регистрация / вход

Субъект преступления

Понятие и возрастные признаки субъекта преступления. Понятие вменяемости и невменяемости: медицинский и юридический критерии невменяемости. Ограниченная вменяемость. Субъекты должностных преступлений. Военнослужащие как субъекты преступлений.

КУРСОВАЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

«СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

Содержание

Введение 3
1 Понятие субъекта преступления 6
2 Возрастные признаки субъекта 9
3 Вменяемость и невменяемость 13
3.1 Понятие вменяемости 13
3.2 Медицинский критерий невменяемости 16
3.3 Юридический критерий невменяемости 20
3.4 Ограниченная вменяемость 21
4 Специальный субъект 25
4.1 Понятие специального субъекта, его признаки 25
4.2 Субъекты должностных преступлений 28
4.3 Военнослужащие как субъекты преступлений 31
Заключение 33
Библиографический список 34

Введение

Преступление является важнейшей категорией уголовного пра­ва. Все другие понятия и категории уголовного права связаны с преступлением.

Преступление – это определенное общественно опасное явление реальной действительности, обладающее множеством индивидуальных признаков. Согласно уголовному закону преступлением признается виновно-совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания.

Каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими её индивидуальность.

Все индивидуальные характеристики не могут найти отражение в теоретических и законодательных конструкциях составов преступлений. В теории уголовного права выбраны наиболее типичные свойства личности преступника, они нашли отражение в понятиях признаков субъекта преступления.

Субъект преступления изучается в Общей части уголовного права как один из элементов состава преступления и в курсе Особенной части – как обязательный элемент составов конкретных преступлений. Изучение признаков субъекта имеет большое значение при практическом применении уголовного закона, а также для понимания раздела курса уголовного процесса о доказывании и доказательствах, поскольку субъект преступления и его признаки входят в предмет доказывания по каждому уголовному делу.

Установление признаков субъекта преступления позволяет уточнить характер и степень общественной опасности преступника, его юридическую природу, а также помогает правильно квалифицировать совершенное преступление.

Основными проблемами учения о субъекте преступления на современном этапе развития законодательства остаются вопросы вменяемости и установления признаков специального субъекта. Отдельно следует выделить ответственность лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости.

Целью данной работы является определение понятия субъекта преступления, рассмотрение его видов.

При подготовке к рассмотрению вопроса о субъекте преступления использовалось законодательство Российской Федерации и комментарии к нему, Постановления Пленумов Верховных Судов РФ по уголовным делам, учебная литература, а также периодические издания.


1 Понятие субъекта преступления

В число обязательных элементов состава преступления вхо­дит субъект преступления — лицо, способное нести уголовную ответственность в случаях совершения умышленного или неос­торожного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

Категории «состав преступления», «субъект преступления», «уголовная ответственность» практически неразделимы и довольно часто отождествляются соответственно с понятиями «преступление», «лицо, его совершившее» и «ответственность». Если говорить условно, то фактически общественно опасное деяние при определенных обстоятельствах может совершить любое лицо, но субъектом преступления может быть только обладающее признаками, установленными в законе, — вменяемостью и определенным возрастом (14-16 лет), с которого наступает уголовная ответственность[1] .

В разные исторические периоды и в разных государствах во­прос о признании причинителя вреда субъектом преступления ре­шался иначе, чем в настоящее время.

Так, в средние века во многих странах субъектами преступле­нии признавали животных. Во Франции в 1710г. состоялся судеб­ный процесс против крыс и мышей. В 1474г. в Базеле был пригово­рен к сожжению на костре петух, который снес яйцо, что доказыва­ло его связь с нечистой силой. Известны и уголовные процессы про­тив саранчи, уничтожившей посевы на юге Франции. В романе В. Гюго «Собор Парижской Богоматери» описан суд над уличной танцовщицей Эсмеральдой и ее козочкой[2] .

Долгое время субъектами преступления, подлежащими уго­ловной ответственности, признавали детей, умалишенных, которые не могли отдавать отчет в своих действиях. И только с развитием цивилизации, науки, в том числе психиатрии и психологии, при реализации в уголовном праве гуманистических, просветительных идей психически больных и малолетних перестали признавать преступниками.

Сегодня для решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности нужно соблюдение требовании ст. 8 УК РФ обязательном наличии всех необходимых признаков состава преступления, а также ст. 19 УК РФ, характеризующей субъекта преступления. Статья 19 УК РФ содержит систему признаков, относящихся к лицу, виновному в совершении преступления. Из формулировки данной статьи можно вывести понятие «субъект преступления», которое будет отправным в характеристике виновного. Субъектом преступления при­знается физическое вменяемое лицо, достигшее определенно­го в законе возраста. Необходимо заметить, что законода­тель использует термин «лицо» при характеристике субъек­та преступного деяния[3] .

Из многочисленных свойств человека, представляющего со­бой личность, применительно к субъекту преступления выде­ляются только те свойства, которые свидетельствуют о его спо­собности нести уголовную ответственность: уголовной ответст­венности подлежит только физическое лицо, вменяемое и дос­тигшее установленного законом возраста. Обладающий этими свойствами субъект называется в уголовном праве общим субъ­ектом преступления, хотя в статьях Особенной части УК РФ признаки общего субъекта не указываются. Между тем наличие общих признаков субъекта преступления является: гарантией недопустимости привлечения к уголовной ответственности юридических лиц (они привлекаются к юридической ответственности в других отраслях права, в частности, в гражданском и административном). Юридические лица (предприятия, учре­ждения, фирмы и т.п.) не могут быть признаны субъектами преступления и привлечены к уголовной ответственности, ибо в их действиях отсутствует субъективное условие уголовной от­ветственности — психическое отношение к содеянному. Если преступления совершены отдельными представителями юриди­ческих лиц, то именно эти представители, а не юридические лица, несут уголовную ответственность.

Уголовная ответственность всегда строго индивидуальна, имеет личный характер, т.е. ответственности подлежит тот (и только тот), кто совершил конкретное преступление (или был соучастником его совершения). Это означает невозможность применения уголовной ответственности по принципу коллек­тивной ответственности или круговой поруки, невозможность применения уголовной ответственности к лицам, находящимся в той или иной связи с виновным лишь на одном этом основа­нии. Уголовная ответственность возможна в отношении каж­дого человека только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последст­вия, в отношении которых установлена его вина. Деяние не может считаться преступным, если оно совершено лицом, не отвечающим общим признакам, — малолетним лицом, которое не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.[4]

Действие уголовного закона распространяется на граждан Российской Федерации, лиц без гражданства, иностранных граждан.

Юридические лица (предприятия, фирмы, организации) не являются субъектом преступления и не могут нести уголовную ответственность, это же относится к неодушевлённым предметам и животным, поскольку уголовный закон связывает ответственность со способностью лица, совершившего преступление, отдавать отчёт в своих действиях и руководить ими, а такой способностью обладают только люди. При привлечении к уголовной ответственности юридических лиц цели наказания (исправление осуждённого и предупреждение совершения им новых преступлений) оказались бы недостижимыми, поскольку уголовное наказание призвано воздействовать лишь на людей.[5]

Итак, в ст. 19 УК РФ выделены три признака, характеризующие лицо –субъекта преступления и являющиеся условиями наступ­ления уголовной ответственности: а) вменяемость; б) дости­жение возраста уголовной ответственности; в) характеристи­ка лица как физического[6] . Эти наиболее существенные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления. Факультативными признаками субъекта преступления являются признаки специального субъекта.

2 Возрастные признаки субъекта

Достижение определённого возраста – одно из необходимых условий привлечения лица к уголовной ответственности. В основе определения возраста, по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, находится уровень сознания несовершеннолетнего, его способность осознавать происходящее и в соответствие с этим осмысленно действовать. Малолетние лица, не могут быть субъектами преступления, так как в силу своего возраста не имеют возможности в достаточной мере отдавать себе отчёт в своих действиях и руководить своими поступками.

Уголовный кодекс РФ дифференцированно подходит к возрасту, при достижении которого несовершеннолетний может быть признан субъектом преступления, напрямую указывая на два возрастных признака субъекта. Сам уголовный закон не содержит специальной нормы, предусматривающей понятие возраста, он только указывает на возрастные границы наступления уголовной ответственности, если лицо совершило какое-либо преступление.

Следовательно, исходя из предписания уголовного закона, вытекает противоположное положение о том, что лицо, не достигшее установленного законом возраста, совершившее преступное деяние, не может быть привлечено к уголовной ответственности и, таким образом, не является субъектом преступления[7] .

Статья 20 УК РФ устанавливает возраст, по достижении ко­торого лицо может считаться субъектом преступления. При этом в ст. 20 УК РФ представлены два возрастных крите­рия: общий — достижение лицом 16-летнего возраста и осо­бенный, являющийся исключением из общего правила, — до­стижение лицом 14 лет.

Часть 1 ст. 20 УК РФ закрепляет общее правило, согласно которому уголовная ответственность наступает по дости­жении лицом 16 лет. Данное правило основано на психофи­зиологических характеристиках субъекта. Считается, что способность лица осознавать в полной мере социально значимый характер своего поведения (интеллектуальный момент) и принимать социально значимые решения (волевой момент) наступает по достижении субъектом именно этого возрастного порога[8] .

Способность принимать решения, осознавая их социальную значимость, предполагает способность субъекта нести ответственность за принятые решения.

В ч. 2 ст. 20 УК РФ содержится исчерпывающий перечень преступлений, за совершение которых ответственность наступает с 14-летнего возраста. Здесь перечислены деяния, которые по характеру и степени общественной опасности относятся к категории средней тяжести, тяжким или особо тяжким. К таким преступлениям относятся: убийство (ст. 105 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), грабёж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ст. 163 УК РФ), терроризм (ст. 205 УК РФ) и другие – всего двадцать видов составов. Все указанные преступления являются умышленными. Установление уменьшенного возраста привлечения к уголовной ответственности вызвано тем, что опасность этих преступлений уже должна быть очевидна и доступна пониманию подростка.[9]

Закрепляя возрастные критерии уголовной ответственно­сти, законодатель ограничился указанием минимального воз­раста, достижение которого свидетельствует о справедливо­сти ответственности в случае совершения преступления, а также пониженного возрастного порога как исключения из общего правила, касающегося совершения наиболее опасных или дерзких преступлений.

Проявлением принципов справедливости и гуманизма (ст.ст. 6 и 7 УК РФ) следует считать норму, согласно которой не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший установленного возраста, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.3 ст. 20 УК РФ).Такое отставание в психи­ческом развитии может быть следствием инфантилизма — вро­жденного или приобретенного в результате ошибок воспита­ния.[10]

Дан­ное обстоятельство должно быть установлено специалистами-экспертами в области детской и юношеской психологии. В данном случае законодатель отступает от принципа «незнание закона не освобождает от уголовной ответственности». В результате соответствующего воспитательно-педагогического процесса несовершеннолетний может быть абсолютно неосведомленным о реальной общественной опасности своих поведенческих актов. Поэтому привлечение его к ответственности нарушало бы принципы справедливости и субъективного вменения (ст. 6 и 5 УК РФ соответственно).

Значительное число норм Особенной части УК устанавливает ответственность, ко­торая может наступить лишь в более позднем возрасте. В зависимости от так называемого фактического возраста предус­мотрена уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления (ст. 150 УК РФ), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК РФ), уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ) и ряд других норм. За совер­шение таких преступлений ответственность наступает с 18 лет, что, впрочем, характеризует субъекта преступления как специ­ального.

В ст. 392 УПК РФ содержится требование, согласно которому при производстве уголовного дела необходимо выяснение возраста субъекта, который определяется исходя из соответствующих документов. При этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток[11] .

Определяя возраст несовершеннолетнего, суд обязан точно установить число, месяц и год рождения. Если же документ о возрасте отсутствует, используются другие доказательства, вплоть до проведения судебно-медицинской экспертизы. «При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица»[12] .

Уголовный кодекс, указывая возраст, с которого лицо может нести уголовную ответственность, устанавливает также специальные правила ответственности и наказания несовершеннолетних (лиц в возрасте от 14 до 18 лет) (Раздел V УК РФ), а в исключительных случаях – лиц, не достигших 20 лет (ст. 96 УК РФ).

3 Вменяемость и невменяемость

3.1 Понятие вменяемости

Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо. Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Вменяемость есть предпосылка вины и уголовной ответ­ственности, т.к. лицо, способное осознавать фактичес­кий и юридический характер своего поведения и руководить им, способно нести уголовную ответственность, целью ко­торой является исправление виновного[13] .

Вменяемость (от слова «вменять», в смысле «вменять в вину») – в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия.

В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию «невменяемость». Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон. Ч. 1 ст. 21 УК РФ гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понятие вменяемости в различных интерпретациях дается в юридической литературе при отсутствии его определения в уголовном законе. В. С. Орлов, например, рассматривает вменяемость как одно из неотъемлемых свойств человека, без которого последний не может быть признан субъектом преступления при совершении какого-либо общественно опасного деяния[14] .

Более емко определяют вменяемость как признак субъекта преступления Ю.М. Антонян и С.В. Бородин, которые рассматривают ее как психическое состояние лица, заключающееся в его способности при определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического здоровья во время совершения преступления отдавать отчет себе в своих действиях и руководить ими, а в дальнейшем в связи с этим нести уголовную ответственность и наказание[15] .

Исходя из анализа понятий вменяемости в юридической литературе, можно с полной определенностью говорить, что, являясь одним из неотъемлемых и важных свойств человека, вменяемость по отношению к невменяемости — более широкое и более емкое понятие, которое требует своего дальнейшего изучения и уточнения. Так, вменяемым может быть признан и не только психически здоровый человек, но и лицо, имеющее какие-либо психические расстройства, однако дающие ему возможность в момент совершения преступления осознанно и правильно оценивать свои действия в той или иной конкретной обстановке или ситуации. В данном случае речь идет о психических заболеваниях или расстройствах, которые, как отмечается в литературе, а также в судебно-психиатрической и судебно-следственной практике, не устраняют способности лица осознавать свои преступные действия и руководить ими[16] .

Таким образом, именно способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям. Видя в этом основание для вменения в вину человеку общественно опасного деяния, уголовное право основывается на известных положениях философии о том, что лишь люди, способные познать действительность и ее объективные закономерности, могут действовать свободно.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания – исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного Кодекса. Виды принудительных мер медицинского характера, а также основания и порядок их применения регулируются уголовно-исполнительным законодательством.

Ст. 21 УК РФ, формулируя понятие невменяемости, исходит из двух критериев – юридического (иначе называемого психологическим) и медицинского, совокупность которых означает отсутствие необходимой предпосылки для установления вины и привлечения к уголовной ответственности[17] .

Не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не осознает значения своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым[18] .

По определению суда к лицам, признанным невменяемыми, могут быть применены принудительные меры медицинского харак­тера, предусмотренные действующим законодательством (ст. 99 УК):

-амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психи­атра;

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением[19] .

3.2 Медицинский критерий вменяемости

Некоторые психические расстройства, связанные со зритель­ными или слуховыми галлюцинациями, бредовыми идеями, напри­мер манией преследования, не позволяют больному правильно вос­принимать окружающую действительность. Так, при алкогольных психозах, белой горячке могут возникнуть зрительные галлюцина­ции в виде каких-либо животных, насекомых, чудовищ или враж­дебно настроенных людей. Такое искаженное восприятие действи­тельности может вызвать акты неожиданной агрессии в отношении оказавшихся поблизости людей, совершение поджогов или иного истребления имущества. Бред ревности или преследования, вызван­ный болезненным состоянием, может привести лицо к совершению тяжких насильственных преступлений. При их совершении лицо может либо неадекватно оценивать действительность, а иногда и не понимать фактический характер своих действий (т. е. возможность причинения вреда кому-либо), либо понимать фактический харак­тер своих противоправных действий, но не осознавать их социаль­ного значения.

Так, Н., совершив убийство незнакомого ему человека, пришел в милицию и заявил об убийстве. При этом он объяснил, что убитый изобрел странное взрывное устройство и собирался взорвать город. Свои действия Н. расценивал как необходимые для спасения населения города. Проведенная судебно-психи­атрическая экспертиза установила, что Н. болен шизофренией и что он дейст­вовал в бредовом состоянии. Н. был признан невменяемым и направлен на стационарное лечение[20] .

Медицинский критерий невменяемости в ст. 21 Уголовного Кодекса представляет собой обобщенный перечень психических расстройств, включающих четыре их вида: 1) хроническое психическое расстройство; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.

Этими категориями охватываются все известные науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности не должны исключать вменяемость. Примером временного неболезненного изменения психики может служить состояние аффекта (сильного душевного волнения). Сильная, бурно развивающаяся эмоция гнева, ярости, страха может явиться внутренней побудительной силой преступления. У человека в таком состоянии сужено сознание и ограничены возможности руководить своими действиями. Однако физиологический аффект не является болезненным расстройством психики, поэтому не служит критерием невменяемости. Совершение преступления в состоянии аффекта учитывается лишь как признак привилегированных составов убийства и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 107, 113 УК).

Для наличия медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психических расстройств.

Под хроническим психическим расстройством понимается психическое болезненное состояние, носящее постоянный, длительный, непрерывный и трудноизлечимый характер. К таким расстройствам относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, атеросклеротический и старческий психозы, энцефалические психозы, инфекционные психозы с затяжным течением. Протекание данных болезненных состояний может прерываться ремиссией, т.е. частичным улучшением психического состояния. Однако, ремиссия не означает полного выздоровления и, следовательно, не исключает невменяемости[21] .

В судебно-психиатрической практике хронические психические расстройства наиболее часто выступают в качестве медицинского критерия невменяемости. Это касается в первую очередь шизофрении.

Временное психическое расстройство – заболевание, протекающие относительно недолго и могущие заканчиваться выздоровлением больного. К ним относятся: белая горячка, алкогольный психоз, патологическое опьянение (отличие от опьянения физиологического), патологический аффект, которые вызываются, как правило, тяжёлыми психологическими потрясениями[22] .

Временные расстройства психики в судебно-психиатрической практике встречаются реже, чем хронические. Особенно редко приходится сталкиваться с исключительными состояниями. Из их числа только патологическое опьянение заслуживает более подробной характеристики в связи с уголовно-правовой оценкой алкогольного опьянения вообще.

Слабоумие, иначе называемое олигофренией, не является болезненным состоянием психики. Это умственное недоразвитие, которое может быть генетически переданным или благоприобретенным[23] .

По степени поражения умственной деятельности различаются три формы олигофрении: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и тяжелая (идиотия). Приобретенное слабоумие (деменция), которое характеризуется снижением или полным распадом прежде нормальной мыслительной деятельности, оценивается обычно в связи с вызвавшим его основным психическим заболеванием.

Иное болезненное состояние психики – это такое расстройство психической деятельности болезненного характера, которое не подпадает под признаки названных трех категорий. Сюда могут быть отнесены наиболее тяжелые формы психопатии, аномалии психики у глухонемых, последствия черепно-мозговой травмы (травматическая энцефалопатия) и др.

Отнесение психического расстройства к той или иной категории из числа названных не имеет самостоятельного значения для вывода о невменяемости субъекта. Соответствующий вывод может быть сделан только при условии, что данное болезненное изменение психики привело к невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Поскольку этот вывод имеет юридическое значение, последний критерий и называют юридическим.

Установление медицинского критерия невменяемости требует исследования характера заболевания, что невозможно без специальных познаний. Поэтому в качестве эксперта может выступить только врач-психиатр. Однако и для установления юридического критерия также необходима экспертиза, потому что вывод о его наличии или отсутствии в каждом случае обосновывается с помощью клинических психиатрических данных. В этом проявляется тесная связь обоих критериев невменяемости.

3.3 Юридический критерий невменяемости

Юридический критерий определяет суд, когда даёт оценку лицу, совершившему общественно опасное деяние, как не способному осознавать характер своих действий и руководит ими. При этом свои выводы суд основывает на медицинском критерии невменяемости (акт судебно-психиатрической экспертизы).

Непосредственно отражая юридически значимые свойства психических расстройств, юридический критерий подводит всё многообразие психопатологических проявлений к единому знаменателю и делает этот клинический по содержанию материал сопоставимым с правовыми понятиями и пригодным для решения правовых задач. При помощи юридического критерия судебно-психиатрические термины «переводятся» на язык права, понятный судебным органам.

Юридический критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) – это интеллектуальный момент, либо руководить своими поступками – волевой момент.

Интеллектуальный признак рассматривается как способность лица в момент совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия), а волевой признак юридического критерия – как способность лица во время совершения преступного деяния руководить своими действиями, т. е. способность руководить своей волей по своему внутреннему убеждению и желанию. Вместе с тем в формулу вменяемости не включается эмоциональный признак – но должен учитываться в обязательном порядке при установлении данного состояния лица при совершении им преступления[24] .

Содержание интеллектуального момента невменяемости свидетельствует о том, что лицо не понимает опасности своего поведения для общества. Расстройство интеллекта, как правило, вызывает и расстройство воли – лицо не может руководить своими поступками. Однако бывают случаи, когда лицо отдаёт лицо в своих действиях, то есть осознаёт характер своего поведения, но в силу болезненного состояния не может руководить своими действиями. Например, такие состояния возникают у людей, страдающих наркоманией в период наркотического голодания. Лицо хорошо осознаёт преступность своего поведения при хищении или вымогательстве наркотических средств, но при этом не способно сдержать себя вследствие глубокого поражения сферы воли, вызванного наркотической зависимостью.

Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из признаков юридического критерия в сочетании с медицинским критерием[25] .

Таким образом, современная формула невменяемости предусматривает согласованного применения юридического и медицинского критериев при решении вопроса о невменяемости.

3.4 Ограниченная вменяемость

Ст. 22 УК РФ регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости:

«1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера».

Еще на ранних этапах развития общей и судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между душевной болезнью и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Российское уголовное право в советский период не признавало понятия уменьшенной вменяемости. Оно исходило из того, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, признается либо вменяемым (тогда оно является субъектом преступления), либо невменяемым (тогда оно субъектом преступления быть не может). Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере.

Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, ФРГ, Швейцарии, Польши и ряда других стран Европы признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.д.).

В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последние десятилетия в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами. До 30-40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно-психической патологии[26] .

Из современных положений уголовного законодательства РФ (ст. 22 УК) вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, «учитывается судом при назначении наказания». В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Ст. 22 УК РФ не использует термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость». Формулировка ч. 2 ст. 22 УК РФ такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, данное обстоятельство не упомянуто. При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, когда психические аномалии являлись решающим звеном в общей цепи причинной связи, приводимой к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено. Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими и его преступному поведению.

Это подтверждается специальными исследованиями. Учет психических аномалий представляет серьезные трудности для суда.

Не менее важно учитывать и этиологию психической аномалии. Следует ли смягчать наказание, если данная психическая аномалия являлась результатом какой-либо антиобщественной привычки или аморальности поведения лица (пристрастие к алкоголю, наркомании и т.п.)? Думается, что отрицательный ответ здесь очевиден. Это подтверждено и изучением судебной практики.

Очевидно, что формулировку ст. 22 УК РФ «учитывается судом» следует понимать не как «суд должен учесть», а как «суд может учесть». Учет судом какого-либо обстоятельства не обязательно означает смягчение или усиление наказания (индивидуализация наказания «по вертикали»), но и выбор наиболее рациональной меры уголовно-правового воздействия среди более или менее равных (индивидуализация «по горизонтали»). Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний. Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие – это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК РФ: «Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра». В соответствии с ч. 8 ст. 74 УИК РФ указанные лица отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях[27] .

4 Специальный субъект преступления

4.1 Понятие специального субъекта, его признаки

Помимо общих признаков, характеризующих субъект преступ­ления и являющихся обязательными признаками данного элемента состава (физическое, вменяемое лицо, достигшее определенного возраста), субъект преступления может характеризоваться допол­нительными признаками, наличие или отсутствие которых влияет на квалификацию преступления. Дополнительные признаки каса­ются лишь отдельных субъектов и далеко не всегда предусмотрены в норме Особенной части. Поэтому дополнительные признаки, ко­торые предусмотрены законодателем наряду с общими признаками субъекта преступления, относятся к числу факультативных.

Дополнительные признаки субъекта преступления наделяют его статусом специального субъекта , под которым понимается лицо, обладающее, кроме вменяемости и возраста уголовной ответственности, также иными дополнительными юридическими признаками, предусмотренными в уголовном законе или прямо вытекающими из него, ограничивающими круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону[28] .

Признаки специального субъекта – это конкретные особенности субъекта данного преступления, выходящие за рамки общих требований к субъектам других преступлений. Они характеризуют весьма разнообразный круг свойств субъекта.

При этом законодатель не случайно устанавливает уголовную ответственность применительно к каждому конкретному составу.[29] Во-первых, в реальной действительности преступления совершаются именно теми лицами, с которыми связана возможность привлечения к уголовной ответственности. Во-вторых, некоторые деяния достигают той степени общественной опасности, которая вызывает необходимость установления уголовной ответственности, лишь когда они совершены лицом, обладающим признаками специального субъекта.

Признаки специального субъекта, как правило, прямо указаны в конкретной норме Особенной части УК РФ. Иногда их можно уяснить путём систематического, грамматического и логического толкования нормы права. Так, статья 124 УК РФ устанавливает ответственность за неоказание помощи больному. Закон не указывает прямо на субъект преступления, но называет его существенный признак: обязанность этого лица оказывать помощь больному по закону или специальному правилу. В соответствии со специальными правилами, установленными компетентными органами здравоохранения России, все медицинские работники (врачи, фельдшеры, акушеры, медицинские сёстры и другие) обязаны оказывать первую неотложную помощь гражданам в дороге, на улице, на дому в иных общественных местах[30] .

Правовое значение общих и специальных признаков субъекта преступления неодинаково. Отсутствие хотя бы одного из общих признаков субъекта означает вместе с тем и отсутствие состава преступления. При отсутствии признаков специального субъекта преступления возникает иная ситуация: в отдельных случаях отсутствие этих признаков полностью исключает уголовную ответственность, в других – меняет квалификацию преступления.

При определении признаков специального субъекта большое значение имеют положения, содержащиеся в ведомственных нормативных актах: уставах, положениях, инструкциях и приказах, которые определяют служебные полномочия тех или иных работников предприятий, учреждений, организаций. Суд при квалификации общественно опасного деяния обязан рассмотреть по существу и обсудить характер тех специальных обязанностей, полномочий, которые возложены на соответствующего работника. При этом данные ведомственных нормативных актов должны приниматься судом как один из аргументов того или иного решения вопроса.

Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название факультативных признаков в общем понятии состава преступления, поскольку они не являются обязательными для всех конкретных составов преступлений.

Признаки специального субъекта по своему содержанию и характеру свойств весьма разнообразны. В действующем законодательстве их можно разделить на три большие группы: 1) признаки, характеризующие социальную роль и правовое положение субъекта; 2) физические свойства субъекта; 3) взаимоотношение субъекта с потерпевшим.

Наиболее многочисленной является первая группа. Сюда входят следующие подгруппы признаков: гражданство (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин либо лицо без гражданства); должностное положение лица (должностное лицо вообще или отдельные виды должностных лиц: руководитель организации, представитель власти, сотрудник правоохранительного органа, судья, прокурор и т.д.); профессия, род деятельности, характер выполняемой работы (лицо, управляющее транспортным средством; спортсмен; врач; педагог; частный нотариус; частный аудитор; капитан судна и т.д.); отношение к военной службе (военнослужащий, призывник); участие в судебном процессе (свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик); осуждение или заключение под стражу (лицо, осужденное к лишению свободы; лицо, отбывающее наказание или находящееся в предварительном заключении); судимость (лицо, ранее судимое за однородное преступление; лицо, ранее два или более раза судимое за хищение).

Вторую группу составляют признаки, относящиеся к возрасту (совершеннолетний), полу (мужчина), состоянию здоровья и трудоспособности (лицо, больное венерической болезнью или ВИЧ-инфицированное; трудоспособное лицо).

К третьей группе относятся признаки, характеризующие либо родственные отношения субъекта с потерпевшим и другими лицами (родители, мать, дети, другие родственники); либо служебные отношения (подчиненный, начальник); либо иные отношения (лицо, от которого потерпевший зависит материально; опекун)[31] .

На протяжении всей истории уголовного законодательства просматривается устойчивая тенденция к увеличению количества составов со специальным субъектом. Действующий Уголовный Кодекс содержит около 40 % составов со специальным субъектом.

В Особенной части УК РФ выделены две главы, содержащие целые системы норм со специальным субъектом: преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30), преступления против военной службы (гл. 33).

4.2 Субъекты должностных преступлений

В настоящее время в практике судебных и следственных органов возникают трудности при квалификации должностных преступлений, связанные с изменчивостью нормативных актов, регулирующих правовой статус государственных служащих. Кроме того, имеются неясности в вопросе о том, кого считать должностным лицом. Для решения указанных проблем необходимо привлекать большое количество нормативных актов, в том числе ведомственных[32] .

УК РФ содержит две группы преступлений, связанных с выполнением управленческих функций: преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст.ст. 285–287, 290, ч.2 ст. 237 УК РФ) и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст.ст. 201, 204 УК РФ). Критерием их разграничения является организационно-правовая форма организации, в которой лицо выполняет управленческие функции[33] .

Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооружённых Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (примеч. 1 к ст. 285 УК РФ).

Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации признаётся лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Легальные дефиниции коммерческих и некоммерческих организаций содержатся в гражданском законодательстве.

Несмотря на довольно чёткое разграничение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях и преступлений против интересов службы в государственных органах, на практике разграничение субъектов данных преступлений вызывает сложности.

Совершение общественно опасного деяния лицом, занимающим государственную должность РФ, рассматривается в качестве квалифицирующего признака в преступлениях, предусмотренных статьями 285–287, 290 УК РФ. В качестве субъектов преступлений, предусмотренных статьями 288 и 292 УК РФ, упоминаются государственные служащие.

В РФ установлен специальный правовой статус государственных служащих и лиц, занимающих государственные должности. Не все лица, занимающие должности в государственных органах, являются государственными служащими[34] .

Правовые основы организации государственной службы основы правового положения государственных служащих установлены Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации»[35] . В нём дано определение понятия «государственный служащий» и изложены требования, предъявляемые к ним.

В ст. 1 указанного Закона определено, что государственная должность – это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, а также иных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ, с установленным кругом обязанностей пор исполнению и обеспечению полномочий данного государственного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение своих обязанностей[36] .

Уголовный кодекс и Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» по-разному подходят к определению понятия «государственный служащий». Государственным служащим является гражданин РФ, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счёт средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации (п.1 ст.3 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации»). Уголовный кодекс не предусматривает в качестве главного условия признания человека государственным служащим замещения им государственной должности. Суды в практике своей деятельности придерживаются определения, данного в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации».

4.3 Военнослужащие как субъекты преступлений

Важной особенностью Уголовного кодекса РФ и военного законодательства является относительно чёткая регламентация составов воинских преступлений, и, в частности, их субъектов.

Если ранее ст. 1 Закона «Об уголовной ответственности за воинские преступления» 1958г. предусматривал расширительное толкование субъекта воинских преступлений, поскольку содержал отсылку к иным нормативным актам, то теперь определение понятия «военнослужащего» закреплено на уровне федерального закона[37] .

В ст. 331 УК РФ содержится исчерпывающий перечень лиц, на которых распространяется сфера действия раздела XI УК РФ:

1) военнослужащие, проходящие военную службу по призыву;

2) военнослужащие, проходящие военную службу по контракту;

3) граждане, проходящие военные сборы;

4) военные строители военно-строительных отрядов.

Исчерпывающий перечень лиц, относимых законодателем к военнослужащим, а также точное определение, что является военной службой, содержатся в Федеральном законе «О статусе военнослужащих»[38] и Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе»[39] . Законы дополняют друг друга. Определение статуса военнослужащих возможно лишь путём их совместного толкования.

Военнослужащими являются граждане, проходящие военную службу (п.3 ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Военная служба – это особый вид государственной службы граждан в Вооружённых Силах РФ, других войсках, органах внешней разведки и федеральных органах государственной безопасности (п.1 ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Помимо Вооружённых Сил, военная служба предусмотрена ещё в некоторых государственных органах[40] .

Граждане приобретают статус военнослужащего с началом военной службы и утрачивают его с окончанием таковой (ст.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Точные моменты начала и окончания военной службы определяются указанными законами. Они различны для разных категорий военнослужащих.

Заключение

Итак, субъект преступления — это лицо, совершившее общественно-опасное деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную ответственность.

Для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо наличие у него ряда признаков, характеризующих его как субъект преступления: физическое лицо, вменяемость физического лица, достижения им определённого возраста, в некоторых случаях – установление признаков специального субъекта.

К основным признакам субъекта преступления относят: физическое лицо, вменяемость, достижение определенного возраста – это существенные признаки всех субъектов преступлений, которые составляют научное понятие общего субъекта преступления. Признаки общего субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого преступления.

Однако в некоторых случаях законодатель предусматривает в нормах Особенной части УК РФ ответственность лиц, обладающих наряду с основными дополнительными признаками, нетипичными для всех субъектов – факультативные признаки специального субъекта. Специальный субъект, обладая дополнительными признаками, характеризует специфику данного преступления.

Понести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут быть лишь вменяемые лица. Невменяемые лица не могут быть субъектами преступлений и подлежать уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть признано лицо, достигшее ко времени совершения преступления возраста, установленного законом, поскольку способность осознавать свои действия и руководить ими возникает у психически здоровых людей по достижении определенного возраста, с наступлением которого законодатель связывает возможность наступления уголовной ответственности за совершенные преступления в уголовном порядке.

Библиографический список

Нормативные акты

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г. № 63-ФЗ.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001г. №174-ФЗ.

3. Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31.07.95г. №119-ФЗ // Собрание законодательства РФ, № 31.

4. Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.1998г. №53-ФЗ // "Российская газета", №63-64 от 02.04.1998г.

5. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998г. №76-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», №22, 01.06.1998. Ст. 2331.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. П.7.

Учебная и специальная литература

1. Антонян Ю. М., Бородин С В. Преступность и психические аномалии. – М., 1987. – 215с.

2. Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 1999. – 415с.

3. Иванов Н.Г. Уголовное право Российской Федерации: Общая и Особая части: Учебное пособие для студентов сред. Спец. Учеб. заведений. – М.: Изд. Центр «Академия»; Мастерство; Высшая школа, 2000. – 544с.

4. Курс уголовного права. Т. 1: Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – 319с..

5. Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: Учебник. Общая и Особенная части. / 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Брандес», 2002.

6. Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М., 1958. – 144с.

7. Павлов В. Г. Субъект преступления. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. – 318с.

8. Судебная психиатрия / Под ред. Б.В.Шостаковича. – М., 1997. — 384с.

9. Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: «Проспект», 2001. – 480с.

10. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 639с.

11. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 384с.

Статьи и публикации

1. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы // Журнал российского права, 1998, №7. – С.28.

2. Крепицкий И. Должностное лицо в уголовном праве (эволюция понятия) // Законность, 1997, №10. – С.25.

3. Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений // Российская юстиция, 1999, №5. – С.46.

4. Мацкевич И.М. Криминологический и уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы // Государство и право, 1999, №6. – С.58.

5. Семёнов С.А. Понятие специального субъекта преступления // Журнал российского права, 1998, № 7. – С.65.


[1] Павлов В. Г. Субъект преступления. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. – С.70.

[2] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С.149.

[3] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.144.

[4] Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 1999. – С.179.

[5] Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: «Проспект», 2001. – С.204.

[6] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.145.

[7] Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С.83-84.

[8] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.147.

[9] Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном законодательстве РСФСР (1917-1996) // Правоведение, 1998, № 1. – С.99.

[10] Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 1999. – С.183.

[11] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.149-150.

[12] Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4. П.7.

[13] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.151.

[14] Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М., 1958. – С.26.

[15] Антонян Ю. М., Бородин С В. Преступность и психические аномалии. – М., 1987. – С. 123-124.

[16] Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С.107.

[17] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.151.

[18] Курс уголовного права. Т. 1: Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – С.167.

[19] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С.158.

[20] Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С.157.

[21] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.152.

[22] Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: Учебник. Общая и Особенная части. / 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Брандес», 2002. – С.41.

[23] Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.152.

[24] Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С.111.

[25] Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: Учебник. Общая и Особенная части. / 2-е изд., перераб. и доп. – М.: «Брандес», 2002. – С.42.

[26] Судебная психиатрия / Под ред. Б.В.Шостаковича. – М., 1997. – С.91.

[27] Курс уголовного права. Т.1: Общая часть. Учение о преступлении. / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой, к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – С.174.

[28] Иванов Н.Г. Уголовное право Российской Федерации: Общая и Особая части: Учебное пособие для студентов сред. Спец. Учеб. заведений. – М.: Изд. Центр «Академия»; Мастерство; Высшая школа, 2000. – С.138-139.

[29] Семёнов С.А. Понятие специального субъекта преступления // Журнал российского права, 1998, № 7, С. 65.

[30] Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Проспект, 2001. – С. 216.

[31] Курс уголовного права. Т.1: Общая часть. Учение о преступлении. / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой, к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – С.182.

[32] Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы // Журнал российского права, 1998, №7. – С.28.

[33] Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений // Российская юстиция, 1999, №5. — С.46.

[34] Крепицкий И. Должностное лицо в уголовном праве (эволюция понятия) // Законность, 1997, №10. – С.25.

[35] Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31.07.95 №119-ФЗ / Собрание законодательства РФ, № 31.

[36] Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы // Журнал российского права, 1998, №7. – С.26.

[37] Мацкевич И.М. Криминологический и уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы // Государство и право, 1999, №6. – С.58.

[38] Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998г. №76-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», №22, 01.06.1998. Ст. 2331.

[39] Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.1998г. №53-ФЗ // "Российская газета", №63-64 от 02.04.1998г.

[40] Мацкевич И.М. Криминологический и уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы // Государство и право, 1999, № 6. – С.58-59.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий