регистрация /  вход

Деэкологизация образования — путь к дебилизации страны (стр. 1 из 2)

С.Н. Голубчиков, кандидат географических наук (Российский государственный социальный университет)

Россия жива, пока живы российские мальчики, умеющие думать.

Ф.М. Достоевский

С самого начала перестройки экологическая проблема стала одной из главных, волнующих демократическую общественность страны, своеобразной формой волеизъявления масс. На «зеленой волне» в политику пришли новые люди, многие из которых позже вошли во властные структуры новой, демократической России. Перед самым распадом СССР Верховный Совет РСФСР принял Закон «Об охране окружающей природной среды», который стал крупным шагом на пути экологизации экономики и общественного устройства. Закон предусматривал договор между ресурсопользователями и исполнительной властью, были введены понятия лимита на природопользование, чрезвычайной экологической ситуации и зоны экологического бедствия, важный принцип «загрязнитель платит».

1 См. Общественные ресурсы образования. Справочник. М., 2003.

Расширилась сеть неформальных, неправительственных демократических организаций, возрос выпуск книг и сборников, посвященных истории экологической науки, по проблемам охраны окружающей среды. Курсы экологии стали читаться в школах и вузах, в том числе технических и гуманитарных. В 1992 г. по инициативе доктора биологических наук Н.Ф. Реймерса и академика Н.Н. Моисеева был создан Московский независимый эколого-политологический университет (МНЭПУ). Усилиями общественных организаций в стране была развернута широкая сеть внепрофессионального экологического образования1. Но к концу 1990-х гг. общественное экологическое движение стало затухать. Многие экологи эмигрировали, экологические лозунги стали использоваться в своекорыстных интересах политическими оппонентами «зеленых», после развала СССР экологические движения в бывших советских республиках трансформировались в национально-освободительные.

2 См.: Яницкий О.Н. Экологическая ретроспектива: 1985-2004 гг. //Общественные науки и современность. 2005. № 4.

Социальная база экологического движения стремительно сокращалась. Во многом это было предопределено тем, что практически исчез советский средний класс, который растворился в малом бизнесе, сфере услуг и т.д. Модель «качества жизни» сменилась моделью «выживания» любой ценой2.

3 Там же.

К началу XXI века в России начался экономический рост, в основном за счет возросшего экспорта природных ресурсов. По мнению доктора философских наук, главного научного сотрудника Института социологии РАН О.Н. Яницкого, такой путь развития страны неизбежно ведет к деэкологизации мышления правящей элиты и деинституционализации государственного строительства и формированию соответствующей политики в области экологии. В 2000 г. самостоятельные органы охраны природы (Госкомэкология, Госкомлес, Федеральный экологический фонд) были ликвидированы, а их функции переданы вновь созданному Министерству природных ресурсов РФ. За этой структурной реформой стоял крайний утилитаризм адептов либеральных реформ, помноженный на политический пиар. «Модернизация страны и устойчивый экономический рост через снижение экологических стандартов» — таково было содержание этих реформ. Подконтрольные государству средства массовой информации стремились представить упраздненные в ходе реформ ведомства как остаточные структуры административно-командной системы, мешающие дальнейшей либерализации страны3. Публичная критика принятых решений была по существу запрещена, власть не признала результаты проведенного «зелеными» референдума в пользу восстановления упраздненных ведомств, а также против ввоза в страну радиоактивных материалов и отходов на хранение и переработку (Россия — единственная страна в мире, которая ввозит радиоактивные отходы из-за рубежа). В борьбе с «экологическим инакомыслием» власть применила проверенные еще в советские времена способы: цензуру (секретность), постоянные реорганизации и селекцию кадрового состава. Научные исследования в области экологии почти прекратились, западные грантодатели практически прекратили финансировать работы в области теории природных и социальных экосистем. Выделяемые ими средства направлялись лишь на решение проблем, связанных с национальной безопасностью США и их западноевропейских союзников (например,хранилища радиоактивных отходов, ликвидация баллистических ракет стратегического назначения и т.д.).

4 Лapин В., Мнацаканян Р., Чесгин И. и др. Охрана природы России: от Горбачева до Путина. М., 2003г.

Обнищавшая наука, все более подчиняясь интересам крупного бизнеса и высшего чиновничества, не может эффективно участвовать в обеспечении экологической безопасности России. Ограничение доступа ученых и общественности к экологической информации (даже к документам ОВОС) привело к тому, что «работа по распространению экологических знаний, новых идей и достоверной информации среди экспертов, журналистов, активистов неправильственных организаций, лиц, принимающих ответственные решения, преподавателей вузов и студентов, находится где-то на дальней периферии этих людей и возглавляемых ими организаций»4. В регионах страны ситуация стала еще более тревожной: лучшие специалисты научных институтов стали использоваться властями и бизнесменами в качестве экспертов для лоббирования ресурсных производств и как орудие борьбы с «нарушителями спокойствия», то есть с активистами природоохранных общественных организаций. Процесс деэкологизации затронул и важнейшую область знания — экологическое образование. В России, как и в развитых странах, этот способ просвещения и воспитания в тех или иных формах существует уже более 20 лет. Так, с 1980-х гг. существует в химико-технологических вузах специальность 2513 «Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов», которая с начала 1990-х гг. получила развитие и на географических, биологических, экологических и других факультетах университетов.

10 октября 1992 г. был принят Федеральный Закон РФ «Об образовании» № 3266-1, в котором говорилось об отношениях субъектов РФ в сфере образования, регионам предоставлялась большая самостоятельность в составлении учебных планов вузов (около 50% времени составлял региональный компонент и определялся вузами для подготовки специалистов, умеющих решать местные, региональные проблемы природопользования, охраны окружающей среды).

За два года до этого Правительство г. Москвы приняло Постановление «О переподготовке и повышении квалификации по вопросам охраны окружающей среды руководителей и специалистов органов исполнительной власти, предприятий и организаций г. Москвы». В 1993 г. губернатор Московской области подписал Постановление «О переподготовке руководителей и специалистов исполнительных органов государственной власти и организаций Московской области по вопросам охраны окружающей среды"».

Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. закрепила право граждан на высшее образование бесплатно на конкурсной основе, а экологического образования — по желанию (статья 43.3).

В 1994 г. Министерством образования России были утверждены два направления высшего экологического образования:

фундаментальное экологическое образование в вузах по направлению «Экология и природопользование» и специалистов по специальностям экология, природопользование, геоэкология и биоэкология (к 2000 г. подготовка по этим специальностям велась в более чем 100 вузах страны);

инженерное экологическое образование в технических вузах по специальностям «Безопасность жизнедеятельности» (65 вузов) и «Защита окружающей среды» (около 60 вузов).

Экологическое образование в России традиционно велось на базе нескольких сфер образования, то есть на пересечении естественных и социально-экономических наук (междисциплинарный подход).

В 1997 г. была разработана и утверждена на уровне Правительства РФ Концепция экологического образования, построенная на 6 принципах:

Гуманизация выражает идею формирования человека, способного к экологически целесообразной деятельности с установкой на сохранение жизни на Земле, спасению человечества от экологических катастроф.

Научность предусматривает высокий уровень информированности по вопросам экологии.

Взаимосвязанность раскрытия глобальных, региональных и локальных аспектов экологии с тем, чтобы учащиеся «мыслили глобально, а действовали локально».

Интеграция естественнонаучных, нравственно-эстетических и других взаимодействий выражается в тесной связи теоретического и практического обучения и воспитания.

Непрерывность предусматривает поэтапную и постепенную организацию экологического образования и воспитания во время всего обучения (в том числе и после окончания вузов).

Систематичность предусматривает системную организацию образования на основе таких компонентов, как цели, содержание, приемы и средства обучения.

К сожалению, эта неплохая Концепция не выполняется, ее реализация сильно тормозится как в Министерстве образования, так и в учебных заведениях. На мой взгляд, это случилось потому, что в 1998-2000 гг. отношение к экологическому образованию, как и к экологическим проблемам стало меняться. Было упразднено Минэкологии, которое 7 лет возглавлял В.И. Данилов-Данильян. В 2002 г. Указом Президента была изменена структура государственного управления в области охраны природы и природопользования. Функции Госкомэкология, Рослесхоз, Роскомзем, Роскомгидромет были переданы Министерству природных ресурсов. Последнее ведомство всегда занималось не охраной природных ресурсов, а их эксплуатацией. Перед этим, в конце 1990-х гг., были ликвидированы Департамент по охране среды и природопользованию в аппарате Правительства РФ, аппарат Межведомственной комиссии по экологической безопасности в Совете Безопасности, Госсанэпиднадзор (фактически — комитет по экологии человека) был превращен в департамент Минздрава России и т.д.

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!