Субъективная сторона преступлений

Обязательные признаки субъективной стороны преступления. Определение понятия вины посягательства и ошибки субъекта. Регулирование уголовным правом ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины. Основания признания деяния невиновным.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Субъективная сторона состава преступления

2. Понятие вины

3. Понятие ошибки и ее правовое значение

4. Ответственность за преступление совершенное с двумя формами вины

5. Невиновное причинение

Заключение

Список использованных источников


ВВЕДЕНИЕ

Институт "состава преступления", является одним из ключевых институтов общей части уголовного права. Значение состава преступления трудно переоценить.

Принятие нового УК РФ ознаменовало собой законодательное признание того, что единственным основанием уголовной ответственности является установление в деянии виновного состава преступления. Этим определяется огромная роль и показывается значение состава преступления в российском уголовном праве.

Таким образом, наличие состава преступления служит основанием для уголовной ответственности. Установление в том или ином деянии признаков соответствующего состава преступления и установление истины по конкретному уголовному делу достигается только путем квалификации, а последняя выступает правовым обоснованием привлечения лица к уголовной ответственности, применения мер принуждения, предъявления обвинения, предания суду, назначения наказания.

Правильная квалификация преступлений есть непременное соблюдение принципа законности суда, прокурорских органов, органов следствия и дознания.

Российское законодательство, теория уголовного права и судебная практика последовательно исповедуют принцип субъективного вменения. Вина представляет собой особое психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и преступным последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

В теоретическом плане вину необходимо рассмотреть в нескольких аспектах, каждый из которых высвечивает определенную грань этого понятия.

1. Психологический аспект. Раскрывая сущность вины, юристы пользуются такими психологическими понятиями умысла и неосторожности, как интеллектуальный и волевой: сознание, предвидение последствий и т. п.

2. Уголовно-правовой аспект подчеркивает то обстоятельство, что понятия умысла и неосторожности используются лишь применительно к преступлениям.


1. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Субъективная сторонасостава преступления – это психическая деятельность виновного, непосредственно связанная с совершением им преступления, содержание которой раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель, характеризующих различные формы психической активности человека.

Обязательным признаком субъективной стороны является вина. Уголовный закон не дает определения вины. Его выработала уголовно-правовая наука.

Вина– это определенная форма психического отношения лица к объективным признакам совершаемого преступления:

- деянию (действию или бездействию);

- последствию;

- причинной связи между ними и представляет собой психический процесс, протекающий в сознании.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной формой вины, что прямо и однозначно вытекает из законодательного определения убийства.

В ч.1 ст.105 УК РФ предусмотрена ответственность за так называемое "простое" убийство, под которым понимается умышленное причинение смерти другому человеку. Следовательно, неосторожное причинение смерти другому лицу не является убийством. Поэтому использование словосочетаний "неосторожное убийство" или "умышленное убийство" является некорректным, хотя иногда встречается в юридической литературе и судебной практике.

Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Прямойумысел убийства отличается от косвенного как по интеллектуальному, так и по волевому содержанию.

При прямом умысле лицо предвидит неизбежность (неотвратимость, неминуемость) наступления смерти и желает её наступления, при косвенном - предвидит лишь возможность (но реальную, а не абстрактную, как при легкомыслии) её наступления и не желает, но сознательно допускает её наступления либо относится к этому безразлично (ст.25 УК).

И в науке уголовного права, и в судебной практике общепризнанным является положение о том, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

Соглашаясь принципиально с такой позицией, необходимо, тем не менее, отметить, что такая квалификация правильна в отношении покушения на убийство, которое не окончено по объективным причинам (выстрелил, но промахнулся; посторонние лица помешали, вовремя оказали медицинскую помощь и т.п.).

Однако такая позиция является не бесспорной в том случае, когда преступление не окончено по субъективным причинам (по причине ошибки в личности потерпевшего). Например, виновный из мести (ревности) производит выстрел в сторону заведомо для него беременной женщины, безразлично относясь к такому последствию как смерть, но допуская такую возможность. Налицо косвенный умысел по отношению к последствию (смерти). Если в результате ранения потерпевшая впоследствии умирает, то действия виновного следует квалифицировать по п. "г" ч.2 ст.105 УК РФ как убийство с косвенным умыслом беременной женщины.

Однако возникает вопрос: как квалифицировать действия виновного, если вместо беременной женщины окажется её родная сестра-близнец? Говорить в такой ситуации о простом убийстве, думается, было бы неправильно. Умысел виновного (не путать с целью!) все-таки был направлен на лишение жизни беременной женщины. Не будет здесь и оконченного квалифицированного убийства, т.к. отсутствует один из объективных признаков состава преступления, предусмотренного п. "г" ч.2 ст.105 УК – смерть беременной женщины.

Однако если придерживаться позиции судебной практики и разъяснений Пленума ВС РФ, то и как покушение на убийство беременной женщины действия виновного в приведенном примере квалифицировать нельзя, поскольку умысел на лишение жизни был косвенный.

Другой пример. В ходе очередной ссоры жена в сердцах сообщает мужу, что она беременна от другого мужчины. Узнав об этом, муж из ревности жестоко избивает её, не желая лишать жизни, но безразлично относясь к такому последствию, как смерть. Налицо косвенный умысел. От причиненных повреждений жена впоследствии умирает. Оказалось, что она не была беременной. Если стоять на позиции судебной практики, что во всех случаях покушение на убийство может быть только с прямым умыслом, то действия мужа следует квалифицировать по фактически наступившим последствиям, т.е. по ч.1 ст.105 УК. Но куда деть умысел (не цель, не желание!) на убийство беременной женщины? Ведь именно беременность стала причиной жестокого избиения потерпевшей и причинения ей смерти с косвенным умыслом.

Думается, покушение на убийство с косвенным умыслом все-таки возможно, но только в тех случаях, когда виновный заблуждается относительно личности потерпевшего, признаки которого предусмотрены в качестве отягчающего обстоятельства убийства.

К факультативным признакам субъективной стороны относят мотив, цель и эмоции.

Мотив – это обусловленное определенными потребностями внутреннее осознанное побуждение, которым руководствуется виновный, совершая убийство.

Цель – это идеальная мысленная модель будущего желаемого конечного результата, к достижению которого стремится виновный, совершая убийство.

Некоторые мотивы и цели, перечисленные в ч.2 ст.105 УК РФ, относят убийство к квалифицированному виду. Подробнее о них – ниже.

Эмоция– это душевное переживание, чувство. Большинство ученых относят эмоциональное состояние виновного к характеристике (признаку) субъективной стороны преступления. Другие усматривают в нем обстоятельство, характеризующее субъекта преступления.

Такое эмоциональное состояние как аффект (состояние сильного возбуждения, потери самоконтроля) относит убийство к привилегированному составу преступления против жизни (ст.107 УК).

Умысел как форма вины возникает у виновного только с момента начала совершения преступления (на стадии приготовления) и может конкретизироваться в процессе реализации цели убийства.

Единство цели не тождественно единству умысла. Наличие единой цели не означает наличие единого умысла. Например, один из наследников поставил перед собой цель – завладеть наследством путем убийства других наследников, которые проживают в различных, отдаленных друг от друга городах (странах). С этой целью виновный прибывает в один город (страну) и совершает убийство первого наследника. Через какое-то время он совершает второе, а затем – третье убийство. Цель одна, но умысла три. Каждый умысел возникает с начала выполнения конкретных приготовительных действий для совершения последующего самостоятельного убийства. Это необходимо учитывать при отграничении квалифицированного убийства двух или более лиц от простого повторного убийства (квалифицируемого по совокупности).

Таким образом, если объективная сторона преступления - это внешняя характеристика преступления, то субъективная сторона - это психическое отношение преступника к совершенному им преступлению. К признакам, образующим субъективную сторону относятся вина, мотив и цель преступления, а также эмоциональное состояние лица в момент совершения преступления.


2. ПОНЯТИЕ ВИНЫ

Преступление, в котором выражается волевая направленность действий либо бездействия лица, имеет свою внутреннюю субъективную сторону. Данная субъективная характеристика преступной деятельности определяется виновностью лица в совершении общественно опасного деяния, целью и мотивом.

Основным и обязательным признаком субъективной стороны любого преступления является вина. Без вины никто не может быть привлечен к уголовной ответственности. Вина - это психическое отношение липа к совершаемым им действиям (бездействию) и их общественно опасным последствиям.

В каждом совершенном преступлении вина проявляется в одной из ее форм - в форме умысла или неосторожности. Причем о виновности лица можно говорить лишь тогда, когда вина в любой из ее форм находит свое внешнее проявление. Если намерение, мысли лица не проявились вовне, то нельзя говорить о его уголовной ответственности. В связи с этим любые наступившие общественно опасные последствия можно вменить лицу лишь в том случае, если оно было виновно в их наступлении.

В соответствии со статьей 24 УК РФ виновным в преступлении "признается лицо, совершившее преступление умышленно или по неосторожности". При этом в соответствии с ч. 2 статьи 24 УК РФ совершенное по неосторожности деяние может быть признано преступлением лишь в случаях, когда это специально предусмотрено в соответствующих статьях Особенной части УК РФ.

Совершение преступления умышленно согласно ч. 1 статьи 25 УК РФ предполагает наличие у виновного прямого или косвенного умысла. Согласно ч. 2 статьи 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, "если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления".

Анализ содержания прямого умысла позволяет выделить два его элемента:

· интеллектуальный, выражающийся в осознании лицом характера общественной опасности своего действия или бездействия и в предвидении возможности или неизбежности наступления вредных последствий;

· волевой, который определяет желание липа наступления данных последствий.

Осознание лицом общественной опасности содеянного предполагает понимание им его антиобщественной направленности и вредности. Так, совершая кражу денег из кармана потерпевшего, виновный сознает, что он изымает чужие ценности тайно.

Осознавая общественную опасность содеянного, лицо вместе с тем сознает и противоправность своего поведения, ибо, например, при краже оно знает, что данные действия наказываются в соответствии с уголовным законом. Противоправность, таким образом, оказывается юридическим выражением общественной опасности совершаемых субъектом действий либо бездействия.

Для материальных составов преступлений осознание общественной опасности совершаемого деяния предполагает также и предвидение лицом возможности и неизбежности наступления вредных последствий. Виновный должен осознавать, что именно в результате совершенных им действий или бездействия наступят определённые последствия.

Так, за умышленное убийство был осужден 3., который в связи с неоднократными требованиями А. вернуть данную в долг крупную сумму денег решил его убить, для этой цели З. подстерёг А. в подъезде его дома, вытащил из кармана нож и нанес им в грудь А. четыре удара. От полученных ранений А. на месте скончался.

Анализ содеянного показывает, что 3., нанося удары ножом, осознавал общественно опасный характер своих действий, ибо они являются опасными не только для здоровья, но и для жизни, предвидел возможность наступления смерти А., так как в области груди расположены жизненно важные органы, и, желая убить ею, именно туда наносил удары ножом.

В соответствии с ч. З статьи 25 УК РФ преступление признается совершенным с косвенным умыслом, "если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично".

Анализ косвенного умысла позволяет также выделить два его элемента: интеллектуальный характеризуется тем, что лицо осознает общественно опасный характер своего поведения и предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. Что же касается волевого, то он состоит в том, что, не желая наступления вредных последствий, лицо, тем не менее, сознательно их допускает либо относится к ним безразлично. Следовательно, общественно опасные последствия выступают здесь не как достижение цели совершаемого деяния, а как побочный результат деятельности, направленной на достижение другой цели. Лицо не заинтересовано в наступлении конкретных последствий, лишь допуская возможность их наступления либо относится к ним безразлично, поэтому и не проявляет своего стремления к ним, так как не желает их. Так, за умышленное убийство был осужден К., который в процессе разбойного нападения ударил У. куском металлической трубы по голове. У, получил перелом костей основания черепа и скончался. В данном случае К. осознавал общественную опасность своих действий (ударил У. тяжёлым предметом по голове), но не желал его смерти, а лишь сознательно допускал возможность ее наступления, поскольку бил У. тяжёлым предметом по голове.

Если интеллектуальный элемент прямого и косвенного умысла но своему характеру полностью совпадают (осознание общественной опасности совершаемого деяния и предвидение возможности наступления вредных последствий), то именно волевой - служит фактором, позволяющим отграничивать рассматриваемые виды умысла друг от друга. Деление умысла на виды имеет важное значение, это необходимо не только для точной квалификации содеянного, индивидуализации ответственности и наказания, но и для правильного понимания других институтов уголовного права, например, соучастия, совершения неоконченного преступления и др. Вместе с тем, вид умысла оказывает определенное влияние на степень общественной опасности содеянного. В тех случаях, когда виновный не желает наступления конкретных последствий, а лишь сознательно их допускает либо относится к ним безразлично, как это имеет место при косвенном умысле, общественная опасность деяния меньше, чем это имеет место при прямом умысле, когда субъект желает наступления этих последствий.

При определении некоторых составов преступлении УК конкретно указывает на характер умысла. Похищение чужого имущества (ст. 158 УК РФ) совершается только с прямым умыслом.

Разрешая вопрос о содержании и виде умысла, необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, не только предшествующее преступлению поведение виновного, но и характер, способ совершения преступления, применявшиеся орудия и средства и т. п.

В зависимости от времени возникновения умысел делится на заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что лицо на протяжении определенного времени до совершения преступления вынашивает свой замысел, обдумывает отдельные его детали и способы реализации. Внезапно возникший умысел возникает непосредственно перед совершением преступления и сразу же осуществляется. Например, данный вид умысла имеет место при совершении преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ. В данном случае вследствие внезапно возникшего аффективного состояния у субъекта возникает умысел на убийство.

Рассмотренное выше деление умысла имеет важное практическое значение. Так, степень общественной опасности при совершении преступления с заранее обдуманным умыслом выше, нежели при внезапно возникшем. Кроме того, например, при внезапно возникшем умысле лицо не может готовиться к совершению преступления и, напротив, не может быть совершено преступление в состоянии сильного душевного волнения при заранее обдуманном умысле.

Исходя из четкости предвидения характера общественно опасных последствий, различается умысел определенный и неопределенный.

При определенном умысле виновный ясно представляет себе характер последствий своих действий либо бездействия и за наступление именно этих последствий лицо и несет ответственность. Если же оно предвидит наступление одного или двух конкретных последствий, т. е. альтернативно, то наказание определяется в зависимости от наступивших последствий. Например, нанося удар ножом в грудь, виновный предвидит, что он может тем самым причинить как тяжкий вред здоровью потерпевшему, так и средней тяжести, не конкретизируя возможные последствия в своем сознании.

При неопределённом умысле, следовательно, лицо желает наступления любых последствии, не конкретизируя их в своем сознании и желании. В данном случае ответственность определяется наступившими последствиями, например, нанося удар ножом в плечо, виновный предвидит, что может причинить как легкий вред здоровью, так и тяжкий, либо средней тяжести.

Совершение общественно опасного деяния по легкомыслию или небрежности образует неосторожные преступления. В соответствии со статьей 26 УК РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, "если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, но без достаточных к тому оснований рассчитывало на предотвращение этих последствий".

Анализ интеллектуального признака данной формы вины показывает, что предвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий сближает ее с прямым и косвенным умыслом. Однако, если при обоих видах умысла это предвидение носит реальный характер, то при легкомыслии носит абстрактный характер, поскольку лицо не осознает в подобной ситуации действительного развития причинной связи. Что же касается волевого признака, то, в отличие от прямого умысла, где виновный прямо желает наступления вредных последствий, а при косвенном, хотя и не желает, но сознательно допускает их наступление либо безразлично относится к ним, при легкомыслии лицо не просто не желает наступления данных последствий, но еще и рассчитывает на их предотвращение., Причем данный расчет должен быть связан с собственными усилиями виновного, действиями других лиц, машин, механизмов и другими реальными обстоятельствами, которые действительно способны предотвратить возможные последствия содеянного, но в создавшейся ситуации они не смогли помешать наступлению данных последствий. Если же лицо надеется на "авось"- случай, то речь должна идти не о легкомыслия, а о косвенном умысле.

Примером легкомыслия является следующий случай. Сварщик Ж., выполняя сварочные работы на высоте, легкомысленно сбросил вниз мешавший ему кусок арматуры, который упал на прораба Е. и нанёс ему тяжкие телесные повреждения. В данном случае Ж. предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но без достаточных к тому оснований рассчитывал на предотвращение этих последствий.

Согласно ч. 3 статьи 26 УК РФ "Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствии своих действий либо бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло эти последствия предвидеть".

Анализ данной формы неосторожной вины свидетельствует об отсутствии, в отличие от прямого и косвенною умысла, а также легкомыслия, интеллектуального и волевого моментов то есть лицо не только не осознает общественную опасность своего поведения, поскольку не предвидит возможности наступления вредных последствии, но и не желает их наступления. Однако виновный обязан был и мог их предвидеть, что и определяет его психическое отношение к содеянному как виновное поведение.

Для установления вины в форме небрежности следует исходить из объективного и субъективного критериев. Объективный критерий небрежности состоит в обязанности лица при необходимой внимательности и предусмотрительности предвидеть возможность наступления вредных последствии, которые вытекают из требований закона, в связи с занимаемой должностью, из жизненного опыта и т. п.

Предполагается, что субъект, проявляя необходимую внимательность и предупредительность, может предвидеть возможность наступления вредных последствий, если любое другое лицо, оказавшись в подобной ситуации, также предвидело бы эти последствия. Субъективный критерий предполагает наличие возможности у конкретного субъекта предвидеть наступления общественно опасных последствий, которые оно обязано было не допустить. Такая возможность предвидения последствий поведения определяется индивидуальные особенностями лица и обстановкой, в которой действовало либо, напротив, бездействовало лицо.

Если при установлении небрежности объективный критерий позволяет определить, как должно было вести себя в конкретных условиях лицо, то разрешение вопроса о том, могло ли оно, в данном случае предвидеть общественно опасный характер своего поведения и вредные последствия, возможно только на основе субъективного критерия. Поэтому для правильной оценки неосторожности в форме небрежной вины необходимо исходить из взаимосвязи обоих рассматриваемых критериев.

Так, за неосторожное убийство был осужден Г, который, производя ремонт электропроводки в подвале общежития, оставил оголенный провод. Во время обеденного перерыва в подвал зашел X. и наступил на провод, в результате чего был смертельно травмирован электрошоком.

Наряду с виной, субъективную сторону преступления образуют цель и мотив. Цель - это представление о результате преступной деятельности, к достижению которого лицо стремилось, совершая свои общественно опасные действия либо бездействие.

Значение цели определяется тем, что она характеризует волю виновного, определяя его поведение при совершении преступления.

Мотив - это побуждения, которыми руководствовалось лицо, совершая преступление. Между целью и мотивом всегда существует внутренняя связь.

По своему содержанию мотивы и цели преступления носят самый различный характер и подлежат доказыванию в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела. И хотя они и являются дополнительными признаками субъективной стороны, но они играют важную роль в оценке психологического поведения лица. Однако, если мотив и цель указаны непосредственно в статьях Особенной част УК, то наряду с виной выступают в качестве основных признаков, без которых преступление отсутствует. Например, для наступления уголовной ответственности за дезертирство необходимо установить, что самовольное оставление службы или неявка в часть были совершены с целью уклонения от военной службы (ст. 312 УК РФ).

В отдельных случаях цель и мотив образуют квалифицирующий состав преступления. Например, торговля несовершеннолетними с целью последующего их вовлечения в совершение преступления или иных антиобщественных действий, образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 152 УК РФ. Наряду с этим, определенные цели и мотивы, указанные в статьях 61 и 63 УК, играют роль обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание.

Правильное установление целей и мотивов преступлений имеет также важное значение для установления причин и обстоятельств, способствующих совершению преступлении, и для принятия мер по предупреждению их совершения.

Таким образом, уяснение любого преступного деяния связано прежде всего с правильным определением тех общественных отношении, ценностей и благ, на которые совершено посягательство, характера совершенных действий либо бездействия, вины, цели и мотива посягательства, а также с характеристикой личности, совершившей данное преступное деяние.

3. ПОНЯТИЕ ОШИБКИ И ЕЕ ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Совершая преступление, виновный не всегда может точно представить себе развитие события преступления, причинную связь между деянием и последствием, а также другие обстоятельства преступления. Не всегда он знает о наказуемости преступления, квалификации и сроках наказания.

Принцип ответственности за вину (субъективное вменение) требует оценки не только истинных, но и ошибочных представлений лица о характере совершаемого деяния и его социальном значении. В связи с этим, рассматривая понятие вины, необходимо дать и понятие ошибки, определить ее влияние на уголовную ответственность. В УК нет специальных норм, регламентирующих вопросы уголовной ответственности при наличии ошибки. Поэтому понятие ошибки и ее влияние на уголовную ответственность даны в теории уголовного права.

При определении ответственности за умышленное преступление возникает вопрос о влиянии на ответственность ошибки субъекта (юридической или фактической).

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершенного им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренных за данное деяние.

Если лицо ошибочно полагает, что оно совершает преступление, в то время как в действительности законодатель эти действия к преступным не относит (мнимое преступление), оно не может быть привлечено к уголовной ответственности, так как в этом случае отсутствует уголовная противоправность (необходимый признак любого преступления). И напротив, неправильное представление лица о непреступности деяний, в то время как они являются таковыми, не исключает возможности отвечать в уголовном порядке.

Неправильное представление о квалификации содеянного (юридической оценке), о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершенное преступление, также не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности.

Фактическая ошибка — это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков. В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, относящимся к отягчающим и смягчающим обстоятельствам:

Ошибка относительно объекта посягательства не меняет формы вины, она определяет лишь ее содержание. Данная ошибка может быть в неправильном представлении лица того объекта, на который оно посягает (лицо полагает, что посягает на жизнь работника милиции, в то время как оно реально причинило смерть другому гражданину). Ответственность в этих случаях определяется в соответствии с направленностью умысла и содеянное квалифицируется как покушение на преступление, так как фактически вред не причиняется тому объекту, на который хотел посягнуть виновный;

Ошибка в предмете посягательства — это заблуждение лица относительно характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые посягало лицо. К этой разновидности ошибок относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (иногда эту ошибку называют "негодный" объект, "негодный" предмет). В этих случаях не наступают те последствия, которые охватывались сознанием виновного, а поэтому содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления;

Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву (например, ошибочно убивает другого). Как и при ошибке в предмете посягательства, ошибаясь в личности потерпевшего, виновный причиняет вред намеченному объекту (в приведенном примере виновный посягает на жизнь). Следовательно, такая ошибка не оказывает влияния на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления (хотел убить работника милиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним);

Ошибка в средствах совершения преступления имеет место в случаях, когда лицо использует иные, незапланированные средства (то, с помощью чего и чем осуществляется воздействие на предметы посягательства и потерпевшего). Как правило, для уголовного права ошибка в выборе средств не влияет на квалификацию содеянного (чем был убит потерпевший, кухонным ножом или кинжалом и т. д ). Если лицо ошибочно, например, использует поваренную соль в качестве яда, полагая, что большая доза смертельна, то в этом случае лицо должно отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство). Если лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, выбирает в качестве средства совершения преступления, например, молитвы, наговоры, заговоры, гадания и проч., которые по своей сути являются лишь обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно-правовым деяниям. В уголовном праве подобные действия принято называть покушением с ничтожными средствами;

Ошибка в причинной связи означает неправильное представление лица о причинной связи между деяниями и последствием. Однако это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности развития причинной связи. Для признания лица действующим умышленно достаточно установить, что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи, что преступное последствие может наступить именно в результате его действий. Ошибка в причинной связи может быть лишь в случае, когда лицо общие закономерности представляет неправильно. Если лицо ошибается не в результате своих действий, не в его свойствах, а только в развитии причинной связи, которая, по его мнению, и должна была привести к этому результату, то такая ошибка не меняет форму вины, не исключает уголовной ответственности;

Ошибка в квалифицирующих признаках преступления выражается в том, что лицо заблуждается относительно отсутствия квалифицирующего обстоятельства, полагая, что оно совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются сознанием виновного. В этих случаях, учитывая, что у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам, содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление без квалифицирующих признаков.

Данная разновидность ошибки может проявиться в неверном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, тогда как фактически они отсутствуют. При таком ошибочном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых на самом деле нет, они не предусмотрены законом, содеянное надлежит квалифицировать как простой вид данного преступления (это мнимое квалифицированное преступление — разновидность юридической, а не фактической ошибки).

В уголовно-правовой литературе уже значительное время отмечается, что ошибки в квалификации содеянного как причинения тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего, либо как убийства вызваны неправильным представлением о моменте наступления смерти. Так, А. А. Пионтковский и В. Д. Меньшагин еще в 1955 г. писали, что порой содеянное квалифицируется как убийство только потому, что смерть потерпевшего от причиненного тяжкого телесного повреждения наступает немедленно, и, наоборот, - как тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, когда смерть наступает спустя какое-то время. Как отмечают исследователи, такой подход к решению вопроса о форме вины по отношению к наступлению смерти имеет место и в современной практике.

Необходимо помнить, что, признавая смерть потерпевшего вторичным, производным, дополнительным последствием, нельзя отдаленность его от деяния обусловливать обязательным разрывом во времени, - такого разрыва может и не быть, смерть может наступить немедленно. И, наоборот, ответственность за убийство может наступить после значительного разрыва во времени между нанесенным потерпевшему тяжким вредом здоровью и наступившей смертью. В этих случаях решение вопроса о правильной квалификации содеянного надо увязывать с установлением характера телесных повреждений, наносимых в жизненно важные органы человеческого тела, когда виновный сознает несовместимость причиняемых им повреждений с жизнью потерпевшего. О том, что телесные повреждения опасны для жизни человека и что это известно каждому вменяемому и достигшему определенного возраста, свидетельствуют, например, обширные повреждения головы. С. В. Бородин пишет, что характер таких повреждений вполне понятен, так как по направленности, интенсивности и по примененным средствам (орудиям) исключается какой-либо иной, кроме смертельного, исход.

Общим правилом для всех разновидностей фактической ошибки является: ответственность должна определяться в соответствии с виной, т е. исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления.

Все виды рассмотренных ошибок (юридической и фактической) так или иначе характеризуют сознание лица, поэтому вопрос об ошибке возникает только в случаях совершения умышленных преступлений


4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЕ СОВЕРШЕННОЕ С ДВУМЯ ФОРМАМИ ВИНЫ

Исходя из психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию, в подавляющем большинстве своем преступления характеризуются умышленной или неосторожной виной. При этом, в зависимости от конструкции состава преступления в Особенной части УК РФ, одни преступления могут совершаться только умышленно, например, нанесение побоев (ст. 116 УК РФ), другие - только по неосторожности, например, неосторожное повреждение или уничтожение имущества (ст. 168 УК РФ), третьи, - как умышленно, так и по неосторожности, например, заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ). Однако в некоторых случаях объективные признаки совершаемого деяния носят сложный характер, когда требуется устанавливать отдельно форму вины по отношению к совершаемым лицом действиям или бездействию, а также по отношению к наступившим последствиям. Ответственность за содеянное в подобных ситуациях определяется исходя из требовании ст. 27 УК РФ, в соответствии с которой, "если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо не предвидело, ни должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий либо в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому основании самонадеянно рассчитывало на их предотвращение". В целом законодатель преступление совершённое с двойной формой вины относит к разряду умышленных преступлений. Такое положение складывается в двух ситуациях:

· когда в диспозиции статьи Особенной части УК указывается на преступность не только действия или бездействия, но и наступивших последствии, например, статьи 213, 239, 254 УК РФ и др.,

· когда последствия рассматриваются в качестве квалифицирующего признака состава преступления, например, ч. 4 статьи 111 УК.

Особенность рассматриваемых преступлений, таким образом, состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершаемым действиям (бездействию) и к наступившим последствиям. Необходимость установления двойной формы вины вызывается тем, что уголовная ответственность за совершение рассматриваемых составов преступлений обусловлена не просто нарушением виновным лицом каких-то правил, предписаний, обязанностей либо совершением или несовершением определённых действий, а и наступившими в результате этого последствиями.

В связи с этим при совершении преступлении с двойной формой вины психическое отношение лица к совершаемым действиям либо бездействию определяет в значительной мере и психическое отношение к наступившим последствиям. Так, при умышленной вине в отношении совершаемых действии либо бездействия в отношении последствий возможна только неосторожная вина. В целом же совершенное преступление при таком развитии субъективной стороны относится к числу умышленных.

Неосторожная вина в отношении действий либо бездействия исключает возможность умысла относительно последствий, ибо здесь может быть только неосторожность.

Двойная форма вины имеет значение не только для правильной квалификации преступления, но и назначения наказания виновному.

Так М. находясь вместе с односельчанами на горном пастбище, для того чтобы отомстить Д. за обидные слова, которые тот произнёс в адрес М. в кругу односельчан, решил нанести Д. обидное для джигита ранение, и когда Д. во время сна лежал на животе М. нанёс ему удар ножом в ягодицу повредив при этом Д. центральную кровяную артерию. От потери крови Д. скончался. М был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В данном случае у М. был умысел на нанесение Д. телесных повреждений, хотя он знал или обязан был знать в данной ситуации о возможности наступления более тяжёлых последствий. Это типичный пример двойной формы вины.

По действующему уголовному законодательству ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, регулируется ст.27 Уголовного кодекса Российской Федерации. Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Однако в науке уголовного права есть и противоположное мнение о том, что причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, – это преступление с единой, а вернее сказать, с одной формой вины.

Так, В.Лукьянов отмечает, что в деянии, предусмотренном ч.4 ст.111 Уголовного кодекса, никакого "раздвоения" вины нет. Лицо совершает действие, влекущее причинение вреда здоровью, который является не только тяжким, но и опасным для жизни. Если смертельный исход не наступает, форма вины определяется по характеру отношения лица к совершаемому им причинению тяжкого вреда здоровью. Но и при смертельном исходе вина определяется таким же образом. Изменение состояния пострадавшего с момента причинения вреда здоровью и до наступления смертельного исхода определяется его возрастом и здоровьем, своевременностью и качеством оказания медицинской помощи и т.д. В этом процессе единственным моментом, зависящим от воли лица, является его начало - причинение опасного для жизни вреда здоровью. На все остальное виновный непосредственного влияния оказывать уже не может. Следовательно, форма вины должна определяться по характеру отношения виновного к причинению такого вреда здоровью, которое создает угрозу для жизни. Здоровье является основным, а жизнь - дополнительным объектом посягательства. Характер отношения виновного к смерти пострадавшего не может рассматриваться в качестве юридической категории формы вины, так как не имеет самостоятельного значения, а вытекает из отношения к причинению вреда здоровью. Если лицо имело целью причинение тяжкого вреда здоровью, следовательно, оно должно было сознавать возможность смертельного исхода.

На наш взгляд эта точка зрения не может быть признана приемлемой, т.к. законодатель уже в самой формулировке ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации заложил двойную форму вины: причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

5. НЕВИНОВНОЕ ПРИЧИНЕНИЕ

В практике бывают случаи когда лицо причиняет определённый вред, но в то же время оно не является виновным в причинении данного вреда. В статье 28 УК РФ законодатель устанавливает, что

"1. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий либо бездействия или не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

2. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий либо бездействия, но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам".

Иными словами, в указанной ситуации экстремальные условия оказываются большими, чем психофизиологические качества лица, и в результате его деятельности наступают вредные последствия. И поскольку при их наступлении виновность лица отсутствует, его действия либо бездействие не признаются преступными.

Примером невиновного причинения вреда может быть следующий случай. Н. шёл по просёлочной дороге, которая пролегала вдоль оврага. В это же время К. и З. катили по дну оврага бочку с бензином, которую они украли со склада ГСМ. Н. бросил в овраг окурок, в результате чего бочка с бензином взорвалась. К. и З. погибли в результате взрыва. Следователем было вынесено постановление о привлечении Н. к уголовной ответственности по статье 109 УК РФ. Однако суд правомерно посчитал, что в указанной ситуации Н. не осознавал и по обстоятельствам дела не мог осознавать общественной опасности своих действий. Налицо невиновное причинение вреда.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Преступление и состав преступления являются фундаментальными категориями уголовно-правовой науки. Их исследованию посвящено немало монографий, пособий, статей, и эту тему можно по праву назвать избитой. Однако исследовательский интерес к преступлению и его составу не только не угас, но и возрос в период реформирования отечественной правовой системы. И какие же можно сделать выводы?

Прежде всего - под составом преступления понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно-опасное деяние как конкретное преступление. При наличии таких признаков совершенное виновным деяние характеризуется как преступление и является основанием для наступления уголовной ответственности (ст.8 УК РФ). Деяние признается преступлением, если оно общественно опасно, совершенно виновно и определено как конкретное преступное деяние в Уголовном Кодексе Особенной части. То есть состав преступления отражает виновность, уголовную противоправность и общественную опасность определенного деяния.

Состав преступления состоит из четырех элементов: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Объект преступления то, на что посягает лицо, совершающее преступление и чему причиняется или может быть причинен вред в результате общественно-опасного деяния. Объективную сторону преступления образуют признаки, характеризующие его с внешней стороны. К ним относятся: общественно-опасное деяние (действие или бездействие), общественно опасные последствия (преступный результат), причинная связь между ними, способ, орудия и средства, место, время и обстановка совершения преступления. Субъектом преступления по уголовному праву считается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние и способное нести за него уголовную ответственность, т.е. характеризующееся указанными в законе признаками. Субъективная сторона - это психическое отношение преступника к совершенному им преступлению.

Анализируя конкретный состав преступления, соответствующие органы проводят квалификацию. Правильно квалифицировать преступное деяние означает установить фактические обстоятельства совершенного общественно опасного деяния, его объективные и субъективные свойства в процессе расследования и судебного разбирательства уголовного дела и применение уголовно-правовой нормы под признаки которой попадает совершенное деяние.

Таким образом, элементы состава преступного посягательства на общественные ценности, в совокупности образуя состав преступления, являются единственным основанием уголовной ответственности, служат для правильной юридической квалификации преступного деяния, являются основанием для определения судом вида и размера наказания или другой меры уголовно-правового характера. Точное определение состава преступления является одной из гарантий обеспечения прав и свобод человека и гражданина, соблюдения и укрепления законности и правопорядка в демократическом правовом государстве.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция Российской Федерации. М., 1996.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2000.

3. http://www.allpravo.ru/diploma/doc45p1/instrum139/item692.html - _ftnref5 Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. М., 2004.

4. Бородин С.В. Преступления против жизни – М.: Юристъ. – 1999.

5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. N 8.

6. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 5 // 2004.

7. Галиакбаров Р.А. Особенности квалификации многосубъектных преступлений // Российская юстиция. 2002, №10.

8. Здравомыслова. Б.В. Уголовное право Российской Федерации. М., 2000.

9. Истомин. А.Ф. Общая часть уголовного права. М., 2002.

10. Карпушин К.Н. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 2002.

11. Комментарии к Уголовному Кодексу РФ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева М.С. М.:Норма, 2005.

12. Лукьянов В. Технический прогресс и уголовное законодательство // Российская юстиция. – 1999, №10.

13. Лукьянов В.Н. Исключить из УК статью об ответственности за преступления с двумя формами вины // Российская юстиция 2002, №3.

14. Николаев А.В. Уголовное законодательство // Российская газета. – 2003, № 121.

15. Новоселов Г.С. Без преступных последствий нет преступления// Российская юстиция. 2001, №3.

16. Петров А.В. Изменения в уголовном законодательстве // Российская газета, № 113, 2003.

17. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. – М., Госюриздат, 1961.

18. Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2003.

19. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001.

20. Рарог А.И., Нерсесян В.А. Неосторожное сопричинение и его уголовно-правовое значение// Законодательство. – 1999, № 12.

21. Селезнев М.Н. Умысел как форма вины//Российская юстиция.–1997, №3.

22. Титов Б.Н. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: субъективные признаки преступления // Журнал российского права.– 2001, №12.

23. Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины// Законодательство. – 2001, №5.

24. Федотов А.В. Виды причинной связи между деянием и наступившими вредными последствиями// Журнал российского права.

25. Щепельков В.Ф. Субъект преступления: преодоление пробелов уголовного закона //Журнал российского права. – 2003, № 12.

26. Якубов А.Е. Состав преступления и обратная сила уголовного закона" // Вестник Московского университета. – 2004, №4.

27. Ялин А.В. Субъект преступления как условие уголовной ответственности // Российская юстиция. – 2007, №1.