по реализации такого умысла не представляет собою угрозы для охраняемых уголовным правом общественных отношений, интересов и благ. Кроме того, в настоящее время признается неотъемлемым право индивида на свободу мысли. Поэтому содержание мыслей не должно становиться предметом правовой оценки.

Обнаружение умысла само по себе, не подкреплённое конкретными действиями лица, направленными на реализацию намерения или хотя бы создание условий для такой реализации, также ненаказуемо. В этом случае также ещё не причиняется вреда объектам уголовно-правовой охраны и не создаётся реальной угрозы причинения такого вреда, следовательно, не может идти речи об общественной опасности. Отмечается, что обнаружение умысла часто, напротив, препятствует совершению преступления, ввиду своевременного принятия мер к предотвращению преступления.

Наказуемость обнаружения умысла характерна в основном для государственных преступлений в правовых системах государств с автократическим или тоталитарным режимом, где государство стремится к контролю за всеми сферами жизнедеятельности человека, в том числе и за его частной жизнью. Напротив, либерально-демократическая идеология исключает признание обнаружения умысла преступным. Монтескьё писал, что «законы должны наказывать одни только преступные действия». В Наказе Екатерины II говорилось, что «законы не обязаны наказывать никаких других, кроме внешних или наружных действий». В целом указывается, что наказуемость обнаружения умысла связана с судейским произволом, поскольку такая наказуемость основана на вторжении юстиции в мыслительную сферу человека, недоступную для объективного внешнего наблюдения.


Обнаружение умысла и сходные деяния

Обнаружение умысла следует отличать от угрозы совершения преступления, которая в отдельных случаях (например, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) может иметь самостоятельное уголовно правовое значение, поскольку уже сам факт угрозы причиняет вред (в основном носящий характер морального или организационного). Угроза совершения преступления не рассматривается как стадия реализации преступного намерения, это самостоятельное преступное деяние, информационное действие, несущее в себе самостоятельную общественную опасность.

Кроме того, обнаружение умысла отличается и от «информационных» преступлений, сущность которых заключается в передаче некой информации от одного субъекта к другому: оскорбление, клевета, публичные призывы к развязыванию агрессивной войны и т.д. В таких деяниях уже сам факт передачи информации причиняет преступный вред, является общественно опасным.

Приготовлением к преступлению признаются деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.

При приготовлении к преступлению лицо выполняет первые конкретные действия, направленные на обеспечение совершения будущего преступного посягательства, приступает к практической реализации своего преступного замысла. Непосредственно приготовительные действия не причиняют ущерба объектам уголовно-правовой охраны, однако они создают условия для причинения им вреда, чем и определяется их общественная опасность.

Преступными признаются не любые приготовительные действия, а только несущие в себе повышенную опасность. В некоторых правовых системах приготовительные действия и вовсе признаются ненаказуемыми, однако здесь необходимо иметь в виду, что законодательством разных стран предусматриваются различные правила разграничения приготовления и покушения на преступление: одни и те же действия (например, приобретение орудия преступления) могут рассматриваться и как приготовительные, и как уже входящие в состав покушения на преступление.

Приготовительными могут признаваться следующие действия: подготовка и приискание орудий преступления, поиск соучастников преступления, действия по заблаговременной нейтрализации технических средств охраны и т.д.

Покушение на преступление — это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.

В большинстве уголовно-правовых систем стран мира покушение на преступление, в соответствии с воззрениями классической школы уголовного права, трактуется как начало исполнения состава преступления. В континентальном праве критерием отграничения покушения на преступление от приготовления к преступлению является характер причинной связи между действиями лица и преступными последствиями: если эти действия создают реальную и непосредственную угрозу наступления последствий, имеет место покушение, а если они являются лишь условиями причинения вреда — речь идёт о приготовлении. В англо-американском праве разграничение основывается на степени опасности совершаемых действий: достаточную опасность для признания наличия уголовно наказуемого покушения имеют те действия виновного, которые характеризуются относительной близостью к преступному результату, который сам по себе имеет высокую опасность

Покушения подразделяются на оконченные и неоконченные. Оконченным признается покушение, при котором виновный убежден, что он сделал все необходимое для окончания преступления, однако преступный результат не наступил по независящим от него обстоятельствам. Неоконченным является такое покушение, при котором виновный по не зависящим от него обстоятельствам не выполнил всех действий (бездействия), которые считал необходимыми для завершения преступления.

Выделяют также негодное покушение, в котором причиной недоведения преступления до конца оказывается фактическая ошибка лица в объекте или средствах совершения преступления. Негодное покушение влечет уголовную ответственность, кроме случаев использования из-за крайнего невежества средств, заведомо неспособных причинить желаемый результат.

Неоконченное преступление

1. В науке уголовного права выделяют следующие стадии совершения умышленного преступления:

подготовки к совершению преступления,

исполнения объективной стороны деяния,

наступления общественно опасных последствий.

В неосторожных деяниях стадии совершения преступления не выделяются, поскольку в них важен лишь результат: наступление вредных последствий. До этого момента действия (бездействие) не наказываются в уголовном порядке.

2. Понятие оконченного преступления впервые дается непосредственно в тексте УК РФ. Согласно этому определению, преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного кодексом (ч. 1 ст. 29).

Неоконченное преступление - это деяние, которое было прервано до стадии наступления общественно опасных последствий. Преступление может быть не доведено до конца по воле лица, начавшего совершение преступления. В этом случае следует говорить о добровольном отказе. Вместе с тем, преступление может быть прервано по не зависящим от лица обстоятельствам. Тогда имеют место приготовление к преступлению или покушение на совершение преступления. Попутно отметим, что в ст. 29 УК РФ говорится лишь о двух видах неоконченного преступления: приготовлении и покушении.

3. Согласно УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30). Приготовлением будет, например, изготовление холодного оружия для убийства, подделка документов для совершения мошенничества, соглашение нескольких лиц о разбойном нападении на конкретный объект и т. п.

Приготовление к преступлению совершается исключительно с прямым умыслом. Чем сложнее преступление, тем тщательнее оно готовится. Вместе с тем, в ситуационных преступлениях первая стадия их совершения может протекать одномоментно. Например, при убийстве в состоянии аффекта лицо, будучи в состоянии сильного душевного волнения, хватает первый попавшийся под руку тяжелый предмет, которым наносит телесное повреждение, опасное для жизни.

Уголовная ответственность наступает лишь за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Напомним, что тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы (но при этом оно должно быть более пяти лет), особо тяжкими - умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ст. 15 УК РФ). Важно отметить, что приготовление к неосторожному преступлению невозможно в принципе, поэтому применительно к тяжким преступлениям следует говорить только об умышленных деяниях.

Согласно ст. 66 УК РФ срок и размер наказания за приготовление не может превышать половины максимума наказания, предусмотренного за совершение соответствующего оконченного преступления. При этом смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются.

В случаях, когда лицо до момента прерывания его действий (бездействия) на стадии подготовки совершения преступного деяния успевает выполнить состав другого преступления, он несет ответственность за два преступления: оконченное, которое было фактически осуществлено, и неоконченное - приготовление к соответствующему преступлению. Например, в случае подделки документов для последующего мошенничества при условии пресечения преступных действий на приготовительной стадии, лицо несет ответственность за оконченное преступление по ст. 327 УК РФ “Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков” и за приготовление к мошенничеству по ст. ст. 30, 159 УК РФ. Во втором случае ссылка на ст. 30 УК требуется для того, чтобы отразить в квалификации незавершенность деяния и его прерванность по не зависящим от лица обстоятельствам, поскольку все составы Особенной части сформулированы как оконченные.

4. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Как и приготовление, покушение возможно только с прямым умыслом, поскольку лицо совершает действия, непосредственно направленные на конкретный результат. Направленность действий означает стремление субъекта к определенной цели, что характерно только для прямого умысла. Обстоятельства, по которым преступление прерывается, могут быть самыми разными: появление свидетелей, что существенно затрудняет продолжение преступного деяния; задержание виновного в момент начала исполнения состава преступления; препятствия, связанные с состоянием организма виновного, природными силами и т. п. Самое главное - это то, что такие обстоятельства не зависят от воли лица, начавшего исполнение состава преступления.

В качестве примера покушения можно привести следующий случай. Захаров, желавший добиться незаконного освобождения от уголовной ответственности своего сына, обвиняемого в совершении тяжкого преступления, решил передать крупную денежную сумму следователю Б-ву. В момент передачи денег следователю Захаров был задержан. Действия Захарова должны быть квалифицированы как покушение на дачу взятки по ст. ст. 30, 291 УК РФ.

В теории уголовного права покушение делится на виды: оконченное и неоконченное; на негодный предмет и с негодными средствами.

Оконченным признается такое покушение, при котором лицо выполнило все, что считало необходимым выполнить для того, чтобы преступный результат наступил, но он не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам. Например, виновный произвел прицельный выстрел в потерпевшего, но не попал в него.

Неоконченным признается покушение, при котором субъект не успевает выполнить все, что, по его представлению, является необходимым для наступления результата. Например, в момент нажатия виновным на курок другое лицо ударяет по стволу оружия и оно стреляет в землю.

Деление покушения на оконченное и неоконченное не имеет значения для квалификации и носит, скорее, теоретический характер. И в том, и в другом случае последствия не наступают по не зависящим от лица обстоятельствам.

Покушением на негодный предмет является такое деяние, при котором предмет преступления либо отсутствует, либо утрачивает прежние свойства, с которыми связано наступление уголовной ответственности. Таким покушением может быть признана попытка совершения убийства человека, умершего за полчаса до этого от инфаркта миокарда, карманная кража пустого кошелька при желании виновного похитить денежные ценности у владельца кошелька и т. п.

Покушение с негодными средствами имеет место в том случае, когда лицо использует такие средства совершения преступления, которые не способны абсолютно или в данном случае причинить какой-либо вред. При анализе видов фактической ошибки уже приводился такой пример покушения с негодными средствами, как попытка отравления с использованием неядовитого вещества.

В отличие от приготовления, покушение на любое преступление, независимо от его категории, наказывается в уголовном порядке. Это связано с тем, что при покушении лицо непосредственно приступает к реализации задуманного преступления. Однако наказание за покушение более мягкое по сравнению с оконченным деянием. Так, согласно ст. 66 УК РФ за совершение покушения срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимума наказания, предусмотренного за соответствующее оконченное преступление. При этом смертная казнь и пожизненное заключение за покушение не назначаются.

5. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Таким образом, добровольный отказ возможен лишь на первых двух стадиях совершения преступления - стадии подготовки к совершению преступления и стадии исполнения объективной стороны деяния - до стадии наступления общественно опасных последствий. После того, как последствия наступили возможно только деятельное раскаяние.

Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Добровольность отказа означает отсутствие причин, препятствующих доведению преступления до конца. Если лицо, начавшее изнасилование, понимает, что не может его осуществить по физиологическим причинам, и прекращает свои действия, это не добровольный отказ от совершения преступления, поскольку дальнейшее совершение преступных действий объективно невозможно по обстоятельствам, не зависящим от воли лица. Отказ должен быть окончательным, т. е. не связываться с желанием продолжить осуществление преступного намерения в более удобное или подходящее время. Например, понимая, что могут быть замеченными в утренние часы, виновные решают совершить хищение со склада в ночное время, когда легче скрыться с места совершения преступления.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Мы уже говорили о том, что при подготовке к преступлению или при начале исполнения его объективной стороны лицо может выполнить иной состав оконченного преступления: при подготовке к убийству - изготовить холодное оружие, при подготовке к мошенничеству - подделать документы и т. д. В подобных случаях отказ от основного преступления исключает ответственность только за это основное преступление. Ответственность за другое преступление, от совершения которого лицо не отказалось, наступает на общих основаниях.

Добровольный отказ не следует смешивать с деятельным раскаянием. Как уже говорилось их отличие, во-первых, определяется временными границами: добровольный отказ возможен только до наступления общественно опасных последствий, деятельное раскаяние - после их наступления, в связи с этим при добровольном отказе нет состава преступления, при деятельном раскаянии он налицо. Во-вторых, различие касается правовых последствий того и другого: добровольный отказ полностью исключает ответственность за данное преступление, деятельное раскаяние, как правило, рассматривается в качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность (хотя в УК РФ 1996 г. количество случаев, когда деятельное раскаяние влечет полное освобождение от уголовной ответственности, значительно увеличилось). В-третьих, деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не может быть связано с пассивным поведением лица. Если для добровольного отказа достаточно прекращения начатых действий при осознании возможности доведения их до конца, то деятельное раскаяние представляет собой активное поведение по оказанию помощи пострадавшим людям, возмещению причиненного ущерба, явке с повинной, способствованию раскрытию преступления, изобличению соучастников и т. д.

В УК РФ установлены особенности добровольного отказа соучастников преступления. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

В отличие от неоконченного преступления оконченное характеризуется полным соответствием содеянного указанным в законе объективным и субъективным признакам.

УК РФ в ч. 1 ст. 29 впервые дает определение понятия оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной, нормой Особенной части У К.

При этом момент юридического окончания криминального деяния может не совпадать с представлением самого субъекта о завершении преступления.

Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полное осуществление объективной и субъективной сторон предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного преступления, так и для приготовления и покушения.

Момент окончания преступления зависит от того, как в конкретной норме Особенной части УК сконструирован данный состав преступления.

В так называемых материальных составах, в объективную сторону которых в качестве обязательных признаков включается наступление конкретного преступного последствия, для признания преступления оконченным требуется фактическое наступление данного последствия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 105, 111, 112, 115, 158, 159, 285, 286 УК.

В так называемых формальных составах, объективная сторона которых исчерпывается совершением указанных в диспозиции закона действий (бездействия) и не включает последствия в качестве необходимого признака, преступление считается оконченным с момента совершения предусмотренного в данной норме действия или с момента бездействия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст.125, 129, 130, 133, 162,163, 213, 290 УК.

Некоторые составы сконструированы таким образом, что преступление считается оконченным с момента поставления объекта уголовно-правовой охраны под угрозу причинения вреда (ч. 1 ст. 215, ч. 1 ст. 217 УК и др.). В некоторых составах момент окончания преступления переносится на более ранние по отношению к наступлению преступных последствий стадии (так называемые усеченные составы). Например, с момента посягательства на жизнь потерпевшего считаются оконченными преступления, предусмотренные ст. 277, 295, 317 УК РФ (законодатель применительно к этим составам поступает альтернативно, считая преступление оконченным как в случае покушения на убийство, так и в случае самого убийства особо охраняемых законом лиц). Отдельные составы преступлений конструируются, исходя из особенностей их совершения и повышенной степени общественной опасности, таким образом, что криминальное деяние считается оконченным с момента осуществления организационной деятельности, направленной к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Таковы составы, предусмотренные ст. 208, 209, 210, 239 УК.

Таким образом, различная конструкция составов преступлений в УК предопределяет и различия в моменте окончания того или иного криминального деяния. В тех случаях, где для оконченного состава преступления требуется фактическое наступление последствия, его отсутствие означает, что речь может идти только о неоконченном преступлении,

Ж. был осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ч. 2 ст. 158 УК РФ) за повторную кражу. Будучи ранее судимым за совершение аналогичного преступления, он в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага "Детский мир" рулон фотообоев стоимостью 146 455 руб. Выйдя за пределы секции, он был задержан с похищенным работниками милиции.

Президиум Московского городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, переквалифицировал действия Ж. по ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК) как покушение на повторное (неоднократное) совершение кражи, поскольку оконченной кража считается лишь с того момента, когда виновный приобретает реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам''

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ